Фантастика : Юмористическая фантастика : Четверг. Четвертая неделя : Сергей Бузинин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Четверг. Четвертая неделя

Весь утренний рапорт четверга Мишка провел в недоумении. Витиша на рапорте не было. Шаманского больше беспокоило, с какими результатами следствие закончит текущий месяц, чем отсутствие одного из своих подчиненных, и на Мишкин вопрос о том, где может находиться Игорь, он лишь вяло отмахнулся — работает, мол. По крайней мере, он, Шаманский, очень на это рассчитывает.

По окончании рапорта Мишка направился в свой кабинет, где застал Игоря читающим какие-то бумаги в компании незнакомого невзрачного мужичка с абсолютно незапоминающейся внешностью. Пока Мишка смотрел непосредственно на гостя, то он четко видел острые эльфийские уши, миндалевидные зеленые глаза, тонкие пальцы изящных рук, но стоило лишь отвернуться и отойти к сейфу, как Мишка поймал себя на мысли, что не смог бы более-менее внятно описать посетителя.

Резонно рассудив, что таинственный гость не заслуживает, чтобы ломать из-за него голову, Мишка проскользнул за свой стол, дожидаясь, пока Витиш закончит чтение. Несколько минут в кабинете стояла тишина, нарушаемая только танцевальным ритмом, который эльф выстукивал пальцами по поверхности стола. Отложив стопку листов в сторону, Игорь поднял голову, мельком поздоровался с Мишкой и повернулся к эльфу:

— Ну, что я могу сказать, тебе, Эсгалан Ап Керу, прочитал я твой отчет. Нет слов, сработано отлично. Но друг друга мы знаем уже давненько, а бумаги не могут отразить и сотой доли твоих личных наблюдений. И еще — ты ведь не Таурендил, вычурно выражаться не любишь, может, расскажешь попросту, где бывал, кого где встретил и какое чудо в свете?

При упоминании темного эльфа Ап Керу еле заметно поморщился, однако моментально справился с эмоциями, вновь напустив на себя невозмутимый вид.

— Ну, попросту, так попросту. Преклони колени и внемли мудрости старшего племени, смертный! — эльф гордо распрямил спину, окинув Игоря и Мишку надменным взглядом. Увидев, как удивленно вытянулось Мишкино лицо, Ап Керу довольно хихикнул и продолжил:

— После того, как ты утром передал нам данные по Асанбосанову, мои ребятишки проверили адрес временной регистрации объекта. Там, естественно, нет никого. В 11 часов 20 минут от службы РЭБ[1] поступила информация о пеленгации телефонного номера объекта на перекрестке улиц Леонида Смирных и Антона Буюклы. Пеленгация четкая, пеленг поместили в GPS, по гувернантке[2] вышли на объект. Выходил я лично. Посмотрел то, что надо, тело по Ульяне[3] проходит. После того, как тело было идентифицировано как объект разработки номер один — Альгуль Асанбосанов, я дал отмашку, шлейф[4] пошел. То есть с 11 часов 50 минут он под колпаком[5]. В шлейфе шли Лиса, Призрак и Карат. — Эльф выдержал паузу, наблюдая, как в одобрительном удивлении приподнялись брови Витиша. Самодовольно усмехнувшись, Ап Керу продолжил:

— А ты что думал? Лучших ребят на охоту пустил. Да и сам я периодически на маршрут выходил. Объект шел четко, на слежку не проверялся. В основном он по авторынкам шарился. Машину присматривал. Нет, не седан, минивэн подходящий искал. В 14–10 и в 14–30 зафиксированы звонки на его мобильник. Время первого разговора тридцать семь секунд, время второго минута десять. Установить содержание разговоров не представилось возможным. Служба РЭБ пеленг звонков подтвердила, установила адрес исходящих звонков. Улица Толбухина, дом тридцать три. В 16–20 зафиксирован контакт. К объекту присоединился неизвестный. Неизвестный идентифицирован, как объект разработки номер три — Вилкас Охинас, по кличке «Вискас». Фотографии контакта и запись оперативной съемки прилагаются. В 16–30 Асанбосанов и Охинас зашли в кафе «Звездочка», где находились до 17–10. В контакт с посторонними не вступали, беседовали только друг с другом. В кафе прошла Лиса, расположилась за два столика от ведомых. Из анализа обрывков разговора объектов, могу предположить, что объекты наблюдения готовятся к какой-то акции, возможно силовой. Цель, время проведения акции, состав, задействуемый для проведения акции, техническое обеспечение, установить не представилось возможным. После того, как объекты покинули кафе, Карат проверил их столик. Закладок[6] не обнаружено. В 17–20 Охинас и Асанбосанов подошли к магазину «Алмаз». Охинас прошел в магазин, Асанбосанов остался на улице. Продолжая наблюдение, в магазин прошел Призрак. Посторонних контактов ни на улице, ни в магазине не зафиксировано. Время пребывания в магазине Охинаса шестнадцать минут. Закупив продукты (список покупок прилагается, фотографии и видеосъемка прилагаются), Охинас вышел наружу. После этого он и Асанбосанов прошли на улицу Толбухина. В 17–50 подошли к дому тридцать три, прошли в квартиру двадцать девять, второй подъезд, третий этаж, квартира прямо от лестничного марша. На дверях квартиры поставили флажок[7], на чердаке дома тридцать один разместили стационарный пост наблюдения. Парной сменой в составе Скифа и Радуги зафиксировано, что в вышеуказанной квартире, помимо Охинаса и Асанбосанова, постоянно находятся объекты разработки номер два, четыре и пять идентифицированные как Ракиф Стилбер, Дараг Шурель и Владен Саруков. Помимо них зафиксировано нахождение неизвестного мужчины. Объекты разработки вампиры и оборотни. Неизвестный идентифицирован, как человек. Личность неизвестного установить не представилось возможным. На ночь, помимо стационарного поста на чердаке, во дворе дома Клещ и Эфа на шестой коробочке* выставились. Нормальная такая кукушка[8] получилась.

В 08.00 их Сатурн, Расмус и Ронин сменили. Коробочка[9] у них «дубль двадцать четыре»[10] с отсечкой[11]. А Тонго и Лист стационар сменили.

С момента пересменки и до 15–17, все объекты находились на адресе. В 15–18 зафиксирован выход из адреса неизвестного. Фото и видеосъемка прилагаются. Неизвестный сел в автомобиль «Мицубиси-Лансер», серый седан, регистрационный номер К 139 МВ, регион наш, проследовал от Толбухина к Комсомольской, оттуда свернул на Индустриальную, направился к выезду из города. Экипаж «дубля» отсемафорил, что нужна помощь. Я и Призрак двадцать седьмую коробочку взяли, на маршрут вышли. В 15–50 мы уже на коробочке напротив пивзавода, клиент и дубль мимо нас. Тут мы шлейф приняли. В 16–05 «Лансер» неизвестного вышел на областную трассу. «Дубль» остался на шоссе, прикрывать возможный отход объекта. Я и Призрак, с целью установления данных объекта, обогнали его, вышли к посту ГАИ. И вот тут я просто охренел! — Эльф злобно поморщился, что для него, вероятно, приравнивалось к вспышке ярости, но быстро справился с эмоциями и продолжил рассказ:

— Подъезжаем мы к посту, там инспектор-огр стоит, клыками поблескивает, ярче, чем нагрудным жетоном. Ряха зеленая, сам поперек себя шире, жезлом эдак небрежно помахивает. Машину свою в карман поставили и к нему. На бегу корочками светим. Как к человеку к нему подхожу: «Нужно тормознуть машину такую-то, с такими-то номерами и содрать все данные водителя. Понял?» «Понял, о чем речь не первый год палкой махаю!» Это он мне в ответ клыки скалит да пузо себе поглаживает. Я в ГАИшный стакан, Призрак в кармане коробочку оседлал. Ждем. В 16–17 наш неизвестный на своем «лансере» к посту подъезжает.

Гаишник его тормознул. Вежливо водилу на улицу вывел (фото прилагаются), поговорил так грамотно с водителем, докопался до всего, до чего только можно было. Минут десять его мурыжил, мне аж объект немного жалко стало. Отъехал клиент. Подождал я, пока он за поворот скроется и бегом к гаишнику: «Ну как, получилось?» спрашиваю.

А тот стоит, лыбится довольно. «Конечно, говорит, получилось. Как оно могло не получиться? Обижаете? Ну да я не обидчивый, вот ваша доля!» — и пятьсот рублей мне протягивает…

У меня глаза уж на что раскосые, так в момент круглыми стали. Я ему: «На хрен деньги! Данные водителя?» «Какие данные?» Тут уже огр морду кирпичом сделал, да глазки округлил. «Я тебя просил с его документов данные содрать!» «Ничего не знаю, вы сказали содрать — я содрал…» «Ах ты, жаба! Лягушка чертова! Морда болотная! Тварь продажная!»

Он в обиженку: «А чё вы злитесь-то? Мало дал что ли?» Так он ни черта и не понял, за что его по матери приласкали. А в ста метрах от поста — развилка. И по какой трассе клиент пошел, одним лесным духам ведомо… В общем, упустили мы его. На адрес он больше не возвращался. Машину в местный поиск забили — тишина. Пробили по базе ГАИ — там нет такой…

— Жаль. Очень жаль, — Витиш сокрушенно покачал головой. — А остальные по-прежнему на адресе?

— Пять минут назад еще там были, — пожал плечами эльф. — Посты молчат, значит там.

— Низшая раса пребывает в благоговении от твоих талантов, о мудрейший, приблизится к которым им не позволяет врожденное скудоумие… Короче, спасибо тебе, Ап Керу. Большое дело сделал. А что человечка этого мутного упустил, так тут твоей вины, считай, что и нет. Ну а теперь наша очередь пришла с этой теплой компанией поближе познакомиться.

Витиш поднял телефонную трубку, набрав чей-то номер, дождавшись соединения, он торжествующе улыбнулся и выдохнул:

— Леопольдыч! Мы их нашли! — выслушав ответ Чеширского, Игорь несколько секунд молча шевелил губами, после чего продолжил слегка расстроенным голосом. — Ты бы мог и промолчать, что еще с утра рапорта наружки прочитал. Да, я бы мог и сам догадаться, но ведь не догадался? Ладно, чего теперь уже. Ты никуда не сваливай, я через полчаса подтянусь, и к Васильеву пойдем, группу захвата выклянчивать. Так что ты пока никому ничего не докладывай, может хоть начальство удивить удастся. Как, уже доложил? Кому? Суняйкину? Ууу! Это вы поторопились, батенька. Он же сейчас пулей к Васильеву помчится, делянку столбить, мол, вот я какой красивый…Он и так во все раскрытия себя вписывать велит, а тут такое дело. Тут не только премия, тут и орденок прилететь может. Говоришь, ни адрес не называл, ни состав банды не указывал? Ну, уже легче, по крайней мере, хоть какие-то козыри у нас на руках есть.

Ровно через полчаса Витиш и Чеширский уже стояли в приемной начальника отдела и беззлобно подшучивали над Храфнхильд Гримсдоттировной. Прибившийся к ним Мишка в шутливом разговоре не участвовал, справедливо опасаясь, что секретарь Васильева, соблюдая неписаную иерархию отдела, своим «обидчикам» не ответит, а вот на нем отыграется сполна. Через несколько минут секретарь, дождавшись начальственного благословения, с чувством глубокого облегчения пригласила юмористов в кабинет Васильева. Мол, вот вам начальник, у него чувство юмора имеется, над ним и изгаляйтесь, а бедную девушку оставьте в покое. Продолжая легонько посмеиваться, Игорь и Чеширский одновременно перешагнули порог и так же одновременно замерли на месте. Просочившись следом за ними в кабинет полковника, Мишка осторожно высунул голову из-за плеча Игоря и понял, что послужило причиной столь резкой остановки. Сбоку от Васильева, с видом победителя восседал Суняйкин.

— Вот и наши лучшие и опытнейшие умы сами пожаловали? — приветливо улыбнулся Васильев. — Сердцем чую, хотите старика порадовать чем-то?

— Никифор Палыч! — прокашлявшись, начал Витиш. — Нашли мы банду стрелков. Знаем их полный состав, знаем, где они в данный момент находятся…

— А сидят они по адресу: улица Толбухина, дом нумер тридцать три, квартирка, стало быть, двадцать девятая? — по-прежнему улыбаясь, прервал Витиша Васильев. — Однако вижу, что правильный адресок-то? И живут там поживают всем законам вопреки отнюдь не Робин Гуды, о которых сия песня поется, а два вампира и три оборотня, лапки которых в крови по самые уши замараны?

— Так точно, товарищ полковник! — уважительно и немного удивленно в один голос отрапортовали следователь и опер, после чего обменялись раздосадовано-удивленными взглядами. — А адрес-то, откуда известен? Кто сдал?

— Да не думайте худого, — поспешил успокоить друзей Васильев. — Евгений Борисович с информацией расстарался. Он параллельно вам через своих барабанов подходы к банде искал. Старый конь, как говорится… И нашли злыдней и вы, и он одновременно, так что и лавры пополам делить будете. Или еще и прокуратура в курсе? — Васильев озадаченно посмотрел на Суняйкина, потом перевел взгляд на Витиша с Чеширским.

— Никак нет, товарищ полковник! — Витиш и Чеширский практически в унисон с Суняйкиным развеяли сомнения начальника. — Информация на сторону не уходила.

— Это хорошо. Что самостоятельно сделать можно было, вы сделали, теперь от всего отдела помощь понадобилась. Ну, просите, чего вам нужно. Что могу — все дам. — Васильев взял в руки свой роскошный серебристый «Паркер». — С чего начнем?

— Полный взвод бойцов Таурендила, да и его самого в придачу, — начал загибать пальцы Игорь. — Кунг РЭБ со спецами, участковых заранее загнать, аккуратно по квартирам пройтись, народ к эвакуации подготовить, средства на декорации, ну и, конечно, спецбоеприпасы …

— Спецбоеприпасы, говоришь? — ухмыльнулся Васильев. — А я чего-то и не припомню навскидку, у кого день рождения вскоре? Или ты, Игорь, своего молодого женить решил?

Витиш беззвучно открыл рот, но ничего не сказал и лишь опустил глаза долу.

— Будет вам и кукла, будет и свисток, — озорно блеснул глазами Васильев. — Я нынче добр и покладист. Да и Борисыч подробно рассказал, что там за отморозки собрались. Евгений Борисович! Не сочти за труд, перед выходом проинструктируй собровцев, чтобы на рожон не лезли, себя берегли. Так, ну а ты, Игорь, как от меня выйдешь — зайди к Кобриной, скажи, что я распорядился спецбоеприпасов выдать, сколько нужно. Я думаю, по одному БК на ствол хватит? Вы ж там войну вести не собираетесь? Вот и отлично. Леопольдыч! Ты отсюда прямиком к околоточным, сам решишь, кого на место отправить. Потом к рэбовцам заскочишь, озадачишь их. Я так понимаю, что планы строчить вам некогда? Ну, я так и думал, — Васильев нажал кнопку селектора:

— Храфнхильд! Ты ведь все равно подслушивала, девочка моя? А коли слышала, так через два часа приказ по отделу, будь добра, приготовь, — внимательно посмотрев на стоявших напротив него офицеров, Васильев немного помолчал, после чего указал пером ручки на Суняйкина. — Операцию курирует товарищ подполковник, что не снимает со всех прочих ничуть ответственности. Все, господа мои, разошлись по заведованиям.

Через сорок минут после выхода из кабинета начальника, Мишка, сидя в салоне машины следственного отдела, наблюдал за тем, как Витиш инструктирует собровцев, выстроившихся в две шеренги во внутреннем дворе отдела.

— Друзья мои! По оперативной информации в интересующей нас квартире пять объектов захвата, гражданских лиц в адресе нет. Присутствуют два вампира и три оборотня. У каждого из них кровь на клыках и на лапах, преступлений за ними уйма, терять им нечего, чужой крови не боятся. По последним данным стационара наружки, в квартире присутствует стрелковое оружие. Опера наружки видели как минимум один автомат, по оперативной информации у каждого имеется личное оружие. Боевой приказ вам отдаст ваш командир, — Витиш покосился на стоящего сбоку от него Таурендила. — Я же только могу попросить. Если будет возможность, возьмите, хотя бы одного живым. Вопросы есть? Нет? Тогда по вагонам, тьфу, ты черт, по автобусам.

Дом номер тридцать три по улице Толбухина был безликим семиэтажным зданием, построенным в конце восьмидесятых. Единственным отличием его оказались широкие лестничные площадки и чуть более широкие, чем в других домах, лестничные марши. В соседнем с этим домом дворе разместились машины участников предстоящей операции. В глубине арки, как можно ближе к выезду, прячась в тени зданий, сосредоточенно-напряженно готовилась к возможному броску карета «скорой помощи». Потрескивая помехами, внимательно прислушивался к эфиру кунг службы электронной поддержки. Чуть поодаль от него нарочито безучастно и вызывающе спокойно дремали автобусы спецназа, за широкими спинами которых скучали автомобили следственной группы. За два часа подготовки к штурму Мишка успел невыносимо заскучать. Строжайше запретив Мишке приближаться к объекту захвата, Витиш в компании с Таурендилом ушел в сторону дома номер тридцать три. Костя скрылся в машине радиопеленгации, где и торчал безвылазно вместе с ребятами из службы РЭБ. Взятый с собой кроссворд был разгадан, кофе выпит, байки рассказаны. Увидев, что водитель спит и внимания на него не обращает, Мишка тоже решил подремать. Откинувшись на спинку пассажирского сиденья, он больно ударился затылком о какой-то угловатый предмет. Обернувшись, Мишка увидел на задней панели кобуру с пистолетом Витиша и чуть не подпрыгнул от радости — он держал в руках законный повод пробраться на место штурма.

Выбравшись из машины на улицу, Мишка рассудил, что он никому не создаст проблем, если подойдет к интересующему их группу дому, после чего двинулся прочь со двора.

Проходя мимо торцевой стены здания, Мишка недоуменно покачал головой и замер на мгновение, пытаясь разобраться, что смутило его в окружающей обстановке. Лишь спустя несколько секунд Мишка понял, в чем дело, и восхищенно покачал головой: сине-серые пятна, которые привлекли его внимание, оказались бойцами СОБР, зависшими на «пиранах» под самым срезом карниза.

Возле первого подъезда Мишка наткнулся на собровца в полном боевом облачении. Боец молча преградил ему путь стволом автомата и вопросительно взглянул на Мишку сквозь прорезь шерстяной маски.

Мишка аккуратно достал свое служебное удостоверение и, развернув, показал его собровцу. А потом продемонстрировал кобуру с пистолетом.

— Мне Витиш нужен, это его ствол. Надо ему его отдать.

— Проходи, — после минутного раздумья боец убрал в сторону ствол автомата. — Витиш вместе с командиром на втором этаже. Выше не суйся. Ствол отдашь — сразу назад.

— Я мигом! — обрадовался Мишка, шагнул было в подъезд, и тут же отпрянул. — Ой, блин! Чем это в подъезде разит-то? — Пробурчал он, зажимая нос.

— Духами, — так же недовольно проворчал дроу, отворачиваясь от входа в подъезд. — Чтоб оборотням, которые в квартире засели, нюх отбить, чуть ли не пол-ящика по подъезду разлили. Мы тут вообще картинку рисуем, что в хате на четвертом этаже гулянка-пьянка идет. Жильцов-то соседних эвакуировать надо было. Вот мы и ржали, как те кентавры, да бутылками звенели, пока мотались туда-сюда, жильцов на фиг эвакуируя. — Подтверждая слова собровца, по подъезду разносилась разухабистое «Услышь меня, хорошая. Услышь меня, красивая!»

Вдохнув полной грудью, как перед нырком в глубину, Мишка забежал в подъезд. Запасы воздуха быстро иссякли, и на лестничную площадку между вторым и третьим этажами он поднялся, задыхаясь и непрестанно чихая.

Таурендил расслаблено стоял возле оконного пролета, Витиш сидел на подоконнике подъездного окна, беззаботно болтая ногами, словно сбежавший с урока старшеклассник. Ни тот, ни другой не обращали, ни малейшего внимания на запах, пропитавший подъезд, неотрывно наблюдая за бесшумной возней возле дверей двадцать девятой квартиры.

Квартира эта располагалась на третьем этаже, взирая сталью своей двери на лестничный марш. Двое взрывотехников сосредоточенно накладывали пластит вокруг замочной скважины. Сбоку от них стояли еще двое бойцов СОБР, державшие в руках кувалды и готовые двумя-тремя ударами добить дверь. Еще двое бойцов, стоя один чуть выше другого, держали дверь под прицелом «Валов».

Не обращая внимания на Мишку либо просто не замечая его, Игорь обратился к дроу:

— Таур, а чего ты к двери кого-нибудь с кээской не поставил? Дверь бы выбили, да нашпиговали бы квартиру «Черемухой». А что? Как раз весна за бортом, самый, понимаешь, весенний аромат… Слышишь, чего тебе наверху поют: «Еще косою острою, в лугах трава не скошена. Еще не вся черемуха к тебе в окошко брошена…»

— Там вампиры и оборотни. Не берет их «Черемуха». Не мешай, — отмахнулся от Витиша дроу, щелкая тангентой рации. — Орел-1 в канале. Все птенцам — доклад о готовности.

— Первый готов.

— Второй готов.

— Третий… — еле слышно зашелестели в мембране слова доклада.

— Всем внимание! Гнездо в канале! — в рации послышался встревоженный голос старшего группы РЭБ. — В квартире зафиксирован звонок мобильной связи. Время разговора — десять секунд. Запеленговать звонившего не представилось возможным.

— Птенцы, внимание! Работаем по плану. Готовность ноль! Штурм по окончании обратного отсчета. Начало отсчета: десять!..

Взрывотехники отступили от двери, готовые активизировать электродетонатор.

— Девять!

Бойцы поудобнее перехватили кувалды.

— Восемь!

Витиш увидел Мишку и сделал страшное лицо.

— Семь!

Стволы бесшумных автоматов, направленных на дверь, казались совершенно неподвижными.

— Шесть!

На цифре шесть дверь квартиры внезапно распахнулась от жесткого удара изнутри, припечатав к стене одного из взрывников, оглушив его и опрокинув на ступени лестничного марша. В дверях квартиры возник неясный силуэт, время сбилось с бега на неспешный шаг, и Мишка, словно в рапидной съемке, увидел, как ствол автомата в руках силуэта заплясал, выбрасывая в пространство сноп пламени.

Грохот автоматной очереди в тесном пространстве подъезда был почти непереносимым и похожим на камнепад. Обиженно зазвенели осколками разбитые оконные стекла, сорванный с подоконника коротким и жестким рывком Таурендила. практически неслышно выматерился Витиш. Раскрыв рот и не зная, что делать, Мишка растерянно смотрел на тело спецназовца, подкатившегося к его ногам, когда слитное рычание двух автоматов заставило его вскинуть голову. Он успел заметить, как все тот же силуэт, разорванный очередью в упор, отлетел вглубь квартиры, сбив с ног неясную тень позади себя. Автоматы в руках спецназовцев выплюнули еще две короткие очереди, и на какие-то секунды в подъезде воцарилась тишина.

Пытаясь избавиться от звона в ушах, Мишка затряс головой, одновременно пытаясь помочь встать скатившегося к его ногам бойцу.

Собровцы возле двери, обменивались жестами, планируя вход в квартиру.

Тишина длилась всего несколько мгновений, после чего взорвалась звоном разбитых стекол и треском оконных рам, выбитых одновременно по всей квартире. Осколки хрустальным дождем еще сыпались на пол, когда сухо прокашляла очередь «Кипариса», и мембрана рации на шее Таурендила сдавленно прошипела:

— Птенец-три в канале. Кухня — чисто.

— Птенец-два в канале. Зал чисто. У пацаков — минус один. Проверяем дальше.

— Птенец-четыре в канале. В кабинете чисто.

— Орел в канале. Прихожая — чисто. Минус два пацака. Мы заходим.

Прерывая доклад, из квартиры раздался чей-то вскрик, сопровождаемый треском серии пистолетных выстрелов, эхом отразившихся в наушниках гарнитур.

— Птенец-два в канале. Орел! Двое пацаков в спальне. Стены глухие, вход с улицы невозможен. Пацаки отстреливаются. Наши действия?

— Орел в канале. Минусуйте.

Несколько секунд из рации доносились только треск и слабый шорох, после чего прозвучал резкий голос:

— Бойся! Граната пошла! — Следом за предупреждающим криком, раздался чей-то испуганный возглас, полный негодования, тут же, впрочем, заглушенный звонким хлопком, колыхнувшим висящие в воздухе клубы известковой пыли. Финальным аккордом простучали несколько автоматных очередей, и Мишка отчетливо слышал глухой стук пуль, вонзающихся то ли в чьи-то тела, то ли в стены. Несколько секунд тишины, и торжествующий голос из рации доложил:

— Птенец-два в канале. Спальня — чисто. Минус два пацака. Мы без потерь. Можно заходить.

Настороженно поводя автоматными стволами, спецназовцы, стоявшие в подъезде, один за другим вошли в квартиру. Через несколько минут один из них выглянул в подъезд.

— Концерт окончен. Можно заходить, — и скалясь из-под маски, изогнулся в приглашающем поклоне.

Таурендил махнул в ответ рукой и склонился над упавшим спецназовцем, растирающим грудь под пластиной бронежилета:

— Весьма печальное и крайне прискорбное зрелище вы сейчас представляете, уважаемый коллега. В обычаях нашего рода сражаться стоя, а не кусать врага за икры. От этой хлипкой дверцы не смогла бы увернуться только Великая китайская стена. А посему — сейчас вы направляйтесь в санчасть, а завтра извольте пожаловать на тренировки по усиленной программе. — Он подал бойцу руку, помогая ему встать, и проследовал в комнату. Следом за ним двинулся Витиш, шипя сквозь зубы ругательства и отряхивая с воротника и с волос осколки стекла.

Мишку, конечно, никто с собой не звал — но, с другой стороны, не запрещал ему пойти следом за старшим товарищем. Вот Мишка и пошел.

В квартире пахло грязью, металлом и порохом. Прямо у порога лежали два тела — верхнее еще сотрясалось в конвульсиях, второе, придавленное тяжестью первого, было неподвижно. Крови кругом было разлито столько, что Мишке пришлось прижаться к стене, чтобы не наступить в лужу, кажущуюся в полутьме прихожей совершенно черной и густой, словно ртуть. Обернувшись к Мишке, Игорь скорчил грозную мину:

— Будьте любезны, юноша, быстро и внятно объяснить, почему это вы решили нарушить прямой приказ старшего по званию, оставить определенное вам руководством место и нарисоваться на место боестолкновения? Переводя высокий стиль на язык родных осин, говорю попросту: какого хрена ты здесь делаешь, зверобой и следопыт?

Пытаясь растопить ледяной тон начальника, Мишка улыбнулся, вложив в улыбку все присущее ему добродушие:

— Да я тебе ствол принес! — сообщил он, протягивая Витишу кобуру с пистолетом.

— Надо же, какая самоотверженность! Мой ствол при мне. А этот Костин. Зато теперь понятно, почему Костик звонит и говорит, что срочно увольняется! Бегите, друг мой, бегите скорее. Спасайте товарища от необдуманного поступка…

— Так чего зря ноги-то бить? Кроссовки, чай, не казенные. Коли у него телефон при себе, так я ему позвоню и успокою. А пока я ради собственной безопасности тут перекантуюсь, может, чего интересного увижу.

— Странные у тебя, Миша, представления об интересном. Ту ли вы профессию выбрали, юноша, и не пора ли вам податься в патологоанатомы? Ты давно с психологом на эту тему общался?

Закончить фразу Игорь не успел, отвлеченный шумом шагов на лестничном марше. Обернувшись лицом к входной двери, Мишка увидел, как Суняйкин, до того момента пребывавший в одном из соседних дворов, перепрыгивая через две ступеньки, резво поднимается в захваченную штурмом квартиру. Еле протиснувшись между дюжих собровцев, подполковник, сменил заполошное выражение лица на лик Наполеона, одержавшего победу под Аустерлицем, и засеменил по квартире, осматривая поле битвы. Хрустя осколками стекла, поднимая вихри пыли и топча отвалившуюся от стен штукатурку, Суняйкин обошел всю квартиру. Ни капли не брезгуя, он прикасался к каждому из убитых, внимательно осматривая каждого из них.

— Эка пасть-то распялил, — Суняйкин замер над трупом Асанбосанова, лежащего посреди зала. — Того и гляди укусит.

Мишка подошел ближе и, пересиливая себя, взглянул на мертвое тело. Вампир лежал на полу, неестественно выгнув шею и раскрыв рот. Из распахнутой пасти выглядывали смертоносные клыки, как будто вампир готовился в последнем, посмертном броске вцепиться в горло противника.

Не обращая больше на труп никакого внимания, Суняйкин перешагнул через тело, будто через лужу, и прошел в спальню. Мишка, было, сунулся следом за ним, но разглядев бурые потеки крови, разбрызганные по стенам кошмарными иероглифами, передумал и вернулся в прихожую. Там тоже лежали два трупа, но там, по крайней мере, был Игорь. Смерив Мишку оценивающим взглядом, Витиш достал мобильный телефон:

— Владислав? Поднимай своих упырей, мы вам опять работенку подкинули… Улица Толбухина, дом тридцать три, второй подъезд, квартира двадцать девять. Хотя, как приедете, так сразу нас найдете, трудновато нас не заметить.

Насладившись картиной мертвых разбойников, в прихожей появился крайне довольный Суняйкин:

— МО-ЛОД-ЦЫ! Отлично поработали! Ни одна тварь не ушла. Премии, всем премии, однозначно! А вы, многоуважаемый Таурендил, и вы Игорь Станиславович, можете крутить дырки под ордена. Я не я буду, если награды вам не вытрясу! Мои координационные действия закончены, не так ли? С рутиной вы и сами без меня разберетесь. Так что разрешите откланяться. Поеду с Кусайло вопросы урегулировать… — расталкивая стоявших в дверях спецназовцев, Суняйкин выскочил на лестничную площадку и побежал вниз по лестнице еще стремительнее, чем поднимался.

— Координационные действия закончены… — хмыкнул Витиш, провожая подполковника взглядом. — А они, вообще были, эти действия? Ладно, время — деньги, а денег-то и нет. Так, орлы! — Обратился он к собровцам, стоявшим поблизости. — Сейчас судмедэксперт с фотографом поднимутся. Как они очередного кадавра зафиксируют, так вы его, мертвеца, то бишь, со всем прилежанием в мешочек и вниз, в «три семерки» грузом двести.

Когда через несколько минут после этого бойцы стали упаковывать первого покойника, Витиш, мельком взглянув на тело, небрежно бросил:

— Ну, пока, что ли, Вискас. Повезло ж тебе, мерзавцу. Жизнь прожил паскудно, а умер достойно, со стволом в руках. И за что тебе такая честь? — не меняя тональности, Игорь сменил тему. — И почему я не курю? За что мне такое наказание? Как будто для меня, во искупление грехов моих тяжких, жены да молодежи не достаточно…

— Товарищ капитан! — окликнул его спецназовец, нагнувшийся над оборотнем, лежащим следом за Вискасом. — А этот живой вроде… Вон, и ресницы шевелятся…

— И впрямь, живой. — Витиш нагнулся над телом, поднеся к блеклым губам маленькое зеркало, тут же помутневшее от слабого, но все же дыхания. — Живой! Он живой, медиков сюда! СРОЧНО! Остальных тоже проверьте, живо!

Расталкивая в стороны стоявших на их дороге людей, мимо Мишки, делая узкий коридор прихожей еще непроходимее, пробежали медики из реамобиля. Остановившись возле раненого оборотня, медики не глядя, бросили носилки на пол, распаковывая дефибриллятор.

Оставаясь без сознания, оборотень инстинктивно боролся за свою жизнь. Несколько минут Мишка наблюдал, как начинается и обрывается его трансформация, представляющая собой тошнотворное зрелище. Грудь, да и практически все тело оставалось человеческими, в то время, как на руках прорезались когти, а сквозь сведенные судорогой черты лица то проступали, то исчезали очертания медвежьей морды.

— Ну, что? Жить будет? — тревожно спросил Игорь, наблюдая за реанимационными манипуляциями медиков.

— Коли не добьете — будет, — нехотя буркнул один из врачей, выискивая вену на руке оборотня. — Куда его везти прикажете?

— В первую! В первую городскую его везите! — вскинулся Витиш. — Там Володя Бешеный работает, так он такие чудеса творит, мертвых из могил поднимает!

— Ему что, живых жалобщиков не хватает? Того и гляди, скоро зомби из-под земли полезут, Бешеного «отцом родным» величаючи… — удивился реаниматолог. — В первую, так в первую.

— Опять наша милиция, не желая нормально работать, покрошила всех подозреваемых в мелкую сечку, — раздался на пороге укоризненный голос Стрыгина. — На что только люди не пойдут, чтобы не дать вампирам отдохнуть спокойно…

— Владислав! Не пыли! — Витиш оторвался от раненого и повернулся к комитетчику. Одного мы тебе все же в живых оставили, сейчас его в первую городскую повезем, ты с нами?

Ответ Стрыгина Мишка не услышал, так как у него за спиной раздался голос Таурендила.

— Похоже, Боги окончательно отвернулись от верного сына своего, поручив мне командовать столь никчемными воинами, если, конечно, дроу, состоящие под моим началом, можно назвать воинами. Воистину, сегодня печальнейший день моей жизни. На что вынужден взирать я? Один получает ранение, постыдней которого может быть лишь укус гоблина за ягодицу. Другой спасает жизнь врагу… Кто работал по этому существу? — Ап Эор указал на содрогавшегося под ударами дефибриллятора оборотня.

— Я, мой командир, — один из бойцов повернул в сторону Таурендила лицо, укрытое черной маской.

Ап Эор грозно поморщился, после чего бросил:

— Брегану Ар Криил, почему не выполнил команду «множить на ноль»?

Боец, названный Ар Криилом, снял шлем.

— Командир, юность я провел в боях и походах и не слишком увлекался арифметикой! Я умею только слагать и вычитать!

— Срочно учись, чтобы мне не было нужды повторять команды дважды. А пока вычти из своей премии пять процентов. Коли ты, недостойный сын нашего племени, щадишь врагов вместо того, чтобы их уничтожать, значит, ты будешь охранять эту помесь человека с медведем в больнице, в то время, как твои друзья будут праздновать победу.

Ар Криил вновь нахлобучил шлем, молча отдал честь командиру и, перекинув автомат на грудь, замер над телом раненого оборотня.

— Да, чуть не забыл, — бросил через плечо Ап Эор. — За выполнение просьбы МОЕГО ДРУГА Игоря и захват одного из пленных живым, прибавь к премии еще 20 процентов, даже если для этого придется совратить учительницу математики. Эвандар Ар Коур! Заступаешь на пост вместе с Брегану Ар Криилом, завтра вас сменят. Остальные! Помогите отнести эту тушу в медицинский фургон, а после возвращайтесь на базу.

С помощью бойцов СОБРа реаниматологи уложили тело оборотня на носилки и быстрым шагом направились к машине «скорой помощи», стоявшей на улице, перед подъездом. Стрыгин, Витиш и Мишка торопливо зашагали следом.

Народная мудрость гласит, что самое тяжкое в жизни — ждать и догонять, но именно из этих двух вещей состоит жизнь следователя. Вот уже три часа Мишка вместе со старшими коллегами сидел в приемном покое, ожидая вердикта врачей. Мертвенную тишину пустынного помещения взорвала веселенькая мелодия телефонного звонка. Мишка достал трубку мобильного телефона, на мониторе светился номер Марины.

— Алло! Марина, как дела? — только и успел бодрым тоном спросить Мишка, но тут же обескуражено замолчал. Голос Марины, звучащий в трубке, дрожал и прерывался всхлипами.

— Миша! Ты где? — было отчетливо слышно, что Марина говорит, с трудом сдерживая слезы.

— Я? В больнице, В первой городской. В реанимации.

— Господи! А с тобою-то что приключилось?

— Марина, Марин, Мариша! — зачастил Мишка, пытаясь успокоить девушку. — Со мной все в порядке, просто мы одного из клиентов сюда доставили. Нам его допросить надо… Что у тебя стряслось, Марина? Что за слезы?

Марина судорожно вздохнула.

— Иришке все хуже и хуже! Ни одно лекарство не помогает. Вызвала на себя скорую, наш спец только руками разводит. А Ришка уже двигаться сама не может… Что делать, Миша?

Мишке показалось, что он сорвался в пропасть.

— Марина! Успокойся! Хватай Иришку и езжай сюда, в первую городскую. Здесь работает врач — Бешеный Владимир Викторович. Игорь говорит, что он чудеса творит, значит, и Иринке поможет!.. Скоро он освободится, и я сразу же с ним о Ришке поговорю… Все будет хорошо, Марин! Передавай Ирине, чтобы не унывала!

— Я слышала про Владимира Викторовича, — голос Марины зазвучал чуть веселее. — Сейчас я вызову такси, и мы приедем. Встреть нас, пожалуйста…

— Обязательно встречу. Жду вас, Маришка. Я пока Бешеного найду…

Окончив разговор, Мишка убрал телефон и решительно поднялся, намереваясь идти на поиски врача, однако этого не потребовалось. Двери приемного покоя открылись, и через порог походкой вразвалочку, в распахнутом халате, заляпанном пятнами бурого цвета, шагнул Бешеный.

— Поздравляю вас, господа офицеры, — сказал хирург весело. — Если в огнестрельных ранениях может быть что-то удачное, то вашего клиента подстрелили исключительно удачно. Операцию мы уже закончили, из-под наркоза больной уже вышел и ожидает вас в своей персональной палате номер двести шесть, что на втором этаже. Ваши черные рыцари уже давно там. Если бы не отвага, а главное — внушительные формы старшей медсестры, Тамары Семеновны, они бы и в операционную ворвались.

Витиш и Стрыгин, почти бегом прошагали мимо врача, не забывая высказать на ходу слова благодарности. Мишка чуть задержал шаг. Остановившись возле Бешеного, буквально в нескольких словах он описал суть проблемы и с нескрываемой надеждой на чудо, попросил помощи.

— Знаете, юноша, я вообще-то по специальности я хирург-травматолог, однако вы обратились по адресу, ибо педиатры этой больницы боятся меня ничуть не меньше, чем прочий персонал. За что? Ах, если бы я знал! Вероятнее, какие-то суеверия, связанные с национальностью моей маменьки, горной баньши… ну, во всяком случае, они отчего-то страшно пугаются, когда я говорю, что их поступки способны довести мою маму до слез. Так что пусть ваша знакомая обращается ко мне, а далее я лично сопровожу ее до педиатрического отделения и, поверьте, тамошние работники сделают все возможное, чтобы не расстраивать мою маму… Да и друзей своих, гениев от медицины, приглашу. Вытащим мы вашу девочку, не переживайте.

— Спасибо, доктор! — Мишка побежал следом за Витишем, доставая на ходу мобильный телефон. — Я ваш должник! — крикнул он доктору на бегу, набирая одновременно Маринин номер.

— Маришка! Все в порядке! Бешеный ждет тебя и Иришку, он еще и других врачей пообещал пригласить! Если я вдруг понадоблюсь, я в двести шестой палате.

В палату к раненому бандиту дроу пропустили Мишку без слов. Витиш и Стрыгин уже вольготно расположились напротив кровати, на которой лежал перебинтованный оборотень, пристегнутый, впрочем, браслетом наручников к спинки кровати.

— Хватит притворяться, любезный, у тебя ресницы дрожат, — без всякого пиетета обратился Стрыгин к оборотню. — Еще не настало то время, когда оборотень перехитрит вампира. Открывай глаза, милейший, и рассказывай все, что знаешь и о чем догадываешься. Как пишут по данному поводу газеты, мы жаждем конструктивного диалога. Впрочем, монолог в вашем исполнении так же вполне нас устроит.

— А с чего ты решил, мусор, что я с тобой базарить буду? — взгляд оборотня блеснул алой бессильной яростью. — Сядь перед зеркалом, да и три базары, пока не надоест.

— Во-первых, любезный, вам следует знать, что у вампиров с зеркалами сложные взаимоотношения. А во-вторых, вы, уважаемый, если вам это еще неизвестно, официально числитесь среди безвременно усопших. Начальство высокое на месте побывало и видело, что все члены банды, и ты в том числе — покойники. А теперь поразмысли чуток и придумай, по какой такой причине нам есть смысл тебя в живых оставлять, если ты тут в партизана играть решишь? Так что, на мой взгляд, выбирать вам, драгоценнейший, предстоит не между «говорить» и «молчать», а между «говорить быстро» и «говорить стремительно».

— Вы не посмеете… — прохрипел оборотень, покрываясь медвежьей шерстью.

— Это отчего же? — Стрыгин выпустил клыки из-под губы. — Из христианского всепрощения? Так я, увы, не христианин. А за дверкой тебя караулит дроу, тот самый, который тебя в квартире подстрелил. А его, да будет тебе известно, за то, что ты живой остался, командир перед строем опозорил, да еще и премии лишил. Как ты думаешь, если мы его попросим тебя шлепнуть, он долго отнекиваться будет?

— Значит, все наши легли? — спросил Стилбер, глядя в потолок. — Ну, раз так… Значит, мазу тянуть мне не перед кем. Не надо дроу звать. Я буду говорить. Расскажу все, что знаю. Глядишь, заработаю очков у Господа Бога, — оборотень выдавил из себя подобие улыбки и повернул голову в сторону Стрыгина. — Но жизнь вы мне гарантируйте, начальник. Пожалуйста… Только я не знаю, с чего начать…

— Начинать всегда лучше всего с начала, — подвигаясь ближе к кровати, скрипнул стулом Витиш. — Для начала представься, да расскажи, кто, где, когда и зачем всех вас в одном месте собрал. А по ходу действия будет видно, о чем тебя еще спросить…

— Меня зовут Ракиф Стилбер. Я оборотень-медведь в пятом поколении. Срочную отслужил в ВДВ. После дембеля вернулся домой, работы нет, я никому не нужен. Подался в наемники. До две тысячи восьмого года работал. Потом поранили меня в Могадишо, я от дел отошел. Собрал нас всех Халендир. Месяца два назад это было, может чуть раньше. Точнее, Асанбосанова Халендир позвал, они друг друга давно знали. А Асанбосанов меня кликнул. Мы вместе с ним в нескольких операциях учувствовали. Вискас тоже лично Халендира знал, и привел с собой Дарага Шуреля и Владена Сарукова. Я еще Сараха подтянул. — Оборотень осекся, прикрыл глаза и замолчал.

— Да знаем мы про твоего Сараха. Он уже несколько дней в морге отдыхает, — успокоил оборотня Витиш. — Ты мне вот что скажи: с какой целью Халендир собрал вас? Только не говори, что Халендиру такие волки для банальных разбоев понадобились.

— Я не волк, — слабость не помешала Стилберу огрызнуться. — Я медведь. Нашей целью было рыжье да лавэ натрясти, ну и… — оборотень с видимым напряжением выдавил из себя следующую фразу. — Магическую энергию собрать, ту, что еще черной называют.

— И кто же это такой образованный был, что черную энергию собрать мог? Вискас, Халендир, а может быть, ты?

— Нет. По большому счету, Халендир сам на побегушках был. За его спиной маг стоял. Самый настоящий. Только ты, начальник, хоть расстреливай меня, хоть медом потчуй, не знаю я о нем ничего толком. Ни кто такой, ни откуда он взялся, даже как его в миру кличут — и то не ведаю. Промеж собой мы его Удавом звали. Глаза у него такие… пустые и притягивающие одновременно. Страшные, в общем, шнифты…

— Кто энергию собирал — понятно. А зачем ее собирали? И каким образом?

— Как все мы съехались, Халендир нас стволами обеспечил да на дела выводить стал. Только мы из лоха хабар вытрясем, тут Удав из тени и выходит. Кто-нибудь из нас терпиле руки или ноги прострелит, чтоб, значит, тот мучился, а Удав с колбой железной, тут как тут, энергию черную от боли накачивает.

— Кто стрелял по людям?

— Там не только люди были, и гобло трясли, и даже гномы пару раз попадались… А стрелять всем приходилось, чтоб, значит, все кровью повязаны были. Но в основном этим Вискас, да Скорпион, ну тот, что Асанбосанов, развлекались. Нравилось им это дело…

— Волынами, говоришь, Халендир вас обеспечивал. А у него, откуда столько стволов нарисовалось? Свой арсенал карманный имелся или в магазинах хозяйственных новый отдел открылся?

— Своих стволов у Халендира раз-два и обчелся было. Так что все наши волыны, да маслята к ним, Халендиру Леший подогнал.

— Вот с этого момента поподробнее. Что еще за Леший? Откуда он взялся, где он сейчас, какая роль у Лешего в вашей команде была?

— Вот про Лешего, начальники, я знаю еще меньше чем про Удава. Тот-то, почитай, все время с нами был, а Лешего я всего один раз видел. Да и тогда у него морда капюшоном закрыта была, и говорил он как-то странно, как через подушку. А так-то Леший этот всем и заправлял. И стволы Халендиру он сделал, и нам всем регистрацию махом оформил, и фирму эту, «Шаркон» которая на имя Халендира, подогнал. Да и самые жирные наколки от него сыпались.

— Про Лешего, конечно, крайне интересно, но ты скоромно позабыл рассказать, зачем черную энергию собирали?

— Для чего энергия была нужна, я не знаю. Той чернотой, что мы сначала собирали, Удав Халендирову дочку пользовал, лечил, значит. Но сосуд у Удава всего один был, вся чернуха на девчонку уходила. Как на бабло приподнялись, Халендир куда-то уехал, с недельку его в Городе не было. А вернувшись, он с собой металл этот странный привез…

Сиси… нет, синька… Во-во, синестрит он привез. Мы потом этот металл Самоделкину переправили. Ну, тому, который на Малой Алеутской живет. Флинт его фамилия. Так потом то лавэ, да рыжье, что мы на скачках брали, Халендир тому Флинту возил, а мы от Флинта новые баклажки железные для мага забирали. Все так по кругу и шло. Со скачка бабло, то бабло к Халендиру, Халендир филки Флинту, Флинт нам посуду, мы ту посуду Удаву, маг — чернушку наберет и Халендировой дочке ее втюхивает. Не всю, конечно, так, понемногу, чтоб та жила только…

— А Изыруука тоже вы грабили? — не утерпел Мишка.

— Мы, — спокойно обронил оборотень. — Халендир Асанбосанову позвонил, говорит, карась жирный имеется. Мы подскочили, за карасем прогулялись. На пустыре из него хабар вытрясли, ну а Скорпион гоблу лапы прострелил. Хотел в бошку пальнуть, да Удав не дал. А жаль, прикольно смотреть, как эти лягушки зеленые дергаться начинают…

— По всем эпизодам, любезный, мы с вами еще не раз и самым подробнейшим образом побеседуем, — прервал воспоминания оборотня Стрыгин. — А теперь вновь вернемся к Халендиру, точнее, к гибели его семьи и его самого…

— Это три недели тому назад было. Я тогда первый и последний раз Лешего увидел. Он на нашей хазе появился. Удав его привел. До того я о нем только слышал. Халендир постоянно талдычил: Леший то, да Леший сё… Я тогда еще удивился, как Удав перед Лешим прогибался, с нами-то он не церемонился… Вот, нарисовался Леший и трет нам, что Халендир мало того, что бабло общее закрысил, так еще и на свою дочку половину собранной чернухи вбухал. Если заклинания знаешь, они простые совсем, труда особого чернуху в лекарство обратить нет… В общем, соскочить Халендир собирался… Леший приказал Халендира кончить, но медленно, чтоб, значит, из мучений его часть чернухи возместить, и женку его тоже помучить, мол, с паршивой овцы хоть шерсти клок… Мы ночкой вшестером, Сарах еще с нами был. Я, Сарах и «Мутабор», вы его Саруковым называете, Халендира по-тихому взяли и на старые склады увезли. Удав, Скорпион, Вискас и Дарага-кровопийца, ну он, в натуре, кровь пьет, в особняке Халендира остались с его женкой развлекаться. На склады они только на следующий вечер приехали, нас сменили. Так, что как Халендира кончали, я не видел. Потом уже Вискас с Дарагом смеялись, рассказывали, как он скулил…

— С этим вопросом пока все понятно, вечер воспоминаний с патологоанатомическими подробностями мы попозже устроим, — поморщился Игорь. — Теперь поведай, зачем вы в банк полезли, на какой день было назначено нападение, почему перенесли?

— Да ты, начальник, и без меня, наверное, все знаешь, — озадачено фыркнул оборотень. — К чему зазря метлой ворочать?

— Не пой, красавица, при мне, ты песен Грузии печальных… — ехидно скривившись, оборвал Стилбера Игорь. — А говоришь ты потому, что жить хочешь. Хотя и скучно да за решеткой, но жить. Заруби себе на носу: я спрашиваю, ты — отвечаешь. И никак иначе. Надо или не надо, это не твои заботы. Мы про банк речь вели так что — давай, рассказывай.

— На банк нам наводку Леший дал. Он же Асанбосанова к человечку из банка подвел, тот докладывал, что и когда в банк привезут. Сначала хотели банк со вторника на среду ломануть. Но тут Удаву Леший позвонил, сказал, что ждать нас в банке будут, засада там встала. Кто нас ментам спалил, я о том не знаю. Халендир тогда уже сильно дохлый был… Как намечали, в банк мы не пошли. А Удав потом рассказывал, что менты, ну то есть ваши, там всю ночь сидели, ушами хлопали…

Слушая рассказ оборотня, Мишка вспомнил свое отчаяние после неудавшейся засады и отчетливо заскрипел зубами, но промолчал, не желая прерывать рассказ раненного.

— Как все улеглось, мы в ночь с четверга на пятницу банк и хлопнули. Вискас и Асанбосанов заранее в банке бывали, телепортировались внутрь без проблем, сигналку вырубили, нас всех в банк пустили. Пока Удав с вампирами из охраны чернушку качал, я с Мутабором в хранилище спустился. Удав нам одну из баклаг своих дал, объяснил, как чернушку выпустить, да какое заклинание читать, чтоб стену растворить. Но чего-то мы напутали, баклага и рванула. Хорошо, что мы в стороне стояли. Золото в слитках да побрякушки из ячеек мы наверх вытащили. Потом все добро Флинту отвезли, в оплату последнего заказа Халендира, он как раз незадолго до смерти еще одну баклагу железную заказал, самую большую. Мы пока ее грузили, взмокли все…

— О твоих тяжких трудовых буднях мы как-нибудь после послушаем, ты пока нам поведай, зачем вы писателя сперли?

— Вот этого я, начальник, и не знаю. Как большую флягу мы от Флинта забрали, Удав приказал Королева, ну писателя этого, что кошмарики лепит, украсть и на дачу отвезти. Но тут я ни при делах. За ним Сарах следил, он же его и хитил, он же его на даче постоянно и караулил. А что, зачем, для чего, это, начальник, мимо меня. Меньше знаешь — дольше живешь.

— Значит, зачем Королева портаками расписали, ты не в курсе?

— Да я его и видел только на фотке в той книжке, которую Удав приволок. Хотя знатная такая книжка, страшная… Читал и боялся, боялся и читал…

— Ладно. Про писателя тоже потом еще поговорим. А почему вы из «Шаркона» съехали?

— Так несколько дней назад, снова Леший позвонил, сказал, что туда менты с обыском нагрянут. Опять не соврал. Мы только-только съехать успели, как на следующий день мусора нагрянули.

Витиш и Стрыгин переглянулись, обменявшись многозначительными взглядами, после чего Игорь спросил:

— А сегодня из квартиры на автоматы спецназовские рванули тоже по приказу Лешего?

— Не. Не по приказу. Леший Асанбосанову позвонил. Говорит, что через час менты нас штурмовать будут, что, мол, приказ у вас, живыми нас не брать. Мы с Альгулем на выход рванули, чтобы тачки подогнать, только дверь квартиры открыли, а там уже вы… А чего дальше было, вы уж получше меня знаете… А сейчас, хоть что со мной делай, сил у меня больше нет, дай поспать хоть чуток…

— Спи, — Витиш отключил диктофон, до того момента непрерывно записывающий каждое слово. — Коли вечным сном не уснул, так поспи пока. А мы попозже к тебе в гости придем. Рябчиков с ананасами не обещаю, но в хорошей компании и без угощения неплохо посидеть можно?

Не дожидаясь, пока Игорь и Стрыгин соберут свои вещи, Мишка первым вышел в коридор, намереваясь найти Марину и Иришку.

— Миша! — Окликнул его Владимир Викторович. — А ну-ка, пошли со мной!

Идти по больнице вместе с В.В. Бешеным было все равно как прорываться сквозь строй врага верхом на боевом слоне — медсестры стремились побыстрей убраться с дороги потомка тибетского йети, больные теряли в его присутствии дар речи, и даже санитары с носилками искали объездной путь, завидев травматолога в конце коридора.

Ирина лежала в одноместной палате, окруженная тремя медсестрами и пятью врачами. Маринка сидела на стуле в стороне, и на лице ее отчаяние потихоньку уступало место надежде.

Мишка как мог весело подмигнул ей и направился к постели.

Иринка выглядела неважно. Ох же как неважно она выглядела: на бледной коже серебрились капельки пота, волосы потеряли блеск и яркость, а глаза смотрели куда-то мимо людей… куда-то вообще за пределы этого мира.

Мишка опустился перед койкой на колени и взял Ирину за руку. Рука у девочки была холодна, как лед.

— Держись, малявка! — улыбнулся Мишка. — Это что за фокусы? С кем я теперь пойду в музей восковых фигур?

Ирина повернула к нему голову, и Мишка почти физически ощутил, как тяжко далось ей это краткое движение.

— Миша, здравствуй, — голос Риши был таким слабым, что, казалось, заглушить его мог даже шум бабочкиных крыльев. — Миш, я тебя попросить хотела… Нагнись ко мне, пожалуйста.

Мишка нагнулся. Болезнь не только лишила Ирину блеска и яркости, она, как будто, стерла даже ее аромат — Мишка не чувствовал никаких запахов, кроме запахов казенного пастельного белья и лекарств.

— Миш… — сказала Ирина совершенно серьезно. — Миш, ты следи, чтобы они ее не догнали, ладно? Чтобы собаки медведицу не догнали…

— Обещаю, — строго и торжественно пообещал Мишка. — Выйдешь из больницы и проверишь, как я с работой справился.

— Миш… — окликнула его Риша. — Миш, я еще сказать хотела… Когда у вас с Мариной ребенок родится, вы его моим именем не называйте, ладно?

Мишка понял, что не может дышать. И, наверное, не сможет уже никогда.

Пятница. Четвертая неделя.

— Миш, да не рви ты сердце! — сказал Константин Кицуненович Инусанов в двадцатый раз. — Ну не может такого быть, чтобы медики не разобрались, в чем там дело. Вот увидишь, скоро позвонят и скажут, что кризис миновал!

Мишка молчал. Он был искренне благодарен Косте за поддержку, но воспоминания о бледном Ришкином лице и ее погасших глазах мешали ему надеяться на что-то хорошее. Мишка ни разу в жизни не испытывал такого жуткого и тяготящего душу бессилия, когда ни он сам, ни любой другой человек на этом свете ничем не мог помочь Ришке. Оставалось лишь ждать. Страдать. Надеяться.

— Костя, помолчи, — Витиш лучше вермаджи понимал Мишкино состояние. — У меня Семка в детстве болел. Ой, мать моя… Лучше бы я сам болел, всем на свете, прямо по алфавитному списку, не исключая родильной горячки. Врагу не пожелаю. Семка плачет, Фира плачет, ну и я, вместе с ними… Только не рассказывайте никому!

Мишка достал телефон, намереваясь позвонить Марине, однако его намеренье прервал стук в дверь.

В кабинет шагнул очень примечательный посетитель. Это был мужчина весьма преклонного возраста — лет, наверное, восьмидесяти, — но от того лишь более удивительными казались его подтянутость, собранность и поистине кошачья пластика.

— Добрый день, Игорь Станиславович! — голос у гостя был мягкий, успокаивающий, мурлычущий. Гость был сед, чисто выбрит, благоухал очень хорошим одеколоном, был одет в белую рубаху без галстука под клетчатым пиджаком и бежевые летние брюки. При всем том, в облике гостя не было намека на пижонство или искусственность — он выглядел ровно так, как выглядел, и вел себя ровно так, как хотел себя вести. То есть чувство собственного достоинства ничуть не мешало ему быть подчеркнуто уважительным ко всем присутствующим.

— И всем прочим молодым людям тоже мое почтение. Игорь Станиславович, я, собственно, к вам. На правах старого знакомого и даже, в некотором роде, коллеги.

— Костя, Мишка, отвлекитесь от скорбных дум и познакомитесь с человеком… ну, пусть и оборотнем, поистине легендарным! Имею честь представить вам живую легенду — Льва Борисовича Баюнова! С чем вы к нам, Лев Борисович?

— Игорь, я к тебе с делом некрасивым и корыстным. — Баюнов чуть понизил голос. — В присутствии твоих гвардейцев говорить можно?

— Отвечаю за гвардейцев, словно за себя. Да вы садитесь, Лев Борисович!

— Кошкой пахнет! — сказал Костя и выпустил когти.

— Не кошкой, а котом! — ответил ему Баюнов, выпустив когти куда внушительнее Костиных. — Фр-р-р! Волк?

— Нет, пес, — смиренно отозвался Костя. — Оборотень. Вермаджи. Альфа…

— Это оставьте для девушек, ф-р-р… Надеюсь, не пудель?

— Нет, ньюфаундленд…

— Тогда поладим. Я из всех вермаджи только пуделей ненавижу. Плохие воспоминания у меня с пуделями-то связаны… Ф-р-р-р!

— Простите! — тонко пискнул Костя и укрылся за своим «Ундервудом».

— Так вот, Игорь, я к тебе пришел за балбеса своего хлопотать, за Репаного Савелия Мефодьевича. Ты мне скажи, там все серьезно или как?

— Лев Борисович, кого другого послал бы к едрене фене, но вам скажу — блудняк на Репаном висит конкретный. Потому и закрыли до выяснения. Уголовное дело в его отношении возбуждено, мера пресечения избрана.

— Игорь, ты бы мне его отдал, а? — не теряя чувства собственного достоинства, попросил Баюнов. — Ты ведь меня знаешь — ваш ИВС для него раем покажется по сравнению с моими-то методами воспитания и исправления. Я при этом гарантирую, что сотрудничать со следствием он будет со всем усердием. Ну и на суд, само собой, явится. Под мою ответственность, Игорь.

— Ну, Лев Борисович, коли вы просите… Я свяжусь с прокуратурой, попробую потолковать об изменении меры пресечения. Надо будет Савелию Мефодьевичу ходатайство написать. Как определимся по планам, я вам позвоню. Думаю, дня два уйдет на все про все. А дальше вам и карты в руки.

— Будь спокоен, Игорь, приобщу его и к труду, и к обороне, и к общественно-полезной деятельности. Разбаловался, щенок, как от родителей ушел. Эх, ругал я Василину, ругал, за то, что кровь свою с этим домовым перемешала, да у дочки родимой на все один ответ — любовь у меня, батя! У нее любовь, а меня внук-балбес с блатным рОманом в башке вместо ума и соображения…

— Когда последний раз с внуком вашим виделись, я его вами же и стыдил, — сказал Игорь с улыбкой. — Эх, Лев Борисович, мне б такого деда, как вы!

— А ты давай от своих-то собственных дедов не отказывайся! — сказал Баюнов грозно. — Оно ведь толку от подвигов мало, если даже внуки наши про них не помнят.

В дверь кабинета заглянул следователь из соседней комнаты Лешка Свирский, держащий в руке сигарету.

— Эй, темнилы! За банду проставы ждать или опять продинамите?

— Иди отсюда со своей сигаретой! — закричал Игорь, не на шутку, кажется, испугавшись. — Пшел вон, дубина! У нас тут аллергия у всех на табак!

Но было уже поздно. Лев Борисович Баюнов издал громкий протяжный вой и обратился в разъяренного сиамского кота с распушенным, точно щетка, хвостом.

— Ой, блин! — ахнул Свирский и захлопнул дверь. И уже снаружи сообщил: — Витиш, нельзя было попросту сказать — извини, занят? Чего пугать-то так?

— Простите, — сказал Лев Борисович, возвращаясь в человечий облик. — Никогда не теряю над собой контроля, даже от валерьянки. А вот табачный дым ненавижу. Натерпелся за семь-то лет.

— Лев Борисович, мои ж коллеги ничего про вашу работу не знают. Можно им рассказать?

— А чего нельзя? Много времени прошло, да и подписки с меня никто не брал.

— Костя, Миша, вот этот скромный человек семь лет проработал нашим резидентом при английском премьере Уинстоне Черчилле! — торжественно сообщил Игорь, указывая на Льва Борисовича. — Был легендирован на Даунинг-стрит еще в 1947 году при Клементе Эттли и проработал вплоть до 1955-го.

— Ничего себе! — Мишка даже позабыл на время про свои тяжкие думы. — Настоящий разведчик? Правда? И кем вы работали у премьер-министров? Секретарем? Охранником? Референтом?

— Да нет, юноша. Котом, собственно, я там и работал. Семь лет в кошачьей шкуре безвылазно — вам, молодым, такое сейчас и не вообразить!

— Это точно! — пискнул из-за пишущей машинки вермаджи. — Я даже суток не могу в зверином обличии выдержать!.. А вот Чеширский, говорят…

— Ну, Ваську-то я натаскивал. В общем, жить в кошачьем облике можно, но уж так меня эти его сигары кубинские достали! Черчилль каждое утро берет меня на колени и давай смолить свои Romeo y Julieta, Camacho или La aroma de Cuba, а для меня это мука адская! Как-то раз он меня так достал, что я его огрел когтистой лапой. Он меня пнуть хотел, скотина, да промазал. Ну а ночью я его ботинки навестил. Молодой был, задиристый… А ведь рисковал — могли и кастрировать. И еще меня пудель доставал, с которым гости часто к Черчиллю заходили, Руфусом его звали. Я так подозреваю, что он на французов работал…

— И много вы секретов раскрыли? — с любопытством поинтересовался Мишка.

— А это ты узнай в архиве Первого Главного управления Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР! — Хохотнул Баюнов. — Я информацию собирал да передавал, а какая была секретной — мне никто не докладывал. А вообще, ребята, «всё и сразу» — с этим принципом в разведке долго не живут. Я предпочитаю, что называется, синицу в руке, а не утку под кроватью. Была у меня когда-то знакомая одна, коллега даже. Если бы ещё не в собаку перекидывалась, а в кошку… Эх… Так вот, это она всё хотела всегда сделать идеально и по максимуму. Ей в конце войны уже несколько раз шифровки слали — отрывайся и уходи. Даже фигуранта «убирать» не требовали, он уже ничего не решал. Нет, она хотела так, чтоб всё идеально, думала подопечного живьём взять и нашим передать. А потом пути отхода перекрыли, так в итоге и погибла. А я ведь даже и имени её настоящего не знал, только оперативный псевдоним. Эх, Блонди, Блонди…

В этот момент в кабинет вошел Николай Петрович Докучаев.

— О, здорово, старая гвардия! Как поживаешь, свирепый кот невидимого фронта?

— Поживаю себе потихоньку, Петрович, жаловаться, кроме как на внука-балбеса, не на что… Как у нас в разведгруппе говорили: «Тот не знал в жизни несчастий, кто не получал саперной лопаткой по уху».

— Эй, амига Миша, тебе поведали уже, сколь легендарная личность к вам в гости забрела?.. Девяносто процентов всего, что я про взрывчатку знаю, я от нашего камрада Льва Борисовича и узнал! Лучший спецалист-взрывотехник разведотдела Штаба 1-го Белорусского фронта, ежели кто позабыл, не знал, а то и вовсе не интересовался!.. Лев Борисыч, ты фотку-то свою еще пацанам не показывал? Покажи, каким орлом ты в сорок четвертом был, когда по лесам Белоруссии, Польши да Германии хаживал, и не было от тебя пощады фрицам и ихним подпевалам!

— Ой, Петрович, ну чего ты за трепло такое? — поморщился Баюнов, но полез во внутренний карман пиджака. — Вот, гляди, кому любопытно…

На снимке Лев Борисович был запечатлен еще почти совсем молодым, в каске, с ППШ, и в черном матросском бушлате поверх тельняшки.

— Уже и не помню, отчего я в таком прикиде сфотографировался, — вздохнул Баюнов. — Так-то я войну все больше в штатском проходил, а немецкую форму одевать приходилось почаще, чем свою родную… Ну и, соответственно, МП да МГ чаще в руках держал, чем ППШ. Вот, помню, в конце 42-го возле Варшавского шоссе… А позывной у меня был «Дикий кот»!

В этот момент в Мишкином кармане зазвонил телефон. Мишка увидел номер Бешеного.

— Извините, это из больницы, — сказал Мишка. — Сейчас все будет либо очень хорошо, либо очень плохо! — Добавил он с натужным оптимизмом в голосе.

— Миша? Добрый день, — услышал он голос Бешеного. — Вернее, совсем он не добрый. Миш, ты присядь, пожалуйста. Я Марине не говорил еще ничего, ты меня поймешь. В общем, плохие новости. Хреновые. ХРЕНОВЫЕ! Результаты анализов пришли. У Ирины что-то вроде реактивного лейкоза. Я, честно сказать, с таким не то что не сталкивался никогда, но и слыхом не слыхивал, — многословие и некоторая суетливость сурового доктора показались Мишке самыми жуткими. — В общем, Миша, крепись. При таком раскладе жить девчонке недолго, — Бешеный сделал краткую паузу, а потом добавил тихо, неофициально и совершенно самоуничижительно: — Миш, я бы мог сказать, что сделал все, что мог… но кому, к хренам собачьим, от этого легче?

— Сколько? — спросил Мишка совершенно чужим голосом. — Только правду, Владимир Викторович…

— Дней пять, — ответил доктор очень устало. — Неделю — если повезет. Если очень повезет.

Телефонная трубка выпала из Мишкиной руки, с глухим стуком ударившись о поверхность стола. В мембране еще продолжал звучать голос Бешеного, но его слова попусту растворялись, не доходя до Мишкиного сознания. Мишка почувствовал, как рвется его сердце. В буквальном смысле слова.

Не обращая внимания на то, как разлетаются и падают на пол папки с его стола, Мишка бросился к окну. Ему хотелось свежего воздуха так, как хочется воды человеку, умирающему от жажды. Раз за разом он дергал на себя оконную раму, ругался, рычал и всхлипывал. Отчего-то ему казалось, что открыть оконную раму — главное дело его жизни. Но рама была заколочена, и Мишка, сорвав кожу с ладоней, рухнул на стул возле окна.

Ему не хотелось ни с кем разговаривать. Ему хотелось спрятаться в свое горе, словно в раковину, свернуться там клубком и замереть до тех пор, пока кто-то снаружи не скажет, что беда миновала. Он не хотел ни с кем делиться своей бедой.

Кто-то окликал Мишку по имени, но он ничего не слышал.

Кто-то тряс его за плечо, но Мишка не реагировал.

Кто-то бил его по лицу, но Мишка не чувствовал боли.

Рванув на ворот футболки, он отвернулся от окна, обвел невидящим взглядом кабинет и прохрипел:

— Воздух! Мне нужен воздух!

— Миша! Сынок! Ну-ка, пей! — слова Докучаева доносились до него откуда-то издалека — из того мира, где светило солнце и можно было улыбаться. Следом за словами в его горло хлынул поток холодного пламени. Не чувствуя вкуса, Мишка залпом проглотил влитую в его рот жидкость, и только когда поток, прокатившись по пищеводу беззвучным торнадо, взорвался в желудке маленькой Хиросимой, он пришел в себя.

Мир кругом сделался таким четким и ясным, что Мишка слышал, как скребется за плинтусом мышь, как катится по столу Кости авторучка и как ворчит в паутине недовольный паук, упустивший дерзкую молодую муху.

— Сынок! Ты держись, сынок! Я сейчас в область звонить буду, в онкодиспансер! — приговаривал Николай Петрович Докучаев, наливая в Мишкин стакан что-то из своей заветной фляжки. — Микроволновая резонансная терапия сейчас чудеса творит! А у меня все эти областники вот где! — эксперт потряс кулаком. — Пусть только попробуют не помочь!

— Держись, парень, — сказал Лев Борисович Баюнов. — Плохо это все, но… Как наш старлей говаривал, когда мы своих хоронили: «Если нельзя чего-то изменить, значит, остается только пережить, не потеряв чувства собственного достоинства»… Держись, парень. Держись. Слезы и сопли — плохая память по любимым… Если мы не можем помочь, тем, кого любим, значит нужно сделать все, чтобы их гибель не была напрасной. И вообще. Когда все вокруг плохо и просвета нет и вроде бы быть не может, нужно верить в чудо. Только по-настоящему, крепко верить.

Витиш стукнул ладонями по столу:

— Мишка, не отчаивайся. Я тебе вот что хочу рассказать — не знаю, к добру ли или к худу… Помнишь, ты наш с Тауром разговор слышал? В нашу вторую командировку на Кавказ, попали мы в засаду под Гудермесом. Лежим под огнем, головы поднять не можем, смерть со всех сторон скалится, а Таурендил лыбится всей своей зубастой пастью. Я его спрашиваю — чего смешного, дроу-г? А он мне в ответ: давай верить, Игорь, в то, что нашу жизнь в книге судеб написали достойные люди, а не садисты-графоманы… Миш, вот я и думаю — ну какой же падлой нужно быть, чтобы придумать такое?

— Миш, а Миш, — окликнул Мишку Костя. Выглядел вермаджи совершенно несчастным и абсолютно потерянным. — Миша, у тебя вся спина белая.

— Чего? — привыкнув к постоянной серьезности вермаджи, Мишка автоматически повернулся к зеркалу, но ничего не разглядел.

— Шутка, — жалобно улыбнулся Костя, — я слышал, что это шутка такая…

— Так ведь ты шутить не умеешь? — от изумления Мишка окончательно пришел в себя. — Ты ведь даже, что такое юмор не понимаешь…

— Не умею. Не понимаю, — понуро пожал плечами Костя. — Но ведь тебе было так плохо. А шутки вам всегда помогают …

Глядя на смущенного Костика, жалобно взиравшего на него из своего угла, Мишка не выдержал и почти весело фыркнул:

— Спасибо, Костя. Это была лучшая шутка, которую я когда-либо слышал.

Горе, еще минуту назад заполнявшее собою весь мир, пискнуло и сжалось до крохотной точки, испуганно уступая место азартной злости. И пусть все еще было очень плохо, и практически не было надежды на благополучный исход, и многие вопросы так и остались неразрешенными, но рядом стояли друзья, готовые поддержать, помочь, просто прикрыть тебя грудью. А значит, не все еще потеряно. «…Сегодня мой друг прикрывает мне спину, а значит, все шансы равны…» — вспомнились Мишке строки из песни, и он, забыв, что до сих пор сжимает в руке Иришкину розу ветров, с силой стиснул кулаки. Острые грани кулона распороли его ладонь, словно клыки хищника, жаждущего крови. Вскрикнув от боли, Мишка бросил кулон на стол и прижал ладонь к губам, пытаясь остановить кровотечение. Петрович, глянув на него, коротко хмыкнул, достал из кармана носовой платок и, смочив его жидкостью из своей фляжки, протянул платок Мишке:

— Держи, хомбре, а то, не дай Бог, кровью истечешь, придется тебе переливание делать, а ежели у меня кровь брать, то, боюсь, не выдюжишь скопившегося в ней алкоголя и придется тебя со станции переливания крови сразу в наркологию везти, чтоб извести мое скорбное наследство.

— Спасибо, Петрович, — Мишка перетянул платком пораненную ладонь. — А тебя-то, каким ветром к нам занесло? Нет слов, вовремя ты к нам, да только все же неожиданно…

— Вот и я о том же, амига! — вскинулся Петрович. — Совсем память дырявая стала! Я ведь чего пришел-то? А пришел я вот почему. Ребятишки Стрыгина мне на днях автоматик на экспертизу притащили, тот, что они на дачке, где писателя прятали, нашли. Интересный такой автоматик-то. Номера на нем вытравлены, куда ж без этого, ну да нам оне пока без надобности. Отстрелял я этот «Кипарис» да и обалдел. По пулегильзокартотеке числится сей ствол за нашим родным отделом. А в отделе, я проверил, он считается мирно в оружейке почившим … Чудны дела, твои, господи… Кстати, отрок, а чегой-то за игрушку ты вертел? Украшеньице какое? Вот видишь, не зря уставом и положением о службе сотрудникам украшения не положены, ими иной раз и покалечиться недолго… — Петрович подошел к столу, поднял брошенный Мишкой кулон и замер, не отрывая от взгляда от безделушки.

— А и препоганейшую же ты себе цацку надыбал, амига, — продолжил Докучаев изменившимся тоном, приподняв кулон за цепочку на уровень глаз. — Одно хорошо, разряжена она уже…

— Почему препоганейшую? — Мишка вопросительно взглянул на эксперта. — Петрович, ты ведь что-то о ней знаешь? Расскажи!

— Знаю. Как не знать, — откашлялся Петрович. — Эта дрянь еще с войны осталась. Тебе про «Наследие предков», то, что немцы еще «Аненербе» кличут, слышать доводилось? Доводилось, — дождавшись утвердительного Мишкиного кивка, продолжил Петрович. — Так вот, в войну для своих вервольфов немцы кучу таких вещиц понаделали. Чтоб, значит, своим диверсантам помогать. Где погоню со следа сбить, где невидимкой ненадолго стать, где еще какую пакость учинить. Только в заряженном виде к такой вот розе ветров еще и фигурка какая-нибудь прилагалась. На самых простеньких кулонах лев приклеен был, на тех, что посильнее — скорпион или змеюка, а уж на самых сильных — свастика нацистская…

— Это чего ты, Петрович, про войну да про «Аненербе» рассказываешь? — несколько ревниво поинтересовался Баюнов, подошел к столу и остановил кулон, размеренно раскачивающийся в кулаке эксперта. — Ты гляди, и вправду зараза фашистская… А я уж думал, что и следа от этой нечисти не осталось, ан нет, гуляет еще по свету.

Услышав слова Петровича и Баюнова, Мишка, поднимавший с пола упавшие документы, вновь выронил бумаги из рук.

— Был на ней лев… — прошептал он. — Был. Его Иришка свернула, и он в дым превратился…

— А заклинания девочка не знала? — подозрительно нахмурил брови Лев Борисович.

— Не знала… — Еще более потерянно прошептал Мишка.

— Ой, детки, детки… — расстроенно вздохнул старый оборотень. — Заклинания не знала, энергию не преобразовала, вот дрянь эта черная в девчонку и впиталась. Теперь грызет ее изнутри… Сколько наших от этой беды померло, пока не разобрались что к чему… Теперь мы причину болезни знаем, только нам от этого не легче. Лекарства от этой напасти нет. По крайней мере, мне про такое снадобье ничего не известно. — Баюнов понял, что невольно причинил Мишке боль, и словно желая извиниться, наклонился и помог ему собрать упавшие на пол бумаги. Положив документы на стол, он бегло скользнул по ним взглядом, и неожиданно замер, озадаченно почесывая себя за ухом.

— Странные у вас интересы, юноша, — настороженно протянул Лев Борисович, раскладывая по порядку поднятые им с пола листы бумаги и фотографии. — Странные и донельзя подозрительные. Сначала кулон фашистский, теперь, смотрю, фотографии с символами магической активации подрыва рассматриваете…

— Какого еще детонатора? — насторожился молчавший до того момента Игорь. — Какого еще подрыва?

— Фотоснимки, которые я сейчас рассматриваю, есть ни что иное, как графическое изображение магического активатора подрыва, — звенящим от напряжения голосом произнес Баюнов. — Так что, любезнейший Игорь Станиславович, потрудитесь объяснить, где вы взяли эти снимки и для чего они вам нужны?

— Это снимки татуировок, которые неизвестные нам лица нанесли на тело писателя Королева, похищенного бандой. Предполагаю, что их маг по кличке Удав малевал, — обескуражено пробормотал Игорь. — Мы этого гения ужаса и вепря натурализма, Королева то есть, несколько дней назад на даче нашли и освободили…

— Ну и гении нынче среди писателей пошли, — чуть расслабившись, хмыкнул Баюнов. — Это какие же он кошмары пишет, что сам по себе представляет силу, которой для взрыва только детонатора не хватает?

Не слушая комментарии Игоря, Мишка неожиданно для всех сорвался с места, подбежав к сейфу, и кряхтя от натуги, извлек наружу пустую амфору «Гекаты-13».

— Если черная энергия сама по себе может в человека впитаться, наверное, ее и целенаправленно в человека закачать можно? — Мишка со стуком поставил амфору на стол перед Баюновым и Петровичем.

— К сожалению, можно, — задумчиво протянул Баюнов, разглядывая «Гекату». — А уж для человека, нужными навыками да знаниями обладающего, это и вовсе просто. Тут сравнение примерно как с губкой — чем она суше, тем больше влаги впитает; чем больше человек к страху расположен, тем проще с ним работать… Вы предполагаете, что в писателя закачали содержимое только одного сосуда?

— То, что мы предполагаем, выглядит совсем хреново… Мы нашли десять таких вот пустых «Гекат» и еще одну полную. — Игорь прикусил нижнюю губу, пытаясь что-то вычислить в уме. — Как, по-вашему, Лев Борисович, насколько мощным может быть такой взрыв?

— С десятью-то банками? Да с половиной этой дряни укрепрайон целиком уничтожить можно, — теперь волнение старого разведчика было очевидно. — В конце сорок третьего, когда наши саперы и водолазы сумели обезвредить те почти что сто тонн, которыми немцы хотели Днепрогэс рвануть. Фрицы в ответ решили магический подрыв устроить… Запустили туда смертника, который нес в себе черную энергию. Ладно, что к тому времени мы уже научились ряду фокусов, про «Аненербе» многое разведали, да и знали, чего от фашистов ждать можно. Обезвредили тот живой детонатор, успели перехватить и рвануть на подходе. Сами понимаете, — знаю больше понаслышке, другой фронт все-таки… Где сейчас этот ваш борзописец?

Не отвечая Баюнову, Игорь схватил телефон, по памяти набрал номер Королева и включил громкую связь:

— Ангелина Степановна? Это вас Витиш из следствия беспокоит. Помните, я приезжал к вам на днях, по поводу вашего супруга?

— Как же! Помню, помню! Такой очаровательно стеснительный молодой человек, интересующийся нормальной литературой, а не Степкиными кошмарами, — даже посредством телефонной связи было очевидно, что женщина на другом конце провода расплывается в довольной улыбке.

— Ангелина Степановна! А где сейчас ваш супруг пребывает?

— Так у него же сегодня встреча с поклонниками на ГЭС назначена. Вот он туда и уехал, похмельной жаждой томимый. Вернется не скоро. Так что приезжайте, устроим та-а-акой литературный диспут! — с придыханием проворковала женщина.

— Давно уехал? — почти закричал в трубку Витиш.

— Да минут десять назад. Машина за ним пришла — и уехал. Вы не переживайте, времени нам хватит на все… У нас с вами впереди целая вечность…

— Если я вашего мужа не найду, тогда перед нами точно будет вечность, а то и две, — отключил связь Игорь и обернулся к Баюнову. — Королев едет на ГЭС. Теперь все на места встало — зачем его похитили. Королев, накачанный черной дрянью по уши, приедет на ГЭС, вот тогда маг заклинание и активирует. Похоже, взрыв будет сегодня и взрывом этим он ГЭС к чертям разнесет. Зачем магу это надо — пока не спрашивайте. Принимаем и рассматриваем наши мелкие неприятности в порядке их поступления.

— Все верно, Игорь, — не переставая хмуриться, напряженно проговорил Баюнов. — Именно так, как немцы в конце сорок третьего Днепрогэс взорвать хотели. Прямо эхо войны какое-то. Но сейчас-то зачем, война ведь кончилась…

— Надо объявлять «Перехват»! — вздыбил шерсть Костя. — Я сейчас позвоню Суняйкину, пусть он тревогу объявляет!

— Сдается мне, Костя, Суняйкина в кабинете давным-давно нет… — одновременно произнесли Игорь и Мишка, и лишь потом озадаченно посмотрели друг на друга.

— Вижу, мы пришли к одним и тем же выводам, друг мой Миша? — вопросительно прищурился Витиш. — Ну же, юноша, поделись улыбкою своей… — и, видя смущение Мишки, подбодрил его: — Спой, светик, не стыдись… Обоснуй, так сказать!

— От обоснуя слышу… Ну, во-первых, как ты Суняйкина в известность о наших целях поставишь, так перед нашим носом бандиты испаряются. Что банк взять, что «Шаркон» этот… А когда мы на дачу сами по себе поехали, так сразу же результат получили: и Королева нашли, и «Гекаты», и оборотня этого шлепнули… Опять же «Кипарис» этот, что у убитого оборотня на даче был… Кто еще его мог из арсенала стащить незаметно?

— В общем-то, верно, — ободряющее хмыкнул Витиш. — А может, это Чеширский воду мутит? Или я, к примеру?

— Ни у тебя, ни у Леопольдыча допуска к оружейке нет, — уверенно парировал Мишка. — Вы оба оружие только через дежурного или через оружейника получаете. И Таурендил не подходит, он со своими бойцами по тому же принципу вооружается, да еще над ним и Кобрина стоит…

— А может это… — начал Витиш, криво улыбаясь.

— Нет. Это не Кобрина, — отрезал Мишка, перебивая Игоря. — Кобрина к оружейке доступ имеет, но она ни об обыске в «Шарконе», ни о времени штурма ничего не знала. Так что, все концы на Суняйкине сходятся. Никто кроме него из посторонних всей информацией не располагал и всех доступов не имел. И про банду он Васильеву рассказал, когда наемники ему не нужны стали. Сам ведь говоришь, что взрыв сегодня будет. Да еще и бандитов специально за минуту до штурма предупредил, чтобы они сразу же по нашим стрельбу открыли. Рассчитывал, гад, что дроу всех без исключения положат. А после штурма проверять приперся, точно ли все погибли и нет ли кого живых… И еще, Игорь, ты уж прости, но артист из тебя хреновый. Не мог бы ты так вдохновенно играть в незнание.

— Эх! — сокрушенно вздохнул Витиш. — А я всегда считал, что во мне погибает великий артист… Стивен Сигал или даже Памела Андерсон.

— Успокойся. Тот артист внутри тебя, уже сдох давно. Он если и был когда, то уже давно тихо себе лежит и очень плохо пахнет… Так что звони напрямую Васильеву.

— А если и Васильев к банде причастен?

— Если он на месте, то точно нет. А если его нету, тогда сами решения принимать будем. Звони. Семь бед…

— Слушаюсь, товарищ лейтенант! — Игорь набрал номер Васильева. — Товарищ полковник! Докладывает Витиш, у нас проблемы. Нет, я в отгул не собираюсь. Я в глобальном смысле. Нет, и план-график мы не сорвем. Нет, не только у нас с вами проблемы. Если будем медлить, скоро ко всему Городу в гости придет толстая полярная лисица, песец которая… По нашим данным, на ГЭС в скором времени будет проведен теракт…

«Если мы не можем помочь, тем, кого любим, значит нужно сделать все, чтобы их гибель не была напрасной…» — слова старого разведчика пульсировали в Мишкиной голове. «Все правильно. Если я не могу сейчас спасти Иришку, значит нужно сделать все, чтобы найти ту сволочь, что затеяла этот кошмар. И когда я ее найду… Лучше бы ей вообще на свет не родиться…» — размышлял Мишка, уперевшись обеими руками в переднюю панель и отчаянно завидуя Костику, оставшемуся дежурить в отделе. Игорь гнал машину, выжимая из ее двигателя все, что можно, надеясь перехватить Королева еще до того, как он доберется до плотины. Петрович на заднем сиденье глухо матерился на каждом ухабе и каждом резком повороте, отчаянно завидуя Баюнову, перекинувшемуся в кота и вцепившемуся в подушки сиденья когтями. Следом за машиной Витиша отчаянно скрипела на поворотах старенькая «Газель», внутри которой сдавленно поминали подземных духов и всех предков по материнской линии шестеро дроу, выделенных Таурендилом в помощь следственной группе.

За пару сотен метров до проходной ГЭС Витиш был вынужден затормозить перед рядами бетонных блоков, расставленных в шахматном порядке, позади которых тускло поблескивала серо-красная стальная труба шлагбаума. От стеклянной будки КПП, возвышавшейся за шлагбаумом, к машине Витиша пошел немолодой сержант. Небрежно придерживая автомат, сержант поправил свой краповый берет, обвел обе машины равнодушным взглядом и, ничего не говоря, вопросительно посмотрел на Витиша, дожидаясь, пока Игорь раскроет перед сержантом служебное удостоверение. Мельком сверив фотографию с оригиналом и быстро пробежав глазами текст, сержант недовольно мотнул головой и коротко буркнул:

— Ну и что?

— Мы специальная следственная бригада, — веско бросил Витиш. — Нам необходимо срочно попасть на территорию ГЭС.

— Не положено, — вновь коротко буркнул и сержант и развернулся в направлении КПП.

— Сержант! — обращаясь к спине уходящего часового, крикнул Витиш. — Писатель Королев уже проезжал? Давно?

— Семь минут назад проехал, — не оборачиваясь, ответил сержант, не прекращая движения.

— Если мы его не задержим, тут все взлетит на воздух! — крикнул Игорь, выскакивая из машины. — Не только мы с тобой сдохнем, весь город накроется!

Моментально развернувшись на крик следователя, сержант чуть пригнулся и щелкнул затвором автомата.

— Стоять на месте! Без пропуска не положено!

Бесшумно открылась дверца машины, и на проезжую часть неуловимо для постороннего взгляда просочился Баюнов. Пользуясь тем, что внимание охранника сосредоточено на Игоре, оборотень практически одним движением преодолел расстояние, отделявшее его от сержанта. Мишка успел заметить, как в воздухе мелькнула серая тень стремительно движущейся лапы, и автомат сменил владельца, тогда как сержант рухнул на землю, поднимая столб пыли. Из будки выскочил напарник валяющегося в пыли часового и замер под стволом автомата, направленного на него Баюновым.

— Не дергайтесь, юноша, — Баюнов слегка повел стволом, пресекая движение охранника. — У вас ведь Поспелов командует? Ну так СРОЧНО позвоните ему и скажите, что Баюнову со товарищи НЕОБХОДИМО попасть на территорию. А вот теперь двигайтесь, молодой человек, двигайтесь.

Часовой бросился в будку, с минуту разговаривал с кем-то по телефону, а потом и серо-красная стрела шлагбаума стремительно поползла вверх. Баюнов вернул оружие насупившемуся охраннику, легко запрыгнул в салон автомобиля, и обе машины, прокравшись между бетонными блоками, стремительно рванулись вперед.

Для этого им пришлось проехать по плотине, и Мишка, восхищенно разглядывая огромное водохранилище, даже привстал с места, пораженный его размерами. Огромное и синее, точно море, оно раскинулось до горизонта, слилось где-то вдали с небом, и наблюдателю казалось, что он смотрит в мутноватое зеркало невероятной величины. Лишь в нескольких местах поверхность зеркала была слегка поцарапана белыми бурунами моторных лодок.

Одним рывком, не снижая скорости, автомобили преодолели пространство от КПП до рабочих ворот ГЭС, где их встретил начальник службы безопасности в окружении группы автоматчиков. Начальник был очень представительным мужиком лет сорока в костюме и при галстуке, в сочетании с которыми автомат смотрелся странно и нелепо. Баюнов поприветствовал его взмахом руки.

Буквально за пару минут разъяснив Поспелову суть проблемы, группа, сопровождаемая теперь уже и местной службой безопасности, миновала охраняемый периметр. Проезжая по территории Мишка увлеченно крутил вокруг головой, но толком ничего разглядеть не успел. Вокруг простирались однотипные бетонные серые коробки зданий неизвестного назначения, между которыми громоздились металлические треугольные стойки ЛЭП, щеголявшие своими шикарными бетонными ботинками. Но большую часть пейзажа заслоняла собой громада плотины водослива. Административное здание ГЭС находилось недалеко от врезки левого берега, почти у самого подножия плотины.

— Вон он! — радостно завопил Витиш, вдавливая педаль тормоза. — Отбегался, собака злой!

— Степан Эдвинович! — Мишка замахал руками, привлекая к себе внимание писателя. — Подождите нас! Поговорить надо!

— О! И вы здесь, господа! — непритворно удивился Королев, несколько затравленно поглядывая на Витиша. — Вы тоже решили посетить мою встречу с поклонниками? Польщен, весьма и весьма польщен. Желаете автограф, чтобы потом в очереди не стоять?

— Вынужден вас разочаровать, любезнейший, но мы здесь несколько по другому поводу, — подойдя вплотную к Королеву Витиш, пристально взглянул ему в глаза. — Мы прибыли с более прозаической целью — вас спасти. Точнее, сначала Город от вас, ну а если получится, то и вас заодно…

— Ничего не понимаю, — Королев, глядя на то, как спецназовцы окружаю его плотным кольцом, испуганно затряс головой. — Почему Город нужно спасать от меня? Мои книги пользуются таким успехом у читательской аудитории? Что вы себе позволяете?! — взвизгнул писатель, когда один из собровцев привычным движением завернул ему руку за спину. — Кровопийцы, сатрапы, гэбня кровавая!!! Пустите меня! Я жаловаться буду!!!

— Лев Борисович! Взять-то мы его взяли, а дальше-то что? — Игорь обеспокоенно повернулся к Баюнову. — Он же все равно в любой момент рвануть может!

— По-хорошему, вывезти его в тайгу да подальше, пусть там и взрывается себе на здоровье. — Баюнов озадаченно почесал себя за ухом. — Только, боюсь, не успеем, к тому же вороги за ним следить могут и активируют заряд, как только Королев покинет территорию ГЭС. Нам бы сейчас минералов побольше, мраморный оникс там, тигровый глаз… А учитывая, как сей товарисч от страха трясется… — Баюнов презрительно взглянул на Королева, буквально обвисшего на руках спецназовца, — еще бы и флюорит бы не помешал, хризоколла, да бериллов побольше, ну или хотя бы жадеит пригодился бы…

— А зачем эти камни нужны? — Мишка прекрасно осознавал, что рискует в любой момент отказаться в эпицентре мощного взрыва, однако азарт и любопытство глушили страх на корню.

— Все элементарно, юноша, — прекрасно понимая, какую мешанину из страха и азарта представляет сейчас душа Мишки, Баюнов начал краткую лекцию, и отвлекая его от ненужных переживаний, Баюнов начал краткую лекцию: — Мраморный оникс — негативную энергию поглощает, а Тигровый глаз — потоки энергии преобразует. Если бы они у нас были, то камни как бы экранировали Королева, искажая возможность принятия им магического сигнала к подрыву. Опытный маг, конечно, и с таким вот экраном разберется, но и ему для того, чтобы понять, в чем дело, не менее двух-трех часов понадобится. Ну а коли клиент у нас трус первостатейный, то для него бы хризоколла в самый раз была, камень сей страхи побеждает. Флюорит со стрессами борется, а берилл — камень душевного равновесия. Жадеит — тот эмоциональную разрядку дает. Только вот у нас ни того, ни другого, ни третьего… А эти два-три часа нам сейчас позарез нужны…

— Лев Борисович! — окликнул оборотня начальник службы безопасности ГЭС. — А может, тогда мы этого камикадзе в минералогический музей засунем? Там вроде бы все камешки, про которые вы говорили, имеются…

— Это было бы неплохо, Кирюша, — Баюнов одобрительно взглянул на Поспелова. — Только где ж мы такой музей сейчас сыщем-то?

— Так, считайте, что уже и нашли. Вон флигелек над рекой видите? — Поспелов вытянул руку, указывая направление. — Это музей и есть. Он, конечно, маленький, но камней всяких там видимо-невидимо. Это инженера нашего главного инициатива такая, Черепа. Милейшей души человек, то есть йети. Если, говорит, я в горы сходить возможности не имею, так пусть горы ко мне придут.

— А ну, в музей его, пока он не взорвался! — крикнул Витиш, указывая на Королева. Тот непонимающе крутил головой и казался более озадаченным, нежели испуганным.

— Кто взорвется-то? Объяснит мне кто-нибудь, что здесь происходит?! — завизжал писатель, безуспешно пытаясь высвободиться из стального захвата дроу.

— Вы взорветесь, Степан Эдвинович, — спокойно и где-то даже меланхолично пояснил Мишка. — На ту дачу, откуда мы вас несколько дней назад вытащили, вас не поклонники, а бандиты притащили. И накачали вас черной энергией. И татуировки ваши — не дань уважения фанатов, а магический детонатор. Так что теперь бандиты вас взорвать хотят. А с вами в придачу и полгорода в щепки разнести.

— Взорвать? Меня взорвать?! — пролепетал Королев, болтаясь на руках собровцев, скорым шагом тащивших его к зданию музея. — Нет. Я не согласен! Даже больше скажу — я категорически против! Если я погибну, мировая литература понесет невосполнимую утрату! А уж Ангелина Степановна как расстроится… Еще раз повторяю — меня нельзя взрывать! Я еще последний гонорар от редакции не получил! — продолжал визжать Королев даже тогда, когда спецназовцы, поставив его на пол в домике-музее, смокнулись вокруг него плотным кольцом.

— Господи! Ну и горазд же он орать — плотину перекричит… Да как его заткнуть-то? — пробормотал Витиш, пытаясь не слышать причитаний писателя. — Так! Любезнейший! Коли вы взрываться не желаете, значит, будете нам помогать. Миша, я видел, тут поблизости куст рябиновый растет, сорви веток несколько, да писателю дай, пусть обмахивается, лицом к реке встав…

— Зачем мне рябина? И к реке лицом зачем? Если вы забыли, у меня аквафобия! — не унимался Королев, не забывая, впрочем, активно обмахивать себя принесенным Мишкой веником.

— Магические сигналы отгонять, — моментально разгадав замысел Игоря, подхватил эстафету Мишка. — Ветками машете, сигнал не проходит, вы живы.

— Руки ему заняли, чем бы еще рот заткнуть? — проворчал Витиш, обводя взглядом помещение музея. Увидев прикрепленную к стене полку с различными книгами, Игорь подошел поближе и восхищенно присвистнул. — Во! То, что надо! — Он взял с полки потрепанный томик Алевтины Красавиной и протянул его Королеву. — Чтобы окончательно мага с толку сбить, берите, милейший, книжку и читайте вслух, но только с чувством, с толком и с расстановкой, желательно, как можно более эмоционально. Пока читаете, маг не сможет на вас удар навести, и, соответственно, взорвать.

Королев ухватился за протянутую Игорем книжку, как за спасательный круг.

— А как долго читать? А я алексиафобией не заболею? — и, не дожидаясь ответа, распахнул томик где-то посередине. Развернувшись лицом к реке и непрестанно размахивая рябиновыми ветками, Королев начал читать придыхая и грассируя голосом:

— «Кларисса набросилась на юного милиционера, точно орел на свою жертву. Она прижала его к стене и приникла своими губами к его губам, давая выход бурлящей в ее чреслах страсти. Словно одержимая, она рвала на юноше одежду, алкая его молодого тела и жаждая поскорее напиться из источника его вожделений…»

Витиш облегченно вздохнул и вышел на улицу.

— Игорь! Поясните-ка мне, что за чушь вы тут несли? — Баюнов остановил Игоря на выходе из музея. — Река, рябина, книжка эта несуразная… Это ведь никак магической атаке помешать не сможет?

— Да знаю я, — отмахнулся Игорь, ехидно улыбаясь. — А чего? Нам шума меньше, а ему даже приятно. Наверное. Просто мы на какое-то время избавлены от стонов и воплей этого гения, да и дроу развлекутся, а может, и чего нового для себя узнают… Да, Миша! Тебе же вроде бы опусы госпожи Красавиной нравятся?

— Ну, я бы не сказал, что я от ее книг в полном восторге, — краснея и смущаясь, пробормотал Мишка. — Но отдельные моменты очень даже ничего… С познавательной точки зрения…

— А хочешь, я тебе жуткий секрет открою? — продолжал улыбаться Игорь. — Хочешь, скажу, кто такая эта Алевтина Красавина?

— И кто же?

— Тут такая история получилась. Захожу я на днях в хоромы нашей Регинлейв, а ее там нет. Ну не буду же я в ожидании Гримсдоттировны столбом посреди кабинета стоять? Вот я за ее стол и примостился. На столе — монитор. На мониторе текст какой-то мелькает, что-то вроде: «Юный лейтенант, томимый жаром чувств и желаний, с восхищением посмотрел на прекрасную незнакомку…», а чуть ниже приписка такого вот содержания: «Регинлейв! Ты когда свой отрывок закончишь?! Я закончила, Гейрхильд еще вчера свой кусок текста выложила, одна ты не торопишься! Или тебе жизненного опыта не хватает? Наш общий псевдоним — Алевтина Красавина — становится брендом, и издателю не терпится получить новую книгу. И не надо отговариваться тем, что ты работаешь и что тебе некогда. Твоя любящая сестра — Храфнхильд».

— Так это что, наши бравые бородатые сестренки эти книжки пишут?! — Мишка восхищенно хлопнул себя ладонью по бедру. — Ни за что бы ни подумал…

— Молодые люди! Давайте отложим на потом обмен новостями из мира высокой литературы! — резкий окрик Баюнова прервал приступ нечаянного веселья. — В первую очередь о работе нужно думать. С учетом того, что мы этого творца кошмаров на время минералами прикрыли, а встреча с поклонниками у Королева должна начаться через час в турбинном зале, часа три в запасе мы имеем, и нужно потратить их с пользой. Петрович вон уже пытается высчитать, из какой точки маг этот команду на подрыв отдать может. И главного инженера местного мы ему в помощь пригласили. Вот он, кстати, идет.

Мишка обернулся в направлении, указанном Баюновым и от удивления слегка приоткрыл рот. К ним стремительно, но в то же время плавно, с неподражаемой грацией балетного танцора приближался двухметровый мужчина, без особых усилий несший в густо поросших шерстью руках странного вида внушительный агрегат, очень тяжелый даже на вид. Завидев друзей, стоявших напротив музея, мужчина приподнял агрегат и приветственно помахал им над головой, так же легко, как девушка машет батистовым платком. Приближавшаяся к Мишке фигура всем своим видом вызывала трепет и уважение. Однако, добродушного вида круглое лицо смягчало первое впечатление. Мужчина был облачен в серый рабочий комбинезон, распахнутый на груди. Из-под комбинезона топорщилась густая шерсть. На комбинезоне, под левым нагрудным клапаном серебряными нитями был вышит улыбающийся череп. Как бы подражая вышитому на комбинезоне рисунку, голова мужчины была лишена обильной растительности, столь присущей всем представителям племени йети, и на ней присутствовал только очень коротко подстриженный ежик темных волос.

— Это из-за этой картинки его Черепом прозвали? — Мишка повернулся к Поспелову.

— Нет. Потому что с ним как с трансформатором. Не влезай — убьет.

— И после этого вы назвали его добрейшим существом? — прошептал Мишка, вновь обращаясь к начальнику службы безопасности ГЭС.

— Кого же еще? Конечно его. Добрее Черепа здесь никого нет, — в тон Мишке еле слышно ответил Поспелов. — Чтобы совсем понятно было, я вам одну историю расскажу. Тут на днях, один из рабочих, гоблин, ремонтные работы выполнял, но перестарался малость и ломом два кабеля пробил, да так, что лом к тем кабелям намертво припаялся. Был бы там человек, сгорел бы на фиг. А этому зеленому хоть бы хны. Подходит, значит, наш гобл к Черепу и просит у того лом из кабелей вынуть, а сам еще и дорожку показывает. Череп подошел, посмотрел. А там уже старший смены в припадке об землю бьется. Поглядел Череп на все это безобразие, ничего не сказал. Старшего в чувство привел и в медсанчасть отправил. Потом абсолютно спокойно лом из земли вынул, завязал тот лом, как галстук, на шее у гоблина и отпустил его с миром… А вы еще в доброте его сомневаетесь. Был бы там я, то гоблина того с плотины, как пить дать, скинул и, где приземляться не объяснил, а если не с плотины, то уж в сортир-то точно. А Череп даже слова обидного никому не сказал.

К этому моменту йети подошел к ним практически вплотную, с грохотом опустил свой агрегат на землю и сложил ладони лодочкой возле груди:

— Великое небо ниспослало мне огромное счастье и праздник солнцем озарил мою душу, подарив мне возможность лицезреть вас, о, несравненные смарагды души моей! Только поведайте, чем я, ничтожный визирь электричества, могу помочь вам, о луноликие блюстители порядка и добродетели, чьи слова слаще шербета, а мысли и стремления велики, как Тибетские горы! Пока что, позвольте имя свое вам назвать: Аббас Джалал Олог-хай, именем сим благозвучным родители меня нарекли, — и тут же, сбившись с высокого слога, добавил. — Ну, или Игорем Николаевичем, если вам так будет угодно…

— А чего это он так странно выражается? — шепотом спросил Мишка.

— Да он в детстве и юности в Средней Азии долго жил, — таким же шепотом ответил Поспелов, — вот и привык за полсотни-то лет.

— Рады знакомству с вами, уважаемый Игорь Николаевич, — Витиш опасливо протянул руку йети. — Вы уже в курсе, какая напасть на нас всех свалилась, тезка?

— Пока нет, — Олог-хай пожал плечами, предельно аккуратно пожимая руку Витиша. — Мне по рации сообщили, что следственной бригаде необходима помощь, вот я и подошел.

— В вашем музее сейчас находится писатель Королев, он по уши напичкан отрицательной энергией и представляет собой бомбу, мощностью как минимум пятьдесят тонн в тротиловом эквиваленте, а то и больше. Исходя из мощности заряда и из того, что подрыв предполагался на время, когда Королев должен был находиться в турбинном зале, нам необходимо как можно быстрее рассчитать возможное местонахождение лиц, которые могли бы осуществить подрыв при помощи магической энергии. Расчеты скорости и дальности перемещения заклинания возьмите у нашего специалиста, — Игорь указал на Петровича, с ожесточением терзавшего клавиши калькулятора.

— Ну и задачки же у вас, господа хорошие… — оскалился в суровой улыбке Череп. — Но, право слово, я всю жизнь мечтал о таких задачах. Пойду подсоблю, чем могу.

Йети подошел к Петровичу, раскинувшему по земле огромную карту города и сосредоточенно вымерявшего циркулем что-то одному ему известное. Докучаев и Череп о чем-то быстро переговорили, эксперт сунул в лапы инженеру какую-то книжку и вновь вернулся к своим измерениям. Йети за пару минут пролистал пособие, остановился на одной из страниц, после чего вынул из бездонных недр комбинезона блокнот, карандаш, калькулятор, и занялся расчетами, усевшись прямо на землю. Несколько минут на площадке царила тишина, нарушаемая только щелканьем клавиш калькуляторов и скрипом карандашей. Через десять минут вычислений Череп о чем-то спросил эксперта. Петрович, с раздражением оторвав взгляд от карты, что-то ему ответил. По-видимому, два специалиста не сошлись во мнениях, потому что через несколько секунд на площадке раздалась ругань, густо перемешанная с техническими терминами.

— Напор воды, напор воды! — возмущенно орал Петрович, размахивая руками. — Это ж тебе не термобарический боеприпас, что турбулентность в потоке вон где возникнет!

— Загоните жеребца своей глупости в конюшню моего благоразумия! — не менее темпераментно потрясал лапами йети. — А то, что поток, прорвав дамбу, хлынет непременно по этому маршруту, вы не учитываете? Заряд такой мощности половину дамбы в пыль разнесет!

— А взрывная волна? — Петрович так активно размахивал брошюрой, что ее листы трепыхались, как крылья бабочки, а лиловый штамп «ДСП» на обложке, мерцал в воздухе, как сигнал семафора. — Она ведь после того, как турбинный зал разнесет, вашу ГСМ накроет и обязательно в этот распадок пойдет. А там нефтеналивные цистерны стоят, да и до самой базы недалече!

— Только ишак и сын ишака может сбрасывать со счетов то, что волна разнесет вдребезги газгольдеры химкомбината! — стопка карандашей зажатых в лапе Черепа слабо хрустнула и превратилась в труху. — А там и до алюминиевого завода лапой подать! Только представьте себе, что будет, когда масса воды хлынет в цеха электролиза!

Прислушиваясь к спору Петровича и Черепа, Мишка вдруг ясно представил себе, как на месте здания турбинного зала взметнется огромный серый гриб взрыва. Как этот гриб разнесет вдребезги плотину, и неистовый поток воды хлынет на город, сметая все на своем пути в то время, как взрывная волна пройдет по распадку с нефтебазой, перекручивая огромные наливные баки, как резиновые жгутики, разметывая в стороны всё и вся, получая новые силы от пламени горящей нефти… Как будут метаться в безысходности тысячи людей, погибая в потоке мутной воды и сгорая в реках пламени… Как тысячи тонн воды обрушатся на алюминиевый завод и химкомбинат, взрывая электролизные ванны и выпуская на волю огромные облака отравы. И какой силы столб из боли и ужаса взметнется над Городом, рванувшись к небесам. Слова Флинта, сами собой всплывшие из глубины памяти, расставили все на свои места: «Последний сосуд модели „ГиперГеката-13“ приспособлен для удержания такого количества черной энергии, что по мощности она будет сопоставима со взрывом сверхновой. Только где же взять столько энергии?»

— Суняйкину нужен взрыв, чтобы наполнить энергией «ГиперГекату-13», — мысль рванула Мишкино сознание подобно вспышке, и он бросился к спорщикам.

— А в каком месте нужно находиться, чтобы не просто команду для взрыва ГЭС отдать, но еще бы там можно было аккумулировать и собрать в единое целое выброс черной энергии? — не в силах сдержаться Мишка кричал, срывая в крике голос.

Докучаев и Олог-хай, прервав свой диспут, удивленно оглянулись на Мишку, после чего склонились над картой и, не сговариваясь, ткнули пальцами в одно и то же место. Мишка, едва не столкнувшись с Витишем и Баюновым, бросился к карте. Под пальцами специалистов на карте размещался распадок, находившийся в черте города, но надежно отгороженный от него естественной стеной холмов.

— А что там может быть, в том распадке? — осторожно поинтересовался Мишка.

— Там не может быть, а есть дачный поселок, — раздумывая над чем-то, ответил Игорь. — Коттеджики там новомодные, правда, половина еще не достроена, но нашим клиентам такие моменты глубоко параллельны. Жаль, агентуру туда послать времени нет, придется шашки наголо и нахрапом… — Витиш подошел к машине сопровождения и взял микрофон рации и пощелкал тангентой вызова:

— Центр! Ответьте Витишу.

Рация моментально отозвалась пересохшим от напряжения и долгого ожидания голосом:

— Игорь! Орел в канале! Таурендил на связи!

— Таур! Королева мы взяли, пока экранируем его от магических команд, но времени все равно в обрез. Бери всех, кто есть под рукой и срочно выдвигайтесь в Семеновский распадок, туда где «Дворянское гнездо» находится. Мы рассчитали, что Леший и Удав могут подать команду на подрыв и собрать энергию только из этого района. Где именно они могут находиться, мы не знаем. Так что постарайся, чтобы твои головорезы одновременно во все коттеджи нагрянули. Я беру с собой Мишку, Льва Борисовича и троих твоих орлов, троих оставлю с Королевым и Петровичем, и тоже несусь в Семеновский. Давай по времени прикинем, кто и когда там будет? Я даже с мигалкой раньше чем через час дотуда не доберусь…

Таурендил, прикидывая время прибытия, несколько секунд помолчал, после чего ответил:

— У меня все в полной боевой готовности, но даже если ГАИ все дороги для гражданских перекроет, раньше, чем через сорок пять минут мы тоже не успеваем. Духи предков наделили нас многими полезными для воинов качествами, но вот летать не научили… Все. Конец связи. Мы выдвигаемся.

Слушая диалог Витиша и Ап Эора, Баюнов укоризненно покачивал головой, после чего пробормотав вполголоса нелестно-нецензурное мнение о расторопности подрастающего поколения, достал из кармана пиджака мобильный телефон:

— Саша? Это Борисыч. В общем, так, Сашенька, бери всех кого за две минуты собрать можешь, потому что уже через три минуты ты должен лететь в «Дворянское гнездо». Там где-то прячутся маг со своим командиром, которые намеревались наш городок с лица земли стереть. Магическую атаку мы пока блокируем, но все равно, поторопись. Твоя задача — выдвинуться в указанный район, установить местонахождение противника, по возможности — нейтрализовать и продержаться сорок пять минут до подхода основных сил. Особо не геройствуй и на рожон не лезь, а то знаю я тебя. В общем, действуй по обстановке. Это как понимать — не получится? Майор! Наличие отсутствия у вас крыльев это самый маловолнующий фактор из всех маловолнующих факторов! Это дроу пусть переживают, что их летать не учили, а ты обязан уметь все! Ты когда погоны надел, присягу давал?! Вот: есть выдвинуться и не геройствовать, это уже лучше. С Богом, Саша.

Подходя к машине Витиша, Баюнов еле слышно вздохнул и, отвечая на молчаливый вопрос Игоря, с горечью выдохнул:

— Сашу Мозырева я туда отправил. Не думал, что еще раз придется своих ребят под смерть подставлять. В бой идут одни старики… Да чего уж там… — старый оборотень с досадой скрипнул зубами и, сев в салон машины, с силой захлопнул дверцу. — Лети, Игорь. Покажи тем сосункам с «Формулы-1», что они сосунки и есть. Докажи им, кто француз, а кто ездить умеет…

И они полетели. Распугивая встречные машины мертвенно-синими проблесками маяка и почти не смолкающим ревом клаксона, они неслись по трассе. Казалось, что даже машина прониклась осознанием необходимости прибыть на место как можно быстрее и выжимала из себя все возможные силы. И даже когда Игорь, срезая путь, съехал с асфальтированной трассы на проселочную грунтовую дорогу, машина неслась, не сбавляя темп, воинственно гремя своими сочленениями на ухабах и поворотах, даже решетка радиатора напоминала крепко стиснутые зубы. В салоне царило напряженное молчание. Мишке, сидящему на переднем сиденье, не оставалось ничего другого, как молча фиксировать время, затраченное на дорогу. А время, так часто тянувшееся неспешной струйкой, в этот день поставило себе задачу установить новый рекорд скоростного передвижения.

— Пять минут, десять, двадцать, тридцать… — считал Мишка. — Только бы успеть, Господи только бы успеть…

На въезде в распадок Игорь едва успел затормозить, избегая столкновения с зеленой кормой милицейского бэтээра. Едва автомобиль, отчаянно пыля, развернулся боком и остановился, как его пассажиры мгновенно оказались лежащими на земле лицом вниз, вырванные из салона крепкими руками невидимых до сего момента бойцов СОБРа.

— Да отпустите, черти! — заорал Витиш, выплевывая набившийся в рот песок. — Свои мы, свои! Удостоверение в боковом кармане, и вообще, на морды наши посмотрите!

— Извиняйте, товарищ капитан, не признали. Вы теперь выдвигайтесь на триста метров прямо по улице, четвертый коттедж слева от дороги. Вас там ждут. Только дальше вы уж пешочком. — Бойцы, скрутившие следователей в мгновение ока, так же моментально растворились в наступающих сумерках.

Поднявшись с земли, Витиш скорым шагом направился в указанном охранением направлении. Двигался он настолько быстро, что Мишка и Баюнов едва поспевали за ним. Добраться до дома им не удалось, так как через сотню метров их вновь остановили неприметные тени, наставившие на Витиша и его коллег стволы автоматов. Правда, в этот раз объяснение прошло без падения лицом в землю, а еще через несколько секунд перед ними из вечернего тумана материализовался Таурендил.

— Зверобой, как всегда, приходит вовремя… — хмыкнул дроу, разглядывая Витиша, выглядевшего воплощением сосредоточенности, Мишку, сжимающего в руке пистолет, и внешне абсолютно спокойного Баюнова. — Мы их установили, они здесь в коттедже. Я объявил готовность раз. Через десять секунд готовность ноль и начинаю обратный отсчет.

В тридцати метрах от дороги стоял одноэтажный коттедж из красного кирпича, практически не отличающийся от своих соседей по улице. Крыльцо в псевдоготическом стиле, слева и справа от которого мутно поблескивали стеклами два стрельчатых окна. Коническая крыша, крытая темной черепицей. От калитки к крыльцу пролегала тропинка, вымощенная желтым кирпичом. Дом окружали несколько плодовых деревьев, но каких именно Мишка сказать не мог. Во-первых, потому что вокруг стелился туман, а во-вторых, молодой следователь абсолютно не разбирался в садовой флоре.

— Любезнейший капитан, — вклинился в разговор старый оборотень. — Перед началом штурма предупредите своих людей, что в данном районе могут находиться от одного до трех гражданских лиц. А то подстрелят еще ненароком.

— Мы здесь уже восемь минут, и мои бойцы никого из посторонних не заметили, — пожал плечами Таурендил. — Но на всякий случай предупрежу.

— Будем надеяться, что Саша просто не успел, — голос Баюнова резко поменял тональность, сменив расслаблено-вальяжные нотки на тревожные. — Не дай Бог провал…

— Орел в канале, — вновь взял в руки рацию Таурендил. — Всем птенцам готовность ноль! Начало штурма по окончании обратного отсчета. Начинаю отсчет…

Мишка, пристально вглядывавшийся в окружающий домик пейзаж и пытавшийся определить, где же скрываются приготовившиеся к атаке бойцы, вдруг вскрикнул, указав на дом, окна которого вдруг украсились белыми простынями.

— По штурму — отбой. Всем оставаться на своих местах. Ждем, — отдав распоряжения, Таурендил сунул рацию в карман разгрузки и сделал два шага в сторону, растворившись в тумане. Через несколько секунд он вернулся, поднося ко рту рупор:

— Всем находящимся в доме! Дом окружен, и сопротивление бесполезно! Выходите на улицу по одному с поднятыми руками!

Несколько секунд в доме ничего не происходило, потом входная дверь коттеджа отворилась, и на крыльце появился незнакомый Мишке мужчина, одетый в невзрачный серый костюм, с кожаными овальными накладками на локтях. Освещая мужчину, в крыльцо, укутанное надвигающимся сумраком, беззвучно ударили несколько лучей фар и прожекторов. Ослепленный этим светом, мужчина помотал головой и, подняв руки до уровня плеч, сделал несколько шагов вперед. Тут же из тумана выскочили две тени, моментально скрутившие ему руки и потащившие его в сторону от дома. Следом за мужчиной из домика на крыльцо вылетел Суняйкин, укутанный в какой-то балахон, казавшийся, в перекрестном свете прожекторов и фар, почти багровым. Сделав по инерции несколько шагов, Суняйкин упал на колени и заелозил, пытаясь подняться с помощью сведенных за спиной рук. Следом за ним на крыльце появился ехидно улыбающийся Мозырев. Подняв руки, он застыл на крыльце, дожидаясь спецназовцев, бросившихся к нему и Суняйкину. Пока Мозырева, Суняйкина и неизвестного Мишке мужчину вели к Таурендилу, несколько черных теней неслышно просочились в дом и через минуту в рации раздался хриплый голос:

— Птенец четыре в канале. В доме чисто, можно заходить. Имеется один труп. Не наша работа.

— Это свои, — Баюнов указал Таурендилу на мужчину, первым вышедшего из коттеджа. — Будьте добры, уважаемый, прикажите своим людям освободить его.

Таурендил вопросительно взглянул на Витиша и, увидев утвердительный кивок, коротко отдал распоряжения. Дожидаясь пока к ним подведут Суняйкина и Мозырева, Мишка попытался рассмотреть неизвестного ему человека. Перед ним стоял невысокий мужчина средних лет, сухощавый, но крепко сбитый. Высокий, чуть покатый лоб. Исподлобья — внимательный, цепкий и вместе с тем смешливый взгляд. Растянув тонкие губы в осторожной улыбке, отчего его острые скулы еще резче проступили на тонком овальном лице, мужчина принял из рук спецназовца пистолет и каракулевую папаху с остроконечной рубиновой звездой, видимо, отобранные у него в момент задержания. Выбив папаху об колено, мужчина озорно подмигнул Мишке, и, неожиданно по-доброму улыбнувшись, ответил на его немой вопрос:

— Талисман, — и просунул мизинец в небольшое отверстие на боку папахи. — С семьдесят второго она со мной… — После чего на зависть всем киношным ковбоям, залихватски прокрутил на указательном пальце массивный пистолет. Видя, что Мишка не сводит с оружия восхищенно-удивленный взгляд, мужчина вынул обойму, передернул затворную раму, ловко подхватил вылетевший патрон и протянул ствол Мишке. Разглядывая вороненый пистолет, оказавшийся классическим «Кольтом М1911А1», юноша с удивлением обнаружил, что к рукояти легендарного оружия прикреплена пластина из тонкого серебристого металла, украшенная гравировкой, выполненной латинскими буквами.

— А что там написано? — повернулся к мужчине Мишка. — И на каком языке?

— На испанском, — вновь улыбнулся мужчина. — А написано «Palmeta matamoscas», «Мухобойка» то есть. «Лучшему стрелку Кубинской революции на память о лучшем времени нашей жизни. Эрнесто Гевара Серно».

— Так вы что, с товарищем Че были знакомы? — протянул Мишка, скосив глаза на портрет героя, украшавший его собственную футболку.

— И Че знал, и Фиделя… — кивнул мужчина. — Пистолет-то мне за то подарен, что я товарища Че выручил как-то раз… Накануне битвы за Плая-Хирон. Ему пулей только скулу задело. А вот потом, что называется, — с корабля на бал. Че из госпиталя удрал — кричит, что я, мол, сейчас майор, а не министр промышленности! — и прямиком на передовую. И вот сидим мы теплой компанией — я через прицел природой любуюсь, Че митинг проводит, Фидель с братцем цацками брякают, патроны в ленту набивают… А перед нами залив Кочинос волнами играет во всей красе… — Какую роль сыграл его собеседник в битве за Плая-Хирон, Мишка так и не узнал, так как мужчина замолчал, а потом одним движением переместился к Баюнову, обнимавшему Мозырева.

— Ай да Сашка! Ай да сукин-с сын! — смеялся Баюнов, хлопая Мозырева по плечам. — И на место прибыл, всех опередив, и злодея повязал! Ай, молодца!

— Да мы бы обоих без труда повязали! — рассмеявшись в ответ Мозырев. — Да товарищ полковник все канючил, мол, по уставу надо действовать, по уставу… Товарищу полковнику хорошо, он все уставы наизусть знает. Ууу, Зубрилка! — Мозырев шутя, замахнулся в сторону владельца «Мухобойки».

Мужчина, названный Зубрилкой, потеребил себя за мочку уха и насмешливо фыркнул:

— Поступила команда «Обломись!», лемминг неумный! Пора бы уже запомнить, товарищ майор, что Устав — это такая книжка, где каждая запятая вписана кровью умников, пробовавших делать по-своему.

— Саша! Истрин! Прости, старый бродяга, что сразу к тебе не подошел, — Баюнов переключил свое внимание на Зубрилку. — Хорошо, что ты с Сашкой поехал. Тьфу ты, черт! И ты Сашка, и он Сашка! В общем, докладывайте, товарищ полковник!

Истрин, подтянувшись и сменив улыбку на строгое выражение, начал доклад:

— В 19–20 я находился по месту постоянной дислокации, когда от Мозырева поступил сигнал экстренного вызова «три ноля». Собравшись, согласно норматива, вышел на точку рандеву, где встретился с Мозыревым, после чего совместно последним, на его личном автотранспорте под его же управлением проследовал до места назначения: поселка Семеновский, именуемого так же как «Дворянское гнездо». По прибытии на место, в 19–45, сформировал поисково-штурмовую группу в составе Истрин — Мозырев. Управление группой взял на себя, как старший по званию. В 20.00 было локализировано местонахождение объекта захвата «Удав», и установлено, что совместно с объектом находится лицо, опознанное, как начальник СКМ городского ОВД подполковник милиции Суняйкин. Зафиксировано обращение объекта «Удав» к подполковнику Суняйкину: «оберштурмбанфюрер». На момент обнаружения и «Удав», и Суняйкин находились внутри дома по адресу: улица Сиреневая, дом четырнадцать, где проводили действия, попадающие под категорию, классифицированную в Уставе контрмагических подразделений ГРУ как «Осуществление магического обряда». От Мозырева поступило предложение о захвате «Удава» и Суняйкина, однако данное предложение было мною отвергнуто в связи с диспозицией приказа «Локализировать местонахождение объекта и ждать подкрепления». Для получения возможности в случае необходимости пресечь проведение ритуала, в 20–05 я и Мозырев скрытно проникли в помещение дома, где было зафиксировано, что объект «Удав» начинает осуществление активной фазы проводимого ритуала. Так как его завершение могло привести к акцентированно-негативным последствиям, мною был произведен один прицельный выстрел из личного оружия, в результате чего объект «Удав» был ликвидирован. Воспользовавшись растерянностью Суняйкина, Мозырев осуществил его захват. Для пресечения возможного сопротивления в отношении Суняйкина были применены приемы рукопашного боя и спецсредства БРС. В результате проведения акции был уничтожен объект «Удав», захвачен объект «Суняйкин». Помимо этого захвачены следующие трофеи: пистолет марки «Вальтер Р38» — одна штука, пистолет марки «Люгер П-08» — одна штука, пистолет-пулемет «Кипарис» — одна штука. Шар хрустальный. Магический. Одна штука. Амулеты магические девять штук. Доклад закончен. Докладывал полковник контрмагических сил ГРУ в отставке Истрин.

— Вольно! Спасибо, ребята, за хорошо проделанную работу, — Баюнов крепко пожал руку сначала Истрину, после Мозыреву. — Значит, говоришь, покойный этого оберштурмбанфюрером навеличивал? — Лев Борисович ткнул пальцем в направлении Суняйкина. — То-то я смотрю, балахончик на нем знакомый болтается, еще по военным временам знакомый… Капитан! Будьте добры, прикажите своим ребятам снять с пленного балахон, да и вообще все, до исподнего…

Таурендил удивленно посмотрел на Баюнова, пожал плечами, но спорить со старым разведчиком не стал, справедливо полагая, что у того есть свои резоны для подобной просьбы и коротко кивнул бойцам, подтверждая просьбу Баюнова. Следом за кивком Таурендила последовала короткая возня. Суняйкин попробовал сопротивляться, но после того, как один из дроу коротко ткнул его прикладом автомата в живот, захрипел и, свалившись на колени, сопротивляться более не пытался. Подойдя вплотную к голому до пояса Суняйкину, старый оборотень резким рывком задрал ему руки вверх. Мишка успел заметить, что на теле подполковника есть какие-то знаки и, любопытствуя, подался вперед.

— Что и требовалось доказать, — удовлетворенно хмыкнул Баюнов. — Полюбуйтесь товарищи, полный набор присутствует. Только как же ты, сволочь, столько времени протянул? И внешне очень хорошо сохранился для своих ста или ста десяти?

Выглянув из-за плеча Баюнова, Мишка был чрезвычайно удивлен. Слева подмышкой у Суняйкина были наколоты знак «СС» в виде рунических молний и группа крови, а справа картинка, изображающая меч, перевитый лентой и заключенный в круг, по внутреннему ободу которого, разместилась рунная надпись.

— Лев Борисович! — Мишка осторожно тронул оборотня за руку. — А что это за значок такой?

— Помнишь, Миша, мы про общество «Наследие предков» сегодня говорили? Так вот это их, «Аненербе» знак. А теперь, будь добр, отойди в сторонку, мне с этим… поговорить надо.

Баюнов мягко отодвинул Мишку в сторону и коротко ткнул Суняйкина носком ботинка в голень.

— Итак, я и все мои друзья и коллеги хотели бы услышать ответы на следующие вопросы. Как тебе удалось прожить столько лет? Ведь ты не вампир, не оборотень, я это точно вижу. Для чего ты затеял теракт? И последнее по изложению, но не по значению: как окончательно обезвредить черную энергию, закачанную в писателя?

— Я тебе ничего не скажу, русская свинья! — вскинулся Суняйкин, брызжа слюной. — Вы — недочеловеки! — и, игнорируя возражения Баюнова на тот счет, что он, собственно, вовсе и не человек, а оборотень, продолжил орать, срывая голос до хрипа. — Ваша нация никогда ничего толком не умела! На службе Рейху я занимался как раз тем, что ловил ваших агентов и добивался успехов множество раз! Последнего вашего агента я разоблачил уже в последние дни войны и вздернул эту суку, как собаку, которой она и являлась. Что по облику, что по сути!

— Да ты никак про Блонди говоришь, тварь? — Баюнов вздыбил шерсть на загривке. — А ну, ребята, тащите-ка его в дом, мы с ним по-свойски поговорим, по-фронтовому.

Двое дроу подхватили Лжесуняйкина под руки и потащили в дом, Баюнов шагал следом. Витиш, Мозырев и Истрин сунулись следом, но были остановлены коротким, но властным жестом.

— Сам справлюсь, — буркнул Лев Борисович. — У меня к нему, оказывается, еще и личный счет имеется…

После того как Баюнов переступил порог дома и закрыл за собой дверь, несколько минут стояла тишина. Вскоре в доме раздался боевой кошачий вопль, перешедший в грозные завывания, а после — истошный визг Суняйкина. Взрослый мужчина мог вопить таким позорным образом при встрече с призраком либо услышав от врача, что он беременный.

Спустя сорок минут Баюнов вышел из дома и, утирая пот и стряхивая с когтей обрывки суняйкинского балахона, устало привалился к дверному косяку. Витиш, а следом и все остальные кинулись к крыльцу дома, но добежав, остановились, сгрудившись неорганизованной толпой. Глядя на усталого, и как ни крути, пожилого Кота, никто не решался первым открыть рот, дожидаясь, пока ветеран отдышится. Наконец Баюнов вздохнул и без долгих вступлений и предисловий, начал свой рассказ:

— Его настоящее имя Гюнтер фон Тодесангст. Член НСДПА с 1934 года. До 1942 года плотно работал с «Аненербе», где познакомился с Буркхардом Хофманом, вы его только как «Удава» и знали. Вместе с Хофманом Тодесангст по линии «Аненербе» проводил опыты по сбору и концентрации отрицательной энергии в лагерях смерти. Кстати тогда же Хофман и проявил себя как маг-практик, однако по какой-то причине попал под влияние Тодесангста. Причем до такой степени, что Хофман оставался ему верен до самой смерти. В начале 1943 года Тодесангст перешел в 4-е управление РСХА, гестапо, если по-простому. Служил в управленческой группа Е, отдел IV E1 под началом штурмбанфюрера СС, криминаль-комиссара Курта Линдова.

В начале весны 1945 года Тодесангст и Хофман, набрав отрицательной энергии в концлагерях, провели обряд, в результате которого получили долголетие. После нашей Победы, Тодесангст со своим клевретом решили, что скрываться от русских лучше всего в России. Каким-то образом сумели легализоваться. Все эти годы колесили по Союзу. Где подольше поживут, где поменьше. Этой зимой


Содержание:
 0  Часовой Большой медведицы : Сергей Бузинин  1  Четверг. Неделя первая : Сергей Бузинин
 2  Пятница Неделя первая : Сергей Бузинин  3  Суббота. Неделя первая : Сергей Бузинин
 4  Воскресенье. Неделя первая : Сергей Бузинин  5  Понедельник. Вторая неделя : Сергей Бузинин
 6  Вторник. Вторая неделя : Сергей Бузинин  7  Среда. Вторая неделя : Сергей Бузинин
 8  Четверг. Вторая неделя : Сергей Бузинин  9  Пятница. Вторая неделя : Сергей Бузинин
 10  Суббота. Вторая неделя : Сергей Бузинин  11  Воскресенье. Вторая неделя : Сергей Бузинин
 12  Понедельник. Третья неделя : Сергей Бузинин  13  Вторник. Третья неделя : Сергей Бузинин
 14  Пятница. Третья неделя : Сергей Бузинин  15  Суббота. Третья неделя : Сергей Бузинин
 16  Понедельник. Четвертая неделя : Сергей Бузинин  17  Вторник и среда. Четвертая неделя : Сергей Бузинин
 18  вы читаете: Четверг. Четвертая неделя : Сергей Бузинин  19  ЭПИЛОГ № 1. КОНСПИРОЛОГИЧЕСКИЙ : Сергей Бузинин
 20  ЭПИЛОГ № 2. ЛИТЕРАТУРНЫЙ : Сергей Бузинин  21  ЭПИЛОГ № 3. ЭТНИЧЕСКИЙ : Сергей Бузинин
 22  Использовалась литература : Часовой Большой медведицы    



 




sitemap