Фантастика : Юмористическая фантастика : Замок. Восточное крыло. Арсенал : Джон Ченси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40

вы читаете книгу




Замок. Восточное крыло. Арсенал

– Отлично выглядишь, – заметил Джин, когда Линда вышла из кладовой.

– Спасибо. Тебе правда нравится?

– Еще бы.

Линда повернулась кругом. Вместо длинного платья и чепчика – одежды, которую носило большинство женщин в этом мире, – она выбрала костюм, более подходивший для мальчика-подростка. Он состоял из желтой рубашки с длинными рукавами, коричневой накидки с капюшоном и складчатыми рукавами до локтя, желто-коричневых чулок и сапог из мягкой кожи, доходивших до середины голени. Край накидки едва прикрывал бедра.

– Коротковата, – решила она. – Задница торчит.

– Что ж, это вовсе не так уж плохо.

Линда рассмеялась.

– Может быть. – Она дотронулась до рукояти кинжала, висевшего на широком кожаном поясе. – Эта штука совсем не для меня.

Джин наполовину вытащил из ножен свой меч (одноручный, обоюдоострый, с широким лезвием и крестовой рукояткой).

– Для меня это тоже не так уж привычно.

– В форме ты отлично смотришься.

– Спасибо.

Джин взял себе форму стражника, за исключением кольчуги, оказавшейся до невозможности тяжелой. Поверх красной рубашки он надел черную кожаную куртку, покрытую спереди серебряными заклепками. Остальная часть костюма состояла из черных коротких штанов, красных чулок и высоких черных сапог.

– По-моему, выглядит довольно нелепо. Я чувствую себя словно средневековый голубой нацист.

Из туалета, располагавшегося дальше по коридору, вернулся Снеголап.

– Эй, Джин, ты выглядишь словно средневековый голубой нацист.

Оба рассмеялись.

– Погоди, – сообразил Джин, – ты же сказал это по-английски.

– Я тебя слышал. Перевод можно отключать, достаточно лишь прислушаться. Забавный язык. Этот твой англический.

– Английский.

– Все равно. Не вполне понимаю, что такое нацист, но «средневековый», наверное, означает «относящийся к средним векам».

– Точно.

– А у этих нацистов что, кожа голубая?

– Голубая? Э… Я не это имел в виду… Ладно, забудь.

– Как скажешь. – Снеголап почесал брюхо. – Когда обед?

– Проголодался? Я пока нет. Слишком наелся за завтраком. Который для меня, наверное, был ужином. – Джин зевнул. – Устал я, однако.

– А я бы чего-нибудь съела, – мечтательно произнесла Линда. – Может, вернемся в столовую?

– Мне это, собственно, ничего не даст, – сказал Снеголап. – Меня местная жратва не особо интересует. Если б тут можно было где-нибудь поохотиться…

– Равенна – моя горничная – говорила, что если ты хочешь…

– О, у нас даже есть горничная? – усмехнулся Джин.

– Как и у всех благородных дам, разве ты не знал? Я хотела сказать, Снеголап, что, если тебе нужна особая еда, просто надо объяснить это повару, а он с помощью парочки заклинаний сотворит тебе то, что ты хочешь.

– Гм? Магия, да?

– Примерно. Вся та еда наверху была создана с помощью всяких фокусов-покусов. По крайней мере, так мне объяснил Якоби.

– Тот толстячок? – спросил Джин.

– Ну да.

– Послушай, а почему бы тебе не сотворить что-нибудь для себя и Снеголапа?

– Мне – сотворить что-нибудь?

– Ну да. Материализация. Разве ты этого не умеешь?

– Ну знаешь… Валиум – это одно дело…

– Почему валиум должен быть одним делом?

– Ты знаешь, о чем я.

– Нет, не знаю. Почему бы тебе не попытаться, а, Линда? Эксперимент? Все-таки магия – увлекательная штука.

– Да брось ты…

– Я серьезно.

Линда воздела вверх руки.

– Где? Здесь?

– Да где угодно. Вот на этом.

Джин сбросил шлемы и прочее снаряжение с маленького столика.

Линда посмотрела на стол.

– Ну? – сказал Джин.

– Что – ну?

– Делай свое дело.

– Да, конечно, – раздраженно отмахнулась Линда.

– Ну давай, Линда. Ты же можешь.

– Это какое-то безумие.

– Серьезно. Давай.

– Черт побери. Ладно.

– Подумай о еде.

Линда закрыла глаза.

– Я думаю о еде. О какой еде мне думать?

– Что бы ты хотела съесть?

– Ну… э… Биг-мак. И жареный картофель… и настоящий густой клубничный коктейль.

– Бр-р-р… Ладно, думай об этом.

– Я думаю. Я думаю. – Она открыла глаза. – Что значит – «бр-р-р»? Кто тут волшебник?

– Ладно, ладно, давай. – Джин повернулся и, взглянув на Снеголапа, неожиданно сказал: – Эй, погоди минуту. Ты должна подумать о чем-нибудь для Снеголапа.

– О господи. Каким образом?

– Забудь обо мне, Линда. Посмотрим, сумеешь ли ты это сделать.

– О чем мне хоть думать?

– Ну… я люблю ребра квалькаркка, маринованные в шракке… – незамедлительно откликнулся Снеголап.

– Что ж, подумаю о жареных ребрышках. Может, это подойдет. – Линда закрыла глаза. – Ну, поехали.

Она глубоко вздохнула и мгновение стояла неподвижно. Потом открыла глаза, выбросила вверх руки и сердито фыркнула:

– Чертовщина какая-то. Ничего.

– Попробуй еще, – проворчал Джин. – Ты же можешь.

– Большей глупости никогда не делала. Ладно, еще разок.

Она попыталась снова, но результат был все тот же. Никакой.

– Забавно. Таблетка, похоже, получилась лишь благодаря счастливой случайности – или она была у меня все время, просто я забыла.

– Вряд ли, – засомневался Джин. – Припомни, как именно ты ее сотворила.

– Ну, я просто… – Линда замолчала и безнадежно махнула рукой. – Послушай, я сегодня определенно не в магическом настроении.

Джин вздохнул.

– Ладно. Извини. Собственно, я думал, что магия могла бы помочь нам отыскать путь обратно домой.

Линда прикусила губу.

– Знаешь, ты, похоже, прав. – Она задумалась. – Но я не волшебница.

– Все в порядке. Что ж… наверное, нам лучше вернуться в столовую.

– А еще лучше – найти дорогу отсюда. Вот это действительно лучше.

– Угу. Но в том-то и проблема. Снеголап! Есть какие-нибудь мысли?

– Я не мыслитель.

Джин фыркнул.

– Ребята, – осторожно спросила Линда, – вы думаете, мы сможем найти путь назад в ту часть замка, откуда пришли?

Джин уныло покачал головой.

– Не уверен, но думаю, попытаться стоит.

– Снеголап, когда тебя занесло сюда?

– Незадолго до того, как здесь оказался Джин.

– И вы почти сразу же встретились. Это может означать, что твой портал и портал Снеголапа совсем рядом.

– Возможно, – кивнул Джин. – Если они вообще еще существуют. А как насчет того, через который прошла ты?

– Забудь. Он исчез почти сразу же, как только я сюда попала. Сама видела.

– Гм… Насколько помню, ты попала в замок через шкаф в твоей спальне, да?

– Точно. Прямо как в детском кошмаре.

– Да уж. Конечно, попасть сюда через подземный гараж в офисном здании – способ тоже не вполне естественный.

– Здесь все так.

– Что ж, – Джин положил левую руку на рукоять меча, – а если мы немного побродим вокруг, попробуем понять, что тут происходит, насколько это вообще возможно? Главное – сориентироваться на местности, тогда поиски наши будут более систематическими, и при этом мы не заблудимся снова. Нам даже может просто повезти, и мы найдем другой портал, ведущий домой. Может быть, не тот, через который пришли, но тем не менее – путь назад.

– Но эти проклятые порталы появляются и исчезают случайным образом, – напомнила Линда. – Может оказаться, что мы выйдем, скажем, где-нибудь посреди пустыни Гоби.

– Или на Таймс-сквер… или на Красной площади. Придется рискнуть.

– Давай рискнем.

– Снеголап, можешь еще немного обойтись без еды?

– Постараюсь. Я, вероятно, свалюсь без чувств, но…

– Такой большой парень?

– А как, ты думаешь, я стал таким большим парнем?

– Знаешь, – сказала Линда, – мне и вправду хотелось бы сейчас сотворить биг-мак. Это для меня словно маленький кусочек дома. И я действительно проголодалась. Я совсем немного съела за завтраком, и после такой беготни все утро…

– Линда…

– …Я в самом деле… Что?

– Линда, обернись.

– Обер… О боже!

На столе красовались картонная коробка с знакомой символикой сети ресторанов быстрого обслуживания, красный картонный конверт, полный жареного картофеля, стакан с клубничным молочным коктейлем и две тарелки: на одной, нормального размера, лежали жареные ребрышки; другая была значительно больше, и то, что на ней находилось, напоминало целый позвоночник и грудную клетку животного солидных размеров.

– Квалькаркк! – завопил Снеголап, бросая на землю свой топор. Он ринулся к столу, оторвал два или три ребра и вгрызся в них, с хрустом размалывая мясо и кости громадными зубами. Быстро прожевав, он сглотнул и заявил: – Здорово! Как ты это сделала, Линда?

Джин был просто потрясен.

– Не могу поверить, что ты съел кости.

– Это самое вкусное.

Линда открыла коробку и заглянула внутрь.

– Биг-мак, – тихо проговорила она.

– Ух ты! – Джин взял кусочек картофеля и понюхал. – Еще горячий.

– Сандвич тоже. – Она смахнула слезу.

– Да, и ребрышки… Что случилось, Линда?

Еще одна слеза скатилась по ее щеке.

– Я боюсь, – едва слышно произнесла она.

– Ну… отчего же? Это же здорово. – Джин поскреб небритый подбородок. – Я догадываюсь, в чем дело. Это очень… – Он пожал плечами. – К этому трудно привыкнуть. С тобой все в порядке?

– Да, – всхлипнула она. – Все в порядке.

Джин подошел к девушке и обнял за плечи.

– Ты уверена?

– Конечно, уверена. Я чертовски могущественная волшебница, верно? Я ведьма. – Она нервно хихикнула.

Снеголап тем временем уже сожрал большую часть квалькаркка и уставился на вторую тарелку.

– Кто-нибудь хочет эти маленькие ребрышки – чьи они, птичьи, что ли?

– Валяй, – разрешил Джин.

Снеголап взял тарелку, подбросил ребрышки в воздух, поймал их пастью и сосредоточенно захрустел.

– Неплохо, – заявил он. – Хотя и довольно безвкусно. Эй, а вы-то чего не едите?

– Да угощайся, Снеговичок, – ласково улыбнулась Линда, постепенно приходя в себя. – Если я проголодаюсь, просто махну рукой и сотворю чизбургер или еще что-нибудь.

– Вот это, что ли? – спросил Снеголап. Он забросил биг-мак в пасть, пару секунд пожевал, проглотил, потом откинул назад голову и опорожнил в широко раскрытую пасть коробку с картофелем.

– Наелся? А теперь идем, – окликнул его Джин, направляясь рука об руку с Линдой к двери.

– Мы что, опять заблудились?

Джин огляделся по сторонам.

– Черт побери… похоже…

Послышался топот. Из поперечного коридора появились трое стражников и побежали дальше. Один из них оглянулся, бросив взгляд на форму Джина, но не остановился.

– Кажется, что-то случилось, – сказал Джин. – Интересно, что?

– Ну, – заметила Линда, – там ведь, снаружи, война…

– Ага, осада. Интересно, что случится, если осаждающие победят, – с нами, я имею в виду?

– Мы можем спрятаться.

– Будем надеяться…

Они двинулись дальше по коридору. Вдоль стены тут и там виднелись пустые ниши. Через равные расстояния попадались арки, поддерживаемые с каждой стороны массивными колоннами. Одна из дверей вела к винтовой лестнице. Компания добралась до поперечного коридора и остановилась.

– Куда теперь? – спросил Джин.

– Мне кажется, мы тут уже были, – сказал Снеголап. – Я чую ваш запах, ребята.

– Ты тоже не цветок розы, приятель, – парировал Джин.

– Я ж не говорю, что от вас воняет, – обиженно заметил Снеголап. – Просто у меня нюх хороший, а у вас, безволосых, очень своеобразный запах.

– Да я просто пошутил, Снеголап. Я вообще не сказал бы, что от тебя чем-то пахнет. У нас, людей, обоняние не столь развито…

– Обнимание?

– Обоняние, нюх. Так или иначе – извини. Я не знал, что ты такой чувствительный.

– Да ладно, все в порядке. Просто бываю иногда несдержан. – Снеголап потянул носом. – Не могу понять, что это?

Неожиданно пол завибрировал и послышался низкий гул, исходивший, казалось, прямо из стен.

Линда вцепилась в рукав Джина. Джин схватил ее за руку и потащил назад по коридору; вместе они нырнули в ближайшую нишу.

– Давай, Снеголап!

Снеголап втиснулся следом за ними.

Секунд пять спустя ниша начала быстро подниматься.

– Ух ты! – воскликнул Джин, высовывая голову. – Эй, да мы…

Снеголап дернул его назад в то самое мгновение, когда толстый каменный край потолка – и следующий далее пол – пронеслись мимо.

– Забавно бы ты выглядел без головы…

– Спасибо. Извини, сглупил.

Мимо проплыл второй этаж, за ним еще один… Затем движущаяся ниша замедлила ход и плавно остановилась вровень с полом четвертого этажа.

Все трое выскочили наружу.

– Каменный лифт, – восхищенно проговорила Линда.

Вибрация усилилась.

– Эй, гляньте-ка! – Снеголап махнул рукой в сторону коридора, который ничем не отличался от того, что был четырьмя этажами ниже, только заканчивался аркой, ведущей наружу, – или, по крайней мере, так казалось. Извне лился яркий солнечный свет.

– Надо понимать, выход, – сказал Джин.

– Посмотри на стены, – заметила Линда.

Камни вокруг них слабо светились, испуская голубоватое сияние. Гул стал громче, и на полу было уже неприятно стоять – все тело пронизывала тошнотворная вибрация.

– Давайте-ка выбираться отсюда, – Джин не мог скрыть тревоги.

Бегом бросившись к выходу, они выскочили наружу – и оказались на поляне в джунглях.

Земля была неподвижна. Остановившись, они огляделись по сторонам. Поляну окружали высокие пальмы с чешуйчатой корой, а между ними росли темно-зеленые папоротники, посреди которых пролегала широкая дорожка. Тропическое солнце согревало тяжелый, влажный воздух.

– Шашракк во хуннра нок, – сказал Снеголап. – Ба нан иррикка вахнах данан унак валвалакк.

Джин и Линда уставились на него.

– А? – переспросил Джин. – Снеголап, что ты сказал?

– Бок?

– Что? Эй, погоди минуту. – Он жестом предложил Снеголапу следовать за ним, снова вошел в арку и перешагнул границу.

Когда большой белый зверь оказался рядом с ним, Джин спросил:

– Ну, насчет чего ты там болтал?

– Я сказал – нужно обследовать это место, а то я устал бродить по этому мрачному старому замку – вот что я сказал. А ты что за странные звуки издавал?

– Ты теперь меня понимаешь, верно?

– Еще бы.

Джин повернулся и прошагал обратно через границу, затем поинтересовался:

– Ну, как теперь, когда я стою по другую сторону?

– А, понял. Ты снаружи замка, и заклинание не работает. Так?

Джин снова пересек черту.

– Вот черт…

– Трудновато будет общаться.

– Мягко скажем.

– Что собираешься делать?

– Не знаю. Но мне все-таки хочется выбраться из этой пещеры.

– Может быть, нам удастся придумать какой-нибудь язык жестов, – предложила Линда.

– Надо попробовать, – согласился Джин.

– Пошли, – сказал Снеголап. – Буду просто держать рот закрытым.

Покинув коридор, они направились по хорошо утоптанной тропе и, подойдя к середине поляны, обнаружили поперечную тропинку, поуже. Шедший впереди Снеголап остановился, понюхал воздух и огляделся по сторонам, насторожив остроконечные уши.

Джин задумчиво разглядывал портал, стоящий на земле без поддержки, словно фотография в натуральную величину без рамки. Ему пришла в голову новая мысль; вернувшись к проходу, он остановился перед порталом, уставившись в его темное нутро. С другой стороны повеяло прохладным ветерком, несшим с собой затхлый запах замка. Джин прошел направо, к краю портала, обогнул его и остановился сзади.

– О черт…

– Что, Джин? – Линда огляделась вокруг. – Джин! Где ты?

– За порталом.

Линда подошла к проходу. Снеголап за ней.

– Где?

– Сзади. Обойди вокруг.

Так они и сделали, обойдя вокруг портала, словно это был киноэкран, который, как выяснилось, вообще не имел толщины. Джин стоял в нескольких футах от него, всматриваясь в коридор, ничем не отличавшийся от того, из которого они только что вышли.

Джин оставил их, сделав еще один круг, но вскоре вернулся.

– Я ожидал, что эта проклятая штука просто исчезнет, если обойти вокруг нее. Ничего подобного. И этот коридор – зеркальное отражение другого. Видите нишу слева? Если обойти вокруг, она будет справа.

– И что это означает? – уныло спросила Линда.

Джин наклонился и, подобрав с земли камешек, бросил его в портал. Камешек ударился о плиты пола, подскочил несколько раз и застыл неподвижно.

– Это означает, что мать Евклида носила военные сапоги, но это не новость.

– Что?

– Не важно. Я не понимаю, что это значит. Кто может выйти оттуда? И что случится, если мы туда войдем? Или это просто выход в другую часть замка?

Все трое обменялись озадаченными взглядами, затем снова обошли вокруг портала и прошли несколько ярдов по тропе.

– Ну и куда теперь? – спросил Джин.

– Давайте останемся на главной тропе, – предложила Линда. – Я вижу, на ней много следов, кто-то, судя по всему, здесь регулярно ходит. Надеюсь, этот портал – один из стабильных.

– Вероятно. А может быть, это Земля?… – Джин наклонился и дотронулся до листа папоротника, который тотчас же отдернулся, свернувшись в некое подобие длинной зеленой сигары. Джин вздохнул: – А может быть, и нет.

Пройдя по тропе, они пересекли поляну и оказались среди деревьев. Растительность здесь была не столь застенчивой, зато густой, почти непроходимой.

Они начали осознавать, что слышат какие-то звуки. Вокруг стрекотали и жужжали насекомые. Откуда-то донеслись громкие крики, эхом отдававшиеся среди деревьев.

Они прошли через густую тень; почва под ногами была мягкой и глинистой. Воздух наполняли запахи, напомнившие Джину теплицу. Запах сырой земли и гниющей растительности был особенно тяжелым.

– Напоминает оранжереи Фиппса, – сказал Джин.

– Где это?

– В моем родном городе, в ботаническом саду. Я, помню, ходил туда со школьными экскурсиями. Вот только растительность выглядит несколько странно. Чем-то смахивает на каменноугольный период.

– Каменноугольный… ты имеешь в виду – миллионы лет назад?

– Ну да. А может, ранний юрский.

– Мы что, перенеслись во времени?

– Сомневаюсь. Я ничего не узнаю, а ведь я изучал палеонтологию.

– Думаешь, это какая-то другая планета, где-нибудь в космосе?

– Мы наверняка на другой планете, но вот где она – вопрос спорный.

– Хочешь сказать, мы могли оказаться в пятом измерении или что-нибудь в этом роде?

– Ну, термин «пятое измерение» на самом деле ничего не значит. Так же как и «параллельный мир», как мне кажется. Лучше уж использовать слово «альтернативный»… – Джин задумался. – Нет, «альтернатива» на самом деле означает выбор из двух вариантов, так что… Черт, как же получше выразиться?

– Ты меня совсем запутал.

– Не важно. Черт… Как насчет «вариантная метрическая структура»?

– Как скажешь.

– Короче, «вариантная структура». Гм… а мне нравится. Это одна из многих вариантных структур.

– Кваас еджарнак кевак бо нера? – прорычал Снеголап.

– Мы рассуждали о том, где может находиться это место, Снеговичок, – ответила Линда, – и Джин сказал, что…

Внезапно она замолчала, ошеломленная.

– Вот-вот, – сказал Джин. – Я тоже его чуть-чуть понял. Что-то вроде: «Эй, ребята, о чем болтаете?»

– Да, именно так и я поняла.

– Снеголап, подними правую лапу.

Снеголап пожал плечами и поднял лапу.

– Помаши.

Снеголап оскалился и помахал лапой.

– Во кеслат.

– Да, ты тоже глупо выглядишь. Будь я проклят… Это не как там, в замке, но… Снеголап, ты нас понимаешь?

Снеголап кивнул и сделал утвердительный жест, который мог означать «более-менее».

Они пошли дальше.

– Дай мне немного подумать обо всем этом, – попросил Джин. А через некоторое время сказал: – Мне кажется, мы сперва его не понимали, потому что были просто огорошены. Да, да, теперь припоминаю, я уже тогда его немного понимал.

– Кажется, и я тоже.

– И все-таки тут кроется какая-то загадка.

Они вышли на другую поляну, выглядевшую совершенно иначе. Аккуратно подстриженная трава росла вдоль просторного коридора между двух стен деревьев, а справа виднелся овальный участок травы, более темной и казавшейся еще более ухоженной. Посреди участка был установлен тонкий шест с флагом.

– Что, черт побери… – начал Джин.

– Осторожнее! – послышался чей-то голос.

Маленький белый мячик ударился о дерн в нескольких футах от Джина, стукнулся о его правую руку и, отскочив, укатился в песок перед лужайкой.

– Ой! – вскрикнул Джин, потирая руку. – Что за черт?

Мгновение спустя с холмика в нескольких ярдах от них сбежал Такстон. Вид у него был весьма раздраженный.

– Слушайте, – заорал он, – не могли бы вы убраться отсюда ко всем чертям?!

– Прошу прощения, – сказал Джин.

– Если бы вы тут не стояли, я бы с ходу положил мячик в лунку. А вы все испортили!

Такстон прошагал мимо и мрачно посмотрел на Джина.

– Из-з-звините, – проговорил Джин, пятясь назад к своим спутникам.

Такстон ждал у края лужайки. Из-за холма вылетел еще один мячик, описал дугу и, ударившись о землю, отскочил, прокатился по траве и остановился в нескольких футах от лунки.

– О проклятье! – в отчаянии воскликнул Такстон. – О, черт бы их всех побрал!

Несколько мгновений спустя с холма вприпрыжку спустился Клив Далтон.

– Привет!

Он подошел к Джину и его спутникам.

– Прошу прощения за то, что прервал вашу игру, – обратился к нему Джин.

– Не беспокойтесь, – дружелюбно сказал Далтон. – Я слышал, Такстон сильно ворчал. Не обращайте на него внимания.

– А вы не скажете, что площадка для гольфа делает посреди юрского парка?

– Значит, вот что это такое? – улыбнулся Далтон. – А я все думал – на что это похоже…

– Ну… вроде того. Мы надеемся, что это один из более стабильных выходов.

– Верно. Очень стабильный – по крайней мере, был таковым те три года, что я живу тут.

– Это хорошо. Значит, мы можем вернуться в замок.

– Легко, если только не забредете чересчур далеко.

– Прекрасно. А что насчет этой площадки?

– Никто из тех, кого я знаю, не помнит, когда ее сделали, – сказал Далтон. – Впрочем, ее поддерживают в порядке слуги из замка, так что, скорее всего, Кармин соорудил ее для развлечения Гостей.

– Гм… что ж, вполне возможно.

– Лично я этому только рад. Гольф – одна из моих страстей. – Он облокотился на клюшку. – Помимо хороших книг и доброго джина. Последнее – единственный мой порок.

– Где, черт побери, этот простофиля подносчик? – недовольно проворчал Такстон. – Дьявол бы его побрал…

Он встал, устало подошел к мячу и толкнул его клюшкой. Мячик ударился о край лунки и снова отскочил в песок. Последовал ряд громких ругательств.

– Здесь женщина, – оборвал его Далтон.

– А? – Такстон оглянулся, словно впервые заметив Линду. – О… прошу прощения. Извините меня.

– Да ничего страшного, – улыбнулась Линда.

– Трудная площадка, – заключил Далтон. – Мяч постоянно улетает в какие-нибудь кусты.

– А… – выговорил Джин. – Есть здесь еще что-нибудь, кроме площадки для гольфа?

– Нет, за исключением небольшого домика. В основном шкафчики для вещей и прочее. Бар там, однако, есть.

– Гм… значит, цивилизации никакой. Мрак…

– Ну, я бы не сказал, что вообще нет цивилизации…

– Вот ты где, растяпа! – крикнул Такстон странной фигуре, спускавшейся с холма. – Мне нужна малая клюшка!

Линда прикрыла рукой невольно разинувшийся рот.

К ним скачками приблизился семифутовый ящер, внешне напоминающий кенгуру. В передних лапах он с трудом удерживал две сумки для гольфа и пластиковый контейнер-холодильник. Споткнувшись, он уронил одну из сумок, наклонился, чтобы ее поднять, и вывалил на траву все клюшки из другой сумки.

Такстон мрачно смотрел на него.

– Малая клюшка, малая! – рявкнул он, наконец потеряв терпение. – Нет, не эта, ради всего святого. Да, эта. Да! Проклятье, ты что, глухой? Так, а теперь дай ее мне.

– Оно разумное? – удивленно спросил Джин.

– Да разума в нем ни на грош, – ответил Такстон, ковыряясь клюшкой в песке.

– Нет, я в другом смысле…

– О да, очень, – кивнул Далтон. – Не самый лучший из подносчиков, но он старается. Они все принадлежат к местному племени.

– Племени? Ого…

Далтон повернулся к ящеру:

– Простофиля, старина, не организуешь нам выпить?

Простофиля кивнул и открыл контейнер, в котором среди колотого льда покоились бутылки. Он вытащил небольшую пластиковую флягу, открыл пробку, достал покрытый инеем бокал на высокой ножке и наполнил его. Джин и Линда были крайне удивлены тем, сколь гибкими и ловкими оказались лапы ящера. Держа бокал и осторожно переставляя большие ноги, Простофиля подошел к Далтону и замер.

Его морда, хоть и мало отличавшаяся от морды ящера, но при этом весьма выразительная, неожиданно приобрела виноватое выражение.

– Оливки! – извиняющимся тоном провыл Простофиля.

– Ничего страшного, старина, – мягко проговорил Далтон. – Давай сюда.

– Проклятье! – Удар Такстона не достиг цели; мяч откатился к краю лужайки. – Футов на двадцать мимо! Проклятье, проклятье, проклятье!

– Ну ладно, – вздохнул Джин. – Полагаю, нам больше нет смысла здесь оставаться. Разве что у вас есть настроение поиграть в гольф. Как насчет тебя, Снеголап?

Снеголап фыркнул.

– А знаешь, он довольно симпатичный, – заметила Линда, подходя к Простофиле. Подносчик несмело улыбнулся и снова кинулся к холодильнику.

– Ага, точно, – согласился Джин, поворачиваясь к Далтону. – Что вы нам посоветуете?

Далтон отхлебнул из бокала.

– Простофиля, между прочим, делает чертовски хороший коктейль с мартини. Простите, что вы сказали? Что вам посоветовать? Да делайте что хотите. Вы молоды – есть очень приятный портал прямо за Королевской столовой. Можете попробовать, если любите сплавляться по рекам на плотах. Там, кстати, очень опытные проводники.

– На плотах?… Нет, я имел в виду – как бы нам выбраться из замка?

Далтон ошеломленно посмотрел на него.

– А зачем вам это?! Там, снаружи, абсолютно ничего нет.

– Нет, я имел в виду, как нам вернуться обратно в наш мир.

– А, вот что… Что ж, на вашем месте я быстро отказался бы от подобных намерений. Порталы в мир, из которого мы пришли, крайне изменчивы. Невозможно сказать, где и когда какой-либо из них появится. За три года я ни разу не встретил портала, что вел бы обратно на Землю.

– Но я не понимаю, – настаивала Линда. – Почему некоторые порталы стабильны, как этот, а другие нет? Не вижу никакого смысла.

Далтон пожал плечами.

– Видимо, это случайный процесс. Так уж случилось, что выходы в наш мир из числа весьма непостоянных. И никакого объяснения этому нет.

– Но если заняться систематическими поисками…

– Наверное, рано или поздно вы что-нибудь найдете… Но, помните, этот портал может открываться посреди Тихого океана, или в центре Долины Смерти в июле, или на высоте пятидесяти тысяч футов в стратосфере. Невозможно угадать, где именно. И он, скорее всего, останется открытым всего несколько секунд.

– Не может быть, чтобы мы не нашли выхода. Где-то он должен быть, – возразил Джин.

– Как я уже сказал, вам может и повезти. Но мне не повезло, а уж поверьте, я пытался. – Далтон сделал еще глоток из бокала. – Или я не слишком старался. Мне здесь нравится. Если вам – нет, тогда другое дело; ищите да обрящете.

– Но если еще никогда никому не удавалось вернуться, – с сомнением в голосе протянул Джин, – то и у нас нет ни малейшего шанса.

– Никому из тех, кого я знаю, но круг знакомых у меня не столь уж велик. Так что почему бы вам не расспросить других Гостей? Может, они что-нибудь подскажут?

– Спасибо.

– Прошу прощения, мне надо зафиксировать попадание.

– Конечно.

Внезапно внимание Джина привлекли странные звуки среди деревьев. Послышался громкий рев, и земля содрогнулась от тяжелых шагов. Джин поспешил к Линде и Снеголапу, которые в испуге повернулись в сторону звука.

Простофиля нервно взвизгивал, возясь со штопором и бутылкой и поглядывая туда, откуда доносился шум.

– Когда-нибудь я получу свой бокал мадеры, а, Простофиля? – рявкнул Такстон. – Чего ты трясешься весь, это же твои родственники, только побольше!

Тут из-за деревьев выскочил гигантский зверь: двуногий, с огромной пастью и явно голодный. Сделав три прыжка по траве, он остановился и посмотрел сперва налево, потом направо. Его глаза, от которых до земли было добрых футов двадцать, обнаружили на лужайке потенциальную закуску. Пасть раскрылась, и из нее высунулся темно-красный язык, затем медленно втянулся обратно, проскользив по рядам острых зубов. Чудовище повернулось на могучих задних ногах и направилось к лужайке, набирая скорость.

– О господи, тираннозавр! – воскликнул Джин, хватая Линду за руку и оттаскивая ее назад.

– Харак! – рявкнул Снеголап.

Простофиля отшвырнул бокал и бутылку мадеры и бросился в лес.

Далтон спокойно зафиксировал попадание и направлялся теперь к своей сумке. Такстон готовился ударить по мячу, сосредоточенно прижав подбородок к груди.

– Далтон, старина, не будете ли вы так любезны…

– Делайте свое дело, – сказал Далтон, доставая из сумки странного вида оружие из голубовато-зеленого металла с кривым прикладом и расширявшимся на конце стволом. Далтон приложил приклад к плечу и прицелился в зверя.

Звука выстрела слышно не было.

Зверь замедлил свой бег, и на его ящеровой физиономии появилось озадаченное выражение. Грубая кожа на его голове и шее начала быстро менять цвет, от серо-зеленого до ярко-красного. Из верхушки костистого черепа повалил пар.

Затем голова взорвалась фонтаном крови, плоти и отвратительной розовой массы. Глаза вылетели наружу, и из глазниц ударили струи кипящего мозга. Монстр успел сделать еще несколько шагов, прежде чем его массивные задние ноги подогнулись и тело рухнуло наземь. Он лежал неподвижно, а то место, где должна быть голова, напоминало груду горячего тушеного мяса.

Такстон ударил по мячу. Мяч описал широкую дугу поперек лужайки, потом, коснувшись края лунки, сначала обошел ее по спирали, словно падающая на солнце планета, и лишь затем упал в отверстие.

– Ради всего святого, вы видели? – Такстон огляделся вокруг в поисках зрителей. Линда округлившимися глазами смотрела мимо него, прижав ладони ко рту. Снеголап и Джин бежали к упавшему зверю. Далтон трусцой поспешал следом.

– Проклятье. Лучший удар в моей жизни – и никакого внимания…

Такстон начал звать Простофилю, которого нигде не было видно.

Джин, насколько смог, приблизился к туше.

– О боже, – произнес он, отгоняя ладонью тошнотворные испарения. – Фу! Ну и вонь.

Подошел Далтон.

– Эти зверюги обычно держатся в низинах, но порой какой-нибудь бродяга заворачивает сюда и доставляет нам хлопот. Этот, похоже, уже стар и уступил свой гарем кому-то помоложе.

– Где вы это взяли? – поинтересовался Джин, кивнув на ружье Далтона.

– Это? Купил за золото, которое недавно намыл в пустынном мире.

– Не понимаю. Если тут доступна такая технология, к чему все эти дурацкие мечи? – Джин похлопал по рукояти своего древнего оружия.

– Хороший вопрос, – ответил Далтон. – Все дело в том, что подобные устройства не работают внутри замка. Не работает почти ничего, даже электричество.

– А как насчет пороха?

– Мне говорили, что порох действует, но достаточно простейшего заклинания, чтобы помешать ему воспламениться.

– Ничего себе… Послушайте, а как работает эта штука? Вы знаете?

– Нет, не знаю. И не знаю, из какого она мира.

Медленно подошла Линда, будто некая сила притягивала ее к жуткому трупу. Бледная как мел, девушка посмотрела на останки.

– О боже… – проговорила она.

– Слушай, Линда, – с невозмутимым видом обратился к ней Джин, – ты не могла бы принести из холодильника ложку – если, конечно, она у Простофили найдется?

У Линды отвисла челюсть.

– Лож…

– Да, или вилку, или что-нибудь в этом роде. – Джин вынул меч из ножен, воткнул острие в тушу и вырезал кусок мяса. – А то этой штукой трудновато есть.

– О… о…

Зажав рот руками, Линда повернулась и бросилась прочь.


Содержание:
 0  Замок Опасный : Джон Ченси  1  Замок. Западное крыло. Южная стена : Джон Ченси
 2  Где-то в другом месте : Джон Ченси  3  Внутренний двор. Юго-юго-восточная башня : Джон Ченси
 4  Южная башня. Возле караульного помещения : Джон Ченси  5  Замок. Восточное крыло. Семейные апартаменты : Джон Ченси
 6  Замок. Где-то в другом месте : Джон Ченси  7  Замок. Восточное крыло. Королевская столовая : Джон Ченси
 8  Замок. Королевский редут : Джон Ченси  9  Замок. Где-то в другом месте : Джон Ченси
 10  Внешняя оборонительная стена. Юго-восточная башня : Джон Ченси  11  вы читаете: Замок. Восточное крыло. Арсенал : Джон Ченси
 12  Замок. Западное крыло : Джон Ченси  13  Где-то в другом месте : Джон Ченси
 14  Замок. Верхние уровни : Джон Ченси  15  Замок. Возле решетки главных ворот : Джон Ченси
 16  Где-то в другом месте : Джон Ченси  17  Замок. Где-то в другом месте : Джон Ченси
 18  Замок. Нижние уровни : Джон Ченси  19  Замок. Средние уровни : Джон Ченси
 20  Замок. Нижние уровни : Джон Ченси  21  Замок. Верхние уровни : Джон Ченси
 22  Замок. Верхние этажи : Джон Ченси  23  Библиотека : Джон Ченси
 24  Зал Мозга : Джон Ченси  25  Семейные апартаменты : Джон Ченси
 26  Нижние уровни : Джон Ченси  27  Средние уровни : Джон Ченси
 28  Королевский кабинет : Джон Ченси  29  Нижние уровни : Джон Ченси
 30  Королевский кабинет : Джон Ченси  31  Зал Мозга : Джон Ченси
 32  Где-то в другом месте, и снова там же : Джон Ченси  33  Подземелье, затем часовня : Джон Ченси
 34  Самые нижние уровни : Джон Ченси  35  Нижние уровни : Джон Ченси
 36  В небе над равнинами Баранты : Джон Ченси  37  Зал Мозга – и где-то в другом месте : Джон Ченси
 38  На равнинах Баранты : Джон Ченси  39  На вершине цитадели и у ее основания : Джон Ченси
 40  Использовалась литература : Замок Опасный    



 




sitemap