Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава IV : Виталий Бодров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава IV

— Мастер Лур, нам нужна Ваша помощь, — Его Величество откинулся в кресле и придвинул к Учителю пачку бумаг, перевязанных синей лентой. — Помощь мага.

Синяя лента — высшая степень секретности, отметил про себя Мастер Лур. Видимо, дело действительно важное.

— Я больше не маг, Ваше Величество, — сказал он вслух. Король отметил нотку горечи в его голосе. Мастер Лур тосковал по утраченному Дару. Нелегко смириться с жизнью обычного человека тому, кто когда-то сам был магом. Смерть Сугудая никогда не исправит причиненное им зло. Не вернет утерянное Мастеру Луру, не воскресит отца…

— Но знания мага остались при Вас? Мы обнаружили переписку Сугудая и внимательно ее исследовали. Вскрылось много интересного. Вы в курсе, что некромант Тубарих работал на него?

— Я догадывался об этом, — разговор о Сугудае был неприятен бывшему магу, но он умел скрывать свои чувства.

— Хорошо. А его связь со святошами из "Петушиного Часа"? То, что обнаруживать и нейтрализовывать магов им помогали подчиненные Сугудаю маги?

— Если б я не утратил по милости Сугудая Дар, занялся бы некромантией, — хваленая выдержка изменила Учителю. — Что б оживить подонка и убить его еще раз!

— Но это все — вчерашний день, — продолжал король, словно не замечая вспышки бывшего мага. — А вот эти письма актуальность не утратили… и вряд ли утратят. Скажите, как мастер-маг, Вы слышали что-нибудь о Ковене?

Мастер Лур резко побледнел и откинулся в кресле.

— Этого не может быть, — голос его дрожал, и королю внезапно стало страшно. Чем бы он ни был, этот Ковен, одно название напугало бесстрашного мага.

— Записи зашифрованы, мы так ничего и не смогли понять, — сообщил он. — Но эта подборка писем лежала в папке, подписанной "Ковен". Расскажите мне об этом, что знаете.

— Я знаю не так уж много, — Мастер Лур быстро пришел в себя. — Это считалось легендой… Ковеном называлась некая магическая структура, ставившая своей целью воскрешение последнего Корраана. Ну, вы слышали эти предания — битва Титанов и Корраанов, смерть самого могучего из воплощений Тьмы… Так вот, среди магов издревле ходили байки о том, что последователи Корраанов образовали что-то вроде ордена, желая воскресить своего идола. Я всегда считал, что древние маги специально придумали мифического врага, чтобы не допустить новой Войны Магов. Дескать, Ковен не дремлет, и вы тоже будьте бдительны. Но если это правда… Боюсь, Сугудай нам покажется мелкой неприятностью, когда эти ягодки созреют.

Король поднялся, и Мастер Лур, подчиняюсь этикету, встал одновременно с ним.

— Передаю Вам эти письма, — он протянул Учителю пачку бумаг, перевязанными тремя синими лентами. — Впрягайтесь в работу, Мастер. Хватит страдать по утраченному. Квармолу нужен Ваш ум, Ваши знания, Ваша энергия. Если что потребуется, обращайтесь к Лемуру или лично ко мне. Докладывать об успехах и неудачах — либо мне, либо Лемуру. Надеюсь, о секретности Вас предупреждать не надо?

— Считайте, что предупредили, — Мастер Лур слабо улыбнулся. — Да, Ваше Величество, должен предупредить сразу — я обязан оповестить магов. Как это сочетать с упомянутой Вами секретностью?

— Оповестите только Гроссмейстеров, — голос короля похолодел. — И одного-двух Мастеров, которым доверяете. Но будьте предельно осторожны! Не забывайте, любой из них может оказаться членом Ковена.

— Или даже головой, — добавил молчавший до сих пор Лемур.

Глава Ковена, Архимаг Эстелин, поднялся со своего места. Цепким взглядом коснулся каждого из присутствующих. И каждый из двенадцати Советников опускал глаза, не в силах выдержать его пронзительный взгляд.

Архимаг был стар даже по меркам магов, хотя внешне смотрелся не более, чем на сорок лет. Высокий, мускулистый, обладающий фигурой скорее воина, чем мага он крепко держал в руках власть над Ковеном, и могущественные Советники даже в мыслях не рисковали бросать ему вызов. Возможно, объединившись, они и смогли бы противостоять Главе, но этого Эстелин никогда бы не допустил. Потому и оставалось им только растрачивать энергию в интригах между собой, стремясь хоть на ступень подняться к вожделенному месту Ассистента, второго лица в иерархии Ковена.

— Час Восстания близок, — сообщил он. Советники почтительно внимали, боясь даже вдохнуть глубоко. — Повелитель шевельнулся уже в своем узилище. Он пробуждается! Все знаки говорят об этом. Совсем недавно мы слышали его вздох, землетрясением прокатившийся по землям Востока. Мы должны быть готовы, когда Он Восстанет!

— Эльфы уничтожили Тубариха, — хмуро напомнил Ассистент, Мастер Зортрий, который являлся заместителем Главы на Совете. — Наш план потерпел неудачу, Магистр.

На языке вертелось "ваш план", но Зортрий был слишком умен для подобной оговорки. Маг, который не следит за словами, живет не долго. И уж точно не становится Мастером.

— Да, Тубарих мертв, — согласился Эстелин. — Это невосполнимая потеря, безусловно. Навязать эльфам войну, чтобы они и думать забыли о Спящем, мы в настоящий момент не можем. Однако, все складывается не так уж плохо. Деревянное Кольцо для них потеряно, и усыпить Повелителя они не в силах. Ровно как и сделать новый артефакт, подобный Кольцу. Слишком много сил, надежд и гордости они вложили в тот оберег.

— А не смогут ли эльфы вернуть себе Кольцо? — спросил Керс, самый молодой член Совета, вошедший в число Двенадцати всего двадцать лет назад. — Было бы некстати…

— Совсем некстати, — согласился Архимаг. К Керсу он относился благожелательно, молодой маг представлял для него наименьшую опасность. — Но это маловероятно. Если эльфы не смогли вернуть его тысячу лет назад, по горячим следам, вряд ли смогут сделать это сейчас. Тем более, времени у них не так много, Повелитель просыпается. Тем не менее, мы должны принять меры. На всякий случай.

— Если б не Отступник, Кольцо было бы у нас! — яростно прошипел Мастер Ренан, маг с длинными седыми волосами и крючковатым носом. Он стиснул в руках традиционную островерхую шляпу, которые лет триста назад носили все маги.

— Отступник предал Ковен, — согласился Архимаг. — Искушение было слишком велико. Тот, кто преподнес бы Повелителю Кольцо, получил бы в дар огромную власть. Он не смог устоять, да простит его Повелитель. Мы совершили ошибку, уничтожив его. Следовало взять Отступника живым и выпытать у него, где Кольцо.

— Это было невозможно, Глава, — почтительно отозвался Мастер Зортрий, руководивший в то время охотой на Отступника. — Мерзавец испепелил себя "Факелом Ордана", когда понял, что ему не скрыться. Не осталось даже клочка одежды. Мы были бессильны…

— Я помню, Ассистент, и не виню Вас. Свою роль Отступник сыграл — эльфы утратили Кольцо. И, будем надеяться, не обретут его вновь. А чтобы этого не случилось, предлагаю принять следующие меры. Первое. Отправить дюжину магов на поиски Кольца. Эльфы наверняка предпримут последнюю попытку его вернуть, этого случиться не должно. Второе. Усилить кордоны вокруг узилища Повелителя. Эльфы совершили ошибку, оставив его без охраны. Да, они сумели преградить нам путь туда, но в наших силах не подпустить остроухих близко к узилищу. Даже если они каким-то чудом сумеют обрести свой бесценный артефакт, им не удастся вторично усыпить Повелителя. Кто согласен, прошу зажечь зеленый свет. Кто против — красный…

Один за одним, на посохах магов загорались зеленые огоньки. Как всегда, решение Главы было принято единогласно. Эстелин довольно улыбнулся. Его власть над Советом по-прежнему крепка, и ничто ее не сможет пошатнуть.

— Один вопрос, Глава, — Керс почтительно поклонился. — Те люди, что убили Тубариха и Сугудая… Мы оставим их безнаказанными?

— Они нам не мешают, — пожал плечами Архимаг. — Горстка простых смертных… и пара учеников Мастера Лура. Я считаю ниже своего достоинства мстить им.

— В одном из этих учеников течет Кровь Титанов, — Керс был на редкость упорен. — Я считаю, за ним стоило бы проследить. Согласен, то, что он уничтожил Сугудая было случайностью, но эта случайность дорого нам обошлась.

— Кровь Титанов непредсказуема, — задумчиво сказал Эстелин. — Да, пожалуй, ты прав. Хорошо, поручаю это тебе. Но уничтожать его не спеши, Кровь Титанов — великая сила, посмотрим, не удастся ли его использовать в наших интересах. В конце концов, — он нехорошо ухмыльнулся. — Повелитель обожает Кровь Титанов. На своем алтаре.

Кабаки бывают разные. Есть дорогие и чистые, есть не очень дорогие (и не вполне чистые), есть и такие, где сапоги о пол испачкать можно. Есть кабаки, что славятся прекрасной кухней, есть — хорошим вином или пивом. Есть такие, куда ходят полюбоваться на петушиные бои или тараканьи бега, есть кабаки, где играют известные музыканты, вроде модного барда Кельда, есть такие, где профессиональные шулера разденут Вас до нитки. Если Вы, конечно, сами не профессиональный шулер. Есть даже такой кабак (я сам слышал!), хозяин которого — честный человек. У него даже бумага есть, где это написано.

"Дно" — заведение совсем иного рода. Дыра та еще, скажем прямо, кормят паршиво, выпивка не то, чтобы совсем уж отвратная, но и эльфийских вин здесь не подают. Никаких развлечений, кроме хорошей драки, тут нет. Словом, ничего такого, что могло бы привлечь случайных клиентов. Хозяин кабака, Зачинщик Бенджамин, предпочитает зарабатывать на жизнь по-другому. А именно, торгуя краденным. Если ты с ним в хороших отношениях, то можешь спокойно прожить несколько дней, пока стража сбивается с ног, разыскивая тебя по всему городу. Сюда служители порядка не заходят ни под каким видом, у Бенджамина широкие связи. Почти как у Короля.

Честно говоря, я всерьез рассчитывал на его помощь. Господин герцог всенепременно поинтересуется, а куда же это делся его скипетр с похитителем вместе? И засуетятся городские стражи, и забегает личная охрана герцога, и зазвенят монеты в руках Ищеек. Кстати, Ищеек я боюсь больше всего. Людей, которые ищут за деньги воров и убийц, надо остерегаться. Их немного — пятеро на всю Белару, но каждый стоит всей городской стражи. Поднимут дятлов-двурушников из Гильдии, пораскинут мозгами и вычислят тебя, как пить дать. И возьмут тепленького, спросонок, на рассвете.

Уж сколько раз Король их пытался уничтожить! Ничего не вышло, ничегошеньки! Гильдию они не боятся, самого Короля ни в грош не ставят. А вот Бенджамина-Зачинщика уважают. Какие-то у него с ними дела важные, непонятные. Не хочу даже думать, что Бенджи дятлом оказаться может. Не того полета птица. Если Зачинщику понадобится, он и в королевский дворец запросто войдет. Просто шепнет словечко кому надо, и пойдет.

Признаться, я немного нервничал. Нет, поместья аристократов я и раньше посещал, но не с таким же шумом! Спасибо еще святому Лакки, что из вещей своих ничего не обронил! А то любой маг средней руки меня бы мигом обнаружил… впрочем, что это я! Маги в Ледании нынче перевелись. Не совсем, конечно. Я, к примеру смог бы найти, а вот герцог навряд ли. Как верный сын Церкви — вряд ли. Маги нынче с Петушиным часом беседовать не желают.

Бенджамин был уже на ногах. Интересно, он спит хоть когда-нибудь? Или днем отсыпается, как мой Сигр? Кстати, что-то мяука не торопится. По кошкам, что ли, пошел?

— Зверь твой уже вернулся, — сказал Зачинщик. Мысли он, что ли читает?

— Это хорошо. Примешь меня на неделю-другую, Зачинщик?

Смотрит на меня безразличным взглядом. Внутренне съеживаюсь, если откажет, выпутаться из этой истории будет куда сложнее, чем я думал.

— Знаешь, Дик, я пока повременю с ответом.

Дик — это я. Это не имя, прозвище. Сокращенно от "дикобраза". Потому что выпускаю колючки сразу, как только меня пытаются задеть. Правда, желающих со мной ссориться не много, но колючки сбривать не собираюсь, пригодятся еще.

У меня есть еще несколько прозвищ. Например, Ригольд. Этой погремухой я обязан Сигру, которого угораздило родиться котом редкой ригольдской породы. Также у меня есть имя. Сарельд Лень Сааватар. Да-да, Лень — мое второе имя. Но старина Бенджи предпочитал называть меня самой первой, полузабытой уже кличкой, которую я заслужил в Гильдии

— Боишься влипнуть в мои проблемы? — а это я распушил пресловутые колючки. Ну, не умею я лебезить и заискивать, что ж с этим делать?

— Не кипеши, Дик. Тебе я с удовольствием помогу, ты знаешь. Но если ты пойдешь на дно, я с тобой за компанию тонуть не собираюсь.

— На "Дно" я уже пришел, — неуклюже шучу, не глядя ему в глаза. Надо держать удар, судьба на них никогда не скупится. — Теперь бы отлежаться на нем…

— Давай так — три дня ты живешь здесь, а дальше посмотрим. Сам виноват, в конце концов, вся Гильдия знает, что ты на дело пошел. И знает, на какое. Думаешь, ни один дятел не стукнет?

Настолько хорошо я о людях не думаю. Наверняка какая-нибудь сволочь только и ждет момента, чтобы сдать Ригольда. Может, мне не на дно надо ложиться, а наоборот, рвать когти со страшной силой? Валить из Белары, а то и вовсе из Ледании? Или все же рискнуть?

— Думаешь, будут искать? — спрашиваю для порядка. Хотя мне и так все ясно.

— Нет, — такого ответа я не ожидал. — Шансы неплохие. Ты там нашумел здорово… Гильдия так не работает. Герцог может решить, что скипетр заказали. И знаешь, на кого он подумает в первую очередь? На Его Величество короля Леданского!

Зачинщик лукаво улыбнулся, помолодев сразу на несколько лет. Он искренне наслаждался красотой интриги, мне же оставалось только надеяться, что гроза пройдет стороной.

Ну, Его Величество я не подставлял. Пусть сам выпутывается, как может. Ему это проще. А я пойду спать. Воры, как и кошки, утром предпочитают спать. Потому мы с Сигром так друг друга хорошо и понимаем.

Поднимаюсь по лестнице наверх. Комната, которую я с некоторой натяжкой называю своей. Таких по городу еще полдюжины. Человеку моей профессии нельзя привязываться к одному месту.

Перед Сигром я виноват, кошке нужен дом постоянный. Но мой мяука — необычный кот. Для него дом — там, где я. Хотя, конечно, он наверняка втайне мечтает о стенах, которые станут для него родными. Впрочем, что я понимаю в кошачьих мечтах?

Открываю дверь. Сигр просыпается мгновенно, зыркает на меня настороженно, мявкает в качестве приветствия и идет интересоваться моим здоровьем. Мой мяука — лечебный. Синяки и ушибы лечит запросто, ложится на больные места и спит. Глажу его по голове, чешу за ушком. Сигр благодарно мурлычит, и уходить не собирается. Конечно же, ведь спина дико болит от знакомства с алебардой. Блаженно вытягиваюсь на кровати, потягиваюсь. Спина отзывается занудной болью, кошак мявкает, требуя, чтоб я перевернулся, лечить так ему неудобно. Но — вот беда, на животе я спать не люблю. Еще раз чешу кота за ухом, переворачиваюсь на бок и мгновенно засыпаю. Как меня утомила эта работа!

Просыпаюсь далеко за полдень. Спина все еще болит, но уже не так сильно. Сигра нет, отправился по своим кошачьим делам. Достаю из сумки скипетр, долго рассматриваю. Прекрасная работа! Рука не поднимается вытащить все эти полезные камешки. А целиком не продашь ведь! Ладно, спрячу подальше, в деньгах пока недостатка нет. Вот только Королю покажу и спрячу.

Спускаюсь вниз, Зачинщик сидит за стойкой и потягивает пиво. В зале ни единого посетителя. Меня это нисколько не удивляет. Воры и шлюхи появятся ближе к вечеру. Сейчас они отсыпаются после трудовой ночи. Разве что карманника какого Блин занесет, но они "Дно" обходят стороной, Зачинщик не слишком жалует тех, кто не носит ему хабар.

Подсаживаюсь к стойке, Зачинщик молча подает мне кружку пива и яичницу с ветчиной. Тут же появляется Сигр и царапает мой сапог, требуя своей доли завтрака. Он никогда не просит, считая это ниже своего достоинства. Кошки — существа гордые. Жертвую ему изрядный кусок яичницы, и он с достоинством начинает трапезу. Зачинщик ухмыляется, Сигра он любит. Меня, вроде бы, тоже. Мы приятели, хотя, если придется, он с легкостью меня сдаст. Во всяком случае, мне так кажется. У воров нет друзей, только соучастники. И все же, мне хочется верить, что он меня не предаст.

Сигр уже доел свою порцию, и косится на меня. Мол, не жлобись, дай добавки. Сажаю его на колени, скармливаю с руки последний кусок завтрака. Кошки вообще-то с рук не едят, но Сигр мне доверяет. Приканчивает остатки завтрака и спрыгивает на пол — умываться у меня на коленях ему неудобно.

— Кроме скипетра, взял чего? — спросил Зачинщик.

Вот так всегда, дружба — дружбой, а дело — делом. Выгребаю из сумки драгоценные безделушки, и мы начинаем торг. С детства не люблю торговаться, но Зачинщик любит, надо же доставить человеку удовольствие. Тяжело торговаться, когда тебе сразу уступают.

Наконец, пожимаем друг другу руки, я пересчитываю монеты, Зачинщик разглядывает хабар. Молчим некоторое время, потягиваем пиво из глиняных кружек.

— А что это у тебя за колечко такое? — интересуется Бенджи.

— Добыча, — ухмыляюсь я, рассматривая кольцо. И зачем я его взял, интересно? Впрочем, пусть будет. На удачу, как талисман. Все воры носят талисманы на удачу, а я вот как-то до сих пор не обзавелся. Сигр не в счет, тут еще не известно, кто кому талисманом приходится.

— Снял бы ты его, — советует Зачинщик. Правильно советует, не дело краденное кольцо на руке носить, будь оно хоть трижды деревянное. По нему меня вычислить — как два пальца в кабаке. Но снимать отчего-то не хочется. Интересно, что в нем такого, что охранять целого тролля поставили? Или его больше поселить некуда было?

— Скипетр-то с собой? — спрашивает Бенджи. Киваю, достаю реликвию из сумы, демонстрирую Зачинщику не без гордости. Добыча, достойная придворного вора. Если б Его Величество догадался учредить такую должность при дворе. Вот соберу комплект, стану королем — непременно учредю. Или учрежду. Королям все можно! Впрочем, у них же для этой цели казначеи имеются. И прочие казнокрады.

— Красивая штука, — говорит Зачинщик. — И дорогая. Ты б припрятал его от греха подальше. Или дай мне, я камешки повыковыряю да запродам на сторону. Хоть и жаль такую красоту портить. Нет, лучше коллекционеру какому-нибудь сбагрить. Есть у меня на примете некоторые любители…

— Мне его еще Королю показывать, — вздыхаю я. Глава Гильдии чересчур жаден. Уверен, попытается лапу наложить на мою добычу, хоть это и против правил. Ну, да ничего, выкручусь как-нибудь.

— И бородку свою сбрей, на всякий случай, — Зачинщик наливает еще по кружке себе и мне. — За счет заведения.

С бородкой он тоже прав. Но мне лень. Лень — мое второе имя.

— Позже, — отвечаю, занимаясь пивом. Холодная струйка стекает по подбородку за ворот рубахи, утирать ее не спешу, не хочется отрываться от пива. Наверное, пиво у Зачинщика лучшее во всей Беларе. А то и в Ледании, что они там умеют, в провинции-то?

Сигр запрыгивает ко мне на колени, трется о локоть. Правильно, поели, умылись, теперь надо немного ласки. Хорошо быть котом!

— И за что он тебя любит? — с ноткой зависти спрашивает Зачинщик.

— Чует хорошего человека, — самодовольно отвечаю я. Нет, вообще-то я скромный. Только очень уж правдивый.

Зачинщик недоверчиво хмыкает. Сигр, разнежившись, начинает драть мне штаны.

— Э, нет, с этим — к кошкам, — я поспешно стряхиваю его с колен. Кот недовольно мявкает, пытается залезть обратно, но я непреклонен. Раздраженно помахивая хвостом, Сигр удаляется по своим делам. Пора и мне.

— Пойду пройдусь, — говорю Бенджи.

— С ума сошел? — интересуется он вяло. — Тебе сидеть тихо надо.

И снова он прав. Меня это раздражает. Сам знаю, что надо затаиться, но ждать не умею и не люблю. Натура такая. Сидеть неделю взаперти, скипетром любуясь — так и умом двинуться можно. Тем более, вряд ли кто меня заметит. В катакомбы горожане спускаться не любят.

Выхожу из кабака, иду по улице. По пути делаю несколько мелких покупок. Никто из прохожих интереса ко мне не проявляет, но я не обольщаюсь. Если один из Ищеек сел мне на хвост, стряхнуть его будет непросто. Делаю пару кругов на всякий случай, потом молниеносно заскакиваю в подвал покосившегося двухэтажного дома. Подвал, кстати, принадлежит мне. В ожидании тех времен, когда я стану одноруким бродягой без крыши над головой. После предварительного знакомства с королевским палачом, разумеется.

Подвал завален всяким хламом, вид совершенно нежилой. Меня это особо не волнует, я ведь здесь и не живу. Раскидываю ногами барахло, под ним крышка люка. Дерево подгнило, делаю заметку в памяти поменять злосчастную крышку. Память подсказывает услужливо, что эта заметка уже пятнадцатая по счету. Что делать, Лень — мое второе имя.

Запасаюсь парой факелов, спускаюсь вниз. Лестница скрипит под ногами, напоминая о том, что ей пора на заслуженный отдых. Игнорирую ее просьбу, как нереальную. Вот сейчас все брошу и побегу лестницу менять. Нет, голубушка, пока я с тебя не слечу, будешь стоять тут. А когда слечу, будет не до тебя. С переломанными ногами лестницы не меняют!

Катакомбы есть в любом большом городе. В Беларе они тоже присутствуют. Мой подвал — один из входов в подземный лабиринт. Горожане сюда практически не суются, разве что в любители экзотических видов самоубийств. От жажды и голода. Стражников сюда никаким золотом не заманишь. Только кое-кто из воров да бродяг рискует посещать мрачное подземелье. Мне бояться нечего, в катакомбах ориентируюсь лучше многих. А заблужусь — Сигр найдет и выведет на поверхность. Впрочем, пока до этого не доходило.

Уверенно иду, не считая даже ответвления. Путь знаком и привычен, не промахнусь. Факел горит ровно не искрит, дрожащая тень скользит за мной вслед. С писком разбегаются крысы, мое появление для них неприятно. Говорят, в голодные годы они объединяются в стаи и начинают охоту за посетителями катакомб. Я в это не верю. Скорее уж, оголодавшие бродяги собьются в стаю и откроют охоту на крыс, таких же оголодавших и тощих.

Нужный поворот призывно манит черным провалом. Скольжу в него, наступаю на крысу, та с визгом впивается зубами в сапог. Сапоги у меня сделаны на заказ, их прокусить непросто. Пинаю крысу, та с визгом покидает круг света. Сворачиваю в неприметный узкий тоннель. Если не знать, что он здесь есть, вряд ли его увидишь.

Здесь крыс нет, и я знаю точно, почему. Мастер Лион крыс не любит, а если маг кого-то не любит, лучше ему не навязываться. Крысы это понимают.

Тоннель заканчивается вполне благоустроенным тупиком. Тут у мага и спальня, и столовая, и даже лаборатория. Правда, пока пустая. Из оборудования имеется только стол, магических ингредиентов еще меньше. Зато присутствует лаборант — нищий Фрол. Безносый, одноглазый, лицо обезображено шрамами. Кто он, откуда — Фрол никогда не рассказывал. Шрамы довольно свежие, милосердное время еще не окончательно их залечило. Глаз умный, пронзительный. Мы сдружились с ним полгода назад, и он, наверное, единственный, к кому я могу без опаски повернуться спиной. Даже к Зачинщику не рискну, поговаривают, что он не только женщинами увлекается.

Мастер Лион вышел мне навстречу. Лицо мага сияло искренней радостью, он был рад моему посещению. Оно и понятно, кроме меня, к нему никто не ходит. Он сам просил мне никому не говорить об его убежище. Вторично попадать в руки синерясников ему не хочется.

Я хорошо помню ту ночь, когда его взяли. Как раз выполнил его заказ и вернулся за вознаграждением. У особняка топталась дюжина королевских гвардейцев, я еле успел уйти в тень. Пара синерясых стояла у входа, сколько их было в особняке, мне выяснять не хотелось. Закрытая карета с зарешеченными окнами стояла у ограды. Все было понятно с первого взгляда, пришла очередь Мастера Лиона. Охота на ведьм докатилась и до его скромного особняка.

До сих пор не знаю, почему я не бежал, сломя голову. Сам я магией не владею, но вряд ли королевские гвардейцы отказали бы себе в удовольствии притащить в тюрьму еще и вора. Внутренний голос настойчиво шептал, что правая рука еще никому не мешала, но я его не слушал. Спрятавшись в кустах, я следил за входом. Меня трясло от страха и возбуждения, рукоять ножа настойчиво толкалась в ладонь. Наконец, из особняка выволокли Мастера Лиона, связанного, с кляпом во рту. Он потом говорил, что способен был испепелить всех одним заклятием, но не смог переступить через себя. Магу еще никогда не приходилось убивать. Времени договориться с собой ему не дали. Синерясые набросили на него Сеть кого-то там, которая не позволила ему колдовать. В одиночку такое заклятье не набросишь, но охотников на ведьм там хватало.

Я понятия не имел, как вырвать мага из рук "Петушиного часа". Казалось безумством, но я верил, что у меня получится. Мастера Лиона швырнули в карету, один из гвардейцев сел рядом с ним, а второй обошел карету, чтобы сесть с другой стороны. Я не задумывался ни на миг, взмах ножа, фонтан крови из перерезанного горла, гвардеец не успел даже вскрикнуть. Оттаскиваю агонизирующее тело в кусты и сажусь в карету. Все было проделано настолько быстро, что невозможно заметить. В темноте моего лица не было видно. Я опасался, что второй гвардеец заметит отсутствие шлема на моей голове, но нет, он даже не смотрел в мою сторону. Я осторожно нащупал веревку на руках мага и перерезал ее ножом. Выдержка у Мастера Лиона была на высоте, ни звуком, ни движением он не выдал меня. Карета тронулась, я вглядывался в ночь, боясь пропустить нужный момент. Наконец, карета подъехала к мосту и остановилась. Стража у моста обязана проверять всех, кто проезжает в ночные часы. Гвардеец выглянул в окно, этот миг я и использовал, чтобы отправить его на тот свет.

Выскочил из кареты, таща за собой ошалевшего мага. Карета закрывала нас от стражников, а сопровождавшие ее гвардейцы подались вперед, чтобы всласть наругаться со стражей моста. Впрочем, если бы нас и заметили, думаю, мы бы все равно успели уйти. Вход в катакомбы был рядом, и я знал об этом. Однако нашего бегства никто не заметил…

Улыбка касается лица мага, сеточка морщин ложится около глаз. Мастер Лион обнимает меня за плечи и пожимает руку.

— Принес? — спрашивает он вместо приветствия.

Думаете, он просил меня принести магический посох или Черную Книгу Абры? Как бы не так! Магу срочно понадобился десяток яблок. И вовсе не для магических опытов, а для еды. Любит он их за что-то.

Улыбаюсь в ответ, достаю яблоки и кувшин вина. А также сыр, копченое мясо и немного хлеба. Запас продуктов у них есть, но свежее вкуснее. Фрол быстро освобождает стол от посторонних предметов, ставит пару тарелок. Режет мясо и сыр, ломает хлеб на три равные части. Откупоривает вино, разливает в бокалы. Двенадцатиградский хрусталь странно смотрится в полутемном тупике. Фрол зажигает еще одну лампу, сразу становится светлее.

Подсаживаемся к столу, сдвигаем бокалы, делаем первый глоток. За встречу, за то, что удалось прожить еще один день. Люди, которых касалась тень Смерти, умеют дорожить каждым прожитым днем.

— Что у тебя в суме? — спрашивает Мастер Лион. Неужели маги умеют видеть сквозь ткань? Или просто скипетр таит в себе магию? Скорее всего; вряд ли простой кусок позолоченного дерева с красивыми камешками станет королевской Регалией. Пожав плечами, извлекаю скипетр из сумы. Маг берет его в руки, любуется игрой бриллиантов.

— Скипетр Маргонов! — восхищенно присвистывает Фрол.

Так. Дожили. Значит, любой нищий в городе в состоянии опознать скипетр прошлой династии, давным-давно считавшийся пропавшим. О котором я, между прочим, до недавнего времени вообще не слышал. Да что там я, сам Зачинщик, и тот узнал о скипетре только потому, что присутствовал на той самой пьянки, будь она неладна. Трудно смыться со сходки, если она у тебя в кабаке.

Сидим вместе с магом, вылупившись на Фрола. Тот задумчиво крутит скипетр в руках, и объяснять ничего не собирается. Пожимаю плечами, это его право. Однако маг так не считает.

— Откуда ты о нем знаешь?

— Я не всегда был нищим, — скупо отвечает Фрол. Лицо его кривится в гримасе, меня передергивает. Кто бы его ни изуродовал, он свое дело знал.

Маги — народ любознательный. Мне, к примеру, уже понятно, что никакого объяснения мы не дождемся. Мастер Лион имеет свое мнение по этому поводу.

— Подробнее рассказать не хочешь?

— Нет. — Каков вопрос, таков и ответ. Нищий не расположен к откровенности. Кладет скипетр на стол, прикладывается к бокалу вина. Маг изнывает от любопытства, но оставляет Фрола в покое. Переключается на меня.

— Расскажи, где ты его добыл.

Рассказываю. Эти двое сдавать не побегут. Если я в ком-то полностью уверен, то это в них. И еще в Сигре. Маг слушает внимательно, иногда переспрашивает.

— Кольцо на пальце — оттуда? — интересуется он, когда я умолкаю и прикладываюсь к бокалу. Поспешно глотаю вино, киваю головой.

— Покажи. — Снимаю кольцо с пальца, протягиваю ему. Мастер Лион пристально осматривает деревяшку, что-то бормочет себе под нос. Сижу смирно, не отвлекаю его от этого занимательного занятия.

— Кольцо зачаровано, — изрекает, наконец, маг. Киваю в ответ, это я уже сообразил. Когда никчемную деревяшку охраняет тролль, это наводит на размышления. Сейчас окажется, что с его помощью можно вызывать джинна или дракона какого. Лучше, конечно, джинна, дракон здесь просто не поместится. Да и пользы от него никакой.

— На нем заклятье трансформации, — продолжает маг. — Измененный вариант заклятия Корраннона. Интересно…

— То есть, кольцо — вовсе и не кольцо? — вступает в разговор замолчавший было Фрол. — Заклятие трансформации подразумевает сокрытие одного предмета в форме другого?

Нет, ну вы посмотрите, какие умные нищие пошли! Ладно, скипетр, может, ему милостыню этой дубиной спьяну подали, но слов-то он где таких нахватался? Непрост Фрол, ой, непрост! Искусно скрываю изумление за отвисшей челюстью. Захочет, сам расскажет… а он захочет, человеку всегда хочется поделиться своей бедой.

— Совершенно верно, — маг невозмутим. — Кто-то скрыл истинную сущность некоего предмета в форме деревянного кольца. Причем проделал это мастерски. Что не удивительно, ибо заклятие восьмого уровня дилетант наложить просто не в состоянии.

Это уж точно. Дилетант много чего куда-нибудь наложить может, но только не заклятие восьмого уровня. Хотя, раз такие нищие пошли…

— Что же это такое, если не кольцо? — задаю вопрос. В конце концов, меня это напрямую касается, я ж его на пальце ношу, кольцо это. Может, я за день десять лет жизни потерял и не заметил. Или наоборот, чуть золотой дождь не пропустил.

— Сейчас выясним, — говорит Мастер Лион, и принимается за дело. Слежу за ним с интересом, для меня его заклинания — приобщение к чуду. Фрол тоже ловит каждое слово, каждый жест мага. Кем бы он ни был, наш Фрол, он не маг. Интерес у него не профессиональный, это даже я вижу. Обычное любопытство, пополам с восторгом и предвкушением. Человек в ожидании чуда.

Мастер Лион солирует в этом цирковом представлении. Первая и единственная скрипка. С кончиков пальцев слетают мелкие искры, взгляд отрешенный. Каждое слово, каждый жест потрясают воображение. Маг за работой.

Кольцо расплывается, теряет форму, пытается стать снова кольцом, но маг непреклонен. Слово — жест, слово — жест. Кольцо нехотя окутывается синеватым дымком, слышится невнятный скрежет. Дым становится гуще, кольца уже не видно. Голос мага звучит раскатами грома, жесты неуловимы глазу. Последнее слово, как удар молота. И тишина. Дым постепенно рассеивается, мы с Фролом одновременно склоняемся над столом, едва не сталкиваясь лбами. На месте кольца лежит обрывок пергамента.

Мастер Лион легко подхватывает бывшее кольцо, внимательно разглядывает. Сгораю от любопытства и молчу. Сигр бы обязательно мявкнул требовательно, но я — человек, а не кот. Сижу, жду, пока маг исследует пергамент.

— Это часть карты, — говорит, наконец, Мастер Лион и кидает пергамент на стол. Подхватываю его первым, у Фрола реакция хуже. Действительно, часть карты. С обрывком надписи и жирным крестом посередине.

— Клад, — говорит Фрол.

— Повтори это еще раз, — прошу я его.

— Это карта клада, — говорит он.

Я не глухой и не тупой. Просто слово "клад" приятно ласкает мой слух.

— Клад, соглашается маг. — И не простой клад. Тролль этот… что-то серьезное спрятано. Чтоб ты был в курсе, тролли к магии нечувствительны. Абсолютно.

Вот это новость! Как же громаду такую поймать умудрились, без магии-то?

— Крест — это место, где клад зарыт? — размышляю вслух. — Самая важная часть карты у нас… вот только без остальных она бесполезна. Горы какие-то… река… ни одного целого названия, Блин побери!

— Придется добыть остальные части, — соглашается маг.

Вот этого мне только не хватало! Лезть в тот же дом сразу после ограбления! Может, лучше сразу повеситься? Где моя веревка? Там же стража на ушах стоит, после того разноса, который ей хозяин учинил! А мне что с этим делать? Тяжело прокрасться мимо стража, который стоит на ушах!

— Я тебе помогу, — успокаивает маг. — Этот тролль меня сильно заинтересовал.

— Только не сегодня, ладно, — до завтра вполне успею покинуть город. Подальше от сумасшедшего мага, который, похоже, совсем забыл, что его ищет весь "Петушиный Час" в полном составе.

— Не бойся ты так, — голос Мастера Лиона ласковый и успокаивающий. Как тогда, когда он подрядил меня… впрочем, неважно. Скажу только, что штаны после того раза пришлось не менять, а выкидывать. Ожившая статуя кошки располосовала их когтями. Ногам тоже досталось. Правда, награда того стоила. — В паре пройдем. Без крика, без шума, по-тихому, как у вас в Гильдии принято. Да что я тебя уговариваю? Можно подумать, тебе самому этот клад не интересен.

Клад! Волшебное слово! Блин, вот так маги простой народ и окучивают. Сказал волшебное слово — и готово. А ты стоишь дурак-дураком и понимаешь, что сдохнешь от любопытства, если этот клад не отыщешь.

— Ладно, — соглашаюсь неохотно, здравый смысл оказывает последние попытки сопротивления. — Только не сегодня. Дело у меня… к Королю пойду. Со скипетром этим, чтоб его! Я и так уже засиделся…

— Приходи завтра, обсудим, — легко соглашается маг. Мне все еще не по себе, опять влезаю с головой в очередную авантюру. Впрочем, рассудительный вор всегда без хабара.

Бросаю в сумку скипетр, прощаюсь, ухожу. Крысы пищат под ногами, факел чадит и разбрасывает искры. И ведь советовал мне Зачинщик кольцо снять! Лень, чтоб ее Блин побрал! И кто так детей называет, хотел бы я знать?

Но едва я вспоминаю о загадочной карте, все сожаления блекнут и исчезают. Клад! И не простой клад, вон как Мастер Лион в него вцепился! Не знаю, как у магов с чутьем, но мозги у них неплохо работают. Безголового мага только на эшафоте увидишь. И то не часто, они, по мнению синерясых, костры предпочитают.

Из подвала вышел со всеми предосторожностями. Нет, слежки не видно. Шепот Удачи тоже молчит, а я ему верю больше, чем слуху и зрению.

На углу Гончарной Улицы и Квартала Оружейников вижу серую стену нежилого дома. На ней свежая надпись неприличного содержания. Останавливаюсь, внимательно читаю. В отличие от прочих, эта надпись содержит информацию о месте сегодняшней сходки. Шифр простой, но надо знать, что это именно шифр, чтобы понять смысл. Разворачиваюсь, иду обратно, старательно избегая встреч с городской стражей.

Предстоящая встреча слегка напрягает. Не доверяю я Королю. Я вообще мало кому доверяю. Для Короля же через труп перешагнуть, дело донельзя привычное. В любой другой Гильдии давно бы с ним разделались. Но мы — одиночки, а один, как известно, не воин. Уязвимость — плата за свободу.

Ухмыляюсь своим собственным мыслям. На сходке ничего он мне не сделает. Не посмеет. Под ним, конечно, вся Гильдия, и личная охрана из умелых бойцов, но преступи он правила открыто — и нож в спину обеспечен. Или стрела.

Легко одетая девушка предлагает мне ночь любви. Отмахиваюсь от нее, иду дальше. Осторожно обхожу лошадиное дерьмо, оглядываюсь по сторонам. Сдвигаю в сторону доску в заборе, ловко проскальзываю в сад. Домик называется Дворец, это хата Короля. По тропинке иду к дому, стучу в тяжелую деревянную дверь. Сначала кулаком, потом ногой. Потом замечаю маленький бронзовый колокольчик. Раньше у Короля его не было, стучали в дверь условным стуком. Пожимаю плечами, звоню в колокольчик. Условным стуком. Эффект тот же, то есть никакого. Дергаю ручку — открыто. Ничего не понимаю, но захожу внутрь. И натыкаюсь на идущего открывать слугу. Старик просто не успел дойти до двери. Еще бы, такими зигзагами путь куда длиннее.

Слуга рассыпается в извинениях, принимаю их. Извинения я коллекционирую. Не так часто вору доводится их слышать. Поднимаюсь на второй этаж, распахиваю дверь. Все уже в сборе, весь совет Гильдии. Самые опытные, знающие, умелые и удачливые воры Белары. Думаете, сюда открыт доступ любому вору Ледании? Нет, конечно. Но я — не любой.

— А, вот и Ригольд пожаловал, — Король поднимается мне навстречу, на лице довольная улыбка. — Теперь можно начинать.


Содержание:
 0  Кольцо из чистого дерева : Виталий Бодров  1  Глава I : Виталий Бодров
 2  Глава II : Виталий Бодров  3  Глава III : Виталий Бодров
 4  вы читаете: Глава IV : Виталий Бодров  5  Глава V : Виталий Бодров
 6  Глава VI : Виталий Бодров  7  Глава VII : Виталий Бодров
 8  Глава VIII : Виталий Бодров  9  Глава IX : Виталий Бодров
 10  Глава X : Виталий Бодров  11  Глава XI : Виталий Бодров
 12  Глава XII : Виталий Бодров  13  Глава XIII : Виталий Бодров
 14  Глава XIV : Виталий Бодров  15  Глава XV : Виталий Бодров
 16  Глава XVI : Виталий Бодров  17  Глава XVII : Виталий Бодров



 




sitemap