Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 6 : Виталий Бодров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




Глава 6

– Попрошу тишины! – Архимагу пришлось повысить голос.

То, что творилось в Совете Ковена, ему определенно не нравилось. Странное дело, изучение ахарского внесло элемент анархии в прекрасно сбалансированные структуры Ковена. Связь между этими двумя событиями была неявной, но вполне очевидной для пытливого разума Архимага.

Шум в зале сразу поутих. Ахарский ахарским, а с Главой Ковена шутки плохи.

– Мы наконец-то расшифровали речь Спящего, – поведал Мастер Эстелин. – Увы, никаких откровений в ней не оказалось. Посему объявляю, что любой член Ковена, заговоривший по-ахарски, будет подвергнут взысканию.

– Жжошь! – негромко донеслось из зала.

Архимаг вперил огненный взгляд в задрожавших Магистров.

– Повторять не буду, – бросил он резко. – Ассистент, доложите о поиске Кольца.

– Ничего нового, Глава. – Мастер Зортрий покинул удобное кресло. – В Ледании происходят странные вещи, но к артефакту они отношения не имеют. Вся столица ловит королевского двойника-доппельгангера, посетившего на днях королевскую опочивальню. Назначена награда – немалая, к слову, – за голову наглеца.

– Странно. – Архимаг пожевал губы. – Доппельгангеры – всего лишь суеверие, распространенное среди простого люда. Что ты сам думаешь по поводу этого явления?

– Два варианта, – уверенно объявил Ассистент. – Либо настоящий король не настолько мертв, как отрапортовал нам Мастер Альдан…

– Покойный Мастер Альдан, – обронил Мастер Эстелин.

– Покойный, – согласился Ассистент. – Либо мы имеем дело с призраком. Мне, правда, докладывали, что его величество самолично ощупал призрака и нашел его вполне материальным, но в достоверности информации я сомневаюсь. Не тот человек наш королек, чтобы призраков щупать. Придворных дам – еще куда ни шло…

– Вкусы со временем меняются, – важно заявил Мастер Шоло.

Ассистент поморщился.

– Наш, как вы метко выразились, «королек» уже однажды преподнес сюрприз, устранив принца Тудора, которого мы собирались использовать как средство давления и запасной вариант одновременно, так что не надо его недооценивать. Если он сорвется с крючка, мы потеряем контроль над Леданией. – Архимаг прошелся вдоль кафедры. – Усильте на всякий случай наблюдение за королевским дворцом. Регалии Маргонов еще не найдены? До обряда Солнца Ледании осталось не так уж и долго…

– Его величество, – Ассистент тщательно избегал слова «королек», вызвавшего неудовольствие Архимага, – объявил представителю Ковена, бакалавру Серену, что не нуждается в нашей помощи для решения этой проблемы. Регалии будут в его руках со дня на день.

– Хорошо. Надеюсь, это реальная оценка ситуации, а не горделивое бахвальство новоявленного самодержца. Передай Серену, чтобы подстраховал его величество – на всякий случай. Контроль и внимание – вот на что надо делать сейчас упор. Спящий зашевелился, значит, и Кольцо проявит активность. И этот момент мы пропустить не должны. Что происходит в Саро?

– Тишина, Глава. Эльфы еще не оправились от войны с некромантом. В Саро идет скрытая борьба за влияние в Пресветлом Совете. Без сомнения, эльфы продолжают искать Кольцо, но опасаться небывалого наплыва остроухих в Леданию оснований нет. Тем более охота на эльфийских лазутчиков достигла своего пика.

– Значит, у нас все под контролем, – желчно усмехнулся Архимаг. – Что ж, чрезвычайно этому рад. Только вот не связан ли этот таинственный доппельгангер каким-то образом с Кольцом? Не верю я в совпадения, воля ваша, не верю – и все тут…


– Семеро, – мрачно сказала Томагавка. – И что мы будем делать?

– Ждать, – лаконично ответил эльф.

Девушка недовольно фыркнула, но возражать не стала. В конце концов, их задачей было отследить вора, а не вступать в схватку сразу с семерыми противниками, которые вдобавок не сделали им ничего плохого. Во всяком случае пока не подтянется Боресвет. Кстати, пора бы ему уже и появиться…

– Что-то ребята отстали, – обеспокоилась Томагавка.

– Заблудились, – равнодушно ответил эльф, не отрывая взгляда от двери.

– Может, все же рискнем? – Вот чего девушка не любила и не умела, так это ждать. В ее время данное извращение было не слишком популярно.

– Может, и рискнем, – поколебавшись, ответил эльф. – Вот Боресвет подойдет…

Томагавка презрительно фыркнула. Какой же это риск, если за спиной Боресвет? Другое дело – ворваться вдвоем, крикнуть «стоять-бояться», и…

– А это еще кто? – насторожился Лониэль.

– Где? А, вижу…

Человек, направлявшийся в «Дно», выглядел опасным. Да какое «выглядел», он был опасным, Томагавка чувствовала это каждым нервом. Как говорил дядя Блин, всякое дело надо делать с душой. Если душа ушла в пятки – беги со всех ног!

– Может, поищем Боресвета сами? – дрогнувшим голосом предложила она. Даже богатырская спина не казалась уже надежным убежищем.

– Ждем, – непреклонно бросил эльф.


– Где Ригольд, паскуда? Говори! – Взбешенный Кобра приставил к горлу управляющего окровавленный нож.

Толстяк мелко дрожал и был близок к обмороку. Бенджамин – покойный уже Бенджамин – ценил своего подручного за деловые качества, но уж точно не за храбрость и твердость духа.

– Я… я…

Тяжелая дубовая дверь, обитая для пущего форса полосами железа, тяжело охнула от удара.

– Закрыто, – недовольно крикнул Кобра.

И тут же понял, что запоздал. Правильнее бы сказать – «было закрыто». Или даже – «было закрыто на два засова». Потому как теперь дверь была нараспашку, а в проеме застыла незнакомая фигура в плаще. Следует добавить, что в прихожей, где из управляющего вытрясались сведения о географическом положении Ригольда, стоял приятный глазу полумрак, а на улице как раз выглянуло пусть неяркое, пусть даже осеннее, но все же солнышко, потому лица пришельца Кобра рассмотреть не смог. Только капюшон плаща, под которым тот скрывал свою в высшей степени непривлекательную внешность.

– Кого Блин принес? – недовольно осведомился он. – Шел бы ты себе подальше, дядя, от души советую.

Пришелец промолчал, подобрал с пола оба засова и старательно приладил их на место. Самое время было поднять его на ножи, но Кобра еще не успел в себя прийти от неожиданного появления ненужного свидетеля, а его подельники без команды лезть на постороннего типа и вовсе не собирались.

– Где Зачинщик? – довольно невежливо спросил пришелец.

Голос у него был… страшный. Не как у чудовища дракона, нет, скорее как у судьи, объявляющего подсудимому приговор. По правде сказать, Кобра предпочел бы дракона.

– Ты кто такой? – грубо спросил Кобра, стараясь скрыть нотки неуверенности в голосе. Нежданный визитер его беспокоил и даже немного пугал.

– Я задал тебе вопрос, вор, – холодно напомнил пришелец. Лицо его было скрыто капюшоном плаща.

– Засунь его себе в задницу, – прошипел Кобра. Его подручные по одному возникали в прихожей. Толстяк, прижатый к стене, мелко дрожал.

– Повторяю в последний раз: где Зачинщик? Куда вы дели его труп? Ответь честно, вор, и я дам тебе быструю смерть.

Кобра онемел от возмущения. Да что этот козел себе позволяет? Ну сам напросился…

– Прирежьте его, – приказал он.

Двое подручных сорвались с места, спеша исполнить приказ, остальные чуть замешкались. Кобра собрался подхлестнуть их окриком, но не успел.

Пришелец сделал навстречу всего один шаг. Неуловимо быстро сверкнула сталь, захрипел разорванной глоткой один из воров. Второй осел на пол молча, сжимая в слабеющей руке бесполезный кинжал. Настоящий вор, мысленно одобрил Кобра. Был настоящий.

Опасный гость застыл посреди прихожей каменным изваянием. Но теперь капюшон не скрывал его лицо, и Кобра увидел сверкнувшие в полумраке глаза с вертикальными кошачьими зрачками.

– Ищейка!

Кто крикнул это первым, он не успел понять. Наверное, все, кто был в прихожей, одновременно. Кроме толстяка-управляющего, который шумно блевал, не обращая уже внимания на кинжал Кобры.

И завертелось! Пятеро против одного Ищейки, силы явно неравные. Попробуй-ка догони одновременно бросившихся во все стороны воров, умеющих уходить и от охраны особняков, и от городской, и даже от королевской стражи!

Ищейка попробовал. Собственно, только это он и умел – ловить быстроногих хитрецов, годами уходивших от тяжелой длани закона. А также и от второй его длани – справедливой.

Прыжок вверх по лестнице – и первый из преследуемых покатился по ступеням, воя от страха и боли, – острый меч подрезал сухожилия на обеих ногах. Откат вправо, пропуская неумело брошенный нож, страшный удар ногой – и второй сползает по стене, оставляя кровавый след. Взмах руки – и ядовитая змейка ножа перехватывает третьего вора буквально в дюймах от спасительного окна.

Кобра, вовремя ушедший в сторону с линии атаки, уже положил руку на дверь, когда Ищейка обратил на него внимание. Метко брошенный нож пригвоздил ладонь вора к двери. Кобра зашипел сквозь зубы, боль была неожиданной и острой, но вопить он не собирался. Человек должен уметь терпеть. Вор должен уметь терпеть молча, внушал наставник, и его уроки Кобра усвоил с детства.

– Ты не ответил на мой вопрос, вор, – напомнил Ищейка, его глаза холодно блеснули.

– Спрашивать ты умеешь, – прошипел одобрительно Кобра. Приколоченная к двери рука причиняла боль, но освободиться он даже не пытался.

– Это не ответ, – покачал головой Ищейка. – Вопрос был – где труп Зачинщика? И вот тебе еще один – кто тебя сюда послал? Ответ мне известен, но я хочу услышать его от тебя.

– Труп в гостиной. – Есть ли смысл лгать, когда на тебя смотрят кошачьи глаза Смерти? Ложь, правда – через минуту и то, и другое перестанет его волновать. – Послал меня сюда Король. Я не хотел убивать Зачинщика…

– Но убил. – Голос Ищейки был равнодушным, и это равнодушие пугало. Судья зачитал приговор – и ему больше нет дела до обреченного. Дальше черед палача…

– Ты обещал мне быструю смерть, – хрипло напомнил Кобра.

И вот тут в кошачьих глазах Ищейки появилось что-то вроде эмоций.

– Зачинщик был брат нам, – мягко сказал он. – Всем пятерым. Ты не заслужил быстрой смерти, вор.

…Вор должен уметь терпеть молча. Даже перед лицом смерти Кобра не забыл об этом. Просто его умения не хватило…


– Вышел, – сообщил Лониэль.

Томагавка не ответила, видела сама.

– Рискнем? – спросил эльф.

– Рискнем что? Зайти в дом или напасть? – уточнила девушка.

– Зайти в дом. Драться с этим – дураков нет, мы двое ему на один зуб.

– Ты нас переоцениваешь, – хмыкнула девушка.

Она не отрывала взгляда от следов, оставленных мягкими кожаными сапогами опасного человека. Этот оттенок ржавчины… Томагавка достаточно долго жила на свете, чтобы не ошибиться. Эти сапожки милой расцветки только что прогулялись по луже крови!

Проходя мимо, человек бросил на них резкий пронизывающий взгляд. Томагавка содрогнулась, прикусила губу, чтобы не вскрикнуть, увидев в кошачьих глазах смерть. Эльф отшатнулся, как от удара, сделал шаг вперед, будто намереваясь заговорить. Незнакомец ускорил шаги, скрылся в переулке.

– Хотел бы я знать… – задумчиво сказал эльф, глядя ему вслед.

– Знал бы, чего хочешь, – хмыкнула девушка. – Что тебя так в нем поразило?

– Он эльф, – сообщил Лониэль мрачно. – А также человек и, кажется, гном. Как такое возможно?

– Очень просто, – усмехнулась Томагавка. – Берем эльфа, расчленяем на составные части, потом проделываем то же самое с человеком и гномом. Кулинарные книги огров читал?

– У них и книги есть? – поразился эльф.

– Да кто ж это знает, – серьезно сказала девушка. – Единственный огр, которого я встретила, улепетывал так, что горы тряслись. Про книги я, конечно, спросила вдогонку, но он почему-то не ответил.

– Встретим – спросим еще раз, – пообещал Лониэль. – В дом войти рискнем?

– Кровь на мостовой видел? – спросила девушка. Эльф кивнул. – Думаю, там сейчас безопасно, как на кладбище.

Лониэля передернуло.

– Кладбища тоже разные бывают, – сообщил он. – Доводилось бывать на одном, где некромант порезвился…

– Некроманта лучше не ждать, – решила Томагавка. – Идем сейчас!


У Джоя сегодня людно. Джеф, Оборо и Соль со своими людьми, все в полной воровской готовности. Остальных пока нет, но, судя по всему, вот-вот должны подойти.

Джеф оценивающе смотрит на моих спутников.

– Неплохая банда, – уважительно говорит он. – Не воры, конечно, но для штурма – самое то. Два воина, лучник, маг… Маг? В Беларе? Ты, конечно, блестящий вор, но где ты исхитрился украсть мага?

– У «Петушиного часа», – роняет Мастер Лион, и Джеф умолкает. Воровать у синерясых даже он не рискует.

Оборо рассматривает мага со сдержанным интересом, с еще большим вниманием изучает Лани. Та отвечает вызывающим взглядом, мгновенно вспыхивает напряжение. Тень хороша как воровка и как женщина, но Лани ей как минимум не уступает. Да, опыта у нее явно поменьше, но вот потенциал… Я такие вещи чувствую, из девчонки может получиться такая воровка, что сам Безгол снимет перед ней шляпу вместе с париком.

Лани зажигает на ладони шарик света, насмешливо глядя в глаза Тени. Пронимает всех, включая меня. Редко кто из воров обладает хоть малейшей склонностью к магии. А те, кто обладают, как правило, поднимаются на самый верх. Как знать, может, однажды Главой Гильдии станет и женщина…

Странно, но напряжение между девушками тут же спадает. Оборо подходит, представляется, обнимает новую подругу. Обе целуются, легко, но задорно, явно играя на публику. Смотрю с интересом, как и все остальные. Признаюсь, меня слегка заводит, но это и к лучшему, если вспомнить то, что нам предстоит.

Стук в дверь заставляет присутствующих нервничать. Воры хватаются за ножи, гардарикец – за булаву. Булава – это дубинка, вроде моей. Только весит примерно как я со всей амуницией. Как этот бык с ней управляется – ума не приложу.

Тревога оказалась ложной. Лещ и Угорь со своими людьми. Чувствую, как расслабляются напряженные мышцы. Признаться, в Леще я сомневался. Слишком уж осторожен, и ему есть что терять. Куда больше, чем остальным.

Лещ не торопится, озирается по сторонам, шевелит губами, подсчитывая бойцов. Старый мудрый вор привык просчитывать все до мелочей. По мне, так просто надо слушать веленье сердца… и Шепот Удачи, конечно. А они в один голос кричат, что самое время атаковать, что промедление разрушит наскоро сколоченный союз, что, если дать Королю немного времени, он непременно прознает о нашем заговоре.

Лещ оглядывает моих новых друзей. Присутствие незнакомых лиц ему не по нраву, хотя боевой уровень команды внушает нешуточное почтение.

– Атакуем сейчас, – изрекает он.

– Днем? – простодушно удивляется варвар. Лани толкает его в бок, он умолкает.

– Мы – Дети Ночи, – глядя в глаза простодушному горцу, изрекает Лещ. – Но те, кто нам противостоит, – тоже. Ночью они будут настороже.

Варвар напряженно раздумывает. Чувствуется, что занятие для него непривычное.

– А городская стража? – спрашивает он в конце концов.

Опа! А вот об этом мы не подумали. А ведь громила прав. Штурм особняка незамеченным не пройдет. Рассчитывать на то, что горожане не заинтересуются происходящим, по меньшей мере наивно. Заинтересуются непременно и поспешат сообщить в органы, отчего-то называемые «компетентными», хотя мне как вору на свободе эта самая компетентность внушает определенные сомнения.

Лещ кривится. Такой оборот дела ему тоже не особо нравится, но, видимо, что-то толкает его на риск.

– Король взял Сазана, – неохотно сообщает он.

Чувствую, как в животе сжимается от страха сердце. Хм, оно ведь вроде в груди было?

– Он знает? – спрашиваю непослушными губами.

– Сазан был неосторожен. – Морщинистое лицо Леща каменеет. – Боюсь, мы поступили опрометчиво, призвав его на сход. Этот дурень просто пошел к Королю и попросил отпустить Безгола.

Шиплю сквозь зубы ругательство. Сазан, конечно, дурак, но кто мог знать, что он настолько дурак?

Прикидываю расклад, и он мне не нравится. Король знает о заговоре и наверняка спешно принимает меры защиты. Или сам готовится нанести упреждающий удар. Прямо скажем, возможностей подгадить у него предостаточно.

Смотрю на лица союзников, налицо некоторое смятение. Крыса и Тень прижимаются друг к другу, Угорь мрачен. Соль невозмутимо точит длинный широкий нож. Джой, напротив, оживлен, глаза лихорадочно блестят. Игра достигла пика – пора делать ставки.

– Переодеться стражниками, – неожиданно предлагает Лани.

– Бред! – фыркает Крыса.

Я считаю так же, но Лещ становится задумчивым, как купец, обнаруживший пропажу. Начинаю обкатывать идею, рассматривать варианты… и неожиданно сознаю, что вариантов-то практически нет.

– И где же мы столько мундиров с доспехами добудем? – осведомляется Джеф. Как же ему не хочется надевать форму стража! Впрочем, не ему одному. – Или сначала нам придется обокрасть башню стражей?

– Кража века, – хихикнула Тень.

– Много и не надо, – объявляет Лещ. – Главное, чтобы горожане видели стражей среди прибывших. Посчитают, что дело на контроле у легавых, и угомонятся. Думаю, мундиров шесть мы наберем?

Киваю головой. Думаю, и больше найдем. У меня, к примеру, припрятан на всякий случай.

– У меня есть, – радостно объявляет Джой. – Однажды обокрал на спор офицера.

Кто бы сомневался! Уверен, что бедняга даже и не заметил, что его раздели до нитки.

– У Зачинщика должны быть, – уверенно заявляет Лещ. – Он же ссуды страже дает. Порой под залог. Быть не может, чтобы пару-тройку мундиров не припрятал, Зачинщик – человек запасливый.

– Хомяк – его второе имя, – хохотнул Джеф.

– Лист, Духа – к Зачинщику. Попросите шмотки. Скажите – Лещ послал.

Двое из «кулака» Леща кивнули и исчезли за дверью. Хорошо старик своих ребят вышколил! Невольно задумываюсь, каким Главой может стать Лещ. Такой может всю Гильдию в кулак сжать. Порядка при нем станет куда больше, а помех от закона – меньше. Что до меня, так со скуки помру…


– Бойня, – пробормотала Томагавка.

Лужи крови, дрожащие по углам в обмороке слуги и – трупы, трупы… Девушка оглянулась на прибитое к двери тело, и ее пробрала дрожь. А она-то, дура, полагала, что не боится ни крови, ни трупов. Пожалуй, даже дядя Блин содрогнулся бы, глядя на это.

Из угла доносились отвратительные звуки – эльфу поплохело. Томагавка на ослабевших ногах вышла из прихожей и сразу же наткнулась на толстяка с зеленоватым лицом. Тот, похоже, спешил уйти как можно дальше от прихожей, но подвели ослабевшие ноги. Теперь он двигался медленно, держась за стенку. Зеленый камзол, изящные штаны с золотым тиснением были обильно заляпаны кровью. На горле алела глубокая царапина, будь она немного глубже, вряд ли толстяк смог бы ходить до появления хорошего некроманта.

– Что здесь случилось? – спросила девушка.

Толстяк дернулся при звуке голоса, из широко раскрытых глаз на девушку плеснулся ужас.

– Не убивайте меня, – всхлипнул он. – Пожалуйста, не убивайте! Я всего лишь управляющий, о делах почтенного Бенджамина ничего не знаю!

– Я не трону тебя, – пообещала девушка, стараясь сделать голос как можно более ласковым. – Расскажи, что здесь произошло.

Доброжелательные интонации управляющего нисколько не успокоили, но в обморок падать он пока не собирался, что слегка порадовало девушку.

– Я не знаю, – повторил тот снова. – Люди Короля… убили Зачинщика… почтенного Бенджамина. Не знаю за что. Спрашивали, где Ригольд, хотели перерезать горло… – Толстяк судорожно сглотнул и потрогал кровоточащую царапину.

– Оно почти цело, – успокоила его Томагавка. – Что дальше?

– А дальше пришел Ищейка и всех убил. – Лицо управляющего исказила гримаса ужаса. – И всех убил. Всех воров из Гильдии, доверенных людей Короля. Он спас мне жизнь, но… я никогда не смогу забыть то, что он устроил. Когда он пытал последнего… я хотел стать глухим, чтобы не слышать его воплей…

– Кто такой Ригольд? – Если люди Короля хотели его заполучить, то это важно. Что Королем называли Главу Гильдии воров, девушка хоть и не сразу, но сообразила.

– Ригольд… он вор. Друг почтенного Бенджамина. Люди Короля пытались убить его, но не смогли, только ранили. Зачинщик… почтенный Бенджамин приютил его… зря, наверное. Король не тронул бы его, если б хозяин не помог Ригольду.

Собственная речь заметно успокоила толстяка. Наверное, ему необходимо было выплеснуть пережитый ужас на какого-нибудь слушателя, чтобы гнетущие впечатления не сожгли его мозг. И теперь толстяк выбалтывал все что знал, без всякого принуждения рассказывая о сходе воров, о появлении в столице знаменитого Безгола, о Кобре и его людях, которых добрый хозяин не раз принимал в своем заведении, об ужасном Ищейке и о диком варваре с огромным топором, которого он лично провожал к Ригольду в компании более чем странной, о планах устранения Главы Гильдии и снова о Кобре и об Ищейке…

Остановить его было невозможно – словами. Томагавка, утомленная словоизвержением толстяка управляющего, подумывала уже о применении других методов, но тут в зале появился Лониэль. При взгляде на него в глаза толстяка вернулся ушедший было поспать ужас, руки задрожали, а речь потеряла связность.

Эльф выглядел примерно так же. Бледное заострившееся лицо, пятна крови на сапогах, всклокоченная короткая шевелюра цвета спелой пшеницы, из-под которой нелепо торчали знаменитые эльфийские уши… Позвольте, а где же парик?

– Э… э… э-эльф! – промычал управляющий, тыча в Лониэля пальцем.

– Ч… ч… ч-че-елове-ек, – передразнил тот толстяка. Свойственное жителям Саро ехидство уже вернулось к нему. – Пальцем показывать невежливо.

– Ра-азгова-аривае-ет! – благоговейно сообщил толстяк.

– Предлагаешь укоротить язык? – оживилась девушка.

– Э… э… эльф! – повернулся к ней управляющий. – Жи… жи-иво-ой! На… настоящий!

– Живой? – с сомнением переспросила девушка, оглядывая Лониэля.

– Жи… жи-иво-ой, – подтвердил толстяк, ничего уже толком не соображающий. Явление бледного, словно с похмелья, эльфа оказало на его и без того потрясенный рассудок явно негативное воздействие, которое в медицинской терминологии определяется как «тотальный снос крыши».

– Подумаешь, эльф! Тоже мне! – фыркнула Томагавка. – Спокойней, приятель, чего всполошился-то?

– Э… э… эльф! – опять сообщил толстяк, делая движение рукой в сторону Лониэля.

– Живой? – подсказала девушка.

– Живой, – подтвердил бедняга.

– Не такой уж и живой, – пробурчал Лониэль, которого этот балаган начал раздражать.

– Ра-а-а… – начал управляющий.

– Разговаривает? – вопросила девушка.

– Ра-азгова-аривае-ет! – подтвердил толстяк.

Живой разговорчивый эльф злобно сплюнул на ковер (изысканное воспитание! Не провинция какая-то!) и неразборчиво выругался. Внезапно его уши встали торчком, как у кошки.

– Кажется, к нам гости!

– Кто? – мгновенно насторожилась девушка. – Пойдем, приятель, подскажешь, кто это к вам в гости зашел.

Толстяк сопротивляться не стал, покорно прошествовав под руку с девушкой в прихожую.

Как раз в этот момент из прихожей в залу вывалились двое очередных посетителей. Посещение бойни произвело на них такое же впечатление, как и на всех прочих, о чем свидетельствовала пикантная бледность лиц и зажатые ладонями рты.

– Люди Короля? – деловито осведомилась Томагавка, положив руку на эфес сабли.

– Леща, – поправил толстяк.

Что Лещ возглавил заговор против Главы Гильдии, девушка уже знала, толстяк сообщил. Но руку с эфеса не убрала, мало ли что этим ворам в голову взбредет.

– Что здесь было? – простонал один из воров, его тут же перебил второй:

– Э… э… э-эльф!

– Живой? – заинтересованно осведомилась Томагавка.

– Жи… жи-иво-ой! – в один голос ответили оба, не сводя восторженно-испуганных глаз с лица Лониэля.

– Мать вашу! – не выдержав, проявил Лониэль утонченное эльфийское воспитание.

– Разговаривает? – уточнила Томагавка.

– Ра-а-а!.. Ра-азгова-аривае-ет!

– Вы кто такие? – Лониэль решил, что пора брать инициативу в свои руки, уж слишком быстро пополнялись ряды душевнобольных.

– Лист, Духа, – вразнобой сообщили воры.

Эти оказались покрепче управляющего, уже практически пришли в себя. Позыркивают уже осторожно по сторонам, пытаясь сообразить, во что вляпались.

– Ригольд с Лещом?

Подозрительность во взгляде. Откуда этот эльф – э-эльф! – знает Ригольда и, самое главное, Леща?

– Отведите нас к нему, – приказала Томагавка.

– Это еще зачем? – Подозрительность в движениях рук, ищущих рукояти ножей.

– У нас к нему дело. И шевелитесь, пока до вашего Леща Ищейка не добрался!

Подозрительность исчезла, страх вернулся.

– Это он здесь… поработал? – осторожно спросил Духа.

– Да уж не мы, точно, – хмыкнула Томагавка.

– Лещ приказал взять у Зачинщика мундиры и доспехи стражи, – напомнил Лист. – Зачинщик здесь?

– Почтенный Бенджамин мертв, – всхлипнул толстяк.

Томагавка сочувствующе хлопнула его по плечу – похоже, бедолага боготворил своего хозяина.

– Зачинщик? – Сказанное управляющим никак не укладывалось в голове парня. – То есть как это мертв? Неужто Ищейка? А говорили, у Зачинщика иммунитет… – Сложное слово вор произнес, ни разу не сбившись.

– От смерти иммунитета нет, – авторитетно сообщила Томагавка. Лониэль презрительно хмыкнул – дескать, много ли вы, люди, знаете об иммунитетах к смерти, но промолчал.

– Уходить надо. – Духа явно нервничал. – Лист, доспехи берем – и ноги отсюда.

– А эти двое?

– Возьмем с собой, пусть Лещ с ними разбирается.

Эльф снова насторожился. Уши шевельнулись, голова повернулась в сторону прихожей.

– Стучат, – сказал он. – Ногами, кажется. И еще кричат: «Откройте, стража».

– Кто бы это мог быть? – съязвила Томагавка. – Парни, я не знаю, для чего Лещу шмотки стражников понадобились, но сейчас не до них. Если, конечно, нет желания содрать их с тех милых ребят, что штурмуют сейчас входную дверь.

– Нашла время трепаться. – Духа уверенно помчался прочь по коридору, Лист припустил за ним.

Томагавка и Лониэль бросились следом, стараясь не отстать. Такой умный и предусмотрительный человек, как покойный Зачинщик, разумеется, не мог ограничиться одним-единственным входом. Духа уверенно распахнул неприметную дверь в конце коридора и с разбега уткнулся в стражника. Тот машинально схватил вора за плечо, движение отрабатывалось годами, и сейчас руки проделали все сами, пока сознание их обладателя силилось понять, кто же это пожаловал.

Увы, тот ход, который был известен Духе, городской страже был известен не хуже.

– Посторонитесь, уважаемый, будьте так любезны, – попросил Лониэль, обогнавший в забеге Листа и Томагавку. – Мы тут, понимаете, от городской стражи как это… линяем, а вы, не в обиду будет сказано, на дороге стоите.

– Э… э… э-эльф! – выдохнул стражник, выпуская из захвата Духу.

– Живой? – по привычке спросила Томагавка, проскакивая мимо обалделого стражника и его не менее обалделого напарника.

Духа летел по улице, словно за ним Блин гнался, остальные не сильно от него отставали. Девушка вздохнула и прибавила, чтобы не потеряться в лабиринтах улиц.


– Штурмуют, – сообщил Блин, разглядывая открывшуюся батальную сцену.

Собственно, баталия пока не началась, мелкие группки воров концентрировались напротив ворот особняка, местами блестели начищенные доспехи городской стражи. Старик одобрительно крякнул, хорошая задумка, грамотная.

– Скучно. – Беодл поднял с земли камень, ловко подбросил на ладони и метнул в сторону особняка.

Часть стены с грохотом обрушилась, воры прыснули во все стороны, точно испуганные мыши, но тут же вернулись, осторожно подкрадываясь к проходу.

– Умеют пользоваться удачей, – довольно заметил Беодл. – Ну что, нечистый, тряхнем стариной?

– Надо больно, – недовольно ответил Блин. – Им и так Лакки покровительствует. Вон его протеже вышагивает, видишь?

– Вон тот, худой? – презрительно фыркнул Беодл. – Нет в нем подлинной силы и мужества. То ли дело мои горцы!

– Вон один из них, – указал Блин. – С моей племяшкой вместе. И не боится же, по тупости своей, а ведь малышка своим присутствием может превратить любую победу в не пойми что. Пойдем лучше вина выпьем, без нас справятся. Неспортивно это, старый.

– Нет в тебе боевого духа, – сурово заметил Беодл. – Только вино пить и шкодить, шкодить да вино пить. Тьфу, одно слово – «нечистый».

– Вчера мылся, – обиделся Блин. – На себя бы посмотрел, старый!

– Что-то синерясые заволновались, – удивился Беодл, оторвавшись от батальной сцены.

Атакующие на удивление легко взяли забор и теперь с радостными воплями прорывались в особняк. Похоже, обрушившаяся стена изрядно удивила защитников особняка, и минутная растерянность обошлась им дорого.

– По мою душу, – довольно ухмыльнулся Блин. – Как святоши говорят, «нечистым духом пахнуло». Уж что-что, а нечистый дух они нюхать умеют.

– Да уж, понаворотил ты дел в свое время, – неодобрительно заметил Беодл. – До сих пор вспоминают, хоть уж сколько веков минуло. Так вмешаемся или нет?

– Нет. Вон Лакки – видишь? Ледания – его вотчина. Ты как хочешь, а я с ним отношения портить не намерен. Его же нынче святым считают – слышал? Святой Лакки. – Блин хихикнул. – Нет, ты только представь, Лакки – святой! Ты вот говоришь, я покуролесил, так наш рыжий еще и не такое выделывал – помнишь? Только я нынче дух Зла, а он, видите ли, святой! Обидно, да?

– Да ну тебя, надоел, – поморщился Беодл. – Пойдем, что ли?

– Пойдем, – легко согласился Блин. – Только вот чуть-чуть пошутим. Над синерясыми, вон они уже почти рядом. А потом пива выпьем с воблой. И Лакки угостим, пиво – мне, вобла – ему. Идет?

– Ох, да какое в Ледании пиво, – вздохнул Беодл. – Ладно уж, пошли… Святой Блин.


– Живой! Разговаривает! – ошалело бормотал стражник, пялясь в переулок, где три часа назад исчез живой разговорчивый эльф со товарищи…


В особняк мы вошли сравнительно легко. Рухнувшая не пойми с чего стена изрядно облегчила нам задачу. Вот уж не думал, что Король на такое потратится, но ограда вокруг особняка представляла собой одну мощную ловушку, и горе тому, кто на нее сдуру напорется. Правда, ребята собрались тертые, такие вещи за версту чуют, а сунувшемуся было в ворота варвару Лани подробно объяснила, кто он такой и что у него в голове вместо мозгов.

Так что подарок судьбы пришелся как нельзя более кстати. Иначе пришлось бы просить магов о помощи… и привлекать внимание «Петушиного часа». Спасибо, святой Лакки, что помог, свечка за мной… сколько я тебе задолжал уже, интересно? И успею ли расплатиться? Ты уж присмотри за мной, святой Лакки, негоже, чтобы должника прибили раньше, чем долг отдаст.

Особняк строили, явно не рассчитывая на штурм. На окнах даже ставней нет, входная дверь легкая, неукрепленная. Вынести такую – раз плюнуть, если плевать будет варвар или гардарикец. Да и то сказать, чего мог опасаться Король? Ножа в спину – каждую минуту, стрелы опять же в спину, яда в кубке, толченого стекла в мясной поджарке, но никак уж не штурма. Если стража по его душу явится – на то потайные ходы имеются, нырнул – и ищи в темноте уголь.

Так что внутрь мы проникли легко и почти без шума. А дальше началось…

Король все же подготовился к встрече. То ли предчувствовал беду заранее, то ли успел в последний момент – не знаю и гадать не хочу. Только в особняке нас встретили помимо воров еще и наемники – умеющие драться, отлично вооруженные. И если б не варвар с гардарикцем, было бы совсем худо.

Ускользаю влево, взмахиваю кинжалом. Артефакт работает исправно, сотня острейших игл пронзает неудачника насквозь. Теперь в течение пяти минут он будет притворяться обычным кинжалом. Мастер Лион объяснял, что наложенным чарам нужно время, чтобы восстановиться. Жутко неудобно, но поделать ничего нельзя. Жаль, что нельзя использовать кинжал раз тридцать подряд, и пусть бы он потом хоть год заряжался.

Джой сцепился с Дулей, пытаюсь зайти со спины, чтобы помочь своему, но налетаю на Рыбу, виртуозно играющего длинными парными «молниями». Клинки оправдывают свое название, сверкают так, что больно глазам. Сейчас сделает выпад… Размахиваю дубинкой, одновременно бью ногой в колено. Рыбу на простой прием не возьмешь, отпрыгивает назад, я проваливаюсь, вот сейчас он меня и…

Рыба заваливается назад с ножом в груди. Нахожу секунду, чтобы обернуться… Лани. В ладони уже другой нож, девушка высматривает цель, но атаковать не спешит. И правильно, одобряю я, а то раскидает все ножи – кто меня в следующий раз выручит?

Наши маги колдовать опасаются: синерясые могут учуять свежие чары. Ларгет изредка стреляет из лука, когда уверен, что никого из своих не заденет. Боресвет и Нанок теснят наемников к дверям. Впереди – Праздничный зал, а за ним и лестница, по которой можно как подняться вверх, в кабинет Короля (или в спальню, если есть желание), так и спуститься в подвал, где, по словам Леща, находятся комфортабельные камеры для кратковременного пребывания тех, кто не нашел с Королем общего языка.

Остается поднажать и…

Толпой влетаем в Праздничный зал и замираем. Вот засада, Король устроил нам долгожданный сюрприз. Два десятка наемников с натянутыми луками. Три десятка воров во главе с Тертым. И его воровское величество, комфортно расположившийся за спиной своей маленькой армии.

– О, кого я здесь вижу! – изумляется Король. В голосе, в глазах – не прикрытое тряпочкой злорадство. – Лещ, брат мой, как же ты мог? А ты, Джой, – я же тебя любил, как сына. Тень, Крыса – блин подери, можете вы хоть минуту не целоваться? Совсем стыд потеряли!

На наших лицах отчаяние. Как нелепо все закончилось…

– Угорь, тебя я однажды помиловал, помнишь? Второго раза не будет! Соль… А где Соль?

– Сдох, – с непередаваемым наслаждением говорит Тертый.

Нашариваю рукоять кинжала. Я стою за спинами остальных, у меня-то как раз есть шанс сбежать, залп лучников меня не достанет. Я сбегал тысячи раз, я показывал Смерти зад, могу показать и теперь, пусть утрется, но… я не побегу. Сейчас – не побегу.

– Доигрался. – В голосе Короля нет ни тени жалости. – А где Ригольд? Выйди-ка на свет, покажись старику. Что же это ты затеял, сынок?

– Будь ты моим батей, удавился бы со стыда, – говорю тихо, но мой голос слышат все. И хорошо, и правильно. Давно чесался язык ему это сказать.

Король ничуть не обижен, наслаждается победой, и любые реплики с нашей стороны только усиливают его торжество. Ни дать не взять мой котик, играющий с мышью.

– Как невежливо, сынок. А ведь я считал тебя своим наследником, думал оставить на тебя Гильдию, когда время придет. Что же нам теперь с тобой делать? А это кто с тобой рядом? Неужто эльф? С плохой компанией связался, сынок, эльфы – богомерзкие твари, ненавистные всему роду человеческому. Потому и отвернулись от вас святой Лакки и сестра его Удача, что против Творца самого пошли…

– Хватит уж проповеди читать, – безнадежно бросил Джой. – Тоже мне, святоша…

– Джой, мальчик, откуда столько непочтения к старшим? Мало тебя наставник порол, вот и выросло не пойми что. Вы чем думали, когда мятеж замышляли? Заговорщики сраные, прости меня Творец!

Гардарикец, стоящий в первом ряду, делает маленький шажок вперед и вбок, закрывая собой Ларгета. Лежащие на тетивах стрелы мгновенно отслеживают это перемещение, но в полет сорваться не спешат, один шажок ничего не решает. А попробует прыгнуть – встретят в полете, на таком расстоянии стрелы порвут кольчугу так же легко, как и мою куртку. Что-то они готовят, Ларгет с Боресветом, но вот что? Кладу руку на рукоять артефакта, пусть меня пристрелят, но Короля я с собой прихватить успею.

– Не успеешь, сынок, – ласково говорит Король, от него, разумеется, не укрылись ни мое движение, ни шажок гардарикца. – Хороший у тебя ножик, спору нет, но на мне Львиная Грива – слышал о такой вещице? Вернет твои паршивые иголки тебе самому, так что будь любезен, ручку убери. Вас, господин маг, тоже попрошу держать руки на виду и губами не шевелить. Парни у меня нервные – а ну как не удержат стрелу на тетиве? Обратно ведь не переиграешь. Так что, господин маг, спокойнее. С вами попозже поговорим, маги сейчас товарец редкий, дефицитный товарец.

Хочется завыть от бессильной злости и отчаяния. Святой Лакки, да неужто нет никакого выхода? Совсем-совсем никакого?

Резкий тычок в спину.

– Дайте дорогу, воры. Мы спешим.

В удивлении поворачиваюсь к наглецу… и натыкаюсь на ледяной взгляд кошачьих глаз. Очень холодных и недобрых глаз.

Ищейка! И не один – вся пятерка в полном составе. Чувствую, как ледяные крошки страха скользят но спине, пячусь назад, забыв о стрелках. Ищейка отодвигает меня рукой, проходит сквозь толпу, как деньги сквозь пальцы. Его собратья следуют за ним. Воры шарахаются в стороны, варвар таращится на свору Ищеек, раскрыв рот. Его обходят, словно каменную статую. Стрелы на тетивах нервно подрагивают, наемники не понимают, что происходит, но – профессионалы! – стрелять не спешат.

– Стоять! Ни шагу дальше! – Король опомнился.

Быстро, надо признать. Пячусь к стене – если получится, зайду в тыл. Кажется, о тихом, безобидном Ригольде все забыли… Зря! Придется напомнить.

– Что вам здесь нужно? – Король испуган, но кураж держит, здесь он хозяин, а Ищейки – незваные пришельцы, которые, несмотря на всю их мощь, в полной его власти.

– Справедливости! – говорит первый Ищейка, и одновременно второй произносит:

– Мести!

– Раскаяния! – объявляет третий.

– Наказания! – провозглашает четвертый.

– Закона! – заключает пятый.

– Наши интересы не пересекались, – пробует договориться Король, но его час, похоже, миновал.

– Наши интересы пересекаются каждый день по многу раз, – мягко объявляет Ищейка номер три. – Мы, как правило, закрываем на это глаза. Но не сегодня.

– А что случилось сегодня? – Король держит удар, но… он еще не знает.

А я знаю – люди Леща и Томагавка рассказали подробно. И если я не ошибаюсь…

А я не ошибаюсь. Без всякого предупреждения Ищейки атакуют. Лучники делают залп, который тонет в вязких волнах ветра. Ларгет успел бросить заклинание, быстро и умело, как и подобает Мастеру-магу. Возможно, Ищейкам это не требовалось. Не знаю. Но за то, что стрелы не достались мне и моим товарищам, – спасибо.

Ищейки кромсают людей Короля. Ожившие мясорубки, вот что они такое. Наемники стоят крепко, но они обречены. Воры начинают разбегаться – как те, что стояли за Короля, так и те, что шли со мной на штурм. Король пытается скрыться, и все шансы у него есть. Черный плащ за его спиной закручивается в спираль, я уже знаю, что сейчас произойдет, наслышан о Плаще Ночи. И точно – фигура Короля бледнеет и пропадает, он теперь невидим и неслышим для нас.

Для всех, кроме Ищеек. Не знаю, как он определил, где находится Король. Может, по запаху? Прыжок в сторону, короткий удар, быстрый, как молния, и тело мертвого уже Короля выпадает из невидимости. Меня снова пробирает дрожь, хорошо, что у меня иммунитет. А остальные? Неужто порубят в капусту моих друзей? Блин меня побери, если я буду спокойно стоять и смотреть на это…

Беспокоюсь напрасно. Ищейки подхватывают тело получившего отставку Главы Гильдии и неторопливо удаляются. Последний из них замедляет шаг, оборачивается и неожиданно подмигивает мне. Наверное, это тот, с кем я пересекся в катакомбах.

Вам когда-нибудь подмигивала фарфоровая ваза или, к примеру, пивная кружка? Ощущение сходное. Выдавливаю в ответ слабую улыбку, отворачиваюсь. Ищейки один за другим покидают залу, унося с собой тело. Интересно зачем? Некроманту какому отдадут или просто ужинать нечем?

Но тут же это перестает меня волновать. Безгол! Я совсем забыл о нем!


Содержание:
 0  Не буди лихо : Виталий Бодров  1  Глава 2 : Виталий Бодров
 2  Глава 3 : Виталий Бодров  3  Глава 4 : Виталий Бодров
 4  Глава 5 : Виталий Бодров  5  вы читаете: Глава 6 : Виталий Бодров
 6  Глава 7 : Виталий Бодров  7  Глава 8 : Виталий Бодров
 8  Глава 9 : Виталий Бодров  9  Глава 10 : Виталий Бодров
 10  Глава 11 : Виталий Бодров  11  Глава 12 : Виталий Бодров
 12  Глава 13 : Виталий Бодров  13  Глава 14 : Виталий Бодров
 14  Глава 15 : Виталий Бодров  15  Глава 16 : Виталий Бодров
 16  Эпилог : Виталий Бодров    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.