Фантастика : Юмористическая фантастика : Лестница : Джон Ченси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Лестница

– Что случилось? – крикнул Далтон через плечо. – Одышка, старина?

Идущий за ним Такстон замешкался несколькими ступенями ниже.

– Ничего подобного. Просто берегу силы.

– Всего пять этажей осталось.

– Знаю.

Останавливаясь через каждые два шага, Такстон поплелся дальше вверх по винтовой лестнице. И все же явно выдохся, добравшись до того места, где стоял Далтон.

Он уселся на ступеньку и тяжело вздохнул.

– Нужно больше тренироваться, дружище, – заметил Далтон – Играть в гольф хотя бы иногда.

Такстон с тоской посмотрел вверх.

– Или во что-то, что тебе нравится, – смилостивился Далтон.

– Уж гольф-то мне точно не нравится, и ты это знаешь, – кисло улыбнулся Такстон.

– Прости. Ты когда-нибудь поднимался на крышу замка? Или на верхушку башни?

– Нет, – признался Такстон. – А ты?

– Было однажды. Вид, скажу тебе, изумительный. Равнина, заснеженные горы. Красота.

– Не сомневаюсь.

– Правда-правда. Но вот что странно – как-то теряешь ориентацию.

– В каком смысле?

– Ну, в замке, как известно, около восьмидесяти этажей, – объяснил Далтон. – Однако, глядя снаружи, этого не скажешь – кажется, что здесь от силы этажей тридцать-сорок. Он и воспринимается как обычный старинный замок, а не как какой-нибудь небоскреб.

– Ну, это меня не удивляет.

– Да, замок манипулирует с внутренним пространством.

– Вот-вот.

– Ну что, передохнул?

– Подожди ещё немного, – попросил Такстон.

– Нет проблем.

– Сколько тебе лет, Далтон, старина?

– Одиннадцатого октября исполнится шестьдесят шесть.

– Должен сказать, ты в отличной форме для такого старого развратника.

– Ну, спасибо тебе. Кстати, меня вдруг осенило, что я никогда не задавал тебе того же вопроса.

– Пятьдесят один, дружище. Пятьдесят один год, черт меня побери, и я чувствую каждый из них всеми косточками своего тела. – Такстон перевел взгляд вверх. – Пожалуйста, не вздумай снова заводить разговор о каких-то дурацких тренировках.

– Обещаю.

– Не все люди стареют красиво, – угрюмо заметил лорд Питер.

– Конечно.

С величайшим усилием заставив себя встать, Такстон сказал:

– Напомни-ка мне, зачем мы туда тащимся.

– Чтобы взглянуть, не происходит ли вторжение извне.

– А разве здесь нет дозорных?

– Их отозвали со своих постов, когда поднялся весь этот тарарам. Тайрину нужен каждый человек, вот он и послал меня подняться наверх и взглянуть, что там снаружи.

– А-а. Понятно.

– По правде говоря, я ничего особенного не жду. Все-таки это, похоже, чисто внутренняя проблема. Магия проклятого замка пошла наперекосяк, как уже не раз бывало.

– Ох, да, – отозвался Такстон. – Даже слишком много раз.

Они снова начали подъем по винтовой лестнице. На каждом третьем витке обнаруживалась амбразура, но щели были слишком узки, и сквозь них мало что удавалось разглядеть. Хорошо хоть, что амбразуры пропускали немного солнечного света.

На нижних этажах то и дело попадались виновники беспорядка: завидев любого потенциального зрителя, комики начинали кривляться, жонглеры и прочие циркачи – демонстрировать свое искусство. Однако выше шестидесятого этажа пока все было тихо.

В конце концов приятели добрались до самой верхней площадки и остановились перед массивной дубовой дверью. Далтон открыл её и прошел дальше, Такстон не отставал от него. В легкие хлынул свежий воздух – они оказались на верхушке башни. Вдоль дорожки тянулся высокий парапет, но ветер все равно ощущался, и довольно сильный.

– Господи боже…

Отсюда открывался потрясающий вид на сам замок и окрестности. Бывшие гольфисты стояли на дорожке, проложенной вдоль зубчатой стены, и могли видеть центральную часть Опасного – сложнейший комплекс, щетинившийся сотнями башен и башенок. Ниже тянулся лабиринт стен, разграниченных выступами, навесными башнями и тысячью всевозможных аркад и крытых двориков. Все в целом было замкнуто по кругу целой сетью куртин и бастионов, и так вплоть до наружных стен, почти таких же высоких, как центральная часть замка. Неприступная крепость, огромная и загадочная, – вот что представлял собой замок Опасный.

В тысячах футах ниже скалы, на которой он возвышался, раскинулась бесплодная равнина Баранты, окаймленная на западе заснеженными горами.

Зрелище было потрясающее, но рассмотреть его в деталях не удавалось.

От башен и изнутри замка исходило световое излучение. Кое-где в нем мелькали смутные образы: лица, человеческие фигуры, очертания животных и предметов. Это странное сияние мерцало и трепетало, прозрачные, похожие на птиц силуэты взмывали к небу и таяли в нем. Ничто не было резко очерчено; все выглядело иллюзорным.

А в вышине, как будто управляя всем происходящим, парило нечто неопределенное, но постепенно обретающее форму.

– Черт побери, что это такое? – изумился Такстон.

– Кто знает. – Далтон задумчиво изучал туманное видение. – Что же это напоминает…

Такстон всмотрелся.

– А! Похоже на человека в тюрбане.

– Вот-вот. Смотри, он как будто улыбается нам. Знаешь, меня это нервирует.

– Да. Может, нам лучше…

– Определенно эта образина имеет отношение к тому, что творится в замке, – перебил друга Далтон. – Но какое? Понятия не имею.

– И я тоже. Ну что, возвращаемся?

– Давай хорошенько рассмотрим. – Далтон зашагал дальше по дорожке.

– Ну если ты настаиваешь…

Они шли со всей возможной осторожностью, стараясь держаться центральной части дорожки. Такстон периодически бросал вниз тревожные взгляды.

– Что же это может быть, а? – спросил Далтон, по-прежнему не сводя взгляда с образа у них над головами.

– Словно джин из какой-нибудь проклятой лампы.

– Точно. – Далтон остановился. – Но такой, знаешь, злобный…

– Согласен. Наверно, кто-то выпустил его на свободу. Пошли, расскажем Тайрину.

– Он как будто только ещё формируется. Давай ещё немного поглядим.

– Только недолго.

– Боишься?

Такстон изобразил удивление.

– Кто, я, старина? Конечно, нет. И все же осторожность не помешает.

– Ты прав. Мне эта штука не нравится. Совсем не нравится.

– Да, я просто в замешательстве. Чувствуешь себя неуютно под его взглядом. И ещё эта дурацкая ухмылка.

– Я бы сказал – самодовольная. Теперь лицо нависало прямо над замком, слегка перемещаясь из стороны в сторону и оказываясь то в фокусе, то вне его. Оно очень напоминало проекцию на облаке дыма. И физиономия эта, без сомнения, ухмылялась – проказливо, хитро и даже зло.

– Может, стоит как-то связаться с ним, – предложил Далтон.

– Зачем?

– Узнать, чего он хочет.

– Ну, это и так ясно. Ему нужен проклятый замок.

Далтон приложил ко рту сложенные рупором руки и закричал:

– Эй, ты, наверху! Слышишь меня?

Внезапно над парапетом пронесся порыв ветра. Такстон вздрогнул.

– Что он сказал? – спросил Далтон.

– А? – не понял Такстон.

– Ты не слышал, он что-то сказал?

– Нет, извини.

Далтон снова поднес к губам сложенные руки.

– Эй, ты, кто бы ты ни был! Слышишь нас?

– Очень ясно, – донесся сверху голос. – Не нужно кричать.

Голос был приятный, мелодичный; в речи чувствовался небольшой акцент.

– Кто ты?

Раздался смех. Потом весело прозвучало:

– Ты уверен, что хочешь это знать?

Далтон поглядел на своего приятеля, иронически округлившего бровь, и снова повернулся к призраку.

– Что за игру ты затеял? Чего хочешь?


Книга стихов на травке лежит,

И кувшинчик вина, и хлеба кусок…


– Господи, только поэм нам не хватало, – пробормотал Такстон.

– Послушай! – обратился Далтон к призраку, – мы хотим знать, что ты тут делаешь. Ты, похоже, задумал всех тут свести с ума. Зачем тебе это надо?


Палец скользит по стене, выводя письмена,

Пишет он слово за словом опять и опять.

Знайте – ни ум, ни добродетель вам не помогут

В записи той ни единого слова стереть.

Сколько ни плачьте, слезами не смыть вам ни буквы.


– Очень содержательно, должен сказать, – усмехнулся Такстон.

– По-моему, похоже на предостережение, – нахмурился Далтон.

Такстон погрозил призраку пальцем.

– На испуг нас не возьмешь!

И снова послышался веселый смех.

– Спорю, он воображает, будто все козыри у него на руках, – предположил Далтон. – И не исключено, что так оно и есть.

– Ну, если мы собираемся рассказать остальным о том, что тут творится, не лучше ли нам…

Далтон снова заорал, обращаясь к небесам:

– Слушай, тебе не мешает уяснить, что хозяин этого замка – очень могущественный чародей. Он не любит, когда над ним подшучивают.

Смех стал громче.

Такстон оглянулся и пришел в ужас. Из двери на зубчатую стену только что вышел лев с косматой гривой и важно зашагал по дорожке, с интересом оглядываясь по сторонам.

Такстон хлопнул приятеля по плечу.

– Послушай, старина…

– Ты понял меня? – продолжал надрываться Далтон, не сводя взгляда с призрака. – Этого чародея зовут Кармин. Не знаю, говорит ли тебе о чем-нибудь его имя, но он широко известен как один из самых могущественных…

– Далтон, дружище…

– …чародеев во всех мирах. Поэтому лучше подумай, не стоит ли тебе бросить все это дело!

– Далтон, пожалуйста, оглянись!

– А? Я… – Далтон обернулся. – Господи!

Они бросились бежать.

У следующей башни дорожка загибалась и под прямым углом уходила вправо. Лев прыжками мчался за приятелями, явно заинтересованный и все же, по-видимому, не настолько, чтобы устроить настоящую погоню. Такстон, чуть-чуть опережающий Далтона, то и дело бросал испуганный взгляд назад и тут же прибавлял скорость.

Они обогнули башню. Физиономия наверху наблюдала за ними с заметным интересом. Смех продолжал звучать, только теперь в нем чувствовался оттенок ехидства. Вдобавок с новой силой подул ветер.

Они бежали дальше, мимо зубцов и бойниц. Солнце висело низко, отбрасывая на дорожку длинные тени. Теперь ветер досаждал всерьез. И повсюду вокруг мельтешили призраки – летали, колыхались, прыгали и скакали. Мерцающая выпуклость высоко в воздухе выгнулась дугой и начала рассеиваться, а на её месте возникла другая, не такая эффектная, но все же достаточно впечатляющая. Стрелы неяркого света метались и перекрещивались, словно лучи прожекторов во время помпезного голливудского шоу. А над всем этим скакали розовые слоны и винно-красные зебры.

Впереди показалась ещё одна башня, сторожевая, выступающая далеко над краем стены. Сначала Такстон пронесся мимо, но потом затормозил и остановился на дорожке позади башни.

С другой стороны к ним приближался ещё один лев.

Далтон ринулся в башню и вскарабкался на зубчатую стену.

– Такстон, дружище» давай сюда! Это наш единственный шанс!

Лорд Питер попятился к башне, испуганно переводя взгляд с одного зверя на другого; оба льва теперь двигались медленнее, почти шагом.

– Какого черта ты туда залез?

– Если они подойдут ближе, – ответил Далтон, – мы перелезем через парапет и будем висеть на краю, пока они не потеряют к нам интерес и не уберутся отсюда.

– Господи, ты что, из ума выжил?

– Может, нам и не придется ничего такого делать. Может, они оставят нас в покое, если мы не будем двигаться.

Львы, однако, выглядели тощими, голодными и явно были не прочь подзакусить.

– Черт, черт, черт… – забормотал Такстон.

Он подпрыгнул и ухватился за выемку между зубцами, соседнюю с той, на которой стоял Далтон. А потом глянул вниз.

– О-о-о-о!

Далтон потянулся и успел подхватить Такстона, прежде чем тот перевалится через край и полетит в пустоту.

– Не смотри туда! – приказал он.

– Какого черта! Как можно не смотреть?

– Отвернись и присядь на корточки.

Дрожа и побелев как полотно, Такстон так и сделал.

– И ч-что теперь? – спросил он.

– Посмотрим, что они будут делать.

Львы продолжали приближаться с уверенным видом, порождающим трепет у их жертв. Меньше всего они походили на старых, беззубых «кисок», сбежавших из цирка; вид у них был дикий и свирепый, как у матерых хищников.

– Думаю, лучше повиснуть, – решился Далтон.

– А как-нибудь иначе нельзя?

– Нет, если ты не собираешься спрыгнуть.

– Может, это было бы лучше всего.

– Может быть Но лично я сначала испробую другой вариант.

– Вот это верно, дружище. Сначала ты.

Далтон перебросил через край одну ногу; потом, ухватившись обеими руками за внутренний край выемки между зубцами, опустил сначала вторую ногу, а потом и все тело.

Более медленно и с некоторыми трудностями Такстон сделал то же самое.

Ветер бесновался вокруг них. Ноги болтались над далекой равниной.

– Ох, дружище… – только и смог пролепетать Такстон.

Физиономия Далтона приобрела зеленовато-серый оттенок.

– Боюсь… – Извиваясь и скребя носками ботинок по камню, он пытался ухватиться получше. – Боюсь, мне не удержаться.

Его пальцы соскользнули с внутреннего края стены, но зацепились за внешний.

– Боже милосердный!

– Держись, дружище, держись! – закричал Такстон.

– Я, кажется…

– Хватайся за меня!

– …падаю-ю-ю…

Застыв от ужаса, Такстон смотрел, как руки его приятеля соскользнули с края стены. Не издав больше ни звука, Далтон полетел вниз, навстречу верной смерти.

Такстон висел в пустоте, вокруг него выл и ярился ветер. «Лучше бы Далтон закричал, – подумал он, – чем вот так, мертвым грузом молча полететь вниз.

Какой кошмар!»


Содержание:
 0  Замок Зачарованный : Джон Ченси  1  Мир Шейлы : Джон Ченси
 2  Подвал в королевской башне : Джон Ченси  3  Клуб Шейлы : Джон Ченси
 4  Подвал : Джон Ченси  5  Замок Опасный. Главная башня : Джон Ченси
 6  Клуб Шейлы : Джон Ченси  7  Замок. Восточное крыло, неподалеку от южной башни : Джон Ченси
 8  Клуб Шейлы : Джон Ченси  9  Микос : Джон Ченси
 10  Королевская столовая : Джон Ченси  11  Комната для игр : Джон Ченси
 12  Королевская гардеробная : Джон Ченси  13  Подвал : Джон Ченси
 14  Замок. Высокая башня : Джон Ченси  15  Пиреон : Джон Ченси
 16  Замок. Нижние уровни, рядом с Главным бальным залом : Джон Ченси  17  вы читаете: Лестница : Джон Ченси
 18  Лаборатория : Джон Ченси  19  Библиотека : Джон Ченси
 20  Главный бальный зал : Джон Ченси  21  Арена : Джон Ченси
 22  Поле боя : Джон Ченси  23  Равнина : Джон Ченси
 24  Высоко в воздухе : Джон Ченси  25  Между вселенными : Джон Ченси
 26  Замок. Самые нижние уровни : Джон Ченси  27  Дворец Белшазара : Джон Ченси
 28  Замок. Самый верх : Джон Ченси  29  Другой мир : Джон Ченси
 30  Берег залива : Джон Ченси  31  Склеп : Джон Ченси



 




sitemap