Фантастика : Юмористическая фантастика : Игра : Андрей Белянин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49

вы читаете книгу




Игра

Мелодичный звон информатория наполнил небольшой жилищный объём Ори и прервал лениво текущие мысли хозяина. В окне-экране, который показывал вид на лес, появилось окошко, а в нём — физиономия Хорта. Друг казался недовольным жизнью — рот кисло кривился, а морщины на лбу и сдвинутые чёрные брови выдавали напряжение. Ори принял вызов и установил ви-зиоконтакт.

— Что там стряслось? — зевнул он.

— Я вчера дошёл до десяти тысяч очков, что изрядно потрепало мне нервы. Всё же я добрался до следующего тура!

— Дык радуйся! Есть чему.

— Есть. Но я не рад. Всю ночь кошмары снились. Гадкие твари донимали дурацкими вопросами. Я, наверное, подсознательно боюсь следующих уровней Игры… Ну а ты?

— Тайна! — надулся Ори. Он набрал двенадцать тысяч, но не желал светиться перед Хортом. Да и тайна была с двойным смыслом…

Хорт обиделся.

— У друзей секретов не бывает! — пробурчал он. — Вон Тайра и Матратам всего лишь знакомые, так признали, что выбыли.

— Ну, скажем так, я тоже продолжаю. Только тебе-то что с того?

— Как что? Обижаешь. Мне было бы приятно добраться вместе с тобой до Алгедона.

— Мне же приятнее было бы в женской компании.

— Если мы выиграем, будет такая компания — на месте найдём. Есть и умницы бабы, которые наберут нужные очки. А как только окажемся в райском местечке, так там для знакомств раздолье! — ответил чопорно Хорт.

— Ты отовариваться будешь сегодня? — сменил тему Ори. — Давай встретимся возле супермаркета. — Ладно, — как всегда, согласился Хорт. — Но больше слышать не хочу про тайны и секреты.

Ори дал отбой связи и стёр виртуальное голографи-ческое видеокошко с панорамного окна. Подумал и убрал лес, сменил его морским побережьем. В помещение хлынул шум прибоя, вопли чаек. Каморка Ори (комната, кухня-бокс да санузел — без прихожей) не имела настоящих окон, находясь на пятьдесят втором этаже жилищного концентратора, но зато он мог выбирать на го-лоокне пять тысяч различных видов на природу или пейзажи другого рода. Лес застоялся, однообразное пение почти невидимых лесных пичуг надоело.

Начинался новый день, пятница, первый выходной на неделе. Надо было чем-то заняться. Ори начал приводить себя в порядок после сна и долгого пробуждения.

Пока тонкие струйки рециклированной воды впива-лись в кожу, Ори ворочался в тесном пространстве душевой кабины и продолжал размышлять об Игре. Вернее, о тайне. Рассказать ли Хорту или промолчать? Вряд ли никто ещё не догадался, что миллионы игроков употребляют импланты. Всё же правила этого не запрещают. А на рынке появилось множество моделей присадок, что прямо указывает на повышенный спрос.

Автоматика предупредила, что дневной лимит воды исчерпан. Ори подождал, пока не иссякнут последние капли, и вышел из кабины, лишь когда душ совсем выключился. Далее активировал голозеркало и стал поворачивать собственный тримерный образ, рассматривая себя пытливым оком. Обнаружил под левой лопаткой новую родинку. В целом же он остался доволен собой. Употребляемые напоследок мази убрали лишние жировые накопления. Ори всё ещё выглядел недурно — стройный телом, лицом пригожий. Ему было под сорок, и с возрастом миндалевидные глаза становились всё выразительнее, а присаженные волосы сохраняли модную в этом сезоне причёску, она удачно шла к его золотистой коже. Он невольно провёл пальцем по подбородку — гладко. Борода и усы не скоро начнут опять расти, ещё пару лет можно не прибегать к процедуре депиляции… Так, всё в порядке!

Ори облачился в новое трико, сунул ноги в сандалии, упрятал в нагрудный карман кредитный диск и вышел из квартиры.

Локальный супермаркет. Атавизм, упорно выживающий вот уже целые столетия — в основном благодаря людской привычке встречаться и общаться лично, и то в толпе других людей. Почти каждый среднестатистический житель планеты чувствовал себя комфортно в толкотне себе подобных, наверное, первобытное стадное чувство неискоренимо из человеческой природы и пребудет в веках и тысячелетиях…

Ори не понимал тех немногих мизантропов, которые сиднем, безвылазно, сидели по домам и даже отоваривались по каталогу, получая необходимое для жизни прямиком на домашние терминалы. По его мнению, таким следовало немедленно подключать свой информа-торий к ближайшему центру психотерапии. Сам Ори не чурался встреч с людьми, его даже не коробила давка в пневмолифте. Чувство локтя, даже если и в рёбра, давало душевную опору и приносило среднестатистическую радость от осознания своей принадлежности к многомиллиардной популяции двуногих.

Прогулка по коридорам нижних этажей жилконцен-тратора всегда вызывала хорошее настроение. Полкилометра от лифта до входа в супермаркет превращались в неизменное пятничное удовольствие. Протискивание в толпе, ловя дыхание окружающих, мелькание лиц, шумы в ушах, приятные запахи духов и одеколонов… К тому же Ори знал, что пешие прогулки считались полезными для здоровья ещё тысячу лет назад, на самой заре техноконцентрированного общества. Однако сейчас на Земле не оставалось много места для прогулок пешком. Поэтому поверхность Алгедона казалась столь заманчивой… Ори снова вспомнил об Игре, выигрыш в которой давал возможность пребывания на этой прекрасной планете. Вопросы конкурса становились всё сложнее и труднее… Не пора ли задуматься о покупке имплантов у контрабандистов? Дорого, однако…

Он заставил себя отвлечься, начинала болеть голова, но идея поставить себе ещё пару присадок привязалась назойливой мухой и не отставала. Конечно, Ори знал сие наглое резвое насекомое лишь как персонаж мультфильмов да в виде корма для обитателей домашних террариумов. Реальное представление об этом создании у него появилось после приобретения импланта со знаниями по биологии, необходимыми для ответа на вопросы вроде «На каком этапе развития земной цивилизации на планете всё ещё существовали мухи?». Несомненно, присадки — вещь весьма полезная, и можно смириться с тем, что от них голова всё время ощущается слегка опухлой. Можно стерпеть. Как там говаривали древние? «Цель оправдывает средства»?.. Что-то в этом духе, да…

А как всё началось, кстати?

Незнакомые на тог момент чужие, которых потом окрестили слаксами, появились на Земле как-то незаметно. Они затесались в толпу остальных инопланетян возле нуль-терминала, затем оставили гарантию на таможне, без возражений отвалив требуемую сумму га-лаксов на покрытие трёхмесячного пребывания на Земле. Успешно прошли проверку на наличие незаконных физиоактивных веществ, запрещённых приборов, в том числе оружия, и нелегальных инфобаз да софтвера. Цель посещения — торговля, маркетинг, реклама. Совсем обыденно.

Слаксы походили на толстых жаб человеческого роста. Их земные сородичи (вернее — аналоги), мелкие и квакающие, всё ещё жили на Земле, их разводили в качестве домашних любимцев — милое воспоминание о прошлом планеты…

Согласно декларации пришельцев они прибыли с Алгедона, довольно захолустного мирка из звёздного скопления в соседней галактике. Таможенник, который первым столкнулся со слаксами, проявил усердие и установил, что новые чужие являются высокоинтеллектуальными земноводными, мечущими икру. Такова была информация из Центральной Памяти. Это никого не удивило, ибо совсем недавно была открыта планета, на которой совершенно дикие люди употребляли в пищу местных умных пауков.

Пришельцы довольно-таки быстро освоились в земной обстановке, подыскали себе подходящий отель ровно за двадцать минут, после чего притихли. О них почти забыли, когда по головизии запустили придуманную ими игру «Выиграй поездку в рай».

Агрессивная реклама, чуть ли не пропаганда прекрасных местностей планеты Алгедон, без устали крутила трёхмерные ролики неописуемо красивых скал, причудливо изваянных неведомыми стихиями, показывались хрустально чистые моря с белоснежными песчаными пляжами и заросли потрясающих изяществом растений. К сожалению, турпоездок слаксы не предлагали, может быть, потому, что только-только стали членами Галактического Содружества.

Ори Тантари увлёкся Игрой совершенно случайно, попробовал разок и втянулся по уши. Потом узнал, что и его друг Хорт включился. Сама Игра строилась на совсем простых правилах. Нужно было набрать очки для перехода на новый уровень. Участник, неверно ответивший на вопрос, выбывал из Игры, при правильном же ответе выигрывал очки. Можно было в любой момент прервать участие, не выбывая насовсем, и продолжить на следующий день. Призами были пять тысяч годовых путевок на Алгедон, и, чтобы победить, нужно было набрать двадцать тысяч очков. За участие не взимали плату, вероятно, рекламные паузы приносили слаксам достаточно доходов, а может, эта раса была достаточно зажиточной. Игру признали законной, и расточительство на рекламу прелестных уголков Алгедона и на организацию самого состязания ничуть не тревожило игроков.

Хорт Орсиа ждал Ори на обычном месте, возле одного из входов в супермаркет. Как всегда, он нервно притоптывал ногой, словно сетуя, что вынужден терять время на досуг, хотя как раз время-то становилось в условиях техноцивилизации самым дешёвым товаром. Но Хорт вообще был типом дёрганым по натуре, вероятно, вследствие некой генетической ущербности.

— Привет, — сказал Ори. — Что будем покупать, придумал?

— Тебе не надоело опаздывать? — кисло ответил приятель, — Почему я всегда должен тебя ждать?

— А ты ещё не привык? Давно пора бы. Таков мой характер. К тому же древние когда-то говорили: не будь точен, чтобы не ждать других. Придерживайся этого правила, и жизнь твоя станет легче.

— Если бы все были как ты, мир бы уже давно развалился…

Хорт работал в центре подпространственных сообщений, где дорожили каждой миллисекундой, в то время как Ори служил инструктором по плаванию. Его опоздания не производили впечатления на учеников. Несмотря на большую разницу в характерах, Хорт и Ори уже больше десяти лет дружили или по крайней мере терпели друг друга.

— Тайна, чёрт возьми! — вспылил внезапно Хорт уже в супермаркете, толкая свою тележку мимо касс— Какие у тебя могут быть тайны?! От меня! Я тебе каждый вечер говорю, на каком я уровне! Зачем тогда друзья, если от них что-то прятать? Тайна!.. Не стыдно?

— Без тайн жить неинтересно. Ты ещё захоти, чтобы я тебе рассказывал, что я ел и сколько раз в туалет ходил.

— Не выделывайся. Наши отношения выше тайн. Разве тебе не хочется, чтобы мы вместе поехали в рай Алгедона? Зачем тебе прятаться от меня в Игре?

«И действительно, зачем?» — подумал Ори. Мигом позже он отыскал возможное объяснение — синдром соперничества. Да, Хорт прав, он действительно заслуживает лучшего отношения к себе. Орт остановился возле прилавка с внеземной дребеденью, осмотрелся украдкой и признался:

— Ладно, слушай… Я не такой умный, как ты, вот и воспользовался присадками… Смотри не разболтай!

— Ты — на имплантах? — удивился Хорт. — А они разве не запрещены?

— Вне Игры кое-где, может, и запрещены… зато в правилах Игры нигде ничего не сказано про импланты. Уж не думаешь ли ты, что я первым догадался? Неплохо бы и тебе пару биочипов в мозги вживить. Не помешает. Да и выигрыш так вернее.

Хорт призадумался.

— Где достать? — спросил он немного погодя. Ори расплылся в улыбке:

— Давно бы так! Наконец-то ты заговорил осмысленно. Не волнуйся, я устрою.

Они отоварились пятью парами самогреющих носков, дюжиной тонизирующих напитков да несколькими кульками внеземных салатов, содержащих кучу витаминов, если верить рекламе. Перед кассой Ори озабоченно проверил кредит-карточку, отощала напоследок, но потом оглянулся на Хорта и успокоился. Друг никогда не отказывался дать взаймы.

Они вышли из супермаркета, поболтали пару минут и договорились через два часа встретиться перед кабинетом очень надёжного нейрохирурга. Написав адрес кабинета, Ори заявил, что успеет достать нужные присадки.

— А не больно? — опасливо спросил Хорт на прощание, отдавая кредит-диск другу.

— Не надо ля-ля! Даже шрама не останется. Надо было в школе слушать и запоминать, что мозг вообще нечувствителен к боли. Ты чего привередничаешь? Я тебе услугу, аты… — И Ори, махнув рукой, отправился к пневмолифту.

Пару дней спустя благодаря имплантам они набрали уже по пятнадцать тысяч очков.

Ещё через несколько дней, под вечер, Хорт связался по информаторию с Ори и закричал, забыв поздороваться:

— Врубай Игру! Мы уже в финальном туре! Против обычного Ори тут же повиновался и услыхал

квакающий голос ведущего.

— Переходим на восемнадцатый уровень, — сообщил неопределённого пола слакс (вообще, до сих пор было неясно, есть ли у них пол). — Вопрос: какова пуль-сационная частота подпространствснных сообщений?

Ори было запаниковал, по тут в углу годоэкрана появилось письмо электронной почты, конвертик раскрылся, показывая слово «квазисинхронная». Не задумываясь, Ори перенаправил ответ в Игру — очевидно, шпаргалку подкинул Хорт. Через пару мгновений счётчик личного успеха участника Игры достиг отметки 16 000. Ори перевел дух, подсказка прошла незамеченной.

— Последний рекорд ныряния на глубину? — последовал новый вопрос.

Ори быстренько написал «199 метров», уж ему ли, как инструктору по плаванию, не знать, а затем поспешил отправить сообщение Хорту — в благодарность.

Счётчик показал 17 000 очков. По коже Ори прокатилась волна мурашек удовольствия. Победа совсем рядом!

Ведущий огласил следующий вопрос:

— Где проводятся брачные обряды тарнилонцев с Эридана?

Ори моментально вспотел. Многочисленные импланты молчали. Он смутно помнил, что тарнилонцы не

то амфибии, не то членистоногие, но совершенно не находил в памяти хотя бы обрывки сведений о составе атмосферы их планеты, о религии, размножении… Он забыл вживить себе чип по ксенобиологии, но всё равно вряд ли это помогло бы, вопрос может быть с подвохом или из совсем другой области — ксеносоциологии, а то и ксеноэтнографии…

Совершенно растерянный, он всё же догадался вовремя отключиться. Хорт, очевидно, сделал то же самое, ибо появился на экране с кислой физиономией.

— Ладно, — сказал он деловито, преодолевая досаду, — на сегодняшний вечер мы неплохо справились. Почти уже на финале… Надо было раньше скооперироваться. Дешевле бы обошлось.

— Уже сделано, — уныло отозвался Ори.

— Могли с самого начала так.

— Везение кончается рано или поздно. Если кто-то пронюхает…

— Да уж, не совсем честно мы поступили, — потупился вдруг Хорт.

— Раньше надо было про честность вспоминать! — психанул в ответ Ори. — До того как тебе чипы в мозги поставили! Ты хочешь на Алгедон или нет? Тогда оставь мораль в покое.

— Да ладно уж, не сердись… Сыграем в «Убей негодяя»? Расслабимся.

— Нет, лучше отдохнём. Иди спать. Впереди ещё два уровня. Чтоб завтра был свежий, как гидропонный огурчик, Хорт! Ага?

— Хорошо…

Ори отключил информаторий и невольно рассмеялся собственной шутке про свежесть огурцов. Затем навёл луч дистанционного управления жилищем на стену, отодвинувшись, чтобы не ударило выдвижной постелью. Надел пижаму и устроился на кровати, едва автоматический сервис натянул на неё простыню. Ори задал на панорамном голоокне полнолуние, добавил сосновый запах в струю кондиционера и вскоре задремал.

Проснулся он с криком, снился кошмар. Что отвечает на вопросы, а потом… Ори поёжился, выругался архаичными матерными словами и отправился в туалет. Вернувшись в постель, он не удержался и вызвал Хорта на связь.

— Ты чё в такую рань?!. — спросонья вспылил тот.

— И меня гадости в сне мучили, — пожаловался Ори. — Что участвую в треклятой викторине, не успел правильно ответить ни на один вопрос… и меня за это убили!

— Не вправду же убили. Вижу, цел и здоров… Не скисай, после дурных снов хорошее случается. А сейчас дай мне доспать, я не хочу на работу снова опоздать. И вечером — держи почту открытой!

Немного успокоенный, Ори прилёг, но заснуть снова не удалось.

Быстро наступило утро, Ори оделся и направился к бассейну между вторым и третьим ярусами его жилкон-центратора. Там его ждали подростки, с надеждой и уважением они взирали на инструктора, мечтали о призах на соревнованиях — люди эры техноцивилизации обожали спорт. Ори не стал им выдавать простую истину, что всем победителями не стать — всегда есть проигравшие. Не это от него требовалось. От него хотели одного — чтобы тренировал и внушал уверенность. Занявшись обязанностями, он, однако, не переставал думать об Игре. В результате его рассеянности один из учеников нахлебался воды. Если бы не этот инцидент, трудовой день прошёл бы успешно и гладко, как все предыдущие…

— Господин Тантари, отправляю вам предупреждение! — прозвучал ровный голос автомата-контролёра. — При рецидиве подобного нарушения вас отстранят от занимаемой должности.

Ори скрипнул зубами, но не посмел выругаться вслух. Он сосредоточился, и до конца смены всё прошло без задоринки.

Тем же вечером в кондиционированном воздухе его жилбокса витало особенное напряжение. На этот раз Ори не стал отвлекаться, вывел на головизор портал Игры и связался с Хортом по электронной почте, после чего только оставалось ждать начало сегодняшнего тура. И вот наконец ведущий передачи, жабоподобное создание, возник в объёме голоэкрана и, не забыв расхвалить свой родной мир, зачитал, сколько на сей момент участников выиграли заветные путёвки. Ори вздохнул с облегчением — всё ещё оставалось около пяти сотен призов.

Прозвучал первый вопрос за вечер:

— Каков период развития яиц крокодила в зоопарке?

Имплант по биологии тут же выдал ответ: от двух до трёх недель в зависимости от температуры. Ори быстро написал это, и немного спустя в углу экрана вспыхнули радостные красные цифры 19 500.

Но следующий вопрос едва не убил Ори:

— Звезда Процион А находится на расстоянии одиннадцати целых трёх десятых световых лет от Земли. Назовите её спектральный класс и абсолютную звёздную величину.

Ори разинул рот и судорожно пытался глотнуть хоть немного воздухк, когда Хорт снова отправил спасительную подсказку. Ори машинально, не раздумывая, еле узнавая буквы и цифры, передал ответ: F 5 и 2,8.

Последующие мгновения тянулись лениво, мучительно медленно. Лоб Ори покрылся холодной испариной.

Он не сразу отреагировал, когда из виртуального объёма головизора всплыло крупнобуквенное сообщение:

«ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВЫ НАБРАЛИ 21 ООО ОЧКОВ И ВЫИГРАЛИ НАШ ПРИЗ!

СВЯЖИТЕСЬ С НОМЕРОМ А? — 400-В? — 890 ДЛЯ ПОДПИСАНИЯ КОНТРАКТА».

Счастливчик постепенно приходил в себя. Из окна информатория уже подглядывала довольная физиономия Хорта.

— Поздравляю! — торжественно изрёк он.

— Прям не верится… — признался Ори. — А ведь совсем ради прикола начали…

— Поверь! Мы выиграли! Собирай чемодан!

— Там про какой-то контракт…

— Пустяки. Формальности. Страховка, отели и всё такое.

— Странно всё же…

— Да брось ты! Мы же прочитаем, прежде чем подписывать. Чего ты волнуешься? — успокоил его Хорт.

— Правильно. Я сейчас же потребую текст контракта. Завтра встретимся? Как всегда, на обычном месте, в обычное время?

— Ладно. Только не опаздывать!

Хорт отключился, а Ори отправил запрос на контракт победителя в Игре. Перед глазами повисли две страницы опрятного, красиво набранного текста. Вслед за полями анкетных личных данных, которые требовалось заполнить, следовал вполне внятный юридический пассаж. Лишь один из пунктов несколько озадачивал: «Получивший приз в Игре согласен участвовать в новом туре соревнования за новые призы». Почесав в затылке, Ори решил, что ничего странного тут нет. Он заполнил анкету и поставил свою электронную подпись.

Контракт исчез, а на головизоре осталась пометка о сохранении текста в памяти машины.

На следующий день Хорт ждал, пританцовывая от нетерпения.

— Ты никогда не отучишься опаздывать, — сказал он сварливо. — Но всё равно у нас есть повод веселиться.

Ори зевнул:

— Да хватит тебе ныть… Пошли попьём кофейку.

Друзья вошли в будку кафетерия и устроились за выдвижным столиком, не обращая внимания на надпись, предупреждающую, что на кофепитие у них пять минут. Они и сами знали это, привыкнув ещё с детства к удобствам и ограничениям техноцивилизации.

Автомат выплюнул два пластиковых стаканчика горячего синтетического кофе и две сладкие таблетки.

— Ты подписал контракт? — поинтересовался Хорт, помешивая кофе, прежде чем отхлебнуть глоточек. — Если да, совсем скоро получишь билет. У нас три дня на все формальности в связи с годичным отсутствием.

— Ага… А здорово мы провели тех жаб! — ухмыльнулся Ори.

Хорт нахмурился.

— Я бы тебе посоветовал держать язык за зубами насчёт этого, — сухо ответил он.

— Подумаешь! Не мы одни такие…

— Каждый отвечает за себя. Неприлично разглашать за всех, понял?

— Уф… Ты плавки уже купил? Маску, ласты? И что, только одним дурацким кофе отпразднуем дело?!

— Ты же сам предложил! У тебя же всё время кредит-лимита недостаёт.

— Найдём лимит. Будь я проклят, если сегодня вечером не пойду в бар и не упьюсь до чёртиков самым дорогим газовым коктейлем! Ты со мной?

— Чтобы оплатить счёт? — ехидно осведомился Хорт.

— Чего жмотишься-то?! Если бы не моя идея, не выиграли бы!

— Без меня и ты бы не выиграл. Предстоит целый год блаженства!.. В том числе — не будешь кредиты клянчить у меня.

— Дык зачем же тогда друзей иметь, если не клянчить?

Сигнал оповестил, что пять минут истекли. Возле кабины уже стояла небольшая очередь.

— Милая наша техника, — отметил Ори. — Не заболтаешься… Пошли, что ли, по магазинам? У тебя впереди целый год счастья, а я не стану омрачать его, прося кредитов… там.

Последние дни перед отъездом прошли быстро. Приятели получили билеты, направления и уже сидели в большой терминус-капсуле, вполуха прислушиваясь к наставлениям робота-стюарда. Ори с интересом рассматривал остальных пассажиров, устроившихся в своих креслах. Его цепкий взгляд остановился на блондинке с пышными формами.

Успел подумать, пристегивая магнитные пряжки ремней безопасности, что такую красотку упускать нельзя, особенно если едет одна… Затем мир утонул в синеватом сиянии… а когда Ори пришёл в себя, то осознал, что терминус-перемещение осуществлено и капсула уже находится очень, очень далеко от Земли…

Хорт робко зашевелился в соседнем кресле, ощупал себя руками, вслед за чем радостно и глуповато улыбнулся.

— Чему веселишься? — спросил Ори, отыскивая расфокусированным взглядом платиновые кудряшки красотки.

— Да вот… проверяю, правильно ли собрали нас после дезинтеграции на атомы…

— Ты сдурел, да? Если бы реинтеграция не была бы успешной, ты бы сейчас ничего не смог проверить. Ты же специалист!

— Ну да… только до сих пор никогда не транспортировался…

— Терминус-транспортировка — это вещь! — глубокомысленно заявил Ори, с удовлетворением установив, что блондиночка выглядит так же хорошо, как пару секунд назад.

А может, даже чуточку лучше.

— А ты с каких пор стал разбираться в нуль-переходах? — кисло спросил Хорт, но друг не обратил внимания на его замечание.

Стюард рестартировал свои системы и пригласил пассажиров покинуть капсулу. Все выбрались наружу, где их взорам открылся захватывающий дух пейзаж. Невзрачное, небольшое и приземистое здание одинокого терминала терялось в пышной тёмно-зелёной растительности, а над головами простиралось бездонное нежно-фиолетовое небо.

И всё!

Ни коридоров, ни жилбоксов, ни залов с бассейнами, супермаркетами, кабинами и автоматами. Только небо и утонувшая в зелени земля. Обстановка непривычная, но пьянящая.

Группа призёров несмело прошла мимо окошечка формальной таможенной проверки, после чего столпилась вокруг кроткого на вид слакса.

— Добро пожаловать на Алгедон, — проквакало оно-он-она. — Моё имя Слок, я приставлен к вам в качестве гида на весь срок вашего пребывания здесь. Отличать меня от моих соплеменников вы сможете по жёлтому колечку на кожной складке справа от моего рта… На сегодня запланирован адаптационный отдых. Устраивайтесь, привыкайте. Вашу группу определено разместить на морском берегу, желающие могут поплавать. Пляж полностью безопасен, за вами наблюдает спасатель, ни о чём не беспокойтесь. Предлагаю вам разбиться на пары, так как жилые домики здесь двухместные. У каждого будет своя комната, общая баня с ванной, отдельные туалеты и общая гостиная… Попрошу подняться на транспортную платформу. Держитесь за перила.

Платформа мягко и плавно двигалась, вероятно на воздушной подушке, ветер приятно ласкал лица гостей чудного мира Алгедона, развевались волосы женщин. Ори гадал, что такое «домики», «ванна», «гостиная». Импланты молчали, он решил потерпеть.

Домики оказались небольшими, кокетливыми постройками из незнакомого естественного материала, Слок назвал его деревом. Ори не успел предложить красотке с платиновыми волосами жить в одном домике, она нашла себе подругу, поэтому он смирился с компанией Хорта.

Изнутри домик оказался просторнее двух жилбоксов, удобства приятно удивили Ори. Ванна несколько озадачила Ори, он сначала не понял, зачем нужен такой крохотный бассейн, но, поняв, восхитился. Вероятно, слаксы на гигиенические цели тратили больше воды, чем земляне, и это ему понравилось. Правда, плавать в ванне было невозможно из-за тесноты, но рядом находилось целое море…

Гостиная оказалась вообще маленьким залом. Сюда можно было приглашать гостей из других домиков. Ори обнаружил кондиционер, но нигде не заметил голови-зора или информатория.

— Как бы нам тут не околеть со скуки… — озабоченно сказал Ори. — Ладно, надевай плавки и пошли окунёмся!

Алгедон ему нравился. А окунувшись в немного пугающее, громадное, до самого горизонта, море, Ори решил, что этот мир — лучший из миров. Вода была приятно тёплой, а солнце мягко жарило кожу лучше всякого солярия. Последовал вкусный ужин под открытым небом на общих, вкопанных в песок столах, тут же и состоялся приветственный концерт. Местные музыканты исполнили нечто необычное, но приятное на слух. Поразительное было ощущение слушать музыку не из репродуктора.

На следующий день, после завтрака, Слок собрал группу и заявил:

— Сегодня вы приступаете к участию в новой игре — «Поймай клока». Вам следует отловить летающих насекомых, очень шустрых и хитрых. Для поимки нужны сноровка и талант охотника. Клоки — это безобидные крылатые создания, они не кусаются и не жалят. Каждый пойманный клок — очко в вашу пользу. Пятьдесят очков — приз, тысяча — снова приз, а за десять тысяч вы получаете большой приз. Сейчас я покажу вам препарированного клока, смотрите и запоминайте его внешний вид.

Из кожаной сумки на животе жабообразный наставник достал нечто, при виде чего глаза Ори расширились, а рот приоткрылся. Это была муха, величиной с… короче, умещалась полностью на человеческой ладони. Как портативный пульт дистанционного управления информаторием. Солнечные лучи играли на хитине насекомого, крылышки бросали радужные отражения.

— Красивое существо, — откашлялся Хорт. — Жалко охотиться на такое.

— Да это просто муха! — сказал Ори. — На Земле их истребили много веков назад, как очень вредных насекомых.

— Всё равно красивая, — заупрямился Хорт. — У меня рука не поднимется… Наверное, в полёте она прекрасна… Зачем такие игры?

— Посмотрим. Игра как игра, — пожал плечами Ори, косясь на блондинку, которой муха то ли тоже нравилась, то ли вызывала отвращение. А может, и то и другое.

Слок раздал всем большие сачки на длинных палках и показал, как ими пользоваться. Потом добавил и густые сетчатые корзинки для хранения улова.

Хорт опробовал сачок, размахнулся и установил, что вещица удобная.

— А каковы ^правила охоты? — деловито поинтересовался Ори.

— Правила вы определяете сами, — заявил наставник. — Вы сами поймёте, в чём трудности отлова клоков. Ваша территория охоты — за домиками. В районе вашего посёлка нет опасных животных. Наслаждайтесь игрой!

Группа разбилась на пары, двое приятелей бодрым шагом направились к ближайшим зарослям. За полосой кустов высились стройные деревья.

Прошло не менее часа, прежде чем Хорт заметил первую муху. Она грелась на местном солнышке, устроившись на старом пне, и чистила ножками крылышки.

— Чур, я первый! — прошептал Ори.

— Я её увидел раньше тебя!

— Мы оба её нашли. Я попробую первый!

Он крадучись стал приближаться к добыче. Взмахнул сачком… мимо. Муха, сердито жужжа, упорхнула из-под сетчатого кулька на конце гладкой палки, которая аж загудела в воздухе от стремительного взмаха Ори.

— Растяпа! — засмеялся Хорт. — Я бы точно поймал. Следующая жертва кружилась над сгнившим куском

плода, который неприятно вонял. Хорт подождал, пока насекомое сядет на лакомство, и, пригибаясь, пошёл в атаку. Но быстрый взмах не увенчался успехом. Муха увильнула и помчалась в лес.

— Что, выкусил? — умыльнулся Ори. — Со стороны всяк растяпа… Давай лучше разделимся и будем искать самостоятельно. Обнаружим вдвое больше мух, если будем двигаться в десяти метрах друг от друга.

Но неудача преследовала их ещё несколько часов. Мелкие колючки кустов оцарапали им ноги, а Хорт успел ушибить колено, самоотверженно кинувшись на очередную муху.

— Ерунда какая-то… — обескураженно пробурчал Ори. — Нам очень сильно повезёт, если наберём сегодня хотя бы пять очков.

— Слок нас предупредил, что клоки хитрые. У нас нет правильной тактики охоты. Надо придумать.

— Так давай сначала изучим их повадки! Наблюдение установило, что гигантские мухи любят

разлагающуюся пахучую материю и неохотно перемещаются на большие расстояния. Наверное, устают. Кроме того, даже вспугнутые, они имели привычку возвращаться на то же место, откуда их прогнали.

Оба приятеля переглянулись и потянули воздух носами. Именно обоняние вывело их на оживлённую тусовку клоков. Мухи кружились возле кучи, напоминавшей испражнение. При появлении людей они проворно улетели прочь. Сильно воняло. Ори зажал ноздри пальцами и заявил:

— Ты бегай вокруг и подгоняй мух ко мне. А я их буду караулить с сачком возле приманки.

— Ага, а потом очки…

— Очки будем делить поровну!

Как всегда. Хорт не стал больше возражать и принялся обходить полянку по периметру. Скоро он почему-то исчез среди деревьев. Ори остался стоять, сам прикидываясь деревом и с неудовольствием раздумывая, что за зверь мог наложить такую кучу. Судя по количеству дерьма, животное, наверное, довольно крупное, решил он.

Стоять столбом было утомительно, а Хорт куда-то запропастился. Ори начал злиться, не забывая быть начеку, с сачком на изготовку. У него стала ныть поясница.

Наконец из леса донеслись торопливые шаги Хорта, сопровождаемые сдавленными проклятиями. Наверное, он спотыкался о кочки. Тем не менее приятель упрямо, как обычно, преследовал цель. На полянку вылетело несколько мух, они покружились, а одна села на кучу. Ори, затаив дыхание, поднял руку выше… Бац! Сачок покрыл смердящее вещество, муха забилась в сетке. Ори весело вскричал — первая жертва попалась!

Подбежал Хорт, увидел, что случилось, и заулыбался. Общими усилиями, немного вымазавшись в дерьме, они сумели затолкнуть улов в корзину и захлопнули сетчатую крышку. Затем оба сели отдохнуть, отойдя от кучи.

— Вот что, скоро обед, — сказал Ори. — На сегодня хватит. Мы устали. Завтра проделаем то же самое.

Возле домиков их встретили завистливые взгляды соперников. Некоторые подходили, смотрели на муху в корзине, потом уходили, ничего не спросив. Они понимали, что счастливчики не поделятся секретами охотничьей тактики, а будут ревниво оберегать свои умения и приёмы.

Старательно умывшись, друзья сели за общий стол. Обед проходил в неловком молчании, никто другой ещё не заработал ни одного очка.

Слок похвалил удачливых ловцов мух и записал в портативный комп первую победу на имя Ори.

— Вы будете охотиться после обеда? — спросил наставник.

Приятели переглянулись. И хотя недавно оба думали, что надо отдохнуть, сейчас их охватил азарт. Они кивнули.

— Но на этот раз ты бегай их сгонять, а я буду караулить с сачком, — шепнул Хорт.

— Ладно, будь по-твоему, я добрый.

Вечером они вернулись с ещё одной мухой в корзине. Зависти остальных игроков не было предела. Ори отметил, что блондинистая красотка очень внимательно на него посмотрела…

Следующие несколько дней приятели пробовали менять тактику, но вернулись в конце концов к первоначальному приёму — загон и засада. На их счету уже имелось шестнадцать очков, честно поделённых на двоих. Остальные игроки уже не скрывали своей злости. Лишь блондинка словно не испытывала ненависти к счастливчикам и всё чаще искала взглядом глаза Ори. Что навело его на весьма умную мысль, которой он поделился с Хортом тем же вечером:

— У меня предложение… — Ну?

— Ты только не того… выслушай сначала… Давай для разнообразия разделимся и выберем себе других напарников.

— Что-о-о?! Зачем?!!

— Не психуй же ты… Посмотри на тех двух девиц. Та, что слева, — Инта, а другую зовут Мира. Их домик рядом с нашим. Глянь, какие они несчастные… Нехорошо. Красивых женщин надо веселить! У них ни одного очка. Давай им поможем, а? Ты пойдёшь ловить мух с Мирой, а я… помогу Инте.

— Понятно… Ты меня снова предаёшь. Не в первый раз.

— Погоди, разве тебе Мира не нравится?

— Хм… не в ЭТОМ дело, олух ты полнейший! Я не люблю делить призы с женщинами.

— А чем плохо делить-то? В древности говорили, что делить всё с ближним своим — большая добродетель.

— Ты про постель делить, что ли?

— Ну… и это. Чем худо, скажи? Ты разве собираешься весь год за мухами бегать?

— За мух будет приз.

— Неизвестно какой.

— Вот именно — неизвестно!

— Вряд ли посулят нечто сногсшибательное. Устроят тур по планете, чтобы мы потом рассказывали на Земле про ихние красоты. Бесплатная реклама получится.

Хорт призадумался.

— Ты хоть, прежде чем предлагать меняться парами, у них спросил? — буркнул он, уступая.

— Не-а. Но чую — согласятся.

— Надоело мне всё время жертвовать собой ради тебя, — заныл Хорт. — Понять не могу, в голове не укладывается — и чего я тебя терплю?!

— На то и друзья, чтоб терпеть, — назидательно заметил Ори, радуясь втихаря успеху. Хорт иногда ужасно упрямился. — А сейчас погляди на Миру. Очень даже хорошо выглядит, всё при ней…

Хорт буркнул что-то под нос, не ответив. Но присмотрелся украдкой.

Сразу после ужина Ори пошёл на приступ. Долго уговаривать Инту не пришлось. Слегка поколебалась другая девушка, но тоже согласилась. Ори заставил подружек поклясться хранить тайну удачной охоты от остальных игроков.

День тренировки — и новые пары пожинали первые успехи, приобретая сноровку. И как-то само собой наступила перемена жилья. Мира осталась ночевать в домике Хорта, а Ори был принят Интой.

Спустя два дня Хорт перестал хмуриться, деля очки с навязанной ему напарницей. Ему даже стал нравиться такой расклад.

— Ты всегда такой умный? — спросила Инта в промежутке между горячими поцелуями как-то вечером. — Ты прирождённый игрок!

Ори едва не сболтнул про импланты. Уже привык к ним, да и голова ничуть не болела. Но решил, что неплохо иметь свою маленькую тайну. Потому и ответил:

— Я умный, а ты красивая. Мы очень друг другу подходим. Вот не знаю, получатся ли дети одновременно умные и красивые…

Инта в ответ расхохоталась.

— Ты научишь меня плавать? — спросила она.

— С удовольствием!

А Хорт совершенно перестал ревновать напарницу к Игре, ибо Мира оказалась ловчее его в засаде, хоть и уступала как загонщик. Он не на шутку увлёкся ею, и обе пары крепко подружились.

Обстановка благоприятствовала любви, а счёт мухам возрастал. Постепенно роль мужчин окончательно свелась к загону, а девушки наловчились накрывать сачками вёртких насекомых даже в полёте. Слок педантично отмечал очки и складывал клоков в коробочки.

Инта и Ори первыми набрали сто очков и насладились поездкой на красивое горное озеро. Мира и Хорт буквально на следующий день выиграли тот же отдых.

Прошло полгода, Игра превратилась в насущность, дошла до мании. Вспыхнули первые споры о территориях, обвинения в краже мух, в подглядывании техники ловли… Наставник едва успевал сохранять порядок и мир в селении.

— Тут все рехнулись! — сказал как-то вечером Ори Хорту. — Помешались на этих мухах. Отчего бы, объясни, не напрягаясь, кайфовать себе вдоволь? Приз за тысячу очков вообще ерундовский был. Скалы да камни смотреть… тоже мне приз!

— Неизвестно, что дадут за десять тысяч, — ответил приятель. — Вдруг будет что-то ценное, дорогое! Да и скалы не ерундовские, а природный феномен. Кроме того, когда я гоняюсь за прекрасными клоками, у меня ощущение осмысленности жизни появляется… Ты вспомни, какая скукотища на Земле! А тут — охотничий азарт, страсти кипят! Адреналин! Совсем иначе здесь себя чувствую, чем дома. Да и девушки наши…

— Девушки что надо. А всё остальное, что ты ляпнул, — чушь махровая. Носимся как угорелые по зарослям, мух ловим… Нет бы на пляже валяться да подруг любить…

— Так валяемся же. И любим, — возразил Хорт, сладко зажмурившись.

— Могли бы больше и дольше! — распалился Ори. И добавил, моментально остыв: — Я одного не понимаю: зачем жабам эти мухи? Их упаковывают, словно хрупкие фенечки. Для чего?

— А мне плевать, зачем и для чего. Я спорт не люблю, а тут подтянулся, даже сам не заметил. Чего тебе не хватает? Воздух свежий, море — обалдеть, пища отменная, девушки… Надо тебе в жабьи мозги хозяев заглядывать? Ты что, по супермаркетам и лифтам затужил небось? Я бы вообще не вернулся, будь моя воля… Слушай, а вдруг за десять тысяч позволят ещё на годик остаться? Вот бы здорово!*

— Размазня. Неинтересно — не надо. А я вот завтра Слока прижму хорошенько, всё выложит как миленький. Слаксы — трусливые создания, они никогда даже не воевали между собой. Все эти мухи пахнут чем-то гнилым, и я намерен разобраться!

— А чем им пахнуть, раз говно едят?

— Да ну тебя!.. Не прикидывайся!

— Ты всегда был такой — строптивый и подозрительный.

— А ты — упрямец!

— Был. Сейчас я спокоен и счастлив. У тебя всё время что-то свербит.

— От строптивости и подозрительности своей я только пользу получал! — отрезал Ори, резко поднялся и ушёл.

Злость его не рассосалась до утра, и он чуть свет отправился поджидать Слока. Ингу предупредил, что сегодня обе пары выйдут на охоту чуть позднее остальных.

Едва завидев слакса, Ори решительным шагом направился к нему и с ходу задал несколько вопросов. Кроткий наставник съёжился, погрустнел, но не раскрыл широкого рта.

— Что вы делаете с клоками, которых мы поймали?! _ настойчиво повторил Ори. — Ты должен мне объяснить! Ну?

Слакс не выдержал и промямлил:

— Мы не умеем лгать… но как объяснить…

— По порядку объясняй! И давай-давай, губами шлёпай поскорей! Ведь не отстану!

Слакс Слок совсем сник и произнёс упавшим квакающим голосом:

— Мы их продаём… Экспорт клоков очень важен для нашей экономики…

— Кому?

— Пенданам с Лакса-П. Они там просто без ума от них.

— Что они с мухами… э-э-э… с клоками делают?

— Едят их, разумеется. Пенданы похожи на нас. На Лакее II клоков считают изысканным деликатесом. Мы себе не можем позволить лакомиться дорогим товаром…

— Это почему?

— Клоки мутировали, иупотребление их в пищу чревато заболеваниями наподобие рака из вашего прошлого.

— Так… а почему сами их не ловите, а нас заставляете?

— Я же сказал — мутация. Кроме несъедобности, клоки научились чуять наше биополе на довольно большом расстоянии. Никак не подкрасться.

— Ставьте капканы!

— Неизвестно почему, но улов капканами незначителен…

Злость Ори затухала стремительно, но также стремительно росло его любопытство.

— А разводить их на фермах, в закрытых помещениях, не пробовали? — спросил он. — Разве можно позволить каким-то мухам водить себя за нос!

— Клоки не размножаются в неволе. На научные исследования клокского феномена просто не осталось средств. И вот самым простым выходом нам показалось привлечь вас…

— Я так и знал! Ведь чувствовал — что-то нечисто в этой Игре! Так вы нас эксплуатируете!

— Но ведь у вас вполне хорошие условия для отдыха, вкусная еда, да и никто из вас против своей воли не надрывается! Вы сами преследуете клоков, для вас это интересно и увлекательно!

— Для остальных, может, и увлекательно, а для меня — нет. Сейчас я понимаю, почему в домиках нет средств связи. Вы боитесь, что мы вас расколем перед всей галактикой. Проходимцы!

Слакс вдруг совсем смялся, а потом бухнулся на колени, сплетя перепончатые лапы в молитвенном жесте:

— Умоляю тебя от имени всей своей расы! Не выдавай нас! Может, мы поступили не совсем правильно, но у нас просто не было другого выхода! Умоляю!

Жалкий вид существа, похожего на жабу, растрогал Ори. Он окончательно сдался, когда из глаз Слока потекли тоненьким ручьём слёзы. Ори подумал, вспомнил уют домиков, сравнил завтраки, обеды и ужины с синтетической едой на Земле, представил себе бесконечные коридоры земных жилищ, неразличимые громады жилконцентраторов. В конце концов, здесь действительно жить хорошо. Даже бегая за мухами с сачком наперевес.

— Ладно, встань… Предположим, что я соглашусь промолчать… да погоди ты! Допустим, я промолчу. Но взамен я желаю перемен в правилах пребывания здесь.

— Что угодно, только не выдавай нас!

Ори потёр руки. И сказал строго, но и великодушно:

— Для начала понизишь стоимость большого приза на пять тысяч очков…

— Готово!

— Не перебивай. Потом поставите в каждый домик головизор и информаторий с нуль-терминус-связью. Затем сделаешь меня и Хорта главными инструкторами по отлову мух… клоков. Вы прекратите все игры и викторины на Земле, чтобы обманом вербовать ловцов.

— Но как же…

— Добычу клоков организуем на принципе спортивного туризма. Так люди будут и платить за пребывание на Алгедоне, и ловить вам мух — из спортивного интереса. За славу, за рекорды, за адреналин… Понятно?

— О! О-о-о! О-о-о-о-о! Благодарю тебя от имени…

— Вижу, что понял. Так, о нашем инструкторском вознаграждении договоримся позже… И не надо обнимать мои ноги.

— О, спаситель наш! Как же мы раньше не додумались до спорта?!

— У вас не было такого умного советника, как я. Всё, хватит, вставай. И бегом выполнять условия. Да, забыл, нам нужен собственный транспортёр на воздушной подушке.

— Будет сделано, — поклонился Слок.

— Тогда ступай, — важно распорядился Ори. Едва дотерпев до вечера, он всё рассказал Хорту.

— Вот это да! — поразился тот. — Вроде врать не умеют, вроде глупенькие, безобидные, а ты смотри, как всех нас провели! Но ты молодец, — уважительно добавил он.

— А то! Всё, завтра уже не будем гоняться за глупыми мухами. Будем жить себе клёво и ждать тупеньких туристов.

— Меня только одно беспокоит… — Ну?

— Клоки ведь мутировали… А если снова мутируют? И научатся чуять и нас издалека? Что нам тогда делать?

— Надеюсь, это произойдёт не скоро. Успеем заработать. И махнём куда-нибудь — галактика большая! На худой конец, вернёмся на Землю… Пошли, девчата нас ждут.

Мира обняла Хорта, Ори обнял Инту, и они уселись на песке, любуясь двойной луной Алгедона, восходящей из-за почти невидимого морского горизонта. Ветерок нежно щекотал кожу, романтика витала в воздухе, а Игра продолжалась на новом уровне.


Содержание:
 0  Не надо, Азриэлла! : Андрей Белянин  1  От составителя : Андрей Белянин
 2  Андрей Белянин : Андрей Белянин  3  Не надо, Азриэлла! : Андрей Белянин
 4  Михаил Тарбеев : Андрей Белянин  5  Бритва Оккама : Андрей Белянин
 6  Яна Анина : Андрей Белянин  7  Зайка : Андрей Белянин
 8  Андрей Варнавский : Андрей Белянин  9  Из жизни драконов : Андрей Белянин
 10  Иван Иванов : Андрей Белянин  11  Магазин юристов : Андрей Белянин
 12  Маргарита Бобровская : Андрей Белянин  13  Домовой. Рассказы дяди Васи : Андрей Белянин
 14  Франтишка Вербенска : Андрей Белянин  15  Меч с золотой чешуей : Андрей Белянин
 16  Анна Шохова : Андрей Белянин  17  Горемыка Ондрей : Андрей Белянин
 18  Сказка о справедливом солдате и мертвой принцессе : Андрей Белянин  19  Горемыка Ондрей : Андрей Белянин
 20  Людмила Астахова : Андрей Белянин  21  Золушка. Постскриптум : Андрей Белянин
 22  Александр Сивинских : Андрей Белянин  23  Коренное отличие : Андрей Белянин
 24  Конец сезона ранамахии, или Abovo : Андрей Белянин  25  Коренное отличие : Андрей Белянин
 26  Галина Чёрная : Андрей Белянин  27  Детектив из Мокрых Псов. Дело № 1. Маньяк святой воды : Андрей Белянин
 28  Дмитрий Мансуров : Андрей Белянин  29  Коллективное творчество : Андрей Белянин
 30  Михаил Бабкин : Андрей Белянин  31  Желание : Андрей Белянин
 32  Зачёт : Андрей Белянин  33  Инициация : Андрей Белянин
 34  Дедок : Андрей Белянин  35  Желание : Андрей Белянин
 36  Зачёт : Андрей Белянин  37  Инициация : Андрей Белянин
 38  Наталья Татаринцева : Андрей Белянин  39  Поезд А : Андрей Белянин
 40  Христо Поштаков : Андрей Белянин  41  вы читаете: Игра : Андрей Белянин
 42  Планета Скали : Андрей Белянин  43  Генератор счастья : Андрей Белянин
 44  Игра : Андрей Белянин  45  Планета Скали : Андрей Белянин
 46  Андрей Белянин, Галина Чёрная : Андрей Белянин  47  Профессор против Хоргвартса : Андрей Белянин
 48  Валентинка от Пусика : Андрей Белянин  49  Профессор против Хоргвартса : Андрей Белянин



 




sitemap