Фантастика : Юмористическая фантастика : Засада : James Bibby

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Засада

Орки… просто подонки.

Розовая Книга Улай

Они в той же мере элегантны и симпатичны, что и ленточные черви, но напрочь лишены всех достоинств ленточных червей. А что еще хуже, они никогда не угощают.

Всемирный путеводитель Тарла по выпивке на халяву

Пивной бокал пролетел через все помещение и разбился об стену, осыпав осколками бармена по имени Калик. Считанные секунды спустя орк, который его швырнул, тоже пролетел через все помещение и хрястнулся об стену, осыпая бармена по имени Калик какой-то дрянью. Остальные орки зашлись громкими и предельно пьяными воплями восторга, а потом завели старую оркскую застольную песнь под названием «Зулух брыц мыз гаг» («Если не угостил, щас подохнешь»).

Калик вытерся полотенцем и вздохнул. Он уже был близок к изнеможению. Правила их заведения были таковы, что если в пивную прибывала компания орков, все члены персонала, которые в тот момент оказывались на смене, оставались на работе до тех пор, пока орки не отчалят. Таким образом у хозяина за одну оркскую пирушку истребляли не так много работников. Существовали, разумеется, компенсации. Недельный отгул, доплата за риск, бесплатная страховка. Но Калик торчал тут уже тридцать шесть часов без перерыва и знал, что долго не протянет[2].

Он взглянул на Андроса, другого бармена, и восхищенно покачал головой. Вот герой! Четыре часа назад у них кончились почти все бокалы, и Андрос отважился выйти в зал, чтобы собрать пустые. Миссия представлялась откровенно самоубийственной, но он почти с ней справился. Андрос уже возвращался к стойке с третьим подносом, когда орки схватили его и затолкали на дорожку для метания копий, что располагалась вдоль одной из стен помещения. Теперь он был приставлен к дощатому щиту вместо мишени, а группа хохочущих орков стояла у черты в двенадцати метрах оттуда и швыряла бритвенно-острые копья, стараясь дать как можно более близкий промах. Пока что Андрос оставался невредим, но развязка, скорее всего, не должна затянуться. Орки совсем опьянели…

Калик пригнулся, когда еще один бокал пролетел у него над головой. Клятские орки! Он еще помнил те времена, когда их дальше городских ворот не пускали. Теперь же орков в Вельбуге было хоть пруд пруди, и с ними даже члены Городского совета считались. Калик взглянул в другой угол помещения, где оркский старшина вел серьезный разговор с одним до жути елейным советником по имени Ритта. Прямо у него на глазах Ритта передал старшине пухлый кожаный кошелек. Орк кивнул и встал.

– Все, парни, – рявкнул он, – гулянка закончена. У нас есть задание.

Вся пивная разом притихла. Старшина зашагал от стола к столу, инспектируя состояние орков. Большинство из них без особого успеха пыталось принять стойку смирно. Наконец он навис над одним из них, который навалился на стол, безучастный к происходящему.

– Что, Трахарь, с элем не совладать? – прорычал старшина и приподнял голову сонного орка за длинные сальные патлы. А затем выхватил кинжал и перерезал ему глотку. Черная кровь фонтаном хлынула на стол. Старшина отпустил голову и повернулся к остальным. – В этом отряде слюнтяям не место! – рявкнул он, а затем аккуратно вытер кинжал о волосы мертвеца, метко харкнул ему на затылок и с важным видом направился прочь из пивной. За ним нетвердой поступью последовали остальные орки.

Ритта с омерзением на жирной ряхе поглазел на мертвого орка, а затем выскользнул за дверь. Авдрос, совсем ослабев от облегчения, обмяк на щите для метания копий. Последнее копье оцарапало ему бок, но в остальном он был совершенно невредим. Он бросил взгляд в сторону стойки, ожидая, что Калик подойдет и освободит его. Но голова Калика покоилась на его руках, те в свою очередь на стойке, а глаза его были закрыты. Измотанный бармен спал мертвецким сном.

* * *

Тарл чувствовал себя зверски неуютно. Дело было не просто в тягостном окружении мрачного и сырого леса, через который они проезжали. Не просто в тумане, что кружился возле их ног, не просто в воде, что без конца капала с высокого лесного полога. И даже не в том, что он восседал на осле, который, похоже, рассматривал его как возможный обед. Нет, тут было совсем другое. Угрожающее чувство, ощущение непосредственной опасности. Он вспомнил, как кузнец сказал: «Враги повсюду». Тарл неловко заерзал на костлявой спине осла. Вместо полезного попутчика и защитника этот Ронан мог оказаться определенной обузой. Так или иначе, до Вельбуга им оставалось не больше часа езды. Как только они доберутся до города, он по-тихому свалит. Пусть Ронан бросается очертя голову на поиски неведомо чего и пусть его убивают. А Тарл тем временем тоже благополучно займется поисками, но своими собственными. Поисками Самого убийственного коктейля в городе.

Пока Тарл мечтал об алкогольных напитках, недоступных простому смертному, Ронан все еще недоумевал по поводу слов своего отца. Он уже трое суток про них думал. Меч, который Поет… ну да, в легендах таких было немало. Но который? И какое зелье? Какая карта гномов? Ронан надеялся получить какие-то ответы в Вельбуге, но уже начинал задумываться, как он собирается их найти. Надо полагать, Вельбуг был не так уж мал. И ты не мог просто подойти к людям на улице и спросить, нет ли у них, часом, странной карты гномов, которая им не нужна, а также не имеется ли каких-либо мечей с интересными вокальными способностями.

Ронан как раз в очередной раз все это пережевывал, когда его конь вдруг тревожно вскинул голову и негромко заржал. Осел Тарла тоже встал как вкопанный и уставился на лежащую впереди тропу. Ноздри его слегка раздулись, а затем в глазах появился странный блеск, и он облизнулся. Сам Тарл нервно оглядывался, мелкие искорки выскакивали из его пальцев и плыли вниз, с шипением угасая в грязи. Он повернулся к Ронану.

– Кто-то приближается. Кто-то опасный. Я его чую.

Путники сидели на спинах своих скакунов и прислушивались. Поначалу слышался только непрерывный шум капающей с веток воды, но затем где-то вдалеке они различили ритмичный топот ног и лязг доспехов.

– Кто бы это ни были, они идут сюда, – сказал Ронан. – Пожалуй, нам следует спрятаться.

– Отличная мысль! – отозвался Тарл. «Наконец-то! – подумал он. – Мне все-таки удалось до него достучаться». Последние несколько дней Ронан излагал ему свой способ справляться с угрозами и опасностями – мол, встречай их лоб в лоб, поражай взором и срубай мечом, едва только они тебе подмигнут. И все это время Тарл настойчиво советовал более тихий-мирный подход. Вообще-то его девизом было: как шухер почуешь, сразу ноги делай. Однако такому парню, как Ронан, Тарл сумел изложить это не так прямо и в более приемлемых выражениях.

Он испытал великое облегчение, когда Ронан спешился и повел коня в сторону от тропы, проламываясь сквозь влажные папоротники. Он был уже куда меньше доволен, когда Ронан зашел за большой валун, по-прежнему заметный с прогалины, и прошептал: «Хочу посмотреть, кто это». Однако Тарл не решился забредать один-одинешенек дальше за деревья, а посему, прикрикнув на осла, который с довольным видом пережевывал найденную им дохлую белку, присел в папоротниках рядом с воином и стал ждать.

Когда топот ног приблизился, он стал казаться менее ритмичным и более дезорганизованным. Ронан с Тарлом услышали, как кто-то рычит «левой, левой, левой!», хотя, судя по результатам, он лучше бы поберег глотку. Временами слышался лязг, как будто кому-то мечом плашмя давали по шлему. Донеслось также несколько глухих проклятий и стонов. Тарлу эти голоса были слишком хорошо знакомы. «Орки, – подумал он. – Надеюсь, не из тех, с кем я лично знаком».

Орки неуклюже домаршировали до поляны, а там, по команде своего вожака, остановились. Восемь негодяев были вооружены до зубов. Вожак имел при себе короткий меч и большой металлический молот, усеянный гвоздями, тогда как остальные несли копья с легкими наконечниками и зазубринами на древке. Двое повесили себе на шеи луки.

Тарл знал, что эти типы не из тех, кого следует пригласить на обед, если желаешь произвести впечатление на окружающих. Он немало пожил среди орков и при необходимости даже мог сойти за полуорка, хотя кожа его была не натурально темно-серой, а просто приобрела этот цвет после целой жизни без ванн, с подъемами в пять вечера, когда солнце уже садилось. Он знал, что орки – злобная раса жестоких подонков.

– Годится, – крикнул вожак. – Похоже, славное место для засады. Прыщ, Блевун, вы двое разведайте тут по округе, прикиньте, где лучше встать с луками. Сопля, ты с едой разберись. Лучше похавать, прежде чем он сюда доберется. Лишай, иди назад по тропе и встань где-нибудь там на шухере. Негоже, чтобы он нас врасплох застал.

Один из орков принялся шарить в грязном мешке, который он до того тащил за плечом. Второй тяжело поплелся обратно по тропе, а двое с луками направились от тропы в лес, но к облегчению Тарла остановились вдалеке от того места, где спрятались они с Ронаном, и стали на какое-то дерево глазеть.

– Эй, Блевун, там, часом, не птичье гнездо? – спросил один.

– Ага, – рявкнул другой, вглядываясь в листву. – Похоже, оно самое. А давай мы его стряхнем. – Они весело ухватились за тонкий ствол и начали раскачивать дерево.

На поляне один из орков завел какую-то раздраженно-заунывную жалобу. Вожак тут же повернулся к нему.

– Клят тебе в рот, Нарыв, заткнешься ты или нет? Мы здесь, потому что хозяин сказал нам быть здесь. Понятия не имею, как он узнал, что клиент этой тропой поедет… просто узнал, и точка. – Вожак повернулся, ухватив один из гнусных на вид кусков сушеного мяса, которые Сопля вытащил из своего мешка, и жадно в него вгрызся. Нарыв тоже взял кусок, который ему передали, и пренебрежительно его оглядел.

– А чего ради нам жрать это дерьмо, когда к нам в засаду скоро человек попадет…

– А того, что этого человека мы жрать не будем! – оборвал его вожак. – Хозяин хочет видеть его труп как доказательство, что задание выполнено. И если он этого доказательства не получит, в котел отправимся мы. Усвоил, бестолочь?

У края поляны Прыщ с Блевуном по-прежнему яростно трясли дерево, пока Блевун вдруг не завопил: «Готово!» Отступив на несколько шагов, он принялся глазеть на падающее гнездо со злобной усмешкой на физиономии, но считанные секунды спустя усмешка стала пропадать. Гнездо, казалось, все падало и падало, к земле при этом особо не приближаясь. Про закон перспективы Блевун ничего не знал, но тут внезапно понял, что нечто очень далекое и на вид маленькое может оказаться очень даже большим. Аккурат как это гнездо…

Прыщ отчаянно отскочил в сторону, но Блевун остался стоять как вкопанный. Рот его раскрылся, однако ни звука наружу не вышло, а потом двух с половиной метровое гнездо весом в четверть тонны грохнуло его по макушке. Оттуда выпрыгнуло метровое в диаметре яйцо. Срикошетировав от валуна, яйцо приземлилось в паре метров от того места, где в папоротниках притаился Тарл. Несколько мгновений весь лес, казалось, содрогался, после чего вокруг повисла потрясенная тишина, которую нарушил Прыщ.

– Эй, шеф, идите-ка гляньте, что за гнездище только что на Блевуна рухнуло, – крикнул он. Вожак в сопровождении других орков подбежал и воззрился на спутанную громаду сухих веток и побегов фесты.

– Клятские морды! – выругался он. – Это вы гнездо пакаса стряхнули, только и делов! Блевун? – Нагнувшись, он ухватил правую ноту Блевуна, единственную его часть, которая все еще была на виду, и потянул. – Клят, без толку, нам ни в жизнь его оттуда не вытащить. Жаль. Малость свежего мясца на ужин нам бы не помешала. А от этой ноги толку мало.

– У него еще парша была, шеф, – добавил Прыщ. – Мы бы после него все клят знает как чесались. Но я вам еще чего скажу. В гнезде яйцо было. Здоровое, как клят.

– Что? Яйцо пакаса? Отлично, приятель! И куда оно отлетело?

Прыщ указал в сторону валуна, где скрывался Тарл.

– Куда-то туда, за тот камень.

Тарл в ужасе слушал, как орки проламываются сквозь папоротники прямиком к нему. Обхватив голову руками, он попытался еще глубже вжаться в слой листвы, что ковром покрывал лесную почву. Какой-то момент ему казалось, что орки могут его не заметить, но затем прямо у него над головой раздался голос.

– Так-так, а тут у нас что за клятство? – Это был вожак орков. – Эй, сынок, ты что такое замыслил?

Тарл вскочил с диким воплем.

– Клят, Ронан! Они нас нашли! – Затем он лихорадочно огляделся. Перед ним довольно малоприятным полукругом стояли орки, кровожадно ухмыляясь в радостном предвкушении. А рядом… рядом не было никого! – Ронан? – позвал Тарл так тихо, что его даже орки не услышали. Ответа не было. Ронан, конь и осел как будто сквозь землю провалились.

* * *

Это был один из тех моментов, когда вся жизнь мгновенно проходит перед глазами. В другой обстановке Тарлу бы это понравилось, так как его жизнь включала в себя некоторые до жути интересные моменты. Однако когда стоишь один-одинешенек перед бандой орков, один из которых только что предложил остальным всадить здоровенное копье в одну очень интимную часть твоей анатомии и поджарить тебя на вертеле, на ум совсем другие вещи приходят.

Тарл быстро просчитал все варианты. Делать ноги отпадало. Из предыдущего опыта он знал, что договориться с голодным орком практически невозможно. Было крайне маловероятно, что всех семерых разом прихватит сердечный приступ. Оставалось только одно. Надо было попытаться с боем пробить себе дорогу.

Мысленно проклиная тот факт, что после целой жизни в приятной трусости союз с каким-то психованным воином впутал его в такую заваруху, Тарл вытащил меч. Хотя он уже не один год, как его купил, вытаскивать его из ножен ему еще ни разу не приходилось. Всегда находился другой вариант. Но не теперь.

– Ну вы, засранцы! – прорычал он. Вот тебе и на! Нет, так чересчур визгливо. Мы же не хотим, чтобы они решили, будто мы испугались. Тарл с великим усилием понизил голос на пару октав. – Если хотите проблем, вы их получите. Все сразу или по очереди. Мне без разницы.

Распаленный отчаянием, он сделал пару шагов вперед и взмахнул мечом. К его ужасу клинок отскочил от рукояти.

Вслед за этим у Тарла вдруг замаячила надежда, поскольку было очень похоже, что по меньшей мере двое орков вот-вот загнутся от смеха. Но затем лицо их вожака посуровело, и он поставил ноту на отлетевший к нему клинок.

– Ништяк, парни. Похоже, с этим придурком малость позабавиться можно. Есть предложения?

– Выпотрошить его, а кишки на огне поджарить.

– Вырвать ему глаза, отрезать яйца и в шарики ими поиграть.

– Воткнуть себе в жопы копья, а его отпустить.

Последнее предложение произнес низкий и устрашающий голос откуда-то из-за оркских спин. Последовал момент потрясенной тишины, а затем все орки повернулись и посмотрели. Тарла чуть не стошнило от облегчения. Ибо там, на поляне, стояло спасение в лице Ронана. Меч его был обнажен, и он держал его обеими руками в небрежно раскованной манере человека, в совершенстве им владеющего. Слева от воина стоял Котик, глаза его сверкали от возбуждения. Осел разинул пасть, угрожающе заревел, и лес эхом отозвался на его боевой клич.

Несмотря на столь неожиданный поворот событий вождь орков не слишком встревожился. Семеро против троих обычно не такое уж подавляющее преимущество, но когда одни из троих – недоносок с рукоятью вместо меча, а другой – нкзкорослый бурый осел, все смотрится куда лучше.

– Годится, парни, – спокойно произнес он. – Берем черного. Расклад обычный. Вперед!

Орки могли выглядеть несколько неуклюже, когда маршировали, но они уже притерлись друг к другу и были профессиональными убийцами. Они знали, как драться. Пятеро, умело развертываясь веером, бросились к Ронану, а шестой отошел вбок и приладил к луку стрелу.

Ронан стремительно сместился вправо от лучника, так что нападающим оркам пришлось повернуть в его сторону. Теперь, вместо того, чтобы атаковать его одной линией, они неслись один за другим, спотыкаясь на неровной земле и рыча от злости. Когда Ронан внезапно остановился и развернулся, разум его был чист и холоден словно горное озеро. Как всегда в таких случаях, годы тренировок взяли верх, и Ронану стало казаться, что события разворачиваются медленно, тогда как мысли, точно стрелы, свистят в голове.

Здесь встань потверже, повернись и рубани двумя руками – меч идеально отбалансирован, так и свистит – какое дурацкое выражение на морде первого орка, пока его голова летит с плеч – перешагни через труп, осторожно, черная кровь фонтаном бьет из шеи, может быть скользко – наотмаш рубани второго орка по брюху – внимание! Эти кишки уж точно скользкие – пара шагов назад, сразу двое налетают – увернись от копья, меч по дуге назад – порой собственной силы не чуешь, как его в грудной клетке заклинило – отпусти одну руку и хватай копье – ух, клятские орки по древку шипов понаделали, как иглы в ладони – забыл про боль, тащи меч на волю – ага, этого орка к себе за его же копье и рукоятью меча ему в рыло – ха, эта ядовитая придумка Тасмира, острая как игла рукоять, всегда приятный сюрприз, через глаз прямо в мозги, если они там есть – не забудь про лучника, вот не ожидал, нужен бы щит – пятого орка достаточно он колет, а в глазах испуг – легко увернись, хватай его, хрясь! – Дух из него вон, убил я его или нет? – проверь лучника, нет, ему не прицелиться – проверь вожака – клят! Он за Тарлом намылился, нужно метнуть кинжал – клят! Нет времени, сейчас он его возьмет…

Тарл стоял, с разинутым ртом глазея на то, как Ронан превратился в смертоубийственный вихрь, после чего головы, кишки и прочие куски орков полетели во все стороны. Пожалуй, именно этого он обычно и желал тем, кто скверно с ним обошелся, но тут все же вынужден был признать, что реальность оказалась чересчур жуткой. Бедные мудозвоны. Внезапно рык чьего-то проклятия вернул Тарла к собственному незавидному положению, и, обернувшись, он обнаружил, что вожак орков как раз в этот миг на него бросился. Визжа от страха, Тарл отскочил назад и споткнулся о корень дерева. Орк нанес меч, чтобы ударить, и охваченный диким ужасом Тарл вскинул руки, стремясь хоть как-то себя защитить. Мощная волна страха, похоже, пронеслась от его мозга по рукам – и всплеск голубого пламени, вырвавшись из ладоней, объял орка. На пару секунд тот застыл на месте от изумления, слегка дымясь, а потом одна из его опаленных бровей вдруг отвалилась. Рыча, вожак орков снова завес меч, но прежде чем он успел ударить, раздалось громкое чпок! – и кончик ронановского кинжала высунулся наружу рядом с его кадыком. Липкая черная кровь заструилась прямо на поднятые руки Тарла, а затем орк рухнул за землю бок о бок с Тарлом, и тот облегченно вздохнул.

Мозг Ронана гнал по инерции дальше. Прекрасный бросок – с подонком расчет, с Тарлом порядок, занятный фокус с голубым пламенем – клят! Кинжал-то был нужен для лучника – хватай оркское копье, бросай – клят! Он за деревом, не могу его взять – знаешь ведь, какие орки отменные лучники, бывает, бегущему человеку стрелу с пятидесяти шагов в глаз кладут, а мы тут мишени хоть куда – клят! Вот мы и огребли, он в Тарла целится…

Лишай, орк-лучник, был полностью уверен в себе. Он отлично знал, как классно он владеет луком. Просто стыдно за других парней, зато их доля гонорара им уже не потребуется. Скалясь себе под нос, Лишай решил сперва уложить мелкого недоноска, и он как раз целился в Тарла, когда все его мышцы вдруг словно окаменели от дикого ослиного рева. А потом что-то вроде снабженной зубами кувалды долбануло его сзади, и Лишай полетел вперед, на корни ближайшего дерева. Подняв взгляд, он обнаружил, что смотрит прямо в застывшие красные глаза низкорослого бурого осла. Находясь сантиметрах в пятнадцати от него, эти глаза казались миль на двадцать ближе, чем хотелось бы. Прежде чем орк успел шевельнуть хоть пальцем, осел ударил как змея. Оскаленные зубы резали не хуже стальных ножей, и Лишай завизжал, корчась на земле. Из его отрубленной у локтя руки обильно струилась кровь.

Тарл с трудом поднялся. Ему просто не верилось, как быстро все закончилось. Тридцать секунд назад ему непосредственно угрожала жуткая смерть. А теперь те, что ему угрожали, в виде кровавых кусков валялись по лесу. До жути завороженный, Тарл наблюдал, как Ронан поднимает бесчувственное тело единственного еще живого орка из тех пятерых и вешает его за ремень на удобный сук, после чего подходит к вопящему лучнику и мгновенно приканчивает его колющим ударом меча. Тарл отвернулся, не желая на это смотреть, и оказался лицом к лицу с ослом. Тот держал в пасти отрубленную руку и казался страшно доволен жизнью.

– Боги мои! Котик! Зачем у тебя во рту эта гадость? – спросил возмущенный Тарл.

Осел сперва с жалостью на него посмотрел. «Просто мне показалось, – подумал он, – что ты, может, захочешь чью-нибудь руку пожать. Зачем у меня во рту эта гадость? Никакая это не гадость. Это мой сегодняшний обед. Одна оркская лапа – и то хлеб». Тут в ослином взгляде засквозило пренебрежение. «Да, приятель, знавал я ледники, которые быстрее твоих мозгов пошевеливались», – подумал Котик и отвернулся.

Тарл присел на камень. Он вдруг понял, что весь дрожит. Вообще-то когда он так дрожал, это просто означало, что прошлой ночью он прекрасно время провел. Но в том, чтобы так дрожать без всякой на то причины, веселого было мало. Совсем ничего веселого не было. «Если это приключение, – подумал Тарл, – то я им по горло сыт». Внезапно в полуметре за его спиной раздался голос Ронана, и Тарл упал с камня.

– Кончай так делать! – буркнул он, снова приходя в себя.

– Извини, – фыркнул Ронан. – Я привык двигаться неслышно. Так меня в Школе воинов учили. – Он нагнулся и вытер окровавленный меч о спину оркского вожака. – А здорово ты его с этой огненной ерундой огорошил, – добавил он. – Как тебе удалось…

– Не хочу я об этом!

Ронан с интересом на него посмотрел, потом заметил у него в руке рукоять меча. Выглядела рукоять до странности знакомой.

– Отважный поступок, – небрежно заметил он. – На восьмерых орков, да еще со сломанным мечом…

– Клятская штуковина! – выругался Тарл. – Дай мне только как-нибудь снова в Порт-Ред заглянуть.

– Что? – Ронан вдруг замер как статуя.

– Я намерен с этого урода Эльрика деньги стребовать, даже если мне после этого не жить. Честный Эльрик, вот уж точно! Мне следовало бы догадаться. Ведь он всего один таблон попросил! Приличный меч за такую цену даже на дешевой распродаже не купишь. – Тарл умолк и стал приглядываться к Ронану, пока тот засовывал свой меч обратно в ножны. «Странно, – подумал он. – А ведь этот парень не на шутку озабочен. Наверное, он меня полным мудаком считает, раз у меня такое оружие!»

Ронан действительно был не на шутку озабочен. Он размышлял, сколько еще никчемных мечей его отца развалилось в самое неподходящее для других невинных бедолаг время. Хотя вряд ли слово «невинный» могло первым делом прийти на ум при взгляде на Тарла. Погруженный в задумчивость, Ронан выдернул свой кинжал из шеи оркского главаря и прошел туда, где с дерева свисал единственный уцелевший орк. Он явно приходил в чувство и уже начал дрыгать ногами и корчиться. Тарл последовал за Ронаном, стараясь не смотреть на останки других врагов.

– Странно горных орков в лесной глуши встретить, – заметил он. – Как думаешь, за кем они тут охотились?

Ронан аккуратно вытер кинжал о грязную куртку орка. Тот вдруг перестал извиваться и стал совсем-совсем неподвижным. Тарлу подумалось, что статуи порой бывают куда оживленней. Ронан внимательно заглянул орку в глаза и поднял кинжал.

– Хочу вот эту тварь убедить, чтоб рассказала, – прорычал он. Орк превзошел самого себя и стал еще неподвижней. А Тарла слегка затошнило.

Впрочем, волноваться ему не стоило. Хотя Ронан очень даже смахивал на человека, высшим удовольствием в жизни для которого бывает острым ножом удалить чьи-нибудь почки через прямую кишку, в душе он был весьма деликатен. Даже трех лет в Школе воинов не хватило, чтобы избавить его от вечных угрызений совести. Всякий раз, как он кого-то убивал, вне зависимости от того, насколько честной и достойной была драка, у Ронана всегда оставались сомнения, правильно ли он поступил и одобрила бы это его мама. В данный конкретный момент он очень сожалел о том, что ему пришлось положить конец страданиям того раненого орка. А при мысли о пытке этой до смерти перепуганной твари, что перед ним висела, ему, как и Тарлу, стало дурно. Курс «допроса и пытки» в Школе воинов Ронан в свое время благополучно завалил. Однако он выяснил, что чаще всего вовсе не требуется и впрямь пытать пленника. Вполне достаточно того, чтобы он поверил в твою готовность это делать.

Ронан кровожадно улыбнулся орку и приставил кинжал к кончику его носа.

– Я Ронан, Победитель Зла, – медленно проговорил он. – А это Тарл. Хотим тебе кое-какие вопросы задать. Если станешь лгать, умрешь. Понял?

Орк в ужасе собрал глаза в кучу, разглядывая кинжал. Невесть как он умудрился энергично покивать головой, при этом совершенно не двигая носом.

– Я, дяденька, завсегда, – выдохнул он. – Пожалуйста. Все-все-все скажу.

– Вот и славно, – продолжил Ронан. – Имя?

– Ронан, Победитель Зла.

– Да не мое, идиот!

– А, да-да, тогда Тарл, – извиняющимся тоном ответил орк.

– И не мое! – пробормотал Тарл. Он всерьез опасался что еще десять метров оркских кишок вот-вот присоединятся к тем, что уже валялись на лесной почве, а он их на всю жизнь насмотрелся. – Твое имя, дубина! Имя!

– Имя – это название, которым я пользуюсь, что бы отличать себя от других, – забубнил орк.

– Ну так давай сюда это название! – завопил Тарл.

Орка вдруг осенило.

– А! Прыщ!

Ронан безрадостно улыбнулся.

– Теперь мы немного продвигаемся. Итак, Прыщ, что ты здесь делаешь?

– В штаны кладу, – последовал правдивый ответ.

Ронан с отвращением сморщил нос.

– Нет, я спрашиваю, что ваша банда орков здесь делает!

Глаза Прыща стремительно завращались, озирая сцену.

– Большинство тут без голов валяется, – пробормотал он.

Тарл тронул Ронана за плечо.

– Дай я попробую, – уверенно произнес он и повернулся к перепуганному орку. – Скажи, Прыщ, – продолжил он, – зачем ты здесь?

– Ой, дяденька, и не спрашивай. Экзистенц философия для меня просто лес темный.

Тарл немного поразмышлял над таким ответом, а затем снова повернулся к Ронану.

– Сомневаюсь, что он такой тупой, каким прикидывается.

Ронан решил чуть-чуть поднять ставки и легонечко надавил на кинжал. Струйка темной крови потекла с кончика оркского носа, и Ронан безжалостно подавил ту мысль, что его отец определенно бы этого не одобрил.

– Слушай, ты, драконья отрыжка, – глухо прорычал он. – У вашей банды орков была особая причина сюда придти. Что здесь такого, в лесу?

– Здесь деревьев очень много.

Ронан выпучил глаза, а Тарл отвернулся. Прыщ, чувствуя, что дал не тот ответ, которого ждали, принялся бубнить дальше.

– А если вы хотите знать про причину, а не про лес, так все потому, что тот человек в пивной заплатил нам, чтоб мы сюда пришли и тебя убили.

– Меня?

– Так он сказал. Найдите темнокожего воина с маленькой медвежьей головой на шее, сказал он. Устройте ему засаду и принесите мне труп.

– Что это была за пивная?

– «Драконья лапа», по-моему. Крутое местечко. В Вельбуге. Лужи блевотины на полу, разбитые бокалы и все такое. По крайней мере, так было, когда мы уходили.

Ронан повернулся к Тарлу.

– Знаешь эту таверну?

– Кажется, слышал… Самая крутая таверна во всем Вельбуге, если не ошибаюсь.

Ронан кивнул.

– Тогда оттуда и начнем, – заключил он и опустил кинжал к горлу орка.

Тарл отвернулся, не в силах смотреть, но оттого, что он увидел позади, его чуть не стошнило. Жирные мухи размером с небольших птиц уже слетались отовсюду и пристраивались на самых липких кусках мертвых орков. Трупы превратились в гудящую массу распихивающих друг друга насекомых. Тарл повернулся обратно.

– Послушай, – начал было он, но тут вдруг увидел выражение на лице Ронана. Тот смотрел на орка с таким видом, точно вот-вот вытошнится, а кинжал в его руке заметно дрожал. Волна сочувствия захлестнула Тарла. Этот парень не мог заставить себя хладнокровно убить даже гнусную тварь! Такая мощь и такая мягкость! Тарл ощутил внезапную симпатию к здоровенному воину. Стараясь не улыбаться, он подошел поближе и встал прямо перед орком.

– Вот что, – начал Тарл. – Мы не собираемся тебя убивать. Но мы отправляемся в Вельбуг и не хотим, чтобы кто-то об этом узнал. Так что у нас два варианта. Вариант первый. Ты клянешься ничего не говорить и отправляешься на запад – как можно дальше и как можно скорее. Просто исчезаешь, усек? Вариант второй. Мы берем тебя с собой в Вельбуг.

– Берете меня с собою? – недоверчиво повторил орк.

– Ага, – с невинным видом подтвердил Тарл, а затем выложил свою бомбу. – Поплывем по реке – на лодке.

Нижняя челюсть орка мигом отпала, и пот заструился по его лицу. Кожа сделалась цвета давно прокисшего молока.

– Нет! Пустите меня, дяденьки! Я ни слова не скажу, честно не скажу, пойду себе, честно-честно, только в лодку меня не берите. Пожалуйста, дяденьки! Простите засранца!

Тарл с улыбкой взял у Ронана нож и перерезал орку ремень. Тот плюхнулся на землю точно мешок с дерьмом, но тут же вскочил и помчался через лес в сторону запада, что-то тараторя от страха.

– Пока не доберется до Леса Снов, не остановится, – пояснил Тарл. – Уж ты мне поверь, – продолжил он, когда Ронан с сомнением на него посмотрел. – Я с орками немало пожил. И знаю их как облупленных. Всем известно, что они терпеть не могут воды, но очень немногие знают, что лодок они еще пуще не терпят. У них от одного вида лодки морская болезнь делается. Галерные рабы из орков в непогоду могут в буквальном смысле свои кишки за борт выблевать. Худшее, чем ты можешь пригрозить орку, это взять его на лодке покататься. Причем угрозу совсем не обязательно выполнять. Орки и так достаточно пакостны, но противней того орка, который только что все содержимое своего желудка тебе на ботинки отрыгнул, и представить себе нельзя.

Ронан кивнул.

– Ладно, – сказал он. – Пожалуй, это лучше, чем его убивать – Затем, взяв своего коня под уздцы, он повел его обратно на тропу.

Тарл ловко отскочил в сторону, когда осел протолкнулся мимо него и затрусил вслед за Ронаном. Оркская рука все еще болталась из его пасти. «Да, – подумал Тарл. – Пожалуй, именно такие спутники для безопасного путешествия мне и требуются. Маньяк-убийца с комплексом вины и осел из преисподней. И все же, когда доберемся до Вельбуга, нужно будет быстро слинять. Мы всего в паре часов оттуда, а орки мертвы, и где мы, никто не знает. Пока можно наслаждаться полной безопасностью!»

И с такими мыслями в голове он пустился вслед за Ронаном и Котиком пешим порядком.

* * *

Маг Антракс понаблюдал, как крошечная фигурка Тарла торопливо догоняет Ронана, затем пробормотал команду, и хрустальный шар вдруг сделался непрозрачным.

– Итак, они выпутались, – вслух размышлял он. – Н-да. Похоже, Некрос теряет былую хватку. Все может обернуться еще любопытней, чем казалось. Пожалуй, лучше дать ему знать. Да, забавней будет сообщить Ритте. Пусть передаст новости. – И с довольной улыбкой на губах Антракс щелкнул пальцами, после чего хрустальный шар вновь вспыхнул белым светом.


Содержание:
 0  Ронан-варвар (пер. М.Кондратьев) : James Bibby  1  Меч : James Bibby
 2  Племя : James Bibby  3  Деревушка : James Bibby
 4  Город : James Bibby  5  Междусловие : James Bibby
 6  Книга вторая : James Bibby  7  Встреча : James Bibby
 8  Засада : James Bibby  9  Вельбуг : James Bibby
 10  Убийца : James Bibby  11  Ловушка : James Bibby
 12  Антракс : James Bibby  13  Лес Снов : James Bibby
 14  Страна гномов : James Bibby  15  Возмездие : James Bibby
 16  Поиск : James Bibby  17  Встреча : James Bibby
 18  вы читаете: Засада : James Bibby  19  Вельбуг : James Bibby
 20  Убийца : James Bibby  21  Ловушка : James Bibby
 22  Антракс : James Bibby  23  Лес Снов : James Bibby
 24  Страна гномов : James Bibby  25  Возмездие : James Bibby
 26  Приложение 1. Словарь : James Bibby  27  Приложение 2. Эльфы : James Bibby
 28  Приложение 3. Орки : James Bibby  29  Использовалась литература : Ронан-варвар (пер. М.Кондратьев)



 




sitemap