Фантастика : Юмористическая фантастика : Барсум : Джон Ченси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




Барсум

Спасая свою жизнь, Джин во весь опор скакал по бескрайней пыльной равнине.

Он сидел верхом на вурте (или, как окрестил про себя этих животных, «кошмарике»), представлявшем собой шестиногую помесь верблюда и ламы. Солнце стояло высоко и палило горячо, но еще горячей были преследователи, обезьяноподобные всадники на огромных зверях, напоминавших брахманских быков. Мчались они очертя голову и быстро нагоняли его.

Джин называл их обезьянолюдьми, но на самом деле не знал, какой генетический материал послужил основой для их создания. Скорее всего, они являлись каким-то гибридом. Хранты, неестественно мускулистые гуманоиды с синюшным, как у трупов, цветом кожи, были существами низшего сорта. Умой создали их для тяжелого физического труда, приберегая ялимов для работ по дому и обслуживания.

Обезьянолюди сидели на спинах животных, своей скоростью превосходивших вуртов, хотя и не столь уверенно передвигавшихся по гористой местности. Но сейчас они скакали по равнине, где обитали хранты.

Джин обогнул небольшую впадину, затем увидел впереди другую, более широкую, и почел за лучшее пересечь ее, а не объезжать. Хранты разошлись с ним во мнениях и, как выяснилось, приняли более мудрое решение. Замедлив движение на неровной поверхности, животное Джина выкарабкалось из углубления, опережая своих преследователей всего на шесть корпусов, при этом его тонкие ноги вытанцовывали какой-то сложный ритм, а корпус раскачивался, как при морской качке.

Над ухом Джина просвистело копье. Покрепче сжав ногами седло, он вынул стрелу из колчана, натянул лук, развернулся, прицелился и выпустил. Стрела пролетела далеко от цели, но скакавший впереди отряда хрант из осторожности натянул поводья и сбавил скорость.

Для очистки совести Джин пустил вдогонку еще одну стрелу, затем повернулся лицом вперед и попытался с помощью кнута подогнать вурта. Но бежать резвее тому, похоже, было не по силам.

Впереди виднелись скалистые предгорья, а за ними высились остроконечные пики. Там, наверху, на извилистых тропках, огибающих лежащие на склонах валуны, у вурта появится преимущество. Надо только выбраться из ровной местности в спасительные горы.

Но с одним условием. Сделать это вовремя.

Проведя сложнейшую работу по обнаружению противника, он мог считать, что в определенном смысле его миссия по рекогносцировке имела успех. Но, будучи в разведывательном деле новичком, он еще не выучился оставаться неприметным. Век живи, век учись.

Если удастся еще пожить, Джин надеялся, что ему еще представятся возможности для роста и развития, но в настоящую минуту перспективы выглядели не слишком радужно.

И все-таки шанс есть. С обеих сторон возвышались холмы, и дорога между ними сужалась. Еще около четверти мили, и он окажется среди скал, а животные его преследователей развивают большую скорость только на утоптанном песке равнины.

Может...

Вурт, заржав, повалился на землю, и Джин, перелетев через его голову, шлепнулся в грязь. Не совсем оправившись от падения, он медленно поднялся на ноги, успев при этом выхватить меч, и увидел, что из ляжки животного горчит копье. Раненный не смертельно, вурт с трудом встал на ноги и, прихрамывая и жалобно блея, убежал.

Подняв напоминающее турецкий ятаган оружие, предводитель хрантов ринулся в атаку. Джин до последней минуты не двигался с места, затем отпрыгнул в сторону. За первым всадником появился второй, и Джину пришлось уворачиваться от летящего в него копья. Он начал карабкаться вверх по склону, стремясь укрыться за скоплением валунов.

Всадники спешились и кинулись вдогонку.

Быстроногие хранты в два счета настигли еще не оправившегося после падения беглеца. Первым приблизился к нему вождь.

Оказавшись лицом к лицу с хрантом, Джин разглядел его крошечные, булавочные глазки, выпирающий торс без шеи и жирные ноги. Его лоснящиеся волосы были иссиня-черными, а свисающий изо рта язык — коричневым, как вареная печень. Предводитель что-то прорычал, скривив нижнюю губу в подобие торжествующей усмешки, и закончил свою речь смачным плевком.

Джин увернулся от комка зеленоватой слизи.

— Ну и манеры, молодой человек, — сказал он. — Где же...

В ответ на яростную атаку хранта он сначала сделал ложный выпад, потом молниеносно кинулся на противника. Тот отразил удар и со злобной улыбкой наискось полоснул своим оружием.

Джин поднырнул под него и, завершив свой маневр, приставил к глотке хранта острие меча.

Из глубокой раны на шее громадного монстра с бульканьем полилась синяя сукровица. Вождь упал навзничь и покатился вниз по крутой тропе.

К счастью, фехтовальщиками хранты были определенно второсортными. К несчастью, вверх по склону их карабкалось восемь. Иногда количество тоже имеет значение.

Поэтому Джина привела в недоумение стрела, вонзившаяся в лоб одного из нападавших. Тут же еще несколько стрел, выпущенных из-за скал у него над головой, достигли своей цели.

Он укрылся за валуном, а спрятавшиеся в засаде стрелки-ялимы быстро расправились с остальными хрантами. Затем отряд с победным гиканьем высыпал из укрытия.

Повернувшись спиной к непривлекательному зрелищу, Джин взглянул вверх и увидел выходящего из-за глыбы песчаника Йерга, капитана царской охраны.

Усмешка на лице Йерги Джину не понравилась. В ней презрение перемешивалось с торжествующим злорадством. Джин с Йергой с самого начала друг друга недолюбливали. Капитан был фаворитом царицы до тех пор, пока не появился чужеземец.

Теперь Джин постиг гениальный замысел Йерги. При любом раскладе тот оставался в выигрыше. Надо было только выслать в дозор неопытного чужака, который вряд ли смог бы отказаться от такого поручения. Если его убьют, замечательно. Если за ним бросятся в погоню, то он опять-таки, скорее всего, расстанется с жизнью, но при этом отряд хрантов, в последнее время причинявший племени немало беспокойства, обнаружит себя. Наконец, новому фавориту владычицы самому могла потребоваться помощь, чтобы спастись от этого военного отряда, — тогда он попадет в глупое положение, как они выражались, «потеряет лицо». Именно последнее и случилось.

Джину оставалось только восхищаться тем умением, с которым расставили ловушку. Теперь ему предстояло набраться терпения и слушать, как Йерга будет выставлять его на всеобщее посмешище.

«До чего этот чужак был похож на испуганную йетну (маленькое животное из породы грызунов), когда несся по степям так, что только пятки сверкали!»

Улюлюканье.

«Конечно, не очень удачной мыслью было помахать хрантам рукой, чтобы поставить их в известность о своем присутствии».

Гиканье.

«Да, как гостеприимно со стороны чужака было пригласить хрантов на полуденную трапезу!»

Свист.

И так далее, и тому подобное. Джина все это не очень-то и волновало бы, если бы подобные насмешки неминуемо не отбрасывали его в самый хвост очереди на получение материальных благ. Таковы были порядки в этом племени. Один раз потеряешь лицо — и, несмотря на все предыдущее к тебе уважение, будешь устраиваться на ночлег в отхожем месте.

Оставалось попытаться вернуть исходный порядок вещей, хотя Джина и не очень привлекал такой способ поведения. Придется действовать жестко. Но когда он прикинул, каковы альтернативы — единственным достойным разрешением ситуации могло стать самоубийство или добровольное изгнание (практически одно и то же), — то понял, что выбора нет. Придется бросить Йерге вызов.

Всю обратную дорогу к зимнему лагерю, скоплению палаток и навесов, примостившихся у подножия утеса с двумя вершинами, Джин молчал, погруженный в размышления. Рядом с лагерем находился вход в пещеру, где обычно в летний период проживала царица.

На протяжении столетий ялимские племена вели кочевую жизнь. Разбросанные по равнинам развалины зданий свидетельствовали о многочисленных попытках создать нечто более стабильное, но современная ялимская цивилизация не выдержала вторжений со стороны хрантов. Досадно, потому что ялимы и в самом деле были способны жить цивилизованно.

Джин собирался сделать все от него зависящее, чтобы ялимы осели в одном из умойских городов, предпочтительно Зоунде. То, что было оставлено умоями, унаследуют ялимы, созданные ими люди второго сорта. Конечно, если ялимам удастся преодолеть строжайшие табу по поводу жилищ Старых Богов. Согласно легенде, того, кто просто взглянет на один из городов, ждала смерть. Работа Джину предстояла серьезная.

Но в данный момент перед ним стояла куда более серьезная и весьма неприятная задача: разобраться с Йергой.

Джин поднял глаза на вход в царскую пещеру — обиталище царицы и фрейлин. Никто не показывался, хотя обычно владычица приветствовала войска, когда они возвращались с битвы.

Если бы на руках у Джина были перчатки, он не преминул бы ими воспользоваться, но в этой глухомани общепринятым способом вызвать противника на дуэль было снести его палатку. Джин направился прямиком к жилью Йерги и проделал эту операцию.

Все племя затаило дыхание. Йерга медленно огляделся, затем повернулся лицом к Джину и, скривив рот в злобной усмешке, обнажил меч.

У Джина возникло смутное ощущение, что он угодил прямо в расставленную Йергой ловушку. И почему ему вдруг взбрело в голову, что он превосходит капитана в искусстве фехтования? Это ведь не замок, и магический талант здесь не действует. Но так же как и в случае с переводческим заклинанием, чувствовалось действие побочного эффекта, и Джин был уверен, что сразится с Йергой на равных.

Теперь, однако, сомневайся не сомневайся, обратного пути не было.

Такие вещи лучше решать одним махом. Джин обнажил меч, приблизился к противнику и встревожился еще больше. Удовлетворенная улыбка Йерги подтвердила подозрения, что все было спланировано заранее. Надежды на спасение не оставалось, равно как и другого выхода, кроме как поджать хвост и удрать. Внедорожник остался где-то в пустыне, зажатый между валунами весом в сто тонн. Зоунд бессилен был помочь. Джина загнали в угол здесь, в отставшей от жизни вселенной, поймав в западню ее своеобразных законов. Ему придется либо выйти победителем, либо погибнуть. Разумеется, последнее наиболее вероятно.

Йерга прыгнул на него, и Джин отступил в сторону, однако меч противника скользнул по его ребрам. При виде первой крови толпа ахнула.

«Начало не удалось, — подумал Джин. — Я уже на полпути к поражению».

Он ответил серией ударов и выпадов, которые Йерга мастерски парировал. Затем капитан перешел в нападение, и Джину пришлось отступать, перепрыгивая через разожженный костер.

Вытряхивая из сандалии горячий уголь, Джин рассердился прежде всего на самого себя. Что здесь, что на Земле — всегда паникует раньше времени. Нет, пускай он потерпит поражение, но неверию в собственные силы не поддастся.

И Джин — трудно сказать, умело ли, но во всяком случае яростно — бросился в атаку, в результате Йерга был отброшен назад. Вскоре, однако, капитан занял выгодную позицию и прорвал оборону Джина.

Дальше борьба шла с переменным успехом, и ни одному из противников не удавалось одержать верх.

Джину сильно недоставало магии. Трудно было свыкнуться с тем, что ее здесь не существовало. По крайней мере, он так полагал. Возможно, Шейла и могла бы обнаружить какие-нибудь скрытые источники. Но, судя по всему, в этом мире действовала лишь точная наука, а кроме того, Шейла сейчас очень далеко.

Как ее не хватает, да и Линды тоже. Могущественные они чародейки, эти девчонки.

Джин опять разозлился из-за того, что здесь он бессилен и обретает свой талант только в замке. Почему? Какая разница? Это несправедливо.

Нет, что это за пораженческие настроения? Несправедливо? Да во вселенной — во вселенных — все кругом несправедливо. Если бы он только мог призвать на помощь свое могущество! Он помнил, какие испытывал ощущения, когда к нему приходил его дар. Если бы он мог воссоздать в себе эти ощущения, может, применить силу внушения...

Новое нападение Йерги вернуло его к необходимости решать сиюминутные задачи. Джин пошел в контратаку, с каждым ударом обретая уверенность и силу. Может, начал сказываться возраст Йерги, а может, это просто превратности судьбы, но вроде бы удача начала ему улыбаться. На лице Йерги появилось озабоченное выражение.

Они продолжали кружить по лагерю в смертельном танце. К Джину возвращалось его мастерство фехтовальщика, а уверенность Йерги ощутимо шла на убыль.

Через некоторое время капитан понял, что проиграл, и продолжал лишь отчаянно парировать удары, отступая назад. Джин загнал его к краю отхожей ямы. В последнюю секунду Йерга оглянулся и попытался перескочить через нее. Нога его соскользнула, и он полетел вниз.

Джин, по колено в грязи, спустился в яму и встал над поверженным противником.

Сражение закончилось. Оставалось лишь нанести завершающий удар. Джин поднял меч.

И тут же опустил его. Он не мог этого сделать, но не потому, что испытывал к Йерге какие-то чувства. Просто это было не в его стиле.

Конечно, откажись он перерезать Йерге глотку, возникнет опасность снова потерять лицо. Но придется рискнуть.

Он оглянулся на вход в пещеру. Все это время царица Вайя наблюдала за ними с царственной отстраненностью, а теперь в ее вопросительном взгляде читалось: «Чего же ты ждешь?»

Джин до сих пор еще не очень бегло говорил на языке ялимов, даже с помощью Зоунда. Но, призвав на помощь все свои знания, медленно сказал:

— В той стране, где я родился, не позволяется лишать жизни другого человека. Я не могу этого сделать. Владычица, я прошу твоего позволения пощадить соратника.

«О боже, — подумал он при этом, — со стороны выглядит как дешевая киношка. Да так оно и есть, это все в кино происходит, я даже чувствую запах попкорна в зале».

Владычица немного поразмыслила и, пожав плечами, кивнула. Мол, ладно, оставь этого слизняка в живых. Можно будет использовать его как наживку для хрантов, мне-то какое дело.

Она резко повернулась и прошествовала в свой дворец.

Джин с облегчением вздохнул и сунул медный меч в ножны. Потом, сходив за бурдюком, вылил на Йергу его содержимое. Тот закашлялся и пришел в сознание.

Капитан сел, дико озираясь, не в силах понять, где находится. В толпе раздалось хихиканье, затем прокатилась волна смеха.

Йерга с ненавистью поднял глаза на победителя. Джин вдруг осознал, что убить противника было бы милосерднее.

И еще он подумал, нельзя сражаться с ветряными мельницами, невозможно победить законы вселенной или общества.

Век живи, век учись.


Содержание:
 0  Замок похищенный : Джон Ченси  1  Квинз : Джон Ченси
 2  Королевский танцевальный зал : Джон Ченси  3  Где-то в другом месте : Джон Ченси
 4  Замок : Джон Ченси  5  Город : Джон Ченси
 6  Королевская столовая : Джон Ченси  7  Монументы : Джон Ченси
 8  Пустыня : Джон Ченси  9  Лонг-Айленд : Джон Ченси
 10  Библиотека : Джон Ченси  11  Пещеры : Джон Ченси
 12  Замок (?) затем остров : Джон Ченси  13  Лонг-Айлендская автострада : Джон Ченси
 14  Замок : Джон Ченси  15  Королевский кабинет : Джон Ченси
 16  вы читаете: Барсум : Джон Ченси  17  Необитаемый остров : Джон Ченси
 18  Лонг-Айленд : Джон Ченси  19  Замок : Джон Ченси
 20  Гостиная в семейных апартаментах : Джон Ченси  21  Равнины : Джон Ченси
 22  Остров : Джон Ченси  23  Окраина Филадельфии : Джон Ченси
 24  Замок : Джон Ченси  25  Горы : Джон Ченси
 26  Море : Джон Ченси  27  Пенсильвания, США Шоссе номер 30, запад : Джон Ченси
 28  Лаборатория : Джон Ченси  29  Аннау : Джон Ченси
 30  Дорога : Джон Ченси  31  Лаборатория : Джон Ченси
 32  Музей : Джон Ченси  33  Лаборатория : Джон Ченси
 34  Подводный мир : Джон Ченси  35  По ту сторону : Джон Ченси
 36  Лаборатория : Джон Ченси  37  Центральная администрация, Министерство боли : Джон Ченси
 38  Покои гофмейстера : Джон Ченси  39  Округ Вестморленд, Пенсильвания : Джон Ченси
 40  Мир Шейлы : Джон Ченси  41  Использовалась литература : Замок похищенный



 




sitemap