Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 8, в которой я непочтительно обращаюсь с инквизиторами и шпионами : Александр Белогоров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




ГЛАВА 8,

в которой я непочтительно обращаюсь с инквизиторами и шпионами

Мне, по правде сказать, тоже здорово хотелось спать. Но я, чей жизненный опыт далеко превосходил познания моих наивных подопечных, чувствовал, что мирной ночи У нас не получится. И приметы глашатай должен был зачитать, и деньги Боня показал, да еще и в трактире выпендрился… Словом, надо было держать ухо востро. Сказать кому-нибудь – ни за что не поверят, что сам Люцифуг исполняет обязанности сторожа при человеческой парочке, причем совершенно добровольно! Вот, наверное, из-за таких олухов, как я, люди и вообразили, что их дурацкие заклинания могут на кого-то действовать!

Для начала я решил немного прогуляться по окрестностям и послушать, о чем говорит народ. В трактире меня не ждало ничего особо интересного. Пришедшие в себя драчуны переживали свой позор за стаканчиком той самой бурды, которая свалила Боню. Они вновь и вновь возвращались к больной теме, и по всему выходило, что их победил не человек, а какой-то монстр.

– А я бы научился у него этому приемчику, – вздыхал краснорожий.

– Да чему там учиться! – храбрился верзила, о которого я разбил руку. – Это он меня на неожиданность взял! Я бы его уделал, да неохота с графскими людьми связываться!

– Известное дело! Потом костей не соберешь! – вздыхал его собутыльник и наливал по очередной порции утешительного напитка.

– А что это, интересно знать, графскому палачу и тело… как его… тут делать? – задался резонным вопросом один из посетителей, не принимавший участия в драке, но активно всех подзуживавший в ее процессе. Всегда находится такой вот провокатор! Жаль, что я и ему физиономию не разбил!

– А ведь верно! – Верзила с удовольствием ухватился за эту мысль. – Может, пойти, сломать дверь и врезать ему?

Краснорожий промолчал, придерживаясь, очевидно, того правила, что, если не знаешь наверняка, нечего и соваться в драку. Но тут в дело вмешался трактирщик, которому не улыбалась перспектива чинить дверь и в случае чего отвечать перед властями.

– Я знаю, что делает здесь палач! – важно произнес он.

– И что же? Не тяни, говори! – посыпались вопросы со всех сторон.

– Все слышали про беглого монаха и ведьму?

– А то!

– Я так думаю, они скрываются где-то на ярмарке, – сообщил хозяин трактира таким загадочным голосом, словно открывал страшную тайну. – Вот палач и приехал пытать их и казнить!

– А ведь верно! – воскликнул провокатор. – Надо будет успеть занять на площади местечки получше!

Ах ты гадкая рожа! Зрелищ ему, козлу, не хватает!

Направление разговора мне совсем не понравилось. Если уж про ярмарку додумался трактирщик, то догадаются и те, кому это положено, так сказать, по должности. Хорошо, что эти выпивохи не догадались вспомнить приметы и сравнить с моей парочкой. А если попадется кто-нибудь поумнее? Ох, надо бы поскорее сматывать отсюда удочки. И желательно, пока не рассветет. Если бы я сразу послушался внутреннего голоса, все было бы гораздо проще. Но проклятое любопытство, а также желание дать своим подопечным хоть немного отдохнуть помешали мне это сделать. Что ж, век живи, век учись! Сглупил, конечно, зато будет что вспомнить!

Воспользовавшись тем, что дверь приоткрылась, я выскользнул из трактира. После дневных увеселений на улицах было безлюдно; только изредка попадались запоздалые гуляки и различные подозрительные личности. И еще патрули. Они-то меня и насторожили. Не знаю, конечно, как у них, у людей, принято, но уж больно много военных для такого городка! А уж когда я заметил, что кое-где в патрулях встречаются и какие-то типы в рясах и капюшонах, то сразу догадался, кого они ищут.

Я пристроился за патрулем, состоящим из военного и мрачного типа в рясе. Сперва они молчали, и я уже думал, что пора поискать более веселых компаньонов, как вдруг тот, кто в рясе, заговорил:

– Пора бы уже Томасу явиться. Он рискует заслужить мое неудовольствие. – Что за голос: без капли эмоций, как у робота. Но при этом такой гнусавый, что любой робот перегорел бы от стыда, если бы издавал подобные звуки.

– Явится, святой отец! – бодро ответил военный и прокашлялся.

Мне показалось, что он чувствует себя крайне неуютно рядом с этим монстром в рясе. Ему бы сейчас посидеть где-нибудь, пивка попить, а не гоняться за каким-то монахом. В молчании прошло еще несколько минут. Офицер отчаянно зевал, но они продолжали прогуливаться взад и вперед.

– А что, святой отец, много всяких мерзостей натворил этот бывший монах? – У военного больше не было сил молчать.

– Достаточно, чтобы угодить на костер, – бесстрастно ответил инквизитор.

Ну рассказал бы человеку, что произошло с жирным боровом, старым козлом. Что ему, жалко, что ли? Наверняка ведь знает! Хоть бы развлек напарника!

– А что, святой отец, правду говорят, будто эта ведьма каталась верхом на господине бургомистре? – снова не выдержал офицер.

– Злые языки говорят многое, сын мой, – прогнусавил инквизитор. – И все они заслуживают того, чтобы предстать перед святейшим трибуналом. Те, кто повторяет за ними гнусные выдумки, радуют тем самым врага рода человеческого.

Ой, что за радость этому врагу! Ну до чего мерзкий тип! Нельзя же так с напарником! Бедный военный закашлялся и как-то даже поник. С таким вот сболтнешь что-нибудь – и как раз загремишь в застенки. Теперь он только молча вздыхал о загубленном праздничном вечере.

Внезапно от стенки отделился какой-то невысокий человек в плаще с капюшоном (в таком не то что лица, фигуры-то не разглядишь), молча подошел к инквизитору, склонился в глубоком поклоне и поцеловал заблаговременно протянутую руку. Тьфу ты, какие нежности!

– Ты запоздал, Томас, – произнес инквизитор недовольным тоном. А впрочем, голос у него всегда звучал так, словно он обвиняет собеседника во всех смертных грехах.

– Простите, святой отец! Я пришел с хорошими вестями, святой отец! – залебезил этот самый Томас.

Что-то у него уж больно голос знакомый! Ну ладно, послушаем дальше.

– Говори.

– В трактире «У свирепого барана» обнаружена странная парочка, – быстро заговорил Томас. Я аж вздрогнул! Это же тот самый трактир, где остановились Боня с Эльзой! А других странных парочек я там не приметил. – Девица, похожая по описанию на сами знаете кого, и парень, который все время пытался проповедовать!

– Не иначе как еретические учения, – заметил инквизитор, который на сей раз был недалек от истины. – Ты знаешь этот трактир? – обратился он к военному.

– Так точно! – отрапортовал тот. – Пиво там дрянное, а вот медовуха знатная! – На эту тему он готов был беседовать долго, но его, увы, никто не поддержал.

– Хорошо. – Это слово инквизитор произнес так, словно оно означало, что все идет хуже некуда. – Сейчас мы идем туда.

– Осмелюсь доложить, святой отец! – воскликнул Томас. Где же это я его слышал, а?

– Докладывай, только быстро, – согласился инквизитор.

– Этот подозрительный тип. Ну… словом, он очень хорошо дерется! Двоих бугаев уложил и глазом не моргнул. А казалось, на ногах не держится!

Это надо же, как я Боню прославил! Послушать, так прямо чемпион по боксу!

– Против человека, облеченного моим саном, дьявольские козни бессильны, – заметил инквизитор. Ха! Вот это мы скоро посмотрим! – Но я должен позаботиться, чтобы не пострадали другие невинные души. Капитан! Вызывайте свой отряд и подходите с ним к трактиру!

Это же надо, как ловко ввернул! Дескать, он не сам трусит, а за других беспокоится!

– Слушаюсь! – воскликнул капитан, явно обрадованный, что можно хоть на время свалить от этого опасного истукана, и побежал выполнять приказ.

Вот целый отряд солдат – это уже хреново! Придется действовать побыстрее.

– Томас! – приказал инквизитор, как только капитан отошел на значительное расстояние. – Возвращайся в гостиницу и проследи, чтобы эти двое ее не покинули.

– Слушаюсь, святой отец! – отозвался шпик, снова чмокнул протянутую для поцелуя руку (тьфу!) и растворился во мраке.

Несколько мгновений я раздумывал, за кем следует проследить, но тут у меня созрел интересный план, и я отправился за этим самым Томасом. Все равно в трактир возвращаться необходимо, чтобы мою парочку вывести. А заодно и с этим стукачом потолковать. Кстати, я его насилу нашел! До того хорошо по закоулкам шныряет, зараза, что чуть от демона не ушел. Юркий, бесшумный, как крыса!

Доносчиков я не любил всегда. Помню, еще в школе встретился я с одним в укромном месте… Ладно, не буду отвлекаться. Так вот, этого самого Томаса я тоже настиг в укромном месте и для начала дал ему хорошего пинка. Тот ойкнул и стал испуганно озираться по сторонам (нравится мне все-таки, когда ты всех видишь, а тебя – никто). Во время падения капюшон слетел у него с головы, и что же я узрел? Оказалось, что Томас – это тот самый тип, который всех подзуживал в трактире! Так вот, ребята, кто у вас стукач! Шепнуть, что ли, верзиле? А то у него небось после бесславного поражения от Бони руки чешутся восстановить бойцовскую репутацию!

– Томас! – прохрипел я самым гнусным голосом, какой только мог изобразить. – Ты огорчил меня.

– К-к-кто это? – скорее простучал зубами, чем проговорил несчастный шпион.

– Повелитель ведьм и еретиков! – прорычал я.

– О господи! Оставь меня, нечистый! – воскликнул Томас.

– Кто это нечистый? – рявкнул я.

– Никто! Никто! Это я так, к слову! – Как и все подобные личности, он был изрядным трусом. Хотя, конечно, тут мог бы струхнуть и гораздо больший храбрец.

– Ты можешь искупить свою вину передо мной, поспособствовав демоническому делу! – милостиво предложил я.

– Д-д-демоническому? – переспросил Томас.

– А что ты предпочитаешь: послужить мне или немедленно отправиться в рай? – спросил я. – Или в ад? Ты сам-то как думаешь?

– Послужить! – моментально вякнул перепуганный стукач, который, очевидно, не был уверен, что по итогам его не слишком праведной жизни ему светит хорошее местечко на том свете.

– Ну тогда раздевайся! – скомандовал я.

– Раздеться? – переспросил он с еще большим испугом (а я-то думал, что сильнее струхнуть невозможно!).

– Раздевайся или готовься к смерти! – У меня не было времени с ним пререкаться.

– Слушаюсь! – чуть не плача ответил он, сбросил свой балахон с капюшоном и принялся за белье.

Вообще-то мне нужна была только верхняя одежда. Постойте-постойте! Что это он себе вообразил? Он что, решил, что я, честный демон, собираюсь… Тьфу на него! Вот что, значит, он понимает под службой, извращенец! Ну ладно, в наказание за такие подозрения заберу у него и белье. Пусть походит в чем мать родила, попробует вернуться домой незамеченным.

– Я готов, господин… демон! – всхлипнул Томас. Но я был уже далеко. Меня ничуть не прельщало разглядывать голого шпиона. Мне, повторяю, необходим был всего лишь его наряд. Прочие же тряпки я закинул на ближайшее дерево. Понадобятся – слазает и достанет!

Отойдя на достаточное расстояние, я облачился в плащ. Немного маловат, но в целом сойдет. Дело в том, что если закутаться поплотнее и натянуть капюшон, то можно скрыть свою невидимость. Особенно если не подпускать никого поближе. Голос из-под этого балахона вызывает куда большее доверие, чем слова, раздающиеся как бы ниоткуда.

Завершив маскарад, я бегом направился к трактиру. Тот капитан выглядел расторопным парнем, поэтому очень не хотелось застать солдатское оцепление по периметру.

Когда я в своем новом наряде вошел в трактир, все разговоры разом смолкли и установилась гнетущая тишина. Любому стало бы понятно, что людей в такой «униформе», мягко говоря, недолюбливали и побаивались. Вот и хорошо: никто не будет пытаться познакомиться поближе.

– Мир вам! – прогнусавил я. Откуда-то из подсознания всплыло, что обращаться в таком положении надлежит именно так.

– И тебе тоже! – раздался нестройный хор. Кто-то даже назвал меня святым отцом. Вот бы Боня взбесился!

– Не угодно ли стаканчик? – вынужденно предложил трактирщик. Я бы не возражал, но долг прежде всего! Пришлось пропустить заманчивое предложение халявной выпивки мимо ушей.

– Возрадуйтесь, честные граждане! – продолжал гнусавить я. – Вам предстоит поучаствовать в богоугодном деле, да отпустятся вам грехи ваши! – А что? С Боней пообщаешься – и не так научишься загибать!

Ответом послужило все то же настороженное молчание. Веселые посетители трактира почему-то не горели энтузиазмом. Впрочем, я бы на их месте тоже не пришел бы в восторг. Сидишь себе, культурно отдыхаешь, а тут вваливается гнусавый тип и предлагает поучаствовать в каком-то сомнительном деле.

– Нам стало известно, – таинственно продолжал я, – что беглый монах Бонифа… Боня и ведьма Эльза, известные своими богомерзкими деяниями, собираются посетить сие место в самом ближайшем времени.

Наконец-то в зале произошло некоторое оживление. Всем хотелось поглазеть на разыскиваемых преступников. Особенно на ведьму.

– А как мы их узнаем? – нерешительно спросил кто-то.

– У ведьмы вроде должен быть хвост, – похвастался своими познаниями трактирщик.

– Нам стало известно, – продолжал я гнуть свою линию, – что ведьма эта в своем богохульстве дошла до того, что облачилась в одеяние, приличествующее святейшей инквизиции. А посему, как только сюда войдут люди в такой одежде, их надлежит немедленно схватить и заткнуть им рот, прежде чем они сумеют произнести свои ужасные и богохульные заклинания. После чего необходимо оголить те части их тела, где должен находиться хвост, и обильно посыпать их солью и перцем. После этого ведьма и продавшийся нечистому монах потеряют всякую силу. Хвост больше не сможет вырасти, а если он уже присутствует, то неминуемо отвалится!

Посетители загудели. Некоторым, особенно уже успевшим как следует нагрузиться, такое приключение даже пришлось по душе. Прочие же отчаянно трусили, но уклониться от участия в опасной забаве не могли. Страх перед инквизицией был сильнее. Только бы теперь ее представители вошли первыми. Вот будет потеха!

– Век живи, век учись! – воскликнул трактирщик, пораженный таким простым и эффективным способом борьбы с ведьмами.

– А теперь я должен отправиться наверх. Ведь, по словам вашего приятеля Томаса, да благослови его Господь, там, возможно, скрываются еретики! Мой святой долг пойти и проверить это! – С такими словами я величественно проследовал по лестнице.

– Ах, Том, гаденыш! – с чувством воскликнул кто-то за моей спиной. – Ну попадись он мне!

– А я-то думал, чего это меня вызывали куда следует, когда я слегка сболтнул лишнего про монахов! – хлопнул себя по лбу второй.

– Мы ему устроим праздник, пусть только сунется! – поддержал третий. Мне стало даже немного жаль стукача, но, с другой стороны, он знал, на что идет. Пусть лучше неприятности будут у него, чем у всех остальных. Я слегка задержался, чтобы услышать дальнейшие разговоры.

– Как бы этому инквизитору не врезали! – По голосу я узнал краснорожего. – А то этот парень не промах. – В этом замечании слышались нотки истинного уважения.

– А пусть! – злорадно заметил кто-то. – Так им, капюшонникам, и надо! – Люди одобрительно загудели. Как я верно угадал, служители святейшей инквизиции не пользовались в народе большой популярностью.

Сбросив ставший ненужным балахон, я кинулся в комнату, где спала моя парочка. Надо было сматываться. Причем желательно через окно. Интересно, какие из Бони с Эльзой акробаты? Что-то мне подсказывало, что из него – никакой.


Ну почему всегда что-то вмешивается в мои планы? На этой планетке рассчитывать наверняка – занятие совершенно бесполезное. Дело в том, что Боня с Эльзой были в номере не одни.

Едва я приоткрыл дверь, как увидел склонившегося над кроватью человека в черном трико и черной же маске. Тоже артист выискался! Окно было открыто – очевидно, через него он и пролез. В первый момент я даже испугался за своих подопечных: мало ли, может, маньяк какой. С людей станется! Но быстро сообразил, что это не так. После того как Боня на глазах у всего города тряс кошельком, было бы странно, если бы его не посетил хотя бы один грабитель! Вот он и явился. А над кроватью склонился не потому, что замышлял какое-либо злодейство, а из-за того, что бывший монах улегся не раздеваясь, с кошельком на поясе.

Мысленно я невольно поаплодировал вору, действовавшему так ловко, что Боня с Эльзой ничего не почувствовали. Впрочем, один был пьян, а другая просто здорово умаялась. Откуда же бедняге было знать, что. есть еще я, который всегда начеку!

Мне не хотелось его пугать и поднимать шум. Огласка нам была как раз ни к чему. А просто вырубить его ударом по голове было бы как-то неартистично, я бы даже сказал, неспортивно. И решил действовать тонко, его же методами.

Пока этот воришка нащупывал кошелек и перерезал ремешок, на котором он держался, я занялся тем, что очистил его собственную сумку. Ничего интересного: веревки, нож, кое-какая мелочь, – но тут важен сам принцип! Наконец грабитель справился с кошельком, пристегнул его к собственному поясу и полез обратно в окно. Тут уж делать, будучи невидимым, и вовсе нечего. Небольшая ловкость рук – и кошелек у меня. Ограбленный же воришка спускается в окно в полной уверенности, что получил хорошую добычу. Я бы с удовольствием посмотрел на его лицо, когда он поймет, что случилось! Ну ладно, сейчас нам не до этого.

– Вы тут спите, а по комнате воры шастают! – принялся я расталкивать моих голубков.

Эльза быстро проснулась и поняла, что к чему, а вот с Боней пришлось повозиться. Мы толкали его в четыре Руки, а он только отбрыкивался и уверял, что еще рано и он хочет «отдохнуть после трудов праведных». Интересно, когда же он успел потрудиться? Я за все время нашего знакомства что-то за ним такого не замечал! Наконец Эльзе все это надоело, и кувшин холодной воды окончательно согнал сон с нашего труженика.

– Что? Что такое? – Он сел на кровати, растерянно моргая. – Дождь начался?

– И продолжится, если ты немедленно не встанешь! – грозно пояснила Эльза.

– Это твои шутки, коварный демон? – Боня наконец понял причину такого внезапного и неприятного пробуждения. Как всегда: чуть что, так сразу я! – Это ты не даешь благочестивым монахам восстановить силы?

– Мои! – призналась Эльза. – И если ты сейчас же не встанешь, я так пошучу!

– Между прочим, ты уже не монах! – обиженно буркнул я.

– Сейчас сюда явится инквизиция! – огорошила его девушка.

– Что? Сюда? Инквизиция? – После вчерашнего реакция у него была явно не на высоте. – Так нужно немедленно бежать! – И Боня резво вскочил с кровати. Помнится, кое-кто вчера собирался сделаться мучеником. Ну уж ладно, не буду напоминать. Сейчас нет времени препираться.

– Значит, так, уходим через окно! – скомандовал я. – Берем только самое необходимое!

– Мое чувство собственного достоинства не позволяет мне покидать дом столь неподобающим образом, яко тать в нощи! – заявил Боня.

– Ну значит, можешь оставаться! – отрезала Эльза. – Тебе будут очень рады, когда найдут!

– Нет, я с вами! – Бывший монашек тут же пошел на попятный. – Чего не сделаешь ради великой цели! – Интересно, что это у него за цель такая появилась? Неужели еще вчерашняя блажь из головы не выветрилась? – И ради спасения невинных душ! – добавил Боня.

Вот ведь как интересно получается: спасаешь его, спасаешь, помогаешь, чем можешь, а в результате выходит, что это он же, оказывается, делает тебе одолжение!

– Мы опоздали! – воскликнула девушка, выглядывая в окно. – Если бы один пьяница поменьше спал…

К несчастью, она оказалась права. Солдаты уже успели подтянуться и взяли трактир в плотное кольцо. Парочка, вылезающая из окна, не могла не вызвать у них интереса.

– О господи! – воскликнул Боня и принялся что-то бормотать. Наверное, подходящую к случаю молитву. Да, помолиться сейчас самое время!

– Значит, так! – снова скомандовал я. – Уходить будем через крышу. Это последний этаж, так что ничего, выберемся!

– Через крышу? – жалобно спросил экс-монах, прервав свое благочестивое занятие.

– Через крышу! – с энтузиазмом воскликнула Эльза. – Ведьма я, в конце концов, или нет?

– Нет, не ведьма! – поспешил заверить ее Боня, который соображал все так же туго.

– Значит, стану! – Девушка пребывала в боевом настроении, и в отличие от некоторых опасность мобилизовала все ее силы.

– Итак, уходим через крышу. Желающие могут оставаться, – пояснил я. – Но делаем это только по моему сигналу. Сейчас внизу начнется переполох, и, если повезет, на нас (на вас то есть) никто не обратит внимания! Готовьтесь, а я сейчас.

Оставив Эльзу нянчиться с Боней, я покинул комнату и занял место в амфитеатре (на лестнице), ожидая появления инквизиторов. Хотелось надеяться, что сначала они зайдут сюда без солдат, и мои ожидания оправдались. Да их еще и двое! Вот уж повезло так повезло!

– Мир вам! – мрачным голосом заявил тот самый тип, который разговаривал с капитаном и Томасом. А верно я угадал, как надо обращаться к народу!

– Мир вам! – повторил его коллега, хмуро поглядывая по сторонам.

Не успели они объявить о цели своего прихода, как на них набросились с десяток здоровенных мужиков.

– Заткните им скорее рот! Заткните их поганые глотки! – суетился трактирщик, оставаясь, однако, в стороне.

Опешившие инквизиторы, не привыкшие к столь непочтительному обращению, не успели даже вскрикнуть, как уже были крепко связаны и могли теперь только мычать и бешено вращать глазами.

– У, дьявольское отродье! – Побитый мной верзила пнул в бок одного из инквизиторов, когда тот начал особенно активно вырываться.

– И кто же из них ведьма? – спросил краснорожий. – На вид оба мужики…

– А это мы сейчас узнаем! – воскликнул осмелевший трактирщик. – Помните, что надо сделать с ведьмой?

Ответом ему был дружный хохот. После того как самое трудное осталось позади, всем хотелось опробовать предложенный мною пикантный способ.

Обитатели трактира поступили в точном соответствии с моим рецептом. А за право поучаствовать в заключительной части антиведьмовского обряда едва не передрались! Не буду вдаваться в подробности, дабы не смущать читателей, но могу вас заверить: давненько я так не смеялся. На время даже забыл о делах.

– Ну, теперь все! – произнес трактирщик, отирая пот со лба. – Теперь можно развязать их и потолковать по-свойски.

– Точно! – согласился краснорожий, от усилий сделавшийся еще краснее. – А потом передадим святейшей инквизиции! Может, грехи отпустят… – Судя по его физиономии, грехов у него должно было накопиться немало.

Униженных и ошарашенных инквизиторов, пребывающих в не подобающей их сану позе, наконец развязали и принялись с интересом разглядывать несчастных. Без своих черных балахонов выглядели они довольно жалко. Это как в бане: ни за что не узнаешь, кто там большой начальник, а кто рядовой человек. Или демон. Но мой знакомый и тут умудрялся сохранять подобие достоинства. Он водил по помещению своими непроницаемо черными глазами, пытаясь оценить ситуацию, а его крючковатый нос делал его похожим на хищную птицу, попавшую в западню.

– Да как вы смеете! Да я с вас живьем кожу сдеру! Да я вас… – Другой инквизитор не находил слов для выражения переполнявших его сверх всякой меры эмоций.

– Они одержимы дьяволом, – мрачно констатировал тот, за которым я недавно следил. Я даже подивился его присутствию духа. Только вот дьявола-то чего приплел? Правильнее было сказать: обмануты веселым демоном. Только и всего!

– Ишь как заговорили! Думают нас надуть! – заржал детина. Несколько завсегдатаев питейного заведения его поддержали, но остальные выглядели слегка растерянными. Уж больно мой старый знакомец походил на инквизитора даже в таком жалком состоянии.

– А кто из них ведьма? – поинтересовался самый пьяный посетитель. – Я вам точно говорю, что оба – мужики. Если один из них монах, то кто второй?

– Может, это не ведьма, а ведьмак? – предположил краснорожий, но без большой уверенности в голосе.

Очевидно, капитану было приказано ждать условленное время, а по его истечении вламываться в трактир. Честный служака так и поступил. Он и еще несколько солдат ворвались в дверь столь хорошо знакомого многим из них заведения и застыли как вкопанные, разглядывая открывшуюся их взорам неприглядную картину.

– Господи! Святые отцы! Что с вами! – Капитан готов был упасть на колени перед грозными инквизиторами, и только отсутствие надлежащего приказа помешало ему это сделать.

– Капитан! Оставьте несколько человек в оцеплении и переверните здесь все вверх дном, – грозно приказал инквизитор, поднимаясь с грязного пола.

– Их всех следует немедленно пытать и казнить! – заорал его напарник, ожесточенно почесывая место, куда попало мое средство против ведьм.

– Не следует принимать скоропалительных решений, – остановил его «мой» инквизитор. Нет, честное слово, этот мужик заслуживал уважения. А еще я порадовался за обитателей трактира, для которых моя шутка могла кончиться печально. Этот не будет рвать и метать, а попытается выяснить все как есть. – Я думаю, эти люди стали жертвой дьявольского наваждения и теперь готовы сделать все для искупления своей вины.

– Как прикажете, святой отец! – раздались приглушенные возгласы присмиревших борцов с колдовством.

Медлить больше было нельзя. Я бегом кинулся к моим подопечным, не забыв вставить ножку стула в дверную ручку. Не ахти какая защита, но хотя бы на минутку это должно их задержать. Эльза уже стояла возле подоконника в ожидании сигнала (прямо-таки идеальный солдат!), а Боня, обвязавшись зачем-то веревкой, нервно расхаживал по комнате и проклинал на чем свет стоит всех инквизиторов и почему-то чертей. А за что чертей, спрашивается?

– Быстро на крышу! – скомандовал я. – Через минуту здесь будут солдаты и инквизиторы! – В подтверждение моих слов на лестнице раздался такой топот, словно там занимались бегом несколько слонов.

Я выскользнул в окно и перелетел на скат крыши. Удобно, когда ты можешь немножко летать! Солдаты из оцепления, как я и рассчитывал, во все глаза пялились в дверь и окна трактира, где, по их мнению, происходило все самое интересное. Так что поднять голову никто из этих вояк даже не удосужился.

Первой полезла Эльза. Ее волосы развевались на ветру, а платье так соблазнительно раздувалось, что я понял: эти раззявы внизу самое интересное как раз и пропустили. Она встала на подоконник и легко уцепилась за край крыши. Суетившийся рядом Боня держал ее за ноги, отчаянно жмурился (то ли от ветра, то ли от соблазна) и пытался помогать дурацкими советами, которые сводились к тому, что нужно быть осторожной и во всем положиться на него. Я думаю, девушка и сама справилась бы, но на всякий случай ухватил ее за руки и поднял к себе.

– Ну что, будем вытаскивать Боню? – неудачно пошутил я.

Эльза меня не видела, но посмотрела, ориентируясь на голос, таким яростным взглядом, что я счел за лучшее умолкнуть и впредь на эту тему не шутить. И что все-таки она в нем нашла?

– Будем! – раздался жалобный голос снизу.

– Лезь сюда, я подтяну! – поторопил я.

– Не могу, я боюсь высоты! – еще более жалобно произнес Боня. – Я даже в святой обители на колокольню не поднимался. Ох, как отец настоятель меня за это ругал!..

Раздались удары в дверь, и мерзкий голос прокричал: «Эти адские отродья здесь!»

– Значит, так: ты или лезешь на крышу, или попадешь на костер! – пригрозил я.

– Уж лучше на костер! – храбро ответил Боня.

– Я его здесь не оставлю! – воскликнула Эльза и полезла назад.

– Ты что, с ума сошла?!

– Он меня спас, не пожалев собственную душу! А это так романтично! Ради меня больше никто не жертвовал своей душой! – пояснила Эльза, повисая на краю крыши.

Ах вот оно что! Похоже, нам теперь предстоит дубль Два: торжественное сожжение с моим эффектным появлением. Только теперь, когда все научены горьким опытом, а вокруг полно инквизиторов и солдат, это может и не получиться.

– Стой! – воскликнул я. – Боня, кидай сюда веревку, которой обвязался!

– Это можно! – обрадовался бывший монашек, размахнулся и засадил концом веревки мне в правый глаз.

Ох! Спасаешь тут на свою голову!

Тем не менее я успел ухватиться за конец веревки и резко, со всех своих демонических сил за нее дернул. Только бы крепкой оказалась! Хотя, с другой стороны, какой же ей еще быть: вор ведь по ней лазал, и ничего, выдерживала. А Боня ничуть не упитаннее. От рывка Боня, стоявший у подоконника, вылетел из окна и повис на веревке. Мы с Эльзой, которая уже успела взобраться обратно на крышу (а ловкая она!), дружно потянули, и охающий страдалец с плотно зажмуренными глазами, похожий сейчас на большой мешок, был благополучно транспортирован наверх. Уф!

Пока девушка обнимала ошеломленного Боню, который был настолько потрясен, что даже не краснел, я прикинул расстановку сил. А она получалась совершенно не такой, как хотелось бы. Сбежать быстро и тихо не получилось, и нас, конечно, заметили. В подтверждение этих слов солдаты внизу засуетились и принялись показывать пальцами вверх (между прочим, очень некультурно, меня мама в детстве учила так никогда не делать). Кроме того, когда дверь номера наконец поддалась, взорам преследователей предстала пустая комната с распахнутым окном, из чего даже самый тупой пьяница способен был бы сделать правильный вывод.

– Лезьте на крышу! – послышался голос капитана.

– Уж больно высоко, как бы не разбиться! – возразил кто-то. – Эти ведьмы только и ждут, как бы сбросить с крыши честного солдата.

– Не рассуждать!

– Можно сжечь этот трактир вместе с ведьмой и лже-монахом, – раздался знакомый голос инквизитора. – Всем покинуть помещение.

Дельное, надо сказать, предложение. Этому парню палец в рот не клади! Ох, встретимся мы еще с ним!

– Не надо! Ну пожалуйста! Господин капитан! Святой отец! Что вы делаете?! Разорение! Умоляю! – послышались бессвязные вопли трактирщика, но… Посмотреть на такой грандиозный костер, да еще ничем при этом не рискуя, – что может быть привлекательнее для скучающего солдата или перепившего мужика!

Возле трактира стал собираться народ. Как выбегающие посетители и постояльцы, так и жители окрестных домов. Просто удивительно, особенно учитывая позднее время, как быстро эта новость распространилась по ближайшим кварталам! Продолжавший чесаться и бесноваться второй инквизитор требовал сжечь заодно и своих обидчиков, но первый даже не удостоил его ответом. Кремень-человек!

Ситуация, надо сказать, складывалась аховая. Расчет был убийственно точен. Бежать просто некуда, так что «ведьма» с бывшим монахом никуда не денутся. Разве что спрыгнут в руки преследователей. Я, конечно, пользуясь своей невидимостью, мог ускользнуть, но как я брошу мою парочку?! Кстати сказать, мы, демоны, боимся огня ничуть не меньше людей. И что же получается?

Эльза тоже поняла всю критичность ситуации и принялась обнимать Боню с удвоенной энергией, одновременно ругая за то, что он так долго лез на крышу, а до этого так строго следовал своим монашеским обетам. Бывший монах же, как ни странно, оставался на удивление спокоен, а именно не отстранялся от девушки и не паниковал. Алкоголь у него, что ли, еще не выветрился?!

– Теперь, когда мы обречены на ужасную гибель, я должна сказать тебе… – торжественно начала Эльза. И откуда у нее такая страсть к патетике? Наслушалась сказок и рыцарских историй?

– А почему это мы обречены на гибель? – поинтересовался Боня, словно не замечая, как вокруг опустевшего трактира деловито раскладывают хворост и вязанки дров.

– Как? – задала нелепый вопрос Эльза, сбитая в самом романтическом месте своего трагического монолога, и уставилась на своего ненаглядного как на психа.

– Боня! Если у тебя есть идея, не тяни! – Даже я занервничал. – Они сейчас будут поджигать!

– Люцифуг перенесет нас по воздуху! На то он и демон! – уверенно заявил бывший монашек.

– А ведь верно! Ты гений! – взвизгнула Эльза и бросилась ему на шею. Тут в голове у Бони, очевидно, что-то щелкнуло, и он, жутко покраснев, принялся настойчиво отстраняться от девушки к немалой досаде последней.

– Легко сказать! – воскликнул я. Просто поразительно, насколько эти двое верят в мои сверхъестественные способности, которые, увы, вовсе не беспредельны. Тоже мне, нашли гениальное решение! – Вы видите, сколько до ближайшей крыши?! – Один туда я, конечно, перелетел бы, но с таким грузом не было ни малейшей уверенности в успехе.

– Если ты, демон, обезумевший в своей гордыне, немедленно не перенесешь меня и прекрасную невинную девушку подальше от этого места, то берегись, ибо я стану мучить тебя страшными словами! – (Это у меня-то безумная гордыня! И от кого это приходится слышать?)

– Он может! – подтвердила Эльза, свято верившая в способности своего Бонечки. – Ну давай же, Люцифуг! Не упрямься! Будь человеком!

– Человеком?! – в один голос возмущенно воскликнули мы с монахом.

– Неважно! – ответила Эльза, смущенная своей оговоркой. Ей-то, может, и неважно, а каково мне? Человеком меня еще никто не обзывал!

– Тетраграмматон! – взревел Боня мне прямо в ухо, да так громко и неожиданно, что я едва не свалился с крыши. На находящихся внизу это тоже произвело впечатление: какая-то нервная дамочка завизжала, а несколько мужчин громко выругались.

– Поджигайте скорее! Он начинает колдовать! – закричал нервный инквизитор.

– Прекрати! – завопил я. Да, именно завопил! У меня тоже есть нервы!

– Люцифуг! Не упрямься! – строго сказала Эльза.

Конечно, любой нормальный демон оставил бы их и был таков. А я вот не смог. И считайте меня последним идиотом, если хотите.

– Ладно, попробуем! – вздохнул я, мысленно попрощавшись с жизнью.

– Вот и умничка! – радостно похвалила Эльза. Не девушка, а сама непосредственность!

– Значит, так. Сначала Боня, – скомандовал я. Бывший монашек был все-таки немного потяжелее, и мне подумалось, что начинать надо с него. – Сейчас ты обхватишь меня за шею, мы вместе разбежимся и спрыгнем с крыши.

– И не вздумай сказать, что боишься! – прикрикнула на него Эльза. Это вовремя: Боня, собиравшийся, как видно, сказать именно это, как-то сразу осекся.

Даже трудно себе вообразить ощущение человека, когда он хватается руками якобы за пустое место и обнаруживает, что держится за нормальное тело! Я по крайней мере не могу. Но мой монашек справился с волнением и, что самое главное, воздержался от дурацких вопросов и сентенций хотя бы на несколько минут. Короткий разбег – и мы взлетели над улицей.

Надо сказать, что с такой ношей быстро передвигаться я не мог: Боня здорово тянул меня вниз. Так что внизу нас успели заметить. Я не слышал, что именно они кричали, восхищались или проклинали, но фурор мы произвели, это факт. Теперь никто не мог усомниться, что бывший монах знается с дьяволом.

Я старался изо всех сил, но нам явно не хватало около метра высоты. Казалось, что столкновение со стенкой неизбежно. Вот такой бесславный конец прекрасной карьеры! Ну уж нет!

– Бросай что-нибудь вниз! – воскликнул я.

– А что бросать? – не понял Боня.

– Что-нибудь ненужное! Скорее, а то разобьемся! – предупредил я.

– Эх! – вздохнул бывший монашек, и лететь стало легче. И как вы думаете, что он выкинул? Догадайтесь с трех раз! А, можете и не пытаться! Все равно бесполезно! Этот тихоня умудрился прихватить с собой бутылку с остатками столь понравившегося ему напитка (я, кажется, говорил только о самом необходимом!) и теперь с печалью был вынужден с ней расстаться! Вот ведь, действительно, в тихом омуте… Тьфу! Опять нахватался этих земных поговорок! Нет там никаких чертей!

Полет снаряда вызвал внизу немалый испуг. Мало ли чего ждать от демонов! Да и простая бутылка, сброшенная с надлежащей высоты, может доставить кучу неприятностей. К счастью, она никого не задела. Только вокруг места падения образовалось свободное место: никто не решался подойти вплотную к осколкам «колдовского снаряда».

Этого веса как раз хватило, чтобы я смог зацепиться кончиками пальцев за край соседней крыши. Боня немедленно (и откуда взялось такое проворство!) вскарабкался по мне и, наступив на макушку, выбрался на безопасное место. Ну, смотри, припомню я тебе когда-нибудь все свои обиды!

Сделав несколько глубоких вздохов, я полетел за Эльзой. Теперь моя вера в собственные силы резко возросла. К тому же нам нужно было торопиться, пока наши недруги внизу не успели опомниться. Девушка уже ждала на краю крыши, подпрыгивая от нетерпения и восторга.

Ну, с ней-то никаких проблем не было. Мы разбежались, оттолкнулись и полетели над людской толпой.

– Ведьма! Ведьма летит! – вопили внизу.

– Вот бесстыдная девка! – возмутился кто-то из женщин. Мужчинам же, думаю, такое зрелище пришлось по вкусу.

– О-го-го! Я лечу! – восторженно визжала Эльза, держась за меня одной рукой, а другой весело размахивая, словно приветствуя зрителей!

Я тяжело опустился на крышу. Все! Пока не отдохну, больше никаких полетов!

– Боня! Правда ведь здорово! – радовалась Эльза. – Я хочу, чтобы Люцифуг меня потом еще покатал!

Сейчас! Размечталась! Вот так перенесешь один раз, потом с шеи не слезет!

– Посмотрим! – буркнул Боня, и мне почему-то показалось, что он ревнует. Значит, дело идет на лад. Хм! «Посмотрим!» Ну а меня, конечно, никто спрашивать и не думает!

– Быстро вниз, пока эти поджигатели не опомнились! – крикнул я, нарушая идиллию.

Но нам действительно надо было спешить. Пока толпа внизу так и стояла, разинув рты (еще бы, не каждый день удается поглядеть на летающих ведьм, это вам не цирк), но очень скоро она должна была опомниться. Как я успел заметить, солдат, который должен был поджигать ни в чем не повинный трактир, так и стоял с горящим факелом в нескольких метрах от цели, и я порадовался этому. Значит, это заведение имеет шансы уцелеть.

– А нас не поймают, если мы спустимся? – задалась вопросом Эльза.

– Вряд ли, – ответил я. – Вы сможете смешаться с толпой. Ведь в лицо вас почти никто не знает. А если что, я подстрахую. Так что двигайтесь к выходу из города, только не слишком спешите.

– Может, лучше полететь дальше? – предположил Боня. – Так быстрее и безопаснее…

– Не может! – оборвал я. – Ну не могу я дальше! Все! Кончились мои демонические силы! И можешь мучить меня любыми словами! Все равно не смогу! – Наверное, я сильно разнервничался и раскричался, потому что эти двое мне как-то сразу поверили.

– Эх! Почему я вызвал демона такого низкого ранга?! – вздохнул Боня и принялся за спуск. Это мне вместо благодарности!

– Ничего! Потом полетаем! – утешила меня Эльза и отправилась следом за своим Бонечкой. А это, значит, планы на будущее. И угораздило меня с ними связаться!


Содержание:
 0  Явление Люцифуга : Александр Белогоров  1  ГЛАВА 2, в которой я изменяю сценарий аутодафе [4] : Александр Белогоров
 2  ГЛАВА 3, в которой я беру компенсацию за моральный ущерб : Александр Белогоров  3  ГЛАВА 4, в которой говорится о разных мелких недоразумениях : Александр Белогоров
 4  ГЛАВА 5, в которой я принимаю участие в разбойничьей игре : Александр Белогоров  5  ГЛАВА 6, в которой мы собирались повеселиться на ярмарке : Александр Белогоров
 6  ГЛАВА 7, в которой Боня показывает себя великим бойцом и читает проповедь : Александр Белогоров  7  вы читаете: ГЛАВА 8, в которой я непочтительно обращаюсь с инквизиторами и шпионами : Александр Белогоров
 8  ГЛАВА 9, в которой мы с Эльзой учим инквизитора летать : Александр Белогоров  9  ГЛАВА 10, в которой я оказываюсь в совершенно унизительном положении : Александр Белогоров
 10  ГЛАВА 11, в которой Эльза соблазняет стражника, а мы меняемся местами с судьей : Александр Белогоров  11  j11.html
 12  ГЛАВА 13, в которой мы удостаиваемся аудиенции его высочества : Александр Белогоров  13  j13.html
 14  j14.html  15  ГЛАВА 16, в которой Боня устраивает небольшой маскарад : Александр Белогоров
 16  ГЛАВА 17, в которой маркизу является ангел-хранитель : Александр Белогоров  17  ГЛАВА 18, в которой мы отдаем кое-какие старые долги : Александр Белогоров
 18  ГЛАВА 19, в которой Боня готовится сразиться с призраком : Александр Белогоров  19  ГЛАВА 20, в которой Боня прикрывается моим честным именем : Александр Белогоров
 20  ГЛАВА 21, в которой мы проходим научную экспертизу у князя : Александр Белогоров  21  ГЛАВА 22, И ПОСЛЕДНЯЯ, в которой меня изгоняют домой : Александр Белогоров
 22  Использовалась литература : Явление Люцифуга    



 




sitemap