Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 7, в которой Боня показывает себя великим бойцом и читает проповедь : Александр Белогоров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




ГЛАВА 7,

в которой Боня показывает себя великим бойцом и читает проповедь

Вы думаете, нам, демонам, удобно подкрепляться в человеческом трактире? Если так, то вы глубоко заблуждаетесь. Еда, поднимающаяся вверх, а потом растворяющаяся в воздухе, способна вызвать у местного населения нездоровый ажиотаж. Хорошо, что я это сразу смекнул. А плохо то, что есть-то мне здорово хотелось. Стыдно об этом рассказывать, но я пристроился под столом, словно какая-нибудь собака. Докатился! Под соседним столом перекусывала настоящая собака, которая боязливо косилась в мою сторону и время от времени начинала подвывать. Уж не знаю, то ли животные нас все-таки видят, то ли все дело в запахах…

В трактире мы заняли самый дальний столик, у стенки, взяв с Бони клятвенное обещание не выступать. В общем, особого внимания мы не привлекали: мало ли разного народа на ярмарке. Бывший монах последовал моему совету и, чтобы прийти в себя, воспользовался алкоголем. Пара стаканов какой-то местной бормотухи при минимуме закуски свое дело сделали, и он медленно, но верно выходил из депрессии. Эльза смотрела на него с некоторой тревогой и крепких напитков не употребляла. И правильно: должен же хотя бы один из троих оставаться в форме.

– Они лишили меня сана. Ха! – подал голос Боня.

Еще недавно он относился к этому факту совсем не так спокойно. Наверное, алкоголь действует на нас и на людей примерно одинаково. Вот, помню, меня как-то поперли из одного места… Впрочем, неважно, я же не о себе рассказываю!

– И правильно! – поддакнула ему девушка. – Чего теперь переживать! Ты же у меня такой молодец! Прекрасно проживешь и без сана.

Я вообще замечал, что женщины куда лучше и ловчее мужчин умеют в нужный момент льстить. И как мы этого не замечаем?! Наверное, когда льстят тебе, это воспринимается как должное, как констатация факта.

– Конечно, проживу! – Боня стукнул по столу кулаком и налил себе новый стакан. Зря мы вовремя его не остановили. Но кто же знал, как его понесет дальше! – Я теперь… Раз я такой умный, я теперь создам новую ересь!

Эльза от таких слов уронила ложку, а я чуть не подавился. Мы-то думали, человек хочет за ум взяться, а он…

– А зачем тебе это? – осторожно спросила девушка.

– Я создам новое учение, очищенное от скверны, – пояснил Боня. – И сам стану его главой.

– А ты думаешь, это не опасно? – поинтересовалась Эльза.

– Еще как опасно! – мужественно заявил экс-монах, сделал большой глоток и закусил соленым огурцом. Аппетитно он это сделал, быстро учится! – Скорее всего, меня схватят и сожгут на костре.

– И стоило тогда бежать? – подал голос я, пытаясь его образумить.

– Молчи, демон! – прикрикнул он. – Когда свет моего учения разнесется по миру, вам, чертям, станет тошно!

Во-первых, я не черт, сколько можно путать! А во-вторых, сомневаюсь я, чтобы эта семейка протошнилась, что бы он там ни вытворял. Они, поди, ничего и не узнают, если я не расскажу.

– Но я буду очень горевать! – воскликнула Эльза. – Бонечка, лучше не надо! Давай мы найдем тебе другое дело, не такое опасное!

– Меня сожгут! – упрямился наш потенциальный ересиарх. – Но слава обо мне переживет века, а свет моего учения откроет путь для многих чистых душ!

Вот так! Ни больше, ни меньше! Славы нам захотелось…

– Ладно, ты создашь свою ересь, – неожиданно согласилась Эльза. – Только постепенно, ведь надо же сначала все обдумать…

– А чего тут думать?! – воскликнул Боня, делая новый глоток и пытаясь поймать вилкой коварный грибок, ускользающий от чести послужить закуской главе нового великого учения. – Я буду следовать божественному вдохновению! Да я готов хоть сейчас…

– А кто меня загонит обратно в ад? Если тебя сожгут? – поинтересовался я.

– А кто обещал доставить меня во владения герцога Дондурдурского? – насела на него Эльза с другой стороны.

– Все приходится делать самому! – с видом мученика вздохнул Боня.

Его погоня за грибком вошла в решающую фазу. Опьяневшему монашку удалось было загнать соперника на край тарелки, но тот, проявив чудеса ловкости, снова умудрился ускользнуть. Это противостояние так отвлекало нашего общего друга, что он даже на время забыл о собственных великих планах. В кабачке тем временем начались танцы. Та еще дискотека, скажу я вам! Музыканты все пьяные, фальшивят отчаянно, репертуар, мягко говоря, на любителя… Впрочем, танцоры были еще хуже музыкантов. Только пол дрожал!

– А ты не хочешь потанцевать? – неожиданно спросила Эльза. Непритязательные вкусы у девочки! Но, с другой стороны, где же ей еще развлекаться! А может, она хотела просто отвлечь бывшего монашка от великих планов и заодно от бутылки?

– Это все суета сует! – поучающим тоном заявил Боня и торжествующе поднял на вилку поверженного противника. – Что мне до мирских развлечений?

– Девушка не хочет потанцевать? – Возле столика нарисовался какой-то краснорожий субъект самого нахального вида. Эльза даже слегка отпрянула, а мне стало интересно, как отреагирует наш бывший святоша.

– Девушка не хочет потанцевать! – Он отпил очередной глоток и треснул по столу кулаком, угодив при этом в тарелку. Последний оставшийся на ней грибок подбросило в воздух, и он, описав замысловатую траекторию, приземлился прямо на красную физиономию незваного кавалера..

– А тебя, доходяга, никто не спрашивает! – рявкнул краснорожий. Он явно разрывался между двумя желаниями: набить морду Боне и приударить за Эльзой.

– Я не собираюсь танцевать! – воскликнула девушка, противореча самой себе минуту назад. Впрочем, я бы на ее месте тоже поостерегся такого кавалера. – Боня! Пойдем отсюда!

– Боня! – заржал наглый субъект, напрашиваясь на реакцию со стороны спутника Эльзы, которого совершенно не опасался.

– Настанет время, и ты, несчастный грешник, будешь стоять передо мной на коленях, испрашивая благословения! – печально и величественно произнес бывший монашек, словно святой, отпускающий грехи грешнику.

– Что?! – взревел краснорожий, когда сквозь отуманенные алкоголем мозги просочился смысл Бониных слов. Он явно привык к более простым выражениям, а еще больше – к грубым действиям.

– Этой чистой душе не подобают суетные мирские развлечения. – Боня почтительно указал на Эльзу. – А ты, погрязший в пороках, покайся! Покайся, покуда не загубил окончательно свою грешную душу! Выйди из этого пристанища скверны, облачись во власяницу и ступай замаливать свои грехи! Аминь!

– Ну сейчас ты у меня получишь! – Из сказанного краснорожий понял только одно: ему предлагают покинуть столь веселое место несолоно хлебавши, причем не кто-нибудь, а какой-то пьяный хлюпик, вообразивший о себе невесть что! – Вставай, мерзавец, и сразись со мной, как мужчина! – И он принялся засучивать рукава. Надо отдать ему должное: какие-то представления о честной драке он имел. Хотя, конечно, Боня, мягко говоря, не выглядел серьезным противником.

– Если ты прикоснешься ко мне хотя бы пальцем, мучиться тебе в преисподней до скончания дней! – посулил ему бывший монашек, но однако встал и принял стойку, которую считал боевой. Правда, ему периодически приходилось хвататься за край стола, чтобы держать равновесие.

– Не надо! – воскликнула перепуганная Эльза.

– Придется мне проучить этого несчастного и наставить его на путь истинный! – вздохнул Боня с видом человека, выполняющего тяжкий и неприятный долг. Драка сделалась совершенно неизбежной.

– Люцифуг! Помоги! – шепнула Эльза, наклоняясь к столу. Она знала, где я нахожусь в данный момент.

– Ну что Люцифуг! Чуть что, так Люцифуг! – заворчал я. – Не надо было нарываться! Боне полезно, чтобы его немножко вздули! – Конечно, я и сам собирался помочь, но можно же слегка поломаться?

– Люцифуг! Ну пожалуйста! – Не могу отказать, когда меня просит девушка, особенно такая хорошенькая, как Эльза. – Потом Боня рассердится и будет тебя мучить этими самыми словами…

Тьфу! А нельзя без угроз? Ладно, надо выручать недотепу.

Я поднялся из-под столика (все ноги затекли) и оглядел диспозицию. То, что Боне ни за что не выстоять, было ясно любому дураку. Часть посетителей трактира даже не собиралась смотреть на это избиение. Другие же отпускали шуточки в адрес обоих участников. Кто-то предложил поставить один к десяти на «нашего Ганса», но желающих поддержать пари не нашлось. А зря! Но они же не знали, что «наш Ганс» имеет дело не только с пьяненьким Боней, но и со мной!

Действовать надо было тонко и аккуратно. Едва краснорожий кавалер как следует размахнулся и его кулак с пугающей точностью и скоростью понесся по направлению к носу будущего святого, как я в самый последний момент перехватил его руку, а другой нанес ему короткий удар под дых. Драчун охнул и удивленно сел на пол. Еще бы, он даже не разглядел, как «этот хлюпик» умудрился его так уделать!

Вы думаете, Боня тоже удивился? Ничуть не бывало! Он был для этого слишком пьян и самоуверен.

– Как грешник может нанести вред тому, кому божественным провидением предначертано нести свет! – пробормотал он, активно тряся головой, словно соглашаясь сам с собой.

Пораженная публика начала проявлять к поединку повышенный интерес. По адресу краснорожего, которого здесь, похоже, хорошо знали, понеслись обидные замечания. Тот тяжело поднялся и, что-то прорычав, ринулся на Боню, теперь уже считая его вполне достойным оппонентом. Маленькая подножка – и драчун, не сумев остановиться, врезался в стол и подняться уже не смог.

– Я прощаю этого грешника! – важно заявил Боня.

– Прощаешь, и очень хорошо! А теперь пойдем! – затараторила Эльза, поняв, что настал самый подходящий момент для почетного отступления. – Нам уже комнату приготовили – отдохнешь, выспишься…

Но на пьяного Боню разумные доводы уже не действовали. Увидев, что перед ним столько потенциальных апостолов будущего великого учения, он расправил плечи, отхлебнул еще глоток для вдохновения и обратился к собравшимся.

– Вы все большие грешники! – безапелляционно заявил он. – И каждый из вас должен принести покаяние! Очиститесь от скверны! Прислушайтесь к моим словам, чтобы не пришлось вам гореть в аду за свою суетную и грешную жизнь! Каждый из вас подобен червю, пресмыкающемуся в навозе и отвергающему свет! Но я готов вывести вас из этого скотского состояния! Опуститесь же на колени и начинайте каяться!

Вам бы понравилось такое обращение? Ну, допустим, сидите вы себе в ресторанчике, никого не трогаете, а вас начинают ни с того ни с сего обзывать и требовать, чтобы отныне – никаких развлечений. Вместо этого становись на колени и кайся! Мне бы такое точно не пришлось по душе. А довольно грубому народу, собравшемуся в трактире, тем более. Стало ясно: мне предстоит большая работа.

– А ну повтори, чего ты сказал! – Какой-то особо обиженный верзила стал угрожающе надвигаться на Боню.

– Вы все большие грешники! И каждый из вас…

Ну все! Полный… успех! Бывший монах принял эти слова за чистую монету и стал добросовестно пересказывать свою блестящую речь по второму разу! Для тех, кто с первого раза не понял и еще не успел как следует обидеться! Вот честное слово, следовало его вздуть! Но Эльза просила… Да и неудобно бросать бедолагу!

О зубы верзилы я даже разбил кулак. В этот момент Боня как раз взмахнул рукой: то ли для того, чтобы не упасть, то ли ему взбрело в голову благословлять собравшихся. В общем, все, кроме Эльзы, посчитали, что удар нанес этот странный и такой безобидный с виду тип! Боня же ничего не заметил. Он стоял и кротко улыбался собравшимся, которые воспринимали это как насмешку.

В толпе зашушукались. Когда оказались повержены два лучших бойца, остальным стало немного не по себе. Я опасался, что они могут навалиться всем скопом. И тогда даже мне, несмотря на невидимость, придется несладко. Но до этого дело не дошло, спасибо Эльзе.

– Скорее назад! Вы что, не видите?! – воскликнула она. – Если он разойдется, то может всех здесь поубивать! Вы не знаете, каким зверем он становится, когда напьется! Сначала всех поучает, а потом… Это же… главный телохранитель графа! И его личный палач! – Ну молодец! Загнула так, что я бы не сообразил!

Собравшиеся попятились назад. То ли они испугались главного телохранителя, то ли, что более вероятно, не хотели связываться с графским приближенным. И правильно. А то вот так заметут да отдадут этому самому палачу. И Доказывай потом, что ты не знал и ничего плохого не хотел!

К счастью, на этот раз Боня дал себя увести наверх, в приготовленную комнату. Наш монашек был настолько пьян, что решил, будто Эльза говорит о ком-то другом. Он прихватил со стола недопитую бутылку и шел через людской коридор, блаженно улыбаясь и благосклонно кивая направо и налево.

– Какие здесь замечательные люди! – воскликнул он, едва за нами закрылась дверь. Надо сказать, что Эльза так спешила покинуть опасное общество, что едва не прибила меня дверью (вот она, награда за труды!). – И как они восприимчивы к моим скромным проповедям!

– Скажи спасибо, что эти замечательные люди не отделали тебя до полусмерти! – Раздраженная девушка отняла у него бутылку и, чтобы успокоиться, сама сделала приличный глоток, отчего поперхнулась и закашлялась.

– Я думаю, они проникнутся моими словами и понесут мое слово по городам и селам! – продолжал фантазировать Боня в своем привычном высокопарно-хвастливом стиле.

– Скажи спасибо Люцифугу, что жив остался! – воскликнула Эльза, придя в себя после моих похлопываний по спине. Вот это правильно! Только, вы думаете, он спасибо сказал? Ха! Плохо же вы его знаете!

– Я собираюсь перевоспитать Люцифуга! – ухватился Боня за новую тему. – Перевоспитать силой своего убеждения! Он будет нести мои слова всем демонам ада, и они покаются!

Он хочет, чтобы я пересказывал его благоглупости демонам? Да они решат, что я чокнулся или допился! Тоже нашел проповедника! Хорошо хоть не бранит меня почем зря!

– Обязательно покаются! Когда ты проспишься! – Эльза начала выходить из себя, но пьяненький Боня ничего не замечал. Может, и хорошо: нужны же человеку приятные эмоции после таких переживаний!

– А еще я обязательно должен поговорить с этим… телохранителем и палачом! Вот! – заявил бывший монашек напоследок, уже собираясь укладываться в единственную кровать (интересно, тут все номера такие или Эльза специально выбирала?). – Он должен прекратить пить, сделаться кротким, как ягненок, оставить свою непочтенную профессию и донести свет моих слов до графа!

Вот как! Он, конечно, не понял, что девушка говорила так про него!

– Если ты сейчас же не угомонишься, будет тебе палач!

Эльза совсем завелась, и я не знаю, чем бы кончилось дело, но Боня, утомленный бурными событиями дня, уже мирно засопел. Я думаю, ему снились толпы восторженных фанатов его проповедей.

– Ну что мне с ним делать?! – всплеснула руками девушка. – Я надеялась, он теперь нормальным человеком станет, а его вон как занесло!

– Сделаем мы из него человека! – проворчал я. – Значит, так: пить ему больше не давать! А если хочешь чего-нибудь от него добиться, пусть он тебя… защищает, что ли!

– Он защитит! – вздохнула Эльза и прикорнула рядом с мирно посапывающим Боней.

Мне прямо стало стыдно за его спокойный сон, когда рядом такая девушка! Вот я бы… Ладно, молчу!


Содержание:
 0  Явление Люцифуга : Александр Белогоров  1  ГЛАВА 2, в которой я изменяю сценарий аутодафе [4] : Александр Белогоров
 2  ГЛАВА 3, в которой я беру компенсацию за моральный ущерб : Александр Белогоров  3  ГЛАВА 4, в которой говорится о разных мелких недоразумениях : Александр Белогоров
 4  ГЛАВА 5, в которой я принимаю участие в разбойничьей игре : Александр Белогоров  5  ГЛАВА 6, в которой мы собирались повеселиться на ярмарке : Александр Белогоров
 6  вы читаете: ГЛАВА 7, в которой Боня показывает себя великим бойцом и читает проповедь : Александр Белогоров  7  ГЛАВА 8, в которой я непочтительно обращаюсь с инквизиторами и шпионами : Александр Белогоров
 8  ГЛАВА 9, в которой мы с Эльзой учим инквизитора летать : Александр Белогоров  9  ГЛАВА 10, в которой я оказываюсь в совершенно унизительном положении : Александр Белогоров
 10  ГЛАВА 11, в которой Эльза соблазняет стражника, а мы меняемся местами с судьей : Александр Белогоров  11  j11.html
 12  ГЛАВА 13, в которой мы удостаиваемся аудиенции его высочества : Александр Белогоров  13  j13.html
 14  j14.html  15  ГЛАВА 16, в которой Боня устраивает небольшой маскарад : Александр Белогоров
 16  ГЛАВА 17, в которой маркизу является ангел-хранитель : Александр Белогоров  17  ГЛАВА 18, в которой мы отдаем кое-какие старые долги : Александр Белогоров
 18  ГЛАВА 19, в которой Боня готовится сразиться с призраком : Александр Белогоров  19  ГЛАВА 20, в которой Боня прикрывается моим честным именем : Александр Белогоров
 20  ГЛАВА 21, в которой мы проходим научную экспертизу у князя : Александр Белогоров  21  ГЛАВА 22, И ПОСЛЕДНЯЯ, в которой меня изгоняют домой : Александр Белогоров
 22  Использовалась литература : Явление Люцифуга    



 




sitemap