Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 5 : Виталий Бодров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




Глава 5

Заговор был молниеносным, выверенным до мельчайших деталей. Его величество узнал о нем как раз в тот момент, когда величеством быть перестал. Гвардейцы были куплены. Не все, конечно, тут бы у самого Блина денег не хватило, но для успеха заговора этого было и не нужно.

Несколько человек у дворцовых ворот, что пропустили одетых в темные плащи незнакомцев, и те еще, что охраняли спальню его величества.

Король, спавший довольно чутко, не стал тратить времени на выяснение личностей полуночных гостей. До парадной шпаги ему дотянуться не удалось, перевязь была аккуратно повешена на стену, как и полагалось по этикету. Зато скромный, лишенный украшений кинжал, по традиции лежащий в изголовье кровати, оказался весьма кстати. Именно в этот момент король оценил мудрость вековых обычаев. Кто из древних монархов спас себе жизнь и корону при помощи бесхитростного оружия и собственной храбрости, Форлатт Четвертый так и не узнал, но воздал искреннюю хвалу мудрому предшественнику. Заодно наградив проклятием тупоголовых Мастеров боевых искусств, обучивших его приемам владения оружием. Потому как упомянутые Мастера с незаслуженным презрением относились к воровскому умению орудовать кинжалом, предпочитая обучать юного тогда еще воспитанника более приличествующим его положению воинским дисциплинам.

Король оказался один против дюжины вооруженных мечами мерзавцев с одним лишь кинжалом и желанием остаться в живых. И это вот желание едва не перевесило численность и длинные клинки заговорщиков.

Сопротивления не ожидал никто. Ни те господа, что тщательно готовили подмену монарха, ни те, кто приводил выверенный план в исполнение. Потому последовавшие вместо полагающихся по традиции вопросов «Как вы смеете?» и «Кто вы такие?» два ножевых удара изрядно подорвали боевой дух заговорщиков. Вдобавок король им нужен был живым, слишком много важных вещей знал монарх – из тех, что положено знать только венценосцу и никому больше. А еще оказалось, что биться в помещении, пусть даже таком роскошном, как королевская опочивальня, куда сподручнее кинжалом, чем длинным мечом.

Он почти пробился. Ловко уворачиваясь от ударов и разя в ответ, он почти сумел открыть дверь потайного хода, ведущего на кухню. Мысль прорываться к казармам он отринул сразу, потому как неизвестно было, какими силами располагают заговорщики и кто их поддерживает. Вдобавок ход на кухню открывался проще и быстрее.

Он не успел самую малость. Дрогнул на мгновение, увидев перед собой собственное лицо, лицо своего двойника, и этого хватило, чтобы последний скрытый рычаг оказался для него недосягаем. Дверь была разблокирована, и открыть ее уже не составило бы труда, но дорога к ней была перекрыта.

Именно в этот миг он понял, что непременно умрет, умрет здесь и сейчас. Взять его живым так и не смогли, слишком яростен и умел оказался обреченный, впервые защищавший уже не жизнь свою даже, а смерть. И заговорщики это поняли. Перерезать глотку мерзавцу с его собственным лицом он не успел. Длинный клинок догнал его спину, полыхнуло красным, потом пришла тьма.

Как он сумел выжить, Фрол не знал. Скорее всего, заговорщики спихнули тело короля в реку, сняв с него все до последней тряпки и обезобразив до неузнаваемости. О том, что в нем теплится искра жизни, никто и не догадывался…

Все-таки короли куются из другого металла, восхищенно думал Таль, слушая рассказ нищего. Конечно, Фролу повезло, что выловивший его бесчувственное тело рыбак оказался вдобавок немного знахарем, но и тот считал, что лишь немного сможет отсрочить неминуемую кончину спасенного.

А он выжил. Огонек жизни, почти угасший под ударами клинков, сумел разгореться вновь, к вящему удивлению всей рыбацкой артели. Несмотря на сильную потерю крови, несмотря на воспалившиеся раны, на которые заговорщики не поскупились, все-таки выжил.

Когда он в первый раз увидел свое лицо, было желание покончить с собой. У него забрали все: корону, здоровье, даже собственное лицо. Он узнавал новости, и каждая из них была пригоршней соли на незажившие раны. Все, кто был ему дорог, оказывались либо на плахе, либо в заточении. Десяток громких заговоров – Фрол был уверен, что ни один из них не был настоящим, – и все бывшее окружение леданского короля перестало существовать. Очевидно, самозванцу мешали люди, хорошо знавшие его предшественника.

Все более-менее видные полководцы, разумеется, возглавили список жертв. Здесь, правда, заговорщики едва не перехитрили сами себя – последняя война с Фараданом наглядно это доказала. Лишь явленное Творцом чудо спасло Леданию от полной аннексии. По крайней мере так утверждали синерясые, и здесь Фрол был с ними полностью согласен. Именно чудо, Творцом явленное во спасение. Нет, кассарадец, у Беодла на такое чудо силенок не хватит, и не хватайся за топор, а то пиво на штаны вылью.

«Петушиный час», до поры себя ничем особенным не проявлявший, с приходом к власти двойника вдруг развил невиданную активность, что тоже наводило на кое-какие мысли. За какой-то год были уничтожены практически все маги королевства, уничтожены настолько ловко и изощренно, что сомнений не оставалось – готовилось это не один год. Патриарх, наблюдавший за действиями радикалов с возрастающим беспокойством, предпринять ничего не смог.

Фрол жадно осушил участливо поднесенный Лани кубок вина и продолжил.

Да, он жаждал мести. Больше всего на свете он хотел сделать то, чего не успел в ту памятную ночь, – вскрыть самозванцу глотку. Тем более он был почти уверен, что потайной ход никто так и не удосужился закрыть – хотя бы потому, что знал эту тайну он один. Останавливало его то, что с убийством самозванца в Ледании вспыхнула бы гражданская война. Король, даже лишенный всего, оставался королем. Защитником врученного ему свыше королевства. И грела еще сердце безумная, болезненная надежда. Что жив его единственный сын и наследник.

Принц Тудор, разумеется, был объявлен участником очередного заговора и удален от двора, но Фрол не сомневался, что он жив. Кто бы ни стоял за самозванцем, принц был им необходим как средство давления – на случай, если новоявленный монарх возжаждет вдруг самостоятельности. Широко разошедшийся слух о пропаже его высочества Фрол всерьез не воспринял, считая, что хозяева марионетки на троне просто спрятали его от греха подальше.

– Похоже, самозванец сумел до него дотянуться, – закончил нищий свое повествование.

Ответом ему было молчание. Рассказ несчастного короля потряс всех. Лани, не стесняясь, плакала, прижавшись к плечу Таля. Мастер Лион озадаченно потирал подбородок. Нанок яростно стискивал рукоять секиры, желая только, чтобы самозванец вдруг оказался в этой комнате сию же минуту.

– Мы могли бы помочь, – нерешительно начал Таль.

– Вернем тебе корону, а самозванца – того… – Варвар сделал жест ребром ладони. – Дело знакомое, чего уж там. Уж не страшнее Сугудая этот твой двойник…

Мастер Лион печально покачал головой. Он прекрасно понимал, что калеке никогда не доказать, что он настоящий король. Все, кто мог бы ему поверить и поддержать его, были либо мертвы политически, либо просто мертвы. Мало кто поверит словам заговорщика, а мертвые так и вообще неразговорчивы.

– Я не хочу возвращаться на трон, – сказал Фрол, и Ларгет содрогнулся, заглянув в его лицо. Казалось, что этому человеку незачем больше жить. – Но я хочу отомстить. – Теперь содрогнулся уже варвар, ослепленный полыхающим в единственном глазу нищего огнем. – И Творец в милости своей даровал мне такую возможность!

– Что ты имеешь в виду? – озадаченно спросил Таль.

– Ты имеешь в виду Ригольда? – поинтересовался Мастер Лион.

– Именно, – кивнул Фрол.

Нанок сморщил лоб, пытаясь сообразить, что к чему. О Ригольде он был уже немного наслышан, но связи между вором и королевским троном не улавливал. Это сколько ж спереть надо, чтобы король с досады издох! Одному вору столько нипочем не унести. Значит, ему потребуется помощь скромного, но чрезвычайно сильного варвара. Эх, был бы еще Боресвет – весь дворец вынесли бы за пару раз и загнали бы скупщику краденого… как там его? Нанок попытался вспомнить имя человека, у которого обретался упомянутый вор. Ладно, не этому, так другому загоним, не последний же он скупщик краденого в городе?

– Трон не примет его, – уверенно сказал маг. – Регалии Фраллов отвергнут его. И мне непонятно, как так случилось, что они самозванца признали?

– Они и не признали, – зло ухмыльнулся Фрол. – Регалии, которые носит этот, с позволения сказать, король, – обыкновенная подделка. Потому-то он так усиленно и разыскивает артефакты предыдущей династии. Ведь, если ты помнишь, до обряда Солнца Ледании осталось всего полгода…

– Если Регалии не признают его как своего владельца, обряд он не переживет, – согласился Мастер Лион. – Да, теперь все сходится. Стало быть, это его фальшивое величество подкинул Гильдии эту выгодную работку…

– Которую Ригольд исполнит для себя лично, – хихикнул злорадно нищий. – Скипетр и Корона Маргонов его уже признали, думаю, и остальные Регалии поддержат его притязания на власть.

– А он там не помрет ненароком? – осторожно встрял в непонятный разговор Нанок. Если он все правильно понял, Ригольда этого крепко подранили и ему позарез требуется помощь знающего и мудрого мага. А лучше двух, если Мастер Лион согласится.

– Надо поспешить, – согласился Мастер Лион.


– Поспеши, сынок. – Король ласково похлопал Кобру по плечу. – Ты понял, что надо делать?

– Да, наставник. Ригольд у Зачинщика, возьму верных людей и попытаюсь его захватить.

– Не «попытаюсь», сынок, а «захвачу». Пытаться будешь, если облажаешься, уж мой палач свое дело знает. И еще: вздумаешь сводить сейчас с Ригольдом счеты – пожалеешь, что вообще родился.

– Я все понял, – поспешно сказал Кобра, неслышно скрежетнув зубами. Значит, убрать подонка под шумок не получится. Жаль…

– Потом я тебе его отдам, – ухмыльнулся Король. – В постоянное, так сказать, пользование. Но сейчас он мне нужен, так что не зарься на мои игрушки. И еще одно – если, против ожидания, Ригольда в «Дне» не окажется, попроси Зачинщика передать ему мое предложение. Регалии Маргонов за голову Безгола. Насколько я знаю щенка, должен купиться. Но лучше притащи мне Ригольда сюда, я ему все сам изложу подробно и доступно. Все понял?

– Да, наставник.

– Тогда иди. И смотри, сынок, не облажайся.


Интересно вот, а призраков качает порывом ветра? Если нет, они довольно-таки прочные и вполне себе материальные существа. В отличие от меня. Потому как прорвавшийся из неплотно закрытой двери скознячок едва не свалил меня с ног.

На столе ждала чашка куриного бульона – уже не горячая, но еще не совсем остывшая. Я с жадностью осушил ее, пренебрегая лежавшей рядом деревянной ложкой. Оставалось еще куриное крылышко, но заняться им у меня не осталось сил.

Спавший в кресле по соседству Сигр встрепенулся и влез мне на колени. Я предложил ему крылышко, но кот с негодованием отверг подношение. Я сюда, дескать, не жрать пришел, а о твоем здоровье, балбес этакий, волнуюсь. Я улыбнулся и погладил сердитого зверя по спине. И я, и он прекрасно знали, что, как только я снова сомкну веки, курица будет незамедлительно сожрана. Ясное дело, беспокойство о моем здоровье отнимает у котика массу сил… Однако заснуть снова мне не дали. Дверь осторожно открыли, голос Зачинщика объявил кому-то за дверью:

– Не спит он уже. Заходите.

И они зашли. Фрол, одетый вполне прилично, с коротким мечом на поясе (святой Лакки, я его поначалу и не узнал!). Мастер Лион с коротким посохом в руке (жить ему, что ли, надоело? Он бы еще на спине «колдун» написал, чтобы уж точно никто не ошибся), ладная зеленоглазая девчонка (должно быть, это и есть Лани, ученица Безгола). Следом за девчонкой в комнату заходит воин с секирой на спине. Лакки клянусь, ему для этого пришлось пригнуться. Таких здоровенных ребят я еще не видывал. Вот уж кому вором никогда не стать: ни в одной толпе затеряться не сможет.

Последним заходит молодой, ничем не примечательный парень, каких в любом городе полным-полно. Если забыть о том, что горожане с эльфийскими луками за плечами расхаживают нечасто.

– Привет, ребята, – говорю с трудом. – Рановато вы, похороны еще не сегодня.

– Похороны отменяются, – резко говорит Мастер Лион. – Сейчас мы тебя вылечим.

Отмечаю это «мы». Стало быть, парень с луком – маг? Выглядит слишком молодо, но кто этих чародеев разберет? Может, он старше, чем моя неведомая прабабушка, а молодым только выглядит.

– Валяйте, – говорю.

Сигр поочередно обнюхивает гостей, неожиданно выгибает спину и шипит на Лани. Он испуган, что-то в ней есть такое, что до смерти перепугало не самого трусливого в мире кота. Не обращая внимания на выпущенные когти, девушка кладет руку на рыжую спинку, и кот замирает. Он все еще испуган, но верит, что вреда она не причинит. Удивляться нет сил, я откидываюсь на подушки.

– Ляг на спину, – командует маг.

Послушно подставляю пузо его рукам. Молодой маг неотрывно следит за действиями Мастера, как жадный до знаний ученик. Мастер Лион читает заклятие, и я чувствую, как боль отступает.

– Можно я, Мастер? – нерешительно спрашивает молодой маг.

Мастер Лион снисходительно кивает, уступая ему место. Странное это колдовство. Молодой маг не произносит заклинаний, не делает присущих магам повелительных жестов. Лишь закрывает глаза, складывает ладони лодочкой. Потом выворачивает их от себя, и я вижу висящий между ладонями шар золотого огня. Маг, не открывая глаз, приближает ко мне шар, и мне становится страшно.

– Как ты это делаешь? – хрипло спрашивает Мастер Лион, и по голосу я понимаю, что творится нечто невозможное.

Старый маг ошеломлен, потрясен до глубины души. Проникаюсь к его молодому коллеге невольным уважением, уж Мастер Лион в жизни повидал всякого, говорят, даже женскую баню видел.

Меж тем золотой шар касается раны на моей руке, чуть подсохшей, но все еще свежей. Зажмуриваюсь в ожидании боли… ничего не происходит. Ласковое теплое поглаживание, становится на миг чуть горячо, потом это проходит. Слышу прерывистый вздох Мастера Лиона, решаюсь открыть глаза. Маг по-прежнему стоит с закрытыми глазами, золотой огонь все еще бьется меж его пальцев. А раны на руке нет, будто корова слизнула! Только шрам остался, багровый, уродливый, но это я как-нибудь переживу.

Приподнимаюсь на кровати, со стоном валюсь обратно. Блин проклятый, у меня ж еще две раны, о которых я совсем забыл! Недоверчиво ощупываю руку – может, это иллюзия? Нет, боли не чувствую, все так и есть, рана непонятным образом исчезла. Сигр изворачивается в руках девушки, норовя подставить голову под золотой огонь.

– Чудо, – бормочет Зачинщик и смотрит на мага как на пророка. Он довольно набожен, этот скупщик краденого, не понимаю, правда, как это сочетается с его профессией, не самой честной на свете, если разобраться.

Молодой маг разбинтовывает вторую рану, и я не могу понять, почему он побледнел: то ли сомлел от вида крови, как положено добропорядочному чародею, то ли врачевание отняло у него много сил. Девушка смотрит на него с тревогой, бросается поддержать под руку, но он ее отстраняет. Снова закрыты глаза, снова золотистый огонь скользит меж его пальцев. На этот раз смотрю во все глаза, как золотистый шар убирает потеки крови, как рана сначала закрывается, а потом исчезает прямо на глазах, оставляя после себя багровый рубец. Прав Зачинщик, это чудо. Видели бы парня синерясые – мигом объявили бы очередным святым. Или же сожгли бы на костре, на всякий случай.

Мастер Лион смотрит жадно, пытаясь понять действие заклинания. Видимо, это ему не удается, вид у мага потрясенный и растерянный. Стало быть, все-таки чудо, не магия.

Молодой маг, еще более бледный, разбинтовывает мой несчастный бок. Кусаю губы: повязка присохла к ране, тревожить ее довольно болезненно. Мастер Лион кладет коллеге руку на плечо, подпитывая его магической силой. Зачинщик стоит, прислонясь к косяку двери, губы его шевелятся – наверное, шепчет молитвы.

А я смотрю. Смотрю, как затягивается рана в боку, ощущаю, как уходит из тела раскаленный гвоздь боли. Смотрю на лицо юного волшебника – или же святого, – что бледнеет при каждом всполохе золотого огня. Смотрю, как сжимает плечо молодого мага Мастер Лион, щедро делясь своей Силой, как бьется в руках Лани Сигр, стремясь прикоснуться острой мордочкой к золотому чуду, не кусая, однако, рук девушки.

Молодой маг опускает руки и отступает на шаг. Бледность уходит с его лица столь же быстро, как снег под струей горячей воды.

– Спасибо, – говорю хрипло, откашливаюсь, повторяю: – Спасибо тебе. Меня зовут Ригольд, и я твой должник.

– Меня зовут Таль, – кивает молодой маг, протягивает руку к девушке, представляя ее: – Это Лани. А вон того горного великана зовут Нанок. Он из Кассарада.

Вот, значит, каковы они, знаменитые кассарадские варвары. Где-то я уже видел похожего тролля…

– Как ты себя чувствуешь? – робко спрашивает Лани.

Честно прислушиваюсь к своим ощущениям. Они… странные. Чего-то хочется, а чего – не знаю.

Пожрать бы, предлагает Шепот Удачи, и желудок тут же одобрительно вопит, что да, самое время.

– Жрать хочу, – сообщаю я.

Фрол тут же достает из кармана заплесневелый сухарь, отданный ему, очевидно, каким-то отзывчивым горожанином. Варвар с готовностью протягивает флягу. Зачинщик спешно отдает приказания слугам насчет обеда.

Игнорирую сухарь, принимаю флягу. Нанок одобрительно кивает, видя, как ее содержимое исчезает в моей горящей глотке. Восхитительное ощущение, когда у тебя ничего не болит! Слабость осталась, но вот боли – нет. Мастер Лион торопливо кладет мне руки на плечи, и слабость послушно отступает перед его мастерством. Самочувствие все еще ниже среднего, но я хоть чувствую себя живым.


– Ну и где нам искать этого вора? – вопросил в очередной раз Боресвет. Богатырь казался возбужденным, то ли из-за невыполненной задачи оракула, то ли из-за избытка принятых горячительных напитков. – В натуре, я так понимаю, знаки должны раньше давать. А то фигня выходит – сначала встретили пацана, а потом уже его статую узрели. И где теперь его искать?

– Сам придет, – буркнула под нос Томагавка, пребывавшая не в лучшем расположении духа. Сейчас, как никогда прежде, ей были видны преимущества физиологии секиры. Говорят еще, что у эльфиек критических дней не бывает… врут, поди. Потому как если это правда, мир устроен крайне несправедливо.

– Вот тот тип был среди нападавших, – неожиданно заявил Бол.

Все, как по команде, повернулись и обозрели указанного типа. Тот занервничал, смущенный излишним вниманием к его персоне.

– Проследим? – предложил эльф.

Боресвет с сомнением покачал головой.

– Такого за руку не поймаешь, – сказал он. – Вора в городе выследить? В натуре, братан остроухий, ты сам не знаешь, что говоришь. Тебя в лесу тоже не вдруг поймаешь…

– Так что ж его, просто так отпустить? – возмутился Бол.

– Ты его поймай сначала, герой, – фыркнула Томагавка.

– Можно в рожу дать, – предложил Боресвет одновременно с ней.

Тип поспешно скрылся в ближайшем переулке. Азартно дернувшаяся следом Томагавка едва не словила метательный нож, умело брошенный улепетывающим вором. И все. Погоня на этом закончилась. Попытка Лониэля обнаружить следы на каменной мостовой результата не дала, а запах беглеца надежно скрыла волна городской вони. Эльф пожал плечами, признавая поражение.

– В городе я ничего не умею, – признал он.

Боресвет хлопнул его по плечу.

– Нешто мы кому морду набить не найдем? – удивился он.

– Ночь не за горами, – поддержала его Томагавка. – Воры полезут из своих убежищ… может, и наш парнишка объявится. Или же те, кто на него охоту объявил.

– Еще один! – Глазастый Бол дернул Боресвета за руку. – Не смотри, дубина, иди себе дальше. Пусть Лониэль выслеживает, у него лучше выходит.

– А я прослежу за Лониэлем, – хихикнула Томагавка. – Меня и не приметит, на девушку кто ж внимание обратит?

– Кто-кто… мы, мужики, – пробурчал Боресвет, следуя за Томагавкой на почтительном расстоянии. – По мне, так, в натуре, лучше б в репу гаду задвинуть…

Девушка недовольно поморщилась. Азарт погони уже захватил ее, и шуточки Боресвета вызывали раздражение. Томагавка следовала за эльфом, стараясь не терять его из виду посреди шумной толпы.

– Вот напасть! – воскликнул досадливо Боресвет.

Бол оторвался от созерцания Томагавки (вид сзади) и с любопытством посмотрел на Боресвета – что это его так расстроило? А в следующую секунду увидел и сам. Навстречу им двигалось десятка полтора городских стражников, сопровождающих, очевидно, начальника – если не самого большого, то по крайней мере наверняка самого толстого. На принадлежность к славному сообществу начальников и руководителей указывали позолоченные доспехи и надменно выпяченный второй подбородок. Маленькие глазки подозрительно изучали Боресвета.

– Кто такие? – вопросил начальник.

– Мы эти… гости столицы, – неуверенно ответил богатырь.

– Гости, значит, – зловеще прищурился начальник. – А ведомо ли тебе, гардарикец, что незваный гость хуже… хуже…

– Леданина, – услужливо подсказал Бол.

– Нет! Лучше леданина! То есть, тьфу! Совсем меня запутал. Вот отправлю тебя сейчас в клоповник, паршивец! Обреют тебя налысо, мигом поймешь, что за одного бритого двух небритых дают…

– Неужто и у вас такая херотень творится? – подивился Боресвет.

– «Херотень»? – Начальник осторожно попробовал слово на вкус.

– Тень фаллической формы, – быстро перевел Бол.

Толстый начальник поперхнулся и медленно начал багроветь.

– Нам здесь иностранцев не надо! – заявил он.

– Дык, мы вроде и не предлагаем? – удивился Боресвет.

Бол, уже видя, куда идет дело, ткнул его в бок и зашипел от боли. Проклятая кольчуга!

– Ты мне поговори еще! – вскипел стражник.

– Совсем сдурел? И так в горле пересохло! – возмутился богатырь. – Вот если под пиво да в хорошем трактире – с преогромным удовольствием.

Эти слова переполнили чашу терпения какого-никакого, а все же начальника стражи. Он поднял руку, намереваясь отдать какой-то не слишком приятный приказ, но тут откуда-то с верхушки дерева свалился прямо на коротко стриженную голову огромный рыжий кот. Вопли и проклятия начальника стражи соперничали по громкости исполнения с душераздирающим мявом, стражники бросились спасать командира от жуткой смерти в когтях дикого зверя, а Боресвет с Болом рванули со всех ног в ближайший переулок.

– И что ты к нему привязался? – негодовал ученик мага. – Если б не кот, он бы нас посадил!

– Ты прав, братан, – удрученно ответил Боресвет. – Дураков, облеченных властью, лучше не злить. Себе дороже, в натуре.

– Оп! – Бол застыл как вкопанный. – Ты посмотри, какие люди!


Уж не думал, что это в человеческих силах – сожрать столько, сколько я сумел слопать. Даже сомнения возникли, выдержит ли заведение Зачинщика мой прожорливый аппетит. Но, поглядев, как наворачивает за обе щеки молодой маг, сомневаться перестал. Двух таких проглотов не каждое королевство прокормит, не то что несчастное «Дно».

Каждый кусок жареного мяса, каждый глоток «Королевского красного» (не поскупился Зачинщик!) добавлял мне жизни. Уходила противная слабость, которую тщетно пытался отогнать Мастер Лион, бежала по жилам горячая кровь (надо же! У меня, оказывается, кровь осталась? Или это господа маги постарались?). И поднимавшая очередной бокал (который по счету? Не хватит ли тебе, Дик?) рука совсем не дрожала.

Жизнь прекрасна, спасибо тебе, святой Лакки. Унизительное ощущение собственной слабости и беспомощности благополучно кануло куда подальше и, как я надеюсь, больше не вернется.

– Короля выносить будем сегодня, – обронил вдруг Зачинщик, прервав на полуслове несмешной анекдот кассарадского варвара.

Если б я пил в этот момент вино, наверняка поперхнулся бы. А так – подавился куском жареной свинины. Добряк-варвар от души хлопнул меня по спине, едва не сломав позвоночник. Кашель прошел мгновенно – умеют же кассарадцы лечить мелкие напасти.

– Зачем такая спешка? – возражаю я. – Не лучше ли сначала подготовиться…

– Не лучше. – Зачинщик категоричен и разводить дискуссии не намерен. – Чем, по-твоему, Дик, сейчас занят Король? А я тебе скажу чем. Собирает верных людей. Он-то прекрасно понимает, чем ему грозит появление Безгола, слишком многие из авторитетов благоволят твоему бывшему наставнику, и это нашего дорогого Главу не может не тревожить. Мы должны ударить первыми – или нас раздавят. Тихо и незаметно: кто-то утонет в Бельтаре, кто-то случайно наткнется на нож, кто-то запляшет на эшафоте… а кто-то подавится куском свинины, если срочно не поубавит свои аппетиты.

Задумываюсь. Все вроде бы верно, только вот не прикончит ли Король под шумок Безгола, когда мы во Дворец ворвемся? Излагаю свои соображения Зачинщику, тот задумчиво кивает.

– Если успеет – непременно прикончит. Значит, мы должны сделать так, чтоб не успел.

– Твои слова, да святому Лакки в уши, – хмыкаю и замолкаю. Зачинщик-то верно говорит. Если нацелить ударную группу не на Короля, а на то, чтоб Безгола вытащить, может, и получится. Только вот Король тогда сбежит, поминай – как звали. Излагаю и эти мысли вслух.

– Помянем, не сомневайся, – нехорошо улыбается Зачинщик. – У Короля, конечно, тайных схронов хватает, только знаешь что, Дик? У волков стая раненого вожака раздирает в клочья. Мы, воры, те же самые волки. Успеет сбежать Король, не успеет – невелика разница. Найдут и прикончат, не за деньги даже, а просто так. Потому как перерезать глотку тому, кто недавно тобой помыкал по праву, – это дорогого стоит.

Молчу, возразить нечего. Прав Зачинщик, но правота его сволочная какая-то. В самом деле, едва сход объявит о смещении Короля (а попробуй тут не объяви, когда авторитеты стоят рядом, еще пьяные от пролитой крови), тот же Семерка с радостью вонзит бывшему хозяину нож в спину. Если сумеет, конечно, потому как Король – тот еще гриб.

– Идти надо отсюда, – говорит вдруг здоровый, как кулак Творца, варвар.

Ошеломленно смотрю на Зачинщика, тот смотрит на меня. Потому как Шепот Удачи уже просто кричит об опасности. Нет, ну кто бы мог подумать, что вот в этой горе мяса и мускулов имеются зачатки ночного жителя? Попади он в детстве в хорошие руки, какой вор мог бы получиться!

– Уходим, – поднимается девушка по имени Лани, и это как раз не удивляет ни меня, ни старину Бенджи. Что тут странного, если ее сам Безгол учил?

Поспешно покидаем «Дно». Какая бы опасность нам ни грозила, лучше держаться от нее подальше. Кидаю на Бенджи вопросительный взгляд, тот качает головой.

– Иди, Дик. Меня не тронут.

Что ж, ему виднее. Зачинщик осторожен, он такими связями обзавелся, что скоро с сиятельствами за руку здороваться будет. Поговаривают, половина городской стражи у него на откупе, а с господином городским комендантом он раз в месяц играет в карты в заведении мадам Гвиронс. Даже если это все и враки сплошные, дыма без огня не бывает, так что отмажется Зачинщик от любой беды. Люди Короля его тоже не пугают, такую фигуру, как старина Бенджи, даже Главе Гильдии нелегко сковырнуть. Разве что Король о нашем заговоре прослышал…

Киваю ему и выхожу на улицу. Ох, топать такой компанией по городу – сколько ж любопытных взглядов словить! Буквально кожей чувствую, как изучают нас прохожие: компания в самом деле странная подобралась. Хорошо еще, глазеют в основном на кассарадца и Лани. Варвары даже в столице нечасто встречаются, а на красивую девушку грех не заглядеться. Кстати, Джеф и Тень так и начинали когда-то – она прохаживалась по улице своей знаменитой танцующей походкой, а он чистил карманы ротозеев. Те времена давно уже миновали, но всякий раз, видя пускающих слюну при виде красотки идиотов, я вспоминаю эту парочку.

А вот какой-то дурень и на меня вытаращился. Раздраженно дергаю уголком рта, излишнее внимание меня нервирует. Смотрел бы, как все остальные, на Лани или на варвара…

Ты кое-что забыл, говорит Шепот Удачи. Ох! И в самом деле!

– Доппельгангер! – визжит человек, тыча в меня немытым пальцем.

Точно забыл! Рожу свою прикрыть чем-нибудь, чтобы на короля нашего, мать его королева, не походить!

Стою оцепенело, вращая круглыми от удивления глазами. А прохожий летит ко мне со всех коротких ног, мысленно уже купаясь в золоте. Горожане заинтересованно смотрят в мою сторону, сравнивают то ли с портретом на золотой марке, то ли с королевской статуей на Королевской же площади. Вот-вот начнется, а я все стою и пялюсь удивленно на идиота, что решил взять меня голыми руками.

– Держи! – вопит Фрол и бросается ко мне, невзначай делая подножку чересчур проворному горожанину. Тот клюет носом мостовую, и в этот момент меня отпускает. На ноги словно надели крылатые сандалеты святого Лакки, стремительно набираю скорость, исчезая в ближайшем переулке. Все, кто был поблизости, моментально бросаются за мной в погоню, включая Фрола, Мастера Лиона и моих новых знакомых. Искренне надеюсь, что хоть они-то на мне заработать не желают.

К сожалению, на улице стоит самый что ни на есть день, улицы полны народа, скрыться более чем проблематично. На бегу прикидываю возможные варианты бегства, все как-то не греют. Попробуй сбить со следа погоню, когда за твоей спиной хрипят в суматошном беге десятки глоток! Есть у меня свои приемы, свои хитрые местечки – это все рассчитано на короткий хвост в одного-двух нюхачей, а не на орущую толпу, с каждой секундой все растущую в числе. Положим это на одну чашу весов, добавим еще интерес Главы Гильдии к моей скромной персоне, что изрядно сокращает количество доступных мне хитрых местечек. А на другую чашу положим… ай, кажется, весы уже рухнули под тяжестью груза? Ну святой Лакки, если уж ты не поможешь…

Святой Лакки помог. Не забыть ему свечку вставить… в смысле поставить. Ни разу в храме не был, но тут схожу, не поленюсь.

Навстречу мне неторопливо катит телега, груженная какими-то бочками. Возчик с интересом взирает на нашу беготню, но вмешиваться явно не собирается. Пробегаю мимо, опережая преследователей ярдов на тридцать. И тут случилось оно. Чудо имени святого Лакки. Из переулка вылетает всклокоченный Сигр и всеми четырьмя лапами вцепляется смирной коняшке чуть ниже хвоста.

Коняшка смирной быть сразу перестает. Нет, оно, конечно, мерин, и на мужскую честь благородному скакуну глубоко наплевать. Но какие-то струны в его лошадиной душе мой котик все-таки задел, потому как мерин тут же встает на дыбы, опрокидывая на мостовую свою поклажу и обалдевшего возчика.

Бочки разбиваются в щепки, заливая мостовую душистым маслом. Сворачивая в переулок, из которого вырулил мой замечательный кот, я успеваю заметить, как скользят и падают мои преследователи. Спасибо тебе, святой Лакки, а тебе, Сигр, кроме спасибо полагается еще и свежая рыба в натуральную величину.

Оказалось, успокоился я рано. В переулке налетаю на изрядный отряд городской стражи, явно преследующий моего кота (интересно, что такого важного он успел спереть? Чтоб мне пальцы сломать, надо его в Гильдию порекомендовать). Моя удача и тут на высоте: любуясь соревнованием по барахтанью в масле, я сбиваю с ног милорда Арессака, заместителя господина коменданта нашего славного города. То есть вторую по толщине шишку среди руководства доблестной городской стражи.

– Взять его! – вопит мне вдогонку сбитый милорд, и городская стража оставляет погоню за моим котом, переключаясь на меня.

– Стража хочет заграбастать наше золото! – слышу возмущенный вопль Фрола, и яростный рев десятков глоток говорит о том, что в городе вот-вот начнется бой.

Стража поворачивает оглобли, потому как толпа собирается растерзать их злосчастного руководителя. Я же, пользуясь случаем, исчезаю в лабиринте улиц.

Теперь мне надо как-то себя замаскировать. Самый простой карнавальный костюм – костюм нищего. Я нахожу лужу подходящей глубины и ложусь в нее, как довольная жизнью свинья. Правда, хрюкать и блаженствовать мне недосуг (прирезать могут), я отжимаю куртку от излишка воды, перекатываюсь по сухой пыльной обочине. Затем складываюсь почти пополам и ковыляю по улице, протягивая встречным покрытую грязной коркой ладонь. И если кто опознает во мне доппельгангера, сдам его «Петушиному часу» как скрытого чародея, потому как без помощи магии разоблачить меня невозможно.

Преследователям явно не до меня. Горожане, забыв о награде за любимого меня, с воодушевлением мутузят стражу. Блюстители порядка изрядно уже потрепаны, но за мечи пока не хватаются. Впрочем, это дело времени, которого у меня лично, увы, немного. Тороплюсь миновать свалку, чтобы присоединиться к моим друзьям, старым и новым. Без меня они, пожалуй, будут искать нужное место до следующего лета.

Замечаю сидящего на заборе Сигра. Кот с интересом разглядывает дерущихся; почуяв меня, делает морду невинную, как у святого Лакки после раскаяния. Обычно такое выражение на рыжей морде заводится после особо крупной шкоды. Задумываюсь, не его ли лап дело эта заварушка, с подозрением смотрю на своего котика. Морда становится практически как у ангела, глаза из желтых – чуть ли не голубыми. Более безгрешного кота нет и не было на всем белом свете! Пожимаю плечами, прохожу мимо Сигра. Если кот, явно меня узнавший, увяжется следом, возможны проблемы. Воры – народ глазастый, кто-нибудь задумается, отчего это знаменитый кошак Ригольда следует за каким-то оборванцем. И сделает соответствующие выводы, уверяю вас, достаточно близкие к истине, чтобы мне снова пришлось улепетывать со всех ног.

Сигр посмотрел на меня вопросительно, мявкнул, но за мной не пошел. Вот и ладно, вот и хорошо. Так, ну и куда подевались эти оболтусы?


– Лани, – удивленно прогудел Боресвет. – И Таль с ней. Как они здесь оказались, в натуре? Я чего не понял или ахарцы в Ледании живут?

– С них станется, – согласился Бол. – Одно слово – варвары. Кстати, о варварах. Вон та часть скульптурной композиции сильно напоминает одного кассарадца…

– Чего? – не понял богатырь. – А ну, кыш отседа! Эй, братья-сестры, мы здесь!

Братья-сестры озабоченно двигались себе по улице, не обращая внимания на рев гардарикца.

– Совсем нюх потеряли, – печально констатировал богатырь. – Может, кинуть в них чем для привлечения внимания?

– Булавой, к примеру, – хихикнул Бол.

– Тьфу на тебя, – обиделся Боресвет. – Смотри-ка, с ними тот давешний нищий, что от деревянных тапок отказался. Гадом буду, он!

– Что, интересно, он делает в их компании? Эй, Ларгет! Оглох, что ли?

Таль, очевидно, что-то услышал, повернул голову и окинул Бола равнодушным взглядом. Будто на бревно деревянное посмотрел. Потом в его глазах вспыхнуло изумление, Ларгет дернул Лани за рукав, та остановилась, повернулась в его сторону, и тут на них обоих налетел зазевавшийся варвар.

– Пойдем к браткам, пока не слиняли, в натуре, – предложил Боресвет, глядя, как молодежь пытается выбраться из-под усевшегося на них кассарадца.

– Как живыми до сих пор остались – не понимаю, – пробормотал Бол.


– Лучше не упрямься, Зачинщик, – ласково посоветовал Кобра. – Где он?

– Ты рехнулся, идиот. – Бенджамин сплюнул кровью. – Король тебе башку свернет!

– Где он? – Вор схватил его за волосы, лезвие ножа коснулось шеи. – Святым Лакки клянусь, оставлю в живых, если скажешь сейчас.

– Говорю тебе, нет его здесь! – Зачинщик скосил глаза на лезвие ножа. Он выглядел очень испуганным. – И не было никогда.

– Король сказал, он здесь, – гнул свое Кобра. – Ты же не будешь оспаривать его слова? Королю это не понравится, Зачинщик, очень не понравится. Скажи, где Ригольд, и я оставлю тебя в покое. Король сказал, что не хочет его смерти. Ты ничем не повредишь ему, Зачинщик. Где он?

– Да пошел ты…

– Кобра, смотри, что я нашел!

– Ты чего орешь под руку? – рявкнул вор.

– Смотри! – Подручный протянул ему ворох окровавленного белья. – Ригольд был здесь! Точно тебе говорю – был!

– Толку-то, – грустно вздохнул Кобра, глядя в безжизненные глаза Зачинщика. – Говорю, не надо было орать под руку…


Содержание:
 0  Не буди лихо : Виталий Бодров  1  Глава 2 : Виталий Бодров
 2  Глава 3 : Виталий Бодров  3  Глава 4 : Виталий Бодров
 4  вы читаете: Глава 5 : Виталий Бодров  5  Глава 6 : Виталий Бодров
 6  Глава 7 : Виталий Бодров  7  Глава 8 : Виталий Бодров
 8  Глава 9 : Виталий Бодров  9  Глава 10 : Виталий Бодров
 10  Глава 11 : Виталий Бодров  11  Глава 12 : Виталий Бодров
 12  Глава 13 : Виталий Бодров  13  Глава 14 : Виталий Бодров
 14  Глава 15 : Виталий Бодров  15  Глава 16 : Виталий Бодров
 16  Эпилог : Виталий Бодров    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.