Фантастика : Юмористическая фантастика : Антракс : James Bibby

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Антракс

Путешественникам, направляющимся на запад от Вельбуга, можно порекомендовать сторониться главной западной дороги, ибо считается, что в этом районе орудует Ведьма Южной Развилки, и многие путешественники уже оказались прокляты или заколдованы. Предыдущие сообщения о том, что корень мандрагоры действует как амулет против ее заклинаний, оказались ложными, и путешественникам можно посоветовать испробовать либо иной корень, либо иной маршрут…

Вельбугский еженедельник

Тарл медленно выплывал из глубин сна. Его нежно покачивала водяная кровать, и он чувствовал у себя на лбу жаркое дыхание Серены. Удовлетворенно вздохнув, Тарл протянул руку, чтобы погладить девушку по щеке.

Странное дело… щека казалось довольно грубой. А если вдуматься, то и водяная постель была довольно жесткой, а подушка – комковатой. И Тарл буквально околевал от холода. Он с трудом приоткрыл один глаз, затем другой – и в ужасе уставился вверх. Вместо прелестного личика Серены там в перевернутом виде маячила гнусная рожа с клыками, нечистой кожей и пристальными желтыми глазами. Рожа ухмыльнулась, и миазмы смрадного дыхания пронеслись мимо. Тарл открыл было рот, чтобы завопить, но чья-то здоровенная ладонь накрыла ему рот прежде, чем он успел издать хоть звук.

– Тсс! – прошипел сидевший позади Ронан, а затем убрал ладонь. Тарл с тяжким усилием сел прямо и огляделся. Оказалось, до этого он лежал на дне лодки, а под его головой покоился рюкзак. Позади сидели Ронан и Котик, а впереди – обладатель гнусной рожи, перевозчик – который почти неслышно греб обернутыми тряпьем веслами. Они быстро двигались вниз по реке, а холодный туман обволакивал лодку, скрывая из вида берег. Тарлу подумалось, что лучше бы ему было рядом с Сереной проснуться.

– Что тут за клятня творится? – прошипел он.

Ронан явно удивился.

– Почему ты шепчешь? – спросил он.

Тарл указал на весла.

– Мы по-тихому сматываем из Вельбуга в лодке со специально обмотанными веслами, вот я и решил…

– Никакие они не специально обмотанные, – проворчал Атгул. – Они у меня всегда такие. Ты очень удивишься, если узнаешь, сколько похмельной публики я за свою жизнь перевез. А с бодуна все тишину ценят.

– Так или иначе, – вмешался Ронан, – мы уже в нескольких милях от Вельбуга. Ведь мы еще перед рассветом в путь вышли.

– Могли бы меня разбудить, – сердито заметил Тарл.

Воин заметно смутился.

– Ну, по твоему виду было похоже, что лишний сон тебе бы не помешал, а Тусона сказала, что раз ты по-прежнему в своей комнате, значит, ты определенно идешь со мной, и тогда я подумал…

– Тогда ты подумал, что я еще передумать могу, – Тарл с тоской вгляделся в туман за кормой лодки, но город вместе со всеми его звуками давно исчез позади. – Вот стыдуха! Я даже с Сереной не попрощался.

– А она тебе весточку передала, – улыбаясь, сообщил Ронан.

– В самом деле? – небрежным тоном произнес Тарл.

– Ага. Велела сказать тебе «бе-е».

Тарл почувствовал, как вспыхнули его щеки. Ощущение было весьма непривычное.

– А что, у тебя с Атгали славная ночка вышла? – спросил он, желая сменить тему.

– Нет.

Тарл поднял удивленный взгляд. Могучий воин опять казался смущенным.

– Нет? Почему нет?

– Потому что это была не Атгали.

– А кто?

– Тусона.

– Ты шутишь! – Тарл внимательно посмотрел на своего друга. Тот с особенно зверским выражением на лице глядел в никуда, но на губах у него играла улыбка. Сейчас Ронан был похож на опасного тигра-людоеда, думающего о своей тигрице-людоедке.

«Гракова кровь! – подумал Тарл. – Да он влюбился! И по самые уши! Хотя чему я удивляюсь? Какая еще парочка так создана друг для друга? Могу поклясться, они долго и упорно препирались, кому сверху быть…»

Тут Ронан скорчил жуткую гримасу.

– Никогда не думал, – проговорил он, – что женщина может быть такой… такой…

– Красивой? – подсказал Тарл – Аппетитной? Сексуальной?

– Смертоносной, – выдал Ронан. – Такой быстрой, такой крутой, такой…

– Да погоди, – перебил Тарл. – А с Атгали-то что случилось?

– Не знаю. Я думал, она будет в спальне, но меня там Тусона ждала. Она сказала, если я еще хоть раз где-то рядом с Атгали окажусь, она мне глотку перережет. Она это серьезно!

Тарл внутренне содрогнулся. Его не слишком прельщала перспектива ложиться в постель со смертоносными женщинами. Это напомнило ему отвратительные привычки некоторых наиболее паскудных пауков, про которых он когда-то читал, таких как «делатель вдов» или «черная стерва». Он поскорее перевел разговор на более приятные темы.

– Стало быть, – подмигнул он Ронану, – ты Тусону оттрахал? Ничего странного, что вид у тебя такой измочаленный.

Тут Тарл вдруг понял, что болтается в воздухе, а к его подбородку плотно прижат огромный черный кулак. Ронан какое-то время поглазел на него с таким видом, будто Тарл только что нагло харкнул ему в вино, однако затем будто бы малость застеснялся и опустил его на место.

– Я только по одной причине не выспался, – объяснил он, пока Тарл лихорадочно глотал воздух. – Слишком было шумно. В соседней комнате словно целое стадо баранов взбесилось.

Второй раз всего за одну минуту Тарл почувствовал, что густо краснеет. Отвернувшись от Ронана, он стал наблюдать, как Атгул аккуратно погружает обмотанные тряпьем весла в воду и мощно их тянет.

– Итак, девушек мы оставили позади, – подытожил он. – И город. И кабаки. И еду, и вино, и пиво, картишки, и зрелища, и удобства, и безопасность, и веселье, и забавы…

Голос его затих. Последовало краткое молчание, которое в конце концов нарушил Ронан.

– Я рад, что ты со мной, – кисло произнес он, а затем повернулся и стал печально смотреть в сторону Вельбуга, пока лодка все неслась и неслась сквозь туман.

* * *

Атгул твердо держал лодку у берега, пока остальные из нее вылезали.

– Держите путь на север, к Лесу Снов, – посоветовал он. – Говорят, дом мага всего в нескольких милях за Торговым постом.

Тарл озабоченно поднял взгляд.

– Говорят? – переспросил он. – Ты что, не знаешь никого, кто действительно там бывал?

Атгул покачал головой.

– Есть у нас в Вельбуге поговорка: «Никогда не суйся в дела магов. Этим ублюдкам ни на грош доверять нельзя!» – С этими словами он оттолкнул лодку от пристани и мощно погреб назад, вверх по течению.

– Просто класс, – скривился Тарл, когда Ронан мимо него прошел. – Прогулка на голодный желудок к дому неизвестного местоположения, где какой-то псих в длинном колпаке и с длинной белой бородой только и ждет, чтобы нас в лягушек превратить.

Котик с укоризной на него глянул. «Могло быть и хуже, мудозвон, – подумал он. – Тебе на горб могли два огроменных рюкзака привязать!» И, презрительно фыркнув он затрусил по тропе вслед за Ронаном.

* * *

У оставшейся в Вельбуге Тусоны вышло беспокойное утро. Хотя она оказалась так же сражена Ронаном, как и он ею, она была не из тех, кто стал бы томно слоняться по дому, ломая руки и тоскуя по своему возлюбленному. Когда у Тусоны были дела, она их делала. А этим утром ей требовалось обезопасить город.

Не прошло и часа с тех пор, как она увидела Ронана безопасно отплывающим в лодке перевозчика, а Тусона уже возглавляла отряд городской стражи, бодро маршировавший по улицам мимо радостных толп арестовать сообщников Ритты. Однако, судя по всему, арестовывать было уже некого. Начальник стражи у ворот доложил Тусоне о массовом исходе на рассвете, когда южане, уроженцы востока, орки и прочая малоприятная публика рекой вытекала в ворота, направляясь на север. Тяжеловооруженная группа примерно из двадцати лучших людей Ритты бешеным галопом унеслась по Западной дороге.

«Ха! – подумала Тусона. – Знаю, за кем они погнались. Клят вам в зубы, ребята, нипочем вы его не найдете!»

К тому времени, как Тусона со своими людьми добралась до дома Ритты в купеческом квартале, за ней, похоже, добрая половина города увязалась. Конюхи, строители, свободные от службы стражники – все они радовались, кричали и размахивали тем оружием, какое только смогли разыскать. Тусона помедлила на лестнице, что вела к передней двери дома мертвого советника, и произнесла небольшую, но хорошо продуманную речь, которую завершила неожиданным пожеланием всем гражданам устроить себе выходной и хорошенько это дело отметить. Толпа взорвалась восторгом, и Тусона с улыбкой отвернулась. Что касалось связей с общественностью, то тут ее отец тоже кое-чему научил.

Дом Ритты пустовал, не считая нескольких рабов, которые боялись и ненавидели прежнего хозяина, а потому чрезвычайно обрадовались освобождению. Тусона внимательно обыскала все помещения, но ничего полезного найти не удалось. Кто-то перед самым уходом сжег в камине главной залы массу бумаг и пергаментов. Она тщательно переворошила пепел, но ничего стоящего не обнаружила.

«Просто позор, – подумала Тусона, поднимаясь по лестнице, что вела на самый верх башни. – Начни мы действовать сразу после того, как Ритта отдал концы, мы могли бы массу полезных документов найти». Но тут она улыбнулась себе под нос. Да клят с ними, с документами! Она провела сказочную ночь с Ронаном, и ни на что бы ее не променяла. Так или иначе, Ритта загнулся, они малость подпалили Некросу задницу, и Вельбуг отныне был в безопасности.

Распахнув дверь на верху лестницы, Тусона оказалась в маленькой квадратной комнатке. По одну сторону портьера закрывала высокую балконную дверь. С расположенного за ней балкончика был виден весь город. В центре комнаты находился стол, на котором покоился небольшой хрустальный шар.

Тусона села за стол и воззрилась на хрустальный шар. Она как раз задумывалась о том, не сможет ли он ей чего-нибудь сообщить, когда шар вдруг наполнился зловещим красным свечением. Прямо у нее на глазах смуглая, злобная физиономия выплыла из глубин.

– Ритта!

Голоса, который зловеще гудел на хрустального шара, было вполне достаточно, чтобы по спине у дракона поползли мурашки, однако Тусона была не расположена трусить. Она мгновенно сообразила, что это наверняка Некрос, и что он пока еще не слышал новости. Отлично! Возможно, она сумеет что-то разузнать. Тусона подалась вперед.

– К несчастью, Ритта сейчас подойти не может, – вкрадчиво замурлыкала она. – У него со здоровьем нехорошо.

Выражение лица Некроса никак не изменилось, но Тусона вдруг ощутила ядовитую ненависть, что сочилась из хрустального шара и обволакивала ее подобно сетке ретиария.

– А-а! Так это, должно быть, Тусона. Как славно наконец с тобой поболтать! – Внезапно голос стал источать мед – но только такой мед, что делается пчелами-убийцами, да еще в особенно скверном настроении. – Ведь я его, глупца, предупреждал. Говорил, что ты со своим дружком-воином большую беду ему принесешь.

– Не только ему. Про Вельбуг можешь забыть. Начни о собственной шкуре заботиться.

Некрос рассмеялся. Такого тошнотворного звука Тусона в жизни не слышала.

– Неужели ты и впрямь рассчитываешь одолеть меня и те силы, которые за мной стоят? Жалкая женщина и безбородый сопляк из Школы воинов? Смотри же! У меня для вас специальный подарок припасен!

Обзор в хрустальном шаре расширился, и Тусона сумела разглядеть, что Некрос держит в рук меч метров двух в длину, черный как смоль и с зазубренным клинком. Затем он принялся острить его о точильный камень, и от жуткого металлического скрежета у Тусоны мурашки по коже забегали. Внутренне она содрогнулась, но изобразила презрение.

– Как характерно! Что твои люди, что твои мечи. Размером очень впечатляют. Что ж, я всегда считала правдой то, о чем люди говорят. Большой меч, маленький член.

Металлический скрежет прекратился, и Некрос бросил на нее взгляд, полный нечеловеческой злобы. Тусона неожиданно для самой себя вдруг с такой силой вцепилась в край стола, что костяшки ее пальцев побелели.

– Ты уже перестаешь меня забавлять, – прорычал Некрос. – Пожалуй, чем раньше я от твоего дружка избавлюсь, тем лучше.

– Руки коротки, – уверенно заявила Тусона. У нее создалось впечатление, что все идет как надо. Ей показалось, будто она с песней в сердце марширует по широкой дороге жизни, и в этот самый момент у нее за спиной судьба вдруг выскользнула из темного проулка с кирпичом в руке.

– Ну, это будет не слишком сложно, – рассмеялся Некрос. – Он ведь идет с Антраксом повидаться, не так ли?

Тусона что было силы постаралась убрать со своего лица вырвавшийся туда ужас, а Некрос радостно расхохотался.

– Девочка моя милая, – ухмыльнулся он. – Ведь именно я и приказал Антраксу его пригласить. Большой отряд моих людей сейчас скачет туда же. Непременно сохрани этот шар. Когда Ронана сюда приволокут, я позволю тебе последним словом с ним обменяться. Или с тем, что к тому времени от него останется.

Охваченная страхом, Тусона уставилась на Некроса. Чувствовала она себя так, будто мощный и очень злобный конь со свинцовыми подковами только что лягнул ее в живот. При взгляде на ее лицо Некрос опять радостно расхохотался.

– Что, резкого ответа не выходит? – спросил он. – Ничего, не переживай. По утрам мы все не в лучшей форме бываем. Так я передам, что ты его любишь, ага?

Изображение внезапно пропало, и красное свечение угасло, оставляя в комнате тишину и покой морга. А затем Тусона вскочила со стула и бросилась вниз по лестнице, крича, чтобы кто-нибудь привел ей коня.

Какое-то время Вельбугу предстояло самому о себе заботиться. Тусона должна была спасать своего мужчину.

* * *

После жаркого и слепящего дневного солнца внутри Торгового поста царила тишь и приятная прохлада. Там также царила жуткая темень, и глазам Ронана потребовалось время, чтобы с ней свыкнуться. После этого он смог разглядеть, что они оказались в обширном помещении, которое прилагало новые взыскательные критерии к слову «загроможденный». Повсюду, куда ни глянь, были вещи, наваленные на другие вещи, возле вещей, под вещами, внутри вещей, а сверху для порядка были навалены еще вещи. Покачивающиеся груды почти всего на свете наваливались на стены, перекрывали окна и угрожали продавить потолок.

За прилавком едва просматривался хозяин Торгового поста. Высоченный и необыкновенно тощий, он производил впечатление человека, которого когда-то давным-давно рассеянный садист привязал к автоматической дыбе и на пару недель там забыл. Наверное, если он вдруг стоя заснет, его тело запросто может сложиться гармошкой. Глаза хозяина радостно заблестели за круглыми очками, когда он взволнованно вгляделся в потенциальных покупателей поверх, помимо многого прочего, нескольких пар подбитых гвоздями ботинок для троллей, связки мечей, чучела виггагоа, полного собрания сочинений Максона Меньшего, весьма занятной скульптуры, сделанной исключительно из конских подков, ящика консервированных яблок в сидре, водруженной на щит головы алаксля, а также старой тачки без колес.

– Привет! – поздоровался он. – Ого! Прекрасные рюкзаки! Я вам за них тридцать бронзовых таблонов дам!

Ронан покачал головой.

– Тогда тридцать пять. Нет? А как насчет осла? Я вам за него два серебряных таблона дам.

Ронан опять покачал головой.

– Осел не продается. Послушайте, вы бы не могли…

– Тогда два с полтиной… – Торговец осекся, когда осел оскалился в каком-то совсем не ослином рыке. – Э-э… пожалуй, нет. – Тут его взгляд наткнулся на Тарла. – А как насчет вашего маленького раба? Я вам за него золотой таблон дам!

Меч Ронана неистово сверкнул, метнувшись к прилавку, и разрубил тачку ровно напополам. Последовало недолгое молчание.

– Прекрасное оружие. Я вам за него пять золотых таблонов дам…

– Да послушайте! – от голоса Ронана Торговый пост содрогнулся до основания и пустил несколько небольших оползней вдоль стен. – Не желаем мы ничего продавать. Прежде чем вы поинтересуетесь, мы и покупать ничего не намерены. Мы просто хотим спросить, не скажете ли вы нам, где…

– Если вы не хотите торговать, тогда какого клята вы здесь делаете? – перебил возмущенный торговец. – Это Торговый пост. Здесь люди торгуют. Я торговец. Я торгую, чтобы жить. Торговля – смысл моего существования. Это то, чем я занимаюсь. Если вы хотите немножко поторговать, я ваш покорный слуга. Но если вы торговать не хотите…

– Но мы хотим! – вмешался Тарл и поднял бурдюк со своим домашним вином. – Мы продадим вам это восхитительное вино за… кое-какую информацию.

– Вот это разговор! – возбужденно воскликнул торговец. – Что вы хотите узнать?

– Вы про мага Антракса случайно не слышали?

– Как же, слышал! Он частенько сюда за припасами заходит. – Торговец указал на полку у себя за спиной, заставленную разными консервами. Тарл присмотрелся. Разглядеть ему удалось только консервную банку с этикеткой «Гурманское филе болотной гадюки» и соседнюю, помеченную как «Лучшие собачьи языки Гатта и Болдера».

– Можете сказать нам, где он живет?

– Конечно! Пройдите по тропе на север порядка двух миль, пока не дойдете до дома Нолава, Отца Многих Дщерей. Там сверните налево и пройдите на запад около полумили, пока не дойдете до опушки Леса Снов. Дом Антракса шагах в пятидесяти за опушкой.

– Спасибо! – швырнув на прилавок бурдюк с вином, Тарл повернулся к Ронану. – Вперед, нам лучше поспешить!

Ронан не без труда вытащил из прилавка застрявший там меч, затем бросил на торговца недовольный взгляд и последовал за своим другом наружу. Тарла он обнаружил озабоченно вглядывающимся в дорогу на восток. Далеко-далеко там виднелось облачко клубящейся пыли.

– Вот клят! – выругался Тарл. – Всадники!

И они бросились бежать.

* * *

Даже с рюкзаком, который он забрал у осла, Ронан мог поддерживать достаточно быстрый темп куда больше двух с половиной миль. Котик, обремененный всего одним рюкзаком, прекрасно мог семенить хоть весь день. А вот с Тарлом все вышло совсем по-другому. До сих пор самой о напряженной тренировкой была пробежка глазами по счету в винном баре. И теперь он оказался близок к полному изнурению.

Всадники тоже утомились, проскакав без остановки от самого Вельбуга. Если бы не торговец, они бы уже настигли свою добычу. Когда они остановились у Торгового поста, чтобы узнать о Ронане, хозяин настоял на сделке, и к тому времени, как они ударили по рукам, Ронан с Тарлом были уже на полпути к дому Мага. Но теперь всадники стремительно приближались. Впереди, у опушки, они заметили свою добычу. И были от нее почти на расстоянии полета стрелы.

Тарлу показалось, что его грудь вот-вот разорвется. Бок болел так, будто туда всадили меч, а ноги превратились в вихляющие колья страдания. Он вцепился в первое же дерево, до которого смог добраться, и повис на нем, издавал какое-то странное фырканье, точно боров-астматик.

– Бежим, Тарл! – крикнул откуда-то спереди Ронан. – Еще несколько метров! Наверняка мы совсем рядом с домом Мага!

– Где? – отчаянно выдохнул Тарл. – Окстись! Какой ты тут видишь дом? – Тут в дереве над самой его головой затрепетала стрела, и Тарл с испуганным воплем заковылял вглубь леса.

Ронан схватил его за руку и поволок вслед за ослом, который целеустремленно трусил дальше между деревьев.

– Это должно быть где-то здесь, – пробормотал Ронан, лихорадочно озираясь. – Если нет, нам придется драться!

– Драться? – завопил Тарл. – У них же луки! Все, нам кранты! Они нас просто перестреляют!

Будто в подтверждение этих слов мимо просвистели еще две стрелы. Третья вжикнула у Тарла над ухом и глухо воткнулась Ронану в рюкзак. Они слепо протащились еще несколько шагов, отлично слыша победные вопли преследователей, а потом деревья и сам воздух впереди вдруг заколыхались подобно отражению на потревоженной водной глади. Тарл с Ронаном прорвались сквозь колеблющийся воздух как сквозь зеркало, и мгновение спустя перед ними из ниоткуда возник дом, такой же твердый и реальный, как и стрела в рюкзаке Ронана. Голоса их преследователей внезапно куда-то исчезли, словно за ними закрылась незримая дверь.

Когда Тарл, задыхаясь, рухнул на землю рядом с ослом, Ронан воззрился туда, откуда они пришли. Лес просматривался до самой опушки, и все же ни следа их преследователей там не было. Тогда Ронан повернулся обратно и осмотрел возникший перед ними дом.

Это был прекрасный белоснежный коттедж, где розы росли по стенам, птицы радостно пели на свесах соломенной крыши, а бабочки порхали как листья на ветру среди изобилия цветов, что кучковались вокруг дорожки из красного камня, ведущей к передней двери. Все вокруг словно бы купалось в солнечном свете, несмотря на тот факт, что дом находился в лесу и его затеняли двадцатиметровые деревья. Создавалось впечатление, будто кто-то зачерпнул его на залитом ярким солнцем склоне холма и вместе с окружающим светом сгрузил здесь.

Ронан помог стремительно приходящему в себя Тарлу встать на ноги, затем дружески похлопал осла и зашагал по дорожке. «Если это не дом мага, – подумал он, – тогда я просто не знаю, что это». Подняв тяжелый кулак, Ронан от души забарабанил по крепкой дубовой двери.

– Эй, мудозвон! – возмущенно просипел чей-то голос. – На чем это ты по-твоему играешься?

Ронан отступил на шаг и в изумлении огляделся.

– Является сюда такой крутой и ну, клят, прямо по тебе колошматить! – продолжил голос. – Ты тут, кореш, не дома! Могла бы я двигаться, так бы, клят, тебе наваляла, что потом бы никакие доктора не собрали!

Озадаченный Ронан все оглядывался. Тарл подошел к нему поближе и прошептал:

– По-моему, это дверь! Должно быть, ты ее не на шутку расстроил! Вряд ли она привыкла, чтобы по ней стучали!

И действительно – дверь прямо-таки трепетала на петлях от возмущения. Внезапно она заорала:

– Эй, Колючка! Ты видела?

– Еще бы, – прогудел голос позади них. Повернувшись, Ронан с Тарлом увидели, как могучая сосна у ворот угрожающе над ними нависает. – Ты, кореш, лучше бы с такими заявками сюда не совался! – продолжил голос, и дерево резко качнулось, словно под резким порывом ветра. Здоровенная сухая ветка грохнулась на землю рядом с Тарлом, осыпая осла щепками.

Вслед за сосной другие деревья тоже начали зловеще раскачиваться, а гул возмущенного бормотания стал нарастать. Ронан стоял в нерешительности, положив ладонь на рукоять меча. Он понятия не имел, что ему делать. Хвойная роща на него еще ни разу не нападала. Тогда Тарл протолкнулся мимо него и встал прямо перед дверью.

– Послушайте, я извиняюсь за моего друга, – вкрадчиво произнес он. – Просто там, откуда мы пришли, стучать по дверям – обычное дело. Двери не обижаются. А люди по ту сторону двери таким образом узнают, что кто-то хочет пройти, подходят и открывают ее. Мы совершенно не привыкли к дверям с таким замечательным разумом, как у вас!

– Правда? – спросила дверь, явно смягчаясь.

– Конечно, – подтвердил Тарл и дружелюбно положил на дверь руку. – Мы только хотели дать Антраксу знать, что мы здесь. Мы вовсе не хотели нанести оскорбление.

– Хорошо, – сказала дверь. – Гм… знаете, я тоже извиняюсь, если, так сказать, малость с петель слетела. В последнее время мне довольно тяжело приходилось. – Она доверительно понизила голос. – Знаете, это все окна. Мы не ладим. – Затем дверь снова повысила голос и заговорила в более деловом тоне. – Сейчас я дам хозяину знать, что вы здесь.

Последовала тишина. Тарл с Ронаном стояли в ожидании. Деревья позади них, похоже, постепенно утихомиривались. Затем дверь вдруг опять ожила.

– Он сейчас будет, – оживленно затараторила она. – А пока что могу развлечь вас музыкой.

Из-за двери начал доноситься мерзкий металлический мотивчик. Похоже было, будто кто-то мучает игрушечный ксилофон на дне огромной цистерны. Тарл вздрогнул, затем отступил назад и повернулся к Ронану.

– Не стоит бросаться на все как минотавр на новые ворота. Порой требуется немного такта… немного убеждения…

– Да я же только в дверь постучал! – возмутился Ронан.

– Ну да. И вот результат. Что бы ты тут без меня делал!

– Послушай… – возмущенно продолжил Ронан, но тут музыка внезапно прекратилась, дверь раскрылась, и на пороге появился мужчина.

И Тарл, и Ронан в изумлении на него уставились. На вид мужчина оказался лет двадцати пяти – чисто выбритый, аккуратно подстриженный, загорелый. Носил он великолепно сшитый костюм, стильность которого заставила бы Джорджо Армани и Жана-Поля Готье дружно рыдать от зависти. А в том мире, где вершиной мужского шика обычно считались кожаная куртка, бриджи и гамаши, эффект от такого наряда вышел просто сногсшибательным. Единственным намеком на связь этого человека с магией был галстук, покрытый крошечными волшебными палочками, пятиугольниками, остроконечными колпаками и странными кабалистическими символами.

– Добрый день, – вежливо поздоровался он элегантно-утонченным, хорошо поставленным голосом.

– Антракс? – с сомнением спросил Ронан.

– Боюсь, да, – улыбнулся мужчина. – Антракс, или Сибирская Язва. Эти детские клички порой крепко-накрепко прилипают. А все потому, что у меня в свое время жуткие прыщи были. Мое настоящее имя Найгель, но если вам нравится, можете звать меня Антраксом.

– Я Ронан, Победитель…

– Да, я знаю, – перебил Антракс. – Я вас ждал. – Он оглядел их с головы до ног. – Похоже, вы немного… взволнованы.

– Еще бы! – воскликнул Тарл. – За нами долго гнались и чуть не убили. – Он махнул рукой в сторону леса. – Их по меньшей мере человек двадцать было, все на конях, с луками и мечами… – Голос Тарла затих, пока он вглядывался сквозь деревья в сторону опушки. Там по-прежнему не наблюдалось ни единой живой души. – По крайней мере, минуту назад они там были, – неуверенно закончил он.

– Я организовал небольшой временной сдвиг, – объяснил им Антракс. – Теперь их еще несколько часов не будет. Прошу вас. – С этими словами он повернулся и исчез внутри коттеджа, а Ронан, Тарл и осел последовали за ним.

* * *

Комната, в которой они очутились, казалась намного больше коттеджа. Одну стену целиком занимал книжный шкаф, полный томов в кожаных переплетах. Перед ним стоял круглый библиотечный стол и несколько удобных кожаных кресел. Вдоль второй стены тянулся деревянный верстак, заставленный стеклянными банками, колбами, мензурками и пробирками. Над верстаком располагался застекленный шкаф, полный химикатов, а в дальнем его конце за тяжелой портьерой скрывалась какая-то ниша. Третью стену покрывали плакаты, картины, карты и гобелены всех времен и народов. Там был очень грубый флаг Байского гобелена, изготовленного в году 1081 нашей эры, плакат о розыске некоего Перкина Варбека, третий и лучший вариант «Мадонны в скалах» Леонардо, карта путешествия в Америку Лейфа Эриксона, письмо от какой-то личности по фамилии Гитлер какой-то другой личности по фамилии Чемберлен, где заявлялось о полном выводе войск из Польши в течение следующей недели, афиша фильма под названием «Бешеные псы», а также глянцевая реклама Упоительных Звездных каникул («Мы запустим вас во Вселенную»).

– Пожалуйста, чувствуйте себя как дома, – начал маг, а затем учтивая улыбка исчезла с его лица и сменилась мрачным выражением, когда взгляд его упал на осла. – Кто это грязное животное сюда притащил? – Гневно спросил он.

«Это я, – сокрушенно подумал Котик. – Его Тарл зовут. Извините, что так воняет».

Какое-то мгновение Антракс смотрел на осла, а затем лицо его сморщилось, и он разразился смехом. Осел почувствовал, как что-то легкое как пух гладит его разум, и с подозрением воззрился на мага. Тарл с Ронаном, не посвященные в мысли осла, тупо глазели на обоих.

– Ну и ну! – ухмыльнулся Антракс. – Не думаю, что твой интеллект должен быть только телепатам доступен.

Он поднял руку и что-то пробормотал. Небольшая кучка кружащихся искр сформировалась перед ним и, проплыв по комнате, окружила голову осла. Искры немного там поплавали, а затем вдруг взорвались вспышкой света. Осел заморгал и сморщился, словно собираясь чихнуть.

– Эй, щекотно! – произнес он.

Тарл недоверчиво на него посмотрел.

– Каким таким клятом ты разговаривать выучился? – в изумлении спросил он.

Осел одарил его взглядом, полным соболезнования.

– В вечернюю школу ходил, – ответил он. – А каким таким клятом ты думаешь? Я это к тому, что вот мы тут стоим в мастерской самого могущественного мага во всем Галиадоре – и что же? Внезапно я говорить начинаю. Сомневаюсь, что причиной тому магия. Нет-нет! Ну при чем тут магия?

Тарл удивленно покачал головой.

– Чтоб меня сожрали! – вырвалось у него.

– Спасибо, – поблагодарил Котик. – Но я сыт. После проголодаюсь. – Затем он прошел к небольшой дырке в плинтусе и встал там, деликатно принюхиваясь. На самом деле он очень проголодался и решил, что сможет почуять мышку.

* * *

Нелишне будет предупредить читателей, которые решат воспользоваться заклинанием Наделения даром речи животных, о том, что подобные магические формулы могут иметь как преимущества, так и недостатки. Вот выдержка из книги Старины Ракси «Простые заклинания для детей» (Второе издание. Первое было изъято из обращения после грубой ошибки при переводе, результатом которой стал бунт Расплодившихся хомяков):

Всегда будь внимателен насчет того, каких животных ты хочешь наделить даром речи. Ослы и лисы могут быть невероятно забавны и смекалисты, а вот кошки чересчур саркастичны, кони без конца жалуются, а овцы безостановочно рассуждают о траве. Если тебя привлекает мысль о трехчасовом монологе на предмет диетических преимуществ райской многолетней травы над пыреем ползучим, тогда на здоровье – бросай заклинание Наделения даром речи животных в свою любимую овцу. Но только не говори потом, что я тебя не предупреждал!

* * *

Ронан с растущим благоговением оглядывал мастерскую Антракса. Сколько тут было всего, недоступного его пониманию! Он взял с верстака электрическую зубную щетку, нажал кнопочку сбоку – и чуть не выронил ее в изумлении, когда щетка деловито загудела. Подобно большинству остальных обитателей своего мира Ронан никогда не слышал об электричестве. Некоторое время он внимательно приглядывался к вращающейся головке, прикидывая, зачем эта фигулька нужна, а затем на него снизошло озарение. Ронан прижал щетку к пряжке ремня и ухмыльнулся, когда она принялась усердно полировать потускневший металл.

– Изумительно! Тарл, ты только посмотри на эту механическую полировальщицу пряжек! – Охваченный еще большим благоговением, он уставился на Антракса. – Как вы такие чудеса делаете?

Антракс самодовольно улыбнулся.

– С теорией параллельных вселенных ты, случайно, не знаком? – спросил он. Ронан тупо на него посмотрел.

– Он имеет в виду, – объяснил осел, – что в каждый отдельно взятый момент выбора, другие реальности отходят от нашей, как пальцы от ладони, так что каждая возможность реализуется в том или ином из тех миров. – Тут он сделал паузу и кисло взглянул на Антракса. – Можно даже себе представить, что в одном из них маг по прозванию Антракс любезно предложил своим гостям немного подкрепиться.

– Да-да, – нетерпеливо произнес маг и щелкнул пальцами. Рядом с ослом материализовался тюк прессованного сена.

– Вот радость-то, – пробурчал осел. – Корм для кроликов. Огромное вам спасибо.

– Посредством несложной магии, – довольно сердито продолжил недовольный маг, – в эти другие вселенные через некие червоточины в пространстве можно посылать всякую всячину. Вот, к примеру…

Он огляделся в поисках подходящего объекта, а затем открыл стоящую на верстаке клетку и извлек оттуда большую жирную жабу. Несколько секунд Антракс качал ее на ладони, а затем пробормотал негромкое заклинание и ткнул в земноводное пальцем. Жаба со слабым хлопком исчезла, и Тарл с Ронаном одновременно охнули. Маг продолжал держать руку протянутой.

– И всякий раз, как вы это делаете, – сказал он, – вы получаете что-то взамен. – Он еще немного подождал. Раздался еще хлопок, и малюсенькая черная книжечка, материализовавшись в воздухе, упала ему на ладонь. Ронан схватил ее и в изумлении пролистал.

– Должно быть, это книга заклинаний, принадлежащая какому-то могущественному магу! – воскликнул он. – Вот, смотрите! Он свое имя золотом на обложке выгравировал!

– Очень может быть, – отозвался Антракс. – Так-так, интересно. Филофакс… неплохое имя для мага. – Забрав книжку у Ронана, он принялся подбрасывать ее на ладони. – Тут вот в чем проблема. Никогда точно не знаешь, что получишь взамен. Может прийти что-то совсем банальное – скажем, бутерброд с сыром. А порой такое приходит, что только руками разведешь.

– А человек… человек может таким образом в другой мир отправиться? – спросил Ронан.

– Да, конечно. Собственно говоря, Ван Дамм, мой ассистент, уже это проделал. Он очень настойчиво требовал, чтобы я его послал. Ну, я его и послал. Надеюсь, там, куда он попал, у него все хорошо. – Маг задумчиво вздохнул. – Взамен я получил этого парня по имени Лукан. Чудесный малый, хотя и до сих пор немного озадаченный тем, что произошло. Дал мне несколько классных советов насчет одежды… Видите ли, есть тут одна вещь, которую я как-то подметил. Дело в том, что предмет, который ты получаешь взамен, всегда весит в точности столько же, что и тот, который ты послал. Я даже небольшой закон по этому поводу сформулировал, – маг откашлялся, затем с некоторым смущением произнес: – «Каждое действие должно иметь равное ему противодействие», – сделав паузу, он не без определенного сомнения продолжил. – Я совершенно уверен, что я прав. В смысле, если я только не полностью неправ. Однако в таком случае я не думаю, что это имеет значение.

К несчастью, это имело значение, и очень даже немалое. Ибо в тот же самый момент в параллельной вселенной совсем потерявший голову торговый агент отчаянно и безуспешно пытался извлечь телефонный номер для предельно важного разговора из большой зеленой жабы, тоже на вид весьма озадаченной. Впрочем, его неспособность связаться с клиентом и организовать встречу, последовавший в результате срыв крупного торгового контракта, а также дальнейшее увольнение, безработица, запойное пьянство и бродяжничество частью данного повествования не являются…

* * *

Немного позже Тарл, Ронан и Антракс сидели за столом, заканчивая с вином и кушаньем, которые маг произвел из ниоткуда. Кушанье было чем-то под названием «лазанья», а его рецепт Антракс получил через одну из своих маленьких червоточин. Тарл решил, что ничего вкуснее он никогда в жизни не ел. Насчет вина он, впрочем, не был уверен. Там даже ни одного комка не было.

Антракс настоял на принципе «за обедом ни слова о делах», так что хотя спектр разговора был достаточно широк, причем осел играл в нем поразительно осведомленную роль, имя Некроса пока еще упомянуто не было. Но как только Антракс оттолкнул тарелки и предложил всем толстые сигареты с эльфийской травкой, Ронан понял, что больше он ждать не может. Воин быстро обрисовал причины для своего поиска, предупреждение своего отца и все, что он узнал от Тусоны.

– Итак… это правда? Вы правда сказали, что могли бы мне помочь? – спросил он. Антракс откинулся на спинку кресла и какое-то время внимательно его разглядывал.

– Конечно, я могу тебе помочь, – согласился он. – И пусть моя светская утонченность тебя не дурачит. Когда дело доходит до магии, – тут он двумя указательными пальцами начертал в воздухе перевернутые запятые, – лучше меня не сыскать. Заговоры, амулеты, трансформации… как говорится, тебе они нужны, а у меня они есть. Если требуются доказательства, взгляни вон на того своего дружка.

Антракс указал на Тарла, который, забыв обо всем, развалился в кресле с бокалом вина в одной руке и сплиффом в другой. Затем маг что-то пробормотал, и два световых шарика, выстрелив из его глаз, угодили в Тарла, который тут же превратился в очень удивленную на вид лягушку. Обалдело моргая, лягушка насколько секунд там сидела, а затем последовала краткая вспышка, и Тарл снова предстал в своем нормальном обличье. По-прежнему ошарашенный, он с безмерным уважением воззрился на сигарету.

– Ничего себе травка! – пробормотал он.

Маг снова повернулся к Ронану.

– Вот видишь, все в наших силах, – улыбнулся он.

– Тогда скажите, как мне одолеть Некроса!

Антракс прошел к книжному шкафу и достал оттуда большой том, на корешке которого было выгравировано «Нав-Нук». Раскрыв том, он принялся его листать, негромко бормоча себе под нос.

– Незабудка… некромантия… Некрос Голубой…

– Голубой? – перебил Ронан.

– Другой Некрос. Этот был очень скверным комиком. Просто ужасным, он умер на прямо на сцене – в «Клубе Унижения», что в Гоблинвиле. Похоже, в тот раз он так паскудно играл, что через десять минут после начала его номера публика расчленила его и съела. А это, скажу вам, было непросто – ведь он сто двадцать с лишним кило весил. Ага, вот он! Некрос Черный. Вот. Как говорится, узнай своего врага.

Маг передал раскрытый том Ронану, и тот с трудом взялся читать. Страницы были методично покрыты аккуратными письменами, но это с таким же успехом мог оказаться и чужой язык. О некоторых словах, таких как сифилис или женофоб, Ронан имел смутное представление, но некоторые находились за пределами его понимания. Кто такой, к примеру, социопат? Некрос, очевидно, им был, а еще он был параноидным шизофреником, что бы это ни значило. В полном недоумении Ронан покачал головой и посмотрел на Антракса, который стоял у занавешенной ниши, задумчиво глядя в никуда.

– Итак, – размышлял вслух маг, – если принять в расчет сообщение твоего отца, думаю, нам понадобится текущий двухстадийный экстрасенсорный диагноз, включающий в себя вливание телекинетического электролита и выдачу транссубстанциаторной эргономической идиомы.

– Прошу прощения? – только и вымолнил Ронан.

– Два предсказания, колдовское зелье и Слово Силы, – с радостным видом разъяснил осел, который только-только закончил четвертую порцию лазаньи.

– Именно, остряк-самоучка! – огрызнулся Антракс и отдернул портьеру.

В нише, как показалось Ронану, располагались два объемистых металлических ящика, сплошь усеянные кнопками и мигающими лампочками. Внутри одного из них было заметно несколько медленно вращающихся катушек с пленкой. Антракс принялся нажимать на кнопки, и ящик загудел. Катушки закрутились со свистом, лампочки тоже замигали быстрее, а из щели спереди поползла длинная бумажная лента. Что-то мурлыча себе под нос, Антракс стал эту ленту просматривать.

Внезапно раздался громкий щелчок, и все лампы в комнате погасли. Зловещее красное свечение стало исходить из массивного стеклянного шара раза в два больше человеческой головы, который лежал на небольшом столике рядом с гудящим ящиком и был соединен с ним толстым желтым проводом.

– Ну вот, порядок, – сказал Антракс. – Давайте посмотрим, чем там дружище Некрос сейчас занимается. – Ронан с Тарлом осторожно подобрались к столику и с интересом уставились в глубь стеклянного шара.

* * *

Некрос решил, что этот торговец мечами порядком его достал. Обычно ему редко приходилось иметь дело с торговыми агентами любого рода, поскольку покупка чего бы то ни было давным-давно стала для него крайне редким и необычным занятием. Если, к примеру, Племени Фаллона требовалась сотня коней для очередного набега, последним, о чем в этой связи подумал бы Некрос, это отправиться на «Рынок подержанных коней» Верзилы Малого и выложить там бешеные деньги. Ему представлялось куда более разумным, дешевым и приятным нагрянуть туда как-нибудь ночью с несколькими из лучших своих людей, быстрым ударом меча сделать Верзилу Малого на голову короче, еще как-нибудь эдак поразвлечься, а затем спокойно уйти оттуда с теми конями, которые ему понравятся.

Однако Некрос подумал, что торговец мечами может оказаться весьма интересен, особенно ответственный за сбыт в регионе Южный Галиадор продукции корпорации «Оркоубойные мечи», ибо эта корпорация производила кое-какое особенно брутальное оружие. Только теперь он начал понимать, что ответственный за сбыт стоял в одном ряду с Белым драконом Бехана или «Затерянной пивной из легенды». То есть, может статься, они и существовали, но никто их так никогда и не видел. Впрочем, Некрос так или иначе не собирался сожалеть о том, что последовал инструкциям своих покровителей.

Как и все торговые агенты по всему миру, Белладон не имел ни малейшего представления о том, насколько скверный эффект он оказывает на своего потенциального клиента. Он уже исполнил весь рекомендованный в учебнике репертуар. Обращайся с клиентом как с давно потерянным и вновь обретенным другом, побольше улыбайся, расскажи парочку хороших и обязательно непристойных анекдотов, немного поболтай про коней и произведи впечатление тем, сколько миль на тюк твой конь в настоящее время делает, подпусти полезный совет о недавно обнаруженном тобой кратчайшем пути через Сетельские низины, а также вставь немного чисто мужского обмена репликами на предмет девочек. Теперь же, когда клиент наверняка должен понять, какой ты нормальный Парень, нанеси решающий удар.

– Но послушайте, – взвился Белладон, – я больше не намерен попусту отнимать у вас драгоценное время. Вот, это наш последний каталог. Сохраните его и пролистайте, когда выпадет свободная минутка. Если будут какие-то вопросы, сразу же связывайтесь со мной! Но я хочу, чтобы вы просто взглянули вот на эту вещицу! – Он мысленно ухмылялся, открывая чемодан и доставая оттуда очень короткий меч в полуметровых ножнах. Это было последнее достижение в технологии производства мечей, и ему еще ни разу не случалось не пленить воина.

Некрос, уже собравшийся в открытую поиздеваться над столь жалким по размеру оружием, не веря своим глазам смотрел, как Белладон вынимает меч из ножен и нажимает опаловую вставку на рукояти. Со слабым шипением клинок вытянулся почти до двух метров. Потерявший дар речи Некрос взял у Белладона оружие и взвесил его в руке. Изумительно! Легкое, идеально отбалансированное, но смертоносное! А если приглядеться, то в этом мече словно бы воплощалось абсолютное зло! Черный как смоль, с ненавязчивой серебряной гравировкой на клинке, с рубинами и гранатами, вставленными в рукоять подобно крупным каплям крови.

– Это новый Оркоубойный Втяжной, – гордо произнес Белладон. – Иначе известен как Терминатор туристов! Изделие что надо! – И он стал было намекать на Скидку, которая могла бы составить порядка пятидесяти процентов или больше, но тут Некрос вздохнул, подался вперед и нежно, но твердо, до отказа всадил меч Белладону в живот. Болтовня торговца резко оборвалась, и он в ужасе уставился на кровь, что заструилась по рукояти. – Видите, о чем я говорил? – выдохнул он. – Как входит! Просто блеск! – А затем Некрос выдернул меч, кровь забила фонтаном, и Белладон осел на пол. Взглянув на него, Некрос покачал головой.

– Ни один суд в мире не посмеет меня обвинить, – пробормотал он себе под нос. Затем он нагнулся и насухо вытер меч об одежду Белладонна, после чего подошел к двери и крикнул своего заместителя.

Считанные секунды спустя Ангнейл скачками взлетел по лестнице.

– Слушаю, господин? – сказал он.

– Пусть это тело уберут, – приказал Некрос, указывая на труп. – И передай весточку Племени. Восток должен подождать. Наше присутствие будет жизненно важным, если наши силы в Порт-Реде преуспеют с мятежом. Через два дня поскачем к ним.

Ангнейл повернулся и полетел обратно, а Некрос сел и принялся изучать свой новый меч.

* * *

Изображение в стеклянном шаре пропало, а красное свечение потухло. Тарл с Ронаном переглянулись.

– А он большой шутник, – заметил Тарл.

– Итак, вот тебе первое предсказание, – начал Антракс, снова изучая компьютерную распечатку. – Возможно, через шесть дней Некрос достигнет земель на западе.

– А в Порт-Реде мне не следует его поискать? – спросил Ронан. Антракс посмотрел на него и улыбнулся.

– Ты узнаешь, где его найти, – продолжал он. – Ты вовлечен в цикл возмездия. Просто помни про то, что цикл по своей природе цикличен. Говоря по-простому – он круговой. А теперь – второе предсказание. В стишке твоего отца упоминается про карту гномов. Самая крупная коллекция карт и атласов во всем Среднеземье находится в Картохранилище замка Альбрана. Вот и все, что тебе нужно знать.

– Альбрана? – переспросил Тарл.

– Короля лесных эльфов, – пояснил маг, переходя ко второму из металлических ящиков. Этот был метра два в вышину и стоял у самой стены. – Теперь что касается зелья. Так-так, посмотрим. – Он сверился с распечаткой, которую по-прежнему держал в руке, затем принялся нажимать некоторые из кнопок на передней панели ящика. – Экстракт крыла летучей мыши… язык лягушки… селезенка ящерицы… шерсть виггата… ароматизаторы… консерванты… стабилизаторы… разрешенный краситель… – Антракс повернулся к Ронану, палец его замер над кнопкой. – С сахаром? – спросил он.

– Да, пожалуйста.

– Сахар, – маг нажал на кнопку, затем выпрямился и стал ждать. Ящик ожил и загудел, после чего из него начало доноситься всякое бульканье, которое вскоре резко прекратились, и на поддон в визу ящика со стуком упала алюминиевая банка с кольцом-открывашкой.

– Вуаля – подытожил Антракс. – Колдовское зелье, одна штука. Его следует принять как раз перед тем, как ты вступишь в контакт с Некросом.

Тарл взял банку с поддона и подозрительно изучил этикетку.

– Вот что, – вскоре заявил он. – Лично я бы не стал это пить. Ингредиентов тут как дерьма! – Тарл указал на небольшой столбец текста. – Ты, Ронан, только послушай! Натрия глутамат, витамины В2, В6, В12, кислота аскорбиновая, кальция пропионат…

По мере того, как он говорил, свет в комнате стал меркнуть. А голос его, казалось, становился все более гулким и зычным.

– Гидрогенизированные растительные масла, – продолжал Тарл – Натрия полифосфаты, тартразин, бетакаротин…

Совсем стемнело. Послышался отдаленный раскат грома. Воздух словно затрещал, а голос Тарла, казалось, так усилился, что заполнил всю комнату.

– …эмульгаторы Е471, Е472(е), Е475 и декстроза! Одновременно с оглушительным раскатом грома последовал бешеный удар молнии, и с дома чуть не слетела крыша. На какой-то момент вокруг стало темно как в могиле. А затем лампы снова зажглись, и комната вернулась в нормальное состояние. Стоя у торгового автомата с банкой в руке, Тарл так задыхался, словно только что опять две с половиной мили пробежал. Антракс отобрал у него банку и отдал ее Ронану, который тут же сунул ее в карман куртки.

– Ну и ну! – с улыбкой обратился маг к Тарлу. – У тебя есть Сила! Кто бы мог подумать?

– Чего-чего? – переспросил Тарл.

– Сила. Латентная, разумеется.

– Эй, ты кого тут латентным назвал?

– Надо же, она в самых удивительных местах обнаруживается! Да помогут нам боги, если ты когда-нибудь выяснишь, как ей пользоваться. Партийное начало в тебе почти не проглядывает. У меня такое чувство, что Съезд магов уже никогда не смог бы быть прежним. То есть если б тебя туда допустили. Так или иначе, в коллективе я тебя просто не представляю.

– Да о чем ты тут распинаешься? – буркнул озадаченный Тарл.

– Прекрати дурака валять! У тебя есть совершенно определенный магический талант, и ты это знаешь. Он неизбежно должен был проявляться в прошлом.

Тарл мысленно перебрал самые пугающие моменты своей жизни. Если этот талант проявлялся именно тогда, то верней верного, что он и впрямь проявлялся. Всякий раз, как Тарл бывал до жути напуган, действительно случались вещи, и никакого контроля над ними он, похоже, не имел.

– Нет у меня никакой Силы, – пробормотал он. – Просто… всякая ерунда… случается…

– Ясное дело, случается! Ты ведь никакой учебы не прошел. Если б я запер тебя на кухне с достаточным количеством муки, яиц и масла и велел сделать кекс, то пока кто-нибудь не показал бы тебе, как его делать, или не дал бы поваренную книгу, ничего, кроме липкой дряни, у тебя бы не вышло.

Тарл подумал про того парня в Орквиле, который попытался его придушить и странным образом вывернулся наизнанку. Вот он точно липкой дрянью сделался. Тогда Тарл устало покачал головой и налил себе еще боках вина.

– Проехали, – пробормотал он… – Клят с ним, с талантом.

– Вы про какое-то Слово Силы говорили, – напомнил магу Ронан.

– Да, конечно, – отозвался Антракс и тут же предупредил: – Не пользуйся им, пока оно не потребуется. Не повторяй и не шепчи, даже не думай о нем. Просто вложи его в память. И там храни. Вот оно. Итак, теперь у тебя есть все, чтобы одолеть Некроса. Это стоит, э-э, сорок таблонов. Будь любезен.

Ронан с подозрением на него посмотрел. Именно сорок таблонов и лежали у него в кошельке. Пока он доставал их и отдавал Антраксу, Тарл, который опять вглядывался в стеклянный шар, вдруг заговорил.

– Вот, – сказал он. – Как раз эти парни нас и преследовали. Собственно говоря, они по-прежнему нас преследуют! Смотрите!

Ронан подошел к нему и снова вгляделся вглубь стеклянного шара. Там они увидели, как всадники гонятся за двумя маленькими человеческими фигурками и одной ослиной на опушке леса. Прямо у них на глазах стрелы полетели в загнанную добычу, которая с трудом плелась между деревьев, а затем вдруг словно растворилась в воздухе. Однако преследователи, похоже, ничуть не смутились, а неторопливо подъехали к опушке.

– Так это люди Некроса, – объяснил оставшийся позади Тарла с Ронаном Антракс. – Они как раз вовремя. Теперь они вас заберут.

Когда смысл сказанного дошел куда следует, Ронан и Тарл разом повернулись, чтобы с ужасом уставиться на мага.

– Что? – выдохнул Тарл. – Но ведь вы только что нам сказали, как мы должны убить Некроса!

– Э, нет… прошу прощения. Я только сказал, как вы могли бы его убить. Ведь вы меня именно об этом просили. И действительно, вы вполне могли бы его убить – если бы еще раньше Некрос не заплатил мне за то, чтобы я вас нашел и придержал. Нет-нет, на вашем месте я не стал бы этого делать…

Осознав всю двуличность мага, Ронан машинально выхватил меч. Антракс что-то пробормотал, затем небрежно взмахнул рукой, и Ронан с Тарлом вдруг обнаружили, что неспособны двинуться с места или даже заговорить.

– Хозяин! – просипела передняя дверь. – К вам гости!

– Ну вот, – сказал Антракс. – Это как раз люди Некроса.

* * *

Когда-то давным-давно Антракс был мечтательным юным волшебником, полным радостей весны. А потом он встретил Наоми. Она была принцессой – но принцессой, в то время находившейся под весьма скверным заклятием. Только кто-то, обладающий Силой, мог узреть в ней ту, кем она в действительности являлась. И когда юный маг первым наткнулся на лягушку с длинными темными ресницами, сидящую на камне в лесу и льющую горькие слезы, он тут же сообразил, что она испытывает отчаянную нужду в добром волшебнике. Заклинание Транссубстанциации было не из легких, однако Антракс был уверен в себе и почти идеально с ним справился. Допустил только одну маленькую ошибочку.

Когда пыль от заклятия рассеялась, и Антракс увидел перед собой прекрасную принцессу с длинными золотыми волосами, он мгновенно понял, что страстно в нее влюбился. К его вящему удивлению принцесса испытывала к нему то же чувство. Они поженились, и поначалу оказались безумно счастливы, но в отличие от большинства подобных случаев, этому счастью не суждено было длиться вечно. Маленькая ошибочка Антракса сыграла здесь немаловажную роль.

Маг так никогда и не смог понять, в чем же он ошибся, однако невесть по какой причине сильное переживание или стресс могли превратить Наоми обратно в лягушку. Ненадолго – пока она немного не успокоится. К тому же в ее натуру постоянно прокрадывалось что-то лягушечье. Как-то раз они поехали пообедать в очень престижный ресторан. Пока Антракс изучал меню, Наоми отправилась в туалет. Прошло двадцать минут, а она все еще не вернулась. В конце концов обеспокоенный Антракс нашел ее в одном из складских помещений. С хищным блеском в глазах Наоми стояла как вкопанная и пристально наблюдала за мухами. Еще одним тревожным симптомом стала привычка Наоми всякий раз, как она испытывала вожделение, тащить супруга к ближайшему мутному пруду, хотя через некоторое время ему и самому это стало скорее нравиться, чем раздражать.

Однако самой большой проблемой оставался ее характер. У лягушек с принцессами вообще-то не так много общего, но в одном они часто бывают схожи, и это недостаток альтруизма. Не так много лягушек предложит вам в аэропорту помочь поднести чемоданы. И не так много принцесс. Так что самой бескорыстной персоной на свете Наоми, мягко говоря, не была. По сути, через пару лет она сумела превратить свой эгоизм в настоящее искусство.

Поначалу Антракс просто не брал в голову. Одно из громадных преимуществ статуса мага – это то, что можно получить практически все, что захочешь, причем в любой момент, и он скорее радовался, проделывая все эти мелочи для своей любимой. Однако постепенно, пока Наоми становилась все более требовательной, все более вздорной и вспыльчивой, радость начала пропадать. Вскоре, что бы Антракс ни делал, ее уже ничего не устраивало. Казалось, она его разлюбила, но Антракс, к несчастью, по-прежнему ее любил и, несмотря на все свои магические силы, никак не мог исправить столь прискорбное положение. Жизнь его сделалась совсем несчастной.

И вот однажды, придя домой, Антракс никого там не нашел. Он обыскал все комнаты, но никаких признаков Наоми не наблюдалось. А затем, стоя у задней двери и прикидывая что же такое с ней приключилось, маг услышал знакомое кваканье. Оказалось, Наоми была в заднем садике у пруда. И самозабвенно трахалась там сразу с тремя лягушачьими самцами. Причем даже не с очарованными принцами. Нет, с простыми садовыми лягушками. Наоми уже и такими не брезговала.

После столь тяжкого разочарования возврата к прежнему уже быть не могло. Антракс приступил к бракоразводному процессу. Он не оспаривал самых беспардонных ее требований и ни к чему не придирался. Просто не имело смысла, ибо все это была такая ерунда, которую маг вполне мог сам себе обеспечить. Он даже не стал спорить по поводу алиментов за семь тысяч головастиков – которые любого обычного человека мигом бы разорили, – хотя чувствовал, что только пять из семи тысяч были его.

Когда бракоразводный процесс пришел наконец к своему завершению, Антракс переместил свой дом далеко в лес. И поклялся, что больше никогда не позволит своим чувствам взять верх, никогда больше не станет давать просто ради того, чтобы дать. Не будет он больше Безотказным симпатягой.

С тех пор Антракс гордился тем, что оказывает простые, непосредственные, неэмоциональные услуги. Люди ему платили, а он делал то, о чем они просили. Совсем не обязательно то, чего им хотелось, а просто то, о чем они просили. К примеру, однажды к нему пришел человек с проказой обеих ног. Это был очень скромный и достойный человек, и он попросил Антракса ему помочь. Он сказал, что если Антракс не сможет полностью его исцелить, он прекрасно все поймет, и что даже пятидесятипроцентное исцеление будет все же лучше, чем ничего. Тогда Антракс превратил его в двухстворчатого моллюска. А когда тот пожаловался, маг резонно заметил, что он пришел к нему с проказой обеих ног. Теперь же у него проказа только одной ноги. Вышло в точности пятидесятипроцентное исцеление, так в чем же его проблема?

Якобы обеспечивая весьма эффективное обслуживание, Антракс осуществлял свою месть всему миру в целом. Месть эта была холодной, бесстрастной и стопроцентно аморальной.

* * *

Когда Антракс направился к передней двери, осел, про которого все уже позабыли, вдруг поднял голову.

– Прежде чем вы пустите сюда эту шушеру, – сказал он, – могу я кое о чем вас спросить?

– Сделай милость, – ответил маг.

– Зачем вы заманили Ронана сюда?

– Ты сам знаешь, зачем. Некрос платит мне за его поимку.

– Чушь собачья! – фыркнул осел. – Вы, надо полагать, лучший маг во всем Среднеземье. Вы могли передать ему Ронана где угодно, как угодно и когда угодно. Хоть жареного, хоть пареного, хоть маринованного. Зачем же именно здесь?

Антракс спокойно взглянул на осла.

– А знаешь, мне самому любопытно.

– Ведь вас подмывало позволить Ронану добиться своего, разве нет? Вы ничего не имеете против того, чтобы он разделался с Некросом. Вам ведь эта мразь не сильно по вкусу, верно? Под вашей холодной наружностью гражданина мира вас вовсе не прельщает работать на урода, который, только лишь бы развеяться, младенцам руки-ноги отрывает.

Мага порядком выбило из колеи то, что низкорослый бурый осел проводил с ним сеанс психоанализа. И в особенности потому, что в ослиных тезисах, безусловно, было разумное зерно. С некоторым удивлением Антракс вдруг понял, что выставляет себя дураком, и помрачнел.

– Ну да, да, я признаю, меня сильно раздражает, как он без конца свои приказы разбрасывает. Сделай то, сделай это… Просто чурбан неотесанный. Пожалуй, было бы неплохо его на место поставить!

– Так в чем же дело? Давайте поставим.

– Если ты совсем уж меня насквозь видишь, то уже понял, что я всегда свое слово держу. Даже с таким хамом, как Некрос.

– А что именно вы обещали ему сделать? – после короткой паузы поинтересовался осел.

– Гм… найти Ронана и придержать его, пока люди Некроса сюда не прибудут.

– В таком случае дело в шляпе! – сказал осел. – Вы его нашли и придержали. Люди Некроса сюда прибыли, так что вы исполнили обещанное. Теперь вы можете выпустит Ронана, а потом просто расслабиться и получить удовольствие, наблюдая, как Некрос огребает все, что ему причитается.

Ронан и Тарл прислушивались к этому разговору сперва с отчаянием, затем со все возрастающей надеждой. Пока Антракс молча думал, оба почти дышать перестали.

– А знаешь, – вскоре улыбнулся маг, – твоя логика безупречна! – Затем он дважды хлопнул в ладоши, по следовала еще одна ослепительная вспышка, и Ронан с Тарлом очутились в ярком, мглистом и довольно зловещем лесу, окруженные донельзя удивленными кроликами.

* * *

Когда вечерний свет уже стал пропадать, измотанная и очень обеспокоенная Тусона наконец доскакала до опушки. Хотя вокруг уже царил полумрак, дом мага, казалось, по-прежнему купался в лучах солнца. Соскочив с коня, Тусона воззрилась на развернувшуюся перед ней сцену. Прямо перед домом были как попало расставлены штук двадцать каменных статуй тяжеловооруженных всадников в натуральную величину. Осторожно пробравшись мимо них, Тусона подошла к садовой дорожке и остановилась. Нежась под солнцем, на ступеньках дома расположился низкорослый бурый осел, который с явным наслаждением уплетал аппетитную пиццу.

– Котик? – с сомнением спросила Тусона.

– Не очень-то ты сюда торопилась, – отозвался осел.

Челюсть Тусоны отвисла от изумления.

– Ты можешь говорить! – выдохнула она.

– Не понимаю, почему все так этому удивляются, – пробормотал осел. – Лично я куда более трудным для понимания нахожу то, как существу с мозгом столь миниатюрным, как у Тарла, вообще удается два слова связать.

Он прожевал еще кусок, затем добавил:

– Я бы тебе немного пиццы предложил, но боюсь, ее уже вот-вот не будет.

Тусона села рядом с ослом, обняла его за шею и уставилась на каменные статуи.

– А это, значит, люди Некроса? – спросила она.

– Тут скорее годится фраза «это были люди Некроса», – кивая, ответил осел. – А Антракс тоже скотина изрядная.

– Значит, с Ронаном все в порядке? И с Тарлом?

Со скорбным вздохом осел грустно уставился на пустую тарелку.

– Ну, это зависит от того, что понимать под выражением «все в порядке», – сказал он. – Маг обеспечил их всеми сведениями, необходимыми для того, чтобы одолеть Некроса, и отправил в Лес Снов. С другой стороны, теперь их всего двое. А каким клятом парочка таких бестолочей собирается без тебя или меня с этим делом управиться?

Тусона улыбнулась.

– Тогда нам лучше поскорей выяснить, как их догнать, – объявила она и через открытую дверь решительно прошла в дом мага.


Содержание:
 0  Ронан-варвар (пер. М.Кондратьев) : James Bibby  1  Меч : James Bibby
 2  Племя : James Bibby  3  Деревушка : James Bibby
 4  Город : James Bibby  5  Междусловие : James Bibby
 6  Книга вторая : James Bibby  7  Встреча : James Bibby
 8  Засада : James Bibby  9  Вельбуг : James Bibby
 10  Убийца : James Bibby  11  Ловушка : James Bibby
 12  Антракс : James Bibby  13  Лес Снов : James Bibby
 14  Страна гномов : James Bibby  15  Возмездие : James Bibby
 16  Поиск : James Bibby  17  Встреча : James Bibby
 18  Засада : James Bibby  19  Вельбуг : James Bibby
 20  Убийца : James Bibby  21  Ловушка : James Bibby
 22  вы читаете: Антракс : James Bibby  23  Лес Снов : James Bibby
 24  Страна гномов : James Bibby  25  Возмездие : James Bibby
 26  Приложение 1. Словарь : James Bibby  27  Приложение 2. Эльфы : James Bibby
 28  Приложение 3. Орки : James Bibby  29  Использовалась литература : Ронан-варвар (пер. М.Кондратьев)



 




sitemap