Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 18, в которой мы отдаем кое-какие старые долги : Александр Белогоров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




ГЛАВА 18,

в которой мы отдаем кое-какие старые долги

Домчались до домика лысого сообщника разбойников мы быстро. Только выспаться, конечно, не успели. Тут мое вмешательство потребоваться было не должно, но я решил, что стоит проконтролировать ситуацию. Эльза с радостью договорилась разыграть негодяя по моему плану, однако с Боней, как всегда, возникли сложности. Но в конце концов монашек придумал себе оправдание, что это есть «ложь во спасение», а потому в небольших количествах вполне допустима. Удивляюсь я на таких людей: без теории и шагу не ступят, но уж если подвели под что-то научное обоснование, то могут делать что угодно!

Хозяин домика дрых самым наглым образом, и от этой несправедливости захотелось задать ему жару еще сильнее.

– Эй, открывай! – закричал Боня и забарабанил в дверь.

Заспанный хозяин появился на пороге, и его взору предстали сердитый монашек и Эльза, которую он еще недавно вез во дворец. Очевидно, мерзкий тип ожидал, что разбойники притащили очередную жертву, поэтому изумление было неподдельным.

– Так тебя уже отпустили? – поинтересовался он у Эльзы. На Боню же смотрел как-то уж очень подозрительно, припоминая, очевидно, где же видел это лицо. К счастью, мысленно одеть визитера в платье он не догадался.

– Ты еще ничего не знаешь? – Девушка сделала огромные глаза.

– А что я должен знать? – забеспокоился лысый толстяк.

– Маркизу было видение, – мрачно произнес Боня. – Теперь он раскаялся", станет называться Сигизмундом Благочестивым, отпустил всех девушек и хочет загладить свои прегрешения.

– А как же я? – волновался разбойничий сообщник. Еще бы, такой бизнес идет прахом!

– Поэтому я и пришла! – сообщила Эльза. – Вы были ко мне так добры, что я решила вас предупредить!

– О чем же? – Беспокойство толстяка все усиливалось. Даже лысина покрылась испариной. Слова же о собственной доброте он воспринял как должное.

– Таких, как вы, будут вылавливать, заточать в подземелье, а тюремщиками решено назначить тех девушек, которые попали во дворец благодаря вам, – сурово произнес Боня и нехорошо усмехнулся. А вы говорите, не артист!

– Я погиб! – Хозяин дома привалился к косяку и готов был зарыдать.

Наверное, если бы у него оставались волосы, он бы сейчас рвал их на себе. Перспектива вырисовывалась нерадужная. Было бы время – стоило бы организовать такое заточение для ему подобных. Да и для его светлости тоже.

– Так что ты немедленно должен бежать! – посоветовала Эльза. – Но учти: во владениях маркиза тебя везде отыщут!

– А во владения князя мне нельзя! – жалобно взвыл толстяк. – Там меня арестуют, накажут и… заставят работать! – Наверное, последняя угроза была самой страшной. Судя по его физиономии, этот тип в жизни не трудился.

– Есть и другой путь – печально вздохнул Боня. – Но он тернист и полон лишений!

– Что я должен сделать? – Бандитский сообщник ухватился за эту возможность, как утопающий за соломинку.

– Ты должен одеться в рубище, раздать бедным все неправедно нажитые деньги и на коленях ползти до дворца маркиза, – сурово сказал монашек. – Только тогда правитель тебя помилует.

– Я сама слышала! – подтвердила Эльза.

– Но как же… как же… – Хозяин дома не выдержал и расплакался, но к этому типу никто из нас не испытывал никакой жалости.

– В общем, выбирай сам! – жестко сказала девушка. – Но поторопись: думаю, за тобой придут не позже чем через час.

И, оставив сломленного мерзавца перед нелегким выбором и отпустив карету, мы двинулись по разбойничьей тропке в сторону границ княжества. Настроение у всех было превосходное, и даже Боня зудел значительно меньше обычного. Разве что слегка жаловался на то, что все добрые люди уже давно позавтракали, а кое-кто даже собирается обедать, а у него, несчастного, с утра во рту маковой росинки не было.

Около разбойничьей избушки нас ждал неприятный сюрприз. Я, признаться, ожидал, что это место будет разгромлено, а рядом на всякий случай выставят караул. Но ничего подобного не произошло. Все выглядело, как и прежде. Неужели самый молодой разбойник по пути образумился, освободился, так сказать, от моего влияния и не пошел закладывать подельников? Это необходимо было выяснить. Оставлять разбойничье гнездо в целости и сохранности мы не собирались. Наказав Боне с Эльзой получше спрятаться, я отправился на разведку.

Заглянув в окно, ваш покорный слуга обнаружил, что вся компания в сборе и у них происходит нечто вроде большого совета. Четверо из разбойников и бабка собрались за столом, а мой бывший посланник сидел поодаль с огромным фингалом под правым глазом. Вид у него был очень побитый. Такое впечатление, что остальная компания отрабатывала на нем удары.

– Я же говорю, что за мной явился демон! – оправдывался обманутый мной разбойник. – А вы все уже находились в аду!

– И ты побежал нас закладывать. – Главарь сплюнул на пол, за что получил от грозной старухи затрещину, которую безропотно стерпел.

– Только так я мог спастись от ада! – захныкал побитый.

– Вот мы тебе здесь устроим такой ад! – злобно прошипел тот злодей, которому досталось от меня бабкиной клюкой. Судя по размерам шишки, удар у меня тогда получился отменный. – Если бы стражники не приняли тебя за допившегося дурака, стоять бы нам сейчас перед княжеским судом!

Ах вон оно что! Я даже не слишком осуждаю стражников: представляю, что им наплел этот перепуганный тип! Но кто-нибудь из них проверить был все-таки должен!

– Да что возьмешь с идиота! – махнул рукой негодяй, которого я запер в погребе вместе с главарем. – Надо кумекать, что дальше делать.

– Что дальше! Что дальше! – запричитала бабка. – Проворонили, олухи! А что, если они уже у княжеской стражи, растолковывают, как к нам пройти? Бежать придется! Сколько здесь прожила, а теперь из-за безмозглых скотов…

– Да девка-то у маркиза! – на этот раз заговорил разбойник, доставлявший Эльзу к толстяку. – А от него такая быстро не уйдет!

– А про парня забыл? – накинулась на него старуха.

– Так он же к маркизу пошел. В женском платье! Я его после узнал! – воскликнула жертва моей хитрости. – Вот ведь извращенец! – (Хорошо, что Боня этого не слышит!)

– Молчи ….! – цыкнул на него главарь и на этот раз не отказал себе в удовольствии пнуть не оправдавшего доверия подчиненного. – Ты бы и сам себя не узнал!

– Куда бежать-то? – Тот, кто все время сидел в погребе, попытался перевести разговор в деловое русло. Так как ему ни разу от меня не досталось (какое упущение!), он был настроен наиболее миролюбиво.

– В лесу схорониться! – предложил разбойник с шишкой.

– И сидеть там до скончания века! Вы как хотите, но мне это не по годам! – возмутилась старуха.

– А если к герцогу пробиваться? – подал голос бандит, ударенный об стол.

– Нас там сразу заметут! – отрезал главарь. – С их правителем шутки плохи!

– Но не повесят же!

– Не повесят, но заставят служить, и только попробуй взяться за прежнее! – Так вот, значит, как его высочество пополняет ряды армии и шпионов!

Повисло тягостное молчание.

– Остается маркиз, – решил главарь. – В крайнем случае прибьемся к кому-нибудь.

– Вот и давайте собираться! – Бабка принялась погонять своих нерадивых помощников. – Да поживее!

Отпускать их за границу совершенно не входило в мои планы. Если во владениях маркиза царит такой бардак, то шансы на их поимку и наказание очень невелики. Конечно, хорошо было бы просто отправить мою парочку на поиски какой-нибудь власти, чтобы сюда выслали отряд солдат и всех замели. Слишком долго! Эти гады тем временем уйдут. Думай, Люцифуг, соображай скорее!

Бандиты между тем засуетились. Не знаю, как все это могло прятаться в маленькой ветхой избушке, но откуда-то из погреба, из сундуков появилось оружие, ценности и целый ворох самой разнообразной одежды, принадлежавшей когда-то ограбленным и убитым. Это-то и подсказало мне очередной небольшой и несложный, но очень симпатичный план. Слушайте сами.

Окно было распахнуто, так что проникнуть в избушку не составило ни малейшего труда. Гораздо сложнее оказалось не столкнуться ни с кем из мечущихся взад-вперед разбойников. Мне пришлось применить все искусство лавирования в толпе и даже немного полетать. Последнее, надо сказать, было не слишком-то удобно, если учесть, что и стоя на полу я едва не доставал до потолка головой. Но чего не сделаешь ради торжества справедливости!

Наконец я оказался рядом с грудой тряпья. Чего тут только не было: и простая плохонькая одежонка, и богатые камзолы, и даже одна монашеская ряса. Эта шайка нападала на всех без разбора. Улучив удобную минутку, я принялся выбирать себе облачение. В принципе подошло бы любое, но я хотел создать как можно более сильное впечатление. И потом, есть же еще соображения эстетики! В конце концов я выбрал сапоги со шпорами и шлем, принадлежавшие некогда какому-то незадачливому воину, богато расшитый камзол, кожаные штаны, а также взял из груды оружия не слишком тяжелую пику. Следом за тем я сунул в печь дубинку, поджег ее конец и заорал громовым голосом:

– Пришел час расплаты!

Разбойники застыли в тех позах, в которых их застал крик. И было от чего! Представьте себе, что перед вами стоят сапоги, штаны, камзол, над этим висит шлем, неподалеку плавает в воздухе пика, а всю сцену освещает самодельный факел! И что самое неприятное для зрителя: у чучела нет ни головы, ни рук, а только громкий голос.

– Наступил час расплаты! – повторил я для тех, кто не понял с первого раза. А то кто их знает, может, разбойники глуповаты, а бабка глуховата. – Души замученных вами забирают вас в преисподнюю, где стоит плач и скрежет зубовный! И нет оттуда спасения! – Это я у Бони выражений поднабрался. Жаль, его рядом нет, а то бы еще каких страшилок присоветовал.

– Я же говорил! Я же говорил! Это он! – забился в истерике молодой злодей. Остальные пока никак не могли выйти из ступора. – Я все исполнил! Я покаялся! Только стражники не поверили!

– Пламя адского огня, – я для убедительности помахал головней под самым носом у главаря, даже слегка подпалив ему бороду, – готовится пожрать вас!

Тут наконец до разбойников дошли все безрадостные перспективы немедленного сошествия в преисподнюю. Самый молодой рухнул на колени и даже попытался поцеловать мой сапог. Остальные тут же последовали его примеру. Я на минуту почувствовал себя рок-звездой, осаждаемой истеричными фанатами. Успех был полный, главное, чтобы не затоптали.

– Что мы должны сделать, чтобы получить отсрочку? – скулил главарь.

– Пожалейте меня, несчастную! – вторила бабка.

– Вам дается последний шанс! – важно произнес я. – Вы немедленно пойдете сдаваться властям и каяться во всех прегрешениях!

– Нас отправят на каторгу!

– Или даже повесят!

– Выбирайте: ад или каторга! – взревел я. – Считаю до трех! Раз!

Но досчитать мне не дали. Разбойники подхватили на руки старушку, выскочили из дома и со всех ног помчались по дороге. Чтобы подогреть их энтузиазм, ваш покорный слуга старался не отставать, завывал дурным голосом и покалывал филейные части отстающих пикой. Словом, вел себя очень буйно, но нужно же нормальному демону хоть иногда отрываться!

До ближайшего патруля мы домчались очень быстро. Я заблаговременно освободился от оружия и человеческого одеяния и решил на этот раз проконтролировать процесс сдачи. А посмотреть было на что! Бандиты повалились перед стражниками на колени и наперебой принялись каяться в преступлениях. Ошалелые представители законной власти взирали на этот балаган с недоумением, а кое-кто из них даже боязливо оглядывался.

– Да это же утренний псих! – Один из стражников узнал молодого разбойника, даром что тот был здорово изукрашен товарищами.

– Так и не проспался! – покачал головой другой.

– И других привел! Это что, заразно? – Третий стражник брезгливо посмотрел на валяющихся в пыли злодеев и сделал шаг назад.

– Может, Генрих с соседней заставы разыгрывает и актеров подговорил? – воскликнул первый стражник. – С этого шутника станется!

– А ведь верно! – в один голос воскликнули его товарищи.

– Кончайте придуриваться и передавайте привет Генриху! – посоветовал бандитам «догадливый» стражник. – И чтобы я вас здесь больше не видел!

Ну это уже ни в какие ворота не лезет! Ты на службе или кто? Я, конечно, понимаю, что такая массовая сдача, сопровождающаяся истерикой, могла вызвать некоторые вопросы и выглядела куда как эксцентрично, но должна же быть элементарная бдительность! Опять приходилось вмешиваться.

– Если вы сейчас же не сдадитесь! – зашептал я в ухо главарю, противно завывая. – То попадете в ад немедленно!

Они были бы и рады сдаться, но как это сделать, если в твое злодейство никто не верит? Теперь к решительным мерам пришлось прибегнуть разбойникам!

– Мы заставим их нас арестовать! – прорычал главарь, поднимаясь с колен и доставая из-за голенища сапога длинный кривой нож. – А ну, ребята!

Не успели стражники опомниться, как были окружены самыми что ни на есть бандитскими рожами, которые теперь отнюдь не казались им такими уж забавными. Бабка прыгала рядом и проклинала стражников за бестолковость. Самое противное, что эти герои и не подумали взяться за оружие и защищаться. Да отряд врагов перерезал бы их, как баранов!

– Я не хочу попасть в ад из-за таких раззяв! – вопила она и грозила стражникам клюкой.

– Значит, так! – грозно произнес главарь, обращаясь к горе-воякам и помахивая для убедительности ножом. – Сейчас мы идем в суд, в тюрьму, к князю или куда там положено, чтобы сдаться! И если вы нас туда немедленно не доставите, порешу всех! Мне уже терять нечего! – Наверное, никогда еще в истории не было примера, чтобы кто-нибудь так стремился попасть в тюрьму!

– Кругом! Шагом марш! – дрожащим голосом скомандовал «догадливый» стражник, и вся компания направилась куда-то в глубь княжества.

«Арестованные» нестройно галдели и зорко следили за тем, чтобы стражники не медлили и вели их куда надо. Можно было представить себе, как удивятся в суде, когда вся эта компания заявится туда! И я очень надеюсь, что там окажется хоть один здравомыслящий человек, который, так сказать, проверит факты.

Что же касается меня, то дальше я идти не собирался, а потому предпочел поскорее вернуться к моей парочке, пока они снова не угодили в какую-нибудь передрягу.


Увидев, что я увел разбойников, Боня с Эльзой, издалека внимательно наблюдавшие за процессом изгнания, пришли к выводу, что неплохо бы отдохнуть в пустующей избушке. И чем им свежий воздух не угодил? Они спокойненько устроились на лавках и даже успели перекусить какими-то овощами (к мясу здесь, понятное дело, никто из них не притронулся бы), как нагрянули посетители. Я, правда, всего этого не видел и передаю их более поздний рассказ.

Как вы помните, Эльза раздразнила посла его герцогского высочества, и оставшийся с носом чиновник, то ли из мстительности, то ли по врожденной вредности, то ли опасаясь наказания со стороны правителя, ринулся в погоню. Лишний экипаж пришелся очень кстати, а приближенные маркиза были рады его предоставить, лишь бы только избавиться на время от разгневанного представителя опасного соседа. Этот целеустремленный тип доскакал до самой границы и не остановился перед тем, чтобы ее нарушить. Это бы еще ничего, но он прихватил с собой парочку головорезов и здоровенного пса, который легко взял след. Таким образом, к тому времени, как разбойники производили собственный арест, эта компания была уже возле избушки.

Девушка и монах, услышав требовательный стук, порядком струхнули, решив, что возвращаются бандиты. Они тщательно закрыли все двери и окна, а сами спрятались в погребе. Это было не лучшей идеей, так как крышку удавалось закрыть только снаружи. Хотя, с другой стороны, прятаться в избушке по большому счету было совершенно негде. Мне, невидимому, хорошо рассуждать, а вот им…

Разумеется, молодцы, не остановившиеся перед нарушением границы, не стали уважать и частное владение, тем более что собака самым недвусмысленным образом указывала на то, что беглецы скрываются здесь. Хорошо еще, что дверь разбойники поставили крепкую, так что даже дюжим верзилам, которых прихватил с собой герцогский посол, пришлось потрудиться, прежде чем дерево поддалось. Я как раз застал финальную стадию процесса, но войти следом не успел, так как осторожный посол, орудуя на чужой территории, приказал одному из подручных подпирать дверь и никого не впускать. Что мне было делать? Бежать и закладывать нарушителей? Но ближайший сторожевой пост опустел не без моего участия, а где искать другой, я не знал. Да и времени было мало: того и гляди, мою парочку могли схватить и увезти во владения герцога, ожидавшего таких гостей с большим нетерпением. Оставалось прислушиваться и ждать удобного момента.

– Согласно международному праву, вы не можете здесь тронуть нас и пальцем! – послышался вопль раскрытого Бони.

Нашел кому толковать о законах. Я еще удивляюсь, как он разбойникам не выдал чего-нибудь подобное!

– Его герцогское высочество не обращает внимания на такие мелочи! – рассмеялся посол, и верзилы дружно заржали над шуткой шефа.

– Видно, его высочеству мало всыпали в прошлый раз! – возмущенно воскликнула Эльза. – Что ж, я готова добавить!

Думаю, что факт порки герцог Дондурдурский скрывал от подданных, как страшнейшую государственную тайну, и незваные гости просто не поняли, о чем речь.

– Мы можем быть грубыми и жестокими, но, надеюсь, это не потребуется, – вкрадчиво проговорил посол. – Вылезайте и следуйте за нами, вам свяжут только руки, а потом вам останется только уповать на справедливость и милосердие герцога. – По-моему, уповать на милосердие разбойников и то куда обоснованней! Знаем мы его справедливость!

– Сейчас Боня… отец Бонифациус вызовет демона, и вам придется плохо! – Эльза перешла в наступление и даже решила назвать монашка его бывшим именем. – Лучше проваливайте, пока целы!

– Этот расстрига? – ухмыльнулся посол. – Подданные его высочества давно уже не верят в сказки!

– Явись, Люцифуг! – загнусавил Боня. Он, кажется, так и не понял, что эти завывания совершенно ни к чему. Если я могу, то являюсь на помощь и так, а если не могу, то никакие страшные слова не помогут.

– Явись, изворотливый демон, и покарай тех, кто нарушает покой твоего повелителя. Явись, иначе я буду мучить тебя страшными словами!

– Кончай балаган! – разозлился посол.

– Тетраграмматон! – закричал Боня так, что даже у меня, находящегося снаружи, заложило уши. Что уж говорить о присутствующих при моем «наказании»! Хоть бы объяснил как-нибудь, что же означает эта фигня! Собака, находившаяся тут же, печально заскулила.

– Связать его и заткнуть ему рот! – Посол утратил привычное самообладание.

Пришла пора появляться, но один из верзил по-прежнему подпирал дверь, а окна были заперты. Что оставалось делать? И тут я обратил внимание на трубу. Дым из нее не валил, и огонь, судя по всему, давно догорел. А что, если мне наведаться в этот дом через дымоход, как и положено демонам, по глупым людским представлениям? Все бы хорошо, но труба не выглядела чересчур широкой. Я, конечно, за время земных скитаний здорово отощал, но вот до нужной ли степени? Очень не хотелось застрять на полдороге, а потом ждать помощи. А если кто-то потом додумается печкой воспользоваться? Однако альтернативного плана не придумалось, и я решился.

Ох! Ну что за наказание на мою несчастную голову! Интересно, эти разбойники хотя бы раз в жизни чистили трубу? Или они убивали всех трубочистов? Судя по загрязненности дымохода, такое вполне могло иметь место. Я осторожно спускался вниз, но вдруг, пройдя путь почти до конца, обнаружил, что не хватает буквально нескольких сантиметров, чтобы протиснуться дальше. Кажется, случилось то, чего я больше всего опасался. Ситуация была самая безрадостная. Монашек и девушка попадут в лапы герцога, а мне придется ждать наших судебных приставов. Если, конечно, они меня сумеют здесь отыскать. А иначе придется помереть с голода… М-да…

Внизу между тем послышалась какая-то возня, шум борьбы и отчаянный вопль Бони, повторяющий то самое страшное слово, которое я никак не могу запомнить. Вы будете смеяться, но оно помогло. Труба каким-то образом усилила звук, и от этого крика меня так перекорежило, что я сам не понял, как вывалился прямо в печь. Было больно, грязно и вообще очень неприятно, но самое главное произошло!

– Кто звал меня? – зарычал я, потирая ушибленное место. – Чего ты хочешь? – И с кряхтением вылез из печного отверстия. Получилось действительно грозно, так как ваш покорный слуга был очень зол.

Надо сказать, что я утратил свое преимущество невидимости, о чем сперва даже и не подозревал. Дело в том, что я так извозился в саже, что сделался практически черным. Но это даже пошло на пользу. Темные человеческие контуры вперемешку с прозрачными местами (речь, в частности, шла о «пустых» глазницах и рте) представляли для людей, непривычных к подобным зрелищам, страшную картину.

– Демон! – испуганно пролепетал детина, подпиравший дверь, и с иканием осел на пол.

– Демон! Из ада! – завопил второй, который как раз доставал из погреба упирающегося Боню. От неожиданности и страха он уронил добычу, вследствие чего получил порцию проклятий от ушибленного монашка. Впрочем, кое-что досталось и мне (очевидно, за несвоевременное появление).

– Только что из ада! – подтвердил я. – Ну, кого туда забрать?

– Идиоты! – воскликнул посол. – Чего тут бояться?! Это же их сообщник!

– Если у них такие сообщники, то я пас! – заявил верзила, сидевший у двери, и снова икнул. Наверное, малый дал бы деру, если бы только стоял на ногах.

– Забери в ад их всех! – мстительно приказал Боня, вылезая из погреба и помогая выбраться Эльзе. – Будут знать, как наносить оскорбление духовным особам и невинным девушкам!

– Просто посади их в погреб! – разумно посоветовала Эльза. Она гораздо более трезво представляла мои возможности.

– Мы с удовольствием! – воскликнул головорез, стоящий возле погреба, и, прежде чем кто-то успел отреагировать, сиганул вниз. Похоже, это место представлялось ему гораздо более привлекательным, нежели адская бездна.

– Вылезай немедленно! – гневно закричал посол. – Нашел кого бояться! – Он, очевидно, гораздо больше, чем ада, опасался герцогского гнева. Но руки у него заметно тряслись. Значит, я и на него сумел произвести впечатление.

Все было бы просто замечательно, но на собаку мой вид не произвел ни малейшего действия. А еще говорят, что псы глупее людей! Она крутилась возле меня с бешеным лаем, всячески нервировала и вообще мешала сосредоточиться. То есть не оказывала адскому посланнику ни малейшего почтения. Хорошо еще, что пока не нападала в открытую, но я был уверен, что в случае моих резких движений такая неадекватная реакция не заставит себя ждать. Если только посол сообразит воспользоваться этим обстоятельством…

– Этого в погреб! – распорядилась Эльза, указывая на посла. – И сам полезай за ним.

Верзила у двери так и не смог подняться на ноги, поэтому на четвереньках пополз в сторону герцогского посланника. И, несмотря на все протесты последнего, готовился исполнить этот строгий приказ во что бы то ни стало. Но тут до посла дошло, что у него остался последний козырь.

– Фас! – грозно закричал он, увертываясь от помощника, переквалифицировавшегося в преследователя. – Посмотрим, боятся ли в аду верных псов!

Поставьте себя на место собаки. Рядом стоит кто-то непонятный и чумазый. Стоит себе и никого не трогает. А мимо проползает некий тип с явным намерением тебя раздразнить. Не знаю, как вы, но я бы вцепился именно в него. И был очень рад, что пес оказался того же мнения. Он железной хваткой впился ползущему в то место, из которого у него самого рос хвост.

Объект нападения взвыл дурным голосом (возможно, ему почудилось, что он уже ощущает на собственной шкуре адский огонь) и скатился в погреб. Собака, не ослабляя хватки, последовала за ним. Теперь у нас остался только один противник, разгневанный посланник его герцогского высочества.

– Сам спустишься или тебе помочь? – как бы между прочим поинтересовался я, наступая на него.

– Лучше забери его в ад! – советовал мстительный Боня, наступая с другой стороны. В присутствии Эльзы и при моей поддержке он вообще делался довольно храбрым.

– Может, сначала его отлупить? – предложила девушка, прихватив на всякий случай кочергу.

– Ладно, ваша взяла! – сдался посол, отступая к люку. – Но знайте, что герцог Дондурдурский вам никогда этого не простит!

И он, погрозив кулаком, принялся спускаться в погреб, откуда по-прежнему доносилось глухое рычание и сдавленные крики. Я знал, что это не пустые угрозы, но сейчас мы одержали победу. А другие проблемы будем, как говорится, решать по мере поступления. Мы захлопнули крышку погреба, задвинули засов и смогли наконец расслабиться. Теперь их должна отыскать княжеская стража и задать несколько неприятных вопросов.

– Ну и видок у тебя! – рассмеялась Эльза, присмотревшись к моему облику. – Теперь-то я знаю, как выглядят демоны! – Она засмеялась еще звонче, да так, что даже суровый Боня улыбнулся.

Я не знал, куда деваться от смущения. Что ж, можно сказать, что это своеобразное наказание за мои насмешки над другими.

Монашек долго и пристально осматривал меня и наконец подозрительно спросил:

– А где твои рога и хвост?

– Я уже знала, что у него нет рогов, – встряла Эльза.

– Что поделаешь, нету! – Я развел руками, и в этот раз мои движения собеседники могли разглядеть.

– Так ты же… Ты же клялся рогами, копытами и хвостом! – вскричал разобиженный Боня. – Что это за клятва, если у тебя ничего этого нет?!

– Должен же я хоть как-то проявить демоническое коварство, о котором ты столько толковал, – пожал плечами я. – И потом, вы были так уверены, что у меня все это есть, что жалко было разубеждать!

– Какое низкое коварство! – Боня всплеснул руками и, не находя других слов, принялся ходить взад-вперед.

– Не переживай ты так! Ведь Люцифуг делал все как надо! – попыталась успокоить его Эльза.

– Как надо! Меня провели как ребенка! Чтобы я еще когда-нибудь поверил клятвам демонов… Да он мог так же обмануть меня и в чем-нибудь более важном! – никак не успокаивался монашек.

– Да что ты заладил! Мог, но не обманул! – бросил я, пытаясь оттереться, но мои усилия только размазывали грязь.

– А ты очень даже ничего! – посмотрела на меня девушка. – Только очень грязный. Вот если тебя как следует отмыть…

– Ты тогда ничего не увидишь, – ответил я, польщенный ее оценкой.

– Он страшен как смертный грех! – воскликнул Боня.

Ого! Теперь и ко мне ревнуем! Только вот зря он так насчет моей внешности; я ведь и обидеться могу и про его собственную физиономию что-нибудь сказать. Да хотя бы вспомнить оценку маркизовых стражников!

– А помыться бы не мешало! – вздохнул я, оставив бесполезные попытки справиться с сажей без воды.

– И поскорее! – поддержал Боня. – Для девушек вредно долго смотреть на демонов!

Надо же, какой заботливый!

– Угу! Дети страшные будут! – проворчал я, и монашек покраснел. Эльза не стала вмешиваться в этот диалог, только незаметно мне подмигнула.

– Хорошо еще, что на тебе есть одежда. Все же и у адских отродий имеется чувство стыдливости, – заметил Боня, за которым, конечно, должно было остаться последнее слово.

Всю дорогу до водоема он заставлял меня плестись сзади и очень следил за тем, чтобы Эльза не оборачивалась. Наконец, показалось небольшое озерцо, и я с наслаждением нырнул в прохладную воду прямо в одежде. Не очень комфортно, конечно, зато быстро и чисто. После этого монашек наконец успокоился, и мы стали держать очередной совет.

Пока что ни от кого из государей мы не видели ничего хорошего, одни неприятности, но слухи о князе шли самые положительные, так что решено было предстать пред его светлы очи. Правда, возникали сомнения, что этот правитель пожелает принять каких-то неведомых странников, но Боня возразил, что у него есть могучий ум и демон на посылках, и благодаря этому мы заставим заговорить о себе. Мне лень было огрызаться, и я пропустил эту очередную нелепость мимо ушей. Все-таки, осторожности ради, неплохо было бы прощупать почву и послушать, что говорят люди. К тому же вечерело, и хотелось наконец нормально переночевать. Не возвращаться же в разбойничью избушку! А также перекусить, что особо отметил монашек.


Содержание:
 0  Явление Люцифуга : Александр Белогоров  1  ГЛАВА 2, в которой я изменяю сценарий аутодафе [4] : Александр Белогоров
 2  ГЛАВА 3, в которой я беру компенсацию за моральный ущерб : Александр Белогоров  3  ГЛАВА 4, в которой говорится о разных мелких недоразумениях : Александр Белогоров
 4  ГЛАВА 5, в которой я принимаю участие в разбойничьей игре : Александр Белогоров  5  ГЛАВА 6, в которой мы собирались повеселиться на ярмарке : Александр Белогоров
 6  ГЛАВА 7, в которой Боня показывает себя великим бойцом и читает проповедь : Александр Белогоров  7  ГЛАВА 8, в которой я непочтительно обращаюсь с инквизиторами и шпионами : Александр Белогоров
 8  ГЛАВА 9, в которой мы с Эльзой учим инквизитора летать : Александр Белогоров  9  ГЛАВА 10, в которой я оказываюсь в совершенно унизительном положении : Александр Белогоров
 10  ГЛАВА 11, в которой Эльза соблазняет стражника, а мы меняемся местами с судьей : Александр Белогоров  11  j11.html
 12  ГЛАВА 13, в которой мы удостаиваемся аудиенции его высочества : Александр Белогоров  13  j13.html
 14  j14.html  15  ГЛАВА 16, в которой Боня устраивает небольшой маскарад : Александр Белогоров
 16  ГЛАВА 17, в которой маркизу является ангел-хранитель : Александр Белогоров  17  вы читаете: ГЛАВА 18, в которой мы отдаем кое-какие старые долги : Александр Белогоров
 18  ГЛАВА 19, в которой Боня готовится сразиться с призраком : Александр Белогоров  19  ГЛАВА 20, в которой Боня прикрывается моим честным именем : Александр Белогоров
 20  ГЛАВА 21, в которой мы проходим научную экспертизу у князя : Александр Белогоров  21  ГЛАВА 22, И ПОСЛЕДНЯЯ, в которой меня изгоняют домой : Александр Белогоров
 22  Использовалась литература : Явление Люцифуга    



 




sitemap