Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава XII : Виталий Бодров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава XII

— Вам удалось что-либо выяснить? — откинувшись в кресле, спросил Орье. Короля неудержимо тянуло в сон, прием послов из Флана и Ледании совсем его вымотал. Его премьер-министр выглядел немногим лучше, церемония вручения полномочий оказалась скучнейшим событием в его жизни. Сносить с вежливой улыбкой небрежно прикрытое маской вежливости презрение, не имея вдобавок возможности высмеять прилюдно обидчика — занятие не для бывшего шута. Лемур скрипел зубами от злости, не забывая вежливо улыбаться. И какого Блина Его Садистское Величество сосватал ему эту должность? Быть шутом Лемуру нравилось куда больше.

— Кое-что, Ваше Величество, — Мастер Лур вежливо поклонился и открыл пухлую папку, битком набитую важными бумагами. — Выделенные мне бакалавры Королевской Школы очень помогли. А один из них, Флерс, если помните такого, вполне уже достоин, на мой взгляд, звания Мастера. Я бы даже взял на себя смелость почитать ему кое-что из теории, когда прояснится с Ковеном.

— Так что Вам удалось узнать? — бокал терпения короля был почти пуст.

— Организация, именуемая "Ковен", действительно существует. Декларируемая ими цель — пробуждение последнего из Корраанов, оставшегося, согласно их источникам, в наше мире.

— А на самом деле? — оживился король.

— Сам не видел, — легкая улыбка тронула губы Мастера. — Но вполне допускаю. Ковен должен быть осведомлен лучше.

— Чем это грозит Квармолу? — спросил Орье.

— Гибелью всего мира, — серьезно ответил бывший маг. — Серьезная угроза, Ваше Величество?

— Пожалуй, — согласился король. — Что мы можем сделать, чтобы этого не случилось?

— Не знаю, — сознался Мастер. — В дневниках Сугудая упоминается некое эльфийское кольцо. Оно упомянуто в некоторых источниках…

— Например в сказках, — подал голос премьер. Он мрачно возлежал в кресле, потягивая вино из бокала.

— В том числе, — невозмутимо согласился Мастер Лур. — Но не только. Я нашел в библиотеке Сугудая две интересные книги на эту тему. К слову сказать, библиотеку узурпатор собрал потрясающую.

— Награбил у своих жертв, — догадался Лемур. — Не тяните, Мастер, что там, в этих книгах? Наверняка что-то полезное!

— Весьма и весьма, — подтвердил маг. — К примеру, с помощью кольца можно вернуть магические способности. Во всяком случае, один из старейшин Совета Саро сумел это сделать для одного из королей Квармола.

— И Вы надеетесь сделать тоже самое для себя? — догадался король. Мастер Лур смущенно потупился, Лемур хихикнул. — Не надо стесняться, Мастер, это естественно. Что для этого надо сделать?

— Добыть кольцо, — твердо сказал Мастер Лур. — И нам придется его добыть — без него Последний проснется. Ковен просил Сугудая помочь им в поисках кольца — они считают, что артефакт находится в Ледании — и одновременно отвлечь эльфов от собственных поисков. Что и было сделано, как Вам известно, с помощью некроманта Тубариха. Между прочим, Глава Ковена приглашал Сугудая вступить в их ряды.

— И что же он ответил? — полюбопытствовал молодой король.

— Не отказался и не согласился, насколько я понял, — ответил Мастер Лур. — Он вел свою игру, и связывать себе руки не собирался. Однако и отвергать могущественного союзника не спешил. Ковен, судя по всему, такое положение устраивало.

— Какие-нибудь имена всплыли? — поинтересовался король.

— Адресаты Сугудая были очень осторожны, — невесело усмехнулся бывший маг. — Письма подписаны Главой и Ассистентом. Только одно имя. "По поручению Главы Ковена, Мастер Керс". Я знаю этого мага. Мастером он стал не так давно, видимо, желание похвастаться и стало предметом подобной неосторожности.

— Квармолец? — быстро спросил Лемур, подавшись вперед.

— Нет. Фланец.

— Ваше Премудрое Величество, может, объявим войну Флану? Этот их посол мне всю плешь проел до печенок. Что головой качаете? Ну, хоть в рожу ему можно заехать? Послу, я имею в виду.

— Нельзя, — нравоучительно заметил король. — Лучше угости его на неофициальном приеме осетриной с белым вином. Он рыбу не переносит, а есть придется, этикет отказаться не позволит.

— Хорошая вещь — этикет, — мечтательно промурлыкал бывший шут.

— Только распорядись приготовить неостро, — посоветовал король. — У него язва.

— Хорошая вещь — язва, — задумчиво сказал Лемур. — Спасибо, Ваше Премудрое Величество. А Вы, позвольте нижайше поинтересоваться, это откуда знаете?

— Разведка у меня хорошая, — похвастал король. — Надо будет приказать Тайному Департаменту тихонько пощупать этого Керса. Хотя следить за магом — занятие опасное и неблагодарное.

— Лучше уж сразу прикончить, — согласился Лемур.

Лониэль подходил к воротам Леды с изрядной опаской. Что, если и на выходе проверяют железом на предмет наличия острых ушей? К счастью, его опасения оказались напрасны, выезжающие из города стражу совершенно не интересовали. Кроме, разве что, гнома, чей неумело нарисованный портрет эльф углядел на фонарном столбе. Впрочем, за судьбу расового врага Лониэль ничуть не волновался. Гномы — народ хитроумный и пронырливый, наверняка уже нашел способ позолотить руку страже и смыться. А если и нет — эльф ничуть не собирался забивать себе голову его проблемами.

Томагавка молчала. В Леде она приобрела кожаную дорожную куртку, выгодно подчеркивающую достоинства ее фигуры. Причем приобрела сама, крупно выиграв в карты в каком-то грязном кабаке. Девушка отчего-то предпочитала посещать такие места, которые у добропорядочного эльфа вызывали откровенное отвращение. Невыносимый запах кислого пива сводил Лониэля с ума, пока его напарница наполняла кошелек серебром. Да еще эта драка на ножах с незадачливым игроком, посчитавшим, что его обманули. Да, день у бедолаги явно не задался, и лучшего ему уже не дождаться. Девушка владела ножом так же уверенно, как эльф луком, у ее противника шансов практически не было. С остальными обиженными было легче, увидев, что сталось с их незадачливым товарищем, оба поспешили признать, что они в жизни не видели столь честной игры. В чем эльф изрядно сомневался, ведь, как ни крути, а порой Томагавка шельмовала.

— Что задумался? — спросила девушка, поигрывая эфесом сабли. Это оружие, а также пращу и аркан, она тоже купила с выигрыша.

— Чтоб не разучиться, — грубо ответил Лониэль. Разговаривать с напарницей не хотелось. Только эльфы знают, что такое настоящая меланхолия. Когда мир кажется серым и враждебным, а его обитатели — бессердечными свиньями. Особенно люди. В такие вот периоды жизни хорошо сидеть под сенью эльфийских древ и сочинять стихи. И чтобы дождь шел, мелкий теплый дождь. И чтоб ни души вокруг. Тогда стихи писать особенно хорошо.

— Ты научись сначала, — хмыкнула девушка. У нее настроение как раз было великолепным, и его даже не портил угрюмый молчаливый спутник с эльфийскими ушами под париком.

Лониэль промолчал. Тихо шуршали под копытами разноцветные листья, нежаркое осеннее солнце ласково улыбалось с безоблачного неба. Город остался позади. Прекрасный, загадочный город со своими безумными жителями.

— Однажды я сюда вернусь, — мечтательно сказал эльф. Девушка удивленно посмотрела на него, но промолчала. И правильно. Сейчас хорошо молчать. Правильно. Просто ехать рука об руку и молчать.

Беда в том, что молчать Томагавка просто не умела долго. Даже когда была секирой.

— Я тут карту Ледании купила, довольно подробную. Нет, ну как все-таки переменилась провинция! Северная граница аж по Квармольским горам проходит! То есть степь с кочевниками теперь тоже Ледания! Интересно, их хоть работать научили? Вряд ли, небось, как жили грабежом, так и живут.

— Теперь еще и торговлей, — возразил эльф.

— И то дело, — одобрила Томагавка. — Небось, бесхозных путников продают, вроде нас?

Лониэль вытаращил глаза. А ведь и правда продают, припомнил он. И запросто могут пристроить в рабство добропорядочного эльфа с бесстыжей спутницей.

— Эльфы — добыча не простая, — надменно заявил он и коснулся чехла, где лежал лук. В рабство он не пойдет. Лучше сложит голову в бою, как полагается отважному эльфу. — А ты что умеешь? Магией поддержишь, если что?

— В магии я не сильна, — созналась Томагавка. — Но кое-что умею, наследственность у меня хорошая. Правда, скажу честно, от сабли куда больше прока, чем от моих чар.

— Настолько слабы? — не удержавшись, подколол эльф.

— Нестабильны, — пояснила девушка. — Да и времени сколько прошло, может, и законы магии уже изменились. Или отменились вовсе.

— Так разве бывает? — изумился Лониэль. — Эльфийские чары спокон века не меняются!

— Бывает и хуже, — туманно объяснила Томагавка. Лониэль задумался, что именно бывает хуже? Когда законы магии меняются, или же когда незыблемы и неизменны? Все-таки, как сложно общаться с людьми…

— До гор далеко, — сменил тему эльф. — Может, ты портал поставить сумеешь?

— С ума сошел? — искренне удивилась Томагавка. — Да портал не всякий Мастер поставит!

— А я слышал, любому бакалавру под силу, — в свою очередь, удивился Лониэль.

— Ну, разве что новое заклинание открыли, — Томагавка недовольно нахмурилась. — Так меня-то ему не учили. Нет, я портал не открою, не умею просто. Ты, видимо, тоже? Были же эльфийские чары, Зеленый Переход, или вроде того…

— Только в Саро, — вздохнул эльф. — Есть у меня свиток, в случае крайней нужды могу использовать. Сам я Переход не осилю, уж извини.

— Ладно, — великодушно извинила девушка. — Обойдемся.

Эльф снова замолчал, любуясь падающими листьями. Последняя, запоздалая песня лета, последние солнечные деньки. Завтра уже — он это чувствовал — зарядят затяжные дожди. Не меньше, чем на неделю. Впрочем, дожди Лониэль тоже любил.

— Опять дождь, — поморщился Бол. Дожди он ненавидел, даже легкая морось внушала ему отвращение. Нет, летний веселый дождь — совсем другое дело, особенно после парящей жары, но уж никак не холодный осенний.

— Терпи, — добродушно прогудел Боресвет. — Зато мыться, в натуре, не надо. Эх, кабы он еще из пива был…

— Всю жизнь мечтал пивом помыться, — язвительно ответил Бол, закутываясь в плащ. — Тащиться по степи по колено в грязи, да еще пешком!

Боресвет вздохнул. Не поспоришь, тащиться придется. Именно по степи, именно пешком. Хотя насчет грязи по колено, это он загнул. По щиколотку, не больше. Впрочем, если дождь зарядил надолго, а он, судя по всему, никуда не торопился, то и по колено будет. И вот досада, даже укрыться негде. Дерева нормального, и то не найдешь.

— Зато и кочевники по домам сидят, — в утешение Болу, заметил он.

— Да какие у них дома? Кочевники ведь, — ответил Бол хмуро.

Тоже верно, бездомные они. Юрты разве что, или как там эти шатры походные у них называются? Вигвамы, что ли? Нет, скорее все же юрты.

— В плен не потащат, — указал богатырь.

— То есть, крыши над головой нам не будет, — уныло вздохнул ученик мага.

Да, крыши над головой не светит. И костер тоже не разведешь, из мокрой травы костер не особо хорош. Этак ведь малец и заболеть может, встревожился Боресвет.

Бол оглушительно чихнул, хлюпнул носом.

— У тебя здоровье как? — не выдержал богатырь.

— Пока малость осталось, — оптимистично ответил Бол. Он уже свыкся с мыслью, что дождь будет продолжаться, какие претензии по этому поводу не высказывай. И смирился, мол, бывало и хуже. В клетке, например. Как вспомнишь, какой дрянью кормили…

— А пожевать у нас имеется? — поинтересовался Бол.

— Откуда, в натуре? — пожал плечами Боресвет. — Если чего децил и было, все колдунам эти клятым досталось. Чтоб у них пузо лопнуло от нашей жрачки!

Бол вспомнил, как они пытались добыть еду, и приуныл. Как бы еще ту клетку добрым словом не вспомнить! Там хоть кормили… правда чем, лучше не вспоминать.

— Без еды можно и помереть, — поведал он Боресвету, полагая, что этот немаловажный факт богатырь упустил.

— Зато злато все сохранили, — похвастался воин.

— Так сгоняй, купи чего-нибудь, — язвительно предложил Бол.

— Слушай, что ты все ноешь, в натуре? — возмутился Боресвет. — Ты что, братан, думаешь, на месте б остались, лучше было бы? А вот ни хрена и не угадал, сидели бы сейчас за решеткой в темнице сырой, а колдуны нас пытали мучительски.

— А чего нас пытать? Мы вроде, ничего и не знаем, — удивился Бол.

— Пока б до них дошло, у нас бы костей целых не осталось, — поведал Боресвет. — Нет, братан, колданул ты вовремя. Тока криво как-то. Получше место не мог найти для двух реальных пацанов?

— Да не колдовал я! — возмутился Бол. — Я портал вообще не умею! Это пояс сработал… кстати, а как это он сработал? Может, и еще раз получится?

— Так чего ж ты стоишь, бестолочь окаянная? — возмутился богатырь. — Пробуй давай! Я тут в воде по колено сверху и снизу, а он колдовать не хочет! Лень-матушка, видать, вперед тебя родилась!

— Тебе видней, ты ж ей родной папа, — съязвил Бол, пытаясь добраться до пояса.

— Ну, не папа, конечно, — стушевался Боресвет. — Однако, ты прав, братан, меня работать не заставишь, даже из-под палки. Особенно — из-под палки. Такой вот я свободолюбивый.

— В натуре, — согласился Бол. Ему наконец-то удалось расстегнуть пояс и извлечь его из-под плаща. — Ну, давай. АБЗАЦ, БЛИН!!!

Пояс безмятежно замурлыкал, испуская золотое сияние.

— Нет, не работает, — огорченно сказал Бол. — АБЗАЦ же! АБЗАЦ, БЛИН!!!

— Может, он одноразовый? — предположил Боресвет.

— Сам ты одноразовый! — обиделся Бол. — Батя дешевку не подсунул бы. Может, он работает лишь в моменты смертельной опасности? Или вот еще версия, может, он просто воспроизводит те чары, что накладывались в его присутствии?

— Запоминатель? — Боресвет сморщил лоб в раздумье. — А что, может быть. Только что ж он один раз воспроизводит-то?

— Старый он, — пожал плечами Бол. — А может, так и задумано было. Может, это у него вообще побочное свойство, а до главного мы так и не докопались… Впрочем, что горевать. Неизвестно, куда бы нас новый портал забросил. Это ведь не молния какая-нибудь, тут координаты нужны.

— То есть, это пояс сам нас сюда зашвырнул? — недоверчиво спросил Боресвет.

— А ты думал, мне с кочевниками повидаться захотелось? — съязвил Бол. — Сам, конечно. Или это потому, что мы с Талем сюда когда-то через портал попали? В общем, не знаю. Потом разберемся. А сейчас съесть бы чего. Может, хоть кролика поймаешь?

— Сейчас прям, — возмутился Боресвет. — Мальчика нашел, в натуре, за кроликами гоняться.

— Ну, не мне же гоняться, — пожал плечами Бол. — Я ведь маг, неудобно как-то. Тем более, бегаю я не очень…

— Ладно, с голоду не помрем, — усмехнулся Боресвет. — Корешки там разные… Грибы, правда, не водятся, да и ягоды — вряд ли. Да не переживай, братан, чтоб мы, да в какой-то степи пропали? Я булавой хоть кролика, хоть джейрана подшибу. Главное, увидеть вовремя.

— Джейраны разве не в горах живут? — с сомнением спросил Бол.

— Может, и в горах, — с сомнением же отозвался Боресвет. — Ну, любого другого барана тогда.

— Дикого? — повеселел ученик мага.

— А хоть и ручного, — степенно ответил богатырь. — Я у него прописку спрашивать не собираюсь. Булавой по чайнику, и готово. Я, в натуре, булаву знатно кидаю…

Бол вспомнил, как богатырь управляется с булавой, и согласился. Все облака посшибал, что стоячие, что ходячие. Может, попросить тучи разогнать?

Однако разгонять тучи богатырь был не настроен. Больно много работы, вон, в натуре, все небо затянуто. Вдобавок, можно и булаву посеять, как два пальца в кабаке. Чем тогда баранов забивать прикажете?

Бол, подумав, признал, что определенный риск есть. Вдобавок, Блин их знает, как эти тучи устроены, еще хлынут сразу все запасы воды, как из дырявого кувшина. С другой стороны, если дождь в скором времени не кончится, обед из обещанных баранов все равно не приготовишь. Жарить не на чем.

— Не боись, найдем что-нибудь, — успокоил его богатырь. — Вон, кусты какие-то, их тут хватает. Кочевники ведь живут как-то?

Жить как кочевник, Бол нипочем не хотел. Хотя и хотелось сейчас оказаться в теплой водонепроницаемой юрте с чашей чего-нибудь согревающего.

— Опа! — Боресвет вдруг насторожился, приложил ладонь ко лбу, как у гардарикских богатырей было принято. — А это что там такое виднеется? Хата, что ли, какая?

— Откуда хата в степи? — изумился Бол.

— Вот я и говорю — откель? Надо пойти позырить, интересно, в натуре, кто тут такой оседлый попался? Может, обсохнуть пустит.

— Да накормит, — размечтался Бол. — Да напоит, да…

— Бабу притащит, — закончил Боресвет. — Длительное воздержание, в натуре, вредно для здорового гардарикского организма!

— Ты их баб-то видел? — съязвил Бол.

— Дык, сначала ж напоит, сам сказал, — отмахнулся богатырь.

Не чуя под собой грязи, они заспешили к подозрительному строению, которое Боресвет упорно называл "хатой", а Бол так и вовсе не видел за пеленой дождя. Он, кстати, до последнего был уверен, что голунянин его разыгрывает, и только когда постройка очутилась буквально перед носом, поверил в свое счастье.

Значит, вот они какие, загадочные гардарикские хаты! Он с братьями и сам такие строил в детстве. Шалаш называется. Остов из ветвей, а сверху что-нибудь непромокаемое. Этот шалаш, в частности, был любовно обшит некими шкурами.

— Интересно, — сказал богатырь останавливаясь. — Видишь надпись?

— Будка, — прочитал Бол. — В самом деле, интересно. А кто там живет?

— Будочник какой-нибудь, — предположил богатырь. — Сейчас вот и посмотрим…

Из открытого незастекленного окна строения выплескивались тяжелые клубы дыма.

— Дымоход сделать не догадались, — неодобрительно заметил Боресвет. — Так, в натуре, и угореть можно. Дверь-то хоть в этой будке есть?

Дверь была. Искусно сплетенную из ветвей, ее можно было вынести легким ударом ноги. Или даже громким чихом. Боресвет почесал шлем, раздумывая, как в нее постучать, не сильно попортив, потом решил положить булаву на приличия. Чай, в степи, а не во дворце.

— Кто-кто в теремочке живет? Кой Блин в этой будке живет?? — прогудел он. Дверь дрогнула, но устояла, а потом и вовсе открылась.

— Кого тут, маленько, носит? Покупать пришли?

— Это мы, калики, перехожие, — сказал богатырь. — Может, пустите погреться, пока я, в натуре это недоразумение не поломал ко всем блинам?

— Ай, чего грозишься, маленько? Вот выйдем сейчас все семеро, да маленько в грязь тебя закопаем, — из двери высунулась рожа в остроконечной кожаной шапке. Причем рожа отдаленно знакомая.

— Харог, что ли? — спросил Боресвет добродушно. — Бозал, нет?

— Маленько, я, — с достоинством ответил кочевник. — А ты кто будешь, такой упитанный маленько? Где-то я твое лицо уже лицезрел…

— Мне аж в кошмарах является, — подтвердил Бол. — Бозал, ты что, своих не признаешь?

— Свои все дома, — резонно возразил кочевник.

— Будка — твой дом, — вскипел богатырь. — Вот сейчас как дам раза, в натуре, сразу вспомнишь. Если копыта не отбросишь.

— Копыта не брошу, маленько, на доспех сгодятся. Ты, что ли, тот батыр, что у нас гостил? Который маленько пожрать сильно горазд?

— Это сколько нужно ж сожрать, чтоб это запомнили? — восхитился Бол.

— Примерно с четверть того, что сожрал этот батыр, да, — пояснил кочевник. — А тебя я тоже маленько запомнил, молодой шаман. Или этот… как его… маг?

— Практически, он, — важно подтвердил Бол. — Погреться пустите?

— Ай, проходи гостям завсегда рады, да. Шашлык-башлык будешь маленько?

— Буду, — хором сказали гости. Бол ловко проскользнул в дверь, Боресвет замешкался, приложился головой к тому, что в будке было вместо косяка. Строение ощутимо содрогнулось.

— Осторожней, да? Ты нам так весь небоскреб порушишь!

— А нехрен небо скрести, — буркнул богатырь, гадая, что это за небоскреб такой выискался. — Давай, рассказывай, что тут у вас творится. В степи до сих пор ничего, вроде, не строили.

— А ты что, маленько, сам не понял? Подумай, да, голова есть? Глаза есть, да? Там же написано — "ВОДКА".

— Там написано — "Будка", — возразил Бол.

— Да? — огорчился кочевник. — Опять шаман все напутал, да. Старый он, маленько, да и пьяный был…

— Маленько?

— Нет, совсем не маленько. Прилично нажрался, да. Говорил ему каган, проспись сперва, да, а потом надпись малюй. Ты ж, когда пьян, только неприличные закорюки чертить и можешь. А "будка", это что, ругательство да?

— Собаки в них живут, — сообщил Боресвет.

— И будочники, — добавил Бол.

— Ай, шаман, ай, шакал, так опозорить маленько! Надо будет запомнить, при случае его будочником обзову, да. Или лучше кагана, тот просто рожу набьет, а шаман маленько сперва в жабу превратит, а потом все равно набьет…

— Как каган поживает? — осведомился Боресвет.

— Ай, что ему сделается. Голова большая, шибко много думает, да. Придумал продавать всей степи водку маленько, вот, уже третий дом построили. Другие каганы сначала хотели всю водку отнять, но шаманы у них мудрые оказались, да. Сказали — коль ограбим харогов, кто нам водку продаст? Ай, молодцы шаманы, золотые головы, теперь нас ни одно племя не тронет. А если вдруг дураки найдутся маленько, вся степь им козу влепит, да.

— И много наторговали сегодня? — поинтересовался Бол.

— Два барана, больших барана, толстых, да. И козу еще, ай, хорошая коза, хромая маленько, далеко не убежит. А один кувал приходил, деньги принес, да. Целых две! Где взял, не пойму маленько. Может, украл у кого?

— А может, нашел? — предположил Бол.

— Ай, если б в степи деньги валялись, думаешь, Бозал сидел бы в небоскребе и водку продавал? Нет, молодой шаман, Бозал взял бы мешок и пошел собирать деньги. Только нет денег в степи, да. Их и в карманах маленько не всегда найдешь…

Еще бы, подумал Бол, особенно, если и самих карманов нет. Впрочем, кто их знает, кочевников этих, вдруг да потайные нашить догадались?

Мясо на вертеле пахло одуряющее. Бол сглотнул слюну, попытался перевести взгляд на что-нибудь другое. Например, на остальных кочевников, которые до сих пор помалкивали, предпочитая слушать чужую беседу. Всего их было четверо, Бозал — пятый. Как же, он же вроде, заявлял, что их семеро?

— Выручку пасут, маленько, — ответил Бозал, любопытный Бол, разумеется, не смог удержаться, чтоб не задать вопрос. — Бараны, коровы, козы — маленько, жрать любят. А денежка — она сена не просит, да. Хотя и счет любит, ай, любит счет, зараза медная…

— Так вам все медью платят? — вдохновился Боресвет низкими ценами.

— Ай, нам чем только не платят, — махнул рукой кочевник. — Пожалуйте к столу, гости дорогие, будем шашлык-башлык кушать. Ай, не могу водки налить, каган шибко ругать станет, не велел водку пробовать. Умный он, каган, если водку маленько пробовать, продавать что?

— Водки охота, — задумчиво сказал Боресвет. — А шашлык без нее, в натуре весь вкус теряет.

— Ай, не весь, да, но половину — так точно. Но с каганом не спорят маленько, ему башку открутить — что собаке почесаться. Не заржавеет, да.

— Ты Бозал, хоть кагана с собакой не сравнивай, — посоветовал незнакомый богатырю кочевник. — Башку не башку, а бурбетку маленько открутит, коли узнает, да.

— Ай, да все здесь свои маленько, — махнул рукой Бозал, а Бол тут же поинтересовался, что такое, эта бурбетка.

— Ай, если ты того до сих пор не знаешь, мне и не объяснить, — смутился кочевник. Бол собрался было возмутиться, но его опередил Боресвет, извлекший на свет пару серебряных монет и протянувший их кочевнику.

— Этого хватит на водку?

— Хватит! — от восторга Бозал аж подпрыгнул. — Ай, даже всю выпьем, все одно хватит. А кагану скажу, скидку сделал. Знаешь, что такое скидка, маленько?

— Я знаю, — похвастался Бол.

— А мне вот шаман объяснил, — похвастался, в свою очередь, кочевник. — Возвращался с выручкой, ай, одной овцы нет. Потерял маленько по дороге. Что делать? Каган — он у нас умный, но горячий, либо башку открутит, либо бурбетку оторвет по самые уши. Я — к шаману. Он у нас старый, мудрый, с духами говорит, девок портит. Он и присоветовал, скажи, мол, сделал преспективному покупателю скидку. Заклинание такое, понял? И что ты думаешь — сработало, да. Каган головой покачал, и простил маленько. Шаманство — оно сила, да…

— Наливай, в натуре, — нетерпеливо перебил Боресвет. — За шаманство потом тост толкнешь. Да шашлык свой давай, закуска, она дело святое. Хоть первую и не закусывают.

— Как не закусывают, да? Ты нас этому не учил! — возмутился Бозал.

— Не хотел, чтоб вы передохли, в натуре, — пояснил Боресвет.

Незнакомый кочевник с готовностью разлил водку в глиняные плошки.

— Мы и вразлив торгуем, да, — с гордостью пояснил Бозал. — Ну, первый тост гостям. Особенно тому, кто открыл харогам истину.

— А что, и скажу, — Боресвет поднялся, понюхал водку, чуть поморщился. — Паршиво гоните. Я вас какой сорт готовить учил? Спотыкаловку ж, а не мозголомку!

— Ай, зачем так говоришь? Хорошая водка, да! Может, шаман чего спутал, он у нас старый маленько, шаман. Эвон что на вывеске намалевал…

— Ладно, в натуре, проехали. За встречу!

— Ай, здоровья тебе, могучий батыр! На вот, закуси шашлыком. Хороша козлятина, да. И ты, молодой шаман, закусывай, а то развезет маленько. Как там у вас дела, за Степью?

— На драконе недавно летал, — похвастался Бол.

Кочевники переглянулись.

— Ай, молодому не наливать больше. Слаб он еще, водку пить.

— Летал, летал, — подтвердил Боресвет. — Я тоже летал. Вот как ты на коне… кстати, в натуре, коней не продадите? Негоже богатырю без коня рассекать…

— Ай, батыр, нет у нас коней лишних, бараны только да коровы. Хочешь, козу продам?

— На козе скакать не умею, — сознался богатырь. — Может, у кагана спросить?

— А и спроси, каган — щедрая душа, не откажет, маленько. Только до кагана далеко, день идти, ночь спать, еще день идти. Степь велика, да.

— За Степь! — поднял Боресвет свеженалитую плошку. — Чтоб, в натуре, не оскудела конями и всадниками! За Степь и тех, кто в ней живет!

— За нас, любимых, да, — поддержал Бозал. — Ай, дай я тебя расцелую!

— Я лучше закушу, — возразил практичный богатырь.

Бол, скривившись, жадно жевал кусок чуть подгоревшего мяса. Показалось, или в самом деле водка куда хуже, чем та, которой каган угощал?

— Пошла плохо? — понял Боресвет. — Это ничего, братан, первая всегда плохо идет. Только об этом, в натуре, все забывают…

В будку ввалился еще один кочевник, неодобрительно уставился на застолье.

— Каган, маленько, запретил продукт пить, — сказал он. — А шаман, так вообще говорит, водка — яд! Правда, сам маленько пьет, как лошадь. Самоубийца, да…

— Ай, Кызыл, ну что ты такой мрачный? Друзей встретили, да. Они угощают, вот и пьем.

— Всех угощают? — просиял кочевник, сбрасывая намокшую одежду. — Ай, друзья — святое маленько! Дайте, я за них выпью! Бозал, тебя коза жадности забодала! Водку пить без соленых огурчиков! Башка дурная, каган же маленько запретил без огурцов пить!

— Моя школа, — горделиво одобрил Боресвет. — Тащи огурцы, рожа хитрая. Замышить думал, в натуре? От братанов замышить?

— Ай, что за память, да? Забыл от радости, любимой кобылой клянусь, забыл.

— Ай, Базал, дорогой, нельзя так кобылу любить, да, — Кызыл открыл стоящую в углу бочку, наложил в глиняную миску с десяток крупных соленых огурцов. — Наливай, буду тост говорить маленько. Мне — побольше, штрафная, да.

— Огурчики, — умилился Боресвет. — Водка! Родные мои, как же я по ним соскучился!

Кызыл поднял туго налитую плошку.

— Давайте выпьем!

— Ай, Кызыл, ты тост сказать обещал!

— Башка дырявая, да. Совсем забыл маленько! Говорю — ТОСТ!

И одним глотком осушил плошку. Поморщился, закусил огурчиком, огляделся по сторонам в поисках мяса. Бол поспешно сцапал новый кусок. Не подсуетишься, все сожрут, знаем мы этих кочевников.

— Ай, хорошо сказал! — одобрил Бозал.

Дверь распахнулась, в будку просунулась голова кочевника. Седьмого по счету и, наверное, последнего.

— Маленько, опасность! Кувалы скачут, много, да.

— К бою! — взревел Бозал.

— Разве ваш каган не договорился с остальными о мире? — удивился Боресвет.

— Договорился, маленько. Клятву дали, да. Но кувалы — ай, отродья шакала! — сказали, спокон века, маленько, харогов ели и есть будем. Не дали клятву, нехорошие люди. Да и не они одни, в Степи столько племен, ай, пальцев на руках не хватит!

— Понятно. Поели, выпили, теперь, в натуре, и подраться можно. Слышь, паря, много их там, кувалов этих?

— Много, да. Человек сто, маленько, и кони у них, ай, кони какие! Звери, а не кони!

— Сто — это много, — задумчиво изрек Боресвет, сбрасывая со спины щит и доставая булаву. — Знатно помашемся, в натуре! Ну, пошли, сочтем этих кувалов по головам…

Бол обнажил меч, посмотрел на него с сомнением. Мастер Коэто кое-чему обучил его, но справным воином Бол себя не считал. Ладно, может, кувалы эти еще слабее.

Семеро харогов и их гости вывалились из будки, враги были уже рядом.

— Ай, по коням, живее! — закричал Бозал.

— Они хоть сбежать могут, — позавидовал Бол.

— Чего тут бежать, в натуре? — удивился Боресвет. — Их тут всего рыл двадцать, чтоб мы вдевятером такую кодлу не отпинали, да ни в жизнь не поверю!

— Он же вроде как сто говорил? — подивился Бол.

— Считать не умеет, — махнул булавой Боресвет. — Испугался, вот и почудилось. Ты, братан, за спиной у меня держись, и все ништяк будет. Завалим чисто волков позорных, отвечаю.

Позорные волки атаковали. Хароги вскочить в седло еще не успели, и первый натиск встретили Боресвет и Бол. Кувалы дружно метнули стрелы, и не все из них имели костяные наконечники. Богато живут, подумал Бол.

Богатырь заученным движением вскинул щит, стрелы горохом застучали по нему. Бросился вперед с медвежьим ревом. Бол успел отметить, что булавой богатырь не размахивал, держал поднятой для удара. А затем завертелось…

Кувалы осадили коней, новый дождь стрел застучал по щиту, по доспешным плечам. Боресвет даже не пошатнулся в своем самоубийственном рывке. Бол, как приказано, бежал следом, стараясь не попадаться на глаза лучникам. У богатыря — шлем, да кольчуга, а ему и одной стрелы хватит. Даже с костяным наконечником.

Поняв, что неуязвимый богатырь чересчур близко, кувалы подали коней в стороны, готовя арканы, но в суматохе пара из них замешкалась. Бол не поверил своим глазам — одним ударом внушительной булавы Боресвет прибил всадника вместе с конем. А второго просто выбил из седла ударом щита.

За спиной послышались крики и конский топот. Хароги! Ну, теперь полегче будет…

Боресвет на подмогу внимания не обратил. Ударом тяжелого сапога вышиб дух из пытавшегося подняться кочевника, ловко уклонился от двух или трех брошенных арканов, четвертый поймал, сдернув с седла всадника. Добить не дали, сразу трое налетели, визжа и размахивая саблями. Богатырь скользнул влево, ударил одного в спину. После таких ударов не встают, понял Бол. И еще понял, что остальных двух кони несут прямиком на него.

Раздумывать было поздно, Бол в точности повторил маневр Боресвета, пропустив мимо себя скакуна и ударив в спину всаднику. Правда, ни ростом богатыря, ни его палицей он не обладал, означенный удар пришелся ниже крупа жеребца… опа, уже мерина. Неожиданно поменявший статус скакун, визжа от неожиданной боли, встал на дыбы, в него врезался на полном скаку третий всадник, не успевший осадить коня. Смешались в кучу кони, люди — в общим, небольшое ДТП в степях Ледании.

Над головой Бола засвистели стрелы. Сразу стало неуютно, то, что стреляли хароги, энтузиазма как-то не прибавило. У пьяного кочевника стрелы по прямой не летают.

Даже спина Боресвета теперь надежным убежищем не казалась. Ну, почему жизнь так несправедливо устроена — если хорошая пьянка, обязательно найдется сволочь, которая все испортит? Кайф поломает, как Боресвет говорит.

Для Боресвета же кайф, похоже, только наступил. Уверенно сбив зазевавшегося кочевника с коня, богатырь одним прыжком взлетел в седло его скакуна. Лошадка заскрипела, крякнула, но все же выдержала немалый вес. Сделано это было как нельзя вовремя — кувалы, ознакомившись с гардарикским боевым стилем, богатыря уже опасливо избегали. Оно и понятно — при страшном дефиците дерева, булава в степи была жуткой диковинкой. И как с ней бороться, мало кто и знал.

Хароги, визжа и выкрикивая угрозы, сшиблись, наконец, с кувалами. Боресвет с громовым кличем въехал в кучу-малу, потеряв при этом коня.

На Бола выехал одинокий кувал, решивший, очевидно, спасаться бегством. Но отказать себе в удовольствии рубануть саблей растерянного пацана, он естественно не мог. Бол своевременно упал в траву, будь ты хоть трижды кочевник, а зарубить лежащего техники не хватит. Меч при падении он, разумеется, потерял, но кувал не стал задерживаться, погоняя коня прочь. Бол мгновенно вскочил, вытянул руки вслед беглецу. Магическая стрелка, посланная не сильно, но на удивление метко, подпалила одновременно круп лошади и зад седока. Скакун встал на дыбы как раз в тот момент, когда всадник обернулся к Болу, потрясая саблей. Последствия не замедлили себя ждать, лошадь отправилась домой в одиночестве, а ее наездник, прихрамывая, направился к Болу. Ухмылялся он при этом очень нехорошо, и саблей помахивал весьма многозначительно. Бол в панике выпустил еще одну стрелку, кочевник легко уклонился, ускорил шаг.

Быстрые ноги — залог здоровья. Бег избавит Вас от сердечного приступа! Если только этот паразит по голове не рубанет… Бол развернулся и побежал. И споткнулся о собственный меч, оброненный в схватке. Мигом вскочил, сжимая в руке рукоять, оценил обстановку. Да, бег, конечно, полезен, и все такое, но время явно не подходящее. Кочевник набегал с занесенной саблей, и хромать он отчего-то перестал.

Бол принял удар, как его учили, плавно попытался перетечь в другую стойку, но кочевник наносил удары куда быстрее, чем принято на тренировках. Ученик мага едва успел парировать два удара, третьим его развернуло, он отпрыгнул назад, поменявшись местами с нападающим. Кочевник рубил быстро, не давая возможности не только перейти в контратаку, но и построить мало-мальски грамотную защиту. Бол отчаянно отбивался, панический страх смерти сковал его движения. Очередным выпадом, кувал выбил у него меч, торжествующе рассмеялся, занес саблю для последнего удара…

И рухнул на землю. Бол, ошеломленный случившимся, смотрел на него, не в силах поверить в чудо. Кочевник зашевелился, попытался подняться… И снова распластался на земле после меткого удара сапога. Боресвет, тяжело дыша, поднял латную рукавицу — причину внезапного недомогания кочевника.

— Этот последний, — объявил богатырь. — Все, братан, мы победили. Пойдем, надо отметить. Вот мы, в натуре, конями и разжились. А ты куда слинял, чисто вольный ветер? Сказано же, за спиной держись и не высовывайся.

— Метко ты рукавицы кидаешь, — выдавил из себя Бол. Его запоздало трясло.

— А то, — гордо сказал богатырь. — У нас любой богатырь так умеет, больно места под Голунью неспокойные. Выйдешь в лес, а там за каждым кустом — соловей-разбойник. Свистит, в натуре, так что всадника с конем сносит. Куда уж без рукавиц-то? А с ними — очень даже можно. Одной в зубы — раз! Второй в репу — два! А потом обратно, пока не опомнился.

— А обратно зачем? — не понял Бол.

— Дык, рукавицы кончаются, — простодушно пояснил Боресвет.


Содержание:
 0  Кольцо из чистого дерева : Виталий Бодров  1  Глава I : Виталий Бодров
 2  Глава II : Виталий Бодров  3  Глава III : Виталий Бодров
 4  Глава IV : Виталий Бодров  5  Глава V : Виталий Бодров
 6  Глава VI : Виталий Бодров  7  Глава VII : Виталий Бодров
 8  Глава VIII : Виталий Бодров  9  Глава IX : Виталий Бодров
 10  Глава X : Виталий Бодров  11  Глава XI : Виталий Бодров
 12  вы читаете: Глава XII : Виталий Бодров  13  Глава XIII : Виталий Бодров
 14  Глава XIV : Виталий Бодров  15  Глава XV : Виталий Бодров
 16  Глава XVI : Виталий Бодров  17  Глава XVII : Виталий Бодров



 




sitemap