Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 3, в которой я беру компенсацию за моральный ущерб : Александр Белогоров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




ГЛАВА 3,

в которой я беру компенсацию за моральный ущерб

Найти эту парочку не составило большого труда. В конце концов, направление у меня было, а далеко уйти они ну никак не могли. Во-первых, они оба не были привычны к длинным переходам. А во-вторых, монаху конечно же не терпелось изгнать меня из этого мира (а уж мне как этого хотелось!).

Ну как я и думал! Они устроились на полянке, только-только в лес вошли. И о чем думают? Неужели старому козлу и жирному борову не захочется их отыскать, чтобы повторить экзекуцию, но уже с другим финалом?! Мне, конечно, на людей по большому счету наплевать, но нельзя же так! Монах уже исчеркал все вокруг своими символами и развел костер. Эльзу поставил в центр какого-то круга (кривого, надо сказать). Ну ничего, молодец: заботится, значит, чтобы я ей как-то не повредил. Устроился я на ветке ближайшего дерева, сижу, ногами болтаю. Сейчас начнется комедия!

А теперь внимание! Смертельный номер! Изгнание демона! Ну-ка, ну-ка, что там такое? Ну так и есть! Заминка вышла! Боне же нужно, чтобы все по правилам!

– Эльза, ты не знаешь, где здесь можно достать змеиную кожу?

Не вру, ей-богу! Он так и спросил! Думает, наверное, что девчонка только и делает, что змей отлавливает и с них кожу сдирает! Одно слово – Боня!

– Не знаю. А зачем? – У Эльзы глаза сделались – размером с яблоко. Тоже, наверное, удивилась. Может, это у них в монастыре такие вопросы в порядке вещей, но она, похоже, об этом не знала.

– Она мне нужна, чтобы провести обряд изгнания демона из божьего мира! – напыщенно так говорит.

Вот так всегда: то «Явись, Люцифуг, и срочно спасай меня!», то обряд изгнания. Хоть бы сначала попросил по-хорошему. Может, я сам бы рад изгнаться из этого мира без его завываний и вонючих костров.

– А без змеиной кожи никак нельзя? – робко спросила Эльза.

Видно: и смешно ей, и демона немного побаивается. Что делать, воспитание такое. Вот если бы меня с детства каждый день пугали, допустим, страшными и кровожадными зайцами, я бы жутко их боялся. Конечно, пока не встретился бы с ними и не разобрался, что там к чему.

– Если нет змеиной кожи… – Монах озадаченно почесал затылок. – То есть как же без нее?..

– А ты попробуй! – говорит Эльза.

Хочется девчонке, чтобы все побыстрее прошло. Она-то, в отличие от Бони, мученицей становиться явно не собирается!

– Наверное, вреда не будет, – растерянно проговорил монах.

Видно было, что уж очень ему не хочется змею искать! Да и дело это хлопотное и не быстрое. Вот я бы на месте змеи ни за что бы свою кожу не отдал ради какого-то дурацкого обряда!

Бросает он в костер какие-то порошки (ну и вонища! Жаль, что его не обыскали, когда собирались сжигать, и не отобрали эту дрянь!), и пошел завывать!

– Люцифуг! Заклинаю тебя!

– Ну, чего надо? – спрашиваю. – Опять кого-то спасаем? – Хотел я, конечно, потерпеть и послушать до конца, но уж больно он занудничает. Так и до вечера завывать будет!

– Вот видишь! – торжествующе обернулся к Эльзе монах. – Я же говорил тебе, что дьявол хитер и его богомерзкий прислужник находится рядом.

Эльза заметно побледнела и, наверное, раздумывала, а не грохнуться ли в обморок, но удержалась. То ли она так рассчитывала на защиту этого дурацкого круга, то ли ей было любопытно посмотреть на изгнание демона. Наверное, не каждый день такой цирк увидишь!

– Ну сколько раз тебе говорить, что я сам по себе! – не выдержал я. – Стану я дьяволу прислуживать, размечтался! Тоже лакея нашел!

– Заклинаю тебя, лживый, коварный демон, чей язык подобен языку гадов, в пыли пресмыкающихся, возвращайся в ад!

– Слушай, ты!

Любому терпению есть предел. Я собирался дать достойный ответ, но присутствие Эльзы меня смутило: не люблю выражаться при дамах. Но монах и не подумал слушать. Куда там, мы обряд совершаем, а нам мешают!

– Возвращайся в ад или я буду мучить тебя страшными словами!

– Эльза! Заткни уши! – крикнул я, лопаясь от смеха, но она и не подумала последовать моему совету. И я ее понимаю. Не каждый день услышишь слова, от которых демонам тошно, да еще от святоши!

– Тетраграмматон!

Я был готов к чему-то подобному, но он так истошно завопил про свой тера… тетра… Ну, в общем, вы поняли, что я от неожиданности свалился с дерева и, не успев притормозить в воздухе, больно приземлился на пятую точку. Боюсь, что вместе с естественным вскриком у меня сорвались с языка несколько междометий не для дамских ушей. Монах восторжествовал.

– А, трусливый и жалкий демон, бессильный перед тайными и страшными словами! – завопил он. – Я слышу, как ты, несчастный, мучаешься, когда я их произношу. Заклинаю тебя, Люцифуг: возвращайся в ад! Иначе я буду и дальше мучить тебя…

– Ой, не надо! – завопил я в притворном ужасе.

– Тогда возвращайся в ад! Иначе… – снова завел свою волынку Боня. Если бы проводились соревнования по занудству, он стал бы многократным чемпионом.

– Не надо! Ему же больно! – Я приобрел неожиданного союзника: за меня вступилась Эльза.

– Да! Мне больно! – обиженно воскликнул я, и даже не покривил душой. Ушибленное место и впрямь все еще болело.

– Он же нас спас. Надо быть с ним помягче, – продолжала добрая девушка. Так и захотелось ее расцеловать!

– Ты не понимаешь, Эльза! – возмутился монах. Вот тоже мне, нашелся понимающий! Он один тут такой, а все остальные, значит, дураки! И этот человек потом будет что-то говорить про дьявольскую гордыню! – Это же демон, он послан врагом рода человеческого, чтобы улавливать души несчастных и ввергать их в геенну огненную, где стоит плач и скрежет зубовный!

Что же это за место такое? Если он не имеет в виду зубной кабинет, то в первый раз слышу!

– Но он же нас спас!

Ну-ка, Боня, попробуй переспорить женщину!

– Он спас нас только потому, что я вызвал его из бездны и сделал своим послушным рабом, благодаря заклинанию, изложенному в гримуаре премудрого… – Монах опять запнулся. Забыл он, что ли, как зовут этого премудрого? Или проболтаться боится, чтобы я не узнал? – Он знал, что если не исполнит моего приказания, то я буду мучить его страшными…

– Это кто раб?! – взревел я. С одной стороны, я просто обиделся. Нужно же знать меру в оскорблениях! А с другой – мне не хотелось, чтобы этот блаженный опять начал орать над ухом всякую тарабарщину.

– Ты, – с достоинством ответил монах. Сколько же у человека самодовольства и самоуверенности! – Ты, ничтожный обитатель преисподней, куда я тебя сейчас отправлю!

– Но ведь ты же не приказывал ему разобраться со старым ко… отцом настоятелем и бургомистром? – логично спросила Эльза, сбив с Бони часть спеси.

– Дьявольское отродье всегда радо покуражиться над людьми, особенно облаченными священным саном, – не слишком убедительно ответил монах.

– Ну, если иначе никак нельзя… – вздохнула Эльза, а потом неожиданно обратилась ко мне: – Люцифуг! А почему бы тебе самому не отправиться в ад? А то он тебя совсем замучает этими самыми словами. Даже у меня уши заложило!

– Я бы рад! – плаксиво отозвался я, подыгрывая ей. – Вот только в ад меня теперь не пускают!

– Это почему же? – удивилась девушка.

– Не слушай его, женщина! – завопил Боня. (По-моему, Эльза обиделась на такое обращение, мог бы и по имени назвать.) – Нельзя верить прислужнику отца лжи! Этому… – Дослушивать очередное оскорбление я не стал и поспешил перебить разошедшегося монашка.

– А все потому, что кто-то не нашел вовремя змеиную кожу! – злорадно выкрикнул я. – Как это предписано в старой книженции, написанной этим премудрым хреном, которого ты все никак не назовешь!

– Это верно! – Видели бы вы, как побледнел монах. – О я, несчастный грешник, вызвавший из бездны адское создание! Нет мне прощения!

– Так давай найдем эту кожу и все повторим! – предложила Эльза. Удивительно разумная девушка! Ей бы еще нормальное образование…

– И правда! – Монах слегка успокоился. – Вот только… где же ее искать? – О повадках змей он имел, видимо, весьма приблизительное представление.

– Не поможет! – мстительно воскликнул я. – Мне в аду так и сказали: примем тебя не раньше, чем через неделю! И никакая змеиная кожа не поможет! Уж как я просился, а они ни в какую! Говорят: пусть сначала этот монах-недоучка все подготовит, а потом уже читает заклинания, в которых ничего не смыслит!

– Неделя! – простонал Боня, даже не обидевшись на недоучку. – Сколько зла может принести адское отродье за это время!

– Ну, может, он чего-нибудь хорошее тоже сделает, – возразила Эльза. – Ну там спасет кого-нибудь!

– Нашли рыцаря! – хмыкнул я. Что я им, служба спасения, в самом деле?

– А вдруг это дьявольская хитрость? – встрепенулся монах. Прямо паранойя какая-то у человека! – Вдруг он использует нашу доверчивость, чтобы остаться? Возвращайся в ад, демон, иначе…

– Да я бы рад вернуться! – Его тупость и упрямство довели меня почти до бешенства. – Кто бы не вернулся, если тебя здесь мучают такими страшными словами, как этот самый… петраграммофон!

– А, демон! Твой нечистый язык не в силах выговорить могущественные слова! – в очередной раз обрадовался этому факту монах.

– Не мучай его! Ему же больно! – снова вступилась за меня Эльза. – Ты же не палач какой-нибудь! Если бы Люцифуг мог, он, конечно, вернулся бы в ад!

– Клянусь рогами, копытами и хвостом! – подхватил я, вспомнив, каким образом можно завоевать доверие простодушного монаха.

– И что же мне с ним теперь делать? – растерялся Боня.

– Бежать отсюда подальше! – воскликнула Эльза.

– Но я не могу… – запротестовал было Боня.

– Если ты меня не изгонишь через неделю, – заметил я, – то я так и останусь на Земле. Ох, и повеселюсь тогда! Так что, дорогой брат Бо… Боня! Если хочешь загнать меня в ад, спасай свою драгоценную шкуру!

– Не смей называть меня так! – взвизгнул монах. – Для тебя я… Бонифаций или святой отец!

– Ладно, папаша! – хмыкнул я.

– А мне можно так тебя называть? – поинтересовалась Эльза, подходя к монаху, от чего он сделался вдруг цвета спелой клубники. – А то отец Бонифациус – это так долго и официально. – И девушка так тяжело вздохнула, что очертания ее груди оказались выгодно подчеркнутыми. А на что посмотреть – было, это я вам как знаток и любитель говорю!

– Тебе… То есть… Можно! – храбро ответил растерявшийся Боня. (Хотел бы я посмотреть на того, кто смог бы ей отказать в такой пустяковой просьбе, да еще высказанной таким прелестным образом!)

– А теперь нам пора бежать! Ведь на тебе такая ответственность! Изгнать этого демона через неделю! Кроме тебя, никто этого не сделает! – Умная девушка! Мужчины вообще падки на лесть (какой ты умный! Какая ответственность!), а уж не избалованный вниманием монах…

– Да! Бежим! – согласился наконец Боня, который, наверное, ощущал себя при этом героем. – Вот только нужно совершить такой обряд, чтобы демон не смог покинуть это место!

– А может, возьмем его с собой? – предложила Эльза самым невинным голосом.

– С собой?! – ужаснулся монах.

– Ну да! С ним будет как-то спокойнее!

Золотые слова.

– Спокойнее?! С демоном?!

Все-таки Боня соображал туговато.

– Ведь он же тебе подчиняется! – заметила девушка.

– Или боишься, что со мной не сладишь? – нахально спросил я. – Даже с помощью своих страшных слов?

– Конечно, этот демон в моей власти, – надулся беглый монашек, однако его вид не говорил о большой уверенности. – Но…

– А ты уверен, что через неделю сможешь вернуться сюда и изгнать меня? – повел атаку я. Надо сказать, что, раз уж мне все равно придется целую неделю торчать здесь, я решил остаться с этой парочкой. Ну нравились они мне. Особенно она. И потом, надо же как-то развлекаться!

– Вот представь себе: зайдет сюда ничего не подозревающий человек и попадет прямо в его лапы! – привела Эльза новый аргумент.

Ей явно хотелось, чтобы во время бегства ее сопровождал кто-нибудь поумнее и попрактичнее бедного Бони, голова которого была забита монастырскими премудросгями и суевериями. В подтверждение ее слов я демонически захохотал, словно предвкушая такую возможность.

– Люцифуг! Я повелеваю тебе находиться рядом с нами! – важно произнес монах. – А если ты, сосуд коварства, попытаешься ослушаться меня или же будешь чинить свои дьявольские козни, я буду мучить тебя страшными…

– Боня!.. Тьфу! Брат… Тьфу ты! – Запутаешься тут с его именами! – Святой папаша! Не надо нервничать, я уже иду!

– Он идет, не мучай его! – ласково попросила Эльза и потрепала его по коротко остриженным волосам, от чего бедный монашек вздрогнул и отпрянул, позабыв про всех демонов на свете.

– А куда мы идем? – спросил Боня, когда пришел в себя.

– Пока подальше отсюда, – разумно заметила Эльза. – А потом… – Она задумалась. Проблема действительно была непростой. – Нас, наверное, ищут. Значит, надо идти туда, где нас не знают!

– Далеко же вы уйдете! – хмыкнул я. – В таком-то виде! – Монашек в своей рясе просто не мог не привлечь внимания. Да и девушка в своем грязном и оборванном платье выглядела так, словно… Не буду вдаваться в подробности. В конце концов, это не ее вина!

– Чем тебе не нравится наш вид, о адепт клеветы? – вскинулся Боня. Ох, трудно с ним! – Наши благочестивые одеяния…

– А тем, что тебя схватят в первой же деревне, о крепкоголовое ты создание! – рявкнул я. В присутствии Эльзы мне приходилось выбирать выражения. Иначе бы он еще посмотрел, кто лучше умеет ругаться.

– Мы слишком привлекаем внимание, – мягко сказала девушка, чем слегка остудила пыл воинственного монаха. – И к тому же я не могу идти в таком виде. Это просто неприлично. У кого-то может создаться неправильное впечатление о моей нравственности… – И она потупила глазки, которые, однако, смотрели ох как озорно!

– Действительно! – согласился монах. Я думал, что в своем покраснении он уже достиг предела, но, как оказалось, до этого было еще далеко. Сейчас цветом лица он напоминал хорошую свеклу! – Но где же нам взять одежду? Вернуться в деревню?

То еще предложение! Тебя там как раз ждут! С оркестром и цветами!

– Ну нет! – вздохнула Эльза. – Нам туда никак нельзя. Вот если только Люцифуг… – Она не договорила, но красноречиво посмотрела в мою сторону. Не знаю, как это у нее получилось, ведь я же для них невидим!

– Слушай меня, Люцифуг! – Монаху идея понравилась. – Я повелеваю тебе. – Ишь, какой командир выискался. Тоже мне, смиренный инок! – Ты отправишься в деревню и… принесешь нам что-нибудь из вещей этого невинного и кроткого создания. А иначе я буду…

– Уже бегу, шеф! – в притворном ужасе воскликнул я. Значит, он считает, что я теперь у него мальчик на побегушках. И, главное, вроде как сам напросился. Не бросать же их теперь! – Только… чего взять-то?

Ну, тут Эльза объяснила мне, как найти ее дом, и добавила к этому целый список совершенно необходимых вещей. Я что ей, носильщик? Честное слово, если бы не моя демоническая память, пришлось бы записывать!

– А тебе, Боня… святой папаша, что принести? – Я уже смирился с тем, что сгонять в деревню придется.

– Ничего! – гордо ответил монах. – Я ни за что не променяю свои одеяния на бесовские тряпки! – Одеяния у него! Было бы на что смотреть!

– Ну Боня! Это же неразумно! – убеждала его Эльза. Они пререкались еще несколько минут, но убедить упрямца так и не получилось.

– А все-таки захвати что-нибудь, – шепнула мне она, когда разгоряченный Боня отошел чуть в сторону.

И я обещал, что так и сделаю.

– А где я вас искать-то буду? – поинтересовался я.

– Когда понадобится, я тебя вызову! – важно произнес монах. Тоже мне, нашел такси!

– Мы пойдем к реке. Должна же я привести себя в порядок! – заявила Эльза. – И вода нам нужна.

Против этого монах возражать не стал, и они побрели к речке, а я понесся к деревне. Пришлось поспешить: во-первых, таких недотеп страшно оставить без присмотра. А во-вторых, я боялся пропустить что-нибудь интересное: с этой парочкой явно не соскучишься, и я начинал думать, что в моей ссылке есть и положительные моменты.


Когда я подходил к деревне, то сперва подумал, что все вымерли. На улицах – никого. И тишина… Но вскоре понял, что народ разбежался по углам (подальше от демонов) и активно шушукается о недавних событиях. И чего я только не услышал! Куда там желтой прессе (это у нас, у демонов, она развита, люди-то еще не доросли и обходятся сплетнями).

– Эльза все-таки ведьма! – говорила одна толстуха. – Иначе демон ей ни за что на помощь бы не пришел! Я всегда знала, что эти аптекари… – Ага! А лечиться ты к кому пойдешь? К старому козлу?

– А монах-то, монах каков! – восклицала ее тощая товарка. – Такой святоша, а с нечистым знается!

– А сейчас они горят в адском пламени! – злорадно захихикала какая-то древняя старуха. – Забрали их черти, забрали!

– В адском пламени они потом гореть будут, – задумчиво произнесла толстуха. – А перед этим бродить им по земле неприкаянными и губить христианские души, прости господи! – И она торопливо перекрестилась.

– Их поймают и сожгут! Их поймают и сожгут! – радостно запела старуха, по-моему окончательно выжившая из ума.

– А отец настоятель-то! – Тощая женщина явно была критически настроена по отношению к священнослужителям, и я ее за это не осуждал. – Я так думаю, он тоже с нечистым знается! И все монахи в этом монастыре!

– Это как же?! – ахнула толстуха и снова принялась торопливо креститься.

– А с чего бы это тогда у него ряса-то загорелась?! – воскликнула ее тощая подруга. – Против святых демоны никакой силы не имеют. Я так думаю… – Она совсем понизила голос и продолжила с видом человека, возвещающего великую истину: – Это был адский огонь!

– Гореть им всем в аду! Гореть им всем в аду! – снова обрадовалась старушка.

– Гореть им всем в аду! – замогильным голосом провыл я и покинул ошеломленную компанию сплетниц.

В соседнем доме несколько мужиков сидели с бутылкой напитка, аромат коего я почуял издалека, и тоже шептались о невероятных происшествиях. Честно говоря, я думал, что в мужском коллективе услышу что-нибудь более разумное, но надежды на собратьев по полу, увы, не оправдались.

– А видали, как черти на господине бургомистре катались! И на его сынке! – ехидно говорил мужичонка лет пятидесяти с облезлой бородкой.

– Чертей не видал! – честно признался какой-то верзила и опрокинул стакан (он бы, думаю, и ведро так же опрокинул и не поморщился!).

У меня аж слюнки потекли. Вы не забыли, что похмелиться мне пока так и не удалось? Эх вы! Вам бы так!

– Да кто ж чертей увидит! Они знаешь какие хитрые! – Одного из собутыльников уже совсем развезло, он лежал на столе и говорил, смешно растягивая слова.

Чертей, конечно, не увидишь, если ты, разумеется, не демон, только тебе-то это откуда знать!

– А вот интересно, продал бургомистр душу дьяволу? – подал опять голос ехидный мужичок, так наклоняясь над столом, что его борода опустилась в закуску (если эту бурду, конечно, так можно назвать).

– Продал! – убежденно заявил простодушный верзила, опрокинув новый стакан. – А иначе как бы он стал бургомистром? Если душу дьяволу не продать, нипочем в начальники не выбьешься!

Я чуть со смеху не помер. Было бы чего покупать! Других забот у дьявола нет, кроме как торговаться с разными жирными боровами!

– Конечно, продал! – оживился пьяный и даже попытался оторвать голову от стола, что, впрочем, успехом не увенчалось. – Сначала черти ему… ик… прислуживали. А теперь пришла пора… ик… расплачиваться. Вот черти теперь на нем… ик… и ездят! – И он захохотал так, что я побоялся, как бы его не вывернуло наизнанку от выпитого. А то вот у нас один так вчера… Ну да ладно, проехали!

Сначала я тоже чуть не рассмеялся в голос: это же надо, черти прислуживают жирному борову! Но потом осекся: а сам-то я сейчас чем занимаюсь? Причем совершенно добровольно! Монах с Эльзой, конечно, куда приличнее, но все-таки… А кататься на бургомистре? Вот это скакун! Я даже подумал, что зря мне не пришла в голову эта свежая мысль.

Верзила налил себе еще один стакан. И тут я не вытерпел. Сколько же можно издеваться над несчастным демоном.

– Ну, будем здоровы! – воскликнул я, перехватил стакан и осушил его залпом.

Верзила так и остался с разинутым ртом, ехидный мужик сполз от страха под стол, и только пьяный смотрел на происходящее, глупо ухмыляясь. Ох! Ну и жидкость! Что же это они пьют! У меня даже дыхание перехватило, а глаза чуть на лоб не вылезли. Куда там нектару старика Вахуса! Может, рецепт узнать и ему подсунуть? В счет выпивки? Ну это потом. А сначала дела. А то я что-то уже и так засиделся. Вот что значит любопытство!

Дом Эльзы я нашел сразу. Возле него толпились несколько солдат и, кажется, собирались взламывать дверь. Уж не знаю, то ли доказательства колдовства искать собрались, то ли имущество пришли… гм… конфисковывать. В общем, я понял, что явился как раз вовремя.

– А ведь у этой ведьмы, раз она продала душу дьяволу, должно быть золото! – сказал молоденький солдатик и облизнулся. Ну сколько можно объяснять, что дьявол торговлей с недоразвитыми существами не занимается! И чего ему потом делать с этими душами?

– Я думаю, золото мы не найдем. Так и скажем бургомистру! – весело заявил его товарищ и подмигнул.

– Это, ребята, нам повезло, что господин бургомистр с Людвигом отлеживаются. Выпоротые! – усмехнулся солдат постарше, и вся троица дружно заржала. – Без них мы точно ничего ценного не найдем. Разве только тряпки всякие…

– А моей женушке тряпки бы пригодились!

– Да в тряпки твоей женушки три такие ведьмы поместятся. Да еще место останется!

Так, значит. Мародерствуем. Ну-ну. Придется, ребята, поучить вас дисциплине. После выпитого в голове у меня прояснилось, и теперь я был готов поразвлечься как следует.

Наконец дверь поддалась, и солдаты, расталкивая друг дружку, устремились внутрь. Ну я, конечно, за ними. А домик такой аккуратненький, чистенький. Хоть и бедный. Эти свиньи тут только напакостят, а никакого золота, конечно, не найдут. Вот уже к комоду кинулись, к шкафам. Ну, вояки, держись!

Эти герои свое оружие побросали у входа, чтобы, значит, искать не мешало. Ох, ребята, был бы я вашим командиром… Ну это он пусть сам с ними разбирается, а я только слегка помогу! Беру я, значит, ружье, наставляю на них и как гаркну: «Руки вверх!» Команды они ничего, быстро выполняют. Чему-то все-таки в армии научились. Поворачиваются ко мне так медленно… Один сразу в обморок грохнулся, слаб оказался. Второй орет благим матом. А третий ничего, стоит. Только лужа под ним растекается. Вот так и знал, что кто-нибудь тут точно нагадит!

Надо сказать, было от чего испугаться. Я, как вы знаете, для них невидим, а ружье очень даже видно. И вот висит это ружье в воздухе, на них наставленное, и голос доносится страшный такой (ну это я умею). Чувствую, надо еще что-то сказать, пока они в себя не пришли.

– Именем дьявола дом ведьмы Эльзы объявляется адской собственностью. Всякий, кто посмеет посягнуть на эту собственность, будет проклят, а после смерти обречется вечно гореть в геенне огненной! – Это я у Бони научился. Он бы, конечно, покруче загнул, но и так ничего получилось. – Все убрать! Дом охранять! – скомандовал я дальше.

И что же вы думаете, не прошло и пяти минут, как все здесь снова блистало чистотой. Тут мой взгляд упал на аптекарские склянки. Конечно, я поступил жестоко, но вот не люблю мародеров!

– А теперь, – говорю, – по рюмке касторки – и шагом марш!

Касторку им пить очень не хотелось, но я вместе с ружьем был так убедителен, что отказаться эти ребята никак не смогли. Бросил я ружье и жду, что дальше будет. Как они от дома припустили! Но, думаю, до подходящих кустов добежали вряд ли.

Теперь я мог спокойно заняться поисками по Эльзиному списку. Я подозревал, что скоро сюда нагрянут монахи или военное подкрепление, а разбираться с ними сейчас было недосуг, так что приходилось торопиться. Уф! Нелегкий узелок! Хорошо еще, что получилось его в свой плащ завернуть, чтобы, значит, никто не видел. А не то плывущий по воздуху тюк с одеждой мог вызвать брожение умов и вообще привлечь ненужное внимание.

Теперь оставалось прихватить что-нибудь для Бони. Я рассчитывал, что мы на пару с девушкой сможем убедить его бросить свою рясу и одеться во что-нибудь поприличнее. Вот только где же взять эту одежду? Я заметил, что у людей вообще очень плохо с магазинами (уж не знаю, как в будущем – додумаются до них или нет). И тут меня осенило: а почему бы не навестить жирного борова? Как он там живет-поживает? Конечно, в его тряпках монашек болтался бы, как било в колоколе, а вот его сынок разъесться до таких размеров еще не успел. Авось одежда подойдет.

Дом господина бургомистра долго искать не пришлось. Такие хоромы – и на одно жалованье? Да у вас, ребята, коррупция процветает. А молодец все-таки Эльза. Кое-кто с удовольствием бы в таком домике поселился, пусть и вместе с уродом.

Жирного борова я застал охающим и лежащим на огромной кровати. Пузом вниз конечно же. Рядом с ним суетился какой-то нервный тощий субъект в черном одеянии. Наверное, местный эскулап. Он мазал господина бургомистра (не буду уточнять, где именно) каким-то снадобьем. А за ушами страдальца красовались пиявки. Ну это ему полезно. Такому и пиявку размером с удава поставь – не заметит. В соседней комнате охал Людвиг, ожидавший своей очереди, и выражался так, что уголовник бы постыдился.

– Распроклятая ведьма! Чтоб ее черти замучили вместе с этим монахом! А ведь я хотел оказать ей честь и ввести в свой дом! – И он расхныкался. Честь он, видите ли, хотел оказать!

– Это все с тебя началось! Не мог другую невесту поискать! Ох! – орал ему папаша. – Погоди, вот встану – еще тебе добавлю!

– А сам-то, сам! Тоже на нее заглядывался! – хныкал отпрыск. – Вместе со своим приятелем, отцом-настоятелем! Как я ее ненавижу! Ух, что бы я с ней сделал!

– Да замолчи ты, дьявол тебя побери!

– Это можно! – Я решил, что для моего появления настал самый подходящий момент. Наступила мертвая тишина, которая нарушилась только звоном склянки, выроненной лекарем.

– Кто здесь? – дрожащим голосом спросил бургомистр. И куда только вся спесь подевалась!

– Посыльный от дьявола! Пришел за твоим сыном! – отрапортовал я.

Раздался громкий стук: это лекарь грохнулся на пол. Но на него никто не обратил внимания.

– Но… зачем? Почему? – Зубы господина бургомистра выбивали такую дробь, что я едва мог различить слова.

– По твоей просьбе! – рявкнул я. – По адским законам один раз в жизни нельзя отказать в просьбе такой мерзкой гадине, как ты! Этот момент настал!

– У меня есть много просьб! Я выберу другую! – взмолился бургомистр.

– Выбор остается за нами! – пояснил я и злорадно захохотал.

– Почему вы выбрали именно это желание? – завыл несчастный бургомистр. – Это… это же подло!

– Подло! – с удовлетворением согласился я. – Мы, демоны, такие!

– Папа! Сделай же что-нибудь! Я не хочу! Это все он виноват! Заберите лучше его! – бился в истерике достойный отпрыск бургомистра.

– И его заберу! – захохотал я так, что самому мерзко стало. – Это твоя единственная просьба, которая будет выполнена!

– Ах ты… поганое отродье! – заорал бургомистр. Перспектива отправиться в неприятное путешествие вдвоем явно пришлась ему не по душе.

– Весь в родителя! – ответил достойный отпрыск.

– Хватит разговоров! Собирайтесь! – гремел я.

– Господин бес! – угодливо запричитал бургомистр. – А нельзя ли… Нельзя ли это как-то отсрочить. Договориться. А? – Фу, бес! Вот уж с кем никогда не водился и не собираюсь!

– Папа! Заплати ему! – визжал Людвиг, расшифровывая тем самым смысл понятия «договориться».

– Договориться… Хм… – Я сделал вид, что задумался. Дело в том, что мои подопечные, конечно, не озаботились тем, чтобы запастись в дорогу деньгами. Теперь как раз подворачивался удобный случай. – Начальство, дьявол то есть, еще не в курсе… Хм…

– Я готов заплатить двадцать золотых! – обрадовался ободренный таким поворотом событий бургомистр. Теперь он был в своей стихии.

– И за меня! – поддакнул Людвиг, опасаясь, что его забудут.

– За обоих. Итого тридцать, – согласился любящий папаша, произведя в уме нехитрую арифметическую операцию.

– Тридцать золотых?! За такого гнусного жирного борова и поросенка впридачу? – Я сделал вид, что страшно возмущен. – Собирайтесь без разговоров!

– Пятьдесят! – поспешил набавить цену бургомистр, не обидевшись на мои слова. – Пятьдесят полновесных золотых!

– Ха! За него – я бы еще подумал. А ты стоишь как минимум в два раза дороже! – Надо сказать, в ценности местных денег я понимал слабо, но, судя по грошам, найденным в доме Эльзы, сумма была достойной.

– В два раза больше! – захныкал бургомистр. – Я бедный человек, тружусь на благо жителей, откуда у меня столько?

– Это меня не касается! – отрезал я. – Плати или собирайся в ад!

– Я знаю, где деньги! – Людвиг резво вскочил со своего ложа. – Пятьдесят золотых! Пятьдесят золотых, и я свободен! – И он помчался в соседнее помещение, где, вероятно, и хранились их скромные сбережения.

– Не смей трогать мои деньги!

Но сынок не обратил на этот крик души никакого внимания, повторяя как заведенный: «Пятьдесят золотых! Пятьдесят золотых!»

– Думай быстрее! Бери пример с сына! – поторопил я жирного борова. – А то проценты набегут!

Это решило дело, и бургомистр с проклятиями помчался следом за отпрыском. Через несколько секунд они уже отсчитывали деньги. Жирный боров делал это, не вынимая руки из сундучка, и, судя по звону монет, с этих ребят можно было взять и побольше. Но вот честный я, а уговор дороже денег. Особенно если они мне в общем-то без надобности.

Сто пятьдесят золотых – не такой плохой капитал для бедной парочки, и я решил, что на первое время им этого вполне хватит. К тому же в ближайшую неделю, пока я с ними, они вполне могли обойтись и без денег. Удобно, черт возьми (и когда я успел нахвататься этих дурацких выражений! Как же. возьмет он меня!), быть невидимым и находчивым!

Получив деньги (видели бы вы, с какими причитаниями жирный боров с сынком расставались с ними!), я прихватил лучший камзол Людвига, его штаны и башмаки. Очень неплохой гардероб, хотя и, на мой вкус, старомодный. Но моим подопечным должно было понравиться. Этот избалованный тип хотел было возмутиться. Что за скаредность!

– Это тебе пригодится в аду, когда я тебя туда заберу! – пояснил я. – Так что скажи мне за это спасибо! А то будешь там ходить голый, оскорблять эстетические чувства чертей. Да и для адской нравственности это скверно. – От такой перспективы он как-то совсем раскис и замолк.

И что бы вы думали? Папаша тоже стал предлагать мне свои тряпки. В том, куда он со временем отправится, этот жирный боров, похоже, не сомневался. Я сперва думал отказаться, но потом решил, что тряпки всегда можно продать. Или Эльза их как-нибудь перешьет. В общем, найдут применение.

– До скорой встречи! – весело сказал я на прощание, и они опять задрожали. – Следите за пожеланиями!

Произнеся доброе напутствие, я покинул гостеприимный дом, представляя себе, какими вежливыми и молчаливыми станут эти двое. По крайней мере на ближайшее время. Теперь можно было возвращаться к моим, но сперва захотелось подкрепиться. А не заскочить ли к старому козлу? Что-то подсказывало: питается он неплохо.

Сказано – сделано.

Надо сказать, монастырь выглядел достаточно сурово. Кельи обитателей напоминали номера в плохой гостинице. Но к помещению, которое занимал отец настоятель, это никак не относилось. Умеет жить человек. Пользуется, так сказать, служебным положением.

Итак, келья отца настоятеля (он же, по меткому выражению Эльзы, старый козел) была обставлена с роскошью и даже вкусом. Так мог бы выглядеть кабинет вельможи. Посередине стоял большой стол, за которым хмурый хозяин, успевший нацепить новую рясу, обедал в гордом одиночестве. Конечно, ему прислуживал послушник, но никакого участия в обеде не принимал, только облизывался. Нетрудно было заметить, что святой отец после своего конфуза решил найти утешение в пище, особенно в вине. Судя по обилию яств и размерам бутылок, к которым смиренный служитель божий не забывал прикладываться, утешаться таким образом он намеревался до вечера. Не все слушатели моего рассказа успели пообедать, так что описывать скромное меню из нескольких десятков наименований я не стану. Скажу только, что, если на обед к настоятелю нагрянула бы вдруг рота солдат, едва ли кто-нибудь ушел из-за стола голодный.

Разумеется, любой на моем месте решил бы, что съедать все это изобилие одному просто невежливо, и, чтобы исправить ситуацию, я не мог не присоединиться к скромной трапезе. Для начала я отодвинул свободный стул, на который тут же и уселся (терпеть не могу обедать стоя, хотя некоторые и утверждают, что так больше влезает). Это движение не осталось незамеченным: и настоятель, и послушник посмотрели туда, где я сидел, в немом изумлении, а после переглянулись. Очевидно, настоятель решил, что это ему почудилось, и, чтобы сгладить заминку, набросился на прислугу.

– Яков! Ты что, не видишь, что мой бокал пуст?! Налей-ка еще бургундского и впредь не зевай! Что за лентяя послал мне на воспитание Господь! – И он набожно возвел глаза к потолку.

Послушник тяжело вздохнул и налил полный бокал (из такого бы лошадей поить!).

– А мне, Яша? – вступил в разговор я и пододвинул свободный кубок поближе к разливающему.

Это было эффектно. Послушник задрожал и машинально налил вина в мой кубок. Наверное, его здесь так запугали, что он готов был исполнить любое приказание, сказанное достаточно властным тоном. Старый козел же вздрогнул и пролил на новую рясу добрую половину кубка, который как раз собирался осушить.

– Спасибо! Твое здоровье! – радостно воскликнул я, обращаясь к послушнику. – А чего ты стоишь? Присаживайся, Яша! И себе налей!

Если бы рядом с бедным Яшей не оказалось стула, он бы, конечно, уселся на пол, а так получилось, что он последовал моему предложению, по крайней мере в первой его части. Правда, вина себе так и не налил.

– Изыди, Сатана! – опомнился настоятель и принялся истово креститься. При этом он забыл поставить на место кубок. Получалось весьма забавно.

– Вообще-то я не Сатана, – поправил я, отпивая из кубка и нацеливаясь вилкой на приглянувшийся мне кусок мяса. – Но я с ней знаком. – Не понимаю, почему люди так убеждены, что Сатана – это он. Неужели по имени не видно, что оно больше подходит даме?! Надо бы рассказать ребятам, когда вернусь: животики надорвут!

– Демон! Здесь демон! – завопил старый козел, вскочил и собрался было навострить лыжи да позвать сюда всю братию, но это не входило в мои планы.

– Стоять! – рявкнул я. – Стоять, когда с демоном разговариваешь! Иначе, клянусь рогами, копытами и хвостом (понравилась мне такая клятва!), я так тебя взгрею, что своих не узнаешь!

Настоятель казался храбрецом, только когда собирался отправлять других на костер, и твердым, когда командовал послушниками и монахами. Сейчас же он явно сдрейфил и встал как столб, ожидая дальнейших приказаний.

– Значит, так! – продолжил я грозным тоном. – Сейчас ты нальешь вина Яше. Ну и положи ему что-нибудь на тарелку. Яша, а что ты хочешь?

– Осетрину, – машинально ответил бледный как мел послушник. Ничего, крепкий парнишка, только зашуганный. Другой бы уже давно под стол свалился без сознания или молитвы читал бы.

– Так вот, положи Яше осетрины. А мне вон того салатика. Да побольше, не жадничай! А ты, Яша, ешь, пей. Не стесняйся, в общем. Будь как дома!

Обед с послушником проходил весело. Сначала он, конечно, робел, но я усердно поил его вином, так что через несколько минут щеки его порозовели, а язык развязался. Старый козел так перетрусил, что не смел пикнуть и выполнял все мои приказы бегом. Особенно я был доволен, когда он, словно вышколенный официант, подкладывал разные лакомства на тарелку послушника и наливал ему лучшие вина. К тому, как вилка, ложка и кубок передвигаются по воздуху, а потом еда исчезает неизвестно куда (ну ем я так! Я же для них невидимый!), им вскоре пришлось привыкнуть. Если обедаешь вместе с демонами, нужно мириться с мелкими неудобствами.

– А что, Яша, хорошо живется в монастыре? – спрашивал я.

– Это уж кому как! – отвечал послушник и выразительно косился на настоятеля.

– А с едой, я вижу, тут хорошо, – заметил я. С удовольствием сманил бы этого монастырского повара: классно готовит. Вот никогда бы не подумал, что мне может понравиться земная пища!

– Это уж для кого как! – дипломатично отвечал послушник и снова косился на святого отца.

– А хороший у вас отец настоятель. Смиренный, – говорил я, уписывая за обе щеки пирог с грибами. – Не стыдится прислуживать тебе, простому послушнику! – Если старый козел и имел на этот счет свое мнение, то благоразумно держал его при себе, только зубами скрежетал.

– Это уж когда как! – с довольной улыбкой отвечал захмелевший Яша.

Наконец мы с Яшей наелись настолько, что едва могли двигаться. Парень к тому же так захмелел, что готов был задремать, опустивши лицо в салат.

– Вот что, настоятель, – строго произнес я. – Ты мне тут собери в дорогу чего получше да пару бутылочек вина. А то у нас там, в аду, с поварами плохо. Ну да ты скоро сам узнаешь, старый козел!

Видели бы вы, как проворно он все собрал! Даже многовато получилось. Ничего, Боня съест: ему силы скоро ох как понадобятся!

– Значит, так, – сказал я напоследок старому козлу, когда собранные вещи исчезли на глазах собеседников под складками моего плаща. – К девушкам больше не приставать, а Яшу не обижать. Если он расскажет, как отец настоятель демону за обедом прислуживал, будет большой удар по твоему авторитету! Потом загляну и проверю. Яша, до скорого!

И, оставив изумленную публику, я направился к лесу. Беглецы-то мои небось заждались уже!


Содержание:
 0  Явление Люцифуга : Александр Белогоров  1  ГЛАВА 2, в которой я изменяю сценарий аутодафе [4] : Александр Белогоров
 2  вы читаете: ГЛАВА 3, в которой я беру компенсацию за моральный ущерб : Александр Белогоров  3  ГЛАВА 4, в которой говорится о разных мелких недоразумениях : Александр Белогоров
 4  ГЛАВА 5, в которой я принимаю участие в разбойничьей игре : Александр Белогоров  5  ГЛАВА 6, в которой мы собирались повеселиться на ярмарке : Александр Белогоров
 6  ГЛАВА 7, в которой Боня показывает себя великим бойцом и читает проповедь : Александр Белогоров  7  ГЛАВА 8, в которой я непочтительно обращаюсь с инквизиторами и шпионами : Александр Белогоров
 8  ГЛАВА 9, в которой мы с Эльзой учим инквизитора летать : Александр Белогоров  9  ГЛАВА 10, в которой я оказываюсь в совершенно унизительном положении : Александр Белогоров
 10  ГЛАВА 11, в которой Эльза соблазняет стражника, а мы меняемся местами с судьей : Александр Белогоров  11  j11.html
 12  ГЛАВА 13, в которой мы удостаиваемся аудиенции его высочества : Александр Белогоров  13  j13.html
 14  j14.html  15  ГЛАВА 16, в которой Боня устраивает небольшой маскарад : Александр Белогоров
 16  ГЛАВА 17, в которой маркизу является ангел-хранитель : Александр Белогоров  17  ГЛАВА 18, в которой мы отдаем кое-какие старые долги : Александр Белогоров
 18  ГЛАВА 19, в которой Боня готовится сразиться с призраком : Александр Белогоров  19  ГЛАВА 20, в которой Боня прикрывается моим честным именем : Александр Белогоров
 20  ГЛАВА 21, в которой мы проходим научную экспертизу у князя : Александр Белогоров  21  ГЛАВА 22, И ПОСЛЕДНЯЯ, в которой меня изгоняют домой : Александр Белогоров
 22  Использовалась литература : Явление Люцифуга    



 




sitemap