Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 5, в которой я принимаю участие в разбойничьей игре : Александр Белогоров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




ГЛАВА 5,

в которой я принимаю участие в разбойничьей игре

День подошел к концу без новых приключений. Ведь как интересно получается: последнее время я считал, что моя жизнь стала скучноватой, а вот теперь хочется, чтобы поменьше происшествий случалось. И это всего-то за пару дней!

Когда стало смеркаться, мы, углядев подходящую полянку, пристали к берегу, чтобы устроить привал. Как ни странно, костер разводил не я. Монах почему-то никому не доверял производить эту нехитрую операцию и делал ее довольно споро. Учат их, что ли, в монастыре, чтобы потом еретиков жечь? Мне было милостиво разрешено собирать хворост, а Эльза чуть позже занялась приготовлением ужина. Ясно было, что остатков едва хватит на завтрак. Так что либо они смогут завтра что-то купить и при этом не нарваться на неприятности, либо «Люцифуг, иди и достань пожрать». Но до завтра еще дожить надо!

За ужином случился небольшой конфликт. Боня вдруг заметил, как еда поднимается в воздух и исчезает прямо на глазах (ну ем я так!), секунд двадцать смотрел на этот процесс в немом изумлении, а потом разразился тирадой, что, дескать, нам, демонам, питаться не положено! Тоже диетолог выискался!

– Ты почему, Люцифуг, переводишь пищу, которая необходима нам, тогда как ты, благодаря своей бесовской сущности, можешь обходиться без нее?

Так и спросил! Слыхали? Мне, значит, можно без пищи. И сколько объяснять, что бесов я и сам терпеть не могу!

– А потому, Боня… святой папаша, что мне эта пища тоже необходима! А то, что ты думаешь про нас, демонов, – это бред сивой кобылы! Не знаешь – спроси!

– Я думаю, демон, что из-за своего коварства и врожденной вредности ты вводишь честного монаха в заблуждение! Если это так…

– Боня! Дай человеку… то есть демону, спокойно поесть! – оборвала его Эльза. – Выпей вот лучше! – протянула она бутылку, к которой монах основательно приложился.

Самое забавное, что вначале, когда Эльза только начала приводить свой план в исполнение, наш Боня категорически возражал против алкоголя. Видите ли, день какой-то такой, что пить не положено. Но потом все-таки решил, что путникам можно делать послабления, а посему предложил всем возблагодарить Господа и отметить наше чудесное спасение. Надо сказать, отмечал в основном он. Девушка сделала всего лишь пару глотков для бодрости, а в остальное время потчевала своего ненаглядного Боню, а мне они вина даже не предложили! Понимаю, конечно, что легко о тебе забыть, когда сидишь тут одинокий и невидимый, но все равно обидно как-то! Пришлось самому утешаться второй бутылкой, презентованной старым козлом.

Наконец монашек здорово раскраснелся и окосел. Ему даже идет: ну нельзя же постоянно быть таким серьезным и затянутым. Эльза подсела к нему поближе и начала что-то ворковать. Я, конечно, не прочь был послушать. Да и интересно же, чем дело кончится, получится у нее или нет. Но я всегда отличался большой деликатностью. К тому же вторую бутылку я почти прикончил. Да, чуть не забыл: мне несколько дней не давали по-человечески (тьфу! По-демонически) выспаться. Так что я, прихватив остатки вина и пожелав всем спокойной ночи (на что парочка не обратила ни малейшего внимания), отправился восвояси.

Я решил отойти на достаточно большое расстояние. Во-первых, чтобы не смущать Эльзу с Боней. Во-вторых, предвидел, что монах с утра пораньше опять устроит побудку. Вот и пускай себе призывает и бранится! Когда высплюсь, тогда и явлюсь!


Вы, конечно, уже успели порадоваться за старину Люцифуга. Дескать, отдохнул наконец от своих трудов, отоспался… Если так, то вы поспешили. Да-да! Увы, но выспаться не удалось и на этот раз.

Я проснулся от каких-то криков и пьяного хохота. Боня, конечно, наклюкался основательно, но они с Эльзой никак не могли производить столько шума. Похоже, стряслось что-то нехорошее. Необходимо было пойти и проверить.

Так и есть! Возле костра хозяйничали шесть оборванцев довольно свирепого вида. Наверное, увидели дым от костра и решили ограбить путников. Я много слышал о разбойниках, и вот мне довелось их лицезреть. И, надо сказать, удовольствия от этого зрелища я не получил. Все грязные, небритые, с оружием. Надо же хоть как-то за собой следить, будь ты даже распоследним головорезом! Правда, выглядели они весьма живописно и колоритно. Вести себя эта шайка тоже совершенно не умела. За какую-нибудь минуту они успели перессориться, помириться, испортить походный котелок… Больше всего они досадовали на то, что вина почти не осталось и, как выразился один из них, «промочить глотку» было нечем. Между прочим, река рядом – пей сколько влезет!

Когда эти ребята наткнулись на скромные сбережения господина бургомистра, их радости не было предела. С ними тот же фокус, что и с солдатами, ни за что не прошел бы! Сразу видно, что такие ни Бога, ни черта не испугаются. Что ж, придется действовать по-другому. А денежки, конечно, вернуть придется. Нехорошо воровать у бедных путников. Ох ты! Я так увлекся наблюдением за разбойниками, что про мою парочку совсем забыл. Ну, если с ними что-то случилось, покажу я вам, как моих друзей обижать! Я сказал – друзей? Считайте, что оговорился. С кем не бывает!

Так вот, ничего страшного, к счастью, не произошло. Уф! Глядя на бандитские физиономии захватчиков, я бы за это не поручился! Вот они, привязаны к дереву. Эльза извивается, пытается освободиться, а монах… Эй, Боня! Ты что, без сознания? Тебя что, били? Как бы не так! Он, оказывается, просто дрыхнет! Вот так, стоя, привязанный. Что нам разбойники, нападение! Мы напились и спать хотим! Глядя на него, иногда прямо завидно! А если бы я так же рассуждал? Ну да ладно, с Боней потом поговорим!

Может, сразу развязать? Нет, рановато! Разбойники переполошатся, а потом разбирайся с ними! Я буду действовать тоньше! Надо только Эльзу ободрить, чтобы девочка не слишком переживала. А, вот она как раз меня и зовет! Умница! Или просто обо мне говорит? Все равно умница!

– Боня! Ну проснись же ты наконец! – Эльза пыталась добудиться монаха, но прервать его сладкий сон никак не удавалось. В общем-то отчасти сама виновата: перепоила – и вот результат! – Просыпайся, зови Люцифуга! Без него нам не справиться!

В ответ наш монашек издал носом какую-то замысловатую трель, но открыть глаза так и не сподобился.

– Люцифуг! – в отчаянии позвала девушка. – Может, ты явишься и по моему зову?

– Может, и явлюсь! – негромко согласился я. – Если, конечно, попросить по-человечески, а не как этот грубиян!

– Ты здесь! – Она даже взвизгнула от радости (не верила, наверное, в свои способности по части вызывания демонов) и тем самым привлекла внимание одного из разбойников, здоровенного мужика в краденом красном камзоле.

– Что это девчонка разговорилась? – поинтересовался он, подошел к Эльзе, наклонился, чтобы проверить путы, и обдал такой волной несвежего дыхания, что даже мне (уж на что привык ко всякому!) стало противно. И когда они зубные щетки изобретут?

– А она нас ждет! – грубо захохотал его товарищ, высоченный детина с длинными спутанными космами.

Другие подхватили его веселый порыв. И почему эти люди такие шумные?!

– Скоро дождется! – сказал мрачный коренастый тип, самый старший в компании, и зло сплюнул в костер.

Что за манеры!

– Ну что, в карты или в кости разыграем? – спросил доселе молчавший одноглазый разбойник. Через всю Щеку у него шел шрам от сабельного удара, совершенно обезобразивший и без того отвратительную физиономию.

– В карты! – быстро выкрикнул кто-то – я даже не разглядел, кто именно.

– С тобой в кости играть! Нашел дурачков! – поддержал другой разбойник, и вся компания, за исключением одноглазого, весело заржала.

– Ты, девочка, потерпи немного, – злорадно проговорил мужик в красном камзоле, тот самый, что проверял путы. – А мы сейчас решим, кто первый тебя развлекать будет! С нами не соскучишься!

Сказав это, он собирался потрепать Эльзу по щеке, но тут же получил меткий плевок в левый глаз.

– Ах ты ведьма! – завыл он и занес руку для удара. Я уже хотел вмешаться, но руку перехватил одноглазый.

– Не порть раньше времени! – строго сказал он. – Вот выиграешь, тогда и делай что хочешь!

– У тебя выиграешь! – обозлился неудачливый ловелас, но руку опустил и отошел в сторону, осыпаемыq насмешками со стороны подельников и зло глядя в сторону привязанной девушки.

Ах вот оно что! Значит, Эльза сбежала от жирного борова и старого козла только для того, чтобы попасть к этим молодцам?! Ну нет! Не будь я Люцифуг! Я вас так проучу, что будете девиц за километр обходить. Конечно, можно стащить оружие, устроить бойню, но это не по мне. Я предпочитаю действовать изящно, артистично. Сейчас сами увидите.

– Не бойся! – шепнул я Эльзе. – Скоро я устрою небольшое представление.

– А я и не боюсь! – ответила она. Приятно все-таки, когда в твои скромные возможности так верят. – Жаль только, что эти набежавшие такой вечер испортили!

Тут Боня издал какой-то особенно громкий храп и слегка задергался, словно пытаясь перевернуться на другой бок. Это вызвало новый приступ веселья разбойников.

– А с ним-то чего делать будем? – спросил здоровенный детина у старших товарищей.

– Деньжата у него есть, – принялся рассуждать старший. – Надо бы узнать, кто он, откуда, да и выкуп затребовать. Раз он с собой столько носит, то за него знаешь сколько дадут!

– Эй, разбудите-ка его! – скомандовал одноглазый, и ближайший к Боне разбойник послушно пощекотал его ножом.

Вы думаете, это приятно, когда вы сладко спите после бутылочки вина, и вдруг какая-то бандитская рожа дотрагивается до вас холодным лезвием, и вы просыпаетесь, и обнаруживаете, что привязаны к дереву? Не буду врать, на себе не испытывал, но, думаю, приятного тут мало. Не верите – спросите у Бони. Мой монашек проснулся, задергался и бешено завращал глазами, очевидно пытаясь оценить обстановку.

– Ну где же твой ручной демон? – глумливо поинтересовался одноглазый. Так. Что-то я не понял. Какой еще ручной демон? Это вообще о ком?

– Немедленно отпустите меня… нас. А иначе я его призову, и он тут устроит такое, что чертям станет тошно!

Боня молодец, что не потерял присутствия духа, но вот надо бы разобраться, как он меня назвал. Я что ему, ручная собачка: свистнешь – и прибежал? И к чему он опять чертей приплел? Им-то от этого ни жарко, ни холодно.

– Ну призывай, мы послушаем, поглядим! – предложил старший разбойник и опять сплюнул.

Надоел, право: противно же!

Надо сказать, не все разделяли его энтузиазм. Конечно, Боне никто особо не верил, но те, кто поосторожнее, Демонов слегка опасались. Может, явиться сразу? Или Боню проучить?

– Явись, Люцифуг! – начал завывать пьяным голосом монашек и тут же глупо икнул. – Явись и служи мне! Вот! – Его одурманенный алкогольными парами мозг пытался восстановить слова заклинания. Ну если он думает, что я после таких призывов явлюсь… Это же себя не уважать надо! – Явись. Иначе. Ик! Я буду мучить тебя страшными словами. Ик! – Ну, понеслось! – Тетра… Петра… Ветра… Тон! Вот!

Ну конечно, выговори такую абракадабру спьяну! У меня, например, и на трезвую голову не получится!

Разбойники, даже те, кто сначала насторожился, дружно заржали. Неудачные попытки пленника связать пару слов окончательно убедили их, что он просто бахвалится спьяну. «Тетра-петра», – стал распевать кто-то из них.

– О коварный демон! – выл расстроенный Боня. – Ты бросил меня, твоего господина, ик, на произвол судьбы! За это я так прокляну тебя! Ик!

Ах ты господская морда! Если б ты не был так пьян и беспомощен, точно врезал бы пару раз!

– Ты откуда такой взялся? – строго спросил одноглазый, переходя к делу.

– Я… ик… смиренный инок! – жалобно проговорил мой монашек, потрясенный своей неудачей.

Его дальнейшие слова потонули во взрыве хохота.

– А кто будет издеваться над святым человеком… – обиделся Боня. – Того… ик… ввергнут в геенну огненную! Вот! Ик! А там плач и скрежет зубовный! – Так, мы уже святые. А чего ж так набрались-то, а? От большой святости? И чем он там угрожает? Зубоврачебным кабинетом? – А ну-ка развяжите нас и просите прощения! На коленях! – строго добавил он.

Теперь обиделись разбойники. Вообще, думать надо, что говоришь! Да еще в таком-то положении! Я бы на их месте тоже оскорбился. Стоит пьяный, привязанный (если бы отвязали, наверняка грохнулся) и еще угрожает! Тот разбойник, который его будил, выразительно провел лезвием по Бониному горлу. Но пьяному море по колено!

– Если ты убьешь меня, я стану великомучеником, – величественно, насколько позволяло его состояние, проговорил монашек. – А ты отправишься прямиком в геенну огненную, где… ик… стоит плач и скрежет зубовный! – Если он не зануда, то кто? – И черти… ик… будут поджаривать тебя в кипящем масле… ик! – Да что черти – садисты и людоеды, что ли? Станут они такого поджаривать! Тоже мне лакомый кусочек!

– А поджарим ему пятки, – предложил здоровенный детина. – Тогда и заговорит по-другому.

– А не заговорит – в речке утопим, – равнодушно добавил самый старший и… правильно догадались, сплюнул.

Предложение разбойникам понравилось. Боня же, исчерпав запас красноречия, бессмысленно вращал глазами, окончательно утратив представление о реальности. А потом прикрыл их и… захрапел! Вот ведь нервы у человека! Даже завидно! Такого пытать без толку, все равно не проснется!

– Эй! Про меня забыли! – воскликнула Эльза, хорошо представив, что сейчас произойдет с незадачливым монахом.

– А ведь верно! – обрадовался одноглазый. – Сначала девчонкой займемся, а с этим после поговорим!

– Теперь он выкупом не отделается, – проворчал мужик в красном камзоле. – И ты тоже, деточка! – Он нехорошо поглядел на Эльзу, не приближаясь, однако, на расстояние плевка.

Бандиты уселись за карты. Девушка, предназначенная победителю, смотрела на них с равнодушием и презрением. Честное слово, у меня такое ощущение, что даже если бы меня не было рядом, она вела бы себя точно так же! Эх, повезло Боне ни за что ни про что. Он, кстати, продолжил мирно храпеть (все-таки Эльза перестаралась с вином!).

В картишки я перекинуться и сам люблю (эх, зря тогда так обыграл инспектора!). Только вот этой земной игры я, к сожалению, не знал. А ведь у этих бандитов правила и не спросишь! А жаль! Ну ничего, я сюда не в карты играть приехал. Играли они, как ни странно, внимательно и осторожно, даже забыв на время свою ругань и скабрезные шуточки. Видно было, что эти молодцы не доверяют друг другу и следят, что называется, в оба (за исключением, конечно, одноглазого, который так и зыркал своим единственным иллюминатором). Напряжение нарастало, и я понял, что пришло время действовать. Как говорится, ловкость рук, и ничего больше! А уж если ты невидимый, то вообще все просто.

Игроки один за другим выбывали, сбрасывая карты, сплевывая и негромко ругаясь. Они с некоторой тоской бросали взгляд в сторону Эльзы, а потом продолжали наблюдать за своими более удачливыми коллегами. Наконец карты остались только у двоих: мужика в красном камзоле и конечно же одноглазого, который, похоже, был большим мастером по части азартных игр.

– Ничего! До девчонки я потом все равно доберусь! – досадливо буркнул краснокамзольщик, сбрасывая карты. – С тобой играть…

– Партия! – воскликнул одноглазый и радостно потер руки. И тут, что бы вы думали, из его рукава вылетает пара тузов. Конечно, не из рукава, но я их так ловко подкинул, что создалась полная иллюзия! Уж не знаю, мухлевал одноглазый или нет (без этих тузов, конечно), но у других разбойников в этом не осталось ни малейших сомнений.

– Так вот ты, значит, как! – взревел мужик в красном камзоле, поднимая руку со здоровенным кулачищем, и уже из его рукава вылетела пиковая дама. Не знаю, почему я выбрал именно ее. Наверное, из всех карточных изображений она просто выглядела самой симпатичной.

– Да они оба жулики! – возмутился здоровенный детина. – Бей их, ребята!

– Стоять! – одноглазый выхватил нож. – Меня кто-то подставил!

– То-то ты всегда выигрываешь! – не поверил старший разбойник и сплюнул прямо на сброшенные карты. Карты-то зачем портить! Играть потом будет противно.

– И меня подставили! – обиженно взревел мужик в красном камзоле. Но никто не слушал, разъяренные подельники подступали, чтобы разобраться с шулерами. Бывшие враги вынуждены были встать спиной к спине.

Ну и потеха началась! Давно я такого не видел! Эти ребята, надо сказать, умели драться очень даже неплохо. Что поделаешь, большой опыт, тут любой бы научился. А численный перевес нападавших компенсировался тем, что оборонялись самые лучшие бойцы (особенно одноглазый), возмущенные к тому же учиненной над ними несправедливостью.

Здоровенный детина решил воспользоваться своими габаритами и взять грубой силой. Он схватил огромную дубину (я такую разве что приподнял бы, и то с трудом, а я демон не самый мелкий) и принялся ожесточенно размахивать ею. Получалось у него, конечно, грозно, но неэффективно. Для начала он умудрился случайно вырубить другого нападавшего, за что получил порцию проклятий от товарищей и издевательскую похвалу одноглазого. Рассвирепев, детина очертя голову бросился вперед и сумел-таки дотянуться до разбойника в красном камзоле, но и сам успел получить от того удар ножом. Краснокамзольщик рухнул как подкошенный, а длинноволосый тяжело осел на землю, горестно охая и прижимая к окровавленному животу свободную руку (в другой он так и держал дубинку).

Старший разбойник в очередной раз сплюнул и стал надвигаться на одноглазого, а его более молодой товарищ держался рядом. Видно было, что ему очень не хочется связываться с таким опасным противником, но показать себя трусом он, похоже, боялся гораздо сильнее.

– Ближе, ближе! – подбадривал одноглазый, отступив к дереву.

– Заходи слева! – скомандовал пожилой разбойник, сам направляясь в правую сторону. Он был до того напряжен, что даже забыл совершить ритуал, сопровождающий каждое его действие.

– Эй! Помогите мне! – жалобно причитал длинноволосый детина, но на него никто не обращал внимания.

– Не глупите, ребята! – попробовал договориться одноглазый. – Нас ждут девчонка и пьяный дурак! Дарю их вам!

– Может, стоит… – заикнулся было молодой разбойник, который рад был пойти на мировую, но более опытный товарищ не поддержал его.

– Нашел дураков! – сплюнул пожилой разбойник. – Знаешь, что бывает с шулерами?! Помню одного такого… Как он визжал, когда я им занялся…

Он на секунду отвлекся, пропустил молниеносный кулачный удар и следующим действием уже сплевывал на землю зубы. Рассвирепев, он бросился вперед. Некоторое время он и одноглазый, сцепившись, катались по земле, а трусоватый разбойник бегал рядом и то ли не решался пустить в ход свое оружие, боясь промахнуться, то ли не мог решить, чью сторону следует принять. В конце концов одноглазый сумел слегка придушить любителя плевков и в тот же миг получил удар дубинкой от нерешительного молодца.

– Вот так! – удовлетворенно произнес победитель. – Теперь и девчонка, и деньги достанутся мне! А с пьяницей пусть кто хочет разбирается!

Сделав такой вывод и убедившись, что ему никто уже не может помешать, разбойник направился к Эльзе. Он и тут проявлял осторожность, так как успел убедиться в несговорчивом характере предполагаемой добычи. Но о моем присутствии, конечно, не догадывался. Один удар по темечку оставшейся бесхозной дубинкой – и недавний победитель присоединился к неудачливым товарищам.

Можно было представить себе, что произойдет, когда они начнут приходить в себя! Это, наверное, будет второй раунд. Даже жаль, что я его пропущу. Но долг прежде всего! Бросив прощальный взгляд на поле боя, я занялся веревками. Через несколько секунд Эльза уже была свободна, растирала затекшие конечности и горячо благодарила меня (а приятно, когда тебя ценят!). Боня же мирно осел на землю и продолжал громко посапывать. Вот уж действительно сон праведника!

Попытки растолкать пьяного монаха успехом не увенчались, поэтому мне ничего не оставалось, как взвалить его на плечи и поплестись к лодке. Что я, нанимался такую тушу таскать?! Ну ладно, взялся за гуж… Эльза, разумеется, успела подобрать деньги, так и не разделенные разбойниками, и даже прихватила кое-что из их запасов: моральная компенсация! Ей очень понравился этот принцип, и я был согласен на все сто! А еще мы взяли немного оружия. На боевое искусство Бони я, конечно, не рассчитывал, но вот девушка, по моему мнению, в случае чего могла бы постоять за себя!

Уже светало, когда мы отчалили от негостеприимного берега. Вот и еще одна ночь прошла без сна!

– Как вы попались? – спросил я у Эльзы, чтобы хоть как-то заполнить паузу и разогнать сон.

– Ничего интересного! – махнула рукой девушка. – Только Боня разобрался с бутылкой, как на нас налетели эти гады. Мы даже понять ничего не успели! Впрочем, Бонечка так перебрал, что он бы все равно ничего не понял! Эх, интересно, был бы от него толк, если б эти сволочи не помешали?

– Это вряд ли! – Я покосился на сопящего монаха. – Перестаралась ты с вином!

– Ничего! В следующий раз получше рассчитаю, – деловито сказала Эльза. – Кстати, он даже тебя вызвать не смог! – добавила она.

– Это как же? – поморщился я. Объяснить ей, что ли, что мне начхать на все их заклинания и вызывания? И даже на страшные слова?

– А вот так! Он только заявил разбойникам, что у него есть ручной демон, и если они не оставят нас в покое, то он демона вызовет и прикажет вздуть их по первое число! А потом перевернулся на другой бок и захрапел!

– Вот ведь пьяная свинья! – произнес я с большим чувством.

– Боня не виноват! – кинулась на защиту Эльза. И что она в нем нашла? – Он просто не привык к вину. Ему в монастыре, наверное, тяжело жилось!

– Ну конечно! Наверное, это я виноват! – проворчал я.

– Ты тоже не виноват, – серьезно ответила девушка, не поняв иронии. – Ты же не мог явиться без вызова!

– Вообще-то я собирался спокойно отдохнуть, а вас оставить наедине, – признался я. – Если бы не ушел, явился бы, будь уверена.

– Здорово все-таки, что Боня так сильно привязал тебя заклинаниями! – воскликнула Эльза, чья вера в монаха и его знания, похоже, была безграничной.

– Это для кого как! – проворчал я, процитировав Яшу.

– Ты отдыхай! – предложила Эльза. – А я за лодкой послежу. Все равно после такого приключения не спится.

Зная, что ей можно доверять, я свернулся калачиком и… Интересно, удалось мне вздремнуть хотя бы полчасика? Жаль, часов нет, проверил бы!

Ну, вы поняли! Это Боня проспался и потребовал меня к ответу.

– Люцифуг! – воззвал он похмельным голосом. – Люцифуг!

И тут я не вытерпел! Я все ему припомнил: обзывательства, ручного демона… Подошел к нему, приподнял за шкирку и окунул голову за борт! Он даже пикнуть не успел, только пузыри пускает! Эльза даже вскрикнула и хотела бежать на помощь, но я его уже отпустил, потом макнул еще раз, для острастки, а уж затем бережно переправил страдальца в лодку. У Бони был такой жалкий и растерянный вид, что Эльза даже отвернулась в сторону, но плечи девушки явственно вздрагивали от смеха. Сделав несколько глотков воздуха и немного придя в себя, монашек набросился на меня.

– Да как ты посмел! – вопил он. – Как посмел ты, жестокий демон, поднять руку на того, кто силою великих заклинаний вызвал тебя из бездны?! Да за это я буду мучить тебя страшными словами…

– Боня… Святой папаша! Я же хотел как лучше! – воскликнул я самым испуганным тоном, который только мог изобразить. – Я был уверен, что ты меня позвал, чтобы помочь похмелиться!

– Похмелиться? – задумчиво хмыкнул Боня, который уже успел почувствовать облегчение от холодной головомойки.

– Люцифуг не виноват! – поддержала Эльза, едва сдерживая смех. – Ведь тебе полегчало, правда?

– Ну, допустим! – согласился монах, пытаясь держаться с большим достоинством. Представляете, как это получалось у него, мокрого и с похмелья! – А почему ты не являлся по моему вызову, когда мы находились в грязных руках этих нечестивцев?

– Знаешь, Боня! – не вытерпела Эльза. – Пить меньше надо! Тогда и слова будешь правильно выговаривать!

– Ну, допустим! – заладил наш зануда. – А почему он тогда явился?

– Это я его позвала! – успокоила девушка.

– Ну, допустим! – продолжал Боня, словно какой-нибудь инквизитор на допросе. – А почему он является по твоему вызову? Ведь это я его привязал тайным и великим заклятием! – Так! Это что же, мы ревнуем?

– Что ты заладил?! Позвали, и пришел! – не выдержал я.

– Он не мог не прийти, когда мы были в беде, – ласково сказала девушка. – И, по-моему, мы должны его поблагодарить!

– Благодарю тебя, демон! – важно заявил Боня, словно король, подающий милостыню. – И впредь разрешаю тебе являться, если… если я по каким-то причинам не смогу произнести нужные слова.

– Вот спасибо! – воскликнул я, но моя ирония разбилась о стену его самоуверенности.


Содержание:
 0  Явление Люцифуга : Александр Белогоров  1  ГЛАВА 2, в которой я изменяю сценарий аутодафе [4] : Александр Белогоров
 2  ГЛАВА 3, в которой я беру компенсацию за моральный ущерб : Александр Белогоров  3  ГЛАВА 4, в которой говорится о разных мелких недоразумениях : Александр Белогоров
 4  вы читаете: ГЛАВА 5, в которой я принимаю участие в разбойничьей игре : Александр Белогоров  5  ГЛАВА 6, в которой мы собирались повеселиться на ярмарке : Александр Белогоров
 6  ГЛАВА 7, в которой Боня показывает себя великим бойцом и читает проповедь : Александр Белогоров  7  ГЛАВА 8, в которой я непочтительно обращаюсь с инквизиторами и шпионами : Александр Белогоров
 8  ГЛАВА 9, в которой мы с Эльзой учим инквизитора летать : Александр Белогоров  9  ГЛАВА 10, в которой я оказываюсь в совершенно унизительном положении : Александр Белогоров
 10  ГЛАВА 11, в которой Эльза соблазняет стражника, а мы меняемся местами с судьей : Александр Белогоров  11  j11.html
 12  ГЛАВА 13, в которой мы удостаиваемся аудиенции его высочества : Александр Белогоров  13  j13.html
 14  j14.html  15  ГЛАВА 16, в которой Боня устраивает небольшой маскарад : Александр Белогоров
 16  ГЛАВА 17, в которой маркизу является ангел-хранитель : Александр Белогоров  17  ГЛАВА 18, в которой мы отдаем кое-какие старые долги : Александр Белогоров
 18  ГЛАВА 19, в которой Боня готовится сразиться с призраком : Александр Белогоров  19  ГЛАВА 20, в которой Боня прикрывается моим честным именем : Александр Белогоров
 20  ГЛАВА 21, в которой мы проходим научную экспертизу у князя : Александр Белогоров  21  ГЛАВА 22, И ПОСЛЕДНЯЯ, в которой меня изгоняют домой : Александр Белогоров
 22  Использовалась литература : Явление Люцифуга    



 




sitemap