Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 9 : Джеймс Бибби

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




ГЛАВА 9

Клуб «Кошелек или жизнь» в Гутенморге! То самое место, куда приходят умирать плохие актеры. Какая жестокая публика! Тебе там живо черную метку вручают – еще даже твоего выступления не дождавшись.

Я вида, как легендарный фокусник Саламон Дерьмовый проводил там одын из самых своих скверных вечеров. Публика тогда для него новый трюк изобрела: принудительное исчезновение целой веревки из цветных носовых платков в заднице дерьмового фокусника. Как сейчас вижу его лицо, когда он мучительно ковылял прочь со сцены, а последняя пара платков у него сзади болтались.

«Горемычная жизнь Тарабука Дряхлого»

Стоя на ступеньках Монастыря непрестанного старания бок о бок с Котиком, Тусона внимательно изучала махонский пейзаж. На земле все еще лежал снег, зато небо было чистое и голубое, а солнце висело низко на западе, омывая все вокруг роскошной желтизной и придавая снегу цвет густых топленых сливок. Теперь, когда погода была ясной, Тусона видела, что монастырь выстроен на краю небольшого плато и что дальше на северо-запад земля покато идет вниз к медленной извилистой речке. Брат Трудяга сказал ей, что это река Пряшка и что если она пойдет по ней на юго-восток, то до Гутенморга будет всего один день быстрой ходьбы. Тусона повернулась поблагодарить брата Жернова, который маячил позади них в дверном проходе. Хотя сами монахи шесть дней в неделю по всем правилам вкалывали и надрывали горб в самых суровых условиях, лишь по вечерам обращаясь к благословенному теплу Обшей залы, путники получили превосходный уход. Комнаты для гостей были теплыми и удобными, так что они смогли на славу отдохнуть и полностью восстановить силы, целый день сидя у огня и строя планы.

Из оказанного им в Чуч-Хевене приема стало очевидно, что они составляют слишком узнаваемую группу, а потому было решено разбиться на три пары и направиться в Гутенморг по отдельности. Утром того дня, еще перед рассветом, Ронан ушел вместе с Гебралью, которая со своими магическими способностями могла лучше всех в случае опознания ему помочь. Хотя это казалось невероятным. Еще бы – ведь Ронан отважился на ужасный, непоправимый шаг и срезал свои драгоценные дреды. Пока он мучительно превращал свой череп в блестящий черный шар, Тарл с Гебралью провели пару часов в Скриптории и появились оттуда с набором превосходных фальшивых документов на имя браннанского воителя по имени Писс де Бол, но поводу чего с Тусоной от смеха чуть плохо не сделалось. Тарл с Марвудом последовали за ними несколько часов спустя, облачившись в позаимствованные у монахов рясы. Если бы кто-то вздумал их расспрашивать, легенда была такова, что оба они – монахи из одного малоизвестного религиозного братства старых хиппи, схожего с Гедонистами Седьмого дня. Тусону, однако, по-прежнему беспокоило раненное в схватке с кобратом бедро, а потому она решила еще денек отдохнуть в монастыре, и осел охотно составил ей компанию.

Приятно было еще целый день душевно оттягиваться, но к вечеру она уже вовсю стремилась в дорогу и не могла дождаться утра. Тусона видела следы четырех своих друзей, ведущие к реке, и все задумывалась, как они там, в Гутенморге. Даже хотя она твердо знала, что ничего катастрофичного случиться не могло, иначе Геб или Тарл связались бы с ней по одному из своих странных магических заклинаний, она все равно беспокоилась. Ночью ей приснился мертвый Ронан – он лежал в снегу, один из кобратов рвал его на куски, а в голове у Тусоны при этом металось предсмертное предупреждение Антракса. «Они ни перед чем не остановятся, пока вас не убьют. Они ни перед чем не остановятся…»

Тусона энергично помогала головой, словно стараясь вытрясти оттуда тревожное предостережение. Ни одно живое существо не могло выследить их по морю, и никто не мог знать, куда они уплыли. Кобраты должны были остаться во многих десятках миль отсюда. Однако невесть по какой причине Тусона была почти убеждена, что пятерка жутких тварей по-прежнему их преследует и что всем им грозит великая опасность. Вообще-то она даже могла сказать, что она это нутром чует. Оставалось надеяться, что точность у этого предсказания будет не выше, чем у четырех предыдущих…

* * *

Путешествие Ронана и Гебрали в Гутенморг оказалось на редкость небогато событиями. Несколько часов они следовали вдоль Пряшки на юго-восток, и ходьба давалась легко, ибо рядом с рекой снежный покров был совсем неглубоким. Постепенно по обе стороны от них стали вздыматься подножия Северных гор, и хотя их склоны были белы от снега, в этой части широкой Долины Пряшки, похоже, снегопада вообще не было, и под ногами у них неизменно зеленела мягкая травка.

Ближе к вечеру они поняли, что приближаются к цивилизации, ибо временами им попадалась ферма или загородный дом, а вдоль берега реки теперь вилась широкая дорога. Изобилующая крутыми поворотами, дорога эта то и дело ныряла в заросли ольхи и пихтовые рощицы, густо рассыпанные по дну долины. Хотя путники способны были расслышать лишь пение птиц в кронах деревьев да непрестанный шум реки, они теперь точно знали, что город где-то неподалеку. На грязных участках им попадалось множество следов от тележных колес и человеческих ног. Кроме того, по милости более ленивых и беспечных представителей цивилизации дорога была загажена всевозможным мусором. В одном месте дорога отошла от берега реки, огибая край длинной каменистой осыпи, которая чуть ли не перегораживала долину, а когда путники взобрались на вершину этой самой осыпи, они впервые увидели перед собой Гутенморг. Расползаясь по сторонам, город заполнял собой всю долину.

Размер его Ронана совершенно ошеломил, ибо так далеко на севере он ничего крупнее большой деревни увидеть не ожидал. Однако стены Гутенморга, как он позднее выяснил, считались самыми длинными в Среднеземье. Тем не менее даже внутри этих стен ютилось столько строений, что город казался стесненным, испытывающим явную неловкость, как будто он приобрел себе стены, которые ему жали, но так или иначе твердо намерен был терпеть все неудобства и носить проклятые штуковины из одного лишь стремления доказать всем, что он на самом деле не так уж и растолстел. За пределами стен виднелись скопления домов и хижин, которые наводили на мысль о том, что город в результате все-таки не выдержал и лопнул, неряшливо рассыпая свое содержимое по всей долине до горных подножий, а также вдоль берега реки навстречу Ронану и Гебрали.

Задолго до темноты они вошли в широко распахнутые городские ворота, а там, спросив у какой-то старушки дорогу, без труда добрались до студенческого квартала, хотя Ронана несколько озадачила та смесь сомнения с подозрением, что выразилась на лице старушки при одном лишь упоминании об Университете. Они сняли себе комнаты на постоялом дворе, где, судя по всему, часто бывали студенты, а затем, после того как Гебраль быстренько запустила заклинание Просмотра, связалась с Тарлом и выяснила, что они с Марвудом вполне благополучно добрались до города, они вдвоем вышли с постоялого двора на небольшую прогулку, желая получше ознакомиться с Гутенморгским кампусом.

Выстроенный на излучине реки, Университет был старейшей частью города. Первоначально здания кучковались вокруг маленькой центральной пьяццы, но зз многие годы, пока Университет рос и ширился, он постепенно распространялся наружу, захватывая близлежащие территории, пока не оказался так же стиснут, как и сам город. С трех сторон его ограничивала река, а с четвертой – городские улицы и проулки, по которым его здания все же тянулись подобно щупальцам осьминога.

Факультет киллерологии они искали довольно долго. К тому времени уже наступил вечер, и в переоборудованном под научное учреждение каменном пакгаузе в узком проулке под названием Сыромятный луг было темно и пусто. Ронан чувствовал себя неловко и чуть ли не в каждом встречном видел идущего по его следу киллера, так что они сочли за благо вернуться назад в безопасное укрытие постоялого двора.

В тамошней пивнухе гуляли в тот вечер исключительно студенты. Большая их орава так налимонилась и увлеклась кабацкой игрой в «Кроличков», что никто из них даже не заметил здоровенного бритоголового воина и тихую худощавую девушку, которые быстро проскользнули к угловому столику с парой кружек пива. Ронан с Гебралью немного там посидели, прихлебывая пиво, разговаривая о Тарле и Тусоне и внимательно следя, не проявит ли к ним кто-нибудь более чем поверхностный интерес.

Однако вечер оказался напрочь лишен событий, и никто не удостоил их никакого внимания. Тем не менее Ронан поднялся к себе в комнату, испытывая ощутимое физическое нездоровье от постоянного напряжения. Гебраль аккуратно окружила его комнату заклинанием Ненарушения границы, так что любой туда вошедший немедленно потерял бы сознание. Но Ронану все равно было никак не заснуть. Всякий раз, как он уже погружался в дрему, какой-то слабый шумок действовал ему на нервы и заставлял резко садиться на кровати. Небо на востоке уже светлело, когда ему в конце концов удалось погрузиться в тяжелый, тревожный сон.

* * *

Тарл с Марвудом добрались до Гутенморга вскоре после того, как стемнело, всего часа на два позже Ронана и Гебрали, и мгновенно ощутили к нему симпатию. Во многих городах Среднеземья пульс жизни пропадал вместе со светом дня, когда магазины, рестораны и даже некоторые таверны закрывались, а люди проводили ночные часы за крепкими дверями своих домов. Однако в Гутенморге с его обилием студентов все было по-иному. Разгуливая по главным торговым улицам, Тарл и Марвуд с радостью обнаруживали, что город даже ночью прекрасно освещается множеством крупных факелов в металлических стенных креплениях и что во всех барах, тавернах и ресторанах по-прежнему полным-полно народу. Открыты были даже некоторые магазины, чьи товары высвечивались на витринах при помощи масляных лампад и свечей.

Пока они, переодетые в монашеские рясы, шагали по городу, Тарла не на шутку удивлял тот факт, что прохожие склонны были дружелюбно им улыбаться или уважительно кивать. Вообще-то он куда больше привык к тому, что люди при встрече с ним хмурились, рычали или даже чем попало в него швырялись. Однако он был достаточно благоразумен, чтобы правильно понимать причину столь непривычного уважения. Разумеется, все дело было в монашеском наряде. Тарл уже начал задумываться, не наложит ли этот наряд какие-то серьезные ограничения на то капитальное веселье, которое он в ближайшие несколько дней собирался себе устроить, когда его взгляд внезапно упал на одну вещь в витрине магазина «Братья по милостыне». Магазин этот, судя по всему, всякой религиозной атрибутикой торговал. Преимущественно – одеждой.

Подойдя поближе, Тарл с разинутым ртом на эту вещь уставился. Одежда в магазине была в основном довольно тусклая и невзрачная, хотя в одном углу стоял весьма занятный манекен, облаченный в некоторые из нарядов, предпочитаемых монашками Святой сестринской общины Плотского просвещения, – наряды эти, похоже, состояли не столько из тончайшего черного шелка, сколько из оставленных в нужных местах дырок. Однако главный предмет на витрине просто глаза колол. Это была одна из ряс, которые носили Гедонисты Седьмого дня, ярко-оранжевый балахон с характерными салатными завитками, и Тарл нашел его просто умопомрачительным. Подобный предмет одежды никоим образом не предполагал, что его носитель обладает скромностью, целомудрием или любой другой традиционной добродетелью среднего религиозного братства. Зато он очень даже предполагал, что его носитель страшно любит веселиться, причем очень шумно и очень долго.

– Ты только глянь, – благоговейным тоном прошептал он Марвуду, когда тот встал рядом с ним.

– Гм. Не кислая ерундовина.

– Хочу такую.

– Ты что, офонарел? Знаешь, сколько это стоит?

Тарл перевел внимание на скромный ценник и чуть язык от удивления не проглотил.

– Клят! – выругался он затем. – Да вся эта лавка столько не стоит! – Он еще раз недоверчиво осмотрел потрясающей расцветки наряд и заметил крошечного зеленого алаксля, искусно вышитого на левом нагрудном кармане, фирменный знак дизайна Христиана Сердитого[11].

Друзья потащились дальше мимо уличных лотков и баров на открытом воздухе, в которых, несмотря на позднее время и северный морозец, толпы шумных, смеющихся людей собирались, чтобы попить пивка и обменяться слухами. Едкий запах дыма от пылающих факелов смешивался с чарующим ароматом жарящихся кебабов и шашлыков. Они ненадолго остановились у одного из лотков, чтобы купить себе пару дукакисов, маленьких сочных кебабчиков из козлятины, завернутых в мягкую хлебную лепешку, после чего облокотились о стойку бара на открытом воздухе под названием «Зашибись» выпить по стаканчику пива и спросить дорогу. Марвуда тоже несколько удивили те враждебные взгляды, которыми было встречено упоминание об Университете, зато Тарл, кому всю жизнь приходилось подобных взглядов удостаиваться, ровным счетом ничего об этом не подумал.

Пиво, оркский напиток под названием «старые органы», чудесно легло им на грудь, и друзья решили, что в студенческом квартале, найдя постоялый двор, они первым делом продегустируют там пиво, а уж потом комнаты снимут. Затем они пошли по указанной барменом боковой улочке, и вскоре она вывела их к реке. Дальше через темные воды Пряшки был переброшен пологий пешеходный мостик. Они перебрались на другую сторону, а там Тарл вдруг замер. Марвуду показалось, что он зачем-то воздух нюхает.

– Ты что? – поинтересовался он.

– Просто вибрации проверяю, – ответил Тарл и одарил бывшего киллера широкой ухмылкой. – Хорошие кабаки особую ауру создают. Они почти что к тебе взывают. Вот я и… – Тут он осекся и задумчиво склонил голову набок. – Ага, вот тут, по-моему, что-то такое есть. Идем.

Земля от реки круто шла вверх, и темные безмолвные здания, что заполняли склон, угрожающе нависали над двумя друзьями. Окаймленная деревьями дорога тянулась вдоль берега, а боковая улочка убегала от нее вверх по холму, теряясь между строений, но Тарл повел Марвуда к узкому проулку, что уходил от набережной под углом, змеясь меж двух темных домов с закрытыми ставнями, а у подножия холма превращался в крутую лестницу. Пока они по нем поднимались, стук их шагов зловеще отражался от каменных стен. Кошки оглушительно шипели друг на друга за ветхими деревянными воротами, пока они проходили мимо, а когда Марвуд случайно пнул лежащую на земле бутылку, то шума, с которым она отлетела, оказалось вполне достаточно, чтобы весь город разбудить. Через две с лишним согни ступенек проулок вышел на горизонталь, огибая какое-то круглое здание, которое вполне могло быть небольшим храмом, а затем влился в темную улицу, освещенную единственным факелом, закрепленным на левой ее стороне метрах в тридцати от путников. Марвуд нерешительно остановился, но Тарл без малейших колебаний повернул направо и уверенно зашагал дальше по улице, так что бывшему киллеру оставалось только за ним последовать.

Все окрестные здания были темными и безмолвными, однако где-то на отдалении слышался гул голосов. В нескольких метрах за факелом еще одна улица ответвлялась вправо, и стоило им туда повернуть, как стало ясно, что шум доносится от ярко освещенной таверны метрах в пятидесяти оттуда. Тарл радостно ухмыльнулся.

– То, что доктор прописал, – сказал он. – Идем.

Снаружи таверны, как ни странно, никакой вывески не болталось, однако на дверь была прибита грубо размалеванная доска, из которой следовало, что им предлагается войти в клуб некой Интоксик Катьи под названием «Добрый самогон». Стоило друзьям открыть дверь, как наружу полился мощный поток света, звука и тепла, а затем их поглотило бурное море смеющихся и орущих гуляк.

Таверна представляла собой один просторный зал с широкой стойкой по всей длине задней стены. С одного боку тянулась дорожка для метания копий, а в другой боковой стене имелся здоровенный каменный очаг, в котором вовсю ревел огонь. Тут и там попадались столы и стулья, но их, похоже, использовали только затем, чтобы ставить туда выпивку (столы) или самим туда вставать (столы и стулья). Марвуд сделал вдох и мигом уловил характерный аромат эльфийской травки. Он радостно ухмыльнулся. Заведение казалось просто идеальным.

Затем справа донесся очень нестройный, но вполне узнаваемый шум. Между очагом и одним концом стойки располагалось старое раздолбанное пианино, и кто-то с энтузиазмом по нему барабанил, причем настолько не в тему, что эта, так сказать, музыка запросто могла бы с Тарлом в один из его менее мелодичных дней гармонировать.

Двое друзей пробрались сквозь толпу к стойке и заказали себе по кружке «старых органов». Когда бармен потрусил налить им выпивку, Тарл вдруг сообразил, что это кентавр. Не веря своим глазам, он уставился ему вслед. До этого Тарлу лишь раз доводилось видеть представителя этой редкой, застенчивой расы, которая в основном населяла восточные равнины за Ередическими горами. Тут он понял, что компания по соседству посмеивается над его растерянностью. Там были три парня и две девушки. По их возрасту Тарл догадался, что они студенты.

– Привет, – улыбнулась ему одна их девушек, на вид лет двадцати. – И как тебе наш Выкрутас?

– Выкрутас? – переспросил Тарл. – Это бармен? Очень круто!

– Мне только странно, что кентавр такую работу делает, – вмешался Марвуд. – Не подумал бы, что он для этого подойдет,

– Поверь на слово! – откликнулась девушка. – Он самый лучший. Король коктейлей. Мастер розлива.

Один из ее приятелей, длинноволосый юнец, который деловито забивал косяк с эльфийской травкой, вдруг поднял взгляд.

– Это точно, – подтвердил он. – Вам бы на него в один из крутых вечеров посмотреть. Врубитесь, ведь у него две руки и четыре копыта. Наш Выкрутас может одновременно коктейли смешивать и мозги разным мудозвонам вышибать.

Он в последний раз лизнул косяк и покатал его между пальцев, прежде чем отдать девушке. Тарл подался вперед.

– Fiat ignis, – произнес он. Тут же голубой огонек выпрыгнул из кончика его пальца, и он дал девушке прикурить.

– Ого, – сказала она, явно под впечатлением. – Так ты на языке магии говорить умеешь?

– Ursa in silvis defaecetatet? – отозвался Тарл, с жутким самодовольством ухмыляясь. Затем он вдруг заахал, заохал и торопливо отвернулся от смеющихся голубых глаз девушки, чтобы поговорить с автором косяка.

После этого вечер сделался несколько беспорядочным. Тарл с Марвудом примкнули к компании студентов, которые, похоже, всех в таверне знали. Кажется, было куплено страшное количество разнообразной выпивки, и Тарл так развеселился, что один раз даже всех угостил. Где-то ближе к полуночи последовал массовый исход, и все перетекли на вечеринку в соседний дом. Таким образом получилось, что примерно в два часа ночи Тарл с Марвудом, скрестив ноги и прислоняясь к стене, сидели на мягком ковре.

Марвуд забивал огроменный косяк с эльфийской травкой, а Тарл завороженно за ним наблюдал, ибо занятие это требовало колоссального количества папиросной бумаги и жуткого сосредоточения.

– Что это за клят ты мастрячишь? – осторожно поинтересовался он.

Марвуд наложил последний штрих на грандиозную коническую конструкцию и поднял ее повыше, чтобы пораженный Тарл смог получше ее рассмотреть.

– Вот это, – гордо заявил бывший киллер, – подлинные ценители «вельбугским ведьминым колпаком» называют.

– Скажи, – опять осторожно поинтересовался Тарл, – а почему подлинные ценители это «вельбугским ведьминым колпаком» называют?

Марвуд поджег толстый конец косяка и аккуратно набрал полные легкие ароматного дыма.

– А потому, – выдохнул он, когда наконец перестал кашлять, – что я его в Вельбуге изобрел и он на ведьмин колпак похож.

Марвуд сделал еще затяжку и передал косяк Тарлу, но тот даже этого не заметил. Он смотрел на компанию студентов в другом конце комнаты примерно такими же глазами, какими хоббит смотрит на целый поднос булочек с кремом. Марвуд проследил за его взглядом, но ничего необычного не узрел. Просто пятеро студентов сидели и в карты дулись…

– Ух ты! – вырвалось у Тарла. – Ух ты! Вот это да!

– Что там такое?

– Подарок богов, вот что там такое. Игра в карты. Да еще со студентами! И они эльфийской колодой играют! Нет, я точно присоединюсь.

– Да зачем тебе в карты играть?

Тут Тарл вспомнил про ярко-оранжевую рясу, увиденную им в витрине «Братьев по милостыне».

– Хочу себе очень дорогой костюм приобрести, – ответил он. – Ладно, потом увидимся, ага?

И с улыбкой ленката, подбирающегося к овечьему стаду, Тарл поднялся и потопал к игрокам в карты, а Марвуд опять отвалился к стене, сделал еще затяжку и стал думать о том, кто и зачем так быстро эту клятскую комнату вокруг его головы крутит.

* * *

Солнце уже было высоко над горизонтом, когда Ронан внезапно охнул и сел в постели, обнаруживая, что заклинание Гебрали сработало просто идеально. У двери без чувств лежала горничная, а рядом с ней валялась большая стопка чистого постельною белья. С тяжким вздохом Ронан встал и кое-как умыл лицо. Он чувствовал себя усталым, несчастным и одиноким, и хотя он твердо вознамерился отправиться в Университет и выяснить, примут ли его на кафедру ОК, он также испытывал серьезные опасения в связи с тем, что ему предстояло вот так запросто голову в драконье логово сунуть.

После краткого и тревожного завтрака через силу, за время которого Ронан сказал Гебрали ровно три слова: «Что?», «Гм?» и «А?», они вместе направились к Сыромятному лугу. Хотя в ярком свете дня страхи его немного улеглись, Ронан по-прежнему чувствовал себя на людных улицах до ужаса беззащитным. К тому же маскировки ради ему пришлось бросить свой массивный палаш, который он на южный манер носил за спиной, и повесить на пояс куда более легкий меч. В сравнении с прежним этот казался просто зубочисткой, и Ронану казалось, что с ним он почти безоружен. Зато теперь он не так уж и отличался от остальных студентов, что шныряли туда-сюда, и никто, похоже, особо на них не засматривался.

До факультета киллерологии они добрались без приключений, а там почти час ожидали, пока их кто-нибудь примет. Стоило им, однако, увидеться с секретарем приемной комиссии, как дела сразу пошли в гору. Ронан объяснил, что он припозднившийся кандидат на кафедру ОК, Гебраль в свою очередь немного поддавила посредством заклинания Молчаливого согласия, так что через полчаса, после заполнения ряда анкет и трех быстрых собеседований, их уже пригласили в кабинет декана.

Нервы у Ронана к тому времени совсем разгулялись. Он привык к непосредственным опасностям честного боя, но этот медленный, ползучий страх опознания был совсем другое дело, и Ронан чуть ли не с радостью ожидал того момента, когда с него наконец сорвут маску и он сможет заняться привычным, повседневным делом сражения не на жизнь, а на смерть. Впрочем, ему не следовало беспокоиться. Его маскировка вкупе с тайным и не подлежащим распознаванию заклинанием Мутотени от Гебрали сработала практически идеально, так что декан, пусть даже магистр-киллер и член Гильдии, ровным счетом ничего не заподозрил.

Декан Нибал был вообще-то очень занят, и когда Ронан с Гебралью вошли в его кабинет, он как раз увлеченно глазел в окно. При общении с этим высоким и худым мужчиной с мрачным лицом и сутулой спиной почему-то все время казалось, будто он в чем-то оправдывается. Парадную университетскую форму он предпочитал традиционному наряду киллеров, хотя воротник его черной мантии был украшен серебряной вышивкой, характерной для членов Гильдии, а его кабинет был так загроможден книгами, что там не то что сесть, но даже встать было негде.

– Да-да, входите-входите, – рассеянно пробормотал декан, когда они остановились в дверях, а затем снова перевел внимание на окно. – Вы только посмотрите! – продолжил он. – Декану Корольку все-таки не следует этого допускать! Нет, не следует!

Ронан нервно застрял перед столом, не отваживаясь двинуться дальше из страха быть узнанным, зато Гебраль ловко проскользнула через книжные завалы, встала рядом с деканом и выглянула из окна. Они были на третьем этаже, и окно выходило на аккуратный садик рядом с другим зданием, пониже и пошире. На вид оно также было намного старше, и в его красной черепичной крыше зияли четыре дыры. Три из них, судя по всему, появились там уже давно, а вот четвертая явно была проделана только что, ибо деревянные балки имели свежие разломы. Кроме того, из этой дыры сочился дымок, Гебраль видела, как люди возбужденно скачут вокруг здания и указывают пальцами.

– Это алхимический факультет, – объяснил декан. – Они там слишком много опасных экспериментов проводят. В этом году это уже третий крупный взрыв. Королек говорит, что все дело в финансах и что если они не смогут найти способ трансмутировать цветные металлы в золото, факультет придется закрыть. Пустая трата времени, как мне представляется. Они уже двадцать лет ищут и до сих пор нашли только способ трансмутировать цветные металлы в огромную дыру в крыше!

– А почему им магический факультет не поможет? – спросила Гебраль, которая за время сидения в приемной изучила университетский проспект и была немало удивлена конкурсом на это конкретное отделение.

– Он бы, может, и помог, да только нам его не найти. – Декан отвернулся от окна и уставил скорбный взор на девушку. – Вся беда в том, что декан Чуйбас и эти его маги очень уж замкнуты. Три года назад, после скандала по поводу растраты, они сделали так, что все факультетское здание попросту исчезло. Мы знаем, что оно где-то там есть, потому что в баре студенческого клуба они появляются регулярно, да еще с такими клятски самодовольными улыбочками, но разве мы можем его найти? Клята с два! Декан Апрос утверждает, что они свое здание внутри его социологического факультета спрятали, потому что его студенты то и дело загадочным образом исчезают. Но ведь мы с вами знаем, каковы эти социологи! Я хочу сказать, если бы вы года два походили на лекции по социологии, разве вам не захотелось бы по-тихому оттуда исчезнуть?

Гебраль пожата плечами, а Ронан, который о социологии вообще никогда не слышал, но все же предположил, что это какая-то наука о комарах или пиявках, неуверенно кивнул. Декан Нибал бросил еще один кислый взгляд на крышу алхимического факультета, после чего повернулся к столу и взялся перебирать там какие-то бумаги.

– Итак, – забормотал он, – вы хотите на кафедру поступить, не так ли… э-э… – Тут его голос затих, но затем он с триумфальным восклицанием схватил с самого верха одной из стопок документов какой-то формуляр. – Ага, вот он! Так-так, Писс, Писс, ведь это как раз вы? Ну что, Писс де Бол, вы хотите стать киллером, я правильно вас понимаю?

Тут он оторвал глаза от формуляра и с сомнением принялся изучать Гебраль. Та в ответ мило ему улыбнулась и указала на Ронана:

– Это он Писс. А я просто его знакомая.

– Да-да, конечно. Безусловно. – Декан Нибал перевел внимание на Ронана и по-доброму улыбнулся. – Итак, Писс, пожалуйста, объясните. Почему вы хотите стать киллером?

– Ну… – Тут Ронан замялся. Вообще-то ему казалось, что он должен потолковать с магистром-киллером про восторг убийства и все в таком духе, однако Марвуд долго его натаскивал, объясняя, как правильно на это ответить. Тогда Ронан перевел дыхание и просто принялся излагать заранее вызубренный ответ:

– Как воин, я привык к самому обычному, простому убийству и нахожу его неудовлетворительным. Я хочу изучить все многообразие способов и средств профессионального убийцы, погрузиться, так сказать, в психологию киллера, детально исследовать взаимосвязь охотника и добычи. Я хочу провести доскональное изучение всей истории киллерства и посмотреть, не смогу ли я прибавить пусть даже самую малую, но собственною крупицу к общей сумме человеческих знаний по данному предмету.

Тут Ронан умолк, отчаянно надеясь, что все правильно изложил, однако ему не стоило беспокоиться. Декан Нибал от души улыбался.

– Отлично! – сказал он. – Вы теоретик! Знаете, к нам приходит очень много людей, которым просто нужен повод, чтобы ходить и всех подряд убивать. Вы для нас просто находка. Однако вы немного опоздали. Занятия уже две недели как начались.

– Да, я очень сожалею. Я уже направлялся сюда, но тут на юге начались бесчинства Шикары. Идуинской Гвардии понадобилось как можно больше наемников, и я подумал, что смогу внести свою лепту. Но в битве при Беломорканале меня ранило. Я только-только вылечился.

Ронану страшно неловко было лгать, и эта неловкость бросалась в глаза, однако декан ошибочно посчитал ее элементарной скромностью настоящего героя.

– Замечательно, превосходно. – Нибал улыбнулся и окинул беглым взглядом фальшивые документы Ронана. – Что ж, ваши рекомендации превосходны. Уверен, мы найдем для вас место…

Тут его перебил стук в дверь, которая затем распахнулась, прежде чем он успел ответить. На пороге стоял мальчуган годиков четырех. Его большие глаза, побродив по кабинету, с интересом задержались на Ронане, после чего снова переметнулись на декана.

– Ты занят, деда? – спросил он.

Нибал с любовью ему улыбнулся.

– Нет, Джек, эти люди уже уходят, – ответил он. – Можешь войти. – Он ласково заулыбался, когда мальчуган потопал к нему. – Мой внучек, – добавил он в качестве объяснения. – Я обещал ему, что мы вместе в столовую сходим. Как он тамошние чипсы обожает! Итак, Писс, если вы потрудитесь завтра в восемь быть в деканате, я сделаю все необходимые распоряжения.

Ронан с Гебралью тепло его поблагодарили и по-тихому вышли из кабинета, закрывая за собой дверь. Декан сел в кресло прямо на стопку документов и позволил обрадованному мальчугану забраться ему на колено. Он рассеянно улыбнулся своему внуку, но затем улыбка сошла с его лица, и он задумчиво взглянул на дверь, которая только что закрылась за двумя визитерами.

– Так-так, – пробормотал декан Нибал. – Очень интересно. Просто очень интересно. Вот тебе и раз. Знаешь, Джек, пусть лучше завтра утром за тобой кто-нибудь другой приглядит. А дедушке надо будет кое-какую работенку проделать…

И если бы Ронан мог видеть, каким холодным и расчетливым стало в этот момент лицо декана, он бы сто раз задумался, стоит ли ему еще хоть раз где-то поблизости от факультета киллерологии появляться…

* * *

Марвуда разбудили настойчивые тычки в ребра. Очнувшись, он понял, что Тарл стоит над ним и аккуратно тычет его ногой. Отчаянно щурясь, чтобы хоть частично уберечь глаза от мучительно яркого дневного света, Марвуд кое-как огляделся. Как оказалось, он лежал привалившись к стене, а вокруг было целое море окурков, пустых бутылок и кружек, а также в стельку пьяных людей. Он начал было мотать головой, имея в виду ее прояснить, но тут же прекратил, ибо ему вдруг показалось, будто кто-то гвоздями прибил потолок к полу. Тогда Марвуд, желая избавиться от гнусного привкуса во рту, подобрал кружку пива, из которой он ночью, как ему помнилось, пил. Переведя дух, он сделал хороший глоток, но тут же все сплюнул, ибо вместе с пивом заглотил сразу четыре хабарика. Затем он с ужасом понял, что выплюнуть удалось только три.

Ненадолго зажмурившись и стараясь не обращать внимания на жуткую головную боль, Марвуд попытался прикинуть, что же такое в комнате особенно его раздражает. Что-то там изменилось. Тут его осенило, он сел и недоверчиво протер глаза. На Тарле теперь была ярко-оранжевая ряса с салатными завитками и вышитым на правом нагрудном кармане маленьким зеленым алакслем.

– Клят! Откуда ты это взял?

– Выиграл. Вон у него, – самодовольно ухмыльнулся Тарл и ткнул большим пальцем себе за плечо, указывая на развалившееся возле кушетки тело, которое лежало на спине и громко храпело. Тело это, облаченное в прежнюю рясу Тарла, принадлежало какому-то коротко стриженному типу с длинными бакенбардами. В одной руке стриженый по-прежнему сжимал пустую бутылку, а другая покоилась у него на груди с сигаретным окурком между пальцев. На окурке имелся столбик пепла сантиметров пяти в длину, который каким-то чудом до сих пор не упал.

– А кто он такой?

– Гедонист Седьмого дня, как я догадываюсь. По крайней мере повеселиться он точно не дурак. Он около трех ночи тоже сел в картишки поиграть, продул почти всю монету, а потом получил на редкость хорошие карты – муму из котеночков[12]. Кроме рясы, ему уже поставить было нечего. К несчастью для него, у меня было муму из кроличков. Но я все равно этим парнем восхищаюсь. Лично я бы сбежал, продинамил или еще как-нибудь выкрутился, а он без единого звука поменялся со мной шмотками, открыл еще пива и попытался вон ту роскошную блондиночку уломать.

– Выходит, ты в выигрыше?

Тарл улыбнулся и вынул руку из складок рясы. В руке у него был кожаный кошелек, который только что не лопался от монет.

– За что я люблю студентов, так это за то, что они всегда учиться готовы. Вот я их и научил в «брюхо» играть. Классная игра, но только в ней всегда надо знать, что ты делаешь, а они этого не знали. Если бы они все к пяти часам не повырубались, я бы сейчас всем этим домом владел.

Марвуд попытался сосредоточиться на кричащем наряде Тарла, но его глаза никак фокуса не находили. Для их нынешнего состояния ряса была слишком ярка, так что они просто закрылись и наотрез отказались открываться. Тарл вздохнул, схватил Марвуда за плечо и грубо потряс.

– Слушай, мудила, день уже в разгаре, и нам идти надо. – Тарл подождал, пока его друг закончит стенать, а потом продолжил: – Я связался с Геб, и они с Ронаном через час с нами в одном ресторане встречаются. Не знаю, как тебе, а мне перекусить охота. – Он опять сделал паузу, и на лице у него заиграла озорная улыбка. – Пожалуй, откушал бы я улиток в чесночном масле, а еще пару-другую сырых устриц.

Ладонь Марвуда сама собой взлетела, прикрывая рот, а глаза его мигом раскрылись и умоляюще уставились на Тарла.

– Немного печени и пару вареных почек…

Звук, который издал Марвуд, обычно издают гигантские лягушки с тяжелым катаром верхних дыхательных путей.

– …и еще, пожалуй, шаверму, какой обычно у городских ворот торгуют…

Тут Тарл снова сделал паузу, глядя за тем, как бывший киллер, издавая странные утробные звуки, исчезает за дверью туалета. «Марвуд классный парнишка, – подумал он. – Но ему придется все силы напрячь, если он хочет следующие несколько недель продержаться. Нас в этом городе капитальное веселье ждет». И Тарл небрежно подбросил на ладони тугой кошелек с монетами, радостно предвкушая новую встречу с Гебралью.

* * *

Метрдотель в «Неглиже-де-Голяк» с подозрением разглядывал двух типов, которые только что вошли в двери лучшего, как считалось, ресторана Гутенморга. Примерно так обычно разглядывают пятно спермы на простыне у любимой дочки. Один из типов, лысеющий шибздик, носил рясу Гедонистов Седьмого дня на пару размеров больше, чем ему требовалось, а другой, длинный и бледный, на вид совсем больной, был одет в простую коричневую хламиду из мешочной ткани, в которой он явно поспал. Мало того, спереди на ней виднелось что-то очень похожее на блевотину. Когда они поплелись к столику у окна, метрдотель быстро вмешался.

– Слушаю вас? – спросил он голосом, которым запросто можно было кислород заморозить.

– Нам бы столик, – сообщил ему Тарл. – И не только столик. Мы еще и покушать хотим.

– Есть у вас бронь? – надменно осведомился метрдотель.

– Нету у нас брони, – заулыбался Тарл. – Но мы так проголодались, что и без нее покушать согласны.

Метрдотель уже собирался вежливо предложить им валить отсюда подобру-поздорову и больше никогда в «Неглиже-де-Голяк» не заявляться, но тут вдруг длинный устало поднял руку и быстрым жестом показал ему спрятанную в ладони карточку. Метрдотель нервно сглотнул. Это была карточка «МуЖеКа», иссиня-черная с серебряным тиснением, но ему вовсе не требовалось читать надпись. Он и так знал, что ее обладатель – член Гильдии Киллеров. Аббревиатура «МуЖеКа» расшифровывалась как «мучительно-жестокая казнь», и карточка обычно показывалась в качестве последнего предупреждения. Мол, если не прекратишь свою клятскую болтовню, то на твою могилу скоро бешеные псы помочатся.

Минуту спустя Марвуд и Тарл уже сидели за столиком с графином красного вина от благодарного заведения на столе. Марвуд уперся локтями в стол и опустил лицо на ладони. Тарл отмахнулся от услужливо нависшего над ним официанта, налил себе большой стакан, после чего с заговорщическим видом подался вперед:

– Марвуд, ты еще тут?

Марвуд вздрогнул всем телом, а затем лицо его немного приподнялось, пальцы медленно разделились, и из-за них выглянули два воспаленных глаза. Стараясь не ухмыляться, Тарл налил стакан и ему.

– Давай, дерни. Это тебе на пользу пойдет.

Марвуд протянул дрожащую руку, схватил стакан и заглотал красное вино со всем рвением человека, всаживающего кинжал себе в живот.

– Вот и славно, – похвалил Тарл. – Теперь вот что. Когда Ронан с Гебралью сюда доберутся, мы их узнавать не станем, усек? Геб мне сказала, что на факультете киллерологии они уже побывали и что эта твоя ерунда сработала. Но на всякий пожарный они хотят убедиться, что Ронана никто не узнал. Потому мы здесь и встречаемся. Мы просто посидим и понаблюдаем, не следит ли за ними кто-нибудь, а когда они уйдут, мы снова проверим, все ли тут чисто. Когда дело до распознавания тайных киллеров дойдет, ты – наша козырная карта, и нам необходимо, чтобы ты был в нужной кондиции. Ты как себя чувствуешь? Цвет у тебя, знаешь ли, не очень забавный…

Лицо Марвуда уже поменяло колер с нездоровой бледности на сероватую желтизну и стало похоже на трехмесячной давности рисовый пудинг, а голос его, когда он заговорил, скорее напоминал чье-то громкое шарканье.

– Все будет нормально. Только никакой еды мне не давай, а вот если официант найдет десяток-другой таблеток аспирина, я бы не отказался.

Тарл улыбнулся, после чего взял меню и внимательнейшим образом стал его изучать. Наконец он заказал себе на первое жареные дукакисы, а на второе – большую порцию мулампоса – убийственно-острого блюда. Дальше он откинулся на спинку стула, лениво потягивая вино и наблюдая за прохожими на улице, тогда как Марвуд уснул, подложив под голову корзину для хлеба. Прошли три четверти часа, и Тарл как раз хорошим ломтем хлеба подбирал с тарелки остатки мулампоса, когда Марвуд снова проснулся. Короткий сон, судя по всему, пошел ему на пользу, ибо если он теперь и не вполне напоминал человеческое существо, по крайней мере не вызывало сомнений, что он когда-то мог таковым быть. Он поднял голову и так внушительно откашлялся, что клиенты за соседними столиками тут же скорчили рожи, отталкивая от себя тарелки. Голод у них внезапно прошел. Официант, испугавшись каких-либо неприятностей, мигом прискакал к их столику, и Марвуд ухватил его за рукав.

– Яичницу мне, – хрипло пробормотал он. Затем бывший киллер помотал головой, осыпая официанта хлебными крошками. – С беконом. И аспирин. И сосиски. И еще бекона, и грибов, и тостов побольше. И бекона. Да, и чашку чаю. Во-от такую.

– Чаю? – переспросил официант.

– Тогда стакан вина, если вы так настаиваете. Во-от такой. Только про бекон не забудьте.

Марвуд отпустил официанту рукав, развернул его к кухне передом, а к себе задом и как следует подтолкнул в нужном направлении. Затем он одарил Тарла тем, что при наличии сильного воображения можно было счесть улыбкой.

– Когда живот бунтует, – пробормотал он, – я считаю, лучше сразу ему показать, кто здесь хозяин.

– Ты меня просто поражаешь!

– И это я слышу от человека, который в три часа дня здоровенную миску мулампоса уплел! Боги мои, как же твои внутренности должны тебя ненавидеть!

Марвуд уже собрался и дальше на эту тему порассуждать, но тут увидел, что лицо Тарла характерно пустеет, и понял, что в этот самый момент Гебраль связывается с ним посредством одного из своих коммуникационных заклинаний. Тарл пару раз рассеянно кивнул, словно бы с чем-то соглашаясь, после чего в глазах его опять появилась осмысленность, и он взглянул на Марвуда.

– Они уже рядом. Не забудь, на них мы ноль внимания, но держим ухо востро и следим, не будет ли за ними еще кого-то. А когда они уйдут, мы идем за ними, но далеко позади держимся.

Минуту спустя Ронан с Гебралью вошли в дверь и направились к самому дальнему столику, совершенно не замечая двух рассевшихся у окна хмырей. Тарл и Марвуд были готовы к любому развитию событий, но им не стоило беспокоиться. Никто на новых клиентов внимания не обратил, и никто за ними в ресторан не последовал. Они тихо сели за столик и что-то себе заказали, а вскоре после этою прибыл поздний завтрак Марвуда. Он с ним церемониться не стал и в темпе очистил тарелку. Дальше они с Тарлом стали добивать графин, пока официант убирал грязную посуду. Другая пара по-прежнему ела, так что Тарл с Марвудом немного поболтали и поглазели в окно.

Некоторое время спустя метрдотель опять появился и навис над их столиком, наивно надеясь, что они уже собираются уходить.

– Вам чего, любезный? – медовым голосом поинтересовался у него Тарл.

– Нет-нет, ничего, господин. Я просто подумал… гм… не желают ли господа парочку ромовых баб на десерт.

– Ну-у, с бабами мы как-нибудь вечерком разберемся. – Тарл ухмыльнулся, когда его находчивый ответ возымел действие, и метрдотель, безнадежно разведя руками в адрес съежившегося от страха официанта, удалился и оставил их в покое.

Через полчаса, после еще одного мысленного послания от Гебрали, Тарл подозвал к себе боязливого официанта и уладил дело со счетом. Они с Марвудом смотрели, как другая пара уходит, но никто из клиентов ресторана, похоже, опять на большого воина с хрупкой девушкой никакого внимания не обратил. Тогда Тарл дал им двухминутную фору и, отстегнув официанту такие чаевые, что у бедного парня брови на затылке исчезли, повел Марвуда на улицу.

– И что теперь? – спросил Марвуд. Ему уже так полегчало, что теперь он выглядел просто больным, а не два месяца тому назад усопшим.

– Мы за ними пойдем и будем пошире глаза разувать. Дальше мы к зданию Купеческой Гильдии направимся. Тусона с Котиком туда к шести притопают. У нас там с ними встреча условлена.

– А потом?

– А потом, – торжественно произнес Тарл, глядя на бледное лицо и дрожащие руки Марвуда и безуспешно стараясь спрятать ухмычку, – мы с тобой к Интоксик Катье в «Добрый самогон» стопы направим. Нам еще одна веселая ночка предстоит. Эй, с тобой все в порядке? Да что я такого сказал?..

* * *

Тусона с Котиком прекрасно провели время, добираясь до Гутенморга, и прибыли туда в середине дня. Они также маскировкой воспользовались. Тусона позаимствовала у монахов еще один наряд и теперь была закутана в объемистый черный плащ, который дат ей брат Трудоголик. Котик с виду вообще-то ничем от любого другого низкорослого бурого осла не отличался. Его всегда выдавало необычное поведение, а потому на сей счет ему были даны строжайшие инструкции. Тусона велела ему ни слова не говорить, даже в случае откровенной провокации, и сказала, что если ему предложат морковку или немного сена, он должен будет не только все это съесть, но еще и страшно довольным при этом прикинуться. Если же он этих простых инструкций выполнить не сумеет, сказала она ему далее, то она отправится в магазин диетического питания, купит там месячный запас мюслей и насильно их в него затолкает. А если мюсли в него совсем не полезут, она позволит их обезжиренным йогуртом запить. Осел понятия не имел, что такое мюсли и йогурт, но логично прикинул, что это какая-то гнусная клятня, а посему твердо решил вести себя как полагается. И теперь, проследовав за Тусоной в город, он послушно дожидался у дверей кофейни, пока она неспешно пила кофе со сливками и впитывала в себя атмосферу.

Тусона всегда считала, что это один из лучших способов выяснить, что вообще-то в городе происходит. Час, проведенный в ненавязчивом выслушивании всевозможных сплетен, никогда не бывал потрачен даром. Порой удавалось подцепить лишь несколько ложных слухов, но если в городе творилось что-то серьезное, ты всегда об этом узнавал. Вот и сегодня, судя по всему, имелась одна главная тема, которую все компашки рано или поздно брались обсасывать, и темой этой был Университет.

Выбранная Тусоной небольшая кофейня у главных ворот явно находилась на приличном удалении от студенческого квартала. Ее посетителями были обычные горожане, и все они, похоже, испытывали к Университету и его обитателям благоговейный страх. Однако были тут три вещи, по поводу которых соглашались все. Во-первых, эти университетские деятели были очень странными типами, и им ни в коем случае не следовало доверять. Во-вторых, они как пить дать несли ответственность за все последние заморочки, и с этим требовалось что-то поделать. А в-третьих, если эти заморочки продолжатся, тогда всем остальным горожанам просто придется протопать к Университету и этим студиозусам под корень рога обломать.

К тому времени, как Тусона вышла из кофейни, в голове у нее созрел определенный вывод, что независимо от того, какие конкретно заморочки имелись в виду, средний горожанин напрямую связывал их с университетской публикой. Было совершенно очевидно, что горожан это клятски раздражало. Кроме того, казалось в высшей степени вероятным, что если еще что-нибудь такое случится, разгневанная толпа примарширует к Университету и всем там капитально выдаст на орехи.

Прикидывая, что же тут такое могло происходить, Тусона в сопровождении Котика направилась по маршруту, который в итоге должен был привести ее к зданию Купеческой Гильдии, где она договорилась встретиться с остальными. Уже начинало темнеть, и городские факельщики вышли на улицы, таща за собой тележки со свежими уличными факелами и заменяя сгоревшие за предыдущую ночь новыми, только что зажженными. На улицах было полно народу, и Тусона заторопилась, решив, что слишком долго просидела в кофейне и теперь может опоздать.

Однако прошло всего лишь несколько минут, прежде чем они прибыли на просторную булыжную площадь и увидели там впечатляющее здание из красного камня, где и располагалась штаб-квартира Купеческой Гильдии. Флаги с гербами трех главных купеческих фамилий Гутенморга висели над массивной двустворчатой дверью, а по широкой лестнице, что вела к обрамленному колоннами фасаду, вверх-вниз прохаживались богато одетые члены Гильдии. Некоторые, впрочем, медлили на ступеньках, собираясь в небольшие группки и обмениваясь слухами. Четыре тяжеловооруженных всадника гарцевали у подножия лестницы, отваживая нищих, проституток, страховых агентов и прочее отребье от солидных бизнесменов, пока те важно курсировали по тротуару между безопасным укрытием здания и пышной роскошью их личных карет.

Тусона пристроилась неподалеку от подножия лестницы ближе к углу здания Гильдии, откуда ей было видно, что по всей площади происходит, и откинула капюшон своего плаща, чтобы друзья сразу ее узнали. Поначалу никто никакого внимания на нее не обращал, но довольно скоро у нее стало складываться ощущение, что за ней наблюдают. Тогда Тусона как бы невзначай огляделась и обнаружила, что один из задержавшихся на лестнице купцов вовсю на нее пялится. Несколько моложе своих сотоварищей, этот был особенно роскошно одет. Кроме того, на шее у него висела толстая золотая цепь, на пальцах красовались массивные золотые перстни, а рукоять меча была разукрашена серебром и самоцветами. С толстогубой, мясистой физиономии бизнесмена смотрели жестокие и холодные глаза. Их взгляды встретились, и мужчина ухмыльнулся. Тут Тусона вдруг поняла, что в этой одежде, с непокрытой головой, она выглядит вовсе не знаменитой воительницей, а молодой, привлекательной и, главное, совершенно свободной женщиной.

Золотоносный купец что-то шепнул своим приятелям, после чего те посмотрели в ее сторону и хрипло расхохотались. Затем Тусона с досадой поняла, что мужчина направляется в ее сторону. «Клят, – подумала она, – только этого не хватало. Если Ронан сейчас появится, он живо этого парня угрохает..»

Бизнесмен подошел к ней и отвесил глубокий поклон, который явно задумывался как эффектный, но Тусона лишь неловко поежилась. Тогда он протянул пухлую, тяжелую от золота ладонь, чтобы взять ее под руку, и его темные, гладко прилизанные волосы заблестели в свете ближайшего факела.

– Добрый вечер, миледи, – засочился любезностью купец. – Не окажете ли мне честь немного со мной прогуляться?

– Нет, спасибо, – ответила Тусона, аккуратно, но твердо освобождая свой локоть от жирной ладони, однако мужчина проигнорировал намек. Со скупой улыбкой на лоснящейся физиономии он придвинутся ближе, слегка к ней прижимаясь и источая приторный аромат дорогого масла для волос. Было в этом типе что-то до тошноты сальное, и Тусона почувствовала, что выдержка вот-вот ей изменит. Ее словно бы нефтью обволакивало.

– Возможно, я все же сумею добиться вашей благосклонности. Несомненно, вы можете провести со мной час-другой – если это будет того стоить.

Он снова ухватил ее за локоть, уже настойчивей, и Тусона вдруг сообразила, что он вовсе не собирается принимать ее отказ за ответ. Тогда она уже во второй раз гневно стряхнула его руку.

– Повторяю: нет, спасибо, – твердо произнесла она, но из смеси досады с интересом на физиономии бизнесмена тут же поняла, что одних слов будет недостаточно.

– Смею думать, вы это не всерьез, – продолжил купец и хотел было опять потянуться к ее локтю, но тут что-то крепко ухватило его за руку. Опустив взгляд, он понял, что низкорослый осел со злобными красными глазами аккуратно сцепил острые зубы на пальцах его правой руки.

– Ну ты, жертва маркетинга, – сквозь сжатые зубы процедило животное. – Кончай мою подругу доставать. И клятуй отсюда по-быстрому. А то я тебе сейчас не только пальцы, но и шары оттяпаю. Совсем, клят, половой жизни лишишься.

Купец в гневном изумлении уставился на Котика.

– Тебе что, уши клятами заложило? – осведомился осел, прежде чем мужчина успел заговорить, а потом чуть-чуть сжал челюсти.

– Да! Да! Хорошо! – выдохнул бизнесмен, и осел так ослабил хватку, чтобы он сумел руку выдернуть. Мужчина попятился на несколько шагов, растирая пальцы. Сперва он волком глазел на Котика, после чего перевел взгляд на Тусону. – Грязная ведьма! – воскликнул он. – Убирайся отсюда, пока я стражу за тобой не послал! – Резко развернувшись, он торопливо зашагал вверх по лестнице к дверям здания.

Тусона облегченно вздохнула, а затем гневно повернулась к ослу.

– Я же тебе молчать велела! – прошипела она.

– Послушай, но ведь ты же не хотела прямо тут ему мозги вправлять, – резонно ответил Котик. – Тебя бы тогда узнали. Слишком уж ты заметная. А где Тусона, там всегда Ронана ищут. А так этот барыга решил, что ты просто ведьма, и нашей маскировки мы не нарушили. Никто ни о чем не догадается. Он же не станет людям рассказывать, что его осел до смерти напугал. Ему нужно имидж крутого мачо поддерживать…

Тусона хотела было заспорить с упрямым четвероногим, но тут вдруг заметила на другой стороне площади знакомое лицо. Это был Ронан, и при виде его сердце Тусоны, как всегда, сделало кульбит и куда-то воспарило. Он стоял, разговаривая с Гебралью, но лицо его было повернуто к Тусоне, и прямо у нее на глазах он едва заметно ей подмигнул. Несколько секунд спустя она заметила, как мимо него, оживленно беседуя, прошли Тарл с Марвудом. Тарла ей сложно было бы не заметить, ибо его ярко-оранжевая ряса бросалась в глаза как голая монашка в пивном баре. Они пересекли площадь и вышли на улицу с восточной ее стороны, а Ронан с Гебрачью, держа дистанцию, за ними последовали.

Тусона нагнулась и почесала ослу за ушами.

– Пошли, мохнорылый, – сказала она. – Похоже, Тарл знает, куда идет. Надо думать, он здесь какое-то безопасное место нашел.

– Знаю я эти его безопасные места, – негромко пробормотал Котик. – Опять кабак какой-нибудь. – И он последовал за Тусоной, которая в бодром темпе зашагала по площади, радуясь скорой встрече с друзьями.

* * *

Фенамин закончил драить полы в последнем туалете из тех, что у него на тот день были расписаны, и устало поднялся с колен. День вышел долгий, утомительный и страшно гнетущий, и Фенамин был рад, что он уже почти завершился. Теперь можно было вернуться в «Золотую жилу» и пару-другую кружек пропустить. Тут он был почти что сам себе хозяин, ибо почти все остальные гномские ученые были заняты. Сегодня вечером ожидалась самая крупная научная экспедиция из всех, что они до сих пор провели.

Боги, как же это было нечестно! Если бы его не арестовали, он бы опять отравился в Гутенморг, а там, в клубе «Кошелек или жизнь», сегодня как раз был любительский вечер. По плану экспедиция должна была продлиться тридцать минут, и у Фенамина была бы куча времени, чтобы добраться до клуба, встать на сцену и исполнить свой номер. Мало того, что мог быть его последний шанс, ибо Аминазин недавно обмолвился о том, что если они заполучат достаточное число пленников для научных экспериментов, то на довольно долгое время с командировками будет покончено.

Фенамин раздраженно швырнул щетку в ведро, схватил швабру и направился к двери. Коридор снаружи был пуст, ибо к этому времени всем гномам полагалось собраться в Передаточном зале, и Фенамин удрученно побрел по нему к кладовке. Но затем он помедлил. Слышался ритмичный лязг, как будто кто-то пытался как можно быстрее в полном комплекте доспехов передвигаться.

Фенамин обернулся и увидел, как из-за угла появляется кряжистая фигура. Это был Азалептин, облаченный в характерные вальдарские доспехи, со шлемом под мышкой. Очевидно, он увлекся каким-то экспериментом и начисто позабыл про время, а теперь, опаздывая, торопился в Передаточный зал. Фенамин отступил в сторону, чтобы его пропустить, и поднял руку в салюте, каким гномы обычно приветствовали начальника, экипированного для битвы. Не обратив на него ни малейшего внимания, Азалептин неуклюже протопал мимо – и Фенамин вдруг взбеленился. Одна секунда – и он почтительно стоит у стены, пропуская начальника. Другая – и его швабра уже летит по дикой дуге, чтобы обрушиться на незащищенный затылок гнома. Раздался громкий стук, и бесчувственный Азалептин с лязгом осел на пол.

Несколько секунд Фенамин, в ужасе от содеянного, тупо на него глазел, а потом протянул руку, поднял шлем Азалептина и стал его рассматривать. Подобно всем прочим шлемам, у этого на боку имелась клановая руна $, а к ней Азалептин добавил свой личный номер 666, так что даже в полной экипировке его легко можно было опознать. При виде необычного значка $666 в голове у Фенамина как по волшебству что-то щелкнуло, и план, который наверняка сидел у него в подсознании, когда он вырубал Азалептина, вдруг выпрыгнул в его лобные доли. Тогда он нагнулся и трясущимися руками принялся расстегивать ремешки, которыми крепились доспехи его начальника.

* * *

Аминазин уже весь кипел и дымился. Эта экспедиция была самой крупной из запланированных. Им предстояло испытать в полевых условиях несколько свежих изобретений – в частности, «раскидай», новые метательные бомбы, изобретенные Алхимией. Аминазину позарез требовались превосходные результаты для предъявления их прибывающему в скором времени совету «Оркоубойной». Требовался ему и хороший запас пленников для запланированных демонстраций. Однако не успел он закончить инструктаж, как столкнулся с фактическим бунтом. Опять пошли все эти разговоры о моральном аспекте проведения экспериментов на разумных существах, и Аминазину пришлось долго запугивать и умасливать свое войско, пока оно все-таки не перебралось в Передаточный зал, готовое выполнить его приказы. А теперь все они стояли и ждали, недовольно переговариваясь, поскольку начальник экспедиции, родной брат Аминазина, гад такой, клятски опаздывал.

Нет-нет, Аминазина это вовсе не удивляло. Когда требовался надежный замдиректора по научной работе, Азалептин был просто идеальной фигурой: всегда полон превосходных идей относительно новых направлений исследования, неизменно внимателен к малейшим деталям, фанатично предан текущим проектам. Но стоило только изъять его из лаборатории и погрузить в реальный мир – и он оказывался совершенно беспомощен. Аминазину зомби с лучшей жизненной хваткой попадались. Прямо сейчас этот Азалептин как пить дать окопался в лаборатории и с головой ушел в эксперимент, связанный с определением зиготной повторяемости у следующего поколения панмиктических особей из подвида «черных стерв». Или он там просто интеллектуальным онанизмом занимается, грязный ублюдок…

Но тут облаченная в доспехи фигура с лязгом ворвалась в дверь, и Аминазин испустил вздох облегчения. Он постучал по лекторской трибуне, требуя внимания, и уже готов был произнести заранее им написанную вдохновляющую речугу, но тут, к вящему его удивлению, Азалептин не подошел к нему и не встал рядом, а загрохотал к началу гномских колонн. Прежде чем Аминазин успел хоть слово сказать, его брат открыл один из негромко гудящих передатчиков, забрался в кабинку и закрыл за собой дверцу. Научный сотрудник рядом с кабинкой тут же щелкнул парой переключателей, гудение усилилось, а затем зеленая лампочка на верху кабинки замигала, и Азалептин отбыл.

Принимая это за сигнал к действию, четырехсотенная гномская армия начала продвигаться вперед и входить в кабинки. Стараясь привлечь внимание, Аминазин всеми подручными средствами барабанил по трибуне, но впустую. Передатчики работали так громко, что начисто его заглушали. Он вынужден был просто стоять и наблюдать за происходящим, сжимая в кулаке так старательно подготовленную речь, пока последний воин не вошел в кабинку, а последняя зеленая лампочка не погасла.

Инженеры завозились с передатчиками, проверяя их и готовя к ожидавшемуся через полчаса возвращению армии, а разгневанный Аминазин поплелся прочь из зала, бормоча глухие угрозы и посулы.

– Нет, я его убью, – рычал он. – Пусть только вернется. Я клятом буду, если этого клятского братца не прикончу.

– Что же мне теперь делать? – раздался вдруг чей-то голос, и Аминазин, обернувшись, увидел ковыляющего к нему по коридору Азалептина. Замдиректора был в одном гномском нижнем белье – в майке и семейных трусах, а в глазах у него застыло полное обалдение. Из раны на затылке все еще текла кровь. Он осел на колени, и Аминазин подбежал ему помочь. Но пока он поднимал своего ошеломленного братца на ноги, в голове у него все стучала одна мысль. Если Азалептин здесь, кто же тогда экспедицию в Гутенморг возглавил?

* * *

Несмотря на почти непреодолимое желание побежать вслед за Ронаном и покрепче его обнять, Тусона держалась чуть поодаль, следуя за ним и Гебралью по узким улочкам. Они с Котиком тенью пробирались за ними сперва по боковой улочке, затем по пешеходному мостику через реку, затем по узкому проулку, а затем вверх по, казалось бы, бесконечному ряду ступенек.

Когда они добрались до верха лестницы, Ронана с Гебралью там уже видно не было, но Котик принюхался и без колебаний повернул налево. Метров через сорок еще один проулок ветвью уходил вправо, и они достигли его как раз вовремя, чтобы увидеть, как Ронан с Гебралью входят в большую таверну.

– Я же говорил, – прошептал осел.

Они прошли по улице к заднему двору таверны, где имелась конюшня. Через открытую дверь было видно, как конюх чистит одного из оставленных там коней.

– Ты ведь не хочешь мне предложить, чтобы я тут подождал? – недоверчиво спросил осел.

– Пойми, нормальные ослы в таверны так просто не заходят и мулампос за обе щеки там не жрут. Это маскировку разрушит.

– Ладно. Только сена я не ем.

Когда они вошли в дверь, конюх, беззубый мужичонка с нежными глазами на морщинистой физиономии, оторвал глаза от своей работы и одарил их своей широкой улыбкой.

– Привет, – сказал он, и Тусона вдруг поняла, что он с ослом здоровается. К счастью, у Котика хватило ума промолчать.

– Добрый вечер, – отозвалась она. – Вы за моим ослом не присмотрите?

– Обязательно присмотрю, – кивнул конюх. – Эй, приятель, а ведь ты не на шутку проголодался, – продолжил он затем, гладя Котику шею. – И у меня такое чувство, что за морковку или солому на ужин ты мне спасибо не скажешь. – Он сделал паузу, склонив голову набок и задумчиво глядя на осла. – По-моему, ты в своей жизни уже кое-какой толковой еды попробовал, – заключил он. – Что, если я для тебя на кухню за миской тушеного мяса схожу?

Тусона еще никогда не видела на какой-либо ослиной физиономии такую откровенную ухмылку. Было очевидно, что Котик попал в надежные руки, так что она развернулась и под дождем прошла по тихому безлюдному дворику к задней двери таверны. Изнутри слышался громкий смех и разговоры, а еще кто-то жутчайшим образом играл на вконец расстроенном пианино. Хотя Тусона никогда в жизни здесь не бывала, от сознания того, что Ронан и остальные находятся внутри, у нее вдруг возникло чувство, будто она домой вернулась. С радостным теплом на сердце она открыла дверь и вошла.

Единственное просторное помещение таверны было битком забито народом, и весь этот народ всерьез был настроен славно повеселиться. Поблизости Тарл и Марвуд беседовали с небольшой компанией студентов. Было очевидно, что они уже знакомы, поскольку один из парней предупреждал остальных, чтобы за карты они с Тарлом ни в коем случае не садились. Тарл при этом ухмылялся и старался делать невинный вид, но безуспешно. Тусона стала прикидывать, что бы обо всем этом подумала Гебраль, ибо парочка девушек откровенно с ним заигрывала.

– Скажи, Тарл, а Ланья не врет? – спросила одна. – Ты правда на магическом языке говоришь?

Тарл с показным равнодушием пожал плечами.

– Pontifex petasum comicum geratet? – выдал он.

Тусона сперва вздрогнула, а затем заметила у стойки Ронана с Гебралью и изумленно раскрыла рот. Геб с довольной улыбкой наблюдала за Тарлом и явно не ставила ему в вину флирт, но дыхание у Тусоны перехватило от того, что Ронан с парой кентавров разговаривал. Раньше она никогда этих существ не видела, а тут их было сразу двое, и к их бесподобной красоте она была не готова. У кентавра-мужчины были густые каштановые волосы и короткая бородка. Его обнаженный торс был очень мускулистым, а конскую его часть покрывала роскошная темно-ореховая шкура. Мощной рукой он обнимал свою спутницу, светлые волосы которой отличались поразительной длиной и густотой. Взглянув на ее лицо, Тусона решила, что такой несравненной красотки она еще никогда не встречала. Зеленые глаза кентаврихи так и искрились. Единственный предмет ее одежды, линялый хлопчатобумажный лифчик, обтягивал грудь такой формы, при виде которой большинство обычных женщин могли бы от зависти лопнуть. Ее конское тело пегой масти было миниатюрней и стройней, чем у ее спутника. Общий эффект был ошеломляющим, и Тусона, вне себя от восхищения, вовсю глазела на парочку роскошных существ.

– Жаль, ты Котика с собой не прихватила, – пробормотал кто-то совсем рядом. – Они с Марвудом и с этой кентаврийской чувихой классную троечку бы сообразили.

Тусона вздохнула. Чары непоправимо разрушились.

– Свинья ты все-таки, Тарл, – прошипела она. – Знаешь об этом?

– Стараюсь как могу.

Тусона тревожно оглянулась, но никто, похоже, за ними не следил. Когда она повернулась обратно, Тарл сунул ей стакан. В другой руке у него была бутылка «примо-бормотелло», и он тут же ей из нее налил.

– Не волнуйся, – тихо сказал он затем. – Никто здесь за нами не присматривает. Мы в полной безопасности. Тут уже привыкли, что я со всеми заговариваю, особенно если это женщины.

– С Ронаном все хорошо? Его приняли?

– Да-да. Все ништяк. Его приняли, и никто его не узнал. Если не считать нескольких киллеров в Университете, других в городе нет. И Марвуд уверяет, что как только Ронана официально зачислят на кафедру, эти университетские ребята его не тронут, даже если узнают, кто он такой. Он говорит, это будет типа бесчестно.

– А когда его зачислят?

– Завтра утром. – С радостной улыбкой на лице Тарл беспечно огляделся и сделал широкий жест винной бутылкой. – Ну ладно, с тобой я, можно сказать, познакомился. Теперь я пойду с Выкрутасом поговорю. Это вон тот кентавр. Вообще-то он тут барменом работает, но сегодня у него выходной, и он сюда с подружкой заявился. Так я и с Ронаном поболтаю. Если ты подойдешь к стойке, Геб с тобой заговорит. Тогда мы все будем официально знакомы. Вообще-то всем тут на все это наклятать, но Геб говорит, так Ронану будет спокойней. Все здесь клятски дружелюбные, так что с кем хочешь, с тем и говори. Тебе только нужно знать, что вон тот накрашенный верзила в конце стойки – это Интоксик Катья и она в этом заведении хозяйка.

Тусона перевела туда взгляд и увидела здоровенного, мускулистого парня с татуированными руками. На парне был длинный белый парик и целая тонна косметики. Еще он щеголял женским платьем, туфлями на высоком каблуке и серьгами в ушах, но, несмотря на всю эту дамскую атрибутику, выглядел круче любого мачо.

– Если будешь с Катьей говорить, помни, что к ней всегда надо только в женском роде обращаться. Если она услышит, что ты ее «им» назвала, она тебя отсюда выкинет и больше никогда не пустит. Усекла?

Тарл мило ей улыбнулся, а потом побрел прочь, ухмыляясь и кивая каждому встречному, само воплощение праздника. Тусона бросила быстрый взгляд на Ронана, который все еще с Выкрутасом разговаривал, а затем на Гебраль, которая внимательно слушала то, что ей кентаврийская девушка рассказывала. Обе они держали в руках полупустые кружки. Поблизости Марвуд с головой ушел в разговор с компанией студентов, причем он, как и Тарл, активно винной бутылкой жестикулировал.

Тусона вздохнула и с некоторой опаской стала проталкиваться к стойке. Ночь обещала быть долгой, и у нее было чувство, что наутро она опять может о многом пожалеть.

* * *

Фенамин шагал по Собачьей улице, вглядываясь в мириады боковых ответвлений, и пытался прикинуть, которое из них Моськин переулок. Он слегка дрожал, частично от волнения, но главным образом все-таки из-за его слишком легкого для северного зимнего вечера одеяния. Он счел за благо сразу же сбросить с себя азалептинские доспехи, поскольку это была уже третья экспедиция в Гутенморг, и любая персона в вальдарской амуниции наверняка пользовалась у горожан таким же успехом, что и бешеный мегоцерий с расстройством желудка.

Гном помедлил и тревожно вгляделся в еще один уличный указатель. Вообще-то он рассчитывал, что теперь у него куча времени, поскольку ему рассказывали, что передатчики настроены на какую-то там хренотень в доспехах, и если ты их снимал, вернуть тебя обратно в Тарарам уже не могли. Но он не был в этом твердо уверен и хотел на всякий случай оказаться на сцене раньше, чем истекут положенные полчаса. Фенамин не сомневался, что после такой эскапады Аминазин сотоварищи как пить дать на всю оставшуюся жизнь запрут его куда следует, и намерен был позаботиться о том, чтобы игра стоила свеч.

Ага, наконец-то! Над темной витриной мясной лавки имелся указатель, из которого явствовало, что широкая булыжная аллея справа – это и есть Моськин переулок. Скорее похожий на узкую улицу, чем на переулок, он был освещен парой оплывающих факелов, по одному в каждом конце. Примерно в середине переулка над заведением «Чик-чик – и готово» торчал полосатый парикмахерский шест, а рядом как раз был вход в клуб «Кошелек или жизнь».

Внезапно на отдалении раздалось несколько мощных взрывов, и вечернее небо озарилось светом. «Оба-на, – подумал Фенамин. – Похоже, ребята опять за свое. Надо бы поскорей с улицы убираться».

Он нервно сглотнул. Дверь перед ним была раскрыта, и голая деревянная лестница вела в подвал под парикмахерской, где размещался клуб. Ни швейцара, ни вышибалы там не наблюдалось, однако на стену у двери было прилеплено выцветшее объявление, в котором говорилось о том, что каждую пятницу в клубе «Кошелек или жизнь» проводится любительский вечер. Гул голосов и звон бокалов плыли вверх по лестнице в густом потоке сигаретного дыма и паров скисшего пива, но никакого смеха Фенамин не слышал. Возможно, там объявили перерыв. Или еще не начинали. Или любительский вечер совсем отменили. Еще можно было предположить, что публика там просто туши свет.

Сердце Фенамина уже билось где-то во рту, а все содержимое его желудка готово было к нему присоединиться. Тем не менее он вошел в дверь и стал спускаться по лестнице, что вела его прямиком навстречу судьбе.

* * *

Минут через пять после того, как подружка Выкрутаса пожелала всем доброй ночи и вышла из таверны, раздались первые взрывы. Тусона устроилась в укромном уголке, общаясь с Ронаном и Тарлом, а Марвуд и Гебраль сидели неподалеку в компании, которая включала в себя Выкрутаса и Интоксик Катью. Взрывы были такими близкими и мощными, что всю таверну буквально затрясло, и все разговоры разом прекратились. Затем, когда грохот затих, дверь таверны распахнулась и туда ввалился какой-то парень. Из пореза у него на лбу вовсю струилась кровь.

– Они опять здесь! – заорал он. – Демоны вернулись!

Тусона непонимающе уставилась на Ронана и Гебраль:

– Демоны? О чем он толкует?

– Говорят, на Гутенморг уже дважды нападали, – выкрикнул Тарл, а затем указал большим пальцем на бледного длинноволосого студента, который, пьяный в стельку, валялся в углу. – Гаудеамус мне рассказывал, что демоны в черных одеждах дважды являлись в город и кучу народу убили и похитили. Но он также уверяя, что по мне целая стая красных дракончиков бегает, так что я особо не озадачился.

– Тот псих в рыбацкой деревушке тоже рассказывал, что его деревушку демоны спалили, – заметил Ронан. – Нам лучше выяснить, что здесь творится.

Вместе с Тусоной и Тарлом он протолкнулся сквозь толпу испуганных гуляк, но едва они добрались до двери, как последовала вторая серия взрывов.

– Да что тут за клятство такое? – буркнул Ронан, дергая на себя дверь и выбираясь наружу. Однако зрелище, которое он там увидел, заставило его застыть на месте.

Расположенный всего в паре сотне метров оттуда Университет, похоже, вовсю горел. Языки пламени лизали небо, и ночь была озарена ярко-красным свечением, которое каждые несколько секунд затмевали слепящие белые вспышки новых взрывов. В воздухе ясно чувствовался запах дыма, и с той стороны доносились дикие вопли.

– Вперед! – воскликнул Ронан и, обнажив меч, бросился по улице в направлении Университета. Тусона держалась у него под боком, а Марвуд, Тарл и Гебраль старались не отставать. Когда они пробежали мимо входа на конюшню, раздался стук копыт и выскочивший оттуда Котик помчался вслед за друзьями.

Улица изгибалась влево, уходя чуть в сторону от университетской заварухи, пока не влилась в более широкий бульвар, по обеим сторонам которого располагались шикарные магазины. По бульвару бежало множество до смерти перепуганных людей, готовых смести все на своем пути в отчаянной попытке убраться как можно дальше от взрывов и от того, что их вызвало. Ронан с друзьями повернули направо, еле-еле пробиваясь сквозь толпу бегущего народа. Наконец толпа эта поредела, и они смогли опять перейти на бег, скользя на мокром от дождя булыжнике. Метров через пятьдесят проспект вывел их на небольшую площадь. Там они резко остановились и в ужасе стали наблюдать за разворачивающейся перед ними сценой.

Группа примерно из двадцати темных металлических фигур рассредоточилась по площади в окружении трупов, всевозможных обломков и клубов густого дыма. Там также находились какие-то ящики и коробки, и некоторые из фигур возились со странным, невиданным оборудованием. Сразу трое собрались рядом со сверкающей металлической трубкой, под углом уходящей вверх. Время от времени одна из фигур что-то бросала в верхний конец трубки, после чего раздавалось глухое буханье, а секунды спустя там, куда указывала трубка, следовал далекий взрыв.

Позади них, на дальней стороне площади, еще трое швыряли в витрины магазинов круглые металлические шарики и засекали время, которое требовалось на то, чтобы взрыв разворотил весь магазин. За ними уже тянулась целая череда горящих и разрушенных зданий.

В центре площади, у небольшого фонтана, еще четыре темные фигуры стояли рядом с парой больших, похожих на клетки ящиков. Прямо на глазах у Ронана и его друзей они открыли эти ящики, выпуская оттуда пару существ, которые выглядели как нечто среднее между зайцами и волками. По меньшей мере метр двадцать в длину, они обладали мощными задами зайцев, но при этом имели массивные волчьи головы с сильными челюстями и бритвенно-острыми зубами. Эти твари тут же увлеченно запрыгали возле семиметровой статуи старого ректора Университета в попытке ухватить за ноги троих студентов, которые, вереща от страха, держались за голову ректора. Прежде чем Ронан и остальные успели двинуться с места, одно из существ уже вцепилось в болтающуюся сверху ногу и стащило ее обладателя на землю. Затем обе твари бросились на несчастного студента, и тот мигом исчез в неразберихе шерсти, крови и зубов. Два его сотоварища в диком ужасе еще пуще завыли и заверещали, но четыре черные фигуры не удостоили их ни малейшим вниманием. Они с бесстрастным интересом наблюдали за четырьмя зайцеволками, а один даже что-то в блокнот записывал.

– Кто эти мерзавцы? – прошептала Тусона.

– По крайней мере не демоны, – отозвался Марвуд. – Никогда не слышат, чтобы демоны в вальдарских доспехах разгуливали.

– Ты про их амуницию? – спросил Ронан.

– Ну да. Вы только на форму их шлемов гляньте. Это первоклассное снаряжение, зуб даю. Но для людей эта публика маловата.

– Да это же гномы! – воскликнул Тарл. – Точно! Смотрите, там почти у всех боевые топоры!

– Кроши вонючую мелкоту! – прорычал Ронан и бросился вперед, а Тусона с Марвудом буквально сели ему на пятки.

Тарл хотел было помчаться за ними, но Гебраль схватила его за руку.

– Погоди! – прошипела она. – Ты что, не чуешь? Воздух гудит от Силы! Нам надо придержать нашу магию, пока она не потребуется. Смотри и будь готов!

Тогда они осторожно двинулись вперед, прощупывая магические выплески подобно змеям, пробующим воздух языками, а Котик медленно семенил между ними. Тусона и Марвуд понеслись к темным фигурам рядом со статуей, а Ронан схватился с ближайшими, которые из металлической трубки пуляли. Он обрушился на них как берсерк, бешено размахивая мечом и рассчитывая тут же их порубить, несмотря ни на какие доспехи, ибо опытный и умелый воин всегда может найти шов или какое-то слабое место. Однако ничего не вышло. Воздух вокруг его меча вдруг странным образом уплотнился, и ощущение у Ронана было такое, будто он сквозь густую грязь прорубается. В результате ему лишь удалось сбить их на землю. Тусона тоже выяснила, что сильного удара ей нанести не удается, зато накинувшемуся на зайцеволков Марвуду повезло больше. Разорвав свою первую жертву, зайцеволки вознамерились стащить со статуи двух оставшихся студентов, но ему удалось схватить одного за шкирятник, резко дернуть на себя и раскроить ему горло ножом. Второй с яростным рычанием на него бросился, но Марвуд спокойно пригнулся и небрежным взмахом ножа распорол ему брюхо, так что зайцеволк приземлился на липкую массу собственных внутренностей и вскоре с воем загнулся на холодных каменных плитах.

Марвуд понаблюдал за тем, как два студента спрыгивают на землю и спасаются бегством, но затем к нему принеслись три темные фигуры, и он вынужден был отступить, ловко укрываясь за статуей. Гномы, поначалу ошарашенные неистовым напором, уже очухались и сами перешли в наступление. Ронан с Тусоной внезапно обнаружили, что вынуждены отчаянно отбиваться от целого роя крутящихся боевых топоров, и им обоим пришлось стремительно отступать, изо всех сил отмахиваясь от убийственных клинков.

Тарл, который в отчаянии за всем этим наблюдал, чуть в штаны не наделал, когда Гебраль вдруг его за руку схватила.

– Ты чуешь? – выдохнула она. – Поток Силы – всякий раз, как Ронан или Тусона удар наносят! Наверняка эти доспехи какой-то магической ерундой пропитаны. Я должна быстро это просечь. Охраняй нас, любимый!

С этими словами она опустилась на колени, закрыла глаза и вытянула перед собой руки, а Тарл встал над ней, готовый отбиваться от того безымянного ужаса, который должен был на них обрушиться, и чувствуя себя при этом не полезней подтирки из колючей проволоки.

Тусоне удавалось отваживать нападавших. Они не осмеливались особенно на нее давить, ибо в тылу у них подобно какому-то балетному пугалу маячил Марвуд, а его атака на зайцеволков произвела на них впечатление. Марвуд был слишком шустр, чтобы гномы более-менее успешно за ним гонялись, но игнорировать его, несмотря на свои замечательные доспехи, они тоже не могли, и вытекавшей отсюда нерешительности вполне хватало, чтобы Тусона худо-бедно от них отбивалась. А вот Ронан был окружен и испытывал серьезные трудности. Клинок его меча создавал перед ним подлинный металлический смерч, но даже несмотря на это, ему удавалось лишь отражать тяжелые удары топоров. Защищался он, как всегда, быстро и умело, однако всякий раз, как перед ним возникала брешь для ответного выпада, его удар получался таким медленным, словно его руку кто-то в свинец заковал.

Метрах в двадцати позади него Гебраль вдруг охнула и упала ничком. Ронан был слишком поглощен сражением, чтобы это заметить, зато ему явственно показалось, будто гномские доспехи словно бы лишились части своего темного блеска. Тут ему представилась еще одна микросекунда возможности, и Ронан опять сделал выпад, скорее по привычке, нежели в надежде на удачу, однако на сей раз его меч на удивление легко нырнул под занесенную руку врага, в брешь между наручником и нагрудником. Гном сперва отшатнулся, а затем с металлическим лязгом осел на каменные плиты. Он лежал там без движения, и темно-красная кровь сочилась у него из-под мышки. Его сотоварищи, ошарашенные этим неожиданным отпором, разом помедлили, но затем Ронан с победным ревом продолжил свою атаку, и они вынуждены были защищаться. Теперь удары Ронана уже ничто не сдерживало, и его меч бешено колошматил по гномским шлемам, оставляя там глубокие вмятины и почти лишая врагов сознания.

Тусона тоже перешла в атаку. Гномы не успевали парировать ее молниеносные удары, и те попадали точно в швы их доспехов. Вскоре трое врагов уже были серьезно ранены. Позади них Марвуду по-прежнему без труда удавалось держаться вне досягаемости страшных боевых топоров. Когда же представлялась возможность, он нырял вперед, с неприятным чпоком всаживая кинжал в щели для глаз в вальдарских шлемах. Еще пара гномов попыталась его атаковать, но он был для них слишком ловок, и их тяжелые топоры безвредно свистели мимо. С таким же успехом они могли пытаться срубить зудящего над ухом комара.

За всем этим с края площади наблюдал Тарл. Одна его рука покоилась на плече Гебрали, которая теперь с закрытыми глазами стояла на четвереньках. Все ее мышцы напрягались, пока она отчаянно силилась сдержать магическую силу амуниции и дать остальным возможность одолеть гномов. Это ей очень неплохо удавалось, ибо шесть закованных в доспехи фигур уже неподвижно лежали на земле, а Ронан, Тусона и Марвуд вовсю гоняли остальных по площади. Однако с боковых улиц и переулков к гномам постоянно прибывало подкрепление, и теперь их уже было более тридцати. Тут Тарл с ужасом понял, что кто-то, должно быть, освободил из клетки еще одного зайцеволка, ибо он нелепыми скачками двигался к ним по площади. Тарл бросил быстрый взгляд на Гебраль, но она была так сосредоточена на своих усилиях, что на все остальное никакого внимания не обращала, и он понял, что в дело придется вступить ему. Впрочем, для человека с его способностями особых проблем тут не ожидалось.

Тарл как раз мастрячил чудненький огненный шар, когда из проулка в двадцати метрах оттуда выбежал еще один гном. Он что-то швырнул в сторону Тарла, и прежде чем тот успел что-либо предпринять, очередной взрывчатый металлический шарик описал красивую дугу, ударился о булыжник и закатился как раз под Гебраль. Понимая, что у него в запасе лишь пара секунд, Тарл ухватился за первое же примерно подходящее заклинание.

– Tempus ibi duce! – выдохнул он. Должно быть, заклинание было брошено очень вовремя, поскольку серебристый шар не взорвался. Тем не менее хватка Тарла за свое заклинание была очень ненадежной, и он знал, что если он хоть на миг ее ослабит, чары нарушатся и шар тут же рванет. Он даже не мог отойти на безопасное расстояние, а потом ослабить хватку, ибо взрыв убил бы Гебраль. Так что Тарл продолжал глазеть на серебристую ерундовину, отчаянно сосредоточиваясь на удержании чар. И все это время он чувствовал, как зайцеволк все ближе и ближе к нему подбирается.

Но тут вперед выступил низкорослый бурый осел.

– Эй, клятеныш! – крикнул он. – Потрахаться хочешь? Тогда прыгай сюда.

С голодным рычанием зайцеволк бросился на осла, и даже находясь в весьма затруднительном положении, Тарл все же умудрился пожалеть о том, что здесь не с кем об заклад побиться. Прошло всего несколько недель с тех пор, как на трибуне забадайского Калазея он наблюдал за поединком Котика с ленкатом, и на исход новой дуэли он рискнул бы любую сумму поставить. Краем глаза он наблюдал, как осел ныряет вбок, как его зубы наносят молниеносный удар по задней лапе зайцеволка, перерубая сухожилие. Не успела раненая тварь рухнуть на землю, как осел уже сидел на ней, в темпе разрывая ей глотку.

«Классно, Котик», – подумал Тарл и опять сосредоточил все внимание на том, чтобы удержать чары и не дать серебристому шару взорваться.

На площади шестнадцать гномов уже валялись в неловких позах, а остальные откровенно паниковали. Было очевидно, что Ронан, Тусона и Марвуд слишком для них быстры и умелы. Кроме того, гномы пребывали в таком смятении, что даже не могли наладить работу какой-либо из своих гнусных машин. Но затем, как раз когда Ронан прижал одного особенно упорного коротышку к стене и уже собрался было совсем его укоротить, над головой гнома вдруг замигал красный огонек, и секунду спустя он самым натуральным образом растворился в воздухе.

Ронан в изумлении уставился на то место, где только что находился враг, а затем повернулся и оглядел площадь. Повсюду гномы исчезали один за другим, даже мертвые и раненые. Их машины, ящики и коробки тоже исчезали. Поблизости стоящая на четвереньках Гебраль мотала головой, стараясь хоть как-то ее прояснить. Немного прочухавшись, она взглянула на Тарла. А тот, словно загипнотизированный, неподвижно таращился на что-то под ее животом. На его потном лице застыла маска отчаянного, предельного сосредоточения. Опустив взгляд, Гебраль заметила под собой серебристый шарик. Тогда она, желая понять, что происходит, быстро прогнала заклинание Просмотра. Клят! Тарл окружил бомбу заклятием Задержки, но его хватка была очень слаба. Она могла в любой момент соскользнуть, и тогда этот шар взорвется!

Гебраль в темпе бросила заклинание Подачи, и шар так резко сорвался с места, словно по нему битой ударили. Ракетой пролетев через площадь, он врезался в постамент статуи ректора. Там бомба глухо рванула, и статуя медленно повалилась лицом в лужу, что, между прочим, частенько случалось и с живым ректором после очередной буйной попойки.

Тарл испустил вздох колоссального облегчения и огляделся. Ронан медленно шел к нему, держась за рану на левом плече, где самый кончик гномского топора оставил глубокий порез. Рядом с ним, негромко переговариваясь, брели Тусона и Марвуд. А вот гномы и все их оборудование бесследно исчезли. Пропали даже трупы зайцеволков, оставив за собой лишь кровавые пятна. По сути, если бы не разбросанные по площади тела студентов, горящие здания, далекие вопли и дымный воздух с запахом серы, а также взорванные витрины магазинов, могло бы даже возникнуть сомнение, были они там вообще или нет.

Тарл встал и обнял Гебраль.

– С тобой все хорошо? – спросила она, ибо лицо его было еще бледней, чем тем же утром у Марвуда.

– Да, не беспокойся, – ответил Тарл. – Все полный ништяк. – И тут он начал дрожать как осиновый лист. Дрожь эта не прекращалась до тех пор, пока друзья не привели его обратно к Интоксик Катье и не влили в него бутылку доброго бренди.

* * *

Фенамин с трудом верил в происходящее. По сути, он пребывал в полном обалдении с тех самых пор, как спустился по деревянной лестнице и принялся напряженно вглядываться в дымовую завесу, которая ограничивала видимость в клубе «Кошелек или жизнь» метров до пяти. Он ожидал, что в таком знаменитом клубе будет соответствующее убранство, но голые кирпичные стены, липкий от пива ковер, небольшая деревянная сцена и дешевые столы со стульями придавали всему заведению атмосферу жуткого убожества, которую всепроникающий запах скисшего пива, дыма и плесени никак не стремился рассеять.

Когда Фенамин туда вошел, в просторное помещение клуба уже набилась добрая сотня народу. Большинство сидели на круглых столиках, расставленных перед сценой, а остальные составили плотную фалангу возле узкой стойки, что тянулась вдоль задней стены. Фенамин взял себе кружку пива, после чего стал наблюдать за человеком на сцене. Такого паршивого юмориста ему еще видеть не доводилось. Этот парень пытался рассказывать историю про то, как он домой из пивнухи возвращается, но жутко нервничал и без конца повторялся. К тому же, что самое скверное, история была совсем не смешная. Секунд через тридцать мимо головы горе-юмориста просвистела пара монет, за ними последовала пустая бутылка, и он почел за лучшее бросить свою историю на середине.

Хозяин и конферансье клуба, старик с пышными светлыми волосами, в белой рубашке и бабочке, поднялся на сцену и напомнил публике, как будто та сомневалась, что сегодня в клубе «Кошелек или жизнь» любительский вечер и что лучшего юмориста ждет приз в пять серебряных шаблонов. Затем он представил следующего претендента. Фенамин протолкнулся к конферансье, назвал ему свое имя, сообщил, что он из Тор-Тарарама, после чего встал поближе к сцене и с растущим ужасом принялся наблюдать за очередными кошмарными выступлениями и их еще более кошмарным приемом.

К тому времени, как конферансье объявил, что следующим будет выступать гном из далекого Трах-Тибидоха, и призвал всех похлопать Фенолфталеину, все тело Фенамина уже превратилось в комок нервов, а мозг его разжижился до консистенции детского поноса. Но стоило ему только взобраться на сцену и оглядеть море враждебных лиц, как в ушах у него вдруг зазвенел заразительный смех Вазелина. «Вот оно, – подумал он. – Вот то, о чем ты все эти годы мечтал. Теперь не трусь. Вперед, приятель!»

Фенамин начал со старой шутки, которую, однако, множество людей почему-то не слышали.

– Вот, сегодня я к своему аналитику сходил. (ПАУЗА.) Вышло, что я на девяносто четыре процента из воды состою. Плюс чуточка углерода.

После краткого молчания раздался небольшой всплеск смеха в передних рядах, когда немногие уловили смысл шутки. Тогда Фенамин уставился на них, уперев руки в бока, как когда-то на его глазах сам Тарабук Дряхлый делал.

– Ничего, ребята, крепитесь. Скоро лето.

Еще смешок, но куда более энергичный. Это уже было неплохо – они на него реагировали. Тогда Фенамин перешел к криминальному сюжету – для горожан это казалось самым подходящим. Получив отклик из нескольких смешков, он понял, что не ошибся.

– …а потом я как-то ночью проснулся. Лежу себе в темноте и слышу – что-то такое по коридору шуршит. А наутро я вниз спустился, глядь – а там весь мой домашний скот пропал…

Громкий смех. Отлично! И тут вдруг до Фенамина дошло. Он стоял на сцене знаменитого клуба, представлял свой собственный номер, и публика смеялась. Он просто не мог в это поверить! На мгновение все вокруг закачалось, и Фенамин почувствовал головокружение. Тогда он торопливо отхлебнул пива из бокала.

– Прошу прощения! Чуть самое главное не забыл. – Публика с интересом на него глазела. «Ну, быстро, придумывай на ходу». – Тут, кажется, кто-то сказал, что теперь моя очередь всех угощать. Эх, чем бы вас таким угостить…

Намек на знаменитую гномскую скупость вызвал целый взрыв смеха. «Давай, ведь получается, только не молчи!»

Фенамин перешел к сюжету про орков, а потом решил продолжить выступление анекдотом про половые различия. Публика теперь каждой его шутке смеялась.

– Недавно такую новую штуку изобрели. Булимия называется. Сперва ешь клятскую гору всякой всячины, а потом все назад выкладываешь. Мы, гномы, уже много лет такое практикуем. Это у нас называется «пятнадцать кружек выпил, а потом передумал»…

Тут Фенамин стал прикидывать, не выдать ли ему свой лучший анекдот – тот, что про ткани. Штучка была в высшей степени двусмысленная, но он все же ее запустил, и публика взорвалась смехом, особенно женщины. Тогда он довел дело до конца.

– Да вы только на них гляньте, на мужиков на этих. Сидят там и своим подружкам баки вкручивают: «Это он, милая, не про меня. Я вообще не понимаю, о чем тут речь!» Не верьте вы им, не верьте.

Фенамин сделал еще одну паузу и уверенно огляделся. Зал просто глаз от него не отрывал, на всех лицах были ухмылки. Даже персонал бара от своей работы отвлекся. Самое время было заканчивать.

– Ну ладно, ребята, публика вы хоть куда. Меня Фенамин зовут. Доброй ночи!

Он сошел со сцены, и весь клуб взорвался аплодисментами. Пока Фенамин в полном обалдении брел в заднюю часть зала, в ушах у него гремела овация, а чьи-то руки без конца хлопали его по спине. Он ничего вокруг себя не замечал, ибо в тумане слез, вдруг заполнивших его глаза, перед ним плавало доброе лицо Вазелина. Дядюшка улыбался ему и без конца повторял: «Отлично, парень! Ты хоть понимаешь, что ты сделал? Ты молоток!»


Содержание:
 0  Месть Ронана : Джеймс Бибби  1  ГЛАВА 1 : Джеймс Бибби
 2  ГЛАВА 2 : Джеймс Бибби  3  ГЛАВА 3 : Джеймс Бибби
 4  ГЛАВА 4 : Джеймс Бибби  5  ГЛАВА 5 : Джеймс Бибби
 6  ГЛАВА 6 : Джеймс Бибби  7  ГЛАВА 7 : Джеймс Бибби
 8  ГЛАВА 8 : Джеймс Бибби  9  вы читаете: ГЛАВА 9 : Джеймс Бибби
 10  ГЛАВА 10 : Джеймс Бибби  11  ГЛАВА 11 : Джеймс Бибби
 12  ГЛАВА 12 : Джеймс Бибби  13  ЭПИЛОГ : Джеймс Бибби
 14  ПРИЛОЖЕНИЕ 1 : Джеймс Бибби  15  ПРИЛОЖЕНИЕ 2 : Джеймс Бибби
 16  Использовалась литература : Месть Ронана    



 




sitemap