Фантастика : Юмористическая фантастика : Большой Синдикат Желаний : Джон Бэнгс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Рассказ из антологии "Лучшее юмористическое фэнтези".

Ферма превратилась в руины. Все пастбища покрылись буйной растительностью - чертополохом и прочими колючими сорняками. Строения пришли в безнадежное состояние и не подлежали ремонту, а старый дом, фамильный особняк Уилбрахамов, являл собой картину ужасающего запустения. Крышу латали в течение десятков лет, и теперь она напоминала своих собратьев только древностью происхождения. Ни в одном из окон особняка нельзя было найти целого стекла; да здесь они были и не нужны. Соседи поговаривали, что как-нибудь во время одной из жестоких бурь, которые на памяти старожилов часто проносились над этими местами, трубы дома, прежняя гордость графства, зашатаются и рухнут, превратив дом в груду развалин. Одним словом, ферма Уилбрахамов, бывшая когда-то образцовой, стала притчей во языцех и предметом насмешек; говорили, что она годится лишь на то, чтобы служить живописной моделью для какого-нибудь экстравагантного художника.

Однажды ночью, когда за окнами неистовствовала гроза, владелец старого дома, Ричард Уилбрахам, сидел в компании жены, которая пыталась найти на последней паре носков своего мужа хотя бы одно целое место, чтобы заштопать их. Уилбрахам безмолвно смотрел на тлеющие угли в камине, и тишина в комнате нарушалась лишь шипением поленьев на решетке да время от времени вздохом одного из супругов.

В конце концов женщина заговорила.

- Когда наступает срок платежа по закладной, Ричард? - спросила она, беспокойно пошевелившись в кресле.

- Завтра, - выдавил муж; казалось, это слово застряло в глотке и душило его.

- А ты… ты уверен, что полковник Дигби не продлит ее? - выпытывала она.

- Он отказался даже обсуждать со мной этот вопрос,- сказал Уилбрахам. - Каждый раз, когда я прихожу к нему в офис, он довольствуется тем, что размахивает бумагой у меня перед носом, а сам подзывает посыльного, чтобы тот выпроводил меня. Я не верю в знамения, Этелинда, есть лишь один верный знак - если к завтрашнему дню мы не раздобудем денег, то уже через сутки останемся без крыши над головой.

Женщина содрогнулась.

- Но, Ричард, - запротестовала она,- ты… ты же давно начал откладывать средства, чтобы выкупить дом. Где они?

- Все истрачено, Этелинда, истрачено на эту безумную аферу с яйцами, которую я пытался провернуть два года назад, - вздохнул Уилбрахам, закрыв лицо руками, чтобы не показывать своего горя и унижения. - Я продавал то, чего еще не получил, - добавил он. - Ты помнишь то время, когда первая группа инкубаторных кур начала нестись так обильно; мне казалось, что удача повернулась ко мне лицом - нет, раскрыла свои объятия и приглашает меня разделить с ней огромные богатства. В тот год на рынке образовался большой дефицит яиц, и я поехал в Нью-Йорк, продавал их дюжинами, сотнями дюжин, тысячами дюжин…

Поднявшись, он принялся в возбуждении мерить комнату шагами.

- Я продавал яйца миллионами, Этелинда, - продолжал он, огромным усилием воли совладав с собой. - Продавал яйца, которые должны были снести куры, чьи прапрапрабабки еще не вылупились из яиц, покамест не снесенных несуществующими цыплятами.

Уилбрахам понизил голос и заговорил хриплым, гортанным шепотом.

- И я обанкротился на поставках, - пробормотал он. - В течение последних восемнадцати месяцев цены на яйца постоянно росли, а вчера я не только отдал за сто тысяч свежих яиц, которые я должен был поставить, чтобы выполнить контракты, все свои деньги до последнего пенни, но и выдал долговое обязательство сроком на шестьдесят дней, которое я и не надеюсь оплатить. Иначе говоря, Этелинда, мы разорены.

Женщина отважно попыталась проявить стойкость, но удар оказался слишком сильным для ее истерзанных нервов; она разразилась горькими рыданиями.

- Но у нас еще осталось четыре несушки, - голосом, лишенным выражения, продолжал Уилбрахам. - Если они начнут нестись изо всех сил, то через тридцать дней у нас окажется самое большее десять дюжин яиц, не считая наших запасов, а к этому дню я обязан поставить Международной Холодильной Компании двенадцать тысяч штук по двадцать два с половиной цента за дюжину. Даже не будь этой закладной, мы все равно окажемся в лапах банкротства.

Последовала долгая тишина. Часы в холле громко тикали, и каждый звук отдавался в ушах хозяина подобно удару кузнечного молота, звено за звеном ковавшего цепь разорения, которая навеки закует его в кандалы нищеты. Они молчали почти час, и тишину лишь время от времени прерывало хлопанье ставень на ветру. И вдруг сводящее с ума монотонное тик-так-тик-так настенных часов заглушил новый звук - громкий стук в дверь.

- Уже очень поздно, - произнесла женщина. - Кто бы это мог быть в такой час, как ты думаешь? Будь осторожен - а вдруг это разбойники?

- Я буду благодарен разбойникам, если они смогут найти в этом доме хоть что-нибудь ценное, - ответил Уилбрахам, поднимаясь и направляясь к двери. - Кто бы это ни был, на улице гроза, и, несмотря на нашу бедность, мы не можем выгнать странника, заблудившегося среди болот.

Поспешив к двери, фермер широко распахнул ее.

- Кто здесь? - окликнул он, вглядываясь во тьму.

Сильный порыв ледяного ветра задул свечу, и на пол у его ног шлепнулось несколько пригоршней мокрого снега, а по лицу хлестнули льдинки.

- Я странник, - донесся снаружи слабый голос, - я замерз и умираю от голода. Во имя человеколюбия, прошу вас впустить меня, иначе я потеряю сознание и погибну.

- Входите, входите! - воскликнул Уилбрахам. - Кто бы вы ни были, мы с радостью предоставим вам все, что у нас осталось; хотя, по правде говоря, это совсем немного.

В холл, спотыкаясь, вошел старик, согбенный и изможденный. Уилбрахам, подскочив к ослабевшему путнику, сильными руками подхватил его, осторожно провел к своему креслу у камина, и они вместе со своей верной женой растирали руки старика, пока тепло не вернулось к ним.

- Чашку чаю, дорогая моя, - попросил Уилбрахам. - Это восстановит его силы.

- И что-нибудь поесть, ради бога, - взмолился странник слабым, дрожащим голосом. - Самую малость, добрый господин, хотя бы яйцо!

При этих словах женщина нахмурилась.

- Яйцо? Сейчас, когда яйца… - начала она.

- Ну-ну, Этелинда! - мягко прервал ее Уилбрахам. - У нас осталось еще два в морозильнике - наш с тобой завтрак. Лучше я отдам этому доброму старику свой завтрак, чем буду смотреть, как он страдает. На самом деле с некоторых пор яйца мне не по вкусу, и…

- Как скажешь, Ричард, - покорно ответила женщина и с безнадежным вздохом направилась в кухню.

Через несколько минут она вернулась с дымящимся блюдом собственного приготовления - ярким, аппетитным золотистым яйцом, сваренным без скорлупы, на хрустящем тосте. Это была заманчивая картина, и у Уилбрахама, голодным взглядом уставившегося на него, потекли слюнки.

И тут произошло нечто неожиданное: старик, вместо того чтобы жадно наброситься на угощение, добродушно взглянул на хозяина, воздел руки, словно собираясь благословить его, и произнес нараспев следующие строчки:



Съевший это восхитительное блюдо,
Желанья три от нас получит в дар -
Так феи награждают тех,
Кто жертвует для нищего последним.

Прогремел ужасный раскат грома, вспыхнул ослепительный свет, похожий на молнию, и, когда вспышка погасла, странник исчез.

Уилбрахам взглянул на жену, не в силах произнести ни слова от изумления. Та, неверной походкой добравшись до своего кресла, уставилась на него расширенными от страха глазами.

- Это что… это был сон? - задыхаясь, промолвил он, вновь обретя дар речи. - Или у нас и в самом деле был посетитель?

- Я как раз хотела спросить тебя о том же, Ричард, - ответила она. - Это и впрямь было так необычно, и я едва могу поверить…

И тут взгляды их упали на дымящееся яйцо, по-прежнему лежавшее на столе, цветом напоминавшее прекрасный солнечный закат.

- Яйцо! - хрипло воскликнула женщина. - Должно быть, это все правда.

- Не хочешь съесть? - спросил Уилбрахам, галантно протягивая ей тарелку.

- Ни за что! - содрогнулась она. - Я не осмелюсь. Это слишком опасно.

- Тогда я съем, - решил Уилбрахам. - Если старик говорил правду…

Он проглотил яйцо целиком.

- Превосходно! - пробормотал он, предаваясь гастрономическому удовольствию. - Хотел бы я отведать еще парочку таких!

Не успел он выговорить эти слова, как на тарелке появились еще два вареных яйца, в точности как он и пожелал.

- Силы небесные, Этелинда! - вскричал Уилбрахам. - Мое желание исполнилось! Бог мой, хотел бы я узнать, кто этот старый плут!

Едва последние слова слетели с его уст, как откуда-то из-под потолка к его ногам упала карточка. Уилбрахам возбужденно подскочил и схватил ее на лету. Там значилось:

Генри У. Оберон Секретарь, Американская Волшебная Корпорация, 3007, Уолл-стрит.

- Генри У. Оберон, Американская Волшебная Корпорация, Уолл-стрит, а? - пробормотал Уилбрахам. - Клянусь Богом, хотел бы я знать…

- Стой! - умоляюще вскричала жена, хватая его за руку. - Прошу тебя, остановись, Ричард. Ты уже истратил два из своих трех желаний. Подумай, что тебе больше всего нужно, прежде чем использовать третье.

- Мудрая Этелинда, - проворчал муж, нежно погладив ее по голове. - Очень, очень мудро сказано; теперь я буду осторожен. Так, дайте-ка подумать… хотел бы я… хотел бы я…

Уилбрахам надолго умолк, и вдруг лицо его озарилось радостью.

- Я хочу иметь еще три желания! - крикнул он.

Еще один удар грома потряс дом до основания, и сверкающая золотисто-желтая молния осветила комнату, ослепив их, а затем все снова погрузилось во мрак.

- Господь милосердный, - вздрогнула добрая женщина. - Надеюсь, что это ответ на твое пожелание.

- Это легко выяснить, - ответил Уилбрахам. - Я выскажу еще несколько простеньких желаний, и если они сбудутся, то мы узнаем, был ли этот раскат грома посланием от Американской Волшебной Корпорации, позволяющим использовать их по предъявлении.

- Ну что ж, не будь слишком экстравагантным, - предупредила жена.

- Я буду настолько экстравагантным, насколько захочу, - возразил он. - Если мое четвертое желание сработает, Этелинда, то мой адрес отныне - улица Беспечности и авеню Сокровищ. Во-первых, я хочу, чтобы эта старая ферма оказалась в Баллихэке!

- Баллихэк! Конечная, все выходят! - раздался у двери грубый голос.

Уилбрахам бросился к окну и выглянул в ночь - вернее, только что это была ночь, а сейчас перед ним открылось гораздо более жуткое зрелище. Огромные плотные облака дыма висели над неприветливой, зловещего вида местностью, покрытой обугленными останками деревьев и почерневшими обломками камня. Среди этого безнадежного мрака двигалась бесконечная колонна изможденных рабочих, мужчин и женщин.

- О господи! - расстроенно воскликнул он; жалкая, убогая картина потрясла его. - Это еще хуже Диггвилля. О небо, хоть бы мы снова перенеслись обратно.

- Диггвилль! Пересадка на транспорт до улицы Беспечности и площади Богатства! - прокричал за дверью грубый голос, и Уилбрахам, снова выглянув в окно, с радостью увидел знакомые окрестности.

- Они работают исправно! - счастливо сообщил он.

- Верно, - ответила жена. - По-видимому, действуют. А ты, мне кажется, опять остался на бобах. У тебя снова в запасе всего одно желание, ты напрасно растратил четыре из пяти.

- А почему бы и нет, моя дорогая, - благожелательно улыбнулся Уилбрахам, - если мое следующее желание - получить шесть новеньких, прямо с фабрики?

Лицо миссис Уилбрахам прояснилось.

- О, великолепно! - восхищенно вскричала она. - Пожелай этого, пожелай, - торопись, а не то позабудешь!

- Мой заказ - еще шесть желаний! - рявкнул Уилбрахам.

Как и в прошлый раз, сверкнула молния, прогремел гром.

- Спасибо! - сказал Уилбрахам. - Эти феи времени даром не теряют. Кажется, я вижу выход из наших затруднений, Этелинда, - продолжал он елейным голосом, потирая руки. - Не будем страшиться прихода завтрашнего дня и наступления срока этой треклятой старой закладной; напротив, желаю, разрази меня гром, чтобы завтра настало и эта чертова закладная была ликвидирована.

Это импульсивное высказывание привело к самому потрясающему результату. Часы в холле захрипели и зажужжали, и часовые стрелки завертелись со свистом, как будто стержень был только что смазан. Из-за восточного горизонта выскочило солнце, словно выпущенное из пушки ядро, и, прежде чем изумленные супруги смогли понять, в чем дело, часы в деревне пробили полдень, а сами они уже провожали из дому старого полковника Дигби, держателя закладной, причем Уилбрахам сжимал в правой руке бумаги, удостоверяющие полную ликвидацию этого ужасного документа.

- А сейчас, - объявил Уилбрахам, - я хочу это отметить. Что скажешь насчет скромного ленча, моя дорогая? Что-нибудь простое, но сытное - например, немного русской икры, устриц из Линнхэвен Бэй, настоящий черепаховый суп, водяную черепаху, нырка, салат из крокодилового мяса с грушами и апельсиновое желе на двоих, а?

- Прекрасно, Ричард, - ответила супруга, сияя от восторга, - но я не знаю, как нам приготовить здесь подобный пир. На рынке Диггвилля…

- На рынке? - презрительно переспросил Уилбрахам. - Зачем нам теперь рынки? Рынки мне не нужны. Я просто хочу, чтобы эта трапеза была организована прямо здесь и сейчас, готовая к…

- Ленч подан, сэр, - доложил высокий, величественный незнакомец, появившийся в дверях столовой.

- Ах, вот как? - сказал Уилбрахам. - А кто вы, собственно, такой, черт вас подери?

- Я главный дворецкий Корпорации Фей, состоящий у вас на службе, сэр, - вежливо ответил незнакомец, низко кланяясь миссис Уилбрахам.

Описывать эту трапезу нет нужды. Все, что перечислил хозяин в своем изысканном меню, было здесь, и счастливые супруги, у которых со вчерашнего вечера не было во рту ни крошки, воздали ей должное.

- Прежде чем ты предпримешь что-либо еще, Ричард, - сказала миссис Уилбрахам после того, как подали утку, - помнишь, сколько у тебя еще желаний из последних шести?

- Нет, не помню, - ответил Уилбрахам.

- Тогда лучше будет, если ты закажешь еще несколько, пока ты не увлекся этим восхитительным ленчем, - посоветовала осторожная женщина.

- Добрый совет, Этелинда, - обрадовался муж. - Подам-ка я заявку сразу на двенадцать дюжин. Нет смысла тратить время на пустяки, когда можно совершить земельную сделку, не пошевелив и пальцем.

- И еще… тебе не кажется, дорогой, - продолжала женщина, - что нам было бы неплохо завести несколько книг - нечто вроде Книги Учета Желаний, - чтобы в один прекрасный момент не превысить наш кредит?

- Этелинда! - воскликнул Уилбрахам с пылающим от восторга лицом. - У тебя самая деловая голова из всех, которые когда-либо украшала прическа!

Так все и началось. Приобрели кассовую книгу; в ее колонки, подобно поступлениям в обыкновенных долларах, Уилбрахам заносил свой доход в желаниях, а на противоположной стороне тщательно записывал их расход. Первая запись о двенадцати дюжинах желаний была сделана в тот вечер:

16 марта 19.., вексель на предъявителя Американской Волшебной Корпорации, 144.

Вскоре за ней последовали другие; и к концу года Уилбрахам, умело пользуясь своими ресурсами, экономно расходуя прибыль от своего третьего желания, сумел заказать и исполнить более десяти тысяч желаний, и его когда-то ветхая ферма превратилась в одно из прекраснейших поместий в стране. На месте старого особняка возник дворец. Там, где когда-то амбары готовы были обрушиться под собственной тяжестью, теперь красовались полные скота хлева и великолепные маслобойни. Развалины конюшен исчезли, сменившись невиданно шикарными гаражами, где пыхтели автомобили всех моделей и мощностей, готовые отправиться в путь по дорогам Диггвилля - эти дороги по одному знаку Уилбрахама превратились в отличные шоссе. А в обитых плюшем гнездах птичников, возникших взамен прежних унылых курятников, ежедневно несли яйца тысячи кур, внося вклад в благоденствие своего хозяина Уилбрахама, яичного короля - именно так его называли отныне. Слава его гремела по всему миру, и ежедневно толпы туристов приезжали поглядеть на плодородное поместье мирового властелина поставок яиц. И, что самое лучшее, у него на счету по-прежнему оставалось четыре тысячи триста сорок семь желаний!

Главные воротилы финансового мира уже начали обращать внимание на это новое светило; постепенно обнаружилось, что их наиболее важные, тщательно выверенные махинации терпят неудачу самым неожиданным образом. Несмотря на их попытки стимулировать или притормозить торговлю, казалось, в действие вступила какая-то новая, незнакомая сила, сводящая все расчеты на нет. А когда магнатам стало известно, что всего лишь желание, выраженное вслух Уилбрахамом, заставляет ценные бумаги подскакивать к небесам или падать на самое дно, несмотря на все их усилия, то капитаны бизнеса серьезно забеспокоились.

- Завтра, - заявил Джон У. Мидас однажды вечером в клубе в разговоре с Уилбрахамом и его друзьями, - акции Международной Всеобщей Золотопромышленной упадут на тридцать семь пунктов.

- Не совсем так, полковник, - возразил Уилбрахам. - Они поднимутся на семьдесят пунктов.

- Да что вы говорите! А откуда вам это известно? - удивился Мидас.

- Так будет, потому что я этого хочу, - ответил Уилбрахам.

И назавтра Международная Золотопромышленная начала торги с 96 и 5/8, при закрытии эта цифра составила… 166 и 5/8, а те, кто смеялся над Уилбрахамом и играл на понижение, обанкротились. Полдюжины подобных случаев показали прежним властелинам Уолл-стрит, что отныне с Уилбрахамом следует считаться. Желая обезопасить себя, наиболее выдающиеся магнаты собрались однажды в доме мистера Эндрю Рокернеги, чтобы обсудить ситуацию.

В руках одного человека сосредоточилось слишком много власти, решили они - хотя, окажись кто-либо из них на месте Уилбрахама, он бы охотно смирился с подобной ситуацией. В результате встречи бизнесмены образовали комитет, единственным членом которого стал полковник Мидас; этот комитет должен был навестить Уилбрахама и посмотреть, что здесь можно предпринять.

- Вам, возможно, это неизвестно, мистер' Уилбрахам, - начал полковник, - но ваши частые вторжения в наш бизнес превращают финансы в занятие, полное неожиданностей. Скажите, за какую сумму вы согласитесь навсегда отойти от дел? Двадцать миллионов?

Уилбрахам рассмеялся.

- Надо же, полковник Мидас, - ответил он, - а я и не подозревал, что вы обделываете дела так по-деревенски. Вам бы не помешало сунуть голову под пылесос - мне кажется, в ваших мозгах завелась паутина. Вот что я вам скажу, мой дорогой сэр: я мог бы продать свой дар за миллиард, что приносило бы мне каждый год десять процентов прибыли с каждого доллара, да еще бы получал небольшой ежегодный дополнительный дивиденд, полагающийся держателям акций, - сто пятьдесят процентов. Зачем мне размениваться на двадцать миллионов?

- Да, теперь я вижу, что если бы вы захотели, то весь мир смогли бы прибрать к рукам, - уныло произнес Мидас. - И все же…

- Нет, весь мир мне ни к чему, - возразил Уилбрахам. - Если бы он мне был нужен, я бы давно его получил. Но это приведет лишь к тому, что придется платить большие налоги, да еще и содержать все это хлопотное хозяйство.

- Тогда на каких условиях вы согласны ликвидировать свой бизнес? - осведомился Мидас.

- Что ж, мы можем разделить мой дар между несколькими людьми, - предложил Уилбрахам. - Что вы скажете насчет Американского Синдиката Желаний, образованного с целью производства и продажи потребителям желаний длительного хранения: «Консервированные желания: сто единичных желаний за один доллар». А?

Мидас в возбуждении принялся мерить шагами комнату.

- Великолепно! - воскликнул он. - Мы все подпишем в моем офисе; облигации, акции, обычные и привилегированные; за - гм! - за сколько, вы сказали?

- О, думаю, что мы сойдемся на миллиарде, - ответил Уилбрахам. - Наличными.

Мидас поскреб затылок. В глазах у него появился блеск.

- Вы хотите передать нам контроль над своим даром? - уточнил он.

- Вы умный человек, полковник Мидас, - ухмыльнулся Уилбрахам. - Ответь я вам сейчас «да», я лишился бы своего могущества. Но я стреляный воробей, меня на такие уловки не поймаешь. Займитесь образованием своей компании, продавайте физическим лицам ценные бумаги по номиналу, заплатите мне мой миллиард, и я передам вам дела, оплата при доставке.

- Договорились! - сказал Мидас и отправился на Уолл-стрит, к капитанам бизнеса.

Уилбрахам как раз поздравлял себя с необычайно выгодной сделкой, когда в кабинете появился еще один посетитель - на этот раз без доклада.

- Как поживаете, мистер Уилбрахам? - приветствовал его незнакомец, загадочным образом материализовавшийся прямо перед письменным столом.

- Отлично, а вы? - ответил хозяин. - Ваше лицо мне знакомо, но я никак не могу вспомнить, где мы встречались.

- Меня зовут Оберон, сэр, - представился гость. - Я являюсь секретарем Американской Волшебной Корпорации. У нас возникла небольшая проблема с вашим балансом, и я пришел, чтобы выяснить, не могли бы мы…

У Уилбрахама упало сердце.

- Он… он исчерпан, верно? - хрипло прошептал он.

- Нет, - ответил секретарь.

- О господи! - со вздохом облегчения воскликнул Уилбрахам и, вскочив на ноги, схватил Оберона за запястья. - Садитесь же, садитесь! Вы мой благодетель, сэр.

- Я рад, что вы это понимаете, мистер Уилбрахам, - ответил волшебник несколько холодным тоном. - В таком случае мне будет легче сообщить то, ради чего я сюда пришел. Когда мы подарили вам три первых желания, мистер Уилбрахам, - продолжал он, - мы не подумали, что вы окажетесь настолько ловким и превратите это в бизнес. Если бы мы предвидели подобное, мы бы сделали желания невозобновимыми. Мы с радостью позволили вам немного превысить свой баланс, но совершенно не ожидали, что вы начнете умножать то, что имеете, и займете целую нишу на рынке.

- Да, я старался, - широко ухмыльнулся Уилбрахам.

- Еще бы, - заметил Оберон. - Вам добавили еще несколько желаний; но недавно, просматривая наши книги, мы обнаружили, что за два года количество исполненных для вас желаний достигло общей суммы в три миллиона пятьсот шестьдесят девять тысяч четыреста тридцать семь; кроме того, на вашем счету остается еще четыреста девяносто семь тысяч триста семьдесят четыре желания. Сложилась следующая ситуация, - продолжал волшебник. - Наша компания так загружена вашими заказами, что нам грозит всеобщая забастовка. Мы не возражаем против постройки для вас дворца и ремонта старой птицефермы, но, когда вы вступили в переговоры со старым Джоном У. Мидасом и решили основать трест по производству желаний, мы подумали, что пришло время остановиться. Феи - существа честные, они не отказываются от своих обязательств; но мы считаем, что человек, пытающийся создать корпорацию по торговле желаниями с капиталом в миллиард долларов, вложив в дело всего лишь вареное яйцо, по меньшей мере немного неразумен. Даже Рокернеги основал свой стальной концерн, имея в кармане нечто большее, чем пакетик гвоздей.

- Клянусь небом, Оберон, - ответил Уилбрахам, - вы правы! Я действительно задал вам, беднягам, работы, и мне очень жаль. Я больше ни за что на свете не стану тревожить добрых фей!

- Отлично! - возликовал Оберон. - Я так и думал, что мы поладим. Представьте-ка на минуту, что для нас означает возникновение Большого Синдиката Желаний в качестве ведущей фирмы, с советом директоров, полным людей, подобных Джону У. Мидасу, Рокернеги и старому Бондифеллеру. Ведь во всем мире не найдется достаточно фей, чтобы обеспечить потребности этих людей, и в деловом мире настанет крах. Они будут избирать Конгресс по своему желанию. А если им вздумается, они заставят Сенат покинуть Вашингтон и переселиться на Уолл-стрит, да так вскоре и окажется, и тогда, разрази меня гром, Уилбрахам, каждые четыре года они будут сажать в Белый дом кого-нибудь, облеченного гигантской властью, но неспособного даже зонтик подержать, а народ будет бессилен.

Уилбрахам задумчиво уставился в окно. Перед его мысленным взором возникла заманчивая картина империи, но в конце концов здравый смысл пришел ему на помощь.

- Это доставит кучу волнений, - пробормотал он про себя, а затем, обернувшись к гостю, спросил: - Что вы предлагаете?

- Компромисс, - заявил волшебник. - Если вы согласитесь отказаться от дальнейшего исполнения желаний за наш счет, мы сделаем так, что до конца ваших дней в вашем кошельке всегда окажется на четыре доллара больше, чем вам необходимо, и, в качестве дара миссис Уилбрахам, она сможет иметь все, что пожелает.

- Н-да… - неуверенно протянул Уилбрахам. - Я… я не думаю, что это мне полностью подойдет. Она может захотеть того, что мне совсем не по вкусу.

- Что ж, очень хорошо, - широко улыбнулся волшебник. - Тогда другое предложение: вы навсегда отказываетесь от права загадывать желания, а мы пожизненно гарантируем вам следующее: что бы ни произошло, вы найдете в кармане столько денег, сколько нужно, и еще пять долларов!

- Семь долларов, и по рукам! - вскричал Уилбрахам, чрезвычайно довольный сделкой.

- Договорились! - ответил Оберон с глубоким вздохом облегчения.

- Ну, моя дорогая, - обратился Уилбрахам к жене в тот вечер, усаживаясь за обеденный стол из оникса, - я выхожу из этого дела с желаниями.

Глаза миссис Уилбрахам радостно сверкнули.

- Неужели правда? - в восторге воскликнула она.

- Да, - ответил он, рассказал ей о визите Оберона и новом договоре и был безмерно счастлив, потому что жена одобрила его решение.

- Я так рада, Ричард, - пробормотала она, довольно вздыхая, - мне не было покою два года - я все думала, что бы еще такое пожелать, и у меня не хватало времени радоваться всем этим прекрасным вещам.

- Во всяком случае, неплохо всегда иметь на семь долларов больше, чем тебе нужно, а, дорогая?

- Неплохо? - повторила она. - Неплохо? Я бы сказала, замечательно, милый. Всегда иметь в кармане лишних семь долларов - на мой взгляд, это идеал благополучия. Мне как раз сейчас нужно пять тысяч, оплатить счет от модистки.

- Вот, пожалуйста, - ответил муж, извлекая из жилетного кармана пять хрустящих тысячедолларовых купюр и подавая ей. - А вот и еще семь, совершенно новеньких. Феи свои условия выполняют.

И с тех пор они жили в достатке до конца дней своих, хотя Мидас и его собратья возбудили против него дело за нарушение условий контракта, требуя возмещения убытков в размере двадцати девяти миллионов долларов, которые Уилбрахам и выплатил им прямо в зале суда, покинув его с прибылью - одной пятидолларовой бумажкой и одной банкнотой в два доллара.

Так что, дорогие ребята, если вы заметите автомобиль Уилбрахама, с шумом проносящийся по магистрали, то приглядитесь повнимательнее, и на дверце вы увидите простой герб: вареное яйцо, покоящееся на ломтике хлеба, а под ним свиток с девизом, написанным золотыми буквами: Hic semper septimus [1].


[1] Здесь всегда найдется седьмой (лат.).


This file was createdwith BookDesigner programbookdesigner@the-ebook.org30.03.2009

Содержание:
 0  вы читаете: Большой Синдикат Желаний : Джон Бэнгс    



 




sitemap