Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава XIII : Виталий Бодров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава XIII

Не знаю, зачем я подошел к гадалке? Вору на судьбу гадать — последнее дело. Как карты не кидай, а в конце Палач выпадет, а это мне и без всякой гадалки известно.

И все-таки подошел, не удержался.

— Погадай, мать, — говорю.

Старуха цепко окидывает меня взглядом. Цепко, профессионально. Зуб даю, сразу видит, кто, зачем, что из оружия в одежде спрятано, много ли денег в кошеле. Усмехаюсь лениво, протягиваю руку. Есть у меня деньги в кошеле, есть. А еще есть корона в суме. Но тебе, старуха, я ее нипочем не отдам.

— Только гадай подробно и внятно, — предупреждаю гадалку.

— Как скажешь, сынок, — торопливо кивает головой старуха. — Вот, пройдешь одиннадцать шагов, споткнешься…

Э, да если она мне всю жизнь расписывать собирается, я ж помереть успею у этого самого стола!

— На картах лучше погадай, — прошу смиренно и достаю из кошеля серебряный палец. Чтоб гадалось лучше.

Старуха вздыхает, достает карты. Засаленные, старые. Правда, необычно красивые, даже время не смогло заставить выцвести цветные картинки. Видно, непростой художник рисовал.

Гадалка выкладывает первую карту. Рыцарь чего-то там.

— Это ты, — поясняет мне. Гордо подбочениваюсь, рыцарем быть еще не приходилось. Поверх рыцаря кладется карта с Кинжалом.

— Специальность твоя, — внушительно комментирует старуха. Задумчиво киваю, разглядывая нарисованный кинжал. Да, художник постарался изрядно, всю душу в рисунок вложил. Ладно, бабка личность мою прояснила, за лоха держать не станет, даром, что сам к ней подошел. Любопытно стало человеку, да лишний палец в кошеле имелся — вот и подошел.

— Прошлое тебе, думаю, без надобности, сынок? — говорит старуха. Киваю, свое прошлое я и так знаю. И не хотел бы, да знаю, так вот случилось.

Гадалка открывает новую карту, кладет слева от рыцаря. Король. Даже я понимаю, что король, кем еще может быть мужик в короне и с золотой цепью. Рожа у короля мне не нравится, такой запросто на эшафот отправит, а то и через пыточный подвал проведет. В руке — кинжал, в другой руке — свеча.

— Недоброжелатель твой, — комментирует карту гадалка. — Сильный, богатый, злой. Беда тебе от него будет, коли не остережешься.

Следующая карта — снова король. Одет, правда, попроще, в руке — стрела.

— Ох, — говорит бабка. — Везет тебя, жемчужный мой, на врагов. Этот смерти твой искать будет, а вот найдет ли — про то карты скажут.

Карты равнодушно молчат, им нет до меня дела. Гадалка открывает новую, кладет справа от рыцаря. Снова король. Рожа на этот раз добрая, хоть сейчас мешок золота пожалует. В руке — книга. Король Книг, стало быть. Библиотекарь, что ли?

— А этот покровителем у тебя будет, — шепчет старуха. — Глядишь, и не даст пропасть. Советы будет давать — слушай внимательно.

Киваю, понял. Советы против ножа и стрелы — лучшая защита. Ладно, король все же, не валет какой. Сгодится.

Новая карта. Гадалка замирает, близоруко щурясь, оглядывается по сторонам. Разглядываю карту. Маг, тут не ошибешься, посох в руке, второй мне в лицо тычет.

— Маг, смотри ж ты, — удивляется гадалка. — Стало быть, не всех на кострах пожгли. Ох, сынок, давно эта карта не выпадала, очень давно…

И снова по сторонам оглядывается. Я ее понимаю. Петушиный Час, он ведь и гадалками не брезгует. Дрова б не отсырели, а кого жечь — найдется…

— Маг, надо же, — старуха продолжает качать головой, открывая новую карту. Мага она положила справа, стало быть маг — за меня. Сдается мне, знакома мне эта личность…

— А вокруг этого все и вертится, — старуха открывает карту. Смотрю внимательно, но опознать не могу. Наверное, так выглядела бы абракадабра, если ее нарисовать.

— Артефакт, — внушительно говорит старуха. — Предмет непознанный, загадочный. В связи с магом — возможно, магический…

— А в связи с королем — стоит немерено? — предполагаю я.

— Может, и стоит, — соглашается старуха. — Только карте этой верить нельзя. Как в твоей судьбе сыграет — неизвестно. Может, богатство даст, а может, на виселицу приведет.

Киваю снова. С артефактом тоже без вопросов, знаю я, что он значит. А вот короли эти… ну, с ножом-то который, понятно. Именно Король и есть, вор наш драгоценный наиглавнейший. А второй — герцог небось, кому ж еще быть. Зол на меня, небось. Коня я его не убил только, да жену не соблазнил, а так сделал все возможное, чтоб он меня возненавидел. Если не получилось, уж извините, я не виноват!

— Вот такие дела, — старуха задумчиво созерцает расклад. — Два могущественных человека тебя ненавидят и возжелают твоей смерти, двое — на твоей стороне, и все из-за артефакта. Теперь посмотрим, что будет дальше…

Новая карта. Пятерка стрел. Хмурюсь, догадываясь, что она значит.

— Опасность за тобой следом, — вещает гадалка. — А путем к спасению будет…

Крыса. Ну, прямо как живая. Нахальная, глазки-бусинки настороженно зыркают по сторонам. Самый, что ни на есть, воровской знак.

— Бегство, — заключает старуха. — Осторожность и наглость, но в данном случае — бегство. В бой не вступай, если есть возможность убежать, если загонят в угол — дерись, ибо ставкой будет твоя жизнь.

Все верно. Крыса — она крыса и есть. Настоящий вор. Стащи, что можешь, на глаза не попадаясь, заметят — беги, не можешь бежать — дерись. И надейся на то, что кошки еще спят…

— А закончится это все…

Настораживаюсь. Вот он, итог. Ну, выложи мне что-нибудь вроде Счастья или хоть Богатства, должны же в этой проклятой колоде и такие карты быть…

Палач. Черные одежды, лицо спрятано под маской. В руке — топор.

— Смерть, — шепчет старуха, встряхивает седыми волосами. — А от чего?

Решительно достает новую карту. -

— Интересно…

Мне тоже интересно. Карта без рисунка, перечеркнута по диагонали. Верх — белый, низ — черный. Не понимаю, что значит, хоть ты меня с Палачом прям сейчас знакомь…

— Или, — говорит гадалка. Думаю, что ослышался, но она поясняет. — Смерть, или — что?

Новая карта. Стрелки, направленные вверх и вниз. Не стрелы, а именно стрелки, вроде указателей. Значение опять не понимаю.

— Преображение, — озадаченно говорит гадалка. — Эта карта к тебе относится. Либо погибнешь, либо преобразишься… во что?

Сердце замирает, сладко-тревожно. Будто я не с гадалкой карты разглядываю, а чищу дом состоятельного купца.

Король. Четвертый и последний. Больше в колоде нет. В массивной короне, с чашей вина в руках. Рожа довольная донельзя, и есть с чего — во-первых, вино, наверное, неплохое, а во-вторых, король все-таки.

Старуха кладет карту сверху рыцаря.

— В общем, если не помрешь, будешь богат и счастлив, — завершает она сеанс. Ну… похоже на правду. Тех денег, что Король обещал, мне на целый особняк хватит. И на титул, к примеру, барона. И на именьице с небольшим, но стабильным доходом.

— Что-нибудь еще? — вкладываю в морщинистую руку монетку, добавляю сверху еще одну — за правду.

— Только одно, — говорит старуха. — Знаешь, сынок, четыре короля в одном раскладе редко выпадают. Второй раз за всю жизнь и вижу. Но уж если выпадают, то один из них — настоящий.

Хм… интересно, если карточный ранг одного из них совпадает с погонялом, это считается? Гадалку спрашивать не рискую. Она, наверное, тоже в Гильдии состоит. Ни к чему Королю знать лишнее.

— И еще, — старуха чуть замялась. — Тут я не уверена, но время тебя поджимает. Сильно поджимает, сынок.

Говорю "спасибо", разворачиваюсь, иду. Нога скользит по мостовой, взмахиваю руками, пытаясь удержать равновесие. Куда там! Падаю, отбиваю себе локоть. Встаю, обкладывая в полный рост того идиота, что бросил здесь огрызок.

Как там гадалка сказала? Пройдешь одиннадцать шагов и споткнешься? Ну-ка, проверим…

Старухи на месте уже нет. С чего это она так быстро исчезла? А, вон два синерясых идут, понятно. И гвардейцы при них.

Чувствуя себя полным болваном, считаю шаги. Всего девять! Обманула, стало быть, гадалка, а я и поверил…

— Ищешь кого? — только этого еще не хватало! Гвардейцы отчего-то заинтересовались моей личностью. Не иначе, гадалку углядеть успели, а вот сцапать — нет.

— Гуляю, — независимо отвечаю, честно глядя в глаза.

— А в сумке что?

Корона у меня в сумке краденая! Только вам нипочем не скажу!

— А вам что за дело?

А вот это я зря, наверное. Сам нарвался. Лица гвардейцев мгновенно каменеют, мне на плечо ложиться тяжелая рука.

— Показывай!

Первая реакция — сбросить руку и бежать. Что там бабка про карту с крысой толковала? Можешь — беги, загнали в угол — дерись. Момент только неудачный. Оба гвардейца готовы к тому, что я бежать брошусь, настороже, только дернись — вмиг собьют на землю да сапоги о ребра почистят. Нет, не сейчас. Вот когда челюсти у них отвиснут, а глаза на лоб вылезут — тогда самое время и есть. А вылезут-отвиснут непременно, есть у золота такая способность, особенно в сочетании с камешками.

Пожимаю плечами, сбрасываю сумку с плеча.

— Смотрите, — говорю. — Мне скрывать нечего.

И распахиваю суму, в полной готовности въехать гвардейцам по самым чувствительным местам. Чтоб дали мне фору в беге.

Однако застываю сам, обалдело рассматривая содержимое сумы. Что-то чудеса в мою жизни зачастили…

Гвардейцы тоже в шоке. Но в себя приходят быстрее, что понятнее.

— Ты что, мужик, совсем охренел, крысу в сумке таскать?

Да уж, и что тут ответишь? Талисман на счастье? Вот сейчас синерясых подзовут, и — здравствуй, подвал. Надо срочно соврать поубедительней… Сама залезла? Это мой обед? Другу несу в подарок? О, вот оно!

— Про крысиного волка слышали?

По покрасневшим рожам вижу, слышали. А вот что именно — не помнят.

— Крыс сажают в банку, — начинаю рассказывать. — Жрать не дают, поэтому жрут друг друга. Та, что остается в живых, жрать ничего, кроме крыс, не желает. Вот ее и зовут крысиный волк.

— А это… кошку завести не проще? — поверили! Клянусь святым Лакки, поверили!

— Кошка у меня своя есть, — говорю спокойно. — Ни фига она с ними не справляется (прости, Сигр, виноват). Вот друг и одолжил своего крыса на недельку.

— Хмм… — гвардеец задумывается. Хочется слупить денег, но вроде не за что, да и святые отцы не одобрят. Что вор, по роже видно, но рожу судье не предъявишь. На колдуна же, хоть ты об стену убейся, не похож нисколечко.

— Ладно, иди, — разрешает гвардеец.

Послушно иду, раз послали. Сердце бьется в груди часто-часто, будто от стражи бегал. В голове одна мысль — а где же корона? Неужто бабка словчила? Да нет, я ж не олух деревенский, мигом заметил бы.

Отхожу подальше, гвардейцы и синерясые ко мне интереса не проявляют. Раскрываю сумку, и тут же закрываю обратно. На месте корона, на месте, родимая. Лежит спокойно, бриллиантами сверкает. Ничего не понимаю, голова идет кругом. Так, спокойно, сейчас разберемся. Сам я не колдовал, не обучен этому делу. Гвардейцы на магов не сильно похожи, таким пиво в кабаке тянуть, а не заклинания читать. Тем более, с синерясыми за спиной.

А сами монахи? Они-то смогли бы, не сомневаюсь, только зачем? Чтобы свести некого вора с ума? Так в подвале это сподручней делать. Хотели напугать крысой? Вора? Совсем смешно, нет таких воров, чтобы крыс боялись. Нет, и синерясые ни при чем. Остается одно объяснение — корона сама захотела стать крысой. Зачем? Понятия не имею. Может, побегать захотелось. Или не желает с Петушиным Часом дела иметь. Если так, отлично ее понимаю.

В общем, артефакт из гадания. Правда, я-то грешил на скипетр.

Ладно, не так это и важно. Главное, чтобы она перед Королем такие шутки не выкидывала. Я на миг представил физиономию Короля, разглядывающего невозмутимую умывающуюся крысу, и на меня накатило. Хорошо, что переулок пустынный. За идиотский смех, конечно, в тюрьму не посадят, но внимание точно обратят. А оно мне надо?

Да, не то, чтобы Король шуток не понимал, но есть у него нехорошая привычка — отшучивать в ответ. Причем иной раз — со смертельным исходом. В ответ на поднесенную крысу, вполне способен одарить десятком. В ящике без дна. Стоящем на твоем животе. Эстет, Блин!

Может, я зря иду к Королю? Зачинщик говорил, Ищейку натравил он, гадалка вон короля с кинжалом вытащила… Может, и зря, верно. Только вот — другого пути нет. Как только Король поймет, что я просто тяну время, вся Гильдия сядет мне на хвост. Причем, Король будет в своем праве — заключили договор, Ригольд увиливает от выполнения…Даже те, кто ко мне неплохо относится, а Короля ненавидят, голос не поднимут.

Нет, корону я ему предъявить должен. Не отберет, не посмеет. Кто для него остальные Регалии таскать будет? Уж поверьте на слово, после моей смерти — точно никто. И Король это понимает. Не может не понимать. Святой Лакки, если я дурака по ошибке за умного принял — плакала моя голова. Горючими слезами из обоих глаз.

Король меня ждал. Семерка, один из его людей встретил меня у самых ворот, провел к дому, лебезя и расшаркиваясь. Семерка — это кличка. На самом деле, шестерка он.

На столе бутылка вина и два бокала. Король сидит в кресле, поигрывает изящным штопором. Хорошая вещица, дорогая. Ловлю себя на том, что прикидываю, сколько Зачинщик за нее даст. Мысленно бью себя в ухо, не хватало еще у Короля чего-нибудь спереть!

— Ну, сынок, как твои дела? — голос благодушный. Аж мороз по коже. Слышали, как кошка урчит, когда мышь поймает? Очень похоже, право слово.

— Идут потихонечку, — говорю ему и сразу собираюсь перейти к делу. Больно не хочется мне в этом доме лишнюю минуту сидеть.

Ан не тут-то было! Король настроен общаться. Ловко открывает вино, разливает по бокалам. Вино в стеклянной бутылке, надо же! Дорогое, наверное. Надеюсь, не отравлено. Мало ли что Король из той же бутылки пьет. Не такая уж и проблема. Можно бесцветный порошок на дно бокала заранее насыпать, можно — когда вино разливаешь по бокалам, а можно еще проще — открыть вино, сыпануть отраву и снова запечатать так, что и эльф не заметит. Сам же и отравится? Что за чушь, а противоядие на что?

Думаю, а руки сами берут бокал. Нельзя отказаться. Покажи Королю, что догадываешься о его планах на остаток твоей жизни — и просто не выйдешь отсюда. Вон Безгол, уж на что авторитет был — а где теперь? Пошел против Короля — и пропал, словно и не было. То ли в бегах, если успел, то ли под водой плавать учится. С камнем на шее.

— За удачу! — Глава Гильдии поднимает кубок, пьем до дна. Даже если и отравлено, за это нельзя не выпить.

— Интересные времена настали, — щурится Король. — Знаешь, что Петушиный Час герцогу твоему перышки пообщипал?

Качаю головой. Не знаю, догадываюсь только. Неужто целого герцога сожгут?

— Выкрутится, — вздыхает Король. — Проныра тот еще. Повезло тебе, сынок, что скипетр сразу стащил. Сейчас туда без масла и не влезешь…

Снова киваю. С Королем лучше не спорить. Если б я туда не полез, Петушиный Час герцога и не тронул бы. Как им тролль не понравился, это ж надо!

— Как прошел визит? — переходит к делам Король. Визит, стало быть. Не любит наш Глава Гильдии вещи своими именами называть. Какая щепетильность!

— Успешно, — открываю суму, демонстрирую корону. Хвала святому Лакки, в крысу корона на сей раз не превратилась. Лежит, сверкает себе бриллиантами, как и полагается обычной короне. Смотрю на Короля, сейчас с ним можно делать все, что захочешь. Первый вор Ледании ослеплен блеском золота, глаза блестят, пальцы любовно поглаживают артефакт. Он сейчас не здесь, он с балкона дворца важно приветствует своих подданных. Надменно кивает кланяющимся вельможам. Взмахом руки посылает армию на войну со всем миром.

Король со вздохом сожаления отрывается от сокровища, прищурясь, смотрит на меня. На лице — хорошо скрытое сожаление. Видно, хочет напялить корону на голову, но при мне не решается. Надо же, застенчивый какой!

Почтительно склоняю голову, Король это любит. Только бы не испортить рвущимся на свободу смехом все впечатление.

— Удивил, ты меня, сынок, — с довольным видом говорит Король. — Удивил и порадовал. Это надо же, из замка Фраллов утащить! Может, тебя в королевскую сокровищницу отправить?

Король смеется своей шутке, я улыбаюсь и отвожу глаза. Чтобы старый мерзавец не прочел в моем взгляде желание схватить его за глотку и выдавить жизнь.

— Блестяще сработано, — рассыпается в похвалах Глава Гильдии. — Не удивлюсь, если ты, сынок, займешь со временем мое место. Ну-ну, не скромничай, сам посуди, а кто еще? Безгол мог бы, да, мог, но о нем уже который год ни слуху, ни духу.

Если б я мог взлететь в этот миг на небо, я бы взлетел. Согласен даже провалиться сквозь землю, лишь бы оказаться подальше от Короля. Если он видит во мне соперника, значит, недолго мне осталось уже.

— Да не смущайся, — король по-свойски хлопает меня по плечу и наливает вина. — Скажу тебе по секрету, мне стало тесно здесь. Вот принесешь Регалии…

Он замолкает, понимая, что сказал лишнее. Или же только делает вид, что проболтался? Я не знаю. На всякий случай молчу, изучая дно бокала. Хорошее дно, настоящий двенадцатиградский хрусталь.

Соловей ты наш, беларский. А Ищейку за мной зачем посылал? Или смерть мою ему не заказывали, только скипетр? И ведь не спросишь гада.

Взбалтываю в бокале вино, смотрю сквозь него на свет. Отпиваю глоток.

— Теперь про державу, — голос Короля стал по-деловому сух. — Когда делились Регалии, державу забрал герцог Лебрасс.

Пытаюсь припомнить в Беларе особняк Лебрассов, не получается. Лебрассов переулок — помню, Лебрассов Сад — помню. А особняк?

— Лебрассы разорились лет двести назад, — продолжает читать лекцию Король. — Особняк нынче принадлежит графу Стору, но державу ты там не найдешь. Реликвия была заложена Купечеству, выкупить ее Лебрасс не сумел. Скорее всего, сейчас она принадлежит семье Лапонов, которые правили Купечеством в то время.

— Скорее всего? — такая точность меня абсолютно не устраивает. Перерыть дом Лапона-старшего, убедиться, что державы там нет, перейти к следующему дому. Сколько их там всего, Лапонов этих? Семейка-то плодовитая…

— Кому она принадлежит, не так важно, — вздыхает Король. — Важнее, сынок, где она хранится. В сокровищнице Купечества, вот где. И ты ее оттуда достанешь.

Радует меня наш Глава. Какие задания подбирает — одно другого краше. Уж и не знаю, не легче ли в королевскую сокровищницу залезть. Купечество — нечто вроде гильдии купцов, свои сокровища хранит надежно. На защиту денег не жалеют. Там одной охраны сотни полторы! Безгол, помню, в свое время подбирался к сокровищнице, но так и не рискнул взяться. А может, не успел просто. Не знаю. Ладно, деваться некуда, будем думать…

— Кое чем я тебе помогу, — говорит Король, доставая из ящика стола кожаную папку. — Тут есть схема здания, расположение и количество стражи, да сам посмотришь на досуге. Тебе эта информация здорово поможет.

Смотрю с интересом на папку. Любопытно, эту информацию Король сам собирал, или от Безгола осталась? Если последнее, беднягу на этом свете мне уже не встретить…

— Труднее всего внутрь пробраться, — продолжает Король. — Здание четырехэтажное, последний этаж занимает охрана. Живут они там, понимаешь, сынок? Так что, через крышу хода нет. Далее, балконы отсутствуют, окна забраны решетками. Черный вход отсутствует, только парадный. За входной дверью имеется вторая, внутренняя. Каждая из них покрепче, чем городские ворота. Сколько стражи охраняет вход, сам посмотришь. В общем, понятия не имею, как попасть в сокровищницу, это уж твоя забота, сынок.

Король довольно усмехается, старается поймать мой взгляд. Смотрю на него безразлично, мне отчего-то не страшно. Уж не знаю как, но державу я добуду. Откуда такая уверенность, сам не понимаю.

— Ну, чем мог, помог, — веселиться Король. — Удачи, сынок!

Встаю, прощаюсь. Ловлю взгляд Короля на мою суму. Видно, что с короной ему расставаться не хочется, но оставить не предлагает. Похоже, побаивается меня спугнуть. Интересно, это тоже надо обдумать, и лучше бы не одному. Может, Мастер Лион чего подскажет или мудрый Фрол совет даст? Да, самое время навестить друзей.

Покидаю гостеприимный дом, Семерка расшаркивается передо мной в фальшивых любезностях. Ухмыляюсь нагло ему в лицо, ухожу, не прощаясь. Все мы в какой-то степени лицемеры, но зачем же выставлять это на показ?

Прохожу сквозь торговые ряды, делаю покупки. Мелочь всякую — мясо, сыр, вино. Яблоки, само собой. В последний момент вспоминаю, что маг просил томаты. Спрашиваю у нескольких продавцов, никто ни о каких томатах не слышал. Наконец, один продает мне помидоры, заявляя, что это искомые томаты и есть. Недоверчиво кручу головой, но не спорю. Потом спрошу у мага. В крайнем случае, и помидоры съедим, почему нет?

Пока я покупаю злополучные товары, некий собрат по Гильдии примеряется к моей суме. Аккуратно засаживаю ему локтем под ребра, выразительно смотрю в глаза. Мальчишка еще совсем, ничего не умеет. Ладно, впредь наука будет.

А в ближайшем переулке меня ждет сюрприз. Бывает же, начнешь вспоминать человека, а он тут как тут. Судьба, значит.

На плечо ложится чья-то рука. Ловко сбрасываю, ухожу в сторону, оборачиваюсь, думая, что за спиной незадачливый вор с рынка. Или кто-то из его безмозглых приятелей.

Не угадал, конечно. Безгол. Мой бывший учитель и напарник собственной персоной. Не так уж сильно и изменился за эти годы, седины только добавилось да шрамов. Глаза такие же молодые, глядят весело.

— Что, Дик, не узнал?

Безгол называет меня первым моим прозвищем. Как Ригольда, он меня и вовсе не знает. Либо Дик, либо Лень, если злится. Сами догадайтесь, по какому поводу может злиться учитель.

— Тебя не узнаешь, — говорю и улыбаюсь. Живой, блинило, не получилось у Короля его со свету сжить. Делаю шаг вперед, сжимаю его в объятиях. Живой! Все-таки, живой!

Глаза подозрительно защипало, усилием беру себя в руки. Не хватало еще слезу пустить при бывшем учителе!

— И где же тебя носило, Безгол несчастный?

Безгол — от слова "безголовый". Кличка, само собой. За иные дела, кроме моего учителя, и браться никто не желал. А он не боялся. Ставил жизнь на кон — и выигрывал. Из самых гиблых ситуаций выходил с прибытком.

— Меня сейчас Голова зовут, — скромно сообщает Безгол.

Голова — это да, этого у него не отнимешь. Усмехаюсь, забавное имя. Был Безгол — теперь нате вам, Голова.

— Смотри, башку оттяпают — опять Безголом станешь. Ты чего в Белару вернулся? С Королем, что ли, помирился?

— Еще чего, — мотает головой Безгол… то есть, уже Голова. Ни в жизнь мне к этой кличке не привыкнуть! — Король и не в курсе, что я вернулся.

Скверно, ох, как скверно. Едва глава Гильдии узнает, что Безгол в столице, такую облаву устроит, стражники от зависти сопьются. На что он, интересно, рассчитывает? Что король все забыл и простил? Не верю. Память у него хорошая, милосердием тоже не страдает. И Безголу это прекрасно известно. Уж кому, как не ему знать.

— Я последнее время в Тельоне обретался, — негромко говорит Безгол. — Городишко такой, симпатичный, спокойный. Там некто Серый за главного, ты его не знаешь. Так вот, уж не знаю кто и как, но опознали меня. Ума не приложу, кто, Беклен же не мог сдать…

— И Беклен там был? — восхищаюсь я. Беклена помню. Мастер, каких мало. Ох, и рыдали мы, когда он столицу покинул!

— Был, — кивает Безгол. — И сейчас есть. Только не верю я, что он меня выдал. Мог, конечно, сболтнуть лишнего после шестой кружки пива… все равно не верю.

Да, Беклен — кремень. Что ему каких-то шесть кружек? Он и втрое больше осилит. Уж Беклена перепить — на это немногие способны. Я, к примеру, не потяну.

— Как бы там ни было, — продолжает Безгол. — А за моей головой пришли. Попросили отдать добровольно. Люди Короля, конечно, Статуя помнишь?

Помню я Статуя. Шириной два меня, роста тоже не маленького. Кинжалу предпочитал всегда меч, и владел им весьма прилично. Король его очень ценит… ценил, вернее, судя по тому, что здесь Безгол, а не Статуй.

— И ты решил вернуться и бросить Королю вызов?

— Так далеко я не заглядывал, — Безгол безмятежен и умиротворен. — Надоело бегать. Пересидеть мне надо. В Беларе меня сейчас не ищут…

Вот за это его Безголом и прозвали. Когда некий вельможа, обозленный дерзкой кражей, пустил по его следу Ищейку, знаете, как он поступил? Поступил добровольцем в городскую стражу! Сбрил волосы, отрастил бороду, магически изменил цвет глаз и поступил. Добрых полгода охранял порядок в столице! Даже Ищейка его обнаружить не смог, его нанимателю пришлось отменить поиск, приняв в качестве отступных часть похищенного. Через Бенджамина, разумеется.

— Поможешь? — спрашивает Безгол. — Сам понимаешь, у Зачинщика мне не отсидеться. Меня он, само собой, не сдаст, но кто-нибудь непременно пронюхает.

Конечно, помогу. Не думаю, что Фрол и Мастер Лион возражать станут. А хоть бы и стали, не дело это, учителю в помощи отказывать.

— А куда ж я денусь, — вздыхаю. Безгол улыбается, показным унынием его не проведешь. Он-то видит, что я плясать готов от радости. Потому что живой. Потому что вернулся.

— Пойдем, — принимаю решение. Безгол покорно следует за мной. Ох, надеюсь, никто нас вместе не увидит. Не заслужил Король такого подарочка.

— Ты как меня нашел? — спрашиваю у задумавшегося напарника.

— В случайность, стало быть, не веришь? — ухмыляется Голова.

Не верю. Не бывает таких случайностей. Откуда он меня вести мог? От торговых рядов? Вряд ли, рискованно ему туда соваться. Там неизвестно еще кого больше, воров или торговцев. От гадалки? Возможно, но маловероятно. Раньше бы подошел. Скорее, он вел меня от Дворца. А наводку туда мог дать…

— От Зачинщика узнал, — уверенно говорю я.

Безгол кивает, довольный моей сообразительностью.

— Зачинщик говорит, — у тебя неприятности, — говорит он.

Рассказываю ему все. Со всеми подробностями. Сейчас мне нужен хороший совет, как никогда раньше. Но бывший наставник слушает молча, не перебивая.

Только когда рассказ доходит до гадалки, бросает коротко:

— Меня в этом раскладе не было.

Замолкаю, обдумываю его слова. Действительно, не было. Или все же? Кинжал, который лег сверху моей карты, это ведь не только профессия, но и тот, кто ей обучает. Может, гадалка не совсем верно прочла расклад? Или… или шестерки Короля доберутся до него раньше, чем он успеет серьезно повлиять на мою судьбу…

— Пусть попробуют, — зло ощерился Голова. Я не удивляюсь. Он всегда точно угадывал, о чем я думаю.

— Дальше что было? — возвращается Безгол к моей истории. Передаю ему разговор с Королем. Наставник молчит. Молчу тоже, обдумываю варианты.

— Нечисто здесь, — подает, наконец, голос Безгол. — Кому, интересно, нужны все Регалии? Не Королю же! У него, конечно, наглости через край, но не настолько же, чтоб задницу на престол тащить! Стало быть, заказчик его — человек непростых кровей.

Нечисто, согласен. Концы с концами не вяжутся. Если даже заказчик королевской крови, это все равно ничего не объясняет. Ну, свергнет он любимого всеми нами Форлатта Четвертого, дальше что? Если у него среди сильных мира сего изрядная поддержка, то престол он и без Регалий удержит. А если нет — никакие артефакты не помогут, сожрут живьем и косточки обсосут.

— Разве что, из-за магических свойств, — задумчиво добавляет Безгол.

— Сандалии Маргонов магическими свойствами не обладают, — возразил ему Фрол. Вместе с Головой вздрагиваем от неожиданности. Блинов нищий подобрался неслышно. Что, интересно, он делает здесь?

— Ты его знаешь? — шепчет Безгол, рука гладит рукоять ножа.

— Знаю, — говорю ему. — Он свой, не бойся.

— Фрол, нищий, — царственно кивает ему одноглазый, протягивая руку. Безгол хмыкает, пожимает руку.

— Голова, — представляется он. Не желает называть свое старое имя. Разумная предосторожность, но бесполезная. Все равно я обмолвлюсь рано или поздно.

— Наш новый постоялец, — поясняю я Фролу.

— Не такой уж он и новый, — хмыкает нищий, улыбаясь изуродованными губами.

— Поладим, — решает Безгол. — Ты, вроде, ничего мужик. Из Гильдии?

— Состою, — настораживается Фрол. Доверять Безголу у него пока оснований нет, а Гильдия внимательно следит, чтобы правила не нарушались. Попробуй только подаяние просить от себя! Мигом заметят, объяснят, а если не поймешь, искалечат. А потом и вовсе убьют. С ворами еще строже. Пятую часть добычи изволь отдать в пользу Гильдии. А закрысишь — пеняй на себя, нож в спину обеспечен.

Спускаемся в катакомбы, негромко переговариваясь на ходу. То есть, говорят больше Фрол и Безгол. Я молчу, прикидываю, как подобраться к заданию. Непросто будет, ох, не просто! Если только Безгол помочь согласится.

Из-за поворота выплескивается волна жара. Настораживаюсь, замедляю шаг. Безгол тут же прижимается к стене, в руке нож. Фрол удивленно смотрит на нас.

— Это Мастер Лион крыс отваживает.

— Файерболами? — спрашиваю язвительно, расслабляясь. Нищий иронии не понимает.

— Чем же еще, ими, конечно. Скучно ему, вот и тренируется…

Скучно, это понятно. Ни библиотеки, ни нормальной лаборатории в катакомбах не наблюдается. Все развлечения — медитация да беседа с одноглазым нищим.

Мастер Лион действительно оказался за поворотом.

— Крыс гоняем? — весело поинтересовался я.

— Крыс, — подтвердил маг. — Ненавижу крыс.

— Голова, — представился Безгол.

— Мастер Лион, — представляется маг. — Видимо, Ригольд предоставил Вам убежище?

Голова Безгола немедленно поворачивается в мою сторону.

— Ригольд — это я, — поясняю ему.

— В честь кошака назвали, — понимает Безгол. — Как там его? Тигр?

— Сигр, — отвечаю я. Рыжее чудо немедленно появляется из бокового отнорка, волоча в зубах недобитую магом крысу. Смотрит на меня выжидающе, мол, зачем звал? Кормить?

— Верно, Сигр, — смеется Безгол. — Тебе как раз тогда, помнится, два зуба выбили… Молочных еще…

Помнит, надо же. Все верно, как раз за Сигра мне и досталось. И гордое имя Тигр кошак так и не получил. Впрочем, он, вроде, и так доволен.

Довольный ригольд пытается залезть мне на плечо. С крысой в зубах. Не иначе, отобедать собрался. Нет уж, извини, дружок, так не пойдет. Отбираю у кота крысу (Мастера Лиона передергивает от отвращения), бросаю магу.

— Перекусим?

Ох, мага лучше не доставать! Засветит сгоряча файерболом, замучаются потом со стены петел соскребать.

— Сигр, ко мне, — подает голос Безгол. Кот равнодушно смотрит на него, делая вид, что не узнает. Учителя моего он не то, что не любит, просто не считает его в праве им командовать. Безгола, помнится, это изрядно бесило, но Сигр сумел-таки отстоять свою независимость.

Все вместе идем в убежище мага. Мастер Лион о чем-то расспрашивает Безгола. Тот отвечает односложно, не желая откровенничать. Думаю, дорогой наставник, рассказать свою историю тебе придется. Любопытство мага безмерно, потихоньку вытянет из тебя все, что только возможно. На то он и маг…

— С Королем говорил? — что я там про любопытство мага? Вот оно, в действии.

— Говорил, — рассказывать еще раз мне лень, но придется. Маг хрустит яблоком и внимательно меня слушает. Фрол режет сыр и мясо. Безгол осматривает свое новое жилище. Не забыть бы ему матрас приволочь. Не в его возрасте на голом полу спать.

— Даже и не знаю, что присоветовать, — говорит маг, когда я замолкаю. — С Купечеством связываться опасно. И сокровищница у них — это, я тебе скажу…

— Вы там были? — быстро спрашиваю у мага.

— Был, — Мастер Лион усмехается. — В долг как-то брал. Под проценты. Не в самой сокровищнице, конечно, но в здании — приходилось.

— У друзей занять не дешевле было бы? — интересуется Безгол.

— Сумма не та, — маг разводит руками.

Да, Купечество — сила. Даже короли обращаются к нему за деньгами. Сами, понятно, не посещают, просто приглашают Старшего на аудиенцию.

— Кроме обычной стражи, тогда сокровищницу охраняли два мага, — продолжает Мастер Лион неторопливо. — Думаете, Петушиный Час до них добрался?

Качаю головой. Припрятали, небось, магов торгаши. Маги сейчас в цене, попробуй, найди. Быть не может, чтобы в Купечестве этого не понимали.

— Пробраться туда можно, — неторопливо говорит Безгол. — Есть возможность. Меня другое смущает. Знаешь, Дик, почему я в свое время туда не полез?

— Почему? — спрашиваю. Безгол слово "невозможно" вообще не переносил. Наперекор полез бы. Значит, дело не в этом.

— Король запретил, — говорит мой наставник. — Купечество под его защитой.

Есть у Гильдии такая практика, взимать долю за свое покровительство. Заплатил — и спи спокойно, никто тебя не ограбит. А уж если посмеет кто, вернут похищенное с извинениями и головой дурака. Гильдия шутить не любит, а Король вдобавок и не умеет.

— И теперь посылает меня работать контору, которая под его покровительством? — что-то я туго соображаю. Что же Король задумал? Разорвать Договор с Купечеством? Так не поможет, ребята там серьезные, им и Ищейку нанять не слабо. Да, у меня Иммунитет, но король-то об этом не знает.

— Он готовится тебя сдать, — спокойно говорит Безгол. — Купечество кинуть не рискнет, слишком много их связывает. Значит, Мантия и Сандалии ему не нужны. Возможно, он их раздобыл до того, как ты взялся принести ему Скипетр.

— Мантия хранится в королевской сокровищнице, — вставляет свое слово Фрол. — А Сандалии считаются утерянными. При разделе Регалий, они достались герцогу Свеннелу.

— Свенелл… — нахмурился Мастер Лион. — Башня Свенелла…

— Придворным магом был правнук герцога, — поясняет нищий. — Тем самым сошедшим с ума магом, что взорвал собственную башню вместе со всеми слугами. Оригинальный способ покончить с собой, ничего не скажешь.

Безгол смотрит на него, вытаращив глаза.

— Слушай, парень… ты кто?

— Местный я, — дурачится Фрол, ему нравится удивлять нас. — Подайте убогому хоть медный тумак… а лучше палец…

— Тебе дай палец, без руки останешься, — хмыкает вор. Нищий довольно смеется.

— Но тумаков накидаю, только скажи, — добавляет Безгол.

Маг в пикировке не участвует. Думает. И правильно, оно ему привычнее.

— Как принято думать, Башня Свенелла была разрушена в результате неудачного магического эксперимента, — говорит он.

— И с того времени Сандалии считаются утерянными, — подтверждает Фрол. — Сокровищницу Свенеллов они покинули, и больше о них никто не слышал. Говорят, маг взял их именно для этого последнего эксперимента. Но, по-моему, это чушь. Сандалии первого из Маргонов не имеют никакой магической силы. Обычные сандалии фланского легионера, коим и был основатель династии. И в число Регалий они вошли, чтобы потомки первого короля не забывали, кто они и от кого ведут род. А также то, что Ледания не всегда была независимой.

— Нищий, говоришь? — Голова задумчиво рассматривает Фрола. — Сдается мне, не простой ты нищий.

— А то, — тот с гордостью выпячивает грудь и берет бокал. — Конечно, не простой. Я — одноглазый нищий!


Содержание:
 0  Кольцо из чистого дерева : Виталий Бодров  1  Глава I : Виталий Бодров
 2  Глава II : Виталий Бодров  3  Глава III : Виталий Бодров
 4  Глава IV : Виталий Бодров  5  Глава V : Виталий Бодров
 6  Глава VI : Виталий Бодров  7  Глава VII : Виталий Бодров
 8  Глава VIII : Виталий Бодров  9  Глава IX : Виталий Бодров
 10  Глава X : Виталий Бодров  11  Глава XI : Виталий Бодров
 12  Глава XII : Виталий Бодров  13  вы читаете: Глава XIII : Виталий Бодров
 14  Глава XIV : Виталий Бодров  15  Глава XV : Виталий Бодров
 16  Глава XVI : Виталий Бодров  17  Глава XVII : Виталий Бодров



 




sitemap