Фантастика : Юмористическая фантастика : За мусором : Сергей Боровский

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Вот что может случиться с тем, кто ничего не планировал.

Однажды в осенний жаркий полдень, аккурат посреди бабьего лета, мой близкий друг и соратник Лёха решил вынести мусор. Получив благословение супруги и прихватив с собой полное ведро отходов домашней жизнедеятельности, он сунул ноги в тапочки и выбежал на улицу.

Надо сказать, что Лёха — отличный семьянин, и по хозяйственным делам ему нет равных во всем нашем околотке. Он ловко опорожнил ведро в стоявший специально для этих целей бак и рысью бросился обратно, где его уже ждали сдобные булочки с молоком, но тут, словно из-под земли, перед ним выросла двухметровая личность и заключила в свои объятья.

— Старик! — закричала личность, при более детальном рассмотрении оказавшись бывшим однокурсником Макеевым. — Дай я тебе, прощелыге, влеплю засос!

Лёха обрадовался — не так уж часто к нам являются старые друзья — и потащил, было, Макеева к себе домой, но тот остановил его жестом римского оратора и произнес:

— Нет, брат, так не пойдет. Сначала нам, брат, нужно в магазин. «Полгоры» работает?

— Работает, кажется, — засомневался Лёха. — Поднимемся ко мне? Я только штаны нацеплю.

— Да брось ты! Я на машине. Смотаемся за две минуты.

И Макеев поволок Лёху к действительно стоявшим неподалеку «Жигулям» пятой модели.

«Полгоры», как не трудно догадаться, являлся винным магазином. Окрестили его так студенты, в изобилии населявшие окрестности, за его расположение — на половине дороги от института к вершине, где держал оборону от белобилетников военкомат. Макеев вытащил на свет толстую пачку банкнот и строго сказал продавщице:

— Пять «Пшеничной».

— Пять?! — изумился Лёха.

— А чего? Пусть лучше останется, чем потом по всему городу бегать. — Макеев, чего тут греха таить, обладал сверхъестественным предвидением.

Не знаю, бывали вы когда-нибудь в нашем городе, но только здесь невозможно ступить и шагу, чтобы не встретить знакомого. Макеев завизжал, лишь они отошли от прилавка. И было от чего: последним в очереди стоял никто иной, как Шелезяка — еще один бывший однокурсник. В правой руке он держал огромного вяленого леща, а левой сжимал поводок, на противоположном конце которого притаилась приземистая собака весьма неприветливого и несимпатичного вида.

— Это мой бультерьер Степан, — пояснил Шелезяка после того, как утихла первая волна радости.

Как выяснилось в процессе непринужденной дружеской беседы, у них обоих с утра во рту не было маковой росинки, и они пришли сюда пополнить запасы продовольствия и напитков. Войдя в их положение, откупорили одну бутылку и пригубили ее из горлышка прямо на месте, у дверей магазина.

— Ну, отцы, это — сама судьба, — с пафосом заключил Макеев, занюхивая выпитое рукавом рубахи. — Сейчас мы идем к Лёхе…

Но не успел Лёха прикинуть, как к этому отнесется его жена, как Шелезяка решительно замотал головой:

— Нет, пацаны, так не пойдет. Дело в том, что у Рюмкина родился сын. — Он подвесил театральную паузу, чтобы полюбоваться на произведенный эффект, но поскольку на лицах друзей ничего не отобразилось, то пришлось продолжить. — Мне сейчас надо ехать в роддом, а потом — к нему домой. Сами понимаете, дело святое.

И тут, наконец, Макеев пришел в дикий восторг.

— И ты молчал?! — заревел он так, что прохожие испуганно шарахнулись от него, а у Шелезяки слегка подогнулись колени.

— Так я ж вам битый час толкую… — начал оправдываться он.

— А кто такой Рюмкин? — поинтересовался Лёха.

Макеев чуть не поперхнулся излишками воздуха:

— Рюмкин? Ты Рюмкина не помнишь? — Судя по его интонациям, это являлось самым тяжким преступлением, на какое только способен человек. — У ювелирного валютой торговал. У него еще одного глаза не было.

— Нет, то не он, — поправил Макеева Шелезяка.

— Как не он? А кто?

— Того Фарой звали. А Рюмкин — он, как Лёха, только повыше. — Шелезяка сначала поднял руки вверх, а потом развел их в стороны. — И потолще.

— А-а! У него еще нос такой. — И Макеев показал, какой.

— Нет, — гнул свое справедливый Шелезяка. — Нос такой у этого… как его… А Рюмкин, он с таким носом. — Шелезяка не успел показать, потому что Макеев схватил его за плечи и тряхнул изо всех сил.

— Что же ты нам голову морочишь? Едем к нему! Машина под задницей!

Они погрузились в «Жигули», и тут Лёха слабо запротестовал:

— Подождите! Я же в трико!

Макеев критически оглядел его с ног до головы и предложил такой план: они сейчас заскочат к Лёхе, чтобы тот надел брюки, поздороваются с его женой… Хотя, нет, жену можно взять с собой — после непродолжительных торгов ей отводилось десять минут на сборы. Заедут в универмаг купить ползунки (бабы знают, какие) и оттуда — прямо в роддом, где и отыщут самого Рюмкина. А там — по обстоятельствам.

Приняли план единогласно, но, несмотря на всю его гениальность, он стал рушиться с первых же минут выполнения. Шелезяка потребовал по второй, ссылаясь на головные боли. Остановились. Выпили. И едва они проехали после этого сто шагов, как тот же Шелезяка заорал «Стой!» и, бросив Лёху с лещом и Степаном на заднем сиденье, выскочил из машины, не дожидаясь, пока она окончательно затормозит, словно заправский каскадер.

Кувыркнувшись пару раз на газоне через голову, Шелезяка ловко встал на ноги и устремился к табачному киоску, расположенному неподалеку. Дверь сбоку была открыта, и он зашел в нее без тени сомнения.

— Не понял, — сказал через некоторое время Макеев, нервно взглянув на часы. — Подожди-ка меня тут.

С этими словами он отправился по следам ушедшего товарища, и вскоре его голова высунулась наружу из киоска.

— Давай сюда! — закричал он Лёхе. — Тут все наши!

В киоск набилось полно знакомого и не очень народу, отчего «Пшеничная» пошла ударными темпами. Не пил только Степан, а бдительный Шелезяка следил за тем, чтобы водителю наливали на палец меньше, чем всем остальным. Поэтому, когда через полчаса они выбрались из киоска, Макеев был, безусловно, самым трезвым, что не помешало ему, однако, расстелиться на тротуаре, споткнувшись о куль с семечками, и поцеловаться с какой-то женщиной, как потом оказалось, абсолютно посторонней. Макеев женился в своей жизни дважды, и оба раза удачно.

Когда друзья снова оккупировали машину, Лёха вдруг почувствовал приступ голода. Он немилосердно вырвал у леща плавник и вцепился в него зубами, перепачкав жиром свою майку и заднее сиденье.

— Что ты делаешь? — вскричал Шелезяка. — Без пива?

— Жрать охота, — объяснил свой легкомысленный поступок Лёха. — Сил нет.

— А ведь он прав, — поддержал Лёху Макеев и развил мысль дальше. — Надо купить пива.

Они вернулись на «полгоры», где приобрели ящик «Славянского», развесной студень на общую сумму сорок четыре копейки и три килограмма сильно квашеной капусты. Чтобы заморить червяка, Лёхе дали понюхать бумажный пакет со студнем.

— Полная машина жратвы! — удовлетворенно отметил Макеев, прихлебывая пиво и складывая провизию в багажник. — Едем в роддом.

Дорога к роддому оказалась еще более тернистой. Сначала Макеев с трудом смог увернуться от троллейбуса, нагло ехавшего по встречной полосе, а потом какой-то гаишник замахал своей полосатой палкой, требуя остановиться. Макеев аккуратно объехал его по тротуару и свернул во двор.

— Так короче, — заявил он. — И гаишников тут нет.

Его утверждение оказалось сущей правдой, но дорога стала слишком извилистой и ухабистой, отчего Макеева быстро укачало. Опорожнив внутренности в акацию, он упал на заднее сиденье, а Шелезяка перебрался за руль. Рокировка не замедлила сказаться на качестве езды. Причем, не в лучшую сторону. Когда через полчаса выяснилось, что они, заблудившись, вернулись к тому самому месту, где недавно бодались с троллейбусом, пришлось запарковать авто и вместо него взять такси.

Решение это несло на себе печать мудрости, поскольку таксист знал город лучше и рулил профессиональнее.

Очень скоро друзья прибыли к трехэтажному зданию темно-зеленого цвета, расположенному в тени гигантских тополей. Удушливый запах карболки свидетельствовал о том, что оно являлось медицинским учреждением. Вспомнили, что не купили ползунки, но такси уже укатило на новые заработки, и Макеев призвал народ к активным действиям.

Ознакомительный рейд вокруг больницы не дал результатов, поэтому они решили действовать изнутри. Друзья разделились на три равных группы по одному человеку в каждой, чтобы найти вход в здание с наименьшими потерями энергии. Лёха свой отыскал сразу, но строгая женщина в белом халате категорически отказалась его впустить в помещение, несмотря на домашний вид и заверения, что будет вести себя хорошо.

Безрезультатно пособачившись с ней, Лёха снова вышел на улицу. Ни Макеева, ни Шелезяки он там не обнаружил. Тогда он обошел больницу по периметру несколько раз и понял, что просто не может догнать быстроногих товарищей, которые, видимо, тоже ходят кругами. И он побежал.

К трико репейник приставал особенно здорово, и когда Лёха, вконец запыхавшись, остановился и осмотрел себя, он мысленно поблагодарил Макеева за то, что тот помешал надеть ему выходные брюки. В тот же миг над его головой раздались громкие крики и улюлюканье. Он перевел взгляд по направлению источника звука и увидел в окне третьего этажа Макеева в обнимку с какой-то девицей.

«Наверное, это жена Рюмкина», — рассудил Лёха, но его выводы оказались преждевременными.

— Ты где пропал, отец? Давай сюда! — Макеев потряс в воздухе бутылкой шампанского.

— Мы в патологии, — добавила счастливая девица. — Двенадцатая палата.

Лёха хотел им поведать о своих разногласиях с вахтерами больницы, но зрители исчезли, и рассказывать эту грустную историю было решительно некому.

И тут он увидел пожарную лестницу. Не раздумывая, он вскарабкался на третий этаж, пинком ноги открыл ближайшее окно и просочился внутрь, упав с подоконника на что-то мягкое. Всё получилось на удивление легко, однако в комнате, заваленной всяческой больничной утварью, никого не обнаружилось, а входная дверь оказалась запертой. Лёха сильно подергал за дверную ручку, постучал в нее ногой, а затем приложил губы к замочной скважине и стал звать Макеева. Ему ответило чье-то злобное рычание сзади. Он обернулся и увидел Степана, лежащего в куче тряпья и издающего эти неприятные слуху звуки.

— Степан, это же я, — попытался вразумить его Лёха, но тот зарычал еще сильнее.

Ничего другого не оставалось, как затаить дыхание и сесть в углу возле двери. Соображая, что делать дальше, Лёха мирно заснул, увлекая за собой в сладкое небытие и бультерьера.

Неизвестно, сколько женщин родило за то время, пока они спали, но когда их разбудили вопли Макеева и Шелезяки, за окном совершенно стемнело. Оба были в белых халатах и отличном расположении духа. Вот только ни Рюмкина, ни его жены они так и не нашли.

— Ты, старичок, что-то напутал, — успокаивал Шелезяку Макеев. — Надо было в третий ехать, а мы поехали во второй.

— Да нет же! Рюмкин говорил, во втором они, — не соглашался с ним Шелезяка.

— А точно она родила? — встрял Лёха.

— Стопудово!

— Значит, ее уже выписали, — подал идею Макеев. — Поехали к ним домой.

Шелезяка посмотрел на него с искренним уважением:

— Едем! — призвал Макеев, не дожидаясь, пока влажные чувственные губы Шелезяки примкнут к его деснам.

И они отправились по месту прописки Рюмкина, взяв напрокат очередное такси.

Но так уж видно сгруппировались в тот вечер звезды — друзьям понадобилось проехать всего два перекрестка, чтобы Макеев вдруг вспомнил о своем запаркованном автомобиле, о гнусных ночных хулиганах и о потраченных на тюнинг деньгах.

Поехали искать машину и быстро ее нашли. Что, впрочем, не удивительно. Поставленная под углом в сорок градусов по отношению к проезжей части и в миллиметре от фонарного столба, она была заметна издалека. Макеев, приговаривая разные ласковые слова, поцеловал ее в капот, после чего они продолжили первоначальный путь.

— Как у нас с горючим? — спросил Шелезяка, и к чести присутствующих, ни один из них при этом вопросе не подумал про бензин.

Макеев в задумчивости пожал плечами.

— Все ясно. Поворачивай направо.

Шелезяка для верности показал рукой, куда, и уже через десять минут они стройной колонной входили в «Дом актера».

Следуя славным традициям, описанным в романах Булгакова, наш город тоже обзавелся собственным «Грибоедовым», c рестораном, оборудованным по последнему слову кулинарии. Отдадим также должное служителям музы за их любовь к животным — Степана здесь встретили с такой же радостью, как и Шелезяку, который, очевидно, был среди них своим. Кстати, непонятно почему. Его последнее общение с литературой датировалось восьмым классом средней школы во время написания сочинения про Анну Каренину, которая, по его версии, утопилась в пруду, не вынеся разлуки с братом.

Заказали выпить и закусить, чем сразу привлекли к себе повышенное внимание не только официантов, но и аудитории — великое количество народу присоединилось к их трапезе. К своему стыду Лёхе удалось запомнить лишь двоих: басиста местной рок-группы «Отшельники» и поэта-бунтаря Протопопова. Остальные фамилии и клички просто не умещались в его переполненной напитками памяти. Компания сложилась на редкость культурная и грамотная — никто не пил без тостов, не скатывался в политику и не лез целоваться, не говоря уже о других недостойных поступках. И лишь когда ближе к полуночи разбудили Макеева, и он произнес получасовой витиеватый тост, басиста стошнило в промежуток между коленями.

Момент следующего просветления сознания наступил для Лёхи глубокой ночью. Пламя костра освещало знакомые лица, вот только он напрочь перестал различать Шелезяку и Степана. На невесть откуда взявшемся мангале жарились шашлыки, от запаха которых у Лёхи мутнело в глазах.

Играла гитара, и поэт-бунтарь декламировал свои вирши, пока на востоке в небе не разгорелся настоящий пожар, и компания не начала расходиться.

Ватного и тяжелого Шелезяку довезли до дома первым. Усадили на площадку перед дверью, которую он наотрез отказался открывать при посторонних. А затем добрались и до Лёхиного подъезда.

Было солнечно и морозно. И немного грустно.

— Ну, старичок, давай, — сказал Макеев, протягивая Лёхе руку для пожатия. — Я, наверное, подниматься не буду.

Лёха кивком головы изобразил свое полное согласие и направился к лестнице, ведущей к дверям.

— Постой! Ты ведро забыл! — Макеев загрохотал автомобильной утварью, извлекая из багажника Лёхину собственность. — Держи.

Друзья еще раз обнялись, и Макеев тронулся с места, оставив после себя легкое облачко белого дыма. Лёха помахал ему пустым ведром, ещё немного постоял, глядя вслед удаляющейся машине, и неторопливо зашагал вверх по ступенькам.


Сергей Боровский

Москва, 2005


Содержание:
 0  вы читаете: За мусором : Сергей Боровский    



 




sitemap  
вацап +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков, только Екатеринбург.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение