Фантастика : Юмористическая фантастика : Лес Снов : James Bibby

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Лес Снов

Так Ронан оказался в Лесу Снов, одном из самых коварных мест во всем Среднеземье. Жуткое это место является последним остатком Великого леса времен минувших. Те путники, кому удалось в здравом рассудке вновь появиться из его мрачных глубин, могут странные истории поведать – рассказывают они о громадных древоподобных существах, что вышагивают по лесным прогалинам, о пауках размером с двухэтажные дома, страдающих самыми гнусными привычками, о гигантских ящерицах в желтую полоску, приглашающих всех к себе домой на чай с пирожными… Причина же всех этих рассказов одна – Вальдийский мак.

Это странное полуразумное растение с большим ароматным корнем расценивается как знатный деликатес. И вот, желая избежать выкапывания и поедания, оно изобрело весьма необычный и по-своему замечательный способ защиты. При любом прикосновении растение испускает столь мощный наркотический газ, что любое существо в пределах двадцати шагов мгновенно переносится в психоделическый мир сновидений – отсюда и странные рассказы о ходячих деревьях и ящерицах в желтую полоску. К несчастью для Вальдийского мака эта умная стратегия имеет один небольшой изъян. Цветок его так потрясающе красив, что каждый погрузившийся в блаженный транс путник тут же отрывает его и вставляет себе в волосы. И вот, хотя в Первую Эпоху это растение было полуразумным, ко Второй Эпохе маку так часто отрывали головку, что его разум все больше запутывался, и теперь он едва может досчитать до трех и не сбиться.

Розовая Книга Улай

Внезапная телепортация стала порядочным потрясением для Ронана и Тарла. Одно мгновение они стояли как вкопанные в гостиной у Антракса, слушая, как в короткой дискуссии мага запросто затыкает за пояс низкорослый бурый осел, а затем дом внезапно исчез, и они оказались в гуще еще одного леса. В последнее время им уже довелось побывать в нескольких угнетающих лесных массивах, но этот, пожалуй, представлялся самым скверным. Подлесок целиком состоял из колючей куманики и каменного кустарника. Нигде не просматривалось ни цветка, ни нежного кустика, ни листочка травы, а все деревья казались гибнущими. Гниющие бревна и сухие ветки замусорили лесную почву. Единственными живыми существами во всей округе были кучки бородавчатых бурых поганок, что лезли из поваленных деревьев, а также группа истощенных кроликов, которые тщетно разыскивали себе в этих гниющих дебрях какое-то пропитание.

– Прямо скажем, достижение, – проворчал Тарл, осторожно присаживаясь на покрытый мхом пень. – Мы клят знает куда потащились, чтобы увидеть самого могущественного мага во всем Галиадоре, как кто-то его назвал, и что получили? Банку со всякой пакостью и первую стадию нервного расстройства! К тому же мы Котика потеряли! Просто класс!

– Нет, мы очень многого добились! – уверенно возразил Ронан. – Мы знаем, что в течение шести суток я найду Некроса. И с двумя вещами, которые упоминались в стишке моего отца, теперь все ясно. Колдовское зелье у нас есть, а карту гномов мы найдем в замке короля Альбрана.

– А как насчет остальной части стишка? Что там еще за «Меч Поющий»?

– Должно быть, это один из тех легендарных Поющих Мечей. Наш деревенский сказитель обычно про них пел. Вроде Акры, меча, что поет во славу битвы, Ванды, меча, что поет, кровью врагов насыщаясь, и Линды, меча, что мурлычет себе под нос, пока по дому прибирается. – Ронан помолчал. – Ты что, баллады древних не знаешь?

– Ты про те, что по пятницам в клубе «Розовый Кентавр» голосят, когда там геронтофилы собираются?

– Да нет же! Я про старые народные песни, которые от отца к сыну передаются!

– А, про эти! – Тарл помрачнел и с тоской принялся отщипывать от пня кусочки мха, тем самым непредумышленно лишая крова тысячи микроскопических сикарах. Что ж, этот мир жесток. – Нет, когда какой-то бородатый чувак в свитере стоит у микрофона, палец в ухо засунув, и нудит про всякую ерунду, которая двести лет назад была, я такую музыку в гробу видел. В ней никакой изюминки нет. Я люблю что-то такое, от чего у тебя запросто барабанные перепонки полопаются.

Тарл готов был и дальше рассуждать о своей нелюбви к фольклорной музыке, но тут Ронан на него шикнул. Казалось, он к чему-то прислушивался. Тарл последовал его при меру. Различить он смог только далекий ритмичный шум, медленно нараставший. Это был топот марширующих ног.

– Нет, только не это! – выдохнул он. – Больше ни каких орков! – Ронан молча поманил его за собой, и они скользнули под плотную завесу каменного кустарника. Постепенно шум нарастал, пока десятки марширующих в безупречном строю ног все приближались и приближались. В конце концов топот стал таким, что в ушах у них зазвенело, а зубы застучали. Ронан в жизни не слышал, чтобы армия так идеально маршировала. Заинтригованный, он пригляделся сквозь кустарник и изумленно застыл, когда топочущие ноги появились в поле зрения.

Их владелицей оказалась шестиметровая в вышину многоножка, которая покруче любого танка прокладывала себе дорогу через лес, ломая кусты и валя все деревья, которым случалось оказаться на ее пути. Хитиновый панцирь насекомого поблескивал в зеленом свете леса, пока его отдельные сегменты в перистальтическом движении ходили взад-вперед. Усики многоножки покачивались и изгибались впереди, выискивая между деревьев путь наименьшего сопротивления, а черные как смоль глаза злобно сверкали. Внезапно она остановилась, и тишина, которая вдруг воцарилась в лесу, показалась Тарлу и Ронану почти оглушительной. Несколько секунд, пока к нему в поисках информации, изгибаясь, тянулся усик, воин даже вздохнуть не смел. Затем черный глаз встретился с его глазами, и массивный рот раскрылся.

– Добрый день, – произнесла многоножка. – Хорошая погода, не правда ли?

И она двинулась дальше, подобно землетрясению проламываясь по каменному кустарнику. Казалось, ноги ее несколько минут топали мимо Ронана и Тарла, и все же в конце концов многоножка исчезла, а производимый ею шум стал затихать, пока не стал просто глухим рокотом, наподобие далеких раскатов грома. Весь лес словно бы облегченно вздохнул.

Тарл открыл глаза и устало выполз из укрытия.

– Я передумал, – пробормотал он. – Пожалуй, если ты не против, я бы прямо сейчас обратно в Вельбуг направился.

Ронан улыбнулся.

– Послушай, – сказал он. – Мы тут в полной безопасности. Ты должен признать, что для гигантской многоножки эта оказалась просто симпатягой.

– Ха! – фыркнул Тарл. – Мы заблудились в самой глуши леса, населенного беспозвоночными размером с дом! Не хотел бы я здесь со скорпионом столкнуться!

– Вовсе мы не заблудились. Я так понимаю, Антракс перенес нас в самое сердце Леса Снов, совсем рядом с Замком Лесных Эльфов. Прислушайся!

Тарл снова навострил уши. На сей раз он смог различить звук далекой трубы, глухой и изящный.

– Это эльфийский рожок, – пояснил Ронан. – Лесные эльфы – самый добрый и гостеприимный народец на свете. Сегодняшний вечер тебе непременно понравится!

– Ну да, – с сомнением пробурчал Тарл. – Твоими устами только мед пить! – Впрочем, когда его друг пустился на далекий зон трубы, он с легким сердцем за ним последовал, ибо также слышал про доброту лесных эльфов и их легендарное гостеприимство. Еще он слышал, что они знают толк в развлечениях.

Эльфийский замок очень напомнил Тарлу Вельбуг. Издали он казался элегантным и притягательным, его взмывающие в небо цитадели и изящные башенки сверкали в вечернем свете, а флаги и вымпелы развевались под легким ветерком. Однако вблизи Ронан и Тарл стали замечать признаки упадка. Одна небольшая башня обрушилась в ров с водой, у другой вовсе не было черепицы, а третья клонилась вбок, окруженная строительными лесами. Несколько окон оказались небрежно заложены кирпичами, а большой участок передней стены покрывала неумелая и пакостная на вид каменная кладка, которая местами отваливалась.

Когда Ронан с Тарлом добрались до подъемного моста, они выяснили, что, хотя и опущенный, мост застрял в метре с небольшим над землей, так что им пришлось на него взбираться. Проходя по нему, они заметили, что несколько крупных дыр в покрытии заделаны скверной фанерой, которая уже начала отходить. Ров под мостом был загажен всяким мусором, включая обломки строительных лесов, мешки из-под цемента и старую тачку.

Массивные дубовые двери оказались заперты. Ронан поднял кулак и забарабанил по встроенной в них калитке.

– Сейчас ты насладишься типичным образчиком эльфийского гостеприимства, – с улыбкой пообещал он Тарлу. Не успел он это сказать, как калитка настежь распахнулась, и оттуда высыпала целая орда эльфийских солдат. Все они размахивали мечами и выкрикивали грязные оскорбления.

Реакция Ронана была мгновенной. Выхватив меч, он принялся яростно защищаться. Реакция Тарла оказалась еще стремительней, и он сдался раньше, чем хоть один эльф успел к нему приблизиться. Несмотря на количество, движение эльфов ограничивала узость подъемного моста, а их небольшие эльфийские мечи не шли ни в какое сравнение с массивным палашом, который Ронан вокруг себя крутил. Но когда один из эльфов приставил нож к горлу Тарла, выбора у Ронана практически не осталось. Испустив сдавленное проклятие, он бросил оружие и был немедленно взят в плен.

– Закуйте этих людей в цепи и бросьте их в самую глубокую темницу, – проорал командир эльфийских стражников, после чего пнул Тарла ногой в живот. – У, строители клятовы! – буркнул он.

Не успели Тарл с Ронаном и глазом моргнуть, как их уже грубо втащили за ворота и поволокли вниз по длинной каменной лестнице в подземелье. Тарл просто глазам своим не верил.

– Да почему ты так на всех действуешь? – крикнул он Ронану, пока их толкали вперед по мрачному и холод ному коридору. Один из эльфов отпер дверь, и Тарл вдруг понял, что летит к очень твердому на вид полу пустой каменной клетки. «Вот тебе и поразвлекались», – успел подумать он, а потом треснулся головой о каменную плиту и лишился чувств.

* * *

Что касалось Тарла, то он с таким же успехом мог всю ночь развлекаться. Результат оказался тот же самый – наутро он проснулся с жуткой головной болью. Жалобно стеная, он сел и с немалым разочарованием обнаружил, что это вовсе не был какой-то дикий сон в результате сильного перебора. Его действительно запихнули в мрачную камеру из каменных плит, освещенную единственным мерцающим факелом. В одном углу чесал себе нос маленький бурый кролик. Поблизости с закованными в кандалы руками сидел Ронан, изучая большой поднос с едой, поставленный на пол у двери.

– Вот, пожалуйста, – объявил он. – Я же тебе говорил, что эльфы всегда за своими гостями ухаживают. Ты только на это изобилие посмотри! Свежий хлеб, мед, сыры, эльфийские кексы, фрукты, кувшин с водой и кувшин с вином!

– Высший класс! И я предполагаю, они еще и о нашем здоровье заботятся, раз ради нашей же безопасности нас в эту темницу посадили! Вот радушные хозяева! Просто даже не верится! То есть, швырнули нас сюда ни за что ни про что… Сильно сомневаюсь, что это как раз и есть знаменитое на весь мир эльфийское правосудие!

– Гм. Похоже, что так…

– Эльфы славятся своими передовыми взглядами, – перебил Тарл. – Эти взгляды в легенду вошли! Знаешь, что по эльфийскому закону с тобой будет, если ты прелюбодеяние совершишь? Тебя на траву посадят!

Ронан пришел в ужас.

– То есть как, потом можно только траву есть? Ты шутишь!

– Не шучу. Тебя правда на траву сажают, да так, что не скоро прочухаешься. Тебя, твою любовницу и мужа-рогоносца запирают в комнате с неистощимым запасом эльфийской травки. Всем вам не разрешается выйти наружу до тех пор, пока вы к чему-то вроде полюбовного соглашения не придете. То есть, это так по-передовому, что просто блеск! – Тарл сделал паузу, грустно покачал головой и тут же понял, что лучше бы он этого не делал. Голова жутко раскалывалась. – Но швырять людей в тюрьмы ни за клят собачий – это на них не похоже, – продолжил он. Тут его буквально пронзила очень скверная мысль. – Эй… ты ведь не считаешь, что тут Некрос постарался?

До сих Ронан терпеливо ждал, чтобы вставить словечко.

– Нет, – сумел он наконец его вставить, – дело не в этом. Пока ты в отключке валялся, я тут немного с одним из стражников поболтал. Судя по всему, Альбрану совсем недавно нешуточно от людей досталось. Думаю, ты заметил, в каком состоянии замок, когда мы к нему подходили. И вот Альбран решил, что настала пора малость его подновить, но вместо того, чтобы использовать эльфийских каменщиков, он привлек к этому делу человеческую строительную фирму из Дур-Имара. Вроде как люди намного дешевле обходились. Проблема была в том, что все они оказались полными раздолбаями. Половину времени они либо сидели за картами, либо подкатывали с непристойными предложениями ко всем эльфийским девушкам, какие им только на глаза попадались. Затем они снесли некоторые важнейшие опорные стены, и северная башню рухнула в ров. Они отгородили не те участки, поставили не там двери, да и вообще так тут напортачили и превратили замок в такое дерьмо, что Альбран наотрез отказался им что бы то ни было платить, пока они не сделают все как надо. Тогда они прекратили работу и заявили, что отказываются отсюда уходить, пока Альбран им за уже сделанное не заплатит.

Тарл поежился.

– Н-да, скверные делишки. Но тут ведь не наша вина, верно?

– Есть еще кое-что. Феккатуна, любимая дочь Альбрана, с одним из штукатуров сбежала. И на прошлой неделе Альбран узнал, что она беременна. А затем, два дня назад, настал черед последней капли. Парочка шутников постучалась в ворота замка. Несмотря ни на что, Альбран их принял, закатил для них пир и в общем обеспечил всем этим эльфийским гостеприимством. А глухой ночью они исчезли. И вместе с ними исчез эльфийский камень Реахим!

– Какой камень?

– Эльфийский камень Реахим. Какой-то магический самоцвет, который Альбран до жути ценит. Судя по всему, он должен был приносить королевскому двору немыслимую удачу.

– Н-да. Лучше бы его вообще у них не было! – Тарл подполз к подносу и оглядел изобилие еды и питья. От этого ему сразу полегчало. – Значит, когда они поймут, что к нам все это никакого отношения не имеет, они нас отпустят? Так? – спросил он и тут же подкрепился парой кексов.

– Не уверен, – пессимистично отозвался Ронан. – Стражник намекнул, что хотя всем простым эльфам мы будем вполне симпатичны, королевскую семью люди капитально достали.

Тарл кисло на него посмотрел.

– Что ж, во всяком случае это отметает всякую мысль о руке Некроса, – выговорил он с полным ртом. – И благодарение за это богам! Я это к тому, – продолжил он, постепенно подходя к теме, – что лучше тебя не сыскать, когда дело доходит до того, чтобы постругать на ломтики орков, обычных пехотинцев или других воинов. Но как только ты за пределы своей лиги выходишь, то мигом просераешься! Во первых, Тусона тебя на обе лопатки положила. В буквальном и в переносном смысле. Затем – Антракс. А теперь – эта банда эльфов. Прикидываешь, какую котлету сделал бы из тебя Некрос? А так нам пока что не нужно ни о чем беспокоиться. Когда Альбран нас выпустит, давай отправимся прямиком в Вельбуг и снова тех девочек навестим. Рядом с Тусоной безопасность нам гарантирована.

Сделав паузу, Тарл отломил немного сыра и хлеба. В камере было очень тихо. Затем Тарл поднял глаза и увидел, что Ронан вовсю на него таращится. Примерно такое же выражение могло быть на лице у мальчугана, которому его новенький очаровательный щеночек только что палец оттяпал.

– Послушай, я должен был это сказать! – сердито добавил Тарл.

– А теперь ты послушай! – проревел разгневанный воин. – Я бы с этими эльфами никаких проблем не имел, если бы ты не сдался! Мы бы их живо отвадили! Но нет – с тобой никого не отвадишь! Ты, только меч завидишь, бросаешь свое оружие быстрей, чем… чем в сортир после мулампоса бегут, – с запинкой закончил он.

– Это называется серое вещество использовать. Тебе тоже попытаться бы не мешало.

– Послушай, а кто тебя от тех орков спас?

– Котик. Или ты оркского лучника не заметил?

– Вот скотина неблагодарная…

– А ты дуболом перекачанный…

– Крысиная морда!

– Туша безмозглая!

– Кагаимо!

Без всякого выражения на лице Тарл сдался и забарабанил по двери.

– Эй! – заорал он. – Стража! Я хочу, чтобы меня в другую камеру перевели. Пусть там лучше крысы будут. А эта компания меня не устраивает!

Позади него Ронан, Победитель Зла и Убийца Тысяч, повернулся спиной к товарищу и мрачно уставился в стену.

* * *

После нескольких часов молчания Ронан начал всерьез действовать Тарлу на нервы. «Эти воины все одним миром мазаны, – подумал Тарл, пряжкой ремня выцарапывая на стене камеры еще один непристойный лимерик. – Вот клятские примадонны! Вечно должны в восхищении купаться! Чуть-чуть критики – и на тебя как на последнюю сволочь дуются».

Впрочем, Ронан уже не дулся. Хотя внезапный всплеск откровения Тарла больно задел его самолюбие, он также заставил его задуматься. Большой проблемой Ронана было то, что, начиная со второго года его учебы в Школе воинов, он все делал по-своему. Все в этом мире было либо белым, либо черным; либо добрым, либо злым. Если нечто было добрым, ты оставлял это в покое, а если злым – разбирался. И все последние три-четыре года Ронан побеждал всех, с кем ему приходилось разбираться. Обычных преступников, бандитов, орков, горных троллей, странных плутов ленкатов – всех, кого угодно. Он почти уверовал в собственную непобедимость. А теперь Ронан вдруг оказался втянут обратно в реальный мир. Выяснилось, он вовсе не непобедим. Маг даже со связанными за спиной руками мог превратить его в лягушку.

И все вовсе не было черным или белым, как он считал раньше. Антракс не представлялся таким уж злым, и тем не менее он собирался продать их Некросу. А лесные эльфы в основе своей – прекрасные ребята, и все же они против него поднялись. Как Ронан уже выяснил, главную проблему Победителя Зла составлял моральный аспект. Нельзя просто хватать меч и махать им направо-налево, когда тебе вздумается. Он вовсе не собирался выходить на свободу из эльфийского замка, оставляя позади себя море крови и кучу костей. Тут требовалось чуть больше гибкости. И беда в том, что как раз гибкость сильной стороной Ронана не являлась.

Ронан также понял, что ему потребуется немного больше, чем просто грубая сила, чтобы выследить и убить своего врага. Раньше у него перед глазами всегда стоял один образ: вот его крепкая фигура встречается лицом к лицу с Некросом, и тот после краткой схватки, визжа как свинья, подыхает на конце его меча. Теперь Ронан знал, что его Враг – могущественная фигура, находящаяся в самом сердце солидной организации. Без какой-то помощи шансов убить его у Ронана было не больше, чем у того маленького бурого кролика в углу. До сих пор он так многого добился только потому, что люди ему помогали. Впервые в жизни Ронан по-настоящему оценил значение друзей.

Загвоздка была в том, что хотя ему отчаянно требовалось обо всем этом поговорить, он очень скоро нашел это невозможным. Между ним и Тарлом возникла стена молчания, и Ронан не имел ни малейшего представления о том, как хотя бы начать ее разрушать. Воины всегда испытывают определенные трудности с построением связной фразы, особенно когда при этом необходимо еще и выразить свои чувства. И хотя Ронан обращался со словами куда непринужденней большинства своих коллег, он все же ощущал, как его сдерживает насквозь пропитанная мужским шовинизмом природа его ремесла. Воины просто не говорят чего-то наподобие: «Послушай, приятель, за последние несколько дней я начал по-настоящему ценить нашу дружбу. Мы вместе прошли через несколько серьезных переделок, и теперь ты стал многое для меня значить. Ты мне нравишься, парень, так что просто доверься мне, и все будет путем!» Нет, не говорят – особенно если хотят репутацию сохранить. Поэтому Ронану оставалось только сожалеть и задумываться о том, что ему делать дальше.

Пожалуй, даже к лучшему, что Ронан не попытался выразить свои чувства. Если бы он это сделал, Тарл скорее всего не так бы его понял. Он слышал про разные забавы, которыми парни занимаются в тюрьме, чтобы убить время. Так или иначе, Тарл был вполне доволен жизнью, дуясь на своего товарища в сочиняя непристойные лимерики. Он как раз приступил к одному в особенности похабному про молодого гнома из Мальвениса, когда дверь камеры вдруг распахнулась и туда вошли семеро эльфийских солдат. Не обращая ни малейшего внимания на Тарла, они грубо подняли на ноги Ронана и вытолкнули его в коридор. Тарл тоже вскочил и попытался за ними последовать, однако стражник у двери его остановил.

– Эй! – крикнул Тарл удаляющимся эльфам. – А как же я? Я тоже хочу!

– Нет, тебе не надо, – сказал стражник, вежливо, но твердо его удерживая. – Поверь, тебе правда не надо.

В животе у Тарла вдруг что-то словно опустилось.

– Почему? – спросил он. – Куда его ведут?

Стражник немного смутился.

– Ну, это все король, – ответил он. – Он тут новый эдикт издал. Люди отныне являются Запрещенной расой. А твоего друга ведут на Королевский банкет, где его будут судить и приговорят как представителя всех людей.

– Но ведь с ним все будет хорошо, правда? Я хочу сказать, эльфийское правосудие и все такое прочее…

– Он представитель Запрещенной расы, – повторил стражник, с сомнением качая головой. – Это значит, что у него нет права на правосудие, да и вообще никаких прав. Такого со времен последней Оркской войны не случалось. Тогда всех пленных орков обычно… – Он осекся, и вид у него стал совсем смущенный.

– Что обычно?

– Безоружными в Волчью яму бросали, вот что! – Стражник не смел взглянуть потрясенному Тарлу в глаза. – Мне правда очень жаль! – сочувственно произнес он, а затем захлопнул дверь, оставляя Тарла наедине с маленьким бурым кроликом.

* * *

Эльфийские солдаты быстро и решительно провели Ронана по короткому коридору, вверх по лестнице, еще по одному коридору, за угол… и остановились как вкопанные. Дальше проход перегораживала новая кирпичная стена, на вид довольно паскудная. Примерно такую стену мог бы возвести редкостно паршивый каменщик, пребывающий в поганом настроении из-за недавнего проигрыша своего недельного заработка паре штукатуров в игре под названием «сидорский пот». Командир отряда злобно пнул гнусную стену и бросил убийственный взгляд на Ронана. Они протопали обратно по коридору, одолели еще одну лестницу, прошли в дверь и опять направились по коридору, который закончился еще одной дверью. Распахнув эту дверь, командир вдруг обнаружил, что балансирует на самом краю тридцатиметрового обрыва, как раз надо рвом. Целый фрагмент замка, который был там раньше, теперь исчез. С глухим рычанием командир отшатнулся от пропасти и за хлопнул дверь.

– Очень надеюсь, что тебя скоро на мелкие кусочки порвут! – рявкнул он Ронану, прежде чем повести всех обратно по коридору и вниз по еще одной винтовой лестнице. Эта привела их в продолговатое помещение с изысканными дубовыми панелями на стенах и элегантным сводчатым потолком. Помещение было бы просто великолепным, не выкрась кто-то панели в салатный цвет и не изгадь штриховкой потолок. Командир отряда в ужасе огляделся. Судя по всему, этот конкретный фрагмент нового оформления интерьера он увидел впервые. Подойдя к одному из новеньких металлических держателей для факелов, который криво крепился к стене, он попытался его поправить. Держатель так и остался у него в ладони. Изрыгнув проклятие, командир швырнул его в Ронана, затем прошел через все длинное помещение и распахнул дверь в дальнем его конце. Открывшийся за дверью проход оказался заложен кирпичами в манере еще более паскудой, чем первый. Из-за кирпичной стенки доносились звуки далекой пирушки.

Эльфийского командира слегка затрясло, а цвет его лица изменился от цветущего золотисто-коричневого до желчного красновато-бурого. Вытянув дрожащий палец в сторону Ронана, он пару-другую мгновений беззвучно шевелил губами. Когда же он наконец смог заговорить, в голосе его прозвучала такая ярость, что Ронан аж похолодел.

– Берите его! – прошипел эльфийский командир своим подчиненным. – Берите этого клятского человека и прошибите им эту клятскую стену!

Ронан почувствовал, как множество рук хватает его и поднимает в воздух. Пока солдаты горизонтально им размахивались, пришло понимание того, что они и впрямь намерены прошибить им стену, и Ронан собрался с духом. Эльфы швырнули его как живой таран, и голова его врезалась в перекрывающие проход кирпичи. К счастью, они были так скверно друг к другу прилажены и с использованием такого низкосортного цемента, что голова и плечи Ронана прорвались с первой же попытки, и его лишь слегка оглушило. Распинав по сторонам остатки стены, солдаты втащили Ронана в Главную залу и швырнули на пол. Какое-то время он лежал там, мотая больной головой и пытаясь осмотреться.

Просторная зала метров тридцати в длину была битком набита эльфами. Столы на козлах тянулись по всей длине помещения, а в дальнем конце на возвышение был поднят более солидный стол, накрытый затейливой скатертью. За ним сидели король Альбран, королева Сильвана и прочее их семейство. Все смеялись и пировали, кроме короля, который с горящим взором восседал среди общего легкомыслия. Признаков учиненного строителями бесчинства там почти не наблюдалось, если не считать одной двери, расположенной по центру одной из стен метрах в семи от пола, а также нескольких ведер, расставленных по полу, чтобы ловить веселую капель от сильно протекающей с недавних пор крыши. Самым странным аспектом всей этой сцены представлялся тот факт, что вместе с эльфами в зале находилось, должно быть, не меньше двух сотен кроликов, которые бегали по полу, вспрыгивали на столы и таскали еду прямо с тарелок. Эльфы, казалось, почти их не замечали.

Едва Ронана втащили в залу, как эльфийский менестрель тронул струны своей лютни и запел. Музыкант оказался длинным и тощим, со странной стрижкой, и голос его почти утонул в общем гаме. Затем Ронана приволокли в центр залы и поставили там со скованными руками перед королем. Гул разговоров постепенно стихал, пока единственным звуком в зале не осталось нытье менестреля. Пел он, похоже, что-то про овощи.

Альбрал бросил на него недовольный взгляд, затем встал и обратил все свое внимание на пленника. Однако прежде чем он успел сказать хоть слово, заговорил Ронан.

– Великодушный король, – начал он, – я пришел сюда с честными намерениями, просить вашей помощи. Я Ронан, Победитель Зла, и я предпринял поиск, дабы свершить возмездие над Некросом Черным, приверженцем Пяти Великих демонов и убийцей моего отца. Я лишь ищу вашего мудрого совета. Я узнал об унижении, которому вы подверглись от рук негодных строителей и невоспитанных гостей. Я глубоко о нем сожалею, но, как вам известно, это бесчинство произошло не по моей вине…

– Тем не менее, – перебил король, – ты смертный человек, и все эти безобразия учинила именно твоя раса. – Он снова сверкнул глазами на менестреля, который все щебетал о том, какими друзьями были ему овощи, и как скверно вели себя люди, когда их ели, тогда как овощам следовало бы привольно расти на солнечных лесных полянках, где их босые корни радостно пробегали бы сквозь изобильную почву. – Ох, да заткнись же ты, Морриси! – раздраженно пробормотал он и швырнул в менестреля чашу. Та со звоном отскочила от головы певца, и похожий на беспризорника-переростка эльф без чувств упал на пол. Король снова повернулся к Ронану. – Ты представитель своей расы. И должен от ее лица принять предназначенный жребий! – Внезапно он возвысил голос, обращаясь к собравщимся в зале эльфам. – Каким вы признаете этого человека?

– Виновным! – выкрикнул молодой эльф, сидевший за верхним столом. Из его портретного сходства с королем Ронан заключил, что это, скорее всего, один из сыновей монарха. Выкрик был подхвачен другими эльфами по всей зале.

– Виновен! – с некоторой неловкостью восклицали они. – Виновен!

Ронан внимательно смотрел на их лица. Некоторые, как и их король, были неподдельно разгневаны, однако многие, судя по всему, были смущены и явно стыдились. Тем не менее похоже, что все выйдет так, как будет угодно королю. Ронан со вздохом опустил взгляд к полу и вздрогнул. Оказалось, он стоит на большом люке.

Король с удовлетворенной улыбкой наблюдал за своими подданными.

– И какой жребий уготован виновному представителю запрещенной расы? – спросил он у них.

– Волчья яма! – раздался ответный вопль. – Бросить его в Волчью яму!

Теперь эльфы уже начали заметно возбуждаться. Ронану это совсем не понравилось. Бросив тревожный взгляд на люк, он попробовал на прочность кандалы, но они казались очень надежны. Тогда Ронан посмотрел на стражников, что с копьями наготове стояли у него по бокам.

– Волчья яма! – радостно повторил король. Вся зала принялась скандировать: «Волчья яма! Волчья яма!» При этом эльфы ритмично барабанили кулаками по столам. Ронан чувствовал, как нарастают гнев и предвкушение. Это уже было серьезно! Против волчьей стаи у него со скованными руками не оставалось ни единого шанса. Вот бы добраться до левого стражника, который перемигивается с эльфийской девушкой за ближайшим столом… его копье, если им завладеть, можно и со скованными руками использовать. Но чтобы выбраться отсюда живым, потребуется взять заложника… быть может, сына короля… Клят! Король уже держит руку на рычаге. Нужно срочно что-то предпринять…

Но прежде чем Ронан успел что-то предпринять, королева Сильвана вдруг встала и властно подняла руку. Зала погрузилась в молчание, пока эльфы в ожидании смотрели на свою королеву, а Ронан с трепетом и почтением ее разглядывал. Как и все эльфийские женщины, Сильвана была высока и стройна, с золотыми глазами и волосами, и казалось, от нее исходила аура красоты и жизненной силы. На лице у королевы, однако, застыло обреченное выражение женщины, слишком хорошо понимающей, что ее муж ведет себя как последний дурак.

– Ты не можешь бросить его волкам, – сказала она.

– Очень даже могу! – зашумел ее супруг. – Я могу делать все, что хочу! Я король!

– Ты не можешь бросить его волкам, – терпеливо продолжала Сильвана, – потому что никаких волков у нас нет. Все они уже много лет, как подохли.

– Что? Не может быть! Я отчетливо припоминаю, как мы бросали им орков, э-э, три-четыре год тому назад…

– Это было пятьдесят лет тому назад.

– Вот несчастье! Это правда? – Король повернулся к своему главному советнику, который тихо стоял за спинкой его кресла. – Почему же их не заменили новыми, из диких мест?

– Ты прекрасно знаешь, почему, – сказала королева. Ее терпение стало понемногу истощаться, и она начала поддразнивать своего супруга. – «Как мне помочь моему народу? Как сделать его жизнь безопасней? – спросил ты. – Я знаю, что мне делать, – сказал ты затем. – Я избавлюсь от всех опасных животных, от всех ленкатов, волков, медведей, алакслей. Тогда лес станет безопасен для моего народа». Так ты сказал, но на этом ты не остановился. О нет! Тебе загорелось истребить всех до единого хищных животных на многие мили в округе. Лис, ястребов, диких кошек, всех! «Так будет безопасней для всего моего народа», – сказал ты. А я тебя предупреждала! Я объяснила тебе, что будет, если ты начнешь играться с экологическим равновесием. Но нет! Тебе надо было действовать!… И взгляни на результат. Последовал популяционный взрыв кроликов, оленей и белок, поскольку не осталось ничего, чтобы снизить их число. Все деревья в лесу гибнут, потому что стада голодающих оленей и орды истощенных белок ободрали всю листву и всю кору, до которых только смогли добраться. А мы? Нам приходится ввозить овощи в фрукты издалека, и почему? – Сделав паузу, королева с омерзением взглянула на очаровательного на вид кролика, который пропрыгал по столу и занялся объедками на ее тарелке. – Потому что легионы жадных кроликов пожирают все, что мы пытаемся вырастить!… Но тебе и этого было мало! Не удовлетворившись уничтожением половины особей в лесу, теперь ты хочешь приняться за всех гостей, каких нам только повезет заполучить. Ну что ж, с меня довольно!

С этими словами королева бросилась вон из залы. Последовала недолгая тишина, которую нарушало только неловкое шарканье и странное смущенное покашливание. Король повернулся к своему советнику.

– Это правда? – спросил он. – У нас нет ни единого волка?

– Увы, ваше величество.

– Но разве нет закона или чего-то еще на предмет того, чтобы поддерживать королевскую Волчью яму укомплектованной? Я уверен, что-то такое есть… как же там сказано? Так-так… следует заменить самыми свирепыми существами, какие только найдутся, и так далее и тому подобное…

– Это верно, ваше величество, именно так мы и поступили, – сказал советник.

Король сразу заулыбался.

– Вот и славно, – порадовался он. – Так кем же вы заменили волков?

– Горностаем, ваше величество.

– Горностаем? – грустно переспросил король.

– Да, ваше величество.

– Всего одним?

– Это все, что нам удалось найти, ваше величество.

– Ну что ж, придется обойтись этим, – Альбран отвернулся от советника и оглядел уставившийся на него в ожидании народ. – Бросить его… горностаю! – выкрикнул он.

Эльфы подхватили возглас, но довольно нерешительно, как будто хорошо сознавая, что такому наказанию явно чего-то недостает.

– Горностаю! – вопили они. – Бросить его горностаю!

Внезапно люк под ногами у Ронана раскрылся, и он полетел вниз, в черноту. Неловко приземлившись на каменные плиты пола, он немного полежал, собираясь с духом и напряженно вглядываясь во тьму. Там слышалось тихое шипение, от которого по коже у Ронана поползли мурашки, и мышцы его рук вздулись, пока он тщетно пытался освободиться от кандалов.

Вскоре глаза его привыкли к полумраку. Ронан с трудом принял сидячее положение и огляделся. Он находился в тесной каменной клетке, где вместо одной стены была решетка из железных прутьев. Сырой проход за решеткой вскоре сворачивал за угол, откуда приходило слабое свечение. В одном углу камеры валялась небольшая кучка соломы, а на соломе лежал горностай.

Это был очень старый горностай, и совсем больной. Он мог только лежать на соломе с закрытыми глазами, бока его вздымались и опадали, а дыхание выходило с тихим шипением. Время от времени он мучительно чихал. Горностай явно не имел ни малейшего желания отрывать Ронану конечности. Вдобавок даже в лучшие свои времена и даже привстав на задние лапки, он едва мог дотянуться Ронану до колена.

Ронан вздохнул и покачал головой. Он вовсе не был уверен, разделяет ли он восхищение Тарла легендарным эльфийским правосудием.

* * *

– И тогда продавец, тоже заика, говорит: «Т-таких н-нет!» С ухмылкой на лице Тарл сидел и ждал, пока соль анекдота дойдет. Последовала долгая пауза, затем физиономия эльфийского стражника сморщилась, и он расхохотался. Оглушительный гогот гулко отскакивал от стен камеры.

– Т-таких н-нет! – чуть не писался со смеху стражник. – Т-таких н-нет! Оч-чень, оч-чень смешно! – В конце концов приступ буйного восторга улегся, и на лицо эльфа стало наползать удивленное выражение. Примерно так медленный прилив наползает на очень крутой берег. – Э-э… – начал он. – Еще т-только одно. А п-почему у второго з-заики т-таких не было? – И он устремил на Тарла предельно туманный взор.

Тарл внимательно изучил физиономию стражника. «Свет горит, но дома никого», – подумал он. Еще одна кружка – и порядок! Тарл поднял свою.

– За заику! – провозгласил он.

Стражник поднял кружку с таким усилием, будто она килограмм сто весила.

– За з-заику! – отозвался он и одним глотком ее осушил. Тут глаза его закатились куда-то на затылок, он мешком осел на пол и захрапел.

Тарл улыбнулся, мысленно хлопая себя по плечу. Когда он пригласил стражника к себе в камеру немного выпить, тот с откровенным подозрением на него глянул, но когда Тарл предложил кувшин с водой, совершенно успокоился. Понятное дело, стражник не знал, что Тарл заблаговременно высыпал в воду запасец соли, который всегда носил с собой. Тарл не был уверен, окажет ли самодельная соленая вода на эльфа тот же эффект, что и морская, но уже после первого его глотка понял, что все должно сработать. И теперь, после трех кружек соленой воды, пьяный как варт стражник вырубился.

Тарл осторожно снял с ремня эльфа большую связку ключей, расковал свои кандалы и прокрался к двери. Снаружи никаких звуков не доносилось. Совсем-совсем осторожно он приоткрыл дверь, выглянул наружу – и чуть не ткнулся носом в роскошную грудь самой красивой и царственной эльфийской дамы, какую ему доводилось видеть. Тарл быстро поднял взгляд на восхитительную пару золотых глаз и мигом прилепил на место широченную улыбку.

– Привет! – радостно произнес он, сразу стараясь понравиться. – Кружку воды не желаете?

* * *

Ронан битый час сидел на полу, шаря в своей голове на предмет каких-то идей, и уже готов был признать свое поражение, когда вдруг заметил, что свечение из-за угла становится все ярче. Тогда он встал и подошел к прутьям решетки. Никаких шагов Ронан не слышал, но это ровным счетом ничего не значило, ибо эльфы славились легкостью своей походки. Так что он просто стоял и ждал. Какая бы непосредственная участь ему ни светила, хуже уже быть не могло.

Внезапно вспыхнувший свет мигом его ослепил, и Ронан прикрыл глаза. Какой-то эльф с пылающим факелом вышел из-за угла и подошел к камере.

– Ронан? – Голос был негромким и нежным, немного озабоченным, и почему-то казался до странности знакомым. Ронан принялся шарить в памяти, а затем, когда эльф сунул факел в стенной держатель рядом с дверью, и свет упал на его лицо, все встало на место.

– Ну и ну! Салон! – Ронан ухмыльнулся эльфийскому парикмахеру, пока тот возился со связкой ключей. – Какими судьбами?

– Надо же было кому-то что-то делать! – с легким раздражением отозвался эльф. Наконец ключ со щелчком провернулся. Салон Голубой распахнул дверь и чинно вошел в камеру. – А ты явно неспособен сам о себе позаботиться. Ты только на свои волосы посмотри!

Ухмыляясь себе под нос, Ронан протянул ему скованные руки. Эльф всем своим видом выражал досаду.

– И если ты в ближайшее время не найдешь приличную маникюршу, с твоими ногтями все будет кончено! Кончено, понимаешь? – с жаром воскликнул он. Еще один ключ провернулся, и цепи упали на пол.

– Так что ты все-таки здесь делаешь? – спросил Ронан, растирая кисти.

Салон гордо улыбнулся.

– Я личный стилист-визажист королевы Сильваны, – заявил он. – Порт-Ред мне пришлось покинуть. Это место, голубчик мой, совсем прахом пошло. Теперь туда южане и орки стекаются, городской совет массу каких-то странных законов напринимал… По ночам там просто небезопасно. Особенно эльфу. Ну, теперь идем. Нельзя заставлять нашу королеву ждать. А она тебя ждет.

Салон провел Ронана по сырому каменному проходу мимо винных погребов, а дальше через целый лабиринт маленьких коридорчиков, пока наконец не остановился перед небольшой деревянной дверью.

– Сюда, – показал он, – и вверх по лестнице. Затем налево по коридору, и за четвертой дверью будет Картохранилище. Там ты королеву и найдешь!

– Спасибо, Салон, – поблагодарил эльфа Ронан и так крепко хлопнул его ладонью по спине, что чуть на пол не сшиб. – Я твой должник.

Салон с сомнением поднял бровь.

– Едва ли я смогу чего-то дождаться, – отозвался он. Затем эльф похлопал Ронана по плечу, пробормотал «Удачи, мой милый» и был таков, неслышно ускользая дальше по проходу во тьму.

Картохранилище оказалось длинным залом с высоким потолком, с деревянными стеллажами и полками по всем стенам, где грудами валялось множество покрытых пылью свитков и пергаментов. Паутины гирляндами украшали стены, а посреди зала стоял единственный широкий стол. Когда Ронан осторожно толкнул дверь и сунул голову внутрь, то с изумлением обнаружил там не только королеву, склонившуюся над столом и сосредоточенно разглядывающую какую-то древнюю карту, но и стоящего рядом с ней Тарла. Подняв глаза, Сильвана улыбнулось Ронану, и он был сражен ее красотой.

– Ваше величество, – благоговейно произнес он и низко поклонился.

Тарл подмигнул королеве.

– Ты на него, Сильви, не обижайся, – хихикнул он. – Несчастный малый комплексом неполноценности страдает.

Пораженный столь вопиющей фамильярностью, Ронан недоуменно посмотрел на своего приятеля, однако к его удивлению королева никак на это не отреагировала.

– Прошу вас, примите мои нижайшие извинения, – сказала она. – То, как мы с вами обошлись, просто постыдно. Боюсь, мой супруг не в себе.

– Нет-нет, все это вполне понятно! После историй с вашей дочерью, с этими клят… с этими подлыми строителями, да еще с Эльфийским камнем…

– Ну, о Феккатуне мы на самом деле не очень-то беспокоимся, – улыбнулась королева. – Она сбежала с очень милым парнишкой, и так славно будет иметь внука. А что касается Эльфийского камня, то потеря невелика. Открою вам небольшой секрет. – Она подалась вперед и заговорила тоном ниже. – Это был страз! Несколько месяцев назад я велела сделать копию, а оригинал продала. Понимаете, на вид этот камень жуткий, просто отвратительный, но толку от него не было никакого. А поскольку замок требовал капитального ремонта, я подумала, что деньги нам очень не помешают. Но потом Альбрану все равно вздумалось экономить и гнаться за дешевизной. В итоге он нанял на западе целую кучу бандитов вместо строителей. И теперь замок находится в еще худшем состоянии, чем раньше. Вот что по-настоящему его гложет. Но это его собственная вина. Боюсь, симпатия к нему у меня уже кончилась.

– Так что, помогая нам, Сильви как бы исправляется, – вмешался Тарл. – Мы тут с ней карты смотрели. Карты гномов. Тут их две. Вот на этой показано, как найти какой-то крупный подземный город в горах Страны Гномов. Вход в него вот здесь, над городом Дур-Имаром. – Он ткнул пальцем в выцветший пергамент, который они с королевой разложили на столе.

– Должно быть, это Камот, – вздохнул Ронан. – Затерянный город гномов, вырезанный глубоко под горным массивом в природном камне. – Он некоторое время изучал карту, затем лицо его помрачнело. – Все это очень интересно, – продолжал он, – только я не понимаю, как это может пригодиться мне в моих поисках.

– Ну да, – отозвался Тарл, разворачивая грязный, опутанный паутиной свиток. – Но ты теперь еще вот на эту карту взгляни. Это крупномасштабный план Камота. И посмотри вот сюда, в это место на северной окраине города, рядом вот с этой пещерой, которая помечена как Мост Эльдабад.

– Что там? – спросил Ронан, приглядываясь к карте. Когда он разглядел то место, на которое указывал Тарл, глаза его вспыхнули. – Пещера Поющего Меча! – выдохнул он.

– Ну как тебе, а? – гордо спросил Тарл. – Попали мы в яблочко или не попали? – Внезапно его вновь охватил азарт поиска. – А где этот Дур-Имар? – спросил он у эльфийской королевы.

– Он построен на острове ниже по реке, за пределами леса, – ответила она. – Река Имар протекает через пещеры под замком. В свое время по ней между городом и замком шла оживленная торговля – в те дни, когда у нас было, чем торговать. Теперь же они присылают нам вино, еду, одежду, а мы в ответ – крольчатину, кроличьи шкурки и живых кроликов. – Сильвана печально вздохнула.

В этот момент они услышали, как далекие трубы подают настойчивый сигнал тревоги. Королева с Ронаном дружно подбежали к двери и ненадолго прислушались. Вдалеке они расслышали топот множества стремительно несущихся ног.

– Они раскрыли ваш побег, – выдохнула королева. – Больше времени нет! Скорее за мной!

С этими словами она торопливо побежала по проходу. Ронан бросился за ней, а Тарл быстро скатал обе карты, сунул в карман маленькую книжицу в кожаном переплете, которая чем-то ему приглянулась, и поспешил следом.

Ронан ждал его под аркой в конце прохода.

– Ты свитки взял? – быстро спросил он.

– Нет! – крикнул в ответ Тарл. – Просто я так медленно ползаю! – Посмеиваясь себе под нос, он пролетел мимо Ронана и понесся по какой-то лестнице вслед за Сильваной. Она ожидала их наверху, придерживая толстую дубовую дверь.

– Прямо по проходу, а в конце налево, – сказала она им. – Там за дверью будет лестница, которая приведет вас прямиком к задним воротам. Оттуда направляйтесь на запад. Скорее! Я запру за вами дверь.

Дверь со щелчком за ними закрылась. Ронан с Тарлом устремились по коридору, завернули за угол – и тут выяснили, что строители опять постарались на славу. Путь преграждала еще одна паскудная кирпичная кладка. Позади них слышались отдаленные выкрики. Ронан пинком распахнул ближайшую дверь, нашел там еще одну лестницу и запрыгал по ней, а Тарл сидел у него на пятках.

На верхней площадке они остановились и распахнули очередную дверь. Она вывела их прямиком в Главную Залу. Там было пусто, если не считать пары сотен кроликов, приканчивавших объедки банкета, а также эльфийского менестреля Морриси, который сидел в уголке, держась за голову, где красовалась шишка размером с хорошее яблоко. Тихо и осторожно они пробрались через перевернутые столы и опрокинутую фаянсовую посуду к двери в противоположной стене помещения. Когда они уже были от нее шагах в десяти, массивные двойные двери в дальнем конце залы вдруг раскрылись, и туда вошел король в сопровождении примерно тридцати стражников.

Поначалу он был так занят раздачей ценных указаний, что даже не заметил двух беглецов. Но затем Тарл в очередной раз убедился в непреложности одного из законов природы. Всякий раз, когда тебе требуется поддерживать полную тишину, ты непременно производишь самый что ни на есть клятский грохот. Хотя Тарл мог бы поклясться, что не шевельнул ни мизинцем, он невесть как умудрился перевернуть целый стол. Какое-то мгновение, пока чаши, тарелки, бутылки и кролики каскадом низвергались на пол, эльфы изумленно на них глазели, а потом началось настоящее светопреставление.

Тарл в ужасе застыл как вкопанный, когда эльфы, рыча от ярости, на них бросились. Тогда Ронан схватил его в охапку и прыгнул к двери. Пока мимо свистели стрелы, он вырвался из Залы и захлопнул за собой дверь. Бросив Тарла, Ронан загнал на место засов и припер прочную дверь тяжелым деревянным столом.

– Это на пару минут их задержит, – выдохнул он. – Давай отсюда выбираться.

– Как? – поинтересовался Тарл.

Ронан огляделся. Они стояли в просторной кухне, где в изобилии имелись горшки, сковородки, тарелки и прочая утварь. К несчастью такими вещами, как двери и окна, помещение было самым прискорбным образом недоукомплектовано. Кроме той двери, в которую они ворвались, больше не наблюдалось ни одной. Они оказались заперты в тупике.

Из-за двери послышался жуткий грохот, и крепкие дубовые доски заскрипели. Эльфы начали пробивать себе дорогу.

* * *

В роскошно обставленной комнате южного города шестеро элегантно одетых мужчин обсуждали развитие своей стратегии, когда торопливо вошел почтительный прислужник и вручил мужчине, сидевшему во главе стола, срочное донесение. Тот без выражения его прочел, а затем негромко откашлялся. Остальные мгновенно затихли.

– Джентльмены, – сказал мужчина. – Похоже, нам нанесли еще одно мелкое поражение. Вдохновленные Тусоной и событиями в Вельбуге, граждане Минас-Вельфера восстали. Судя по всему, нашим людям пришлось спасаться бегством. Мы потеряли контроль над обоими городами.

– Тогда почему бы нам не приказать Некросу остаться на востоке? – спросил один из остальной пятерки.

– Без него и его племени мятеж в Порт-Реде не сможет увенчаться успехом. В течение пяти дней он должен быть там. С востоком придется подождать.

– А что советует Антракс?

Последовала короткая пауза.

– Агенты информируют нас о том, что на данное время Антракс, гм, лишил нас своих услуг.

– Но без мага мы почти слепы! Такой силы больше ни у кого нет!

– Мы должны справиться. Наши планы уже составлены.

– А что, если Альбран нас подведет?

– Не подведет. Черный воин в ловушке. Через считанные минуты он будет мертв.

* * *

Ронан расхаживал по кухне, в поисках некой вдохновляющей идеи осматривая все подряд. Тарл тоже ему помогал, пока не нашел бутылку шампанского «Бальроже», после чего стал помогать самому себе. Эльфы за дверью удвоили усилия. Древесина разлеталась в щепки и, судя по всему, должны была вот-вот податься.

Тут Ронан заметил в одной стене люк, расположенный на уровне пола и спрятанный за рядом мусорных бачков. Растолкав их по сторонам, он открыл люк. За ним оказался каменный желоб, который исчезал в темноте. Снизу вверх тянулся холодный воздух, и Ронан сумел расслышать шум бегущей воды.

– Тарл! – позвал он. – Вот, смотри! Должно быть, это мусоропровод. Думаю, он идет прямо до реки Имар.

– Что толку от мусоропровода? Да и бутылка еще не кончилась.

– Это путь наружу.

Тарл покачал головой.

– Извини, – заупрямился он, – но ты меня туда не затащишь. Мне там конец придет.

Ронан пригнулся, когда сквозь дырку в дубовой двери просвистела стрела.

– Это же просто спускной желоб, – сказал он. – Возможно, он темный, но бояться там нечего.

– А я и не боюсь! Послушай, ты разговариваешь с человеком, который на Вельбугской летней ярмарке по Суислайду спускался, и пошел спуститься еще. Это семечки!

– Тогда в чем проблема? – спросил Ронан.

Тарл как будто немного застыдился.

– Я плавать не умею, – пробормотал он.

Глаза Ронана, пометавшись по кухне, остановились на ближайшей к ним бочке.

– Сюда! – рявкнул он и подтащил Тарла за руку. Тарл, похоже, собрался было запротестовать, но когда Ронан снял крышку, он заглянул внутрь бочки и с довольным видом кивнул.

– Годится, – сказал он и с бутылкой в руке залез в бочку. Ронан сунул туда же эльфийские карты, затем висевшей на стене среди прочей кухонной утвари киянкой надежно приколотил крышку, после чего подкатил бочку к желобу.

Едва он это сделал, как дверь с жутким грохотом рухнула, и несколько вооруженных эльфийских солдат кубарем на нее повалились. Ронан толкнул бочку. Она мигом исчезла во тьме, и он с победным воплем отважно бросился следом.


Содержание:
 0  Ронан-варвар (пер. М.Кондратьев) : James Bibby  1  Меч : James Bibby
 2  Племя : James Bibby  3  Деревушка : James Bibby
 4  Город : James Bibby  5  Междусловие : James Bibby
 6  Книга вторая : James Bibby  7  Встреча : James Bibby
 8  Засада : James Bibby  9  Вельбуг : James Bibby
 10  Убийца : James Bibby  11  Ловушка : James Bibby
 12  Антракс : James Bibby  13  Лес Снов : James Bibby
 14  Страна гномов : James Bibby  15  Возмездие : James Bibby
 16  Поиск : James Bibby  17  Встреча : James Bibby
 18  Засада : James Bibby  19  Вельбуг : James Bibby
 20  Убийца : James Bibby  21  Ловушка : James Bibby
 22  Антракс : James Bibby  23  вы читаете: Лес Снов : James Bibby
 24  Страна гномов : James Bibby  25  Возмездие : James Bibby
 26  Приложение 1. Словарь : James Bibby  27  Приложение 2. Эльфы : James Bibby
 28  Приложение 3. Орки : James Bibby  29  Использовалась литература : Ронан-варвар (пер. М.Кондратьев)



 




sitemap