Фантастика : Юмористическая фантастика : * * * : Андрей Белянин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  57  58  59  60  62  64  65

вы читаете книгу




* * *

Такси, заказанное Наташей, доставило нас в указанный район примерно за полчаса. Оттиски были сложены в дамскую сумочку на длинном ремешке. Водитель, пожилой обезьяноподобный упырь с добрейшим выражением свинячьих глаз, затормозил у Древнего кладбища, категорически отказавшись везти дальше. Об этом месте ходило много дурных слухов, но лично мне очень понравилась история про Мертворожденных Поэтов. Наташа рассказала ее, пока мы выходили из подъезда и ждали опаздывающую машину… Давным-давно в Городе жили три могущественных стихотворца, по местному определению магов, владеющих Словом. Они столь бездарно транжирили свой талант в служении Злу, что в конце концов Слово обиделось и покинуло их. Потеряв талант, они навсегда умерли как поэты, вынужденно оставаясь жить как простые люди. Увы, все трое не смогли с этим смириться и, разучившись слагать стихи, ушли во Власть, дабы править теми, у кого еще сохранился вкус к Слову. Они загубили много начинающих волшебников и даже после смерти собирались на кладбище втроем, ловили случайных путников и мучили необоснованной критикой. История весьма поучительная… Думаю, что именно поэтому Город так долго был лишен настоящих поэтов. Соответственно, поэтому я и имею здесь такой успех… Ну, это, наверное, не совсем скромно, зато верно; что и не поленилась лишний раз подчеркнуть моя жена. Проходя вдоль кладбища, я даже отметил три могильные плиты черного цвета с овальными и ромбовидными портретами усопших, их высокомерные лица вызывали мрачные ощущения…

Дорога на Хромую гору вела нас мимо витых оград и гранитных монументов. Может быть, с какой-то точки зрения гора и имела вид скрюченной старушки с клюкой, но со стороны кладбища это совершенно не бросалось в глаза. На вершину вела заасфальтированная тропинка, а сверху наверняка открывался шикарный вид на играющий ночными огнями Город. Здесь, естественно, ни одного фонаря не было, но сгущающиеся сумерки казались прозрачными, а полная луна будет обеспечивать хороший свет парой часов позже. Почему полная? А в Городе всегда полнолуние, каждую ночь, вне зависимости от небесного движения планет. Не спрашивайте — почему, я склонен предполагать, что просто вампирам и оборотням так удобнее… Наташа молчала, думая о чем-то своем. Я вел ее под руку, с запоздалым сожалением вспоминая о том, что не взял никакого оружия. Хотя особого умения пользоваться им у меня нет, но двенадцатизарядный маузер с серебряными пулями был бы сейчас как никогда кстати. Просто как гарантия личного спокойствия. А потом мне послышался женский плач…

— Ты слышала?

— А? Что слышала? — Супруга навострила уши. Сдавленные рыдания доносились со всех сторон. Мне даже показалось, что я различаю какие-то просьбы или причитания…

— Бежим!

— Куда?!

Наташа почти волоком протащила меня пару метров, а потом встала, обреченно свесив голову:

— Ты прав… нам некуда бежать…

— Но в чем проблема? — продолжал допытываться я. Плач продолжался и так бил по нервам, что саднило виски. Шепот моей жены был едва различим на его фоне.

— Это баньши. Вестница смерти… Еще никто не уходил, услышав ее плач.

— Господи, милая, ведь мы все когда-нибудь умрем, зачем же расстраиваться раньше времени?

— Ты не понимаешь… Баньши не предвещает смерть, она оповещает о ее приходе и плачет по нашим душам. От нее просто нет спасения… — Я проследил за Наташиным взглядом и, к глубочайшему изумлению, узнал в огромной каменной птице на вершине ближайшего памятника живое существо. Черт побери, а мне-то она казалась каменным украшением! Птица была похожа на тощего, костистого орла с женской головой. Длинные спутанные пряди закрывали морщинистое лицо, а в причитаниях уже совершенно явственно прослушивались наши имена:

— Бедный Сережа-а… ах-ах-ах!… А девушка, совсем молоденькая, так и не успевшая родить… бедняжка!

Я оставил Наташу на тропиночке, поправил галстук и решительно шагнул к рыдающей вестнице смерти. Да, моя жена — ведьма, но она иногда бывает самой робкой и беззащитной женщиной, на которую так легко повлиять всякими россказнями и предсказаниями…

— Э… гражданочка, пожалуйста, не могли бы вы перестать плакать? У нас от ваших слез буквально сердце разрывается.

— Сереженька… бедный, глупый, добрый… Как мне не плакать? Вы скоро умрете… оба… и…и…и… Наташеньку жалко-о-о!

— Да бросьте! Почему это мы обязательно должны умереть?

— Как почему?! — на мгновение отвлеклась от плача баньши. — Разве вы можете не умереть, если я о вас плачу?

— Вы хотите сказать, все дело в слезах?! — уловил я. — Так не плачьте больше!

— Не могу-у… Хочу, но… не… мо-гу-у-у… Проклятие на мне такое, понимаешь? Как кого увижу — обязана плакать. Вот… увидела вас… бедняжечки-и-и…

— Погодите, погодите, а может, вам перелететь на другое место и поискать кандидатов там? — сдуру предложил я и тут же устыдился собственных слов. Что же это такое я себе позволяю? Натравливать вестницу безвременной гибели на других людей… быть может, ни в чем не повинных! Наташа опустилась на чью-то могильную оградку и жалобно смотрела в мою сторону. Я развел руками, вроде бы и умирающим себя ни в коей мере не чувствовал, но и как выпутаться из сложившейся ситуации, тоже не знал.

— Сережа, — сквозь слезы слабо окликнула меня рыдающая баньши, — а ты правда великий маг Слова?

— Ну, как сказать… Если верить мнению некоторых титулованных литераторов, то — полнейшая бездарь! А если исходить из того впечатления, что я периодически произвожу своими стихами, то…

— Почитай мне… пока живой. Люблю печальные стихи-и-и…

— M-м… как бы помягче выразиться… Я-то пишу именно стихи, но здесь они почему-то срабатывают на манер заклинаний.

— Читай! — жестко приказала пернатая женщина. Сквозь седые волосы выжидательно сверкнули два алых угля глаз без малейшего следа слез. Я согласился совсем не потому, что испугался, уж поверьте… В отличие от моей жены, которая страшно перепугалась, но ей можно, она больше знает… Я очень мало знаю о баньши и, соответственно, понятия не имею, насколько все это опасно. Значит, мне всего лишь требуется подобрать из шести своих сборников более-менее печальное стихотворение с какой-нибудь жизнеутверждающей концовкой.

— Быстрее… — послышался слабый голос Наташи. Я обернулся, она держалась одной рукой за сердце, другой за сумочку с оттисками, а лицо было таким неестественно бледным, что мне сразу все стало ясно.

— Не трогайте ее! Я уже читаю…

Баныни благосклонно кивнула, Наташа начала оживать в ту же минуту. Я мысленно дочитал стихотворение почти до конца, убедился, что помню, и начал уже вслух:


Ты мне говоришь, что тебе постоянно снится

Неведомый мир, где реальное слито с чудом…

И ломкие пальцы пролистывают страницы

Такого былого, что даже поверить трудно.

Где каждый день из минут ожидания соткан

И даже стать на колени уже не волен…

Я должен молча смотреть на кружевной локон —

К чему кричать о своей любви или боли?

Стихи по ночам о тайном и сокровенном…

Какие слова! Какое упрямство страсти!

Поэзия прошлого, как аромат вербены,

Покажется сном, словно привкусом Высшей

Власти.

Но время придет — вспоминая слова молитвы,

И горько и сладко, как в детстве, просить

прощенья.

Березовый бог, с опрокинутым небом слитый,

Позволит, как в осень, вступить в костер

очищенья…

Тогда я коснусь щеки твоей легким ветром,

А может быть, каплей дождя охлаждая кожу

Фаянсовых ног, обожженных татарским

летом,

И ты улыбнешься… И ты мне поверишь тоже.

Растай же вплоть до воздушного поцелуя!

Весь мир измени водопадом случайной ласки!

А я зимой тебе на стекле нарисую

Прекрасного принца, скачущего из сказки…


— Ну, как? — Наташа неслышно подошла сзади и обняла меня за плечи. Вестница смерти не шевелилась, мечтательно задрав нос и чуть притушив зловещие огоньки глаз. Тревожить ее вопросами почему-то не хотелось…

— Не знаю, обычно стихи действуют сразу… Мы будем ждать результата или просто пойдем домой?

— Пожалуй, пойдем, но не домой — нам надо встретиться с Семецким.

— А по-моему, мы уже опоздали. Я сам терпеть не могу непунктуальных людей, чего же ради ему нас ждать?

— Слишком лакомый кусочек… — многозначительно сощурилась моя жена.

— Ты о шкурке с филейных частей? — съязвил я, но вовремя прикусил язык — на вершине Хромой горы четко вырисовывался сутуловатый силуэт капитана-библиофила… Итак, нас ждут.


Содержание:
 0  Сестрёнка из Преисподней : Андрей Белянин  1  продолжение 1
 2  * * * : Андрей Белянин  4  * * * : Андрей Белянин
 6  * * * : Андрей Белянин  8  * * * : Андрей Белянин
 10  * * * : Андрей Белянин  12  * * * : Андрей Белянин
 14  * * * : Андрей Белянин  16  * * * : Андрей Белянин
 18  * * * : Андрей Белянин  20  * * * : Андрей Белянин
 22  * * * : Андрей Белянин  24  * * * : Андрей Белянин
 26  * * * : Андрей Белянин  28  * * * : Андрей Белянин
 30  * * * : Андрей Белянин  32  * * * : Андрей Белянин
 34  * * * : Андрей Белянин  36  * * * : Андрей Белянин
 38  * * * : Андрей Белянин  40  * * * : Андрей Белянин
 42  * * * : Андрей Белянин  44  * * * : Андрей Белянин
 46  * * * : Андрей Белянин  48  * * * : Андрей Белянин
 50  * * * : Андрей Белянин  52  * * * : Андрей Белянин
 54  * * * : Андрей Белянин  56  * * * : Андрей Белянин
 57  * * * : Андрей Белянин  58  вы читаете: * * * : Андрей Белянин
 59  * * * : Андрей Белянин  60  * * * : Андрей Белянин
 62  * * * : Андрей Белянин  64  * * * : Андрей Белянин
 65  * * * : Андрей Белянин    



 




sitemap