Фантастика : Юмористическая фантастика : Фермер : Олег Борисов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9

вы читаете книгу

[роман-карикатура] Данный текст содержит ненормативную лексику, неполиткорректную расистскую пропаганду величия человеческой расы и множество наглых (я бы даже сказал — по-хамски акцентированных) ярлыков и штампов, заимствованных и спертых без указания авторских прав, копирайтов и прочего барахла. Если ваша хрупкая душевная организация не приемлет ничего подобного — настоятельно рекомендую закрыть этот текст и вернуться в тот пансион благородных девиц, откуда вас по недогляду выпустили…

Глава 1

— Ну и харя! — донеслось из открытого окна пикапа, и тяжело груженая машина заскрипела покрышками на остатках асфальта.

По законам выживания, сидевший на обочине скам должен был сдохнуть еще утром, когда местная шваль выбиралась из заброшенных домов на заработки. После второго бунта инопланетян загнали южнее, к самому Периметру, раз и навсегда продемонстрировав миру и Вселенной, что человеческие отбросы способны порвать глотку любом отребью, будь те с хвостами, или без. Поэтому одинокая сутулая фигура, примостившаяся на корточках рядом с замызганным мешком, выглядела подобно депутату Госдумы, шагнувшему в массы для вербовки сторонников на предстоящих выборах. Легенды гласили, что один такой идиот нашелся. Его вонючий труп потом даже вешали несколько раз "на бис", сначала в анклаве Чучхе, где окопались азиаты, а потом синюшное тело с вывалившимся языком успело мелькнуть у муслимов и нациков с Битцы. Но чтобы живой скам и на Вавилова — это забавно.

— Эй, обезьяна! — морда инопланетянина застыла как раз напротив открытого пассажирского окна. — Какого хера ты здесь хвост протираешь?

Чужак приоткрыл опухшие веки и покосился на водителя. И что хуману нужно? Хайло небритое, брезентовая жилетка и мятый стетсон на голове. Не иначе, как из Техаса, "гуманитарная помощь". Такой же бесправный мусор на местной земле, а туда же: "обезьяна"!

— Что, мудила, головку солнышком напекло, русский язык забыл? — водителю было смешно. А еще любопытно: в самом деле, какого хера приблудный скам болтается в чужом районе.

— Работу ищу, — все же снизошел до объяснения хвостатый крепыш.

— Работу? Да ты ебанулся! — восхитился обладатель широкополой шляпы. — Здесь тебя ждет лишь одна работа: участвовать в крысиных бегах. Подрежут лапы — и в канализацию. А там — или ты хвостатых родственников сожрешь, либо тебя… Кто тебе рассказал, что уродам со звезд рядом с Битцей работу дают?

Убедившись, что от словоохотливого обладателя пикапа просто так не отделаться, зубастая помесь жабы и обезьяны порылась в мешковине и достала мятый листок: "Сдельная работа! Оплата на месте!"

— Феерический долбоеб, — вынес диагноз мужчина и заглушил двигатель. — Тебя когда на каторгу сослали? День или два назад? Два… Тогда понятно: в местных реалиях ты не рубишь, все полезное барахло наверняка уже просадил местным жучилам, а теперь тебя еще спихнули в чужой район, чтобы площадь в муравейнике не занимал… Этой бумажкой рабов среди хвостатых идиотов вербуют, понял? Разное мудачье, которым по приколу жрать от пуза и пирамиду из дерьма строить. Раздобыли ствол-другой, сколотили шоблу и метут с улиц каждого, кто огрызаться не может…

— Мне сказали…

— Хуйню тебе сказали, мордастый. По слогам могу разжевать: ху-й-ню… Ты у этого дерева еще с полчаса проживешь, потом или тупо грохнут, или по башке дадут. Очнулся — уже с ошейником и щебенку грузишь… Ты хоть кто, мудило пустоголовое? Солдат, повстанец или партизан-неудачник с окраин империи? Кого сейчас на каторгу засылают?

— Я наладчик инжекторных модуляторов, — неохотно начал было объяснять инопланетянин, но собеседник тут же замахал руками:

— Эй, морда, я твои сраные шмодуляторы не понимаю! У вас там на звездолетах болтов и гаек до жопы, и на каждую гайку сертифицированный мудак прихерачен!.. Проще скажи — технику чинить можешь, или только кнопки по бумажке давить обучали?

— Умею, — обреченно хрюкнул скам. Не смотря на опухшую после побоев морду, глаза у него неплохо видели окружающий мир, и успели уже зафиксировать толпу оборванцев, вывалившихся из ближайшей проходной.

— О! Надо же, лапы в нужное место воткнули. А опреснитель перебрать сможешь? — мужчина удовлетворенно отметил поспешный кивок и распахнул дверь: — Барахло в кузов, сам сюда. Давай, шевели жопой, чудо. У меня как раз шабашка есть. Если в самом деле башка у тебя чтобы думать, а не жрать — будет тебе работа. И даже крыша над головой.

— Мне сказали, люди не любят, когда мы рядом… Нас даже в городе возят в… как это?.. А, в "ско-то-во-зах"! — с трудом прожевал непонятное слово соискатель, прижимая мешок к зеленой груди.

— А мне похеру, кто что не любит. Моя машина, могу хоть навоз возить, хоть скамов. Садись давай, солнце уже встало, а я с тобой прохлаждаюсь… Или в рабы пойдешь? Вон, и будущие хозяева уже нарисовались.

— Не — в рабы — нет! — и аккуратно уложив поклажу на пошарпанных ящиках в кузове, здоровяк осторожно пристроился на пассажирском месте.

— Тогда поехали… Хорошо еще, что вам в башку русский прошивают перед высадкой, хоть "моя-твоя-понимай" работает. Правда, какой долбоеб вам для разговорного словарный запас Пушкина и Лермонтова сандалит? Надо же было придумать — помесь обезьяны и ящерицы — и через слово "Я вам пишу, чего же боле"… Пиздец, даже не пообщаться нормально…

Группа молодых парней высыпала на дорогу, перекрыв проезд. Но как только вожак разглядел водителя медленно ползущего на встречу пикапа, так кодла брызнула в стороны. Скрипнули тормоза, и небритая рожа высунулась к отпрянувшему молодчику с синюшными татуировками на щеках:

— Проблемы, бро?

— Не, никаких…

— Да? — в руках водителя материализовался обрез. Почесав железкой коротко стриженые виски, мужчина усмехнулся и отсалютовал спиленным стволом: — Ну, раз без проблем, то и ладушки. Бывайте, не кашляйте…

Гремящий подвязанным глушителем пикап покатил дальше, оставив после себя вонючие клубы дыма.

— Ты чо, Штырь! Это же тачка! Своя тачка, без базара!

Срывая зло, вожак звезданул подельника и зашипел в испуганно распахнутые глаза:

— Какая тачка, ссыкло! Ты урода видел?! Это же Фомка-Фермер! Он сначала стреляет, потом разбирается, кто наехал… Его даже Битца не трогает, а ты решил тачку хапнуть!.. Скажи спасибо, что он тебе картечь в брюхо не всадил!

— А чего он скама повез? Я думал, это кто-то местный пикапом разжился… Чего он?

— Мудак, потому что! Полный мудак!

Мудак тем временем набрал скорость и гремел уже глушителем в конце улицы, ковыляя по разбитым трамвайным путям. Через пару кварталов перемахнет проспект 60-летия Октября, а там и до барахолки под Третьим колечком рукой подать. Можно сказать — почти дома…

* * *

Какой-то умный яйцеголовый, чтоб ему икалось на том свете, ехидно подметил: "Цифра три обладает просто блядским фатальным влиянием на всю историю Имперского контакта". И ведь прав был, сука.

Сначала инопланетный сброд устроил у себя смену власти, по итогам которой три планеты объявили врагами народа. Две просто сожгли, а третью ради высоких идеалов демократии пустили на расселение по захолустью.

Земля стала третьей планетой, на которую выпала разнарядка. А дальше по накатанной — суб-атмосферные базы сшибают все, что в воздухе шевелится, на земле разворачивается Периметр, и сквозь прикрытый силовыми щитами портал пинками в светлое будущее выпроваживают первые миллионы каторжан. Награды воякам за отлично проведенную операцию, победные реляции в новостных каналах и новый гарнизон на окраине Вселенной, куда легко можно загреметь за нарушение субординации. Кра-со-та…

Именно три дня творился бардак в Первопрестольной. После начала высадки толпы обезумевших людей смели хлипкие кордоны за МКАДом, вытоптав окрестные земли. Бежали, бросив имущество, а зачастую и родных и близких. Чадили рядом с черной громадой Периметра редкие танки, да сковырнулась пара звеньев истребителей. И в самом деле — куда с истребителями против звездолетов? Поэтому война началась, не успев закончиться. Бросили под конец несколько ядерных боеприпасов, те хряпнулись в центре огороженной зоны и замолчали до лучших времен. Как потом походя объяснили гости — стазис поле прекрасно влияет на атомное оружие. Как возникнет необходимость — его снимут и режимный каторжный объект зачистится сам собой. А пока — пусть лежат "подарки", карман не тянут…

Потом бардак самоорганизовался, беженцы потянулись обратно. Удравшее было правительство материализовалось на взлетно-посадочной полосе Домодедова и начало спешно делить власть с хапнувшим управление страной "Советом спасения Отечества", забитым генеральскими лампасами под завязку. Убедившись, что инопланетянам до местных реалий — как зайцу до стоп-сигнала, вычеркнули огороженные земли из состава столицы, отстреляли часть особо обиженных потерей жилплощади, да и зажили как прежде. Официальный ответ имперцев Думе "пошли на хуй!" перевели для телепузиков как "приветствуем добрососедские отношения". Потом с восторгом построили пропускные пункты в карантинной зоне рядом с проходами и начали эшелонами сливать в зону своих "властью помеченных", разгрузив большую часть тюрем и лагерей от наиболее шустрого контингента. Раз уж поставили напичканный оружием стометровой высоты забор, чего зря территории пропадать. Пусть на общее благо послужит…

Так же фатальная цифра прогремела в первые три месяца существования Периметра кровавыми бунтами. С огороженной территории ушло почти все население, оставив в брошенных домах лишь слабых и больных. Потом бетонные коробки оккупировали скамы, прикладами автоматов согнанные с родных земель. Через месяц оравшие от зависти европейцы с янки разобрались, что за "гуманитарный подарок" от инопланетян заполучили "факин рашн", и, пригрозив экспроприацией зарубежных счетов, мигом продавили новый закон о международном статусе каторжной зоны. К эшелонам из Сибири и Магадана добавились экспрессы от демократических лидеров. Заодно разгрузили от негров большую часть тюрем в "самой свободной стране" шарика, припугнув и без того смирных мексов нелицеприятной перспективой тотальной депортации. Одним словом, та еще получилась клоака за "забором". Которая не могла дать местному населению других методов решения проблем, кроме как радикальных. Но закон трех чисел сработал без осечек: сначала Россия получила ультиматум о поставках "неблагонадежных" из Европы, потом из Штатов, и напоследок — от объединенной Азиатской комиссии, где верховодил Китай.

Первый бунт столкнул между собой скамов и людей, уполовинив популяцию инопланетных каторжан и выбив почти всех хуманов. Бетонные джунгли зажили по своим диким законам, пожирая слабых и скармливая миллионы погибших пылающим пастям конвертеров на чадящих заводах. Чужому производству нужно было топливо, и груды трупов вполне неплохо позволяли экономить на расходах редкоземельных элементов. По итогам первой заварухи хвостатые зэки окопались рядом с чумазыми корпусами, волею судеб сброшенных с орбиты в южной части анклава. Середину и север отвоевали для себя земляне, использовав по ходу боев почте все найденное на территориях оружие. Границу провели по перемолотым в щебенку кварталам рядом с улицей Обручева.

Второй бунт прогремел, когда спешно за Периметр загнали сначала без счета китайцев, а сверху добавили "цивилизованных" негров, арабов, албанцев и кого-попало с переполненного взаимной ненавистью Евросоюза. Государственную установку на захват перспективных инопланетных технологий узкоглазые восприняли буквально и положили без счету боевиков, штурмуя заводы. Дело дошло до того, что с подвешенной суб-орбитальной базы шваркнули чем-то объемно-обжигающим, повышибав все окна внутри зоны и на пару километров за ее пределами. В огненном шторме сгорели почти все заключенные, но на освободившиеся места не скупясь сунули новых.

Третий бунт полыхнул, когда очередную партию уголовников попытались сожрать уже обжившиеся на закопченных развалинах. Посчитав, что столь беспокойное сообщество быстрее сдохнет, чем выдаст хоть какую-нибудь продукцию, хозяева зоны скрепя сердце организовали раздачу пайков — гранулированной массы, по вкусу напоминавшей пластмассу. Десять-пятнадцать ложек на обед, завтрак и ужин — и можно существовать без риска протянуть ноги. Подрищешь неделю с непривычки, пихая локтями хвостатых соседей в сортире, и только. Человек — существо паскудное, к любым неприятностям приспосабливается. Не любит, когда напалмом сверху поливают, а в остальном — даже неплохо можно устроиться. Забор далеко, места много, надзирателям до тебя дела нет. Только и успевай поворачиваться. Сходил раз в неделю на раздачу, отоварился по вшитому в позвоночник чипу — и вперед, к росту персонального благополучия…

Так через год после Контакта, как окрестили случившееся любители зеленых чебурашек, жизнь на огороженной территории худо-бедно устаканилась. Стены Периметра не отсекли трубы диаметром до полуметра, что позволило вычислить работающие коммуникации и запитаться от остатков водопровода и газа с Большой Земли.

Осевшие на остатках Битцевского парка белые анархисты вкупе с прочим светлокожим сбродом организовали плантации наркотической дряни, которую сплавляли по налаженным каналам наружу. В ответ скупыми порциями шли оружие и боеприпасы, разбавленные медикаментами и жратвой. Рядом с ними на Варшавке и Каширке разместились иностранцы, периодически смешивая слабо обозначенные внутренние границы и устраивая выяснение отношений, припоминая обиды времен Столетней войны.

Пощипанные китайцы вместе с другими азиатами окопались рядом со скумами, организовав первый стабильный анклав: Чучхе. Тотализатор, грузоперевозки по зоне, дешевая рабочая сила и рэкет любой банды, не способной дать отпор — все шло в дело. Узкоглазые ребята поняли, что доживать придется на этой территории и обратно билет заказан, поэтому обживались всерьез и надолго.

Ближе к центру собралась сборная солянка из русскоговорящих, вобравшая в себя как махровых уголовников, "слитых" товарняками из мест отдаленных, так и политических, по тихому депортированных во времена последних демократических выборов. Причем количество вторых скоро должно было перевесить первых. Ну, так кто идиотов за язык тянет? Зато — через одного культурные, первый день от слова "бля" в обморок падают. Хотя на второй день лоск сползает, и загибают похлеще боцманов царского флота.

Первые полгода цээрушники всех мастей упорно добывали продукцию чужеземных предприятий. Наши быстро сообразили, сперев пару вагонов мигающих разными цветами панелей, что это пластиковое барахло сродни бракованным совковым лопатам и брезентовым варежкам, что мастерили в бессчетных колониях по всей России-матушке. Ну в самом деле, кто даст возможность каторжанам производить высокотехнологичную продукцию? Поэтому смекалистые ребята оставили для коллекции никому не нужный инопланетный мусор, а с горящих желанием приобщиться к цивилизации европейских и заатлантических рыцарей плаща и кинжала стали брать деньги: за переброску в зону, встречу у проходной и возврат домой с грузом. Охрана Периметра поначалу реагировала только на своих зеков, давая возможность людям шляться туда-обратно. Но когда вконец обнаглевшие хуманы выгнали наружу целую автоколонну, битком набитую награбленным в полумертвом городе имуществом вперемешку с пиликающими панелями, доходный бизнес прикрыли. Активированные системы безопасности теперь лишь запускали внутрь, выпуская во внешний мир лишь пепел. Спасибо еще, что водопровод с нитками газовых коммуникаций и электричеством не обрубили окончательно. Но лафа закончилась, и теперь ворота Периметра были распахнуты лишь в одну сторону. Во внешний мир вернуться можно было лишь с попутным ветром, побывав во всеядных конвертерах топливных печей: мигнуть яркой вспышкой, и вонючим дымком да на свободу с чистой совестью…

Но, несмотря на все пертурбации и непрерывную борьбу за выживание, люди и нелюди как-то обустраивались, и даже сосуществовали, выработав набор несложных правил. Около четырех миллионов скамов, трубивших на круглосуточном производстве, и в половину меньше людей, размазанных разношерстными бандами и сообществами по неровно огороженной территории. Каторжане режимного объекта "Специальное поселение Земля — 999". Мусор, выброшенный цивилизацией в сточную канаву за ненадобностью. Вычеркнутые из списков "урод добропорядочный, политически пассивный, одна штука". Твари хвостатые и че-ло-ве-ки. Мы, одним словом…

* * *

Как только машина перевалила через крошечный холм перед Загородным проездом и покатила вниз, хвостатый пассажир удивленно хрюкнув, не сумев сдержать возглас удивления.

— А ты хотел, — довольно хохотнул Фермер, притормаживая перед первым бетонным блоком, перегородившим дорогу. — Это Бонд озаботился, мудила. Считай, на всю округу лапы наложил. Редкостная сволочь, но — своя сволочь. Поэтому и работу здесь найти можно, и пожрать нормально, и даже бордель для скамов китаезы рядом держат. Для особо богатых и уважаемых клиентов… Чего уставился — среди вашего брата хитрожопых тоже до черта, крутиться умеют.

Все пространство, куда хватало глаз, было заставлено, загорожено, завалено крупногабаритными контейнерами, образовавшими собой хаотическую мешанину из облезшего металла, кучков колючей проволоки, редких наблюдательных вышек и бесконечной толпы народа, запрудившего извитые "улицы".

Притормозив перед шлагбаумом, обладатель стетсона высунулся в окно и крепко пожал руку охраннику, габаритами больше похожему на гориллу, чем на человека. Вслед за рукопожатием из машины в сваленные у фанерного КПП ящики перекочевала большая пластиковая бутылка.

— Сема, я тебя только умоляю, ты даже стартовую рюмочку налей, как сменишься. Первач — первый сорт, как и обещал, бритоголовые фуфло не гонят. Но если тебя на посту пьяным спалят — то заполучишь исключительно личный геморрой, и меня не путай!

— Я шо, на голову больной совсем? — прогудел вооруженный тяжелой дубиной богатырь. — Не, все будет путем, вечером с ребятами откроем… А что за чучело с тобой?

— Механика нашел. Хвастает, что не только яйца крутить умеет. Бает, что и лапы под гайки заточены.

— Механик? — с изрядной долей сомнения протянул Семен, занесенный мутным криминальным ветром сначала в подмосковную братву, а потом литерным поездом в конечную точку остановки. — Ну, если только не врет…

— А мы тогда ему хвост в жопу запихаем и раком ночью домой отправим. В другой раз задумается, стоило ли врать уважаемым людям… Ладно, бывай.

Тарахтя, пикап пополз дальше, пробираясь между пирамид контейнеров, составленных друг на друга подобно гигантским кубикам. Матерясь на забивших узкую дорогу прохожих, Фермер закончил прерванную на половине мысль:

— Хороший Сема парень, но голову все же больной. Пайку дневную ставлю, что к обеду ужрется до зеленых соплей. Но раз обещал — то слово сдержи… А первач хороший, я вчера пробовал. И с утра голова — пустая, только звенит при ходьбе. Может, поэтому тебя, жабу говорящую, и подобрал, по доброте душевной. Я после знатной пьянки с утра благостный… Но хвост в жопу — без дураков. Сейчас у хозяина местных владений отметимся и посмотрим, каким концом ты инструменты держать умеешь.

Скам не отвечая непрерывно крутил башкой, с интересом разглядывая вавилонское столпотворение. Похоже, за два дня за Периметром он не бывал еще ни разу в человеческих анклавах. Конечно, в самодельном подземном городе инопланетян живых тварей было куда как больше, и жили они намного плотнее, чем относительно свободно обитавшие хуманы. Но обычно на улицах толпы народа не бродили, предпочитая или мародерствовать по еще не разграбленным дотла домам, или торговать добытым на стихийных рынках. И поэтому орущая мешанина белых, желтых и черных лиц завораживала.

— Вот, сейчас этого пидора злоебучего с тележкой спихнем, и направо… Я тебе сейчас объясню, сука, куда я еду! Так объясню, что до Кремля добежишь быстрее ветра!.. Понял, наконец-то, ур-р-р-род… Здесь до пиздеца развязка была. Теперь в туннелях богатенькая братва живет, от очередной бомбежки с перепугу страхуется. Вдруг там на верху снова решат прибрать и опять из своей злоебучей пушки шваркнут. Одного раза куда как хватило… А поверх туннеля склады из контейнеров, колючка по периметру и так до самой эстакады на Загородном и Варшавке. Там уже другие блатные район держат.

— А сударь Бонд? — поинтересовался скам, опасаясь неловким вопросом обидеть потенциального работодателя. Тот лишь покосился на зубастую морду и вздохнул:

— Бля, ну точно пидар вам русский язык прошивает. Как двести лет тому назад отловили пару-другую декабристов, составили словарь, так и не меняли… Хозяина местного зовут просто Бонд, не ляпни про сударя, в рыло даст. Он пытался из вашей братвы охрану сколотить, зарекся на всю оставшуюся жизнь. Поэтому чем меньше ты будешь отсвечивать, тем лучше… Джеймс Бонд. Или: мистер Бонд, что ему больше нравится. Хотя на самом деле его как-то по-другому мама с папой нарекли, устав в кровати американских граждан строгать. Но когда родное правительство заслало супер-шпиона сюда ваши лопаты пиздить, он не учел, что дверку назад могут и насовсем закрыть. Так и остался с полной жопой лампочек. Сюда — дуй, обратно — хуй. Привет, любимая демократия, прошу занести в списки погибших на тайной войне… Местные имена для цэрэушников не учили, поэтому Бондом и обозвали. Так и живет уже какой месяц… Хотя — крутой мужик. Крутой и головастый. За четыре месяца сделал больше, чем многие с первого бунта склепать не могут. Далеко пойдет, если не шлепнут по ходу… Все, выгружаемся.

Припарковавшись рядом с очередной грудой как попало сцепленных железных "гробов", Фермер выбрался под жаркое солнце и помахал звенящим медью замызганным целлофановым пакетом:

— Эй, шпана, кто заработать хочет? Так, так, не затопчите дедушку, а то дедушке на кладбище рано еще пока… Так — ты за старшего, я твою рожу помню. С остальными поделишься по справедливости… Что за стон? Кто тут недоволен? Кому хер с маслом вместо подработки?.. Так, недовольных не наблюдаю. Значит — мешок отдали скаму, нехер чужое хапать. А остальное бережно, как любимую блядь из соседнего барака, аккуратно и без спешки выгружаем Чаку. Этот педик обкуренный у себя? Отлично. Вот ему и выгружаем. Я потом проверю. И за машиной смотрите, а то в прошлый раз у якиманских мне какой-то долбоеб гвоздиком всякую хуйню на борту нацарапал. Жаль, не спросил, ублюдка, как хоть зовут, так шлепнул… Ящики и машина за вами. Если все будет путем, утром еще отсыплю, лады?

Полюбовавшись, как испуганно сжавшийся скам судорожно обнимает брезентовый мешок, мужчина усмехнулся и подал команду:

— Чудо хвостатое, пошли. Пасть держи закрытой, отвечай коротко и без своих дореволюционных ебанутостей. И старайся никому на ноги не наступать, ваш брат в местных лабиринтах хуже плесени, не любят вас тут… А хорошо я тогда патронами для "макарова" разжился. Хоть и нет у самого пукалки, а платить за любую работу — любо-дорого. Хотя и дерут, сволочи малолетние, откуда только и взялись… Но надо же было придумать — гвоздиком и по всему заднему борту: "Фермер — сука"!.. Надо было его заставить сначала закрасить, а потом шлепать, уебка. А то пришлось самому в эмульсионке пачкаться… И придумал ведь: "сука"…

* * *

— Пи-да-рас-тьи! Пи-да-рас-тьи! Ну кто так работать… Пи-да-рас-тьи!

Крепкого телосложения мужчина размеренно бился головой о пластиковую стену. Казалось: еще разок приложится, и мутно-белая панель брызнет острыми осколками в разные стороны.

Без стука открылась дверь, и внутрь засунулась сначала голова в широпокой шляпе, а потом влетел скам, получив напутственный тычок в спину.

— Бонд, ну какого хера! Сколько раз тебя учить: жестко в конце произносят, без размазни: "СЫ!" Слышишь, как звучит? "СЫ!" ПидараСЫ! И только так. После твоего Гарварда злоебучего должен уж был русский освоить, тем более с такой богатой практикой.

— На хуй, — неожиданно четко и без акцента ответил хозяин заваленной барахлом комнаты, хмурясь в сторону застывшего соляным столбом инопланетянина. — Что есть этот пидор?

— На работу шел. Пехом. От самых окраин.

— Пехьом?

— Ага. В километре подобрал, его уже присматривали, чтобы шкуру на мокасины пустить.

— О, да. Мокасины — гуд! — довольно оскалился бывший тайный агент и поставил блеснувший зеленым отливом сапог на стул перед собой. — Из твоих сделали, сносу нет.

Пока скам, сменивший расцветку на серую в крапинку, любовался чужой обувью, Фермер приоткрыл дверь крохотного холодильника и звенел стеклянной посудой.

— Слушай, Бонд, когда ты нормальной выпивкой обзаведешься, а? Уважаемый человек, бабла столько, что сможешь личное окно себе купить в Периметре. Так нет, какой-то просроченный "Гиннес" хлебаешь.

— Так, хитрый мудьяк, дверь закрыл быстра-да! — сапоги прогулялись до гостя, и дверца зло хлопнула, чуть не прищемив загребущие руки. — Ты аренда когда платить? Опять вчера?

— О, старая песня… Для друзей скидок нет, для друзей тарифы как для всех, с друзей три шкуры дерем, а как что — так "а не скатался бы Фермер в такую жопу, где и машину и голову оставить можно"… Привез я все, что просил, Чаку сгружают сейчас. Так что аренду я тебе отбил на полгода вперед.

— Все? — не поверил Бонд.

— Ага. И даже сверху, как ты просил… Мне бы пропуск для аборигена, на недельку. Он хвалится, что головастый, у звездолетов в жопе ковырялся. Глядишь, и опреснитель починит. Все равно, там половина деталей не местного производства…

— Пошли к Чаку, получишь пропуск.

— А самому — руки отвалятся пару строк черкнуть?

— Груз проверим, и пропуск получишь. Пошли… — хозяин был непреклонен.

— Ладно… — ловко приоткрыв холодильник, Фермер добыл крохотную бутылочку и обворожительно улыбнулся: — Жарко на улице, считай, типсы мне за доставку… А когда ругаться будешь — не забывай — концовка твердо звучит, тве-р-р-р-до! Пи-да-рАС! Му-дАК! Слышишь? АК! Будто гвозди заколачивают.

Развернув приятеля к двери, Бонд наподдал его легонько коленом под задницу и жестом отправил следом скама:

— Я и говорю — мудьяк, еп… И за пиво — вычту…

Молчавший все это время инопланетянин приоткрыл было рот, потом покосился на чужие сапоги и захлопнул пасть. Хер их поймет, хуманов. Может в самом деле — что ляпнешь, и пиздец. Дикий народ… Лишь бы работу дали.

Так, под бульканье быстро пустеющей бутылки, троица отправилась пересчитывать груз. А через час скам полюбовался на мутную фотографию, которую ему влепили на потертую бумажку-пропуск, и выучил первое слово, которое сопровождало его потом всю неделю:

— Бля-я-я-я…


Содержание:
 0  вы читаете: Фермер : Олег Борисов  1  Глава 2 : Олег Борисов
 2  Глава 3 : Олег Борисов  3  Глава 4 : Олег Борисов
 4  Глава 5 : Олег Борисов  5  Глава 6 : Олег Борисов
 6  Глава 7 : Олег Борисов  7  Глава 8 : Олег Борисов
 8  Глава 9 : Олег Борисов  9  Глава 10 : Олег Борисов
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap