Фантастика : Юмористическая фантастика : Под угрозой : Джеймс Бибби

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Под угрозой

…однако еще очень много силы и средств требуется направить на борьбу с организованной преступностью. Последние подсчеты показывают, что за прошедший год число изнасилований выросло на 19%, грабежей – на 17%, грабежей с насилием – на 23%, а рост наркоторговли составил целых 47%. И это только в рядах полиции.

«Полицейская газета Ай'Эля»

Мартин был не на шутку разъярен. Он просто не мог поверить, что все вышло так скверно – или что Дин мог оказаться настолько туп. Он бы с радостью отделал придурка ремнем, не заломай ему руки здоровенный полицейский, в жилах которого, судя по всему, текло немало крови пещерного тролля.

А поначалу все выглядело так многообещающе. У них ушла пара дней на то, чтобы пробраться вдоль побережья. Они больше ни разу не наткнулись на полуорков, и на второй день после захода солнца, когда они перевалили через очередной холм, перед ними вдруг развернулась фантастическая панорама Ай'Эля. Город напоминал гигантскую горящую тряпку, которую стирают у берега. Оба вагина были совершенно заворожены зрелищем Ночного Огня и, как показалось, целые века простояли там, на него пялясь.

Мартин приметил, что ворота в конце насыпи охраняются, и хотел дождаться дня, чтобы войти в город, но Дин жаждал как можно скорее двигаться дальше и уговорил своего друга. Тогда они подошли прямо к полицейскому посту и заявили о себе. Общение с невероятно подозрительной вооруженной полицией настолько явно требовало такта и дипломатичности, что Мартин даже не позаботился предупредить Дина соблюдать осторожность. Казалось самоочевидным, что они, как члены племени, уже многие годы совершающего грабительские набеги на побережье, должны быть предельно благоразумны.

После того, как начальник караула достал журнал ночного дежурства, его разговор с Дином протекал примерно так:

– Имя?

– Дин, сын Динхельма.

– Занятие?

– Ученик священника.

– Возраст?

– Двадцать один год.

– Племя или родной город?

– Вагины мы.

– ХВАТАЙ УБЛЮДКОВ И МАРОДЕРОВ!

И теперь их по залитым красным свечением городским улицам вели к зданию Главного полицейского управления Ай'Эля. Хотя была ночь, никаких шансов на спасение не оставалось, ибо их эскортировали пятеро дородных полицейских, трое из которых вооружились смертоносными арбалетами, а улицы слишком ярко освещались, чтобы по ним можно было далеко убежать.

Мартин мысленно выругался. Даже если они как-то выкарабкаются, у них не останется ни единого шанса по возвращении в деревню устроить хоть какое-то подобие презентации, и в итоге его, как пить дать, бросят в бухту с привязанным к ногам каменюгой. Единственным светлым моментом здесь будет то, что та же самая участь постигнет и Дина. Или, как Мартин отныне склонен был его именовать, Плюхера.

* * *

Дождь так стремительно хлынул, что возникло впечатление, будто он страдает от головокружения и ждет не дождется того, когда ему наконец можно будет ноги на землю поставить. Ронан склонился к шее Злыдня и, похоже, отключился, а руки Тусоны уже до смерти устали его держать. До этого он слегка дрожал, но теперь перестал. Она прижала пальцы к его шее. Пальцы у Тусоны были довольно холодные, и тем не менее это было все равно что ледяной глыбы коснуться.

Встревоженная, она остановила коня и подождала, пока остальные ее догонят. Гебраль с Тарлом держались друг за друга и уже вымокли до нитки. Тьма была хоть глаз выколи, но Тусона все равно разглядела, в каком они состоянии. У них на двоих не было ни капли жира, и внезапно разгулявшийся ветер продувал их до костей. Состояние Котика также заслуживало внимания. Низкорослый осел оставался почти сухим, семеня под громадным конем как под зонтиком, пока Злыдень без всякого объявления войны вдруг не вздумал обильно помочиться. Теперь Котик, предельно липкий и вонючий, изрыгал монотонные ругательства.

– Так мы далеко не уйдем, – крикнула Тусона. Ей пришлось орать во всю глотку, чтобы ветер ее не заглушал. – Ронан не выдержит. Надо укрытие найти.

– Верно! – отозвался Тарл. Подпирающая его Гебраль зажмурилась, и ее лицо несколько секунд оставалось пустым, прежде чем она снова открыла глаза.

– Метрах в четырехстах отсюда есть что-то вроде коттеджа, – крикнула она, указывая на север. – Похоже, он заброшенный.

– Годится. Сможешь показать?

Гебраль кивнула и пустилась вверх по склону холма бок о бок с Тарлом. Конь машинально за ними последовал, и Тусона сосредоточилась на том, чтобы Ронан не выпал из седла. Ветер жестоко их терзал, пытаясь сорвать всю одежду, а ливень колотил по бокам, будто град камней из пращи. Их ноги скользили и спотыкались на неровной и мокрой земле, но затем они внезапно стали спускаться в лощину, и ветер заметно стих.

Вскоре впереди замаячили темные очертания коттеджа. Он оказался каменным и имел единственную дверь по центру фасада и деревянный навес с подветренной стороны. Пока Гебраль боролась со щеколдой, Тарл помог Тусоне спустить Ронана с широкой спины Злыдня. Наполовину ведя его, наполовину таща, они все же сумели вписаться в дверной проход, а Гебраль тем временем отвела изнуренное животное под навес. Он явно использовался как конюшня – внутри было сухо и если не тепло, то по крайней мере, безветренно. Там имелся водяной желоб и даже немного сена в стенных яслях. Хотя громадному коню едва хватило места, Гебраль все же вполне комфортно его устроила, а затем прикрыла плетеную дверцу и последовала за остальными в коттедж.

Внутри Тарл с Тусоной все еще ежились и дрожали в темноте. Тусона пыталась открыть свой рюкзак и добраться до трутницы, но ее холодные пальцы наотрез отказывались работать, а Тарл так устал и растерялся, что даже не подумал воспользоваться своей Силой. Тогда Гебраль быстро произнесла заклинание Света, и в получившемся лучезарном сиянии они осмотрели свое убежище.

В коттедже оказалось две комнаты. Главная имела каменный очаг, перед которым стояла деревянная скамья. Еще две скамьи тянулись по обоих бокам стола. Никакой другой мебели в комнате не оказалось. В очаге стоял древний, почерневший котелок, в котором лежали щипцы, ложки и пара длинных вертелов. Вторая комната была намного меньше. Там поместился лишь крошечный очаг и грубо сколоченная койка.

Судя по запаху и калу, коттедж использовался кочующими козопасами, чьи стада бродили по склонам окрестных гор. Его явно приготовили для очередного жильца, поскольку у обоих очагов лежали охапки дров, и для Гебрали делом считанных секунд было соорудить два пылающих костра. Если она в чем-то была по-настоящему хороша, так это в том, чтобы извлекать огонь из ниоткуда.

Затем они стащили с Ронана мокрую одежду и закутали его во все то сухое, что только смогли найти у себя в рюкзаках. Он по-прежнему спал, холодный как лед, но дыхание его стало ровным. Общими усилиями они сумели перетащить его на койку, и Тусона накрыла его единственным сухим одеялом, а затем села рядом.

Видя ее озабоченное лицо, Гебраль положила ей руку на плечо.

– Не тревожься. Это всего лишь последствия трансформации. Он потерял форму, пока был таким старым. День-другой отдыха его излечат. Послезавтра он снова будет в порядке.

Тусона с улыбкой кивнула, но веки ее неудержимо слипались. Прошло уже много дней с тех пор, как она нормально спала. Гебраль с Тарлом понаблюдали, как она стремительно засыпает, а затем устало перебрались в большую комнату, Котик растянулся перед очагом. Пар клубами валил от низкорослого осла, и в комнате пахло горящим сортиром.

Остатки своей энергии Гебраль израсходовала на заклинание Розового Аромата, а затем тяжело опустилась на скамью, и Тарл сел рядом. Она собиралась сделать кое-что еще, использовать Силу для сушки одежды и приготовления пищи, но слишком вымоталась. На Розовый Аромат ушли последние резервы. Гебраль закрыла глаза, и последнее, что она почувствовала, прежде чем уснуть, это как руки Тарла обнимают ее, прижимая к себе.

Затем Тарл нежно улыбнулся, поудобней устроил хрупкую фигурку своей подруги на скамье, а сам сел на пол между Гебралью и Котиком. Ему хотелось задать ей массу вопросов. Она обладала поразительными способностями, но, похоже, едва о них сознавала. «А, ладно, – подумал он. – Завтра времени хватит. Мы спасли Ронана и смылись оттуда. Наконец-то мы в безопасности».

Тарл еще ничего не знал про зомби.

* * *

Двое гномов вполне могли представляться людям как Чип и Дейл, но лишь из старого гномского недоверия к чужакам. Не то чтобы они не доверяли Ронану, просто гномы не любят передавать слишком много информации о себе новым знакомым. Могло сложиться впечатление, будто они всего лишь пара обычных гномов, выбранных эмиссарами к Шикаре по причине своей осведомленности в сфере гоэтетики, однако в действительности все обстояло не совсем так.

Их выбрали, потому что Шикара считалась добрым и уважаемым другом гномов, если вообще не достойным полного доверия, а стало быть, заслуживала послов определенного ранга. Чип и Дейл, согласно их «внешним» именам, были по сути племянниками удака или короля Фигозидана, гномского города под Хромовыми горами. А Вискас был одним из его сыновей.

Когда они вернулись к воротам громадного подземного города, новости распространились как лесной пожар. Поначалу было великое торжество, но когда все узнали о гибели Вискаса, настроение изменилось. Зазвучали боевые барабаны, гномы принялись острить топоры и чистить кольчуги. Считанные часы спустя пара сотен тяжеловооруженных гномов с мрачными физиономиями высыпала из городских ворот и направилась вниз по холму через лес. Очень мало есть на свете вещей, более смертоносных и неумолимых, чем обиженный гном. Одна из них, впрочем, – это две сотни обиженных гномов.

Шикаре совсем скоро предстояло открыть для себя вековечную истину. Как уже не раз говорилось, «с гномами не клятуй».

* * *

В мире существовало очень немного людей, которые пролили бы хоть слезинку, упади вдруг Шикара с высокого утеса. Но одним из тех, кто меньше всего от этого бы расстроился, был орк по имени Чирик. В то время как большинство его друзей веселилось как никогда в своей жизни, он уже привык смотреть на колоссальную военную пирушку как на один длинный кошмарный сон, от которого он уже, похоже, никогда не пробудится. Чирика, хотя он ни за что не посмел бы в этом признаться, тошнило от одного вида пива, ноги его постоянно подгибались от всей этой беготни, его друзья продолжали пытаться запихивать в него куски жареной человечины, и это при том, что дома он был тайным членом ОРГАЗМа – Оркской революционной группы Антипожирателей запретного мяса, а самое скверное, что ему еще предстояло объяснить недоверчивой Пеллагре, какого такого клята он ушел на пару дней и оказался на попойке, которая тянулась уже четыре месяца. Его жена всегда говорила, что в нем ей больше всего нравится его несхожесть с другими оркскими мужчинами. Чирик не пьянствовал многие годы подряд, не срал на мебель, не ел детей, если к его приходу обед еще не был готов. Клят! Сердце Пеллагры будет разбито. Или она придет в ярость. Или и то, и другое. Она уже сейчас, скорее всего, от него ушла.

Впрочем, в конечном итоге это уже наверняка не имело никакого значения. У Чирика было такое чувство, что он, как и великое множество его сотоварищей, не вернется домой. Орки приступили к осаде еще одного города… Как же он назывался? Дальний Абассал?… И хотя на первых два города они элементарно помочились, здесь перспективы казались совсем иными. Бесшовные каменные стены выглядели весьма впечатляюще, через равные промежутки увенчиваясь массивными башнями, и на них в пять рядов стояли защитники, которые буквально топорщились оружием. Ворота из прочного металла защищал ров и подъемный мост. Тогда как в Бренде над воротами стояла лишь небольшая группка колдунов, здесь их было гораздо больше, и ходили слухи о том, что в их число входит старый Краснобрюх Сморщенный – самый авторитетный маг к югу от Великой реки Лено. Так, словно этого было недостаточно, несколько минут тому назад с разведки прискакал отряд южан, и пошел слух о том, что корпус из тысячи беханских кавалеристов скачет к городу на подмогу, и что они уже всего в нескольких милях от оркской армии.

Нет, Чирика и близко не было среди преданных поклонников Шикары. Что, впрочем, не имело особого значения, ибо каждый из многих тысяч орущих и распевающих орков считал ее самой классной вещью на свете после солодового виски. Орки готовы были делать все, что она попросит – даже если бы речь зашла о приказе маршировать к вратам самой Преисподней.

* * *

Мартин сидел на полу камеры, тупо глядя в пустоту. Разум его по-прежнему отказывался принимать случившееся. Через восемь дней, сказал им дежурный офицер, они предстанут перед магистратом. Восемь дней! О боги, боги! Вот тебе и на! Путешествие закончилось!

Дин сидел на скамье под зарешеченным окном и покачивался взад-вперед, что-то бормоча себе под нос. Затем он встал и присел на корточки рядом с Мартином.

– Послушай! – прошипел он. – Мы должны отсюда сбежать!

– Блестяще! Почему я об этом не подумал?

Сильную ноту сарказма Дин либо проигнорировал, либо не заметил.

– Мы могли бы управиться со стражей…

– Чем? Твоими вонючими носками?

– Ну, я подумал…

– Нет, – перебил Мартин. – Ты как раз не подумал! Ты, клят, никогда ни клята не думаешь! Ты просто идешь по жизни как какой-то разносчик навоза в человеческом облике, и каждый, кому выпадает счастье оказаться с тобой рядом, в конце концов купается в дерьме! Даже полудохлые крабы лучшими вожаками, чем ты, бывают! И знавал я геморроидальные шишки, с которыми было куда веселей! Клят тебе в нос, оставь меня, наконец, в покое!

И с этими словами Мартин намеренно повернулся спиной к другу, а Дин, пепельно-серый, на ватных ногах проковылял обратно к скамье и осел там жалкой, униженной грудой.

* * *

Тарла назначили ответственным за приготовление пищи, что приблизительно соответствовало назначению пещерного тролля прима-балериной. Впрочем, особого выбора не было. Котик, который обеспечил их тремя дикими курами при помощи своего обычного метода, заключавшегося в том, чтобы подвалить к ничего не подозревающим птицам под личиной обычного осла, а потом взять и поотхватывать им головы, ушел в поисках самой большой лужи в округе, ибо он по-прежнему пах как небольшой бурый сортир. Ронан наконец-то очнулся, но был все еще очень слаб, так что Гебрали с Тусоной приходилось ухаживать за ним. Таким образом, оставался только Тарл, который тут же взялся за работу с большим рвением, но с весьма скудными способностями.

Ветер снаружи стих, а дождь прекратился, однако небо по-прежнему заволакивали зловещие черные тучи, и хотя до вечера еще было далеко, уже почти стемнело. Гудя себе под нос, Тарл сидел в большой комнате перед очагом и наблюдал, как куры шипят на вертелах. Тут раздался глухой стук в дверь. Вздохнув, Тарл встал и с некоторой опаской ее открыл. Там оказался всего лишь Котик. Снова закрывая дверь, Тарл деликатно понюхал воздух и улыбнулся.

– Ну, теперь другое дело. Какое облегчение! А то знаешь, ты просто роскошно вонял.

– Рад слышать. Особенно от тебя.

– Хочешь чего-нибудь поесть?

– Нет, спасибо, я уже.

– Ты уверен?

– Да. Отчетливо припоминаю, как я ел.

Осел притащился к очагу и встал там, наблюдая за курами на вертелах.

– А знаешь, – заметил Тарл, – в приготовлении кур есть какой-то секрет.

– Да? И какой?

Тарл с грустью взглянул на птиц, которые все еще были сырыми и холодными с одной стороны, зато с другой уже начинали чернеть.

– Будь я проклят, если знаю, – ответил он.

– А что, если тебе иногда вертела поворачивать?

– Это мысль.

Осел покачал головой.

– Слыхал я про дерьмовых поваров, но ты всех за пояс заткнешь, – пробормотал он.

– Ах, как смешно, – Тарл взял большую деревянную ложку, зачерпнул немного растаявшего жира, который собрался на поддоне, и полил им птиц. Про эту тактику ему тоже совсем недавно рассказали.

– Пивка бы не помешало, – добавил он.

– Ты слишком много пьешь.

– Это меня расслабляет.

– Да ты и так все время расслабленный как тритон.

Тарл ухмыльнулся и протянул руку, чтобы почесать осла за ушами.

– Что, последнее слово всегда за тобой должно остаться? – спросил он.

– А ты как думал? – отозвался Котик.

Тем временем в другой комнате две женщины слушали, как Ронан медленно припоминает все то время, что он находился под нежной опекой Шикары.

– …а потом она вышла из себя, – закончил он, – и после этого я уже ничего не помню. Наверное, как раз тогда она меня и прокляла.

– Проклятие я убрала, – объяснила Гебраль. – Однако частичная потеря памяти осталось. Если хочешь, я и его удалю.

Ронан неуверенно взглянул на Тусону, а затем кивнул, и Гебраль закрыла глаза. Несколько секунд ее лицо оставалось напряженной маской. Наконец Ронан громко воскликнул:

– Клят! Все возвращается! Она начала хвастать мне про то, какой она будет могущественной. Она хотела, чтобы я ее наложником стал. – Тут Ронан смущенно замялся. Вообще-то раньше он думал, что наложник – это такой маленький вонючий зверек, который всюду кучи кладет. – За ней стоят покровители. Шестеро очень могущественных мужчин – те же самые, что Некроса поддерживали! Боги мои! У них громадная армия! Тысячи орков за последнее время под Ередическими горами собрались! Теперь Мендация наверняка уже пала! Большая часть Бехана и Сидора в огне!

– Кто эти люди? – поинтересовалась Тусона. – Что им нужно? Власть?

– Нет, не власть. Не просто власть. Прибыль. Они члены совета директоров корпорации «Оркоубойные мечи».

– Выходит, чтобы продать немного мечей, они целую войну затевают? – с сомнением спросила Гебраль.

– Да не так уж немного, – размышляла Тусона. – Их торговцы были в Вельбуге, когда каша только заваривалась. И почти все горожане себе новое оружие купили. Но мне кажется, что с оркской армией они малость промахнулись. Орков можно только мертвыми с оркоубойным мечом увидеть.

Ронан устало покачал головой.

– Все было продумано, – продолжил он. – Шикара сказала, что «Оркоубойная» владеет компанией «Клинки Вельдиса». Они этот факт не оглашают, но каждый клинок, проданный «Вельдисом», это деньги для «Оркоубойной».

– Тогда сейчас в мире есть, по крайней мере, шесть страшно довольных мерзавцев, – пробормотала Тусона, однако Ронан опять покачал головой.

– Сомневаюсь, – покачал головой он. – Шикара взяла их план и приспособила его к своим целям. Они хотели создать спрос. А Шикара просто хочет уничтожать.

Тут из другой комнаты донесся жуткий грохот, а затем испуганный вопль Тарла.

– Кстати, об уничтожении, – перебила Ронана Тусона. – Похоже на то, что у Тарла проблемы с обедом.

У Тарла в большой комнате действительно возникли проблемы, но отнюдь не связанные с едой. Куры к этому времени уже чудесно подоспели, поджариваясь как следует после того, как он взялся за вертел, и Тарл собрался было снять их с жаровни, но тут опять раздался стук в дверь. Отложив ложку, он пошел открыть, ожидая, что придется успокаивать какого-нибудь возмущенного козопаса, но едва он отодвинул щеколду, как дверь так бешено толкнули, что она с грохотом врезалась в стену, и как раз тогда Тарл испустил испуганный вопль.

Ибо в дверном проходе стояли жуткие останки того, что прежде было человеческим существом. Гниющая плоть лица была сплошь в рытвинах, а через одну щеку прокапывался червь. Замаранные землей лохмотья висели как попало, и тошнотворный смрад разложения ударил Тарлу в физиономию с силой хорошего булыжника. Один глаз трупа провалился внутрь, и Тарл видел, что он покоится меж двух гниющих дыр, которые прежде были ноздрями. В другом глазу сверкала злобная насмешка.

– Приятный сюрприз! – произнес зомби, а затем, шаркая, зашел в комнату, и еще три таких же чудища последовали за ним.

* * *

Гномы из Фигозидана вполне могли быть разогреты и взбешены жаждой мести, однако они не позволили ей ослепить себя и с уважением относились к реальной действительности. Они прекрасно знали, что, пусть даже их две сотни, такая могущественная колдунья, как Шикара, наверняка оставила за собой достаточно магических средств защиты, чтобы сделать вторжение в замок в ее отсутствие делом крайне рискованным. Так что они попросту намеревались сжечь это место дотла. Некоторые из Шикариных стражников попытались пробиться наружу, но крутящиеся боевые топоры гномов быстро сделали из них гуляш. После этого гномы неподвижно стояли на отдалении, пока ревущее пламя рвалось из окон в небо, а вопли запертых внутри стражников постепенно затихали. И только когда от замка остался лишь дымящийся каменный остов, гномы закинули топоры за плечи и размеренным шагом направились обратно в свой город под Хромовыми горами.

* * *

Слухи о том, что тысяча беханских кавалеристов скачет на подмогу Дальнему Абассалу, оказались верны лишь отчасти. Во-первых, их насчитывалось всего шестьсот, пусть даже это и были самые умелые воины во всем Бехане. А во-вторых, они действительно скакали к Дальнему Абассалу, но вовсе не на подмогу. Они скакали, чтобы присоединиться к воинству Шикары, составляя часть обширного плана, разработанного шестью членами совета директоров корпорации «Оркоубойные мечи».

Шпионы и агенты этого совета славно поработали в Бехане. Там и так были нешуточные брожения на почве недовольства правительством, особенно среди воинского класса, и агенты еще больше бередили эти брожения, пока у них в распоряжении не оказались кадры, которые только и ждали переворота. Этим воинам рассказали про оркскую армию, которая пойдет маршем через Северный Бехан в Сидор, и намекнули, что если они останутся у руля в Бренде и Дальнем Абассале, когда орки двинутся дальше, многие другие слетятся к ним примкнуть, а централизованное управление в Абалдуе окажется связано бюрократической волокитой, чтобы им помешать.

Так что, как было условлено, всадники шли на соединение с армией Шикары. Когда они приблизились, небольшой отряд кавалерии южан выехал оказать им радушный прием. Вожак этого отряда, южный капитан по имени Кабила, привстал в стременах своего уродища и обратился к беханским всадникам.

– Привет вам, братья воины! Наш вождь, колдунья Шикара, тоже вас приветствует! Она хочет обратиться к вам сама и просит, чтобы вы оставили своих коней на попечение тех, кто славно о них позаботится! Для вас оставлено почетное место, и Шикара сочтет за честь поведать вам о своей стратегии по завоеванию Дальнего Абассала! Если вас это устраивает, следуйте за мной!

С этими словами Кабила развернул свое уродище и легким галопом поскакал на восток вокруг армии орков, которая выстроилась к югу от городских ворот. Вожак беханцев, приземистый, но чрезвычайно агрессивный воин по имени Юлиан, дал команду двигаться следом, так что беханцы дружно развернули коней вправо и поскакали за Кабилой.

Расположенная в самом тылу огромный армии тысяча орков была детально проинструктирована на предмет ухода за конями и поджидала их с бурдюками воды и тюками сена. В центре орды расчистили большую площадку, а чуть поодаль Шикара стояла на одном из фургонов, собираясь обратиться с речью к новому подкреплению. Беханцы спешились, передавая поводья оркским прислужникам, а затем с вальяжной надменностью прошли вперед меж двух стен настороженных орков. Подняв взгляд на Шикару, Юлиан позволил своим глазам погулять по ее телу. Вождь беханцев не намеревался принимать приказы от какой-то женщины, однако ему было любопытно послушать, что она скажет. Может, они и поладят. Причем не только на поле боя.

Шикара с жадным предвкушением глядела на Юлиана и его войско. Итак, они объединились! Эти жалкие старики славно спланировали кампанию! Беханцам действительно предстояло сыграть важную роль во взятии города. Тут Шикара улыбнулась себе под нос. Это была совсем не та роль, какую планировали сами беханцы или шестерка скучных стариканов. Только и всего.

* * *

Чирик стоял в рядах орков, сжимая лук, уворованный им со склада в Бренде, и ждал команды. Все до единого орки точно знали, что именно им нужно будет сделать при слове «атака». Очевидно, очень важна была неожиданность.

– Приветствую наших благородных союзников, – начала Шикара.

Она чувствовала, как глаза беханцев блуждают по ее телу, и читала их надменное презрение так же ясно, как если бы они вслух его оглашали. Что ж, так все становилось еще забавнее.

– Мне нет нужды тратить время. Я только хотела заверить вас, что вы являетесь жизненно важной частью нашего плана, а также что нам очень потребуются ваши головы, когда начнется атака…

При этом последнем слове беханские воины ошалело сообразили, что луки, которые держали в руках оркские войска по обе стороны от них, внезапно оказались на них нацелены. На краткое мгновение они словно бы очутились меж двух гигантских дикобразов, а затем раздался оглушительный звон, и тысячи стрел были выпущены одновременно.

Многих беханских повстанцев убило первым же залпом, большинство – вторым или третьим. Немногие выхватили мечи и бросились в бой, но лучшие оркские меченосцы были проинструктированы на предмет подобной атаки, и ни одному беханцу не удалось пролить чью-то кровь.

Со своего наблюдательного поста на фургоне Шикара с нескрываемым удовольствием наблюдала за бойней. Рот ее приоткрылся, а дыхание участилось. Наконец, когда единственным движением среди павших воинов осталось судорожное подергивание конечностей, колдунья дала ожидаемый сигнал. Немедленно несколько сотен орков с мешками в руках достали длинные зазубренные ножи и деловито задвигались среди трупов, выполняя свою страшную работу. Когда они ее закончили, Шикара рявкнула, и другие орки побежали снимать брезентовые чехлы, прикрывавшие осадные машины, над сборкой которых они всю ночь неустанно трудились.

Один из самых верных командиров Шикары подбежал к отдельно стоящему фургону и забрался на сидение кучера, затем, схватив поводья и отчаянно стараясь не стошнить, погнал волов вперед, и бурлящая масса мух, что кишела на содержимом фургона, разом оттуда снялась. Пока фургон тащился к осадным орудиям, мухи следовали по ним подобно какому-то нечистому облаку гудящего заразного дыма, являя собой подобающую прелюдию к тому кошмарному ужасу, который должен был последовать вслед за этим.

* * *

Мартин по-прежнему сидел, тупо глазея на пол камеры и чувствуя себя совсем несчастным, когда вдруг понял, что вокруг стало непривычно тихо. Подняв взгляд, он увидел, что Дин сидит на скамье с закрытыми глазами, губы его беззвучно двигались, а лицо скривилось от сосредоточения. Что было еще любопытнее, два полицейских охранника, которые перед этим играли в кости в дальнем конце помещения, сползли на пол и лежали там без движения.

Поднявшись на ноги, он схватил Дина за плечо и потряс. Глаза Дина резко распахнулись, и он какое-то время тупо смотрел на Мартина, а потом заметил двух полицейских и тут же завел возбужденную болтовню.

– Сработало, клят, сработало! Посмотри на них, Мартин, они без сознания, я правда это сделал, я знал, что смогу! Я понял, что мы должны сбежать, и попробовал помолиться за охранников, как тогда за полуорков, только теперь я просто помолился за их здоровье, и опять вышло наоборот – они заболели…

– Они умерли, Дин, – перебил Мартин, глядя на своего друга с чем-то сродни благоговейному страху. Ничего себе талант он в себе развил! Убийство посредством молитвы!

Не на шутку озадаченный, Дин неуверенно взглянул на тела.

– Но я… я никогда… клят! С другой стороны, теперь мы, по крайней мере, сбежать можем.

– Как? – поинтересовался Мартин. – Ключи от камеры у охранников, а они в шести метрах от нас. – Тут он умолк, осененный внезапной идеей.

Пройдя к скамье, Мартин встал на нее и выглянул в зарешеченное окно. Отлично! Они всего лишь на первом этаже!

– Послушай, Дин, – вновь заговорил он, – я хочу, чтобы ты помолился за это окно. Помолись за всю его структуру и ее крепость. Помолись за его процветание и долгую жизнь. Хорошенько помолись!

Дин недоуменно на него взглянул, однако затем все же закрыл глаза и послал страстную, напряженную мольбу в адрес Фенестера, Бога Окон. Но, как обычно, он перепутал слова, и молитва пошла не туда.

Где-то в одном из самых запущенных закутков Валгаллы Станнемалус, Бог Ржавчины и Коррозии Металла, как раз подстригал себе ногти, когда вдруг понял, что кому-то не на шутку требуется его помощь. Тронутый страстной искренностью воззвания, он выдал немедленный ответ.

И Мартин в полном изумлении стал смотреть, как оконная решетка ржавеет прямо у него на глазах. За каких-то десять секунд прочные металлические прутья превратились в хрупкие бурые палки, с которых тут же начала обильно сыпаться пыль.

Мартин втянул в себя побольше воздуха и сдул прочь остатки прутьев, а затем, радостно ухмыляясь, подтянул Дина к открытому окну.

Тридцать секунд спустя они уже прокладывали себе дорогу по людной улице. Точнее, Мартин прокладывал, ибо Дин мешком тащился за ним. Понятное дело, он умудрился так неловко упасть, что сломал ногу и несколько ребер. Но удача раз в жизни оказалась на его стороне. Нога и ребра принадлежали хрупкой старушке, на которую он налетел, а сам Дин всего лишь подвернул лодыжку.

* * *

Тарл медленно пятился от зомби, а Котик торчал у него под боком. Смрад смерти и разложения был невыносим, и Тарла чуть не стошнило. Он не мог отвести взгляда от червя в щеке первого зомби, который прямо у него на глазах кормился разлагающейся плотью.

Осел зарычал, оскаливая бритвенно-острые зубы. А затем он внезапно бросился на ближайшую из гнусных тварей. В ужасе вскрикнув, Тарл успел ухватить Котика за хвост, обрушивая его на пол за миг до того, как зомби успел его лягнуть. Затем он подтянул осла к себе, после чего тот поднялся на ноги и обратил на него взбешенный взгляд.

– Ты что, совсем клятанутый? Людям за меньшее клятство носы откусывали!

– Не приближайся к ним! Даже не позволяй им тебя касаться!

– Клят, да это же просто зомби! Дохлятина. Каша вместо мозгов. Пердуны животами. Помнишь, как Тусона одного такого в Вельбуге прикончила? Да на них дыхнуть хорошенько, и они на куски распадаются. Вон, смотри, у одного рука отвалилась!

Тарл ухватил Котика за спутанную гриву и потянул к себе, уберегая от переднего зомби.

– Слушай, морковная отрыжка, – прорычал он, – эти четверо смертоносны! Поверь мне, я чую Силу магического заклинания, которая ими движет. Они тебе запросто хребет сломают – а их малейшее прикосновение просто сгноит твое тело.

– Тогда как мы их убьем?

– Не знаю!

Тарл попятился еще на пару шагов и обнаружил, что стена предотвращает его дальнейшее отступление. Дивясь идиотизму строителей коттеджа, не удосужившихся прорубить хотя бы одно окно и тем самым дать людям в случае чего спастись от бесчинствующих зомби, он заскользил вдоль стены, не сводя глаз с ходячих трупов, которые на него наступали, и вскоре оказался зажат в угол.

Зомби наступали плотной шеренгой, и между ними было не прорваться. Трясущейся рукой Тарл выхватил меч, а осел оскалил зубы и приготовился к броску. Однако во взглядах зомби было что-то такое, что их удерживало, не давало двинуться с места. Первый труп ухмыльнулся в радостном предвкушении, отчего его нижняя челюсть беззвучно выскочила из сустава и заскользила вниз по шее твари, оставляя широкий след, точно улитка. Зомби протянул руку, намереваясь схватить Тарла за горло, а тот закрыл глаза, окутанный гнусным смрадом гниющей плоти. Но тут дверь в маленькую комнату распахнулась.

Там стояла Тусона. На мгновение она застыла как столб, а затем исчезла за косяком, когда Гебраль оттолкнула ее с дороги, поднимая указующий перст.

– Ложись! – заорала Гебраль, и огненный шар вырвался из ее руки. Тарл бросился на пол, увлекая за собой Котика, и огненный шар вонзился в зомби. Раздалось какое-то влажное хлюпанье, после чего все четверо вспыхнули, как пропитанные керосином факелы. Пока они с глухими воплями шатались, почти целиком окутанные ревущим пламенем, Тарл метнулся между ними, отчаянно стараясь не задеть ни одну из омерзительных ног. Тусона уже выводила Ронана из маленькой комнаты, а Гебраль быстро подняла Тарла на ноги. Прихватив свои рюкзаки, они все выскочили наружу. Самым последним семенил Котик. Тарл закрыл входную дверь и надежно ее припер. Какое-то время они просто стояли, дрожа от пережитого шока и прислушиваясь к треску огня и страдальческим воплям зомби.

Внезапно вопли сделались еще громче, сливаясь в высокий пронзительный вой, от которого у них мурашки по коже побежали. А затем что-то вылетело из черепичной крыши коттеджа и метнулось в небо подобно незримой ракете, чтобы с шумом пропасть на востоке.

– Ты в порядке? – спросила Гебраль. – Они тебя не тронули?

– Нет, все хорошо, – ответил Тарл, а затем понюхал воздух и нервно огляделся.

– Эй, откуда этот запах? Тут что, еще зомби есть?

– Нет, – отозвался Котик от края лощины, – это вон от тех несчастных тварей.

Все подошли к нему и посмотрели вниз. На земле среди скал лежали четыре уродища, каких обычно использовали южане. Выглядели они так, словно уже много недель были мертвы. Плоть на их боках и шеях совсем сгнила и была так скверно разъедена, что ребра торчали наружу. И тем не менее, хотя эти кони казались форменной падалью, они все еще были живы. Их стеклянные глаза по-прежнему смотрели, а легкие с хрипом втягивали воздух.

Тарл отвернулся, и его тут же стошнило.

– Должно быть, это скакуны зомби, – пробормотал Ронан, и Гебраль кивнула.

– Это из-за прикосновения мертвецов, – объяснила она и повернулась к Тарлу, который уже выпрямился и тыльной стороной ладони вытирал рот. – То же самое было бы и с тобой, если б ты их коснулся, – добавила она, и Тарла опять затошнило.

– Клят, Шикарина работа! – выругалась Тусона. – Я непременно эту суку найду. И когда я до нее доберусь, то обязательно отрежу ее клятскую голову и в жирную задницу засуну!

– Тебе не понадобится ее искать, – отозвалась Гебраль. – Она уже сама нас ищет. Нам нужно вернуться обратно в Ай'Эль. Именно там все это и закончится.

Тусона раскрыла было рот для очередного вопроса, но Тарл ее опередил.

– Доверься ей, – прошептал он. – Она знает, что делает.

Тусона задумчиво на него посмотрела, а затем кивнула и вернулась к дому, чтобы вывести Злыдня из-под навеса. Тарл окинул умирающих уродищ последним взглядом и отвернулся.

– Клят, – пробормотал он. – Всего несколько месяцев назад я думал, что самое страшное на свете – это кинуть орка в орквильском клубе «Голубой Бальрог». Теперь выходит, что я тогда еще ничего о страхе не знал!

«Ты и сейчас еще ничего о страхе не знаешь», – подумал осел, но ничего не сказал, а лишь терпеливо последовал за остальными, пока они выбирались из лощины и направлялись в относительно безопасное убежище Ай'Эля.

* * *

Шикара немедленно узнала, что ее зомби спалили. Их вела небольшая частичка ее Силы, и она сразу почувствовала резкий обрыв связи. Примерно то же самое чувствует рыболов, когда леска рвется и рыба ускользает. А затем, считанные секунды спустя, последние жалкие останки измученных душ зомби с воем промчались с запада, проносясь высоко в темнеющем небе и направляясь на восток, чтобы вонзиться в их могилы на кладбище возле Бренда.

Впрочем, это было несущественное поражение, и Шикара выбросила его из головы. Позднее у нее будет масса времени, чтобы рассчитаться с Ронаном и его жалкой компашкой, а в данный момент ее занимали дела куда поважнее. К удовлетворению Шикары город Дальний Абассал только что согласился с ее требованиями, и громадные ворота уже открывались.

Правящий Совет не слишком встревожился, когда несколькими часами раньше брезентовые чехлы были сняты с осадных орудий, которые оказались большими катапультами. Городские стены и башни казались необычайно крепки, и потребовались бы месяцы непрерывной бомбардировки, чтобы снаряды возымели какое-то действие. Совет прекрасно знал, что у осаждающей армии нет в распоряжении месяцев. Орки так долго на одном месте не топчутся. Либо кончается выпивка, либо их одолевает скука, и они направляются куда-нибудь, где повеселее.

Однако в течение первых же минут обстрела воля горожан подверглась серьезному испытанию. Ибо когда первые снаряды перелетели через стены, чтобы приземлиться на улицах города, люди к ужасу своему обнаружили, что вместо камней орки используют отрубленные головы беханских повстанцев. Всего прилетело шестьсот голов – они отскакивали от крыш и катались по булыжным мостовым, а горожане в страхе прятали глаза.

А затем Шикара послала парламентера и объявила свои условия снятия осады. Она не намерена здесь долго мешкать, сообщила она Правящему Совету, ибо у нее есть другие мишени на западе. Если же ей все-таки придется здесь задержаться и силой взять необходимые ее армии ресурсы, то все жители города лишатся своих голов. Однако если они выдадут ей эти ресурсы, она сразу же уведет свое воинство.

Список ресурсов оказался длинным, но не таким уж чрезмерным. Если вкратце, Шикаре требовался фургон, груженный золотом и серебром для остеров и южан, а также пятнадцать фургонов, груженных всеми бочками и бутылками алкогольных напитков, какие только имелись в городе. В плане еды Шикара запросила совсем немного, ибо у ее армии по-прежнему имелись солидные припасы, а теперь у них было еще и шестьсот живых лошадей, всегда готовых к забою. В жизни орков мало что превосходит славный кусман сырой конины.

Правящий Совет раскололся. Кто-то хотел вложить веру в ряды защитников города, а кто-то уже слышал о событиях в Бренде и хотел как угодно откупиться от Шикары. Тогда они решили проконсультироваться со старым магом Краснобрюхом и его коллегами.

Едва заслышав о возможной капитуляции, Краснобрюх бурно возмутился и, отвергая все предложения помощи от своих менее одаренных коллег, решил незамедлительно показать этой так называемой колдунье, где раки зимуют. Небрежно опираясь о зубчатые стены над воротами, он выстрелил в ее сторону мыслескоп столь мощный, что любому адресату его эффект показался бы умственным изнасилованием. То есть любому адресату, кроме Шикары. Ее ответный контрудар был так силен, что Краснобрюха отбросило на три метра назад. Старому магу показалось, будто кто-то вогнал ему в лоб целый ряд здоровенных гвоздей, так что они вышли у него из затылка. Мучительно и нетвердо вставая на ноги, он проинформировал пришедших в ужас советников о том, что им противостоит враг, Силы у которого куда больше, чем у любого, с кем ему приходилось сталкиваться, а также что этот враг, надо полагать, способен просто войти со своей армией в город, когда он того пожелает.

Совет спешно послал к Шикаре парламентера. Ему велено было передать, что как только она даст слово о ненападении, она сразу же получит свои шестнадцать фургонов и пожелание удачи в дальнейших начинаниях. Шикара немедленно пообещала, что ноги ее воинов не будет в Дальнем Абассале, а также что катапульты больше не выпустят ни одного снаряда. И теперь, двумя часами позже, ворота раскрылись, и оттуда выехали шестнадцать фургонов.

Сознавая, что скоро прибудет свежая выпивка и что тогда военная пирушка изрядно оживится, оркская армия устроила жуткий гам. Шикара улыбнулась. Скоро они снова смогут двинуться в поход. Первоначальным планом было направиться на запад в Сидор и осадить Илекс, но теперь у Шикары возникла тайная прихоть пойти на юго-запад Бехана и разрушить Ближний Абассал. Там, кстати говоря, будет не так далеко от дома. Пожалуй, она смогла бы вызвать туда парочку своих излюбленных стражников. А то прошло уже несколько дней с тех пор, как она в последний раз любовью занималась. Да, это было бы очень неплохо…

Шикара сунула руку в седельную сумку и вытащила оттуда розовый хрустальный шар, но когда он ожил и заискрился, на лице у нее застыли гнев и неверие. В хрустале ей явились вовсе не роскошные комнаты замка, как она того ожидала, а выжженные и почерневшие коридоры, дотла сгоревшие помещения, открытые небу, а тут и там валялись скрюченные трупы ее бывших стражников. Ее дом был уничтожен!

В холодной ярости Шикара процедила слова команды, и хрусталь немного пошипел, прежде чем выдать ей картинку того, как Ронан и его друзья направляются через горы на запад. Все они явно пребывали в отличном настроении. Клят! Зомби так ни одного из них и не отоварили! Что ж, тогда ей самой придется разбираться с каждым по отдельности. Она покажет им, как чужие дома разрушать. Кретины клятовы!!! Они еще будут ее о смерти молить! Значит, они в Ай'Эль направляются? Стало быть, и она туда же, но только с целой армией за плечами. Чтобы осуществить свою месть, она за Ронаном и его друзьями хоть на край света пойдет.

Неистово пришпорив коня, Шикара примчалась к своим подручным и быстро отдала приказы. Когда последний фургон одолел подъемный мост, и громадные ворота захлопнулись, ее армия начала строиться для длинного марш-броска к морю. Оглянувшись на ряды защитников на городских стенах, Шикара почувствовала, как ее одолевает гнев. Вот идиоты безмозглые! Они решили, что смогли от нее откупиться! Знали бы они правду!

Однако защитники города даже не предполагали, какая им уготована участь. Они просто не могли знать о том факте, что перед обстрелом Дальнего Абассала все отрубленные головы притащили к специально приготовленному Шикарой фургону, в котором лежало двадцать трупов людей, не так давно умерших от Серой чумы. Здесь в рот каждой голове сунули небольшой клочок зараженной плоти, после чего Шикара произнесла простое заклинание Разрастания. В результате из каждой головы получилась убийственная бактериологическая бомба, кишащая стойкими бациллами, которые вызывали смертельное и в высшей степени заразное заболевание. Даже сейчас те несчастные горожане, кому поручили убрать с улиц зараженные головы, уже начинали страдать от первых симптомов – типичной бледности кожи, вздувающихся бубонов, мышечных спазмов, тошноты и кровотечений. Через двадцать четыре часа некромантически усиленные бациллы заразят половину населения, и очень немногие выживут. Город будет умирать изнутри.

Шикара мрачно улыбнулась себе под нос. Достижение не так уж и велико, но все-таки ей немного полегчало. Теперь для полного удовлетворения ей требовались только избитые и окровавленные тела Ронана и его друзей, брошенные к ее ногам. К несчастью, этого придется ждать несколько дней, а они тем временем будут наслаждаться жизнью в Ай'Эле, не подозревая, что им уготовано. Пожалуй, стоит отправить им небольшое знамение – просто чтобы малость их расшевелить. Да, это будет забавно! Спешившись, Шикара пошарила у себя в сумке и вытащила оттуда маленькую медную тарелку. Затем она открыла медальон, что висел у нее на шее, и достала оттуда небольшой локон, который она много-много лет назад срезала с головы своего любовника Некроса, пока тот спал. Не так давно она спасла от Некроса Ронана и его друзей. Теперь пришло время исправить эту ошибку…


Содержание:
 0  Спасение Ронана (пер. М.Кондратьев) : Джеймс Бибби  1  Изоляция : Джеймс Бибби
 2  Одиночество : Джеймс Бибби  3  Курс вовне : Джеймс Бибби
 4  Велентари : Джеймс Бибби  5  Извержение : Джеймс Бибби
 6  Невозможные : Джеймс Бибби  7  Контакт : Джеймс Бибби
 8  Армия зла : Джеймс Бибби  9  Пропащие : Джеймс Бибби
 10  Верность : Джеймс Бибби  11  вы читаете: Под угрозой : Джеймс Бибби
 12  Все вместе : Джеймс Бибби  13  Битва : Джеймс Бибби
 14  Дело к концу : Джеймс Бибби  15  Приложение 1 : Джеймс Бибби
 16  Приложение 2 : Джеймс Бибби  17  Использовалась литература : Спасение Ронана (пер. М.Кондратьев)



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap