Фантастика : Юмористическая фантастика : Все вместе : Джеймс Бибби

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Все вместе

Одной из самых знаменитых достопримечательностей Ай'Эля является Птичий рынок на Гацкой площади. Здесь можно купить почти любую комнатную птицу от калайи до какаета. Но будьте осторожны. Хотя они очень красивы, какаеты часто становятся скверными домашними любимцами. Они превосходные подражатели и продаются как «говорящие» птицы. Однако длительное сидение в клетке делает их довольно строптивыми и обычно они стараются до упора достать хозяев. Какает, подаренный незамужней тетушке, будет склонен выдавать самые грязные оркские частушки, тогда как купленный для оркской попойки станет неуклонно держаться религиозных песнопений. Жизнь их бывает весьма коротка, и большинство кончает ее либо на палке, поджаренное раздраженными орками, либо в унитазе, смытое туда потрясенными старыми девами.

«Примерная Хроника Сидора»

Тому, кто провел всю жизнь в островной деревушке, Ай'Эль казался бурлящим, клаустрофобичным людским котлом, и Мартин находил его страшно гнетущим. Со времен бегства из полицейского участка они с Дином слепо бродили по округе, отчаянно ища хоть какую-то мишень для вагинского рейда, но пока что терпели полную неудачу, а кроме того, уже на целый день опаздывали на рандеву с Клайрой и остальными.

Что-то такое носилось в воздухе, это точно. Город был полон воинов, хотя им сказали, что это из-за скачек на «Приз Чистых Кровей». А сегодня начали прибывать подразделения Сидорской гвардии, которым, очевидно, предстояло столкнуться здесь с какой-то угрозой. Ходили слухи, что к Ай'Элю направляется огромная армия орков, но Мартин беспокоился, не заметил ли кто-нибудь «Стриженого чирка» и не собираются ли солдаты из-за угрозы вагинского рейда.

Потом друзья расположились за столиком кафе на открытом воздухе у Птичьего рынка и пили пиво. Наблюдая за солдатами, Мартин прикидывал, не их ли с Дином они ищут. Дин разглядывал птиц и уже минут десять метал громы и молнии по поводу чудовищности содержания вольных диких существ в маленьких клетках. Мартин решил, что если его друг скажет на эту тему еще хоть слово, то он сунет его головой в одну из упомянутых клеток, но тут Дин внезапно сменил галс.

– Ах, ты только на этого миленького ослика глянь, – восхитился он, и в затылке у Мартина что-то щелкнуло. Осел? Разве Лоббо ему что-то про осла не говорил? Мартин наблюдал, как его друг нагибается и щелкает пальцами перед носом у одного из самых растрепанных существ, каких ему доводилось видеть. Стоя на улице рядом с ними и отчаянно раздувая ноздри, осел глазел на бифштекс с жареной картошкой, который уплетал мужчина за соседним столиком.

– Ну разве он не лапочка? – заходился восторгами Дин. – Ах, душечка! А мы не хотим, чтобы нам нашу мохнатенькую шейку почесали?

Осел скосил на Дина откровенно недружелюбный взор.

– А мы не хотим, чтобы нам наш клятский нос откусили? – прорычал он, а затем с хмурым видом засеменил сквозь толпу.

Мартин с разинутым ртом воззрился на строптивое животное. Ищи необычного осла, сказал тогда Лоббо, а разве можно найти осла более необычного, чем тот, который так тебя облаивает? Подняв на ноги ошарашенного Дина, Мартин поволок его сквозь толпу в погоне за низкорослым ослом, отчаянно стараясь не упустить его из виду. Впервые с тех пор, как они покинули деревню, начинало казаться, будто за всем этим безумием проглядывает некий логичный план.

* * *

Ронан с Тусоной сидели в «Мифрильском изобилии» – ресторане на южной стороне Тор-Антинской площади, ожидая, пока появятся остальные. Они наблюдали за прохожими и болтали о том, что лучше всего проделать с Шикарой. Ронан был предельно расслаблен, наслаждаясь тем, что он молод, свободен и снова находится в компании своей женщины, а потому не слишком вдавался в происходящее. Зато Тусона вдавалась, и была не на шутку обеспокоена.

Она заметила, что в городе полно воинов, прибывших на скачки, однако обычного беззаботного настроения у них и в помине не наблюдалось. Эти воины собирались невеселыми группками и постоянно что-то вполголоса обсуждали. Жидовская гвардия тоже, судя по всему, использовала город в качестве сборного пункта, и солидный генерал при всем параде сидел в другом конце ресторана, беседуя с парой своих подчиненных и выглядя при этом не счастливей старого и очень больного коня, собирающегося навестить ветеринара, который, как всем известно, состоит в акционерах местной мыловаренной фабрики. Трудно было понять, что на самом деле происходит – особенно после того, как Гебраль заявила, что все разрешится в Ай'Эле. С тех пор она, однако, больше ничего такого не сообщила, говоря, что ей нужно с остальными Мертвыми ребятами посовещаться. Впрочем, было очень похоже на то, что Шикара и ее армия орков действительно направляются к городу.

В этот момент на площади показался Тарл, а за ним семенил Котик. Тарл подошел прямо к их столику, рухнул на стул и одним глотком опорожнил поджидающую его кружку пива.

– И что там на улицах говорят? – поинтересовалась Тусона.

– Все верно, – отозвался Тарл. – Шикара уже на пути сюда. И с ней пара-другая орков.

– Сколько именно? – вмешался Ронан. – Есть данные?

– Гвардия прикидывает, что тыщ этак двадцать.

– ЧТО?

– Даже если допустить преувеличение, десять тысяч у нее наверняка есть.

– Боги мои! – пробормотала Тусона. – Ничего удивительного, что города как недокегли[10] падают!

Они ненадолго умолкли, когда высокий светловолосый воин со сползающими до подбородка усами уселся за соседний столик, взглянул на них, покраснел, а затем зарылся носом в меню.

– Итак, – после паузы продолжила Тусона, – что мы теперь должны делать?

– Залудить еще по кружечке? – с надеждой предположил Тарл.

– Покушать раздобыть, – выдал свой неизменный вариант Котик.

– Драться, – уверенно констатировал Ронан.

– Точно, – согласилась Тусона. – Я так прикидываю, нам придется эту суку остепенить. Но Сидорская гвардия – это всего пара тысяч солдат. Их убьют. Нам нужно больше. Сколько у нас еще времени?

– Говорят, трое суток, – подавленно пробормотал Тарл.

– Думаю, сейчас в городе еще сотни четыре свободных воинов, – продолжала Тусона.

– Нам в десять раз больше нужно, – заметил Ронан.

– Да бросьте вы в самом деле! – взмолился Тарл, стараясь привнести в разговор толику здравого смысла. – Нас угрохают, если мы только несколько тысяч бойцов не раздобудем! Что толку вокруг да около ходить? Никто не подвалит к нам и не скажет: «Эй, ребята, я могу вам армию одолжить!» Что, разве не так?

– Эй, ребята, я могу вам армию одолжить, – произнес тихий голос с соседнего столика, и Тарл так резко крутанул головой, что чуть шею себе не вывихнул. Это был тот светловолосый воин, на которого они уже обратили внимание. Ронан и Тусона смотрели на него, ожидая, что парень улыбнется собственной шутке, но он даже не думал.

– Ну да, вроде как армию, – продолжил он, – если я только смогу их убедить. Между прочим, меня зовут Мартин, а его – Дин. – Он указал на тощего парня с соломенными волосами, который как раз возвращался от стойки с двумя кружками пива. Парень кивнул в знак приветствия и при этом умудрился пролить почти все пиво себе на рукав.

– Мне кажется, я именно вас ищу, – загадочно продолжил Мартин, и Ронан уже собрался было предложить ему присоединиться к ним и объяснить, что он имеет в виду, но тут в дверь ресторана вдруг задул ледяной ветер, да так сильно, что все, кто оказался на его пути, зашатались. А затем воздух в ресторане словно бы раскололся посередине подобно порванной надвое простыне, когда молния неожиданно вылетела из пола и ударила в потолок, осыпая посетителей кусочками обугленной штукатурки, после чего перед Ронаном угрожающе заколыхалась призрачная фигура Некроса Черного.

Несколько потрясенных секунд никто не шевелился, а привидение мрачно таращилось перед собой. Но затем из задней комнаты быстрыми шагами вышел хозяин ресторана.

– Эй! Что тут еще за клятство? – проревел он. Даже не оглянувшись, Некрос ткнул призрачным пальцем в его сторону, и вырвавшиеся из пола языки черного пламени мигом объяли хозяина. Тот завопил и стал корчиться, пока мрачный огонь лизал его, а затем пламя начало погружаться в пол, медленно забирая мужчину с собой, словно он утопал в каких-то гнусных зыбучих песках. Несколько секунд его измученное и обгорелое лицо еще торчало над досками пола, а затем исчезло, и вопли резко оборвались. Опять повисла потрясенная тишина.

– Добро пожаловать в ад, деточки, – протянул призрак. Злобные угли его глаз наконец сосредоточились на Ронане, Тусоне и Тарле. – Вот радость-то, – продолжил он. – Незавершенное дельце!

Ненависть сочилась из каждой поры его лица, призрак рос и набухал, придвигаясь все ближе к трем друзьям, пока не навис над ними.

– Прежде чем ты спросишь, – прорычал он Ронану, – меня Шикара послала. Через трое суток она будет здесь лично, да еще с целой армией, которая этот жалкий городишко на части порвет. Она так ненавидит тебя, что будет преследовать тебя всюду, куда бы ты ни побежал. Она лично хочет отомстить тебе за сожжение ее дома, так что настоящее возмездие мне возбраняется, зато с твоими друзьями я позабавиться очень даже могу.

Призрак отвратительно оскалился, и Тусона вдруг поняла, что неописуемые ужасы пробивают себе дорогу в ее воображение. Она попыталась встать, но выяснила, что буквально примерзла к стулу. К тому же она прекрасно знала, что у нее против такого магического демона никакой защиты нет.

– Можешь что-нибудь сделать? – уголком рта прошипела она Тарлу.

– Уже сделал, – донесся скорбный ответ.

Тут дверь ресторана снова раскрылась. Призрак презрительно ткнул пальцем в ее сторону, черная молния метнулась к стоящей там фигуре – и отскочила обратно, врезаясь в Некроса. Тот испустил вопль боли и изумления.

Тусона сумела повернуть голову, хотя воздух вокруг нее напоминал клей, и к удивлению своему увидела, что в дверном проходе стоит лишь хрупкая фигурка. Гебраль. Стоя там с вытянувшимся и перепуганным лицом, она тем не менее властно поднимала правую руку, а на пальце у нее сверкало золотое кольцо.

Призрак Некроса воззрился на это кольцо, с ужасом узнав его.

– Вот клят! – прошипел он.

А затем изумрудный туман засочился из вставленного в кольцо зеленого кристалла – клубящийся туман, который неуклонно подплывал к парализованному привидению, завихряясь вокруг него и все плотней и плотней его окутывая. Затем в тумане заискрились блестящие точечки, и облако начало медленно сжиматься, сжимая в свою очередь и пойманный им в ловушку призрак, пока тот неистово, но безуспешно бился внутри мглистой клетки. Постепенно туман сжался в пульсирующий шар сверкающей зелени, который затем лопнул, а оставшиеся от него изумрудные световые точечки мгновенно куда-то исчезли. В то же самое время раздался нечеловеческий вопль жуткого страдания, который оборвался так же внезапно, как и начался, после чего все посетители ресторана вдруг обнаружили, что снова могут свободно двигаться.

Обрадованные люди тут же затеяли оживленную болтовню, и Тарл заметил, что почти все глаза сосредоточились на них. Когда Гебраль села рядом, он одарил ее слабой, но невероятно благодарной улыбкой.

– Спасибо! Вот спасибо! – забормотал он.

– Если ты не заметила, это был Некрос, – объяснил ей Ронан.

– Ага. Мне показалось, он на вас малость обижен.

– А что ты с ним сделала?

– Если честно, не знаю. Я просто… среагировала.

– Вот и славно, что ты среагировала, – облегченно вздохнула Тусона. – А то радости было мало.

– Да, удовольствие ниже среднего, – с кривой улыбкой добавил Тарл.

– Тарл просто терпеть не может, когда его призраки достают, – к общему неодобрению вставил Котик.

Ронан снова повернулся к Мартину и Дину, которые в полном обалдении наблюдали за происходящим, и пригласил их присесть, но не успели они подтащить стулья, как к столику притопали восемь солдат из Сидорской гвардии.

– Если вас не затруднит, – сказал старший из них, – то наш генерал хотел бы с вами поговорить. Полагаю, ему хотелось бы знать, что происходит.

Ронан и все остальные перевели взгляды на генерала. Он внимательно их изучал, а увидев, что они смотрят на него, поднял согнутый палец и поманил их к себе. Ронан окинул взором восьмерку гвардейцев, чьи руки зависли над рукоятями мечей, а также еще пятнадцать солдат, расположившихся по всему ресторану, и решил, что требуется определенная осторожность.

– Будем рады ему помочь, – произнес он и устало поднялся.

* * *

Пиан Иссимус еще в самом раннем возрасте избрал для себя карьеру профессионального военного. Даже в его бытность зеленым новичком, лейтенантом Сидорской гвардии, в нем жила странная убежденность, что в один прекрасный день он достигнет положения генерала. Те три года, что он был верховным главнокомандующим, Иссимус находил эту работу поразительно простой. Не то чтобы он оказался прирожденным вожаком или гениальным стратегом. Просто в Сидоре происходило очень мало такого, для чего могла бы потребоваться армия. Время от времени они гонялись за бандами мародерствующих полуорков или отваживали вагинских рейдеров, но в целом работа была исключительно административная.

Впрочем, именно, что была. Теперь, когда двадцать тысяч озверевших орков направлялись прямиком к Ай'Элю, все выглядело совсем по-другому. Генерал Иссимус считался не таким уж скверным полководцем, но он верно оценивал свои скромные возможности и прекрасно знал, что с двумя с половиной тысячами людей против восьмикратно превосходящих сил орков даже у самых прославленных полководцев дней минувших имелось не больше шансов, чем у улитки против владельца ноги, которая вот-вот на нее наступит.

Требовалось ему не иначе как чудо. Понаблюдав за тем, как незнакомцы вытерли жутким призраком пол в ресторане, Иссимус задумался, а не нашел ли он то самое чудо, тем более что эта таинственная компания явно что-то знала о колдунье, что вела армию орков. В самом деле, если верить призраку, эти люди сожгли ее дом или что-то в таком роде. Но теперь, сидя в своем кабинете в штабе гвардии и глядя на незнакомцев, он уже не был так уверен.

Четверо мужчин, две женщины и низкорослый бурый осел. Верно, двое мужчин выглядели совсем как воины, зато двое других выглядели как та часть воина, которую в приличном обществе не упоминают. Что же до женщин, то одна из них, похоже, была превосходной воительницей, а у другой, судя по тому, как она разобралась с призраком, имелся немалый талант. К тому же генерал вынужден был признать, что осел обладал тошнотворно острым умом и аналогичными зубами.

Иссимус угрюмо постучал острием кинжала по столу, оставляя на глади черного дерева маленькие зарубки.

– Итак, – обратился он к Ронану, – расскажите, что вы знаете об этой колдунье и ее армии.

Ронан быстро поведал ему все, что смог вспомнить про появление Шикары, его похищение и последующие события. Генерал внимательно слушал.

– Ну и ну! – пробормотал он после того, как Ронан закончил. – Она так могущественна, а вы запросто идете и сжигаете ее клятский дом! Отличное начало! Ничего удивительного, что она так на вас окрысилась!

– Да не сжигали мы его! Когда мы оттуда ушли, с ним все было в порядке!

– Но ведь кто-то его сжег!

– Гм… кажется, я знаю, кто, – пробормотал Тарл, и все взгляды обратились на него. – Когда мы оттуда уходили, Чип и Дейл вроде как крикнули, что посчитаются с Шикарой. Сами знаете, как эти гномы мстительны. Надо полагать, они выползли из-под своих гор и спалили ее замок вместе со всеми, кто там был.

– На самом деле не так уж и важно, кто несет за это ответственность, – вздохнул генерал. – Итог тот же самый. На нас идет двадцать тысяч орков, и мы не имеем никакой возможности их остановить.

– Может статься, это все-таки важно, – задумчиво произнес Тарл. – Для начала у нас есть Сидорская гвардия. Еще по городу сейчас наверняка пара сотен свободных воинов шатается. Они-то точно будут драться, если узнают, что Ронан и Тусона дерутся.

Внезапно разволновавшись, генерал встал.

– Тусона? – спросил он. – Тусона из Вельбуга? – Тусона кивнула, и по лицу Иссимуса медленно расползлась улыбка.

– Тогда все уже не так плохо, – обрадовался он.

– А вот этот парень, – продолжил Тарл, не обращая внимания на то, что его перебили, и указывая на Мартина, – вот он как раз собирался одолжить нам целую армию, когда ваши солдаты решили праздник нам обломать.

– Значит, приятель, у тебя есть армия, которая тебе не очень нужна? – спросил генерал, недоверчиво поднимая брови.

Краснея и запинаясь, Мартин пробормотал объяснение.

– Многие члены нашего племени недовольны рейдами, – торопливо закончил он. Атмосфера заметно охладилась, стоило ему признаться в том, что он вагин. – Это наш шанс исправиться и показать всему миру, на что мы способны.

– А как велика будет эта армия?

– Из моей деревни не больше двух сотен. Но если мне удастся организовать общий рейд с бойцами из всех деревень, тогда я смогу привести две тысячи воинов. – Мартин сделал паузу. – И воительниц, – добавил он, мысленно извиняясь перед Клайрой.

– Этого все еще будет недостаточно, – заметил генерал.

– И тут мы возвращаемся к сожжению замка Шикары, – пробормотал Тарл. – Да, гномы могут быть всякими. Жадными. Мстительными. Ограниченными…

– Короткими, – вставил осел.

– Как я давно уже выяснил, лучшее всегда в мелкой упаковке поступает, – продолжил Тарл. – Знавал я как-то двух прелестных хоббиток. Сестричек Трахинс. Ох, какие они были забавные… – С трогательным выражением на лице он вдруг осекся, а затем виновато взглянул на Гебраль. – Кажется, я немного отвлекся. Нет, с гномами вся штука в том, что они всегда долги платят. Вот мудозвоны… Гм, я опять отвлекся. Короче, если кто-то, кому они доверяют, скажем, Ронан, пойдет и обратит их внимание на то, что за сожженный ими замок Шикара собирается нас в дерьме утопить, есть очень хороший шанс, что они все-таки придут к нам на выручку.

– Все равно орков будет в три с лишним раза больше. А как насчет той колдуньи? Из Дальнего Абассала пришел слух, что даже старый Краснобрюх не смог ее остановить.

– Вы видели, как Гебраль разобралась с тем духом в винном баре. А она всего лишь одна из Мертвых ребят. Если она сумеет убедить остальных присоединиться, Шикара очень удивится.

– Из Мертвых ребят? Вы про тех вороватых колдунов-диссидентов, что на старой фабрике окопались?

– Гм… ну да…

– Итак, – вздохнул генерал, – подведем краткие итоги. Вы предлагаете, чтобы я вывел своих людей против армии орков с верой в то, что вагины, которые долгие годы были для нас занозой в заднице, внезапно придут к нам на подмогу, а также что из ниоткуда вдруг заявится армия гномов. Вы просите меня это сделать, зная, что если кто-то из них появиться не сможет, нас порежут на кровавые лоскутки. И вы предлагаете, чтобы для нашей защиты от колдуньи, у которой, судя по всему, Силы больше, чем у кого-либо в Среднеземье, мы наняли банду преступников, которые все последние десять лет только и делали, что грабили жителей Ай'Эля. Ведь вы именно это предлагаете?

Тарл небрежно присел на край генеральского стола и ухмыльнулся прямо ему в лицо.

– Допустим, – согласился он. – А какой у вас выбор?

* * *

Мартин стоял в месте встречи, на берегу в миле к северу от Ай'Эля, и молился, чтобы Клайра не махнула на них рукой и не отправилась домой после того, как они в предыдущий день не появились, а продолжала сюда приходить, как было условлено. Но ему не следовало тревожиться. В назначенный час недавно отремонтированный «Стриженый чирок» появился из-за мыса и вошел в бухту, а считанные минуты спустя женская команда уже спрыгивала на песок, чтобы представиться Ронану, Тусоне, Тарлу и Котику. Клайра и остальные женщины с открытыми ртами слушали, как Мартин нервно обрисовывает стоящую перед ними задачу, а когда он закончил, они к вящему его удивлению его окружили, стали трясти руку и хлопать по спине.

– Это именно то, что нашему племени нужно, – все повторяла Клайра, и, видя в ее глазах огонек восхищения, Мартин испытывал странное желание забраться на верхушку мачты и повиснуть там вниз головой, лая на луну.

Ронан уже решил, что город гномов ему лучше навестить одному, ибо их недоверие к чужакам было широко известно. Гебраль осталась в Ай'Эле, а Тусона, Тарл и Котик вызвались идти с вагинами для обеспечения всяческой поддержки и наглядной агитации. Они поднялись на борт галеры, а затем Мартин и Дин при содействии Ронана вытолкнули корабль на чистую воду. Когда он заскользил прочь, весла были убраны, и два вагина прыгнули к кормовому поручню. Раздался громкий стук, а затем всплеск. После того, как Клайра с Камилой перегнулись через борт и вытащили из моря растрепанного полузахлебнувшегося Дина, судно бодро пошло вперед.

Ронан наблюдал за ним, пока оно не скрылось из вида, а затем вывел коня с песчаного пляжа, оседлал его и галопом устремился к далеким горам.

* * *

Теперь время уже начинало поджимать, а ветерок от берега был недостаточно сильным, чтобы вагинский корабль набрал нужную скорость и вовремя вернулся на презентацию. Тогда Тарл откопал в своем рюкзаке маленькую книжицу в кожаном переплете, сверился с ней и бросил заклинание Вызвать Ветер. К его радости все сработало просто идеально, и корабль буквально поскакал по волнам, а Тарл уселся на корму поболтать с Дином. Они обнаружили, что у них довольно много общего. Оба были маленькие и тощие, оба обладали волшебной силой, которая по непостижимым причинам шла куда-то не туда и вечно сажала их в лужу. Кроме того, масса народу уже давно имела на них длинный зуб. Котик, что было весьма нехарактерно, закрыв глаза и еле дыша, лежал рядом с ними на палубе.

Тусона тем временем стояла на носу вместе с Клайрой и Мартином, наблюдая, как море несется им навстречу, и наслаждаясь солеными брызгами на лице. На сердце у нее была тяжесть от столь скорой разлуки с Ронаном, зато ее вдохновляла близкая перспектива сражения и победы над Шикарой. Но двое ее спутников, похоже, нервничали.

– Как думаешь, сможем мы побить орков? – спросил у нее Мартин.

– Да. С вашей помощью.

– А что, если мы проиграем?

– Мы не проиграем. Так или иначе, ваше островное племя будет в безопасности. Орки никогда на корабль не сядут. Но раз ваш народ нам поможет… – Тут Тусона увидела на их лицах сомнение. – А что, с этим проблемы?

Мартин и Клайра переглянулись, а затем Клайра стала рассказывать Тусоне про положение Мартина в племени и про оппозицию, которую им наверняка предстояло встретить в лице Крага и его сподвижников. Тусона нахмурила брови, и лицо ее стало куда задумчивей. Это звучало не очень хорошо. Даже более того, это звучало совсем скверно.

* * *

Генерал Иссимус размеренно шагал по набережной во главе отряда Сидорской гвардии. Прямо на ходу он отдавал распоряжения секретарю, который торопливо их записывал.

– …и наконец, – закончил он, – необходимо, чтобы по всему городу были расклеены броские объявления, касающиеся всех свободных воинов, которые потребуются для скорого сражения. Норма оплаты армейская, однако все подходящие кандидаты смогут выбрать себе в собственность самое новейшее оружие из нашего ультрасовременного арсенала.

– Простите, генерал, – вмешался секретарь, – но у нас нет никакого ультрасовременного арсенала.

Генерал остановился и положил ему руку на плечо. Они стояли как раз у блестящих металлических дверей недавно отстроенного пакгауза.

– У нас нет, – согласился он, – зато у корпорации «Оркоубойные мечи» есть. Оно как раз в этом складе находится. Здесь навалом всякого высокотехнологичного вооружения, и «Оркоубойная» любезно решила нам его предоставить. В вечное пользование.

Иссимус повернулся к командиру отряда.

– Взломайте дверь, и побыстрее, – приказал он. – День не такой длинный.

Затем, отступив назад, генерал стал наблюдать, как гвардейцы с энтузиазмом берутся за работу.

* * *

Даже при содействии вызванного Тарлом ветра прошел уже целый час со времени начала презентаций, а «Стриженый чирок» еще только прибыл в деревенскую гавань. Хотя там было полно галер, на берегу не маячило ни души, если не считать возбужденной фигуры Лоббо, который расхаживал взад-вперед по набережной и выглядел при это совсем не беспечным. Такое несоответствие отца собственному прозвищу Мартин наблюдал впервые.

– Вы клятски вовремя! – крикнул Лоббо, когда «Стриженый чирок» приблизился к каменной пристани. – Там уже вовсю вторая презентация идет. Мне удалось поставить вас последними по списку, но опоздай вы еще на час, и вас бы устранили. Причем, судя по угрозам Крага, не только из списка!

Едва галера коснулась причала, как Мартин с нее спрыгнул, и Дин последовал его примеру. Тарл с Тусоной тоже соскочили на берег, оставив Котика спать на корме. Лоббо похлопал своего сына по спине, а затем схватил Дина за руки и немигающим взором посмотрел ему в глаза.

– Дин, твой час пробил. Тебя избрали вожаком рейда, и ты должен сделать презентацию. По нашим законам никто не вправе за тебя говорить. И ради нашего народа ты должен говорить хорошо. Краг уже свою презентацию сделал. Он хочет, чтобы все наши деревни объединились ради одного грандиозного набега на пиратские базы вокруг острова Венериче, причем вовсе не затем, чтобы сделать наши моря безопасными, а чтобы взять в свои руки управление их махинациями! Он хочет втянуть наше племя в наркоторговлю и пиратство! И презентация его была такой впечатляющей, что большинство проголосует за него, если только ты не представишь что-то лучшее! И представители других земель тоже за него проголосуют! Харальд и Микель ему не соперники! Все зависит от тебя, Дин! Желаю удачи!

Дин тут же сделался цвета очень старого молока. Нервно сглотнув, он торопливо зашаркал вверх по главному холму. Мартин и Лоббо пристроились у него по бокам, шепча слова ободрения. Тарл с Тусоной направились вслед за ними.

– Так ты нашел, что искал? – спросила Тусона. Тарл ухмыльнулся и показал ей маленькую книжицу в кожаном переплете.

– Еще бы, – ответил он. – Заклинание Непревзойденного Красноречия. Стоит ему только собраться с духом и открыть рот, и он будет бесподобен. А ты к своей роли готова?

– Готова. Я переговорила с Клайрой. Она знает, что делать.

– Вот и хорошо. Думаю, все это будет по меньшей мере любопытно! – сказал Тарл, и вслед за ведущей троицей они вошли в дверь Главного зала.

Внутри зал был битком забит вагинами. Там собралась вся деревня, а также представители от каждого из других островов. Харальд Седобородый как раз заканчивал презентацию своего Летнего прорыва на Монастырские острова, который, судя по его плакатам, включал в себя сожжение множества монастырей и аббатств и разграбление монашеских сокровищ. Харальд удостоился совсем неплохих аплодисментов, а за ним на трибуну взошел Микель, который с энтузиазмом принялся излагать все детали своей Солнечной вылазки за Летними трофеями. План его в целом заключался в том, чтобы грабить пляжные турбазы и отели к югу от Убалтая, одновременно приобретая превосходный загар, и заслужил горячий отклик, особенно от молодых вагинов. Пообещав, что все они получат золото и серебро, а сами станут бронзовыми, Микель под бурную овацию сошел с трибуны.

Настала очередь Дина. Он взобрался на трибуну под свист и улюлюканье, и Мартин почти ожидал, что его друг вот-вот оттуда сбежит. Но тут в Дине проявились какие-то новые черты. Он выглядел нервным и немного неуверенным, однако вместо того, чтобы сразу перейти к речи и дать себя заглушить, он подождал, спокойно оглядывая аудиторию, и шум постепенно утих.

– Вы все меня знаете, – наконец начал Дин. – И вы все знаете, что во всех рейдах я был полным… дерьмом. – Он произнес это с обезоруживающей улыбкой, и аудитория разразилась несколько удивленным смехом.

А затем, по-прежнему смеясь, все вдруг поняли, что смеются вместе с Дином, а не над ним.

– Как меченосец я бы и кучку водорослей не побил, – продолжил Дин. – Какое-то время я был разносчиком – всякую всячину разносил. Пожалуй, я был самым скверным разносчиком со времен Тифозной Бетти. Дальше вы сделали меня священником. Сами знаете, что случилось потом. Клятство, иначе и не скажешь…

Он сделал паузу и дал смеху улечься.

– Но я побывал во множестве рейдов. На север, на юг, на материк и на острова. И скажу вам одно. Я горд тем, что я вагин, горд за то, что мы делали.

Это всем понравилось, и аудитория попалась на удочку, купаясь в приятном тепле самодовольства.

– Да, я горд, – продолжил Дин, и внезапно голос его погрубел и исполнился презрения. – Горд за то, как мы по ночам тихой сапой подкрадывались к деревням и резали мирных жителей! Горд за то, как мы жгли их дома и крали их пожитки! Горд за то, как мы, двести тяжеловооруженных вагинов, отважно вступали в бой с равным числом стариков и детей, вооруженных вилами и кухонными ножами! Вот мы все хвастаем, какие мы замечательные воины, но кто вспомнит, когда мы последний раз вступали в честный бой? Когда мы в последний раз ходили в настоящее сражение? Когда мы в последний раз сталкивались с грозным тяжеловооруженным врагом? На моем веку такого ни разу не бывало!

Аудитория огласилась разгневанным гулом, однако возражений никто выкрикнуть не осмелился, ибо слова Дина были до неловкости близки к правде.

– Но почему так случилось? Ведь я знаю, какие вы на самом деле! – Внезапно голос его исполнился совершенно искреннего восхищения. – Я знаю, что вы храбрый и благородный народ! Я знаю, как вы умеете биться! Я знаю, что кровь наших предков по-прежнему течет в ваших жилах! Так почему, когда я приехал на материк, то сразу услышал, как люди говорят о вагинских варварах? О вагинских пиратах? О трусах и убийцах? Почему они так о нас говорят? А давайте посмотрим, что сегодня предложили мои коллеги! Жестокие стычки с грозными и свирепыми туристами на пляжах северного Идуина – как отважно! Резня на Монастырских островах, где можно будет ограбить несколько мирных религиозных общин – как опасно! Или шанс выжить с насиженных мест пиратов Венериче, чтобы самим взяться за наркоторговлю и пиратство – как благородно!… Прошу прощения, но я вам ничего подобного предложить не смогу. Не предложу я вам ни золота, ни самоцветов, ни прекрасных портьер или ковров, чтобы тащить их домой, ни крестьян или стариков, чтобы их убивать. Даже бронзового солнечного загара я вам не предложу. Все, что я могу вам предложить, это смерть. Смерть в бою, но честная и достойная! Там, к северу от Ай'Эля, горстка мужчин из Сидорской гвардии выходит на битву с воинством орков, которых ведет могущественная и страшная колдунья… на битву с двадцатитысячной армией!

Аудитория дружно ахнула, и Дин подождал, пока уляжется возбужденный гул.

– Если гвардейцам повезет, вместе с ними будут биться гномы из Хромовых гор, и все же у орков по-прежнему будет пятикратное численное превосходство. У сидорцев мало надежды – даже несмотря на то, что в их рядах будут сражаться самые знаменитые воины Среднеземья, такие как присутствующая здесь воительница из Вельбуга Тусона!

Тусона подошла к возвышению, встала там и молча оглядела аудиторию.

– У них мало надежды – даже хотя на их стороне такие могущественные волшебники, как Тарл…

Тарл поднялся на возвышение и встал рядом с Тусоной. Сознавая, что он не является такой впечатляющей фигурой, как она, Тарл заранее приготовился к этому моменту. Он театрально поднял вверх указующий перст – и желтый огненный шар ракетой взмыл к потолку, чтобы пробить большую дыру в соломенной крыше. Аудитория снова ахнула.

– У них мало надежды, потому что их значительно превосходят числом. Но если мы поплывем, чтобы стать их союзниками, тогда у них будет надежда! Именно это я и предлагаю! Никакого золота, никакого серебра, а только шанс проверить себя в бою, победить или умереть! Я предлагаю вам доброе имя и славу большую, нежели даже та, которой добились наши предки!

Дин схватил Тусону и Тарла за руки, и они дружно их вскинули.

– Мы отплываем завтра утром! Вы с нами?

На мгновение в зале воцарилась полная тишина, а затем вагины взорвались криками и овацией. Каал, деревенский вождь, взобрался на трибуну и волком глянул на Дина, а потом поднял руки и попросил тишины.

– Итак, мы голосуем – как всегда, поднятием рук. Помните, голосовать могут только люди из этой деревни, имеющие право участвовать в рейде. Кто голосует за Крага?

Немалое число рук поднялось, когда за Крага проголосовала компания его друзей и приспешников. Каал аккуратно пересчитал.

– Сто восемь. Кто за Харальда Седобородого? Поднялась одна рука.

– Один. Кто за Микеля? Опять поднялась одна рука.

– Один. Кто за Дина?

Снова поднялось немало рук, и по мере того, как Каал считал, физиономия его вытягивалась.

– Сто двадцать восемь.

Снова зал взорвался криками и овацией, но сквозь весь этот гвалт, будто боевой топор сквозь мягкую древесину, прорвался один-единственный голос. Это был Краг.

– Ты сосчитал женщин, которые проголосовали за Дина. Они могли быть в его команде, но раз женщины не ходят в рейды, у них нет права голосовать. Это значит, что у меня на два голоса больше!

В зале воцарилась тишина, а затем заговорила Клайра.

– Ты сказал, что тот день, когда женщина одолеет тебя в поединке, станет днем, когда мы сможем отправиться в рейд.

Самодовольно улыбаясь, Краг повернулся к ней.

– Сестричка, – прошипел он, – но ведь ты меня не побьешь, и ты сама это знаешь!

– Зато я побью, – вмешалась Тусона, с радостным видом сходя с помоста. Краг так на нее посмотрел, словно она была тем, во что он только что капитально вляпался.

– Это не твое дело, – прорычал он.

– Не болтай помногу, деточка. Либо ты воткнешь свой модный меч в меня, либо в свою мускулистую задницу. Выбор за тобой.

Краг огляделся, однако на лицах наблюдающих вагинов ясно читалось, что отказ от вызова будет расценен как трусость. Итак, ему предстоял бой с клятской бабой. Пылая злобным презрением, Краг вытащил меч из ножен и начал атаку. А считанные секунды спустя к ужасу своему обнаружил, что бьется не на жизнь, а на смерть.

За последние несколько недель Тусона каким только дерьмом ни перезанималась и теперь находилась именно в том настроении, чтобы с кем-нибудь основательно разобраться. К удивлению своему она обнаружила, что бьется так отчаянно, как уже очень давно не билась. Краг вовсе не был неумехой. Напротив, он оказался хорош, очень хорош, но в тот день с Тусоной никто бы не справился. Однако Тусона не хотела, чтобы он подумал, будто она победила случайно, а потому намеренно придерживала руку. Четыре раза ее клинок замирал в миллиметре от груди или шеи Крага. Тусона медленно теснила противника сквозь расступающуюся толпу вагинов, пока он не оказался прижат спиной к помосту. Теперь Краг совсем побелел и весь взмок. Страх придал силы его последней атаке. Несколько секунд Тусоне пришлось защищаться, и меч Крага просвистел в сантиметрах от ее шеи. Вслед за этим, опустив взгляд, он увидел, что кончик ее клинка уперся ему в пах.

– Вот как бывает, парень, – весело улыбнулась Тусона. – Ты чуть сам к нам, женщинам, не примкнул!

Затем она отступила и молниеносным двуручным ударом вышибла меч у него из рук. Несколько секунд висела гробовая тишина, после чего Краг улыбнулся, и Тусона с удивлением заметила в его глазах скупое уважение.

– Похоже, мы к Ай'Элю плывем, – выговорил он, и одобрительный рев всех собравшихся вагинов чуть не снес с Главного зала крышу.

* * *

Гебраль посмотрела на мрачные, упрямые лица Мертвых ребят, перевела дыхание и попыталась снова.

– Оглянитесь вокруг, – продолжала она и презрительно обвела рукой обветшалую фабрику с кустарными жилищами. – Неужели вам на всю оставшуюся жизнь вот этого хватит? Неужели вы хотите для себя бэнского существования в такой вот бэнской дыре? Снаружи есть реальный мир. В других городах искрецов чтут и уважают. А теперь у нас есть шанс показать цивилам, что мы им нужны!

Она сделала паузу, когда особенно мощный язык пламени вырвался из трубы газового завода, омывая все лица багряным светом. И внезапно Гебраль почувствовала, что по горло сыта видом людей, омываемых багряным светом, а после чистого воздуха Хромовых гор сернистый смрад, которым был насыщен местный воздух, сделался для нее почти непереносимым.

– Глаза Пинбола и руки Кулачины нам уже никак не вернуть, – продолжила она, – зато мы можем не допустить того, чтобы такое случилось с другими детьми. Сюда направляется армия из двадцати тысяч фазанутых мудилищ, и ведет ее крутая искрячка. Без бодалова. Если мы не поможем, цивилов раскатают, и город тоже отутюжат.

– Невелика потеря, – пробормотал Идол.

– И клят с ними, – поддержала его Подвальная Крыса.

Гебраль оглядела их равнодушные лица и вздохнула. Затем она протянула руку к одной из бутылок, целую коробку которых надыбал в тот день Мухомор, откупорила ее и сделала глоток. Терпкое красное вино куснуло ей язык, и Гебраль скривилась. Затем она развалилась среди подушек на потрепанном диванчике и стала готовиться к новой попытке.

Ночь обещала быть долгой.

* * *

Ронан привстал в седле и оглядел лежащую внизу долину. Солнце уже садилось, выглядывая из-за горного отрога на западе, и долина заполнилась тенями. Нетрудно было, однако, увидеть ровную и широкую дорогу, мощенную каменными плитами, что огибала подножие Тор-Тиллы, чтобы стрелой устремиться к отвесному каменному склону горы. Здесь прямо в скале были вырезаны огромные ворота, охранявшие вход в подземный город гномов Фигозидан.

У ворот Ронан увидел пару гномских часовых, чьи алебарды сверкали в последних лучах заходящего солнца. Похоже на то, что он мог успеть туда еще до ночи. Славно будет повидаться с Чипом и Дейлом и вспомнить время, проведенное в одной камере. Ронан ухмыльнулся. Его так и подмывало спросить братьев, что произошло под каменными плитами после того, как он вылил в трещину вино с приворотным зельем. Однако у него было чувство, что они вряд ли захотят об этом распространяться.

* * *

Ожидая, пока вагины закончат готовиться к плаванию, Тусона бродила по деревне. Куда бы она ни пошла, люди с огромным интересом на нее глазели, но большинство, похоже, испытывало к ней слишком сильное благоговение, чтобы заговорить. Единственным исключением, впрочем, оказался Тубо, главный спец по курам. Тусона остановилась у курятника, отпустила краткое, но благожелательное замечание по поводу птиц – и неожиданно для себя оказалась втянута в одну из тех бесконечных односторонних бесед, из которых бывает так трудно выпутаться. Десять минут спустя она уже знала о курах гораздо больше того, что ей вообще требовалось знать, а Тубо все говорил и говорил. Собравшаяся на почтительном расстоянии толпа вагинов оживленно переговаривалась, временами делая паузу, чтобы еще раз поглазеть на Тусону.

– Только вот Шантеклера, моего петуха-рекордиста, среди них сейчас нет, – самозабвенно болтал Тубо. – Я его в своей хижине держу. Он слишком ценный. Но вы должны на него посмотреть! Он такой красивый, весь бутылочно-зеленый, и с бронзовым оперением! Да, эти куры тоже в общем-то ничего, но вы сами не знаете…

В этот момент болтовня толпы неожиданно стихла, и следующие слова Тубо, как показалось, прозвенели по всей деревне, словно их городской глашатай выкрикнул.

– …как мой петух вам по вкусу придется!

Все глаза в радиусе пятидесяти метров обратились на них, и впервые с тех пор, как ей стукнуло десять, Тусона почувствовала, что густо краснеет. Она пробормотала что-то невразумительное, повернулась и торопливо пошла обратно к бухте. Добравшись до угла, она отважилась быстро оглянуться. Несколько селян схватили Тубо за ноги и увлеченно макали его головой во что-то, подозрительно напоминавшее выгребную яму. Недовольно морщась, Тусона устремилась дальше.

У пристани она наткнулась на Тарла, который с Фьоной под боком во весь опор несся от Главного зала.

– Физкульт-привет! – улыбнулась Тусона, но тут же заметила тревогу в его глазах.

– Фьона говорит, там с Котиком что-то не так, – крикнул Тарл и заторопился к кораблю. Тусона последовала за ним по причалу, а затем они вместе спрыгнули на палубу «Стриженого чирка» и пробрались на корму.

Низкорослый осел лежал на боку, его открытые глаза стали совсем стеклянными, а грудь вздымалась и опадала от мучительно затрудненного дыхания. Тарл опустился рядом с ним на корточки, а затем отпрянул и с отвращением сморщился.

– Клят! – пробормотал он. – Что за вонища? Осел с большим трудом поднял голову.

– Как нелепо тебе жаловаться… что я воняю, – выдохнул он.

С этими словами он повернулся на другой бок, и Тарл с Тусоной охнули от ужаса. Половина левого бока осла, похоже, сгнила. Шерсть выпала, а плоть сделалась отвратительно-гнилостной, издавая трупный запах.

– Клят! – простонал Тарл, сжимая ладонями виски и покачиваясь. – Ох, КЛЯТ!

– Извини, – продолжил Котик. – Боюсь… один из тех… зомби… все-таки меня… коснулся.

Тусона уставилась на осла, вспоминая жуткую участь четырех уродищ, которых коснулись зомби, и ей стало дурно от мрачных предчувствий. Схватив Тарла за плечо, она грубо его потрясла.

– Ты должен что-то сделать! – заорала она.

Тарл повернулся к ней, и страх на его лице наполнил Тусону отчаянием.

– Я не могу! – провыл он. – Это за пределами моей Силы! Я ничего не могу сделать! Совсем ничего!

* * *

Ронан ушам своим не поверил.

– Что? – переспросил он. – Что ты сказал?

– Прошу прощения, – повторил Дейл, – но я не думаю, что могу просить нашего короля почтить тебя аудиенцией. Не стоит попусту его беспокоить. Его совершенно не интересуют битвы и все такое прочее.

Ронан откинулся на спинку холодного каменного кресла в холодной каменной комнате и уставился на пухлого гнома. Несмотря на оплывающие в стенных держателях факелы, город, вырезанный в самом сердце горы, был темным и гнетущим, и Ронан ждал не дождался того момента, когда он снова выберется на солнечный свет.

– А я думал, гномы ценят возмездие и долги чести, – раздраженно пробормотал он.

– Если откровенно, наш король скорее наслаждается жизнью. Ему нравится весело проводить время. И он говорит, что в каждое царствование кто-нибудь умирает.

– Я уверен, что он бы послушал, если бы вы с Чипом ему словечко шепнули.

– Честно говоря, очень бы не хотелось. Мы уже и так не в свое дело ввязались, когда подначили парней тот замок спалить.

– Пожалуйста, Дейл. Я тебя прошу.

– Не думаю, что смогу тебе помочь.

– Но ты мне обязан.

– Нет, мы квиты. Верно, ты вызволил нас из замка, но не забывай, что мы тебя из наркотического ступора вывели. Проверяя ту пищу, я жизнью рисковал.

– Это твое последнее слово?

– Боюсь, да.

– Ну ладно же.

Ронан подался вперед и понизил голос до заговорщического шепота.

– Если ты не выполнишь мою просьбу о королевской аудиенции, то я каждой собаке в этом трижды клятском городе расскажу, чем ты тогда в темнице с моим большим пальцем занимался.

Повисла внезапная тишина. Слышно было, как в соседней комнате таракан по стенке ползет.

– Пойду поговорю с ним, – наконец сказал Дейл. – Я сейчас.

Обескураженный гном поспешил к двери, а Ронан беспокойно заерзал в кресле. Время уходило. Если он через несколько часов не сможет вывести армию гномов в поход, тогда будет слишком поздно…

* * *

На вызванном заклинанием ветру «Стриженый чирок» стрелой летел сквозь ночь. Тарл сидел на корме, положив голову Котика к себе на колени. От разлагающейся на ослином боку плоти шел жуткий смрад, но Тарл почему-то его не замечал. Закрыв глаза, Котик с мучительными хрипами втягивал в себя воздух.

Тусона подошла и присела рядом.

– Ты уверен, что не можешь ничего сделать? – в который раз спросила она.

Тарл изрыгнул из себя злобный отклик и перевел дыхание.

– Уверен, – ответил он чуть погодя. – Эта темная магия слишком могущественна. Возможно, Геб сумеет его излечить, я не знаю. Я вызвал самый сильный ветер, какой только смог. Она будет ждать нас на берегу. Тогда и выясним.

Тусона сочувственно положила ему руку на плечо, а затем встала и отошла в сторонку. Слезы, сбегая по щекам Тарла, падали на спутанную гриву осла, и он все время старался их смахивать.

– Не беспокойся, приятель, – шептал он. – Геб тебя вылечит. А потом я пойду и раздобуду тебе такой бифштекс, какого ты в жизни не едал. Клянусь, лично его вырежу. Настоящий бифштекс из филея колдуньи. А если ты его уже съесть не сможешь, то я клятом буду, если сам его не сожру!

Но Котик никакого ответа не дал, а его дыхание с каждой минутой становилось все более мучительным и затрудненным.


Содержание:
 0  Спасение Ронана (пер. М.Кондратьев) : Джеймс Бибби  1  Изоляция : Джеймс Бибби
 2  Одиночество : Джеймс Бибби  3  Курс вовне : Джеймс Бибби
 4  Велентари : Джеймс Бибби  5  Извержение : Джеймс Бибби
 6  Невозможные : Джеймс Бибби  7  Контакт : Джеймс Бибби
 8  Армия зла : Джеймс Бибби  9  Пропащие : Джеймс Бибби
 10  Верность : Джеймс Бибби  11  Под угрозой : Джеймс Бибби
 12  вы читаете: Все вместе : Джеймс Бибби  13  Битва : Джеймс Бибби
 14  Дело к концу : Джеймс Бибби  15  Приложение 1 : Джеймс Бибби
 16  Приложение 2 : Джеймс Бибби  17  Использовалась литература : Спасение Ронана (пер. М.Кондратьев)



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap