Фантастика : Юмористическая фантастика : Пять : Дамиен Бродерик

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




Пять

Лун

На пятьдесят третий день рождения Лун Ассамблея дала в ее честь обед в параллели Великого лондонского пожара. Яростный ветер отбрасывал пламя от выбранной ими таверны, однако жар и клочья зловонного дыма проникали повсюду. Черные хлопья копоти падали с небес, словно конфетти, вперемешку с кровельной соломой, пылающими гнилыми деревяшками и кусками человеческой плоти. Церкви, и доходные дома, и бордели сгорали дотла, гневный огонь уничтожил больше половины города, напоминавшего огромную выгребную яму. Хозяева таверны с изрытыми оспой лицами, разрываемые страхом и жадностью, и их раболепствующие слуги за баснословное вознаграждение остались на своем посту. Члены Ассамблеи пировали свиными ножками, запеченными в поросячьей крови, бледными клецками, начиненными свиным салом, и огромным количеством миног, запивая все это горьким пивом. Отблески пламени танцевали на стенах таверны и в глазах собравшихся.

На десерт Ассамблея провела Лун через Schwelle в Тенаюку, край шума, отбойных молотков, автомобильных гудков и проносящихся над головой самолетов. В 11:52 утра они потягивали коньяк и смотрели, как пассажирская квазибаллистическая ракета предсказуемо врезается в огромную зеркально-стальную ацтекскую пирамиду в нескольких сотнях метров от них. В голубое небо взвился бурлящий шар огня. Лун в ужасе не могла отвести глаз от столба дыма, забыв о своем десерте.

— Вне всяких сомнений, работа деспойлеров, — заметила Моргетт, зачерпывая ложечку мороженого. — Это утро низвергнет страну в бездну страха, паранойи и невежества. Все, за что действительно стоит бороться, окажется забыто. Так горько, — она отложила ложечку и (с жадностью, как показалось Лун) вгляделась в мутные клубы раздробленного железобетона, изломанных тел, разбитых надежд. — Так пикантно. Такая чертова потеря.

Напуганная виновница торжества видела бегущих мимо людей, на чьих лицах застыли отчаяние и недоверие, а струящиеся по их раскрашенным щекам слезы размывали краску. Лун закончила докторантуру в области онтологической механики, а практический диплом получила за инженерию реальности, но подобные умышленные зверства до сих пор потрясали ее до глубины души. Она снова с неприязнью отметила, что Моргетт улыбается, созерцая хаос на улицах, испытывает своеобразное удовольствие. Лун уже более двух десятков лет тоже занималась такими вещами, однако продолжала страстно надеяться, что рутинная жестокость не сожрет ее саму изнутри. Было слишком легко поверить в иллюзию, счесть происходящее всего лишь виртуальной реальностью, симуляцией, конструктором.

Лун очнулась на улице, с пальцами, крепко вцепившимися в собственные волосы. Очутившись на открытом пространстве, она могла лишь стоять и смотреть. Вокруг эпицентра собралась большая толпа, некоторые поспешно фотографировали. Человек в тюрбане торопливо извлек одноразовую камеру, защелкал кнопками.

— Возвращайся внутрь. Ты портишь собственную вечеринку.

— Моргетт, я должна пойти посмотреть, не могу ли я чем-нибудь помочь, — Лун поняла, что плачет. Кто-то врезался в нее — стройный чернокожий мужчина, одетый в деловой maxtli [9]. Его tilmatli [10] покрывали кровь и сажа, на плече зияла дыра, золотой узор порвался. Спотыкаясь, человек добрел до тротуара, чуть не упал.

— Эй, позвольте я вам помогу! — слова и грамматика ацтекского диалекта науатль с легкостью всплыли в сознании Лун. Обняв мужчину одной рукой, она увела его на пешеходную дорожку. — Нам надо найти место, где вы сможете посидеть, пока я найду скорую.

— Нет! — ей пришлось нагнуться поближе, чтобы разобрать хриплый голос, отравленный химическими парами горящего здания. — Мои жены. Мы разделились. Они по-прежнему где-то там. Надо вернуться и найти их обеих, — мужчина отпрянул от смущенной Лун и поковылял куда-то в сторону.

Она двинулась к угловатому зиккурату, сначала быстрым шагом, потом бегом. Пересекла улицу на голубой свет и услышала новые крики ужаса, доносившиеся из толпы. Еще две ракеты летели прямо к вершине пирамиды. Завороженная ужасом, Лун смотрела, как они вгрызаются в стекло и металл — и взрываются огненным вихрем.

— Это никакой не гребаный несчастный случай! — выкрикнул кто-то из толпы. Науатль с лакотанским акцентом. Полицейские и пожарные надрывались, приказывая людям отойти подальше. Лун обнаружила, что сама подбирается ближе к месту трагедии. Пылающий мусор дождем сыпался из обезглавленного строения, вместе с тлеющими обломками ракет. Через проломы в стенах вырывался черный дым. Почему-то запах огня, потоки пепла показались Лун более живыми, более ужасными, более настоящими, чем разрушенный Лондон несколько минут назад. Быть может, дело было в запахах? Сплошная синтетика — остатки горящего, взрывающегося топлива, изоляции, искусственных перьев сотен тысяч погибших. Мимо Лун пробежала новая толпа людей, затем она в отчаянии увидела, как из окна разрушенного здания выпрыгивает человек, колотя по воздуху ногами, словно боясь перевернуться, в руке зажаты извилистые кипу [11]. Жирная сажа густо устилала тротуары. Хлопья — быть может, человеческой плоти — падали на вытянутую руку Лун. «Надо убираться отсюда, — сказала она себе. — Какой от меня прок? Это вуайеризм, а не наука. Я должна вернуться на вечеринку в честь своего дня рождения». Но тело отказывалось повиноваться.

Люди продолжали выбегать из главного входа в здание, многие едва могли идти. Двое мужчин в каком-то подобии медицинской формы схватили полную женщину в попугайных одеждах и помогли ей забраться в машину скорой помощи. Лун бросилась к ним:

— Вам нужна помощь?

— Вы опытная медсестра? — крикнул в ответ один из мужчин.

Голос Лун почти затерялся в вое сирен и человеческих криках:

— Нет, но…

— Немедленно покиньте территорию, если вы не медицинский работник и не пожарный!

«Вовсе ни к чему на меня орать!» — с неожиданной злобой подумала Лун. От горящего здания хромала женщина, очевидно, испытывая сильную боль.

— Давайте я вам помогу, — Лун протянула ей руку, и пострадавшая тяжело повисла у нее на плече. На женщине не было туфель, ее смуглые ноги почернели, геометрический узор на huipil [12] с короткими рукавами покрылся пятнами. Быть может, симпатичная секретарша, обезображенная пеплом и сумасшедшей жестокостью.

— Мне нужно найти телефон, — повторяла женщина. — Я должна позвонить мужу и сказать, что со мной все в порядке.

— Мы найдем вам телефон. Вон там впереди магазин, конечно, они разрешат вам позвонить.

Заламывающий руки менеджер с посеревшим под яркой краской лицом усадил женщину, но заявил, что телефонная линия повреждена. Лун выбралась обратно на улицу, снова посмотрела на зиккурат. Ступив на край тротуара, услышала рев над головой, подняла глаза к небу. Приготовилась открыть проход, всматриваясь вверх. Четвертая ракета? Нет. Ближайшая к ней сторона здания оседала внутрь, складывалась, как карточный домик. Лун развернулась и помчалась со всех ног к ближайшему дому. Остановилась, оглянулась. Куча обломков и столб вонючего дыма. Гигантская пирамида просто… исчезла.

«Когда-то эту землю покрывали дремучие леса, в которых жили дикие животные, и птицы, и кучка людей, — подумала Лун. — И во многих мирах ничего не изменилось и по сей день». Первобытные реки и гостеприимные леса. Культуры, способные жить в согласии с законами природы, какими бы извращенными ни были их людские корни. В ушах Лун пульсировал белый шум. Кто-то схватил ее и затолкал под навес. С небес шел дождь из пыли и пепла. Кашляя, она закрыла своей huipil рот и нос, чтобы не наглотаться дыма. «Вот что делают К-машины», — сказала себе Лун, скрючившись у относительно безопасной стены. Кто-то — или что-то — намеренно выпускает баллистические снаряды в здания, в которых полно людей, специально выбирая цель таким образом, чтобы разрушить строение до основания — и, захлестывая общество волнами шока, возможно, губит целые развитые цивилизации, целые миры. И все — лишь ради забавы, ради эмоционального возбуждения. Вот она, суть методов Игроков, Лун знала это, и знание отдавалось горьким привкусом у нее во рту. Просто выбери верную точку опоры, самую уязвимую мишень для своего удара — и причиненный тобой ущерб распространится, как степной пожар. Растить, собирать, строить — тяжелый, иногда печальный труд, но разрушать легко. Ты можешь заставить все исчезнуть. Один человек на соответствующем уровне способен уничтожить реальность.

Спотыкаясь среди воя сирен и рыданий, Лун вернулась в кафе. Грязные тарелки и полупустые стаканы на столах. Ее Ассамблея ушла. Тяжело вздохнув, Лун открыла Schwelle и последовала за ними.


Содержание:
 0  Игроки Господа : Дамиен Бродерик  1  Один : Дамиен Бродерик
 2  Два : Дамиен Бродерик  3  Три : Дамиен Бродерик
 4  Четыре : Дамиен Бродерик  5  вы читаете: Пять : Дамиен Бродерик
 6  Шесть : Дамиен Бродерик  7  Семь : Дамиен Бродерик
 8  Восемь : Дамиен Бродерик  9  Девять : Дамиен Бродерик
 10  Десять : Дамиен Бродерик  11  Одиннадцать : Дамиен Бродерик
 12  Двенадцать : Дамиен Бродерик  13  Тринадцать : Дамиен Бродерик
 14  Четырнадцать : Дамиен Бродерик  15  Пятнадцать : Дамиен Бродерик
 16  Шестнадцать : Дамиен Бродерик  17  Семнадцать : Дамиен Бродерик
 18  Восемнадцать : Дамиен Бродерик  19  Девятнадцать : Дамиен Бродерик
 20  Двадцать : Дамиен Бродерик  21  Двадцать один : Дамиен Бродерик
 22  Двадцать два : Дамиен Бродерик  23  Двадцать три : Дамиен Бродерик
 24  Двадцать четыре : Дамиен Бродерик  25  Двадцать пять : Дамиен Бродерик
 26  Послесловие : Дамиен Бродерик  27  Использовалась литература : Игроки Господа



 




sitemap