Фантастика : Юмористическая фантастика : Воскресенье. Неделя первая : Сергей Бузинин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Воскресенье. Неделя первая

Мишка проснулся ровно в половине восьмого утра. За окном сиял солнечный свет, а открытые еще ночью окна наполняли комнату утренней свежестью, настоянной на ароматах луговых трав. Было легко, уютно и беззаботно. Сегодня воскресенье и можно еще поспать, но по извечному парадоксу именно в воскресенье спать и не хотелось. Хотелось поскорее умыться и бежать в тот дивный солнечный мир, где есть работа, друзья и Марина.

Памятуя об удивительных особенностях комнаты, не устающей делать ему сюрпризы, Мишка осторожно огляделся. От того, что обстановка в комнате осталась прежней, он испытал даже некоторое разочарование. Вздохнув, Мишка выпутался из пледа и сел на кровати.

Из пледа? Пледа вчера не было. А через мгновение будильник, которого у Мишки тоже не было, заиграл музыкальную тему из фильма «Скала» композитора Ханса Циммера. Секундой спустя о наступлении половины восьмого утра, пусть и с некоторым запозданием, отрапортовала кукушка из настенных часов, которых Мишка также с собой не привозил… В общем, пусть голос кукушки более походил на хриплое кваканье, комната продолжала радовать своего жильца подарками.

Мишка встал и с удовольствием потянулся. Чемодан лежал возле кровати, поглядывая на Мишку глазами-застежками, и в своем спокойном умиротворении напоминал большого рыжего пса, свернувшегося возле кровати хозяина.

Канашенков натянул джинсы и футболку, сунул ноги в кроссовки, прихватил полотенце и двинулся в направлении душа.

Впрочем, сегодня ему повезло меньше, чем накануне — возле дверей душевой стояло уже человек пять.

— Да кто ж там плещется уже полчаса? — ругался кто-то.

— Да это Милка Водонаева, русалка. Если она в душ залезет, так это надолго…

Мишка не стал ждать, умылся в раковине и, бодрый и веселый, направился обратно к своей комнате.

Шагов за пятнадцать до двери он услышал, как звенит телефон.

Мишка перешел на бег и с радостью увидел на определителе номер Марины.

— Т-с-с! — услышал он на другом конце провода. — Привет, Миша! Маринка еще спит, вот я ее телефон взяла потихоньку…

— Доброе утро, красотка! — искренне обрадовался Рише Мишка. — Как вчера доехали? Как выспались?

— Я просто заворожительно выспалась, — сказала Риша и, кажется, зевнула. — Я же долго спала. А в общежитии всегда так вкусно кормят?

— Ты же в гостях была, — объяснил Мишка. — В гостях так принято. Вкусно кормить.

— Здорово в ваших гостях принято, — вздохнула Риша. — В моих так никто не кормит. А что такое младший лейтенант?

— Это звание такое, военное, — удивленно пояснил Мишка. — А почему ты про него спрашиваешь?

— Вчера, когда вы ушли, к тетям Шизе, Фазе и Сусликовой стали приносить всякие вкусности эти… ну, которые тебе меня нести помогали… Я слышала, как они спорили — одни говорили, что я девочка Ирина, а другие — что те, кто так думает, какие-то остолопы, потому что ты лейтенант, а я тогда получаюсь младший лейтенант. — И тут же, как опытный следователь, Риша влепила Мишке неожиданный вопрос: — Миш, а тебе Марина нравится?

— Конечно, нравится. — не стал кривить душой Мишка. — Почти как ты.

— Это хорошо, — серьезно сказала Ришка. — Ты ей тоже нравишься. Я слышала, как она ночью звонила подруге и сказала, что ты шоколадный.

— Какой? — перепугался Мишка. — Хоть не заяц?

— Не. — Решительно возразила Ришка. — Маринка сказала, что ты как грильяж в шоколаде. Снаружи мягкий и вкусный, но если будешь сильно кусать, поломаешь зубы. Это ведь она хорошо сказала, да?

— Хорошо, — Мишка почувствовал, как потеплело у него лицо.

— Миш, я если ты на Марине женишься, я тебе кто буду? — Спросила Ришка.

— Двоюродной женой, — ответил Мишка. — А нашим детям — двоюродной мамой. Я так думаю.

— Скорее бы, — мечтательно вздохнула Ришка. — А то надоело быть всегда младшей. Миш, а у тебя летом каникулы будут?

— Нет, Риш. У взрослых каникулы только в отпуске, а мне до отпуска еще год, не меньше.

— Плохо, — посочувствовала Ришка. — Миш, я ты придешь сегодня?

— Обязательно приду, — пообещал Мишка. — Если Марина не будет против.

— Не буду я против, — донеслось откуда-то со второго плана. — Риш, чеши умываться. На тебе шоколадные разводы с вечера. — Видимо, Марина взяла трубку из рук сестры, потому что ее голос сделался совсем близким. — Доброе утро, Миша. А ты мне снился.

Поговорив с Мариной и все еще лучась от удовольствия, Мишка набрал телефон Витиша:

— Игорь… Прости, что в выходной беспокою. У меня тут… В общем… Ну, не хочу по телефону, да. А можно?.. А где ты живешь?.. А как туда проехать?

Мишка застал Витиша во дворе дома за чисткой ковра. Ковер был старый, солидный, темно-багрового цвета, и под взмахами щетки он лоснился, точно сытый и довольный кот. Процедура чистки явно была ковру по душе.

Витиш был одет в старые вытянутые на коленях тренировочные штаны, обвисшую майку и клетчатые домашние тапки.

Вместо приветствия Игорь встретил гостя суровым предупреждением:

— Если кому расскажешь — убью.

— Чем хоть свадьба-то закончилась? — спросил Мишка.

— Ну, у кого-то, наверное, брачной ночью, — хмуро отозвался Витиш. — У кого-то алкогольной интоксикацией. А лично у меня ночь была Варфоломеевской. Угораздило Гримсдоттировну меня напоследок облобызать!

— Чтобы вы себе знали, дражайший супруг, я таки все слышу! — Донеслось из открытого окна на втором этаже. — Если вы взялись отравлять мне жизнь, сделайте, хотя бы так, чтобы ребенок был здесь ни причем! С какой хабалки вы опять снимаете протокол прямо под нашими окнами? Ваш цинизм уже давно совсем не здоровый!

— Фира! — откликнулся Витиш, на лице которого было полное смятение. — Я беседую со своим коллегой. По делу!

В окне второго этажа возникла яркая, стройная и черноволосая женщина. В женщине все было привлекательным. Кроме голоса.

— Хо, доброго вам утра, юноша! Вы уже слышали за то страшное безобразие, какое ваш коллега учинил всей своей семье?

— Фира! — в голосе Витиша звучало отчаянье. — Зачем в нашем городе средства массовой информации пока ты жива и здорова?!

— Сема! Семочка! Пойди и спроси папу, за что он желает твоей маме смерти!

— О господи… — Витиш посмотрел на Мишку. — Я тебя предупредил. Если кто в конторе узнает — спрошу с тебя!

К Витишу подбежал мальчишка лет десяти — типичный школьный отличник в аккуратной белой рубашке и круглых очках в металлической оправе.

— Папа! Мама просила узнать, за что ты ее так не любишь!

Витиш присел перед мальчишкой на колени.

— Сема! Передай маме, что я ее очень люблю. Только зачем так кричать?

— Мама! — крикнул Сема. — Папа говорит, что нечего так кричать!

— Сема, детка мой! Передай папе, чтобы ему вдруг не было неожиданно, что он сатрап!..

— ПапА! — на французский манер произнес Сема и поправил очки. — Вы сатрап!

— Фира, ну к чему так кипятить характер?! — взмолился Витиш, обращаясь к окну. — Если хорошо поискать, у меня где-то еще есть самолюбие!

— Сема, деточка мой, иди скорее домой. Мы будем кушать, а папа пускай страдает. Я возмущена до паралича всех падежей! Юноша, я не приглашаю вас к столу исключительно от невежливости моего мужа!

— Мишка… — тоскливо спросил Витиш. — У тебя денег есть?

— Конечно! — откликнулся Мишка. — Тебе сколько, Игорь?

— Все, — ответил Витиш. — Чую, что сегодня мне к супружескому долгу придется деньгами доплачивать… Ты, кстати, чего меня искал-то? День воскресный, выходной, а у тебя на лице аршинными буквами написано: «А я что-то знаю!». Давай. Колись, какие сплетни уже по отделу ходят?

— Да нет, Игорь, отдел здесь ни причем. Тут вот какое дело… — Мишка немного подумал, собираясь с духом. — Я тут случайно узнал, что на следующей неделе какие-то ухари банк, что на улице Скобцева стоит, брать будут.

— Об этом знаменательном событии уже в утренних новостях объявили? — скептически сморщился Витиш. — Или по радио трубят фанфары, а я ковер выбиваю и не услышал?

Мишка открыл рот, чтобы разъяснить ситуацию, но сказать ничего не успел, так как в кармане у Витиша прогремел выстрел. Мишка испуганно отпрянул в сторону, втянув голову в плечи. Игорь абсолютно спокойно сунул руку в карман своих неописуемых тренировочных штанов, вынул мобильный телефон, нажимая клавишу соединения с абонентом. Какое-то время он спокойно слушал речь визави, а потом вдруг поспешно отошел в сторону.

Несколько минут он о чем-то разговаривал по телефону, а закончив разговор, подошел к Мишке.

— И вправду о нападении на банк чуть ли не в «Новостях» сообщают… Ладно, рассказывай подробно, что знаешь, а потом беги, отдыхай до завтра. Чую, неделька еще та выдастся…

Лучше бы Витиш этого не говорил.

Ну и теплым же был тот май! В городе плавился асфальт, термометры показывали плюс двадцать восемь по Цельсию и, впервые на памяти старожилов, на цветение черемухи не случилось похолодания.

Под тентом уличного кафе на улице 8 марта сидели Мишка Канашенков и Марина Каурова. Они пили мартини, по-простецки мешая его с соком и со льдом, болтали и были, в общем-то, счастливы. Иринка великодушно приняла приглашение подруги поиграть у нее дома на компьютере, подарив им пару часов свободного времени.

Им было хорошо вдвоем. Почему? Бог весть.

Вокруг них бушевала самая жаркая в их жизни весна. Мишка и Марина были хмельными от счастья, свободы и хорошего настроения (и, быть может, лишь самую чуточку — от мартини) и наперебой рассказывали друг другу о всяческой чепухе.

— … ну и вот, а она мне такая говорит…

— … так-то, конечно, да…

— … ой, Миша, а что такое ксива?..

— … не, Марина. Я цирк не люблю…

— … я, Миш, совсем почти неграмотная. Только недавно узнала, что сериал «Санта-Барбара» — вовсе не про монастырь…

— … да преподаватель наш… Знаменит фразой: «На данном этапе я уже не знаю, что для страны хуже — коррупция или борьба с ней»…

Солнце нырнуло за ломанную линию крыш, от реки потянуло прохладой, помахивая хвостом, ступила на небесную тропу Большая Медведица. Мишка и Марина шли по аллее. Марина то держала Мишку за руку, то поворачивалась к нему лицом и, не выпуская его руки, оживленно рассказывала:

— Миш, ну ты правда думаешь, что черный юмор — это только по ведомству милиции? Щ-щаз! Не-про-сти-тель-ная ошибка! Вот анекдот, совсем свежий. С моим участием.

На каждой подстанции «скорой» есть свой ночной кошмар — какая-нибудь бабушка — божий одуванчик, которая вызывает 03 всякий раз, когда надо давление померить или просто с живой душой поболтать.

По большому счету, понять стариков можно даже притом, что работать они мешают. Но старики старикам рознь — и вот у нас на участке живет Фаина Рауфона Пуйнанэ, про национальность ее меня не спрашивай, не знаю…

Так вот, эта самая Фаина Рауфовна имела обыкновение вызывать «скорую» даже тогда, когда у нее настроение портилось. Но, поскольку понимала, что дергать бригаду запросто никак невежливо, имела обыкновение играть под свои вызовы целый спектакль — закатывала глаза, изображала муки адские и сопровождала все воплями: «Жить мочи больше нет, дайте мне, доктора, яду смертельного!»

И вот месяца два тому назад было у Фаины Рауфовны какое-то особо мерзкое настроение — за сутки она умудрилась вызвать на себя бригаду девять раз.

Помощником у меня был медбрат Вовка Кукушкин… И вот, под утро, вызывает нас гражданка Пуйнанэ десятый раз. Честно скажу, ехали мы к ней с мыслью о смертоубийстве. Приехали. Бабка в своем репертуаре — лежит себе, хронически здоровая, ручки на груди сложила, глаза закатывает и вопит при этом: «Жить больше не могу, болит у меня все, не мучайте меня, доктора, а дайте мне сразу яду смертельного!»

Вот тут я и не выдерживаю. Подмигиваю Вовке и говорю: «Да, коллега, случай, видимо, безнадежный. Бабуля, сейчас расписочку напишете — и получите своего яду смертельного».

Гражданка Пуйнанэ не то чтобы утихла, но громкости поубавила.

Вовка, как ни в чем не бывало, раскидывает укладку и у меня спрашивает: «Марин, чего колоть-то будем? Калиевая соль циановодородной кислоты идет по списку, потом умаемся документы оформлять. Давай стрихнин поставим? Помучается, конечно, клиент, ну так ведь недолго — час там, полтора… А конец все один».

Фаина Рауфовна уже не вопит, а внимательно слушает.

«И то, правда, Володя», — говорю я помощнику. — «За этот цианистый калий не отпишешься. Набирай стрихнин, Вова, и давай внутримышечно. Жалко, конечно, но вон как человек мается… Хуже уже не будет. Поломает, конечно, час или два, ну а потом — со святыми упокой…»

Володя, весело насвистывая, набирает в шприц глюкозу. Я изображаю, что пишу расписку.

И в этот момент гражданка Пуйнанэ проносится мимо нас с такой прытью, что молодые позавидуют. Запирается в ванне и нам оттуда кричит: «Выздоровела я, выздоровела! Не надо мне вашего яду смертельного! Я, между прочим, замуж еще собираюсь!»

Вовка ей в ответ: «Бабка, никак невозможно отменять процедуру. Ампулу я уже открыл, что я на подстанции скажу? Что клиент отказался принимать яду смертельного? Так мне на это скажут: хреновый вы специалист, Владимир Поликарпович, если ваши пациенты из ваших рук яд смертельный принимать отказываются! Вылазь, бабка, из ванны и давай с этим цирком заканчивать. И ваще — как я теперь пустую ампулу спишу? У нас с этим строго: одна ампула — один покойник. Вылазь, сказал, бабка!»

В общем, с тем мы и ушли. И уже два месяца от гражданки Пуйнанэ не единого вызова. Слухи доносят: одумалась, болеть перестала, посещает секцию айкидо, освоила Интернет и успешно играет в «Форекс-Клубе». Кто после этого скажет, что мы людей не спасаем?


Содержание:
 0  Часовой Большой медведицы : Сергей Бузинин  1  Четверг. Неделя первая : Сергей Бузинин
 2  Пятница Неделя первая : Сергей Бузинин  3  Суббота. Неделя первая : Сергей Бузинин
 4  вы читаете: Воскресенье. Неделя первая : Сергей Бузинин  5  Понедельник. Вторая неделя : Сергей Бузинин
 6  Вторник. Вторая неделя : Сергей Бузинин  7  Среда. Вторая неделя : Сергей Бузинин
 8  Четверг. Вторая неделя : Сергей Бузинин  9  Пятница. Вторая неделя : Сергей Бузинин
 10  Суббота. Вторая неделя : Сергей Бузинин  11  Воскресенье. Вторая неделя : Сергей Бузинин
 12  Понедельник. Третья неделя : Сергей Бузинин  13  Вторник. Третья неделя : Сергей Бузинин
 14  Пятница. Третья неделя : Сергей Бузинин  15  Суббота. Третья неделя : Сергей Бузинин
 16  Понедельник. Четвертая неделя : Сергей Бузинин  17  Вторник и среда. Четвертая неделя : Сергей Бузинин
 18  Четверг. Четвертая неделя : Сергей Бузинин  19  ЭПИЛОГ № 1. КОНСПИРОЛОГИЧЕСКИЙ : Сергей Бузинин
 20  ЭПИЛОГ № 2. ЛИТЕРАТУРНЫЙ : Сергей Бузинин  21  ЭПИЛОГ № 3. ЭТНИЧЕСКИЙ : Сергей Бузинин
 22  Использовалась литература : Часовой Большой медведицы    



 




sitemap