Фантастика : Юмористическая фантастика : 11. Тайна Ксении Удаловой : Кир Булычев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




11. Тайна Ксении Удаловой

Удалов вошел к себе.

Ксения стояла посреди комнаты, одетая как на торжественный вечер, посвященный годовщине Октября.

– С ума сойти, – сказала она. – Уже без десяти, а ты еще без галстука.

И тогда Удалов понял, что кто-то сошел с ума. Может быть, и лично он.

– Какой галстук?

– На торжественное открытие, – ответила Ксения.

Она протянула мужу галстук.

Снизу гуднула машина.

– Вот и Максимка приехал, – сказала Ксения. – Наш семейный праздник.

Удалов был возмущен:

– Нет сегодня никакого семейного праздника. Я с утра в календарь глядел.

– Тогда пошли, нельзя заставлять себя ждать.

– Ксения!

– Шестой десяток как Ксения!

Снизу снова загудела машина.

Удалов сдался. Он всегда сдавался Ксении в решительные минуты.

Они спустились вниз. Вышли на улицу.

У дома стояла «девятка». В ней был Максимка, недавно отселившийся с семьей от родителей, а сзади – черная гордомовская «Волга».

Странно, но вдоль тротуара сидели кошки. Они принялись мяукать.

Ласково горели кошачьи глаза.

Ксения помахала животным полной рукой.

Из своей квартиры вышел профессор Минц.

Ему тоже нашлось место в черной «Волге».

Ехать пришлось недалеко. В бывший сквер Юных пионеров за церковью Параскевы Пятницы.

Посреди сквера всегда стояла гипсовая статуя пионера и пионерки, она со знаменем, он – с горном. У пионеров давно уже осыпались руки и частично другие части тела, вместо них обнаружились черные прутья арматуры.

Сейчас пионеров не было, вместо них на квадратном постаменте стояло нечто высокое, покрытое брезентом.

Рядом возвышалась трибуна, окруженная народом.

На трибуне располагались в ряд руководители города. И лично Ираида Тихоновна. Ксению пригласили на трибуну, она стеснялась и краснела. Ираида начала свою речь. Неожиданную для Удалова, но трогательно построенную. Ведь руководители нового поколения умеют говорить без бумажки как по бумажке.

Ираида окинула взглядом внушительную толпу жителей Великого Гусляра, что пришли в сквер на торжественную церемонию.

– Нас собрала сегодня знаменательная причина, – произнесла Ираида. – Мы желаем отдать должное одному из лучших граждан нашего города, посвятившей лучшие годы своей жизни...

Ираида рассыпала по площади кругленькие прыгающие слова, связанные в цепочки фраз. Эхо неслось над головами зевак.

Вокруг площади, в листве деревьев, даже на откосе церковной крыши маячили спокойные безмятежные морды сотен и сотен кошек. «Неужели их столько в нашем городе?» – подумал Удалов.

Ксения стояла совсем близко к Ираиде.

Сейчас Ксения тоже начнет говорить. Славить какую-то передовицу производства, хотя в наши дни передовиц производства не бывает.

– Экология, – трепетала горлом Ираида, – воспроизводство, рост экономики, забота о своем ближнем, козни окружающих нас империалистов...

Удалов потерял нить Ираидиных рассуждений.

Скорей бы все кончилось.

В толпе зевак он увидел братьев Лаубазанцев. Они скромно стояли бок о бок, как отличники на лекции.

Ираида дала знак, и вперед выступил Поликарпыч.

– Нами получено послание от наших уважаемых спонсоров, – произнесла Ираида Тихоновна. – Его зачитает мой сотрудник.

Она похлопала в ладоши, на площади тоже похлопали в ладоши, а кто-то свистнул, как на рок-концерте.

– Дорогие жители Великого Гусляра, – прочитал Поликарпыч. – Мы в течение веков живем рядом с вами, питаемся из соседних мисок, помогаем вам и терпим обычные человеческие издевательства.

По площади прокатился возмущенный гул. Удалов подумал, что всем известен секрет, а муж узнает последним.

– Но среди вас, людей, есть счастливые исключения, которые не ограничиваются тем, что готовы погладить нас по голове или почесать живот, чтобы потом наподдать ногой. Такие, не побоимся сказать, святые люди рождаются на Земле для того, чтобы уменьшить сумму ее прегрешений и улучшить карму для последующих рождений.

– Во дают! Про карму знают, – сказал незнакомый юнец с запорожским оселедцем, а его подруга отвечала:

– А чего не знать? По телевизору бормочут.

– Благородство человека определяется не единственным поступком при стрессовых обстоятельствах. В конце концов, каждый под влиянием момента может закрыть амбразуру. Но настоящий подвиг – это подвиг жизни. Это ежедневный самоотверженный труд. Именно этим людям мы так обязаны.

Удалов увидел, что сквозь толпу, как маленький ледокол, к нему движется профессор Минц.

– О чем он говорит? – трагическим шепотом встретил его Корнелий Иванович.

Минц улыбнулся, а Поликарпыч продолжал:

– Мы долго думали, можем ли мы отблагодарить персону, которая сделала для нашего племени больше всех людей на Земле, для человека, которая, как помнят старожилы, уже маленькой девочкой подбирала на улице голодных котят, перевязывала нашим старикам ушибленные ножки, зашивала порванные уши.

«Это кошки! – догадался Удалов. – Это от их имени Поликарпыч речь толкает! Ведь кошки не разговаривают!»

– Шли годы, – продолжал Поликарпыч. И сам был так растроган текстом, что прослезился. – Эта особа, несмотря на личную жизнь, на учебу и работу, никогда не забывала о наших бедах и невзгодах. Ей в жизни не повезло. Ее отдали замуж за недостойного дикаря, который мог вышвырнуть из дома котенка и согнать беременную кошечку с дивана.

«Нет, – понял Удалов, – это не о Ксении. Уж чего-чего, но на такого мужа я не похож».

– Долгая жизнь этой персоны протянулась через несколько поколений домашних животных. Рождались, росли, спаривались, старели, дрались и дохли наши современники. И каждый мог быть уверен, что придет в дом № 16 по Пушкинской улице и найдет там заботу и внимание.

«А может, все-таки Ксения? – думал Удалов. – Адрес совпадает. Но ведь я не такой звероненавистник».

– И пускай не все удалось в жизни сделать Ксении Удаловой... – Голос Поликарпыча заметно дрожал. – Но слава и память о ней должны пережить века. Подпись: Кошки города Великий Гусляр. И дальше отпечатки лап числом две тысячи сорок четыре.

Под аплодисменты зрителей Поликарпыч сложил лист.

Ираида протянула Ксении большие ножницы.

Ксения стесненно замахала руками.

– Правильно, – сказала Ираида. – Мы поддержали инициативу, создали фонд, получили средства и приняли участие, нам и открывать.

Она подняла ножницы, как дуэлянт шпагу, и, спустившись с трибуны, шагнула к статуе, покрытой брезентом.

Площадь замерла в томительном ожидании.

Ираида разрезала красную ленточку, брезент медленно сполз со статуи и улегся, покрыв постамент.

По площади прокатился шум. Радости и восторга.

Скульптор Овидий Гроза, который, оказывается, таился под брезентом, чтобы удачнее сорвать его, распахнул руки, как статуя Юрия Гагарина на одноименной площади в Москве. Оркестр грянул что-то радостное из Паганини.

И в самом деле, Гроза превзошел себя и, возможно, самого Церетели.

Статуя изображала просто одетую в купальник полную женщину, отдаленно похожую на Ксению Удалову. В одной руке она держала котенка, в другой – мисочку, к которой котенок тянулся. Это была сама доброта, сама забота.

Пока гремели аплодисменты, Удалов, смущенный более, чем его жена, потому что ему теперь до конца дней придется ходить по городу мимо статуи Ксении, обернулся к Минцу.

– Кто это придумал?

– Кошки, – сказал Минц.

– Конкретнее.

– Они накопили денег, они вышли на Ираиду, они дали ей на лапу и помогли создать беспроигрышный фонд благотворительной котофилии.

– Ты знал, но молчал. Почему?

– А весь город знал, хотели сделать тебе сюрприз.

Ираида снова заговорила:

– От имени кошачьей общественности, – сказала она, – мне хотелось бы выразить благодарность гражданину Гаврилову.

Молодой Гаврилов сделал шаг вперед и поклонился.

Кошки замяукали, как ненастроенный симфонический оркестр.

– А он что? – спросил Удалов.

– У него оказалась особенная слюна, – признался Минц. – Он хлеб жевал три месяца без перерыва, за скромную плату. Из пережеванного мякиша статую и сделали. Вечный материал. Она переживет египетские пирамиды.

«Господи, а я ее подозревал...»

Удалов в сопровождении Минца пошел вокруг памятника, чтобы полюбоваться женой с тыла.

Там было пусто, потому что публика шумела перед памятником и возле трибуны, а некоторые уже начали танцевать под оркестр. И тут Удалов в ужасе замер.

Скульптор Овидий Гроза, который рядышком щипал себе бородку, угадал причину испуга пожилого лысенького толстяка.

– Я не виноват, – произнес он. – Это было их специальное желание. Как бы доказательство, что она им родня по духу. А ваша супруга не возражала, а Ираида Тихоновна лично была «за».

– В конце концов, все мы когда-то были такими, – улыбнулся профессор Минц.

Но чувства внутри Удалова сопротивлялись увиденному. На банкет Удалов идти отказался. Договорился с Максимкой, что тот потом подвезет мать домой.

Сам вышел на высокий берег реки Гусь и стал думать о смысле жизни.

Далеко, в сквере, играл оркестр.

«Ох, и давно же мы спим раздельно, – подумал Корнелий, – Ксения на кровати, а я на диване.

Современная наука на многое способна.

Надо будет сегодня ночью деликатно проверить, не появился ли в самом деле у Ксении пушистый кошачий хвост...»


Содержание:
 0  Гусляр навеки : Кир Булычев  1  ГУСЛЯР – НЕАПОЛЬ : Кир Булычев
 2  ВОСПИТАНИЕ ГАВРИЛОВА : Кир Булычев  3  БЕРЕГИСЬ КОЛДУНА! : Кир Булычев
 4  УПРЯМЫЙ МАРСИЙ : Кир Булычев  5  Черная икра : Кир Булычев
 6  Два вида телепортации : Кир Булычев  7  Дар данайца : Кир Булычев
 8  продолжение 8  9  Черная икра : Кир Булычев
 10  Два вида телепортации : Кир Булычев  11  Дар данайца : Кир Булычев
 12  КОВАРНЫЙ ПЛАН : Кир Булычев  13  ВАС МНОГО – Я ОДНА... : Кир Булычев
 14  ТУФЛИ ИЗ КОЖИ ИГУАНОДОНА : Кир Булычев  15  2. Бедная Раиса Лаубазанц : Кир Булычев
 16  3. Маленький лорд Блянский : Кир Булычев  17  4. Скелет в подвале : Кир Булычев
 18  5. Запрет для вредителей : Кир Булычев  19  6. Мышиный выкуп : Кир Булычев
 20  7. Поражение Поликарпыча : Кир Булычев  21  8. Обмен качествами : Кир Булычев
 22  9. Наука торжествует : Кир Булычев  23  10. У нас героем становится любой : Кир Булычев
 24  11. Тайна Ксении Удаловой : Кир Булычев  25  1. Время калечит : Кир Булычев
 26  2. Бедная Раиса Лаубазанц : Кир Булычев  27  3. Маленький лорд Блянский : Кир Булычев
 28  4. Скелет в подвале : Кир Булычев  29  5. Запрет для вредителей : Кир Булычев
 30  6. Мышиный выкуп : Кир Булычев  31  7. Поражение Поликарпыча : Кир Булычев
 32  8. Обмен качествами : Кир Булычев  33  9. Наука торжествует : Кир Булычев
 34  10. У нас героем становится любой : Кир Булычев  35  вы читаете: 11. Тайна Ксении Удаловой : Кир Булычев
 36  ЗОЛОТЫЕ РЫБКИ СНОВА В ПРОДАЖЕ : Кир Булычев  37  Подвиг красной косынки : Кир Булычев
 38  продолжение 38  39  Подвиг красной косынки : Кир Булычев
 40  ГЕНИЙ ИЗ ГУСЛЯРА : Кир Булычев  41  КСЕНИЯ БЕЗ ГОЛОВЫ : Кир Булычев



 




sitemap