Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава VI : Виталий Бодров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава VI

— А не изволите ли откушать с нами? — поинтересовался барон Лентон. — Мы как раз собирались поужинать.

— Ночью? — удивился Бол.

— Ты, братан, молчи, если не рюхаешь, — прогудел Боресвет. — Ночью самый жор и нападает, в натуре. Особенно, ежели под водку. У тебя водка есть, хозяин?

— Водки нет, — честно сознался барон.

— Блин, как же вы живете тогда? — удивился Боресвет. — Как дикари какие, в натуре…

— А тебе, толстый, жрать на ночь не вредно? — ангельским голосом поинтересовалась Адель.

— Я не толстый, я сильный, — с достоинством ответствовал Боресвет. — Богатырю жрать надобно часто и помногу. А то мухи заклюют.

Бол задумчиво разглядывал фигуру гардарикца. Какие ж это мухи должны быть, чтоб заклевать этакого гиганта!

— В общем, пожрать не мешало бы, — объявил Боресвет взвешенное решение.

— Тогда пойдем побыстрее, — барон, похоже, всерьез опасался, что им не хватит. Все как у нас, подумал Боресвет. В большой семье держи хлебало кверху.

Воин с интересом осматривал замок. Не то, что Дарал сильно отличался от других замков, просто Боресвет был мало знаком с архитектурой Квармола. С особым интересом он рассматривал портреты предков Бола, тому даже пришлось подтолкнуть воина, чтобы он оторвался от созерцания этих жемчужин искусства. Впрочем, с тем же успехом он мог толкать стену, гардарикец даже не заметил его усилий.

— Смотри, братан, а рожи то все наши, голунские, — заявил он. Бол поперхнулся от возмущения, но, присмотревшись, вынужден был признать правоту Боресвета, рожи у Даралов, особенно у первых, и в самом деле имели некую общность с гардарикцем. К примеру, у Боресвета присутствовала одна важная фамильная черта Даралов — борода.

— Семейные предания гласят, что первый Дарал был как раз из Гардарики, — подтвердил барон. — Был наемником в Квармоле, но ему повезло отличиться на войне. Он убил в бою вражеского полководца, захватил в бою регалии вражеской армии, спас от смерти короля Квармола, пленил лошадь принца Пельсинорского, еще раз спас от смерти короля, пробрался во вражеский штаб и украл по ошибке план летнего дворца принца Пельсинорского, в одиночку, всего с тысячей бойцов прикрывал отступление армии, вылечил от диареи принца квармольского, спас короля от той же болезни… В конце концов, королю пришлось дать ему дворянство и пожаловать в лен баронство. Боевой мужик был мой предок!

— Чем от диареи-то лечил? — поинтересовался богатырь.

— Водкой, конечно, — ответствовал барон. — Принц нажрался, проблевался и о диарее надолго забыть соизволил. А секрет приготовления водки долго еще передавался из поколения в поколение, пока не был однажды утрачен по-пьяни…

— Папа, мы хотим есть, — тонко намекнул Бол.

— Ой, пойдемте скорее, — вновь обеспокоился барон. — Я вам потом доскажу.

Видимо, барон успел отдать уже приказание, потому что по лестнице уже сновали слуги с подносами. В животе богатыря заурчало, он жадно облизнулся.

— Богато живете, в натуре, — сказал он. — Нутром чую, с голоду не помрем.

— Мы, между прочим, в осаде, — напомнила Адель.

— Вот и я глаголю, деваха, если уж тут в осаде так жрут, значит живут богато.

— А то! — С гордостью подтвердил Бол. — Адо, ты еще не знаешь, что нам пришлось пережить! Представляешь, мы в Ледании с Талем побывали!

— Нашли время по курортам шляться, — фыркнула девица.

— Нет, мы обнаружили Портал, — Бол буквально захлебывался словами. Таль немного поколдовал, ну и я помог немного. Мы с ним маги о-го-го какие! Оказались в Ледании, представляешь! Прям через Портал!

— Ну и как там? — любопытство Адель не уступало Болову.

— Народ там странный. Через одного — кочевники. Смешные такие. Одно племя меня даже усыновить хотело, но я не дался. Там мы и Боресвета встретили. Потом с одним некромантом подрались, он скелетов плодил, поганец! Эльфов видел, они к нам прибились, когда мы некроманта выносить шли. Представляешь, настоящих эльфов!

— Они действительно такие, как в книжках пишут? — жадно спросила девушка.

— В точности! Уши — во! Из луков стреляют, как Таль. Настоящие эльфы!

— А остальное? — спросила Адель, чуть покраснев.

— Остального не видел, — сознался Бол. — Не до того было. Надо будет Нанока порасспросить, он себе эльфийку там выцепил.

— Красивую? — поинтересовалась девушка.

— Еще бы! Вон у Боресвета спроси!

— А одета она во что была?

— Хм… в одежду, кажется, — припомнил Бол.

— Я спрашиваю, в какую именно, дурак!

— В зеленую, — выдал Бол важную эльфийскую тайну. — А, прикинь еще, у них темными эльфами, оказывается, голубых называют! И изгоняют за это из королевства.

— Уважаю, — одобрила Адель эльфийские народные обычаи.

— Прошу к столу, — попросил к столу барон Лентон. Про эльфийские обычаи ему тоже интересно было послушать, но долг гостеприимства был священен. — Откушайте, чем Творец послал. Конечно, времена сейчас тяжелые…

Творец меня за что-то не любит, подумал Боресвет. Потому что ни разу не посылал такой горы всяческой снеди. Тем более, когда сидел в осаде. В то время Творец посылал Боресвету только жидкую овсяную похлебку и временами пару крыс на десерт. Один раз послал еще кошку, но Боресвет так и не успел ее сцапать, хитрая бестия сбежала в подвал.

На запах съестного, потянулись и остальные дети барона. Все шустрые, вроде Бола, глазенки блестят, на еду облизываются. Боресвет понял, что даже той горы снеди, что присутствовала на столе, вполне может и не хватить на такую ораву и решил быть порасторопнее за столом. Одно лицо показалось ему смутно знакомым.

— Слышь, братан, мы раньше не пересекались где? — спросил богатырь.

— Не имел чести, — вежливо ответил тот.

— Что ж так, — укорил его воин. — Не уберег, значит, смолоду… Нет, ну твоя рожа мне точно где-то встречалась. Может, пили когда вместе?

— Не припомню такого, — вежливо отозвался полунезнакомец.

— Значит, хорошо пили, — подытожил Боресвет. — Я тоже вот не помню…

— Ты ведь Ренваль Тордевиль, да? — Бол уже что-то жевал. — Я тебя помню! Совсем пацаном тогда был. То есть, я был пацаном, ты-то постарше лет на пять. Боресвет, это ж Ренваль, брат Таля! Ты ведь помнишь еще Таля?

— До сих пор в кошмарах является, — сознался воин. — Братан твой — пацан правильный. А я, значит, кореш его. Вместе баланду хлебали, вместе врагов мочили. В натуре, уважаю. Дай пять, брателло, выпьем за знакомство.

— Бол? — неуверенно сказал брателло Таля, не обратив внимания на прочувственную речь Боресвета. — Это ты? Говорили, Сугудай уничтожил всех учеников Мастера Лура. А Таль… если ты выжил, может он тоже?

— Ты что, брателло, уши проглотил? — удивился Боресвет. — Голунским языком тебе говорю, жив твой братан…

— Да не понимает он на голунском, — отмахнулся Бол. — Ты ему на Всеобщем скажи.

— Да жив он, жив, — успокоил Ренваля барон. -

— Ага, жив, — подтвердил Бол. — Рен, с ним все в порядке.

— Герой твой братан, — вставил свое гулкое слово Боресвет. — Не, ты прикинь, в натуре, самого Сугудая замочил, без дураков.

— Дураки разбежались, — пояснил Бол. — Некоторых, правда, мы успели выловить.

— Таль убил Сугудая? — недоверчиво переспросил Рен. — Разве это возможно, чтобы какой-то ученик убил столь могущественного чародея?

— В натуре, колдун злокозненный словил хорошую плюху, — начал рассказывать Боресвет. — Братан твой фиги не крутил, а сразу так врезал, что баклан враз с копыт слетел.

— Повезло, — перевел Бол с гардарикского.

Ренваль удивленно покрутил головой.

— Не ожидал от брата, — признался он. — Надо же, малыш Таль стал легендарным героем. И мои внуки будут глазеть на его портрет и слушать о его подвигах, открыв рот.

— А где он сейчас? — спросила Адель, которая слушала о герое, открыв рот.

— Выполняет задание короля, — важно ответил Бол. Не говорить же, что за голой девкой гоняется! Еще поймут не так, и Талю попадет ни за что.

— Вы кушайте, кушайте, — спохватился барон. — Рассказывать можно и после обеда… и во время. Главное, не вместо.

Боресвет согласно кивнул и принялся за еду. Бол поспешно последовал его примеру. Аппетит у воина был вполне богатырский, такой все один сожрет и добавки попросит.

Воин обратил внимание, что блюда, в основном, состоят из рыбы.

— Имеете доступ к реке? — осведомился он между делом, поглощая запеченных карасей.

— А то как же, — охотно отозвался барон. — Со стороны реки замок-то не осажден, туда так просто не подлезешь. А мы рыбу ловим, особо даже и не таясь. От голода не помрем, это уж точно.

— А от чего помрем? — влез настырный Бол.

— Ты — от любопытства, — обрезал барон. — Раз уж тебя и Мастер Лур не излечил, значит, безнадежен. Как он, кстати?

— Живой, — Болу не хотелось говорить на эту тему, и он перевел разговор на осаду. — А те охламоны, что под стенами, им-то что надо?

— Они присягали Сугудаю, — ответила вместо отца Адель. — А мы отказались. Вот и решили привести к покорности, чтобы милость от нового короля получить. Барон Лорвен еще и спорные земли себе под шумок намерен оттяпать.

— Это Ведьмин Лог и Болотицу, что ли? — изумился Бол. — Да уж, лакомый кусочек. В Ведьмин Лог соваться только сумасшедший рискнет, а с Болотицы, кроме комаров, прибытку и вовсе нет.

— Еще два луга, роща и ручей, — напомнил барон. — За них-то тяжба и идет. Болотица-то, кроме лягушек, и даром никому не нужна…

Боресвет заскучал. Он не лягушка, ему Болотица ни к чему. Да и Ведьмин Лог не особо нужен. А вот познавательная экскурсия по замку не помешала бы. Если в нее включить осмотр и посещение кое-каких удобств.

— Слушай, а где у вас тут сортир? — обратился он к Болу, но тот его не услышал, вдохновенно врал о воцарении Орьерона Второго и своей собственной роли в этом событии. Семейство Даралов восхищенно внимало, и о Боресвете вроде как забыли.

Богатырь осторожно тронул за плечо барона.

— Слышь, хозяин, где тут у вас… то самое место? — деликатно спросил он.

— О, позвольте я Вас отведу, — обрадовался он. — А то в одиночку тут вполне можно заблудиться с непривычки. Боресвет обрадовано закивал головой, дескать, давай, в натуре, а то заблуждение может оказаться фатальным. Они вышли в длинный коридор, барон между делом рассказывал историю замка, воин восхищенно мычал что-то, почти не слушая.

— Вот здесь, — сказал, наконец, барон, позвенел ключами и открыл тяжелую дубовую дверь.

— Это что такое? — обомлел воин, рассматривая пыльную залу, забитую металлическим хламом.

— Как что? Арсенал, конечно, — барон немного растерялся. — Как и просили, сударь…

— Дык, мне сортир нужен! — в отчаянии вскричал воин. — Арсенал, спору нет, дело полезное, но мне, в натуре не к спеху.

— А, ну если в таком аспекте… — удивился барон. — Простите великодушно, не понял. Сортир у нас тоже имеется, новый, вполне современный.

— Пойдемте скорее! — простонал Боресвет, его хваленая невозмутимость дала вдруг трещину. — Хочу, в натуре, посмотреть на это чудо современной архитектуры.

Сортир оправдал его надежды. Уже тем, что просто имелся в замке. Настроение богатыря резко поднялось. Барон, видя, что гость оценил удобства по достоинству, просиял.

— Как Вам понравилось? — спросил он с надеждой.

— Очень, — искренне ответил Боресвет. — И это вот чудо прогрессивной мысли лохи поганые хотят сломать вместе с остальным замком?

— Сломать — не сломать, а вот осквернить желают, — грустно ответил барон. — Самым неподобающим образом. Вы не присоветуете что-нибудь по обороне замка? Все-таки воин, профессионал, так сказать. У нас давным-давно забыли, как вести осады и как оборонять замки. Меня беспокоит еще, что у них есть чародей, а у нас…

— А у вас его нет? — догадался Боресвет.

— Не то, что совсем нет, — замялся хозяин. — Есть один мудрец… Только он, скорее астролог, чем маг. По звездам читает всякое, прорицает беды и несчастья. Осаду вот предсказал… на второй день после ее начала.

— Может, мне с ним потолковать? — неуверенно спросил воин. Присутствие среди врагов чародея его несколько огорчило. Может, астролог этот расскажет, чего от колдуна зловредного ждать?

— Он, наверное, на башне, — обрадовался барон. — Я Вас провожу, сударь. А по дороге обсудим план военных действий. Так сказать, проведем военный совет.

Проводить военный совет на бегу Боресвет категорически отказался. Во-первых, утро вечера мудренее, во-вторых, сначала надо бы с астрологом потолковать. Мало ли какого мага вороги окаянные надыбали! Среди волхвов, в натуре, всякие встречаются. Вот раскатает терем по бревнышку, все умоемся на фиг.

Барон возразил, что у него замок, а не терем, и посмотрел бы он на того мага, что каменные стены по бревнышку раскатать сумеет. Такое разве что Квармолу по силам было, но никак уж не посредственному колдуну из замка барона Корпа. Хоть упомянутый чародей и был приставлен к упомянутому барону самим покойным Сугудаем.

Боресвет помянул всех троих нехорошим словом и пожалел, что Таль шатается Творец знает где. Вместо того, чтобы вбить вражеского колдуна в землю по самые ноздри. Почему именно по ноздри? Да чтобы заклятия не читал!

— Мы уже на башне, — поведал барон Боресвету страшную архитектурную тайну.

Воин заметил некую фигуру, увлеченно изучавшую небосвод.

— Вот, позвольте представить, это и есть наш астролог, — представил барон воину бойца магического фронта.

— Боресвет, богатырь из Голуни, — сказал Боресвет.

— Мэтр Аллон, прорицатель, — поклонился астролог.

— Метр — это что? — поинтересовался Боресвет.

— Абстрактная единица длины, — пояснил барон с легким недоумением. — Чуть больше ярда. Боресвет почесал затылок, не сумев связать единицу длины с астрологом. Пусть даже и абстрактную.

— Что говорят звезды? — спросил он, чтобы занять неловкую паузу.

— Попрятались за тучи, — пожаловался прорицатель. — Приходится читать будущее по облакам.

— И что интересного пишут? — полюбопытствовал барон.

— Да много чего, — пожал плечами мэтр Аллон. — Беда в том, что большинство сообщений нам вообще ни к чему знать. Попробуй, найди нужное среди этих туч, будь они неладны!

Он пробормотал себе под нос длинное непонятное ругательство, из которого Боресвет уловил лишь одно слово — "спам".

— Расскажи нам о вражеском чародее, — попросил барон.

— Уровень бакалавра, — пожал плечами астролог. — Не особо силен, но мне его не осилить. Я же в боевой магии вообще ничего не понимаю, а у него пара заклятий имеется…

— Прибьем вручную, — пообещал Боресвет. Подумаешь, бакалавр! И не таких закапывали, вспомнить хоть Тубариха, хоть Сугудая. К тому же у них Бол имеется, может, что и сумеет при случае изобразить.

— Сколько у них ратников хоть? — спросил он барона, надеясь хоть на какую-то информацию.

— Сотни три пехотинцев, и двенадцать рыцарей. Был еще отряд кавалерии, убрался прочь, едва поняли, что на конях стены штурмовать несподручно. Катапульта имеется… одна. Таран мы у них третьего дня разбили, новый до сих пор делают. Штурмовые лестницы имеются, но на стены карабкаться не спешат.

— Разучились штурмовать, — проворчал Боресвет. — Три сотни — многовато. Мне столько не перебить. Лучники есть?

— У них или у нас? — уточнил барон.

— У них.

— Около сотни. У нас тоже есть… два десятка. Еще есть баллиста, сломанная, правда.

— Починим, — пообещал Боресвет, пытаясь вспомнить курс лекций по устройству баллисты. Вместо чертежей и механизмов вспоминалось отчего-то водка и пиво, из чего богатырь сделал вывод, что лекцию он благополучно прогулял.

— Ладно, завтра осмотримся, составим диспозицию, — воин сладко зевнул.

— Они у нас еще попляшут, — окрыленный грозной и непонятной диспозицией, барон расправил плечи. — Среди Даралов трусов никогда не было! Пойдемте, сударь, я проведу Вас в Вашу опочивальню…

Боресвет не сопротивлялся. В опочивальню ему хотелось до безумия, снять, наконец, надоевшие сапоги и въевшиеся в кожу портянки.

Спальня порадовала непривычной роскошью, хотя богатырь и считал себя равнодушным к такого рода удобствам. Все-таки, надоедает постоянно жить походной жизнью, когда седло пытается заменить подушку, а одеяла не успевает просыхать от утренней росы.

— Спокойной ночи, сударь, — сказал барон и удалился доедать свой ужин.

Боресвет стащил тяжелую кольчугу, отшвырнул в сторону сапоги. Подумал, что неплохо бы помыться, потом вспомнил о купании в реке и решил не загоняться. Баня в замке вряд ли найдется, а колодезная вода даже холоднее речной.

Воин повесил ножны на спинку кровати, одним движением нырнул под одеяло, задул свечу. Зевнул, напряг и сразу расслабил мышцы спины. Закрыл глаза, некоторое время честно старался уснуть, но сон упорно не шел. Боресвет сел на кровати, достал из ножен меч. Да, он знает, что клинок по-прежнему остр, не было у него возможности затупиться, врагов не встречали очень давно, но вот гложет его некое беспокойство. Заточка и правка меча давно уже стали для него ритуалом, без которого уснуть просто немыслимо.

Боресвет вздохнул и принялся за дело. Если уж визг точильного камня для него вместо колыбельной, надо поскорее допеть дурацкую песню и лечь спать. Завтра будет нелегкий день.

День начался с военного совета. Собственно, от завтрака он отличался только тем, что за едой говорили об осаде замка. Барон быстро ввел в курс дела Боресвета, рассказав о двух неудавшихся штурмах со стороны противника. Замок строили со знанием дела, подобраться к стенам было достаточно сложно. Неглубокий ров препятствовал атакующим приставить лестницы к стенам, а чудо оборонной техники — подъемный мост — надежно защищал ворота. Первый штурм начался с того, что ополченцы противника завалили часть рва землей и ветками, после чего отрезок стены атаковали латники. Атака была без труда отбита, атакующие понесли изрядные потери.

Второй штурм был более опасен, под покровом ночи противник соорудил напротив ворот деревянный настил и принялся бить тараном в ворота. Атакующие, прикрываясь наскоро сколоченными из досок щитами, подошли к стенам и даже сумели на них взобраться. На этом их успехи закончились. Лучники в упор перестреляли латников, на таком расстоянии не спасали даже доспехи. Таран же был отправлен в ров внезапно опущенным подъемным мостом, по которому радостно промчалась кавалерия осажденных, обратившая в бегство противника. Желающие совершить акт вандализма над ни в чем не повинными воротами были перебиты, таран и деревянный настил люди Дарала хозяйственно затащили в замок. Осажденные испытывали недостаток дров, потому как кипячение воды и варка смолы в военных целях нанесли запасам барона преизрядный урон.

На этом боевой пыл противника иссяк. Вяло постреливала старая катапульта, тщетно пытаясь нанести замку хоть какой-нибудь урон. Стреляла она нечасто, осаждающие берегли редкие в здешних местах камни. Защитники замка собирали случайно перелетевшие через стену боеприпасы и приспосабливали их под свои нужды. К примеру, для вываливания на головы бывших хозяев упомянутых стройматериалов. Соревнования лучников по контактной стрельбе также неизменно выигрывали представители Дарана, потому как стрелять со стены было не в пример удобней и безопасней.

Одно только было плохо — враги безжалостно жгли баронские деревни, уничтожали мельницы и лесопилки. Крестьяне, люди донельзя практичные, успели уйти в леса с нехитрым своим скарбом, и найти их там без толкового проводника возможным не представлялось. Да осажденные и не пытались, благо никаких активных действий крестьяне не предпринимали.

Вот так и тянулась осада, атакующим было совершенно не ясно, как захватить замок, а защитникам — как осаду снять.

— Не умеют воевать, — резюмировал Боресвет, старательно выбирая кости из запеченного судака. — Ночная атака в трех-четырех местах, и дело сделано.

— Ночная атака — это не по-рыцарски, — возразил барон. — Ров засыпать — это можно, они так и сделали во второй раз, а штурмовать — не по правилам.

— Ненастоящие у вас войны какие-то, — пожаловался голунянин. — Какие, к Блину, правила на войне? Объявил военной хитростью или мудрой прогрессивной стратегией — и все дела.

— Ты бы лучше сказал, как нам победить, — проворчала Адель, слова воина задели ее за живое. — Если ты такой уж великий полководец.

— Сделать ночью вылазку и зарубить их вождей, — уверенно порекомендовал воин. — Без руководства войска сами разбегутся. Или, в натуре, послать весточку врагам этих баронов, что все силы их собраны здесь. Собственные-то замки беззащитными, небось, оставили?

— Скорее всего, — согласился барон, слушая воина с живейшим интересом. — Хорошая мысль, друг мой. Это стоит попробовать.

— Вообще не понимаю, чего они полезли, в натуре? — подивился богатырь. — Ведь свинье понятно, что ничего не выйдет.

— Думали испугать, — пояснил барон.

— Типа, на понт взять? — догадался Боресвет. — Не на тех напали, в натуре!

— Неплохо бы переговоры провести, — предложил Бол.

— Тебя и пошлем, ты любого уболтаешь, — хихикнула Адель.

— А что, может, и срастется чего, — прогудел Боресвет. — Злыдни эти не в курсах небось, что власть поменялась. Новый король за мятеж по головке не погладит, а уж ежели и погладит, так хорошей дубиной.

— Точно! — обрадовался Бол. — Попробуем им понт отдать, или как там у вас говорят?

— На понты взять, — поправил Боресвет. — Давай, хозяин, труби на стрелку. Будем с врагами переговариваться децил. Раз уж драться нам невыгодно, попробуем решить дело миром. Кто не спрятался — я не виноват. Давай, хозяин, вывешивай простыню. На конюшне хоть найдется кляча, что не сломается подо мной?

— Мы привели вашего коня, — похвастался барон. Боресвет вспомнил подземный ход и содрогнулся. Коня по нему можно было протащить только по частям. Отдельно седло, отдельно стремена с уздечкой, отдельно ноги и голову. Скакать на таком вот некондиционном коне ему совершенно не хотелось.

— Подняли со стороны реки на веревках, — пояснил барон. — Боевой у вас конь, сударь! Трех латников перепинал, у одного схарчил рукав куртки. Где такие водятся, интересно?

— На конюшне Его Величества, — авторитетно объяснил Бол.

— А кто поедет на переговоры? — поинтересовалась Адель.

— Я и Боресвет, — объявил барон.

— Вот уж дудки! — возмутился Бол. — Я же личный друг и фактически освободитель Его Величества! Король мне самолично руку пожимал и даже обнял на прощанье! Вот тебя, отец, хоть раз в жизни обнимал король?

— Да спаси Творец, — содрогнулся тот. — Только дипломатию вести — это тебе не с королями обниматься, это дело серьезное. Вам это в Школе не читали еще. Как испортишь мне все переговоры, тогда что?

— А Боресвет что, великий дипломат? — возмутился Бол. — Он и слова, небось такого не слышал!

— Зато у него кулаки большие, — парировал барон.

Бол заткнулся. Большие кулаки — это и есть суть дипломатии.

— Гм, извините, уважаемый барон, — Боресвет чувствовал себя неловко. — Я бы все-таки попросил Вас взять парнишку. Готов за него поручиться, если надо.

— Будет лучше, если Бол расскажет про коронацию, — вставила Адель. — Чужеземцу могут и не поверить.

— Ладно, пусть едет, — нехотя согласился Лентон. — Поедешь с нами. Только смотри у меня! Выпорю, если отчудишь чего по своему обыкновению! Розги для ученика мага столь же полезны, как и для простой задницы. Эй, там! Трубите переговоры!

С высоты своего коня, Боресвет оглядел выстроившееся войско. Да уж, воины у барона те еще. Сразу видно, что из боевых построений воевать способны только хирдом, что, в переводе с гномьего, означает "толпа". Хорошо еще, у противника войско не лучше. Иначе замок давно бы взяли уже. Два раза.

— Открыть ворота! — зычно скомандовал барон. Богатырь подивился, невысокий и хлипкий с виду барон оказался обладателем прекрасного командного голоса. Ему б еще боевого опыта добавить, прекрасный полководец получился б.

Ворота немедленно распахнулись, и кавалькада стремительно пронеслась по опущенному мосту. Впереди скакали герольды, один нес штандарт замка, второй, с побагровевшей от усилия физиономией, дул в бронзовую трубу, объявляя переговоры. Раздутые щеки и выпученные глаза придавали герольду презабавнейший вид.

Со стороны противника уже мчалась навстречу группа всадников. Впереди скакал опять же герольд с трубой и раздутыми щеками. Боресвет искренне понадеялся, что они хотя бы на время переговоров заткнутся, иначе в таком шуме ничего не услышишь.

Опасения оказались напрасны; едва парламентеры сблизились, оба герольда разом замолчали. Боресвет с интересом разглядывал предводителей осаждавших. Бароны как бароны, ничего особенного, правда, один из них граф, так он, Боресвет, и графьев повидал, не такая уж они и диковинка, если разобраться.

— Желаете обсудить условия сдачи? — поинтересовался барон Лорвен. Ликование в его голосе было вполне объяснимо, и богатырь усмехнулся в густые усы.

— Мы предлагаем вам убраться куда подальше, — дипломатично намекнул он. — В натуре, братки, езжали бы вы лесом отсель…

— Кто этот сумасшедший, барон? — поинтересовался холодно граф Деран. — Или это Ваш новый шут? Вряд ли его присутствие уместно на переговорах.

— Вполне уместно, не сомневайтесь, — барон наслаждался ситуацией. — Вам стоило бы прислушаться к его совету. Его Величество вряд ли проявит снисхождение к мятежникам.

— Его Величество Сугудай… — начал было барон Лорвен, но его прервал Боресвет:

— Его Величество нынче Орьерон Второй. А Сугудая, в натуре, закопали давно. Пальцы слишком гнул не в ту сторону. Так что, братва, валите в гудок, пока целы.

— Мой друг из Гардарики желает сказать, что мы согласны ходатайствовать перед Его Величеством Орьероном Вторым о снисхождении, если вы немедленно покинете пределы моих земель, — перевел барон Дарал.

— В натуре, — подтвердил богатырь.

Сообщение о смене власти в государстве вызвало переполох в рядах руководства противника. Граф, судя по всему, игравший роль предводителя, сразу растерял боевой пыл и явно собирался решить дело миром. Барон Корп тоже не горел желанием испытать королевскую немилость, а вот барон Лорвен, что называется, уперся рогом. В душе он уже считал себя хозяином Ведьмина Лога и Болотицы, и такой поворот событий его изрядно расстроил. Однако и ему было понятно, что осаду придется снять, шансов взять замок только своими силами у него не было.

— А где доказательства? — спросил вдруг молчавший до сих пор незнакомец в бежевом камзоле. Он один из всех присутствующих пренебрег кольчугой, из чего Боресвет сделал вывод, что это и есть вражеский маг-бакалавр.

— Короля предъявить не можем, в столице он, — развел руками барон Дарал.

— Может, это вас устроит? — Бол резким движением распахнул плащ.

— Бляха-муха! — ахнул граф Деран.

Да, это была она, знаменитая королевская бляха в виде мухи. Носящий ее имел право говорить от лица короля, судить и миловать, руководить и направлять, а также бесплатно пить пиво в придорожных харчевнях.

— Вы из Даралов, молодой человек? Некое фамильное сходство присутствует, — обратил внимание на фамильное сходство граф Деран. — И откуда же у Вас эта премилая вещица, позвольте спросить?

— Дана за особые заслуги перед короной, — важно ответил Бол. — Я был один из тех, кто помог его Величеству вернуть себе престол.

— А шуту — колпак премьер министра, — добавил Боресвет.

Предполагаемый бакалавр внимательно рассматривал бляху. Боресвет внутренне подобрался. От этого парня можно ждать любой пакости, надо быть готовым, если поколдовать решит.

— Бляха настоящая, — изрек, наконец, маг. — Думаю, нам не стоит продолжать осаду замка, если на стороне Дарала человек, пользующийся покровительством короля.

— Это что же, мы отсюда так и уйдем без боя? — возмутился барон Лорвен. — Не по-рыцарски это. Нас куры засмеют!

— Да хоть коровы, — независимо парировал Бол. — Или господин барон предпочитает, чтобы ему голуби гадили на отдельно стоящую голову?

Господин барон голубей и отдельную голову не предпочитал, о чем и было поспешно объявлено всем присутствующим.

— Нет, барон в чем-то прав, — задумчиво сказал граф Деран. — В самом деле, неловко без боя. Может быть, устроим поединок?

— И сразимся за Болотицу и Ведьмин Лог, — обрадовано добавил барон Лорвен.

Барон Дарал нахмурился. Отдавать спорные земли, когда судьба повернула свой необъятный зад в другую сторону, ему не хотелось. Жадный все-таки сосед у него, тут впору о голове заботиться, а он все выгоды ищет.

— А в поединке барон участвовать должен, али замена возможна? — лениво поинтересовался Боресвет.

— Барон, — ответил Лорвен, и одновременно с ним ответил граф Деран:

— Можно замену.

— Как же так, граф! — возмутился барон Лорвен.

— Остынь, — приказал граф. — Я с ним сражаться не буду, и барон Корп желанием, вижу, не горит. А сам ты против Дарала слабоват, и знаешь это не хуже меня. Мы выставим своего поединщика, почтенные господа, если вы согласитесь на поединок.

— Я бы кости размял, — задумчиво сказал Боресвет в пространство.

— Разомнем, — пообещал граф Деран, улыбка его Боресвету не понравилась. Жестокая вышла улыбочка, ехидная и жестокая. Будто заранее закопал проклятый граф богатыря в мать — сыру землю по самые ноздри. Боресвет посмотрел в ответ дерзко, усмехнулся нагловато. Увидев, что богатырь откопался, граф отвел взгляд.

— Позови Раговейна, — властно бросил он герольду.

Боресвет услышал, как ахнул за спиной барон Дарал. Кем бы ни был его супротивник, барон о нем наслышан. А раз уж воин известен даже в этом захолустье… репутация поединщика не на пустом месте растет. Ну, да его тоже не из полена строгали…

Тяжелый стук копыт оторвал его от размышлений. Боресвет поднял глаза, рассматривая поединщика.

Посмотреть стоило. На миг Боресвету показалось, что на него скачет металлический статуй, из тех, что устанавливают на городских площадях. Огромный всадник, могучий конь — оба были с ног до головы закованы в доспехи. Боресвет, опомнившись, закрыл рот. Ну, статуй, так статуй, и не таких обламывали. Вот в городе Гарне он же дрался со статуем по-пьяни? Дрался, и даже свернул медному всаднику челюсть вместе с головой. Этот, правда, из железа и скачет еще… ничего, скоро он забудет об этой вредной привычке. Раз уж ты статуй, то стой себе на площади, а скакать не моги!

— Это и есть сэр Раговейн, — пояснил граф для неграмотных. — Первый рыцарь Квармола! Победитель доброй дюжины турниров! Вы не представляете, дорогой барон, каких трудов стоило уговорить его принять мое покровительство!

— Отчего же, прекрасно представляю, только вот денег у меня таких нет, — угрюмо отозвался барон. По голосу чувствуется, он тоже готовился уже к похоронам Боресвета, а также к потере Ведьмина Лога и особенно Болотицы.

— Мне сказали, будет поединок? — небрежно осведомился рыцарь, сверкая азартом глаз в прорези забрала. — Вы, сударь, и есть мой противник?

Взгляд его безошибочно остановился на Боресвете. Витязь усмехнулся в усы и кивнул. Голос у рыцаря был подстать, просто колокол церковный, а не голос. Хорошо еще, не турнир менестрелей у них, непременно бы проиграл. А во чистом поле да при оружии… поле ровное, меч острый, а жизнь — игра.

— Не встречал на турнирах, — осторожно начал прощупывать его рыцарь. — Откуда родом будете? Герб Ваш мне не знаком вроде бы…

— Из славного города Голунь родом, — дерзко ухмыльнулся богатырь. — А что до турниров ваших потешных — не по мне забавы эти. Вот в чистом полюшке если ворога окаянного встречу, так, в натуре, укорочу децил. На полголовы.

— Хвастун! — презрительно бросил рыцарь. — Давай ближе к делу. Забирайся на коня, бери в руки копье — и посмотрим, кто в седле останется.

— Вот брошу все сейчас и за копьем побегу, — недовольно прогудел Боресвет. — Больно вы тут, в Квармоле, привередливые. У нас дерутся тем, что под руку попало. А руки у нас длинные. Вон меч есть и палица — мне хватит.

— Дикие вы там, — презрительно бросил сэр Раговейн. — Настоящий рыцарь должен мастерски владеть копьем, мечом и конем.

— И конем? — восхитился Боресвет. — Ну ты, в натуре, просто цыган какой-то! А вот скажи на милость, сударь мой рыцарь, как ты с дубиной этой по городу рассекаешь? Ведь этак всех прохожих перекалечить можно!

— Копье не для того нужно, чтобы с ним по улицам ездить, невежда! — запальчиво бросил рыцарь.

— Понятно, для понтов берешь, — с пониманием отозвался Боресвет.

— Копья оруженосцы возят, — рыцарь начинал уже злиться на туповатого противника. — Так что, будем драться или сопли возить? Можно приказать доставить копье из замка или из нашего лагеря. В конце концов, мой оруженосец притащил запасное, могу одолжить по такому случае. Бой на копьях — самый благородный вид поединка!

— Ты еще в тавлеи сыграть предложи, — хмыкнул Боресвет.

— Тогда дерись тем, что есть под рукой, — гаркнул сэр Раговейн так, что у богатыря зазвенело в ушах. — Насажу на копье, как утку на вертел!

— А я на тебя плюну в ответ, — пригрозил богатырь.

Они разъехались в разные стороны. Боресвет, не спеша, нацепил кольчужные рукавицы, подтянул ремешок шлема, попробовал, как ложиться в ладонь рукоять палицы. Оружие только что не повизгивало, просясь в руки.

— Сейчас, в натуре, начнем, — успокоил палицу Боресвет на всякий случай. Вдруг да заговорить решит, как секира у Нанока?

Богатырь легко вскочил в седло. Конь протестующе заржал, голунянин похлопал его по холке.

— Ты уж не подведи, братан, — сказал он просительно. — Годы у меня, не те, в натуре, чтоб уткой на вертеле… Да и тебе, если проиграю, такую вот гору железа носить придется. Так что постарайся уж! Нооо, поехали! Поратаемся со статуем железным!

Конь рванулся с места, будто на скачках "Формула-1". Была, по слухам, в Заморье такая народная потеха со странным названием. Рыцарь разгонял своего першерона навстречу, прикрывшись щитом и угрожающе выставив вперед копье. Поединщики сближались с бешенной скоростью. Раговейн нанес удар копьем, метя в шлем, но Боресвет легко уклонился, осадил коня и ударил в ответ булавой. Першерон уже уносил супротивника, поэтому удар вышел не в полную силу, но все равно получилось неплохо. Загремели тяжелые латы, рыцарь крякнул от боли.

— Это мы еще посмотрим, кто тут утка, — проворчал богатырь, разворачивая коня.

Обозленный рыцарь с трудом остановил разогнавшегося коня, развернул и ринулся в бой. На этот раз сэр Раговейн метил уже в грудь, отбросив турнирные привычки. Боресвет принял удар на щит, отведя копье в сторону. Взмах булавы, рыцарь едва успел подставить щит, вновь загремело железо. Окованная булава высекла искры, рыцарь покачнулся в седле. Надежно защищенный доспехами, сэр Раговейн вчистую проигрывал богатырю в ловкости, что тот умело использовал. Третья сходка, однако, завершилась не в пользу голунянина. Тяжелое копье угодило в щит, Боресвет содрогнулся от страшного удара. Копье разлетелось в щепы, по краю щита пробежала трещина. Богатырь с превеликим трудом удержался в седле, но сумел выпрямиться и встретить щитом удар меча. Щит выдержал, хотя было уже видно, что долго ему не протянуть. Однако он дал время воину придти в себя, и новый удар богатырь парировал булавой. Железный статуй обладал немереной силой, но и Боресвета не на грядке нашли. Оба поединщика щедро осыпали друг друга ударами, не желая уступать.

Первым сдался рыцарский першерон. Видимо, булава вскользь зацепила его по бронированному боку, конь дико заржал и встал на дыбы. Здесь бы и конец поединку, но Раговейн сумел каким-то чудом спрыгнуть в последний момент и даже удержался на ногах. Боресвет покачал головой и покинул седло.

— Тебе не победить, — прорычал сэр Раговейн. Богатырь только усмехнулся, поигрывая палицей. Уж на земле стоя, он супротивнику спуску не даст. Рыцаря сковывают доспехи, а его кольчуга не в пример легче да удобней. Главное, под удар не подставиться, а там время на него поработает. Чтоб в полном доспехе пешим драться, да ни один рыцарь не протянет долго, будь он хоть трижды статуй.

Богатырь ловко уходил от ударов и бил в ответ своим грозным оружием. Булава смяла шарнир налокотника, теперь рыцарь не успевал уже подставлять щит под удары. Боресвет, чувствуя близкую победу, бил чаще, нанося удары в уязвимые места. Лопнуло под очередным ударом забрало, рыцарь покачнулся. Боресвет ожидал, что Раговейн рухнет на землю, удар ведь был воистину богатырским. Другому кому и шею сломать мог. Но поединщик только покачнулся, помотал шлемом с упакованной в него головой и продолжил бой. Надо сказать, бил он не слабо, меч разнес в щепы щит Боресвета, два раза скользил по остроконечному шлему, пробив защиту. Осерчав, богатырь перешел в наступление, гвоздя окаянного противника палицей. Треснувший щит Раговейна доживал последние секунды, еще удар — и рыцарь стряхнул с руки обе половинки. Теперь они были на равных, одна только беда — Боресвет успел подустать, слишком энергично он наседал на сэра Раговейна. Сейчас бы укрыться щитом, передохнуть чуток. Так ведь не дает неугомонный рыцарь, машет своим "тигром" двуручным так, что только зазевайся на миг, сразу располовинит.

Однако и Раговейн бился уже из последних сил. Удары его слабели, Боресвет уже готовился торжествовать победу, как вдруг рыцарь нанес столь мощный удар, что, не успей богатырь уклониться, не спасла бы его прочная кольчуга. Однако уклониться Боресвет успел. Раговейн, что называется, провалился, проскочил по инерции мимо голунянина. Развернуться он уже не успел, удар булавы сзади смял шлем и бросил рыцаря на землю. Богатырь перевернул поверженного противника на спину, достал из-за голенища засапожник.

— Сдаешься? — поинтересовался он, тяжело дыша.

— Прижнаю себя побежденным, — прошепелявил рыцарь. Видимо, удар по забралу немного попортил ему улыбку и дикцию.

Богатырь встал, готовясь принимать заслуженные поздравления. Первым, как и ожидалось, поспел Бол.

— Ты мне скажи, чего мечом-то не дрался? — поинтересовался он, обнимая богатыря.

— Ты чего, братан, прифигел в натуре? — возмутился Боресвет. — Видал, сколько на нем железа? Да я меч до завтра бы точил!

— И свой урок я завершу практическим опытом, — Мастер Зортрий, Ассистент, обвел класс внимательным взглядом. Ученики притихли, глядя во все глаза на учителя. Сейчас перед ними явит себя чудо. Маленькое настоящее чудо.

Мастер Зортрий усмехнулся про себя. Ковену нужны маги. Особенно сейчас, в преддверии Пробуждения. Дети — податливая глина в руках гончара. Лепи, что хочешь. Добро и Зло — для них лишь слова… а вот что эти слова для них будут означать, решать именно ему, Ассистенту.

— Я рассказывал вам уже про заклинание "Перст Судьбы". Оно смертельно опасно для чародея, каким бы искусным он ни был. Поэтому, я покажу вам облегченный его вариант, "Дар Судьбы", — Мастер Зортрий читал лекцию, одновременно подготавливая лабораторный стол для проведения заклинания. — Результатом упомянутых чар является то, что судьба посылает вам в дар то, что вам будет нужнее всего в скором времени. Гроссмейстер Квармол, между прочим, относил эти чары к предсказательным. Если вам, к примеру, выпадает корка хлеба, то в ближайший год вам придется перенести голод, и вы будете молить Творца об этой черствой корке. А жбан огуречного рассола свидетельствует, что похмелье после ближайшей вечеринки будет особенно сильным.

Мастер Зортрий переждал, пока закончатся смешки учеников и продолжил:

— Теперь подойдите ближе, я уже закончил приготовления. Итак, поджигаем сначала синюю свечу, потом белую и, наконец, зеленую. Что символизируют цвета свеч, вы только что записали, на следующем уроке я с вас спрошу. Итак, в центре жертвенный предмет, совершенно неважно, что он из себя представляет. Обмен произойдет в любом случае. У нас жертвенным предметом служит разбитый кувшин. Вы видите, как он исчезает в двуцветном дыму, теряя материальность. Дым густеет, вот сейчас начнет материализовываться Дар Судьбы. Внимание… вот он!

Мастер Зортрий торжествующе потряс над головой обыкновенной пеньковой веревкой.

Ученики восторженно ахнули, пролив бальзам восхищения на честолюбивое сердце учителя. Ассистент внимательно рассматривал веревку.

— Хотел бы я знать, — задумчиво произнес он. — Кого из вас мне настолько захочется удавить?

Судьба порой любит посмеяться. Не случайно Древние изображали ее вечно хихикающей глупой девицей. За что, вероятно, и были наказаны Войной Магов. Судьба любит посмеяться — но не переносит, когда смеются над ней.

Примерно в то время, когда Мастер Зортрий проводил показ заклинания для своих учеников, то же самое заклинание читал некий старик в городе Ледре.

У него возникли вдруг ниоткуда изрядные проблемы. Уснув как-то вечером, он проснулся в разгромленной библиотеке в обнимку с полупустым бочонком вина. Пара стеллажей обрушены, бесценные манускрипты разбросаны по полу, иные погрызены неизвестным зверьем. Если это крысы оставляют следы таких зубов, то срочно надо менять работу на более безопасную. Например, пойти укротителем тигров.

Старый библиотекарь не знал, что ему делать. Одно дело, если у него просто амнезия в результате сотрясения мозга (голова преизрядно болела, хотя шишек и ссадин не прощупывалось). Совсем другое дело, если кто-то коварно наложил на него заклинание склероза. Но страшнее всего, если у него начался старческий маразм. Для библиотекаря это хуже смерти. Ясный ум и цепкая память — качества, отличающие библиотекаря-мастера, и старик весьма дорожил ими.

Потому и решил задать судьбе свой вопрос — что делать?

Сине-зеленый дым клубился над столом, пахло полынью и вербой. Старик нетерпеливо вглядывался в неясные пока очертания Дара Судьбы. Дым густел, вот-вот начнется материализация…

Библиотекарь с торжествующим воплем схватил Дар. Получилась! Столько лет не пробовал эти чары, и все-таки получилось! Ну-ка, что нам предлагает судьба?

В руках его блестела новенькая медная чаша. Старик тоскливо вздохнул и покосился на полупустой бочонок вина. С судьбой не спорят…

— А не соизволит ли Ваше отдохнувшее Величество заняться государственными делами? — вкрадчиво осведомился премьер-министр. — Например, прослушать отчет о делах королевства? Я, конечно, понимаю, бездельникам королевского происхождения это, что называется, в лом, но ради разнообразия?

— Лемур, ты несносен, — укоризненно заметил король. — Смирись с тем, что ты больше не шут. Порядочные министры выражаются более внятно.

— Порядочных министров не бывает, — убежденно ответил Лемур. — Либо воры, либо шуты, либо дураки. Я, к примеру, шут. И Вашему, так сказать, Величеству со мной еще повезло. Так что Вы соизволите государственно решить насчет доклада?

— Читай, — обреченно махнул рукой король.

— Докладывают из южных областей — попытка мятежа успешно ликвидирована. Личные дела зачинщиков и списки их, так сказать, ошибок, будут представлены на рассмотрение Вашему Величеству. Чтобы оное Величество самолично определило, каковые из ошибок являются именно ошибками, а каковые — коронными преступлениями. Лично я всех послал бы на плаху. Чтобы другие дураки учились на ошибках предыдущих.

— Дальше, — поморщился король.

— Армейские части на западе присягнули Вашему Величеству. Заместитель командующего запрашивает Ваших мудрых указаний.

— А что же сам командующий? — удивился король.

— Он слишком долго раздумывал по поводу присяги, — ухмыльнулся шут. — Его заместитель не обладает терпением Беодла. Говорил я, что много думать вредно?

— Даже демонстрировал, — подтвердил король. — Заместителем там граф Сергальд? Поздравь его от моего имени со званием командующего. Дальше!

— Снята осада с замка барона Дарала, — доложил Лемур. — Два барона и граф бьют челом об стол, каются и умоляют простить.

— Дарал… наморщил лоб король. — Это замок отца Бола? Не иначе, эта парочка туда добралась. Приятно получить весточку о своих друзьях…

— Еще один нюанс — непобедимый Раговейн отказался от участия в столичном турнире, сославшись на проблемы со здоровьем.

— Боресвет — любому здоровью проблема, — согласился король. — Ты в курсе, он на балу убил комара на плече графа Стокера. Бедняга до сих пор в лубке ходит…Еще что?

— Библиотекарь в городе Ледре малость свихнулся после того, как обнаружил себя в объятиях бочонка с вином, — хихикнул шут. — При том, он напрочь забыл, что с ним происходило в последние дни. Какие изволите сделать выводы?

— Таль собирался как раз в Ледр, — задумчиво сказал король. — Думаешь, его проделки?

— При всем уважении к ученику Мастера Лура, бочонок ему не допереть, — ухмыльнулся шут. — Здесь чувствуется рука варвара. А то и обе, если бочонок большой.

— Интересно, где они нашли вино, — улыбнулся король. — В Ледре сухой закон!

— Нанок и в Синих песках нашел бы, чем промочить горло помимо воды, — вступился за варвара Лемур. — Еще из Ледра сообщают, что возник у них пожар явно магического происхождения. Ну, это понятно, выпили, погуляли… А вот еще новость — сильный пожар уничтожил половину домов в городе Гарва.

— Это же на юге, — недоуменно сказал король. — Туда-то они как попали?

— В Гарву они никак попасть не могли, — подтвердил Лемур.

— Тогда отчего пожар? — удивился король.

— Понятия не имею… Может, само загорелось? — предположил бывший шут, но как-то неуверенно.

— Ладно, оставим пока… Мастер Лур, что Вы можете сообщить насчет Ковена?

— Пока ничего, — лаконично ответил маг. — Работаем. Бумаги зашифрованы с помощью магии, и выделенных мне двух бакалавров недостаточно, чтобы быстро распутать этот клубок. Подбор нужного заклинания требует много времени.

— Держите меня в курсе, — сказал король. — Лемур, у тебя все?

— Почти, Ваше нетерпеливое Величество. Последние новости — на севере объявился Его Величество Сугудай Первый.

— Ты с ума сошел? — ахнул король. — Мы же прилюдно сожгли его тело. Мастер Лур, возможно ли, чтобы он ожил?

— Нет, — уверенно ответил маг. — Это самозванец. Лжесугудай Первый.

— Вот-вот, — подхватил бывший шут, а ныне министр премьер. — То же самое сказал Его Величество Орьерон Второй, что тоже объявился на юге. А Лжесугудай на это объявил, что тот сам самозванец и сукин сын. Теперь они с помощью сторонников решают, кто из них самозванец, а кто сукин сын. Причем оба уверяюат, что их отцы с собаками дело не имели. В общем, на севере полыхает мятеж, и это огорчает, потому что ахарцы проявляют поразительную активность. Если пойдут войной, остановить их будет нелегко…

— Надо приказать графу Сергальду двинуть войска на север. Подготовь приказ, я подпишу, — сказал король. — Конкурентов надо быстро прижать к ногтю, пока мятеж не разгорелся.

— Будет исполнено, — шут поклонился с нарочитой вежливостью. — Нет, но все же мне интересно, отчего случился пожар в Гарве, если наших бурганайцев там и близко не было?


Содержание:
 0  Кольцо из чистого дерева : Виталий Бодров  1  Глава I : Виталий Бодров
 2  Глава II : Виталий Бодров  3  Глава III : Виталий Бодров
 4  Глава IV : Виталий Бодров  5  Глава V : Виталий Бодров
 6  вы читаете: Глава VI : Виталий Бодров  7  Глава VII : Виталий Бодров
 8  Глава VIII : Виталий Бодров  9  Глава IX : Виталий Бодров
 10  Глава X : Виталий Бодров  11  Глава XI : Виталий Бодров
 12  Глава XII : Виталий Бодров  13  Глава XIII : Виталий Бодров
 14  Глава XIV : Виталий Бодров  15  Глава XV : Виталий Бодров
 16  Глава XVI : Виталий Бодров  17  Глава XVII : Виталий Бодров



 




sitemap