Фантастика : Юмористическая фантастика : Неизлечимая болезнь : Виктор Бо

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Чалый звездолет, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов.

Они появились внезапно, как и подобает черным "Фантомам" с белыми буквами вагрианского алфавита Г.П. и оскаленной мордой френейского пса на борту. Шимуз прекрасно владел вагрийским, впрочем, как и самеши, ганзским, делийским, бараки, монделузи и торо-торо. Поэтому, проклиная на всех известных ему языках галактическую полицию, поспешно сбросил скорость и врубил задний ход.

– Давай, давай, милый! Не поспеваем! – азартно прокричал он, поерзав в седле и подбадривающе похлопав приборную доску.

– Даю, даю. Думаешь легко задом наперед лететь? И позволь спросить, как ты оцениваешь вероятность уйти сразу от трех легавых? – спросил низкий хриплый голос.

– Боб, радость моя, не топчи мозги! Псов только двое! – Шимуз ткнул пальцем в монитор. – Вот и вот, две иглы, фиксируешь?

– А это что? – изображение сместилось вправо и, на экране появился третий истребитель.

– Бляхеры перепончатые! Тот же призрак только в профиль! Все предусмотрели, кажасы вонючие! Третьего в сектор под девяносто поставили! Ты смотри и первый разворачивается! Отставить маневр, зажарят! – во всю глотку орал Шимуз.

– Уже отставил. – Спокойно пророкотал Боб и ехидно поинтересовался, – что будем делать?

– Как обычно, попробуем торговаться. – Без энтузиазма ответил Шимуз.

– Не думаю, что это хорошая идея.

– Вы пытаетесь покинуть зону карантина. Возвращайтесь или будете уничтожены! – прозвучал в рубке холодный женский голос без малейшей тени эмоции.


А в черных дырах левее Южного Креста нуль-шишиги шуршали на разные темы, особенно сетуя на падение скорости света и на забывчивость некоторых нуль-шишей, что давеча обещались в гости, да не пришли.

– Эх, девки, скучно ныне. – Горестно вздохнув, прошипела та, что постарше.

– И не говори, Глафирья. Нормальные шиши, как повывелись.

– Права, Дунся, права. – Включилась в разговор Фектиста. – Я вот, Глаш, давно поспрошать хотела, ты коды летуешь за каковые лучики дергачишь?

– Я-то, я по обычаю, за красные и оранжевые.

– А я за жефтые и зеленушные.

– А я, – нахально встряла самая юная – Лизаша, – я за синие и фиолетовые.

– Вот потому и летуешь слабже всех! – Просвистела Фектиста.

– Ой, девоньки, глядите-ка, шиш через две галактики! – Радостно пропищала Глафирья.

– Ой! А красиватый, какой!

– А рядом-то, гляньте, охотнички! Гулебщики поганые! – Тревожно пробулькала Дунся.

– Поможем? Победуем? – с надеждой прожурчала Лизаша.

– Поможем! Победуем! – загалдели нуль-шишиги и с радостным гиканьем выпорхнули из дыр.


А на Годонсе, близ Фельбума, Гоша Дрижин ругался с женой.

– Ты затащил меня в это захолустье на целых пять лет?! – Вопила разгневанная Света. – Да здесь всего два скин-салона и те с коллекциями столетней давности! Мне что, кожу совсем не менять?!

– Светулек, та, что на тебе сейчас, просто, – мегаток!

– Мегаток? – недоверчиво переспросила она и, погладив на щеках и шее нежные черно-красные шерстинки, кокетливо поинтересовалась, – нравится? Последний писк в столице. Между прочим, модель называется "тигр". Говорят, так мифическое Земное животное выглядело.

– Вот видишь, Светик, не все так плохо. – Обнимая жену, нежно проворковал Гоша.

– Но пять лет! – простонала она и уткнулась лбом в Гошину грудь.

– Это стандартный срок контракта, – оправдываясь, сказал он.

– Так, что ж ты не посоветовался со мной?! – вновь распаляясь и оттолкнув мужа, вскричала Света. – Спросил бы умного человека, коли свои мозги из биометаллика!

– Замолчи, женщина! – Взревел Гоша. – А на какие эскудо ты будешь покупать тряпки, притирки декоративные, кожу менять?! Наконец, кто хотел домик на Экселенцо-Риеоро?!

– Значит, я замолчи?! А ты поближе к родителям перебраться не хотел?!

– К твоим? Никогда!

– Ах, так! Да, лучше бы я за Шурика вышла!

– За Шурика?! И выходила бы! И была бы щас Пидорина! И дети твои были бы Пидорины!

– Зато его отец богат!

– Это не надолго! В критиевой области назрел ба-альшой кризис. После этих слов Света моментально сникла и прошипела сквозь зубы:

– Делай что хочешь, но через год мы должны отсюда убраться. Подхватив сумочку из кожи делийского сканика, она махнула Гоше ручкой с острыми загнутыми коготками. Улыбнулась змеиной улыбочкой и пропела с порога кондоминимума:

– Я по магазинам, любовь моя!

Гоша плюхнулся на кровать и зарылся в подушки.


А Шимуз начал торг.

– Эй, красавица, давай ты меня пропустишь, а я тебе за это мешок поксов дам!

– Зафиксировано два факта нарушения Вагрианского Уголовного Кодекса: статья четырнадцать, пункт "а". Попытка подкупа должностного лица. И статья сто двадцать четыре, пункты: "а", "б" и "ц". Хранение, транспортировка и попытка сбыта крупной партии незаконного наркотического вещества. – Отчеканил бездушный голос и продолжил, – возвращайтесь или будете уничтожены!

– Душа моя, с каких пор поксы наркотик? – Прикинулся дурачком Шимуз.

– Поксы причислены к разряду незаконных наркотических средств с момента доказательства провоцирования ими бета-полиморфозиса и издания, в этой связи, нового перечня ННС версии четыре капа двадцать пять в три тысячи семьдесят втором году. – Сообщил женский голос.

– Давненько я сюда не забредал! – присвистнул Шимуз. – Ну да ладно, поксы любят все!

– Боюсь что не все… – задумчиво пробасил Боб.

– Я ошибся, бриллиантовая моя, два мешка поксов!

– Куда два мешка?! Тебе хорошо наши поксы разбазаривать, ты в седле прохлаждаешься, а звездолет-то я! У меня уж и силы на исходе. – Бурно запротестовал Боб.

– Это у тебя, боров самешский, силы на исходе?! А кто целую дюжину пред полетом сожрал?! Да ты еще двадцать раз во что угодно перекинешься! И потом, у тебя в карманах всегда можно мешочек другой найти, если хорошенько покопаться.

– Ну ладно. Убедил. Два так два. – Согласился Боб.

– Зафиксировано еще два факта нарушения Вагрианского Уголовного Кодекса: статья четыре, пункт "а"…

– Погоди, погоди, – перебил монотонный женский голос Шимуз. – Чего же ты хочешь, ненасытная моя?

– Лимит преступлений исчерпан. Не двигайтесь. Через двадцать пять секунд вы будете уничтожены. – Сообщил голос и безучастно начал отсчет. – Двадцать пять…

– А-а-а!!! Матибасы драные! – хором вскричали Шимуз и Боб.

Шимуз моментально вскрыл мешочек из биопластика, набитый прозрачными светло-желтыми шариками и принялся судорожно их заглатывать.

– Двадцать один…

– Понасажали тупоголовых андроидов, совсем сладу нет. – Чуть взволнованно пробубнил Боб.

– Жато они ишполнители хоошии. – С набитым ртом промычал Шимуз.

– Семнадцать…

– Ага. Ты думаешь о том же, что и я? – спросил Боб.

– Пятнадцать…

– Угу. На счет три. Ты низ – я верх, понял? – проглотив последний шарик, затараторил Шимуз.

– Двенадцать…

– Да, да. Понял!

– Одиннадцать…

– Раз! Два! Три!

Перед развернувшимися в боевом порядке "Фантомами" Гончих Псов, на месте, где только что висел чалый звездолет, возник огромный нуль-шиш, вида весьма устрашающего. На нем были серые в белых пятнах штаны и красная рубаха, расшитая золотыми василисками. Нуль-шиш скрестил руки на груди и злобно оскалился.


А нуль-шишиги, радостно вереща, подлетели к наседавшим на нуль-шиша охотникам и приступили к веселью.

Глафирья уселась на центральный звездолет с белыми буквами Г.П. на борту и забарабанила кулачками по обшивке, оставляя на месте каждого удара глубокие вмятины. Фектиста кружилась вокруг правого звездолета и, изо всех сил пинала корпус, сперва погнув стабилизаторы и смяв сопла. А Лизаша и Дунся, обхватив руками третий звездолет, рвали зубами черный биометаллик. Конечно, корабли галактической полиции не выдержали такого варварского обращения и очень быстро развалились на части, сильно опечалив только начавших развлекаться нуль-шишиг.

Радостно хихикая нуль-шишиги подлетели нуль-шишу.

– Славно вы, яхонтовые мои, с гулебщиками погаными разделались. – Улыбаясь, протрещал шиш. – Да, только, я бы и сам справился.

– А так, касатик, и утруждаться не пришлось. – Проскрипела Глафирья и смущенно потупилась.

– А полетели-ка к нам в гости, добрый молодец! Мы тут недалеко живем. – Прожурчала Лизаша, показывая на скопление черных дыр рядом с Южным Крестом.

– Сейчас не могу, красавицы, по делам спешу.

– А коды смогучишь? – просвистела Фектиста.

– Завтра, гостеприимные мои, завтра.

– Обещаешь? – зашуршали в один голос нуль-шишиги и, обступив нуль-шиша, принялись его щекотать, приговаривая, – Шишик, обещаешь? Шишик, обещаешь?

Нуль-шишь, брыкался и извивался, но вырваться из цепких ручек не мог.

– Хорош баловать! Обещаю. – Наконец согласился он.

– Ура! Ура! Ура! – нуль-шишиги, хлопая в ладоши, закружились вокруг нуль-шиша.


– Что-то, девоньки, я сегодня недоверчивая. – Успокоившись, заявила Глафирья.

– А ну, как и правда, красовенчик наш улепетнет? – Испуганно засвистела Фектиста.

– А ведь верно. – Согласилась Дунся.

– Пускай рубашку в залог оставит! – Предложила Лизаша.

– Ну, нет! Рубашку я вам не дам! – Запротестовал нуль-шиш, но тщетно.

Бедовые нуль-шишиги в момент сдернули с нуль-шиша расшитую золотыми василисками рубаху и, улюлюкая и вопя, упорхнули в сторону Южного Креста.

Нуль-шиш горестно вздохнул и обернулся чалым звездолетом.

В рубке, в седле пилота, восседал лысый андоранский кот.

– Боб, эти дурищи мою кожу утащили! Я ж теперь человеком стать не могу. Только лысыми зверьками да каменюками всякими могу оборачиваться! На худой конец могу перекинуться в плащик трехсотого размера или шарфик длиной метров двести! – сердито промяукал он.

– Это не страшно, хорошо, что голову твою оставили. – Успокоил кота хриплый бас. – Мы сейчас недалеко от Годонса. Заскочим в скин-салон, выберешь себе что-нибудь модное, и рванем дальше.

– На какие эскудо ты собираешься это сделать?

– Придумаем что-нибудь по дороге.


А на Годонсе Гоша лежал в кровати и смотрел новости.

Симпатичная, почти обнаженная девушка с кожей последней модели под розовую нежную кору мельданы с Торо-Торо, прохаживалась по комнате. Она прищелкивала пальчиками и то слева, то справа в воздухе появлялись окна, сквозь которые можно было рассмотреть последние события.

– Сегодня произошло первое в этом году нападение нуль-шишиг на корабли Гончих Псов Его Галактического Величества Велюма Второго. Звездолеты были атакованы вблизи зоны карантина, при попытке воспрепятствовать нарушению Вагрианских законов. По всей видимости, корабль нарушителей, как и полицейские "Фантомы", уничтожен. До сих пор остаются неясными причины нападений нуль-шишиг именно на корабли Гончих Псов. Но, по-прежнему оправдывает себя практика использования андроидов в качестве пилотов. Ни один вагрианец за последние десять лет не пострадал. В настоящий момент, на заводе нашего спонсора Бонзо Бендано, выращивают три новых имперских призрака, взамен вышедших из строя.

– Сгинь. – Сказал Гоша, вяло хлопнув в ладоши. Девушка исчезла.

Он встал с кровати, накинул куртку и вышел на улицу.

Побродив часок по городу и посидев в баре "Голубая монделузия" за кружкой зеленого монделузского эля, Гоша отправился на главную площадь. Где, с удивлением обнаружил, огромный разноцветный шатер с пляшущими буквами, бегающими по всей поверхности купола. Подвижная надпись гласила: "Развеселый цирк Шимуза". Подумав, что завтра нужно приступать к работе, а настроения никакого нет, Гоша решил развеяться и подошел к входу в цирк.

Швейцар в форменной серой ливрее с белыми квадратиками, широко улыбаясь, собирал за вход по десять шиллингов. Гоша заплатил, прошел в зал и сел на свободное место. Сегодняшняя ссора с женой не выходила у него из головы. И ведь это уже не первый раз, такое чувство, что ей нужен не муж, а говорящий кошелек.

Он обвел взглядом зал. Вокруг арены пестрели новыми моделями кожи люди всех возрастов. Как же надоела эта мода. Сам Гоша предпочитал естественность и ни разу не менял свою кожу, а вот жена все время выбирала нечто экстравагантное, следила за выходом новых коллекций, шла на поводу у бесконечной рекламы скин-салонов. Как же надоела эта реклама.

Но вот последние свободные места заняты и представление началось. В свете прожекторов на арену вышел конферансье в сером пятнистом фраке и, поклонившись, объявил номер. Первым выступал великан с Ганзы, он жонглировал шарами из манурия, каждый весом под тонну. Четверо добровольцев, приглашенных из зала, так и не смогли сдвинуть с места хоть один.

Потом на арену выползла псевдо-гидра с Лиры и исполнила танец под протяжную тревожную музыку, проявив чудеса гибкости и проворства, сплетаясь восемью шеями в причудливые узлы и с легкостью расплетаясь обратно.

Потом были дрессированные пудельки-датальцы. За ними выступал фокусник-иллюзионист, показывавший абсолютно нереальные чудеса. После него на арену вышел стихиаль с Бондоро, полностью состоящий из воды. И продемонстрировал четырнадцать чудес вселенной в миниатюре, принимая их форму.

В антракте на арену выбежали лилипуты ростом не более полуметра в серых набедренных повязках и чалмах, с подносами в руках. На подносах горками лежали прозрачные светло-желтые шарики. Голос конферансье прозвучал из динамиков:

– Дамы и господа, позвольте предложить вам редчайшее из угощений – застывший сок дерева Нагасари, растущего только в одном месте вселенной – на планете Маривания. Заплатите один фунт и вы ощутите незабываемый тонкий вкусовой букет и чудесное яркое послевкусие. Наслаждайтесь.

Голос затих, и лилипуты побежали по рядам, предлагая шарики. Гоша купил один на пробу и тут же его надкусил. Действительно вкус оказался интересным, как будто смешали персиковый, орановый и килимовый соки и каким-то образом заставили коктейль затвердеть.

Пока Гоша дегустировал сок дерева Нагасари, лилипуты убежали за кулисы, и началось второе отделение.

Внезапно, Гоша почувствовал жар, крупные капли пота покатились по лбу, падая на колени и расплываясь темными пятнами на брюках. Потом закружилась голова, и он увидел, что люди сидевшие рядом с ним в ужасе вскакивают с мест. Тут же подбежал чуть встревоженный конферансье и положил руку ему на макушку.

– Не волнуйтесь, дамы и господа! – зычно сказал он. – Это гибкий дондр из Феландрии его суставы обладают немыслимыми степенями свободы, поэтому он и вращал головой на все триста шестьдесят градусов. Сейчас он немного приболел и в концерте не участвует. Он не хотел вас пугать. Присаживайтесь, присаживайтесь, не бойтесь.

– Пойдем за кулисы. – Прошептал он на ухо Гоше.

– Зачем? – ничего не понимая, спросил тот.

– Пойдем, там объясню. – Прошипел конферансье и больно сжал гошино предплечье.


– Ну, ладно, ладно. Руку убери.

– Вот и молодец.

Они прошли на арену, где конферансье вновь объявил, что Гоша это на самом деле дондр, заставил его поклониться, выслушать аплодисменты и поклониться еще раз. После чего увел Гошу за кулисы. По дороге к небольшой гримерной Гоша не увидел ни одного артиста.

Конферансье усадил его на стул и сказал:

– Извини, мне нужно отработать отделение, а потом я тебе все расскажу. Никуда не уходи.

Гоша остался один. Его подозрительно сильно мутило. Он чувствовал скопление газов в кишечнике. Вдруг он увидел, как взбухает до немыслимых размеров живот и с треском расползается футболка. "Отравился!" – панически вскрикнул разум и чуть спокойнее добавил, – "хорошо, что страховку уже оформили". Так же внезапно и резко живот сдулся. Гоша, придерживая его руками, выбежал из комнаты и со всех ног помчался в ближайшую поликлинику.


А приемные часы доктора Кишевари, уроженца Годонса подходили к концу. Он был уже стар, многоопытен и мудр. И опыт ему подсказывал, что самые интересные больные приходят, как раз в конце рабочего дня и растягивают его еще минут на десять, пятнадцать. Так и оказалось – в дверь постучали, и в кабинет вошел взволнованный, бледный молодой человек.

– Присаживайтесь, птенчик, что стряслось?

– Доктор я, кажется, отравился.

– Так, так. И какие симптомы? – участливо поинтересовался Кишевари.

– Суставы ломит,…

Доктор увидел как локтевые и коленные суставы посетителя выгнулись в непредусмотренную природой сторону и вернулись обратно.

– …живот пучит…

На глазах доктора живот молодого человека надулся, как дыхательная мембрана липидиуса и, тут же сдулся.

– …и голова раскалывается,…

На плечи посетителя упали две половинки черепа, серое и белое вещество равномерно распределилось, как сок в расколотой скорлупе каракусового ореха. Ничуть не смущаясь, парень взял себя за уши и составил половинки вместе. Они незаметно срослись.

– … вот.

Доктор побледнел и трясущимися руками взял телефон.

– Простите, а что вы ели последние два часа? – дрожащим голосом спросил он.

– Выпил кружку монделузского эля и съел кусочек сока какого-то дерева. Наири…, навари…

– Нагасари. – Обреченным голосом подсказал доктор.

– Да точно!

– Это покс. – Сказал Кишевари и глубоко вздохнул.

– Что со мной? – переспросил посетитель.

– Покс, это наркотик. На вкус должен быть, как персиковый, орановый и килимовый соки, если их смешать. Сокращенно покс. – Печально поведал доктор.

– Да, да. Точно такой вкус. – Подтвердил посетитель.

– Но, к сожалению, молодой человек, покс вызывает бета-полиморфозис. И у вас, похоже, тяжелая стадия.

– А как его надо лечить?

– Это неизлечимо. Извините, мне нужно позвонить. – С отсутствующим видом произнес доктор и добавил, хихикнув. – Позвонить бабуле.

– Триста семнадцать. – Сказал он в трубку спокойным голосом. И вдруг взорвался, заорав в телефон. – Срочно! Докладывает Кишевари! Ситуация шестнадцать, красный! Клиника номер три!

Затем молниеносно выдвинул ящик стола и выхватил маленький серебристый нейро-пистолет. Он направил оружие на парня, ставшего к этому моменту белее, чем молоко вагрианской длинношерстной коровы, и взвизгнул:

– Сидеть не двигаться!

– Что такое? – Севшим от испуга голосом прошептал молодой человек.

– Из-за тебя, сосунок, меня, может быть еще не заразившегося, отправят в карантин! В изгнание! В другую галактику! На какую-то жалкую планетку! А вместе со мной еще и всех тех с кем ты сегодня общался! И все из-за тебя!

– Но я не виноват. – Чуть не плача оправдывался парень.

– Ты! Ты! Ты! – верещал доктор, размахивая нейро-пистолетом.

Тут, сквозь открытую форточку, послышались звуки сирен, многочисленные хлопки дверей и усиленный громкоговорителем голос сказал:

– Клиника окружена, всем оставаться на своих местах.

А через пять секунд дверь в кабинет с треском распахнулась, чуть не сорвавшись с петель, и в комнату ввалились двое бойцов в защитных скафандрах с эмблемами, изображавшими оскаленную морду френейского пса. Наставив на молодого человека нейро-бластер, один из них скомандовал:

– Руки за голову!

Время для Гоши, а ведь это именно он пришел к доктору Кишевари, потекло медленнее, чем хорошая патока. Он видел сквозь прозрачное забрало шлема, как шевелятся губы полицейского, выкрикивая команды. Он почувствовал теплый ветерок на коже. Это сквозняк выветривал в форточку запах лекарств из кабинета. Гоша медленно закрыл глаза, и, подняв руки, сцепил их за головой, ужасно сожалея, что не может стать невидимым. Сумасшедшие крики заставили Гошу открыть глаза. И вернуться в обычный поток времени.

– Где он?! Где он?! – надрывался доктор.

Гоша почувствовал, что сделался легче воздуха, и сквозняк постепенно выдувает его в форточку.

– Он перекинулся! Закройте дверь! Быстро! Уйдет ведь, уйдет! – орал Кишевари, захлопывая форточку и паля по углам комнаты из нейро-пистолета.

Но было уже поздно. Гоша целиком переместился на улицу и висел над полицейскими машинами на высоте третьего этажа. Подумав, что он полностью и безвозвратно сошел с ума, Гоша решил обратно не возвращаться и представил себя золотым Фениксом.

Доктор и полицейские смотрели во все глаза, как за окном материализовалась прекраснейшая птица с желтым блестящим оперением, плавно взмахнула крыльями, поднялась над домами и полетела вдоль улицы.

– Все. – Обреченно вздохнул доктор. – Объявляйте тревогу по коду два.

– А может, не надо всегалактическую? – Спросил полицейский. – Мы-то вроде в скафандрах.

– Вы-то да, – язвительным тоном начал доктор, – а вот он был невидимым, возможно газом! И теперь весь город заражен! А по инструкции, вся планета отправляется в карантин!

Кишевари бросил бесполезный теперь нейро-пистолет на пол и, гордо подняв подбородок, вышел из кабинета.


А из скин-салона с банальным названием "Вторая кожа" вышли двое людей. Один был одет в серый костюм двойку с белыми ромбиками. Другой в синюю с красными полосками тройку, выбранную специально под раскраску кожи.

– Ух. Я уж думал, так в виде шапито и простою ближайшие двести лет.

– Размечтался. – Пробасил человек в сером костюме.

– Так, говоришь, парнишка сразу метаморфозить начал?

– Ага, не успел покс проглотить, как началось, чуть зрителей всех не распугал.


– И где же его теперь искать?

– Боб, ты смотри! – Шимуз потряс приятеля за плечо, показывая куда-то вверх.

Боб задрал голову: в небе, устало взмахивая крыльями, кружил над городом золотой Феникс. Мимо них по пустынной улице промчалась вереница жутко воющих полицейских машин.

– Точно, это он! Я за ним, а ты жди нас на месте! – воскликнул Боб и, обратившись в громадную сумчатую птицу Рокос с планеты Пеленята, взмыл в воздух.

– Успеха! – крикнул ему вслед Шимуз.

Рокос в два взмаха догнал Феникса, схватил когтями за желтые крылья и запихнул в сумку. Затем развернулся почти вертикально, с бешеной силой замахал крыльями и через секунду исчез. Шимуз улыбнулся, обернулся серым грачем и полетел за город.


Подлетая к поляне, на которой они оставили большую часть мешков с поксами, он увидел Рокоса топчущегося по траве и вытряхивающего из сумки слегка помятого Феникса. Сев рядом, Шимуз снова перекинулся в человека. Рокос обернулся Бобом, отряхивающим костюм. Феникс, глядя умными глазами на все эти превращения, вспыхнул фиолетовым пламенем и осыпался горкой белого пепла.

– Э-э-эх. – Протянул Шимуз.

Горка затряслась, как готовый к извержению миниатюрный вулкан. Пепел взлетел в воздух, образовав пылевое облако. Постепенно тучка сгустилась и приняла форму человеческой фигуры. На поляне появился удивленный Гоша.

– Для первого раза неплохо. – Похвалил Боб.

– Ты! Ты что мне подсунул, гад?! – закричал Гоша, хватая Боба за грудки.

– Тихо, тихо, драгоценные мои! – Кинулся их разнимать Шимуз.

– Бойкий какой. – Удивленно поцокал языком Боб, отпуская из стального зажима голову Гоши.

– Да вы знаете, что! тут происходит из-за вас? Всех, кто со мной сегодня разговаривал, отправят в зону карантина, а меня!… Меня, я даже не знаю. – Взволнованно сказал Гоша.

– Ах! А что тут происходит? – Картинно ахнув, спросил Шимуз, но, увидев нахмуренное лицо Гоши, поспешно стал серьезен. – Сейчас мы все объясним. Я Шимуз, это Боб, а как тебя зовут?

– Гоша.

– Гоша, все дело в тебе. – Объяснил Боб.

– Все дело в ваших поксах!

– Поксы только способ. Они помогают на начальных стадиях. – Принялся рассказывать Шимуз. – Или для чего-то грандиозного, например, когда я и Боб хотим попасть на другую планету, мы не покупаем билет на рейсовый звездолет, кто-то из нас становится звездолетом.

– Это как? – удивленно спросил Гоша.

– Так же, как ты стал Фениксом, скушав покс. Ты можешь обратиться во что угодно. В любое существо или вещь, или целую систему вещей. Главное, это просто сосредоточится на нужном объекте. Хотя я знаю парочку ребят, которые и без поксов справляются. Но им уже по пятьсот лет – опытные.

– Все само собой получится. – Добавил Боб.

– Но ведь это бета-полиморфозис. Это же болезнь!

– Вранье. – Отрезал Шимуз.

– Сказки для простачков. – Сказал Боб. – Ты представь только, что будет с экономикой, если все люди вдруг поймут, что им кроме одежды и еды ничего не нужно!

– Одежды, еды и поксов. – Поправил Шимуз.

– Да. Представь, что тебе не нужен дом, обставленный по последнему слову техники. Ты сам можешь стать таким домом, для друзей или любимого человека. Представь, что в отпуск ты не бежишь в турагентство за путевкой, а превращаешься в Астромонуса и порхаешь среди звезд на радужных крыльях. Представь, что тебе не нужны больше видеоканалы и космическое телевидение, ведь мир лучше увидеть собственными глазами. Для метаморфоз нет границ.

– Но ведь это плохо. А как же прогресс? Как же движение человечества вперед, к еще неизведанному? – с пафосом спросил Гоша.

– Мальчик, а ты уверен, что прогресс это движение вперед? – ответил вопросом на вопрос Шимуз.

– Ты думаешь, что цивилизация и эволюция это одно и тоже? – печально спросил Боб.

– А как же иначе? – неуверенно спросил Гоша.

– Эволюция не зависит от уровня жизни. – Ответил Шимуз.

– На Земле была красивая легенда о дереве Нагасари, из цветков которого появились первые люди. Когда была открыта Маривания, и Первопроходец попробовал смолу местного хвойного дерева, он назвал его в честь родителя человечества – Нагасари. Ведь именно благодаря поксам человечество поднялось на ступеньку выше. – Сказал Боб.

– Отринуло форму, освободилось от тела и обрело свободу. – Добавил Шимуз.

– Ладно, это все слова. Ты хочешь путешествовать с нами? – Спросил Боб.

– Мы научим тебя всему, что знаем сами.

Гоша вспомнил о жене и спросил:

– А что же будет с Годонсом?

– Ничего страшного, просто всех отправят в зону карантина. – Ответил Шимуз.

– Но ведь там, войны, голод, высокая смертность, страшные болезни!

– Вранье. – Отрезал Шимуз.

– Ничего такого там нет. Мы с Шимом только, что оттуда. – Подтвердил Боб. – Милые добрые люди. Все кушают поксы, веселятся. Многие превращаются в птиц или зверей и не хотят перекидываться обратно – так легче, не нужно заботится о еде и одежде. На некоторых планетах все население становится деревьями и камнями и рассуждает о смысле жизни дни и ночи напролет.

– А о чем еще можно говорить в свободное время? – весело спросил Шимуз.

– Постойте, но ведь зона карантина это одна планета! – воскликнул Гоша.

– Вранье. – Устало сказал Шимуз.

– Для вагрианского правительства и императорского дома, весь космос, кроме их галактики – зона карантина. – Пояснил Боб.

– Ну что, полетишь с нами? – спросил Шимуз. – Для нас Годонс незапланированная остановка. Наша цель столица.

– Ага. Мы сеем разумное, доброе, вечное. – Добавил Боб.

– Как Люцифер. – Закончил Шимуз.

Гоша вспомнил улыбку жены после ссоры утром, вспомнил с каким настроением бродил по городу, вспомнил, как зашел в цирк. И хотел, было ответить "да". Но вместо этого задал самый глупый вопрос:

– Почему же это произошло только со мной, ведь не я один пробовал поксы?

Шимуз начал хихикать и повторять: "Ой, не могу!".

– Просто, Гош, ты очень чувствительный. Ты бы видел, что творилось после второго отделения! – Объяснил Боб.

– Они, выпрыгивали, выползали, вытекали, вылетали и выветривались из меня! Я все это видел. Они баловались, как дети малые! – Воскликнул, чуть успокоившийся Шимуз.

– А зачем я вам? – Спросил Гоша.

– Ты способный, а лишняя голова нам пригодится. – Ответил Боб.

– Особенно в столице. – Добавил Шимуз.

Гоша представил, как шерсть Светы встает дыбом, когда он сообщает ей о предстоящем выселении, как он сопровождает ее в изгнание, по дороге медленно трогаясь рассудком от бесконечных жалоб на жизнь, бессмысленных угроз и занудства и, как на новой планете он будет искать способы заработать очередные немалые деньги на ненужную безделушку. Он поежился и сказал:

– Да, я хочу лететь с вами.

– Вот, молодец! – Боб хлопнул Гошу по плечу.

– Так я и думал! – Шимуз хлопнул по другому.

– Внимание! В связи с угрозой тотального заражения все население Годонса будет эвакуировано в зону карантина. Просьба сохранять спокойствие и вернуться в города. – Раздался с неба холодный женский голос. – Просьба не предпринимать попыток к бегству с планеты. Любой корабль, взлетевший выше двух километров, будет уничтожен!

– Все не успели. – Печально произнес Гоша.

– Не беспокойся, у нас есть проверенное решение. – Подмигнул Гоше Шимуз, доставая из кармана биопластиковый пакетик.

– Ага. И знакомые нужные имеются. Надо бы к девушкам в гости наведаться, а то все обещаем, обещаем… Так дело и до штанов дойдет. – Ухмыляясь, добавил Боб, отправляя в рот пригоршню поксов.

– Повторяю. В связи с угрозой тотального заражения…

– Ты низ – я верх! На счет три! Понял?!

– Ага!

– Раз! Два! Три!


А нуль-шишиги все шуршали в черных дырах, сетуя на падение скорости света…



Содержание:
 0  вы читаете: Неизлечимая болезнь : Виктор Бо    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap