Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 2 : Галина Черная

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4

вы читаете книгу




Глава 2

Мы высадились на заросшем сорняками пригорке. Был жаркий полдень, середина лета. Внизу, на лугах, паслось стадо коров с телятами. За пастбищем чуть вправо, минутах в пятнадцати ходьбы отсюда раскинулась довольно-таки большая деревня с церковью в центре. Дома в большинстве были довольно бедные, покосившиеся крестьянские лачуги. Отдельными островками попадались и более зажиточные дворы. За деревней колосились пшеничные поля, уходящие за горизонт, там и тут были видны многочисленные фигурки людей. Невдалеке синели горы.

– Итак, растворяемся среди местного населения. Легенда та же, я – королевский егермейстер, ты – моя сестра, – в который раз повторил Алекс.

– А я просто кот, независимая личность, – подхватил агент 013…

– Я – Жаннет, а ты – Густав Курбе, – заключила я.

Командор удовлетворенно кивнул.

На мой взгляд, он был одет слишком изысканно для егермейстера, который к тому же еще долго был в пути и вряд ли должен был выглядеть таким чистюлей. Не знаю, насколько уж его наряд соответствовал костюму егермейстеров Людовика XV, но на складе командор уперся именно в этот фасон. Камзол из какой-то бархатозаменяющей ткани, сверху темно-зеленый кафтан, широкие рукава с обшлагами, два больших практичных кармана, штаны-кюлоты, которые под коленом застегивались на пуговку, белые чулки. На голове треуголка, а волосы гладко зачесаны и собраны в хвостик, завязанный черной лентой. (Самурайский бритый лоб давно уже оброс благодаря новейшему средству для роста волос. Это не реклама!) На ногах коричневые башмаки, за плечом – кремневое ружье с длинным стволом, заряженное серебряными пулями.

– Неплохо выглядишь, – восхищенно присвистнула я, – только не уверена, что егермейстеры одевались именно так. Но все равно вид у тебя потрясный!

– Спасибо, – отозвался Алекс. – Жаль только, что не могу сказать о тебе то же самое.

Я густо покраснела и закусила губу с досады. «Самовлюбленный тупой индюк!» Хуже всего было то, что он прав. Одета я была довольно просто: широкая полотняная юбка со сборками (ее еще крахмалить нужно), блуза с длинными рукавами, корсаж со шнуровкой, передник и несуразной формы чепец, а на ногах деревянные сабо. Все, конечно, чистенькое и отутюженное, но… в остальном, увы.

– Я не виновата, что меня одели как дуру, – надувшись, буркнула я. – Найду этого волка, отпинаю!

– За что? – полюбопытствовал кот. – За покусанных детей?

– За то, что он не живет в Париже, а выбрал себе какую-то дыру – богом забытую гористую местность, где обитают дикие люди, которые одеваются в подобное отрепье. – Я дернула за ненавистную юбку. – В Париже я могла бы наряжаться, как маркиза Помпадур.

– И тогда точно была бы дурой! – заключил Мурзик, презрительно фыркнув. – Терпеть не могу перебор бантиков и кружавчиков.

– Но это еще не все! – Я топнула ногой. – В кои веки довелось попасть в это время! Один шанс на миллион, что нас снова пошлют именно во Францию шестидесятых годов восемнадцатого века, и что же? Я вынуждена прозябать в этой дыре, вместо того чтобы сейчас развлекаться в Париже и крутить роман с виконтом Вальмоном. Каждая девушка грезит об этом, когда перечитывает «Опасные связи».

– Мы вообще-то по делу.

– Но… может быть, и в самом Париже еще попадаются недобитые монстры. Призрак Оперы, например, или Злой Гений Лувра? – попыталась оправдаться я, поймав тяжелый взгляд кота. Теперь уже и Алекс смотрел на меня неодобрительно.

– Тьфу! Где вам обоим понять бедную женщину! Пошли, блюстители нравственности. – И я решительно направилась вниз. Мои спутники спешно потопали за мной, понимая, что у меня плохое настроение и пустой болтовней меня лучше не беспокоить. Только спустя пару минут Алекс осторожно положил мне руку на плечо, я недовольно обернулась и встретилась с полными сочувствия серыми глазами моего товарища.

– Обещаю, – торжественно произнес он, – если эта шваль, Вальмон, будет проезжать мимо или ненароком остановится на постоялом дворе поблизости в одной из окрестных деревень, я доставлю его к тебе! Пусть даже он будет сопротивляться, как сто чертей в бочке, – ты его получишь. И горе ему, если он только посмеет отвернуться от тебя…

– Спасибо, ты настоящий друг! – с чувством произнесла я, стараясь сдержать слезы благодарности.

Деревня при ближайшем рассмотрении оказалась еще больше, чем виделось сверху. Дома на центральной улице были каменные или глинобитные на деревянном фундаменте, отштукатуренные сверху. В одном из них и расположилась двухэтажная гостиница, первый этаж которой занимал трактир «Баран и ворота». А мы расквартировались на втором, золотые монеты с профилем Людовика XV нам выдали на Базе, так что нужды ночевать в лесу не было. Номера скромные, но довольно сносные – беленые стены, два стула, медный таз для умывания, широкая кровать с кучей подушечек и в изголовье над ней деревянное, покрытое темным лаком распятие.

«Все равно романтика», – решила я, оставшись одна и, не в силах больше сдерживать эмоции, с хохотом с разбега прыгнула на застеленное белоснежными простынями ложе. Вот это да! Франция, век восемнадцатый. Бесконечные войны с Австрией, роскошная жизнь при дворе короля, балы, грандиозные празднества с фейерверками, шампанское, дамы в кринолинах, галантные кавалеры, интриги, сплетни, мушки – короче, полный отрыв! «После нас хоть якобинцы». Сказочная жизнь затягивала, закручивала, оплетала, обволакивала густым розовым туманом…

Я очнулась от настойчивого поскребывания в дверь – так обычно заявляет о своем приходе профессор. Боже, неужели я уснула?

– Здравствуй, не знаешь, сколько времени? – спросила я, впустив его в комнату.

– Уже вечер, – лаконично доложил мой друг. – Алекс успел познакомиться с жителями деревни, благодаря его липовым документам все верят, что он королевский егермейстер. Оказалось, что охотников на волка здесь пруд пруди. Наша гостиница ими просто кишит. Народ стекается со всех концов Франции, оставляя все дела и семью в надежде завалить популярного волчару.

– С чего вдруг такой энтузиазм? – зевнула я, садясь на кровать.

– Король и епископ Мандский обещали за его голову десять тысяч ливров.

– О! – оживилась я. – А сколько это будет на доллары?

– М-м… если полновесными золотыми людовиками, по спекулятивному курсу твоего времени… – начал подсчитывать кот.

– Надеюсь, мы не уедем, не взяв вознаграждения?!

– Это было бы глупо, – согласился толстун, и мы с ним обменялись понимающими взглядами. Тут пришел Алекс (слегка навеселе), он побывал в трактире, и теперь его немного пошатывало Снизу доноситесь сбивчивое пение. Знакомый мотив.

– Ребята досрочно выучили «Марсельезу»… ик! – пояснил командор, видя, что я заинтересованно прислушиваюсь. – Правда, я и сам… до конца не п-помнил слова, пришлось по ходу досочинить. М-можно я тут прилягу, чей-то ноги не держат…

Он бесцеремонно отодвинул меня в сторону и, даже не снимая обуви, рухнул на мою кровать, демонстративно захрапев.

– Вэк! Слов нет, а теми, что есть, во Франции выражаться не принято… Я его еще таким не видела, – ошарашенно выдавила я. – И часто он этак напивается?

– Да нет, агенты обычно не злоупотребляют, – спокойно отозвался кот. – Ничего страшного, сегодня на вечер у нас намечалось всего лишь прощупывание местного населения. Пока волк не объявится, не следует предпринимать активных действий. Сейчас восемнадцать тридцать, мы с тобой можем позволить себе маленькую прогулку по деревне, а Алекс пусть проспится.

Заперев бесчувственного «спасителя человечества» в номере, мы с профессором спустились вниз. Подвыпившие гости еще не угомонились, и хотя «Марсельеза» в переработке Алекса звучала довольно нелепо, только один человек в трактире, кроме трактирщика, не пел. Сидевший за дальним столиком худощавый тип в черном камзоле с колючим взглядом наблюдал за происходящим вокруг и время от времени что-то строчил в тетради, лежащей перед ним.

– Кто это? – спросила я у трактирщика, поправив медальон «переводчик».

– А, этот в черном? Это агент тайной полиции Меризо по кличке Замочная Скважина, – громовым голосом оповестил трактирщик, вытирая о фартук пальцы.

Услышав его стова, Меризо вжал голову в плечи и попытался стать меньше ростом, но, увидев, что на него не обращают ровно никакого внимания, бросил это дело и снова что-то застрочил в тетради.

Я выбрала свободный стол в углу. Кот примостился рядом, искоса изучая замызганное меню.

– Позвольте порекомендовать вам, мадемуазель, коронное блюдо нашего трактира, телячьи отбивные. Мы их так готовим, что просто пальчики оближешь, – услужливо улыбнулся хозяин.

– Мы подумаем, – строго сказала я.

– Значит, еще кто-то придет?

– Нет, мы подумаем с Пусиком. – Я смерила трактирщика строгим взглядом, указывая пальцем на кота, и тот поспешил отойти.

Котик был оскорблен:

– Как?! Меня – Пусиком?! Это меня, профессора университета, меня, секретного спецагента по борьбе с монстрами? – зашипел он, стараясь, выглядеть предельно грозно.

– Извини, Пусик, но это имя тебе очень подходит, – влюбленно произнесла я, позволив себе просто кощунственную вещь – игриво почесать его за ухом. – Ну не дуйся, давай лучше посмотрим меню. Тебе что? Тут есть утка по-мексикански, луковый суп-пюре с сыром, отбивные, рагу «бланкет», форель под шубой…

По мере перечисления блюд кот постепенно успокаивался, к концу списка он незаметно замурлыкал, а список состоял из двадцати или около того блюд.

– Тогда мне, пожалуйста, вот эти…

– Слушай, это просто возмутительно! – перебивая воскликнула я. (Смущенный трактирщик, не задавая вопросов, тут же подбежал и подал мне вино за счет заведения. Всю бутыль мы оставили Алексу на опохмелку, но это к слову…) – Где лягушачьи ножки, я не пойму?! Это Франция или нет?

– Лягушки – это деликатесное блюдо, так же как и устрицы. Не обязательно они должны быть в трактире каждой богом забытой деревушки, как ты ее называешь, – укоризненно фыркнул Мурзик. – Кстати, от них толстеют.

– Утешил.

Мы сытно и вкусно отобедали (кухня тут была неплохая) и пошли знакомиться с местным населением. По дороге к выходу специально постояли возле сыщика Меризо, который испуганно прикрыл написанное рукой и проводил нас весьма недружелюбным взглядом.

В деревне нам встретились подвыпившие солдаты, которые громко распевали «Марсельезу». Видимо, песенка быстро распространялась…

– Чудесно! Замечательно! Феерично! Какая экзотика – королевские солдаты! – как можно громче произнесла я, обращаясь к коту и бесцеремонно, как музейные экспонаты, разглядывая четверых солдат. Парни поспешили свернуть с дороги, я слышала, как их предупредил командир: «Сумасшедшая… наверное, из Парижа, не надо с ней связываться».

– Солдаты тут по той же причине, что и мы, – ищут волка, – пояснил профессор, когда мы с ним прошли несколько шагов. Я обернулась. Один нетрезвый солдат говорил другому, остановившись между двумя домами и пошатываясь:

– Вот это наш дом.

– Нет, олух несчастный, тут расквартирован отряд Лебурье, нам вон к тому дому.

– А я говорю, что мы зашли не в то село, – вмешался третий.

– Похоже, они заблудились, – хмыкнула я. – Представляю, какую конкуренцию они нам составят в поисках волка.

Мы двинулись дальше. Увидев скопление женщин возле колодца, галдящих на всю округу, я поспешила к ним, в надежде подслушать что-нибудь интересное.

– Мари Анна снова спуталась с мужем Софи, и та сегодня пойдет трепать ее за волосы, – щебетала одна, ожидая своей очереди к колодцу.

– Как интересно! – воскликнула ее слушательница, восхищенно округлив глаза. – О, то есть я хотела сказать, несчастье-то какое!

– Я хочу с тобой поделиться по секрету, дорогая Мари, мы с Жаном Пьером наконец-то решили пожениться, – шепотом сообщила стоящая рядом со мной девушка своей подруге. От этой невинной фразы на всю деревню разнеслись визг и крики.

– Что?! Что ты сказала, стерва? Жан Пьер женится на мне, мы с ним договорились об этом только вчера вечером. – С другой стороны колодца появилась рыжая девушка и с грозным видом замахнулась деревянным ведром на не к месту разоткровенничавшуюся односельчанку. Я предусмотрительно отодвинулась на шаг в сторону.

– Эй вы! Две лгуньи паршивые, ведьмы драные! Заритесь на чужое счастье, плетете невесть что, а все потому, что завидуете. Ведь Жан Пьер любит меня вот уже последние две недели и только сегодня утром сделал мне предложение, – встряла третья красавица. Две «претендентки», до этого сосредоточенно царапавшие друг другу лица, тут же объединились и переключились на новую соперницу.

Мы с Мурзиком, как и остальные, с интересом смотрели на драку и даже делали ставки. Одна женщина быстро собирала деньги и карандашом делала отметки на клочке бумаги.

Я поставила на вторую, рыженькую. В это время стоявшая рядом со мной скромного вида девушка обратилась ко мне:

– Привет, меня зовут Жослин.

– А меня Жаннет.

– Знаешь, нет смысла в выяснении их отношений. Ведь Жан Пьер еще только полчаса назад как признался в любви мне, а венчаться мы решили уже завтра.

О, как же мне захотелось собственными глазами увидеть этого легендарного Жана Пьера! Драка закончилась, победителей не оказалось, все три женщины были изрядно потрепаны, но в принципе без особого перевеса. Сельчанки, делавшие ставки, с помощью пинков и колотушек выбили свои деньги обратно с букмекерши, которая под шумок собиралась улизнуть. Я тоже вернула свою мелочь. Женщины стали расходиться, а я решилась задать вопрос моей новой знакомой:

– Слушай, а что сейчас говорят насчет жеводанского оборотня, он давно уже не проявлял себя?

– Нет, в последний раз его видели неделю назад, какой-то парень тащил его из трактира, упившегося почти до бесчувствия. Они вдвоем орали песни и скрылись в лесу. А что?

– Да нет, ничего, – слегка опешив от услышанного, протянула я. – Но разве его не ловят?

– Конечно, ловят, ведь он, говорят, уже съел больше двухсот человек. За один присест, по слухам, этот Волк съедает по две тушки, – спокойно разъяснила мне девушка.

– Кого?! – вытаращила я глаза. – О, то есть понятно. Просто это… так жутко звучит, извини. Так что, он тут сидит в кафе, то есть в деревенском трактире, и его еще никто не поймал? Как такое возможно?

– Охотники тоже были вдрызг пьяны, они ведь пили вместе, – охотно объяснила сельчанка, глядя на меня своими простодушными глазами.

– Восхитительно! Вас что, устраивает, что он тут всех ест?!

– И вовсе не всех! То есть он, конечно, может съесть всякого, но ты не представляешь, какая у нас жуткая скука… С появлением Волка в нашу деревню зачастили люди, многие так и оседают здесь на постоянное жительство. А как оживилась торговля сувенирами…

– Вэк! – не смогла удержаться я. – Ну-ка, ну-ка, расскажи поподробнее, может, я тоже вложу средства в гостиничный бизнес.

– Как? Ты что, совсем-совсем ничего не знаешь? – недоверчиво вопросила моя собеседница, глядя на меня, как на столичную журналистку.

– Да просто хочу освежить память, – беспечно ответила я. Жослин только пискнула от восторга, ведь рассказать-то хотелось, и стала выливать на меня все, что слышала о Волке.

– Ну, говорят, что Зверь – это на самом деле и не волк никакой, а вервольф. Днем он человек, а ночью, надев волчью шкуру, становится Зверем. Его нельзя убить даже серебряными пулями, и он способен соблазнить любую девушку. А благодаря тому что он сделал наш Жеводан знаменитым, никто из местных никогда не станет помогать приезжим охотникам. Подозревают даже, – тут девушка сделала мне знак нагнуться к ней поближе и многообещающим шепотом сообщила мне на ухо, – что это наш деревенский староста Жак Коротышка.

– Да-а?! – в том же тоне откликнулась я, подумав про себя, с какой же дурой связалась.

– Почти наверняка это он. – Девушка убежденно кивнула. – Во-первых, больше некому, во-вторых, ему и положено заботиться о благе деревни, а еще… О, вон, кстати, он сам идет.

Вдалеке показался невысокий старичок, прихрамывающий на обе ноги, при ближайшем рассмотрении оказалось, что у него просто ноги колесом и хромотой он не страдает. Увидев нас (или, скорее, мою собеседницу), старичок в ужасе попятился и, обернувшись кругом, бросился бежать с неожиданной для его возраста резвостью.

– Странный у вас какой-то староста.

– Действительно, я только сейчас стала это замечать. – Жослин задумчиво наклонила голову вбок. – Не далее как вчера вечером я ему битых три часа объясняла, почему Жан Пьер никогда не женится на его уродине дочери, а сегодня он от меня убегает… Ну так вот, о Волке еще говорят, будто он кроме человечины очень любит утку по-мексикански. Поэтому в нашем деревенском трактире ее подают как «любимое кушанье жеводанского оборотня», это привлекает массу посетителей. Под влиянием всеобщей шумихи, созданной вокруг Зверя, трактирщик даже подумывает переименовать свое заведение и назвать его «Волк и бабушка».

– А почему «Волк и бабушка»?

Или тут все сумасшедшие, или я начинаю медленно сходить с ума.

– Потому что «Волк и Шапочка» уже есть в соседней деревне, – пояснила, дивясь моей непонятливости, Жослин. – Ведь Красная Шапочка, бывшая любовница Зверя, жила именно там.

– Потрясно! У него еще и любовниц полный пучок… Ну все, я пошла. – Я попыталась сбежать.

– Подожди, это еще не все, – затрещала Жослин, хватая меня за руку, – еще говорят…

И тут я заметила, что профессора рядом нет.

– Слушай, ты не видела моего кота? – немного встревоженно спросила я.

– А, этого серого толстячка? Я не знала, что это твой кот. Он ушел уже довольно давно, во-он в ту сторону. – Она показала вдоль деревенской улицы.

– Спасибо. Но мой кот никакой не толстячок, это здоровая мужская полнота! – разделяя слова, четко произнесла я, страшно обидевшись на такой пренебрежительный отзыв о моем боевом товарище.

После чего с гордо поднятой головой, стуча деревянными башмаками, пошла в указанном направлении. Жослин так и осталась стоять, пришибленная моим равнодушием к ее информации. Мне не терпелось найти агента 013 – не гулять же весь вечер одной. Юбку все время приходилось приподнимать, чтобы не споткнуться, чепец съехал на затылок, а мысли были о… разном, в основном об Алексе.

Неожиданно дорогу мне перегородил усатый парень в форме и сказал, что он драгунский капитан Леон.

– Ну и что? – буркнула я тоном, не располагающим к дальнейшему общению, и попыталась его обойти. Однако француз не собирался уходить так быстро, а, наоборот, горел желанием познакомиться. Он обаятельно улыбался и не распускал рук, поэтому я снизошла до того, чтобы назвать свое имя. Что же, раз уж не удалось узнать ничего путного от сельчанки, может, капитан драгун знает побольше, и ради этого с ним стоит хотя бы недолго пообщаться. Мы шли по деревенской улице, капитан суетливо подпрыгивал, петушился, травил анекдоты, хвастался, осыпал меня комплиментами. Говорил, что он родом из Нормандии, а там живут лучшие во всей Франции парни, срывал придорожные цветы и совал мне в руку (я их украдкой выкидывала, уж слишком пыльные попадались…). В общем, капитан делал все, что в его понимании должно было непременно сразить мое сердце. Слушая его вполуха, я мрачно выглядывала везде твоего кота.

– Вы кого-то ищете, мадемуазель? – ревниво вопросил мой поклонник.

– Я ищу своего кота Пусика, – сухо ответила я. – Но ничего страшного, думаю, он не пропадет. Лучше скажите, если не секрет, как вы собираетесь уничтожить жеводанского оборотня? Мне кажется, что для ваших вояк это безнадежное дело…

– Мы ждем, пока он снова покажет себя, – помрачнел капитан. – В последний раз он напал на молочницу в паре лье отсюда, у обрыва, мы организовали облаву, но все напрасно, в ловушку попал медведь, когда мы его обнаружили, он надавал всем тумаков и сбежал. А Толстому Жану вообще ободрал ухо, причем левое!

– О-о, какая трагедия…

Леон потер шею, наверное, вспоминая тяжелую лапу медведя, но уже через секунду беспечно улыбнулся. В общем-то парень он был беззлобный и даже симпатичный, черноволосый и скуластый. Но говорить с ним больше было не о чем, и я сослалась на безнадежно больную бабушку, сидящую дома в одиночестве, и попыталась распрощаться, но парень был на удивление прилипчив и отвязался, только увидев в конце улицы знакомых девушек, которые призывно махали ему рукой, безудержно хохоча. Бедняга, повинуясь естеству, извинился и вскачь понесся к ним.

А я, вздохнув свободно, вдруг почувствовала дикую усталость и решила, что кот действительно не пропадет и сам вернется домой. А до гостиницы я вполне доберусь и без его помощи. Боясь заблудиться, я пошла той дорогой, которой сюда забрела. Идя мимо низких глинобитных крестьянских домиков, утопающих в зелени фруктовых деревьев и кустов, я вдруг услышала кошачьи крики и призывное мяуканье. Так бывает, когда коты решают оторваться по полной программе с дракой, питьем селедочного рассола, как известно, самого хмельного кошачьего напитка, и настойчивыми ухаживаниями за местными кошками. Эти крики доносились из чьего-то заросшего бузиной сада. Я решительным шагом направилась прямо туда и гавкнула изо всех сил! Мелькнули кошки, бросившиеся врассыпную, но я вовремя успела приметить и выхватить из кустов за шкирку грязного серого кота, лишь отдаленно напоминающего чинного и приглаженного профессора.

– О, извините, агент 013, я вам не помешала? – нарочито вежливым тоном осведомилась я, поставив кота на землю. Тот поднял на меня слегка осоловевшие зеленые глаза, покачался на задних лапах и выдал возмущенным тоном целую тираду:

– Что, я не имею права на личную жизнь?! Тут – этакие киски ходят, шерше ля фам, настоящие француженки! Когда доведется еще раз побывать в этой стране любви? Иди спать, киска, тьфу ты, девочка, и не пытайся учить старших. О, мон шер… лямур, лямур, лямур!

Замурлыкав, он демонстративно повернулся и бросился в кусты. Когда я уже вышла на дорогу, то снова услышала кошачьи серенады, еще более громкие и яростные.

«Ну, я вам это еще припомню, – рычала я, быстрым шагом направлясь к гостинице. – Сами развлекаются, как хотят, даже этот ханжеский кот раскрыл наконец свою истинную сущность, а меня оставили, бросили одну. Один пьет до поросячьего визга, другой по бабам… тьфу! по кошкам завинтилился! Вот наплюю на вас и на вашего драного волка и уеду в Париж – узнаете тогда. Я теперь агент, и вы несете за меня ответственность, будете искать как миленькие, пока не найдете. Но и тогда не факт, что я к вам вернусь, просите меня, умоляйте, а я, может, предпочту останься в Париже и в этом времени, зачем мне домой?! Ничего, поживу без мамы, зато увижу французскую революцию. Хотя тогда мне будет лет пятьдесят, болезни замучают. Нет, как-то не в кайф это получается…… Или, еще хуже, суд Робеспьера на гильотину отправит! Не-е, лучше жить сегодняшним днем. Найду Вальмона и соблазню его! Буду как маркиза де Мертей, куплю себе замок на вырученные от поимки Волка денежки. А что, я и сама его прекрасно поймаю! Потом устрою себе литературный салон, подружусь с Руссо и Вольтером, а Ватто и Буше будут писать с меня Коломбин. Хотя нет, похоже, этих двух художников уже нет. Ну да это поправимо, замена всегда найдется, Делакруа какой-нибудь…»

Бурча под нос и глядя под ноги, я не заметила, как вышла на задний двор гостиницы и стала спускаться к пустырю, куда сваливали мусор всей деревней. Уже смеркалось.

– Отлично выглядишь, крошка! – раздалось рядом. Опять Леон, этот ловелас несчастный деревенского масштаба вернулся, потому что у тех девчонок у него ничего не выгорело.

– Слушайте, Леон, – я, рыча, подняла глаза. Но это был не он… Мама дорогая! Передо мной, облокотившись о выступ замурованного окна, на задних лапах стоял не кто иной, как гигантский Волк со свалявшейся бурой шерстью. Пока я столбенела, раскрыв рот, Зверь, наслаждаясь произведенным впечатлением, передней лапой почесал себе косматую шею и снова выжидательно уставился на меня.

– 3-здравствуйте, в-волчишка, – дрожащим голосом пролепетала я, тем не менее пытаясь выказать пренебрежение к его персоне. Понятно, что этот тип отличается повышенным самомнением. Терпеть таких не могу… Надо же было хотя бы попытаться поставить его на место. А перед смертью можно многое себе позволить.

– Ха! Волчишка?! – почему-то обрадовался Волк. – Хм, пикантно, еще ни одна девчонка меня так не называла, звучит так воркующе-нежно… Мне нравится.

В его огромных, красных, по-звериному выразительных глазах появился неподдельный интерес.

– Может, прогуляемся? – с улыбкой предложил он. Возможно, обычные волки не улыбаются, но этот точно умел это делать, к тому же с весьма многозначительным видом, почище любого киношного Вальмона, галантным движением подал мне лапу.

– Вы предлагаете прогуляться по пустырю? – набравшись храбрости, уточнила я, глядя на волчару снизу вверх.

– Конечно, но, если вас что-то смущает, прошу, не молчите, – заботливо проговорил серый кавалер, накрыв правой лапой мою руку.

– А… э-э… может, будет гораздо удобнее, если вы пригласите меня на чашечку кофе? Трактир рядом, к тому же становится прохладно… – стараясь быть убедительной, выпалила я.

Волк нахмурился (я задрожала), он спокойно, но уже со льдинкой в голосе произнес:

– Не считайте меня за круглого идиота, мадемуазель, в трактир мне сегодня вечером никак нельзя, да и завтра навряд ли. Потому что теперь на этом постоялом дворе поселился мой самый злейший враг – Густав Курбе!

Я аж подпрыгнула на месте.

– Но ведь он спит, – сболтнула я и тут же принялась корить себя и каяться, посыпая голову пеплом.

– Да?! Вы уверены? – Казалось, Волк раздумывает, в глазах его на мгновение мелькнула искорка злорадства, но только на мгновение, уступив место беспокойству. – Конечно, можно бы воспользоваться и расправиться с ним раз и навсегда, но слишком рискованно. Придется повременить. – И он снова с улыбкой обернулся ко мне: – Какие-нибудь еще есть предложения?

– Ну, может, тогда просто погуляем по деревне, я только сегодня приехала и не успела осмотреть все достопримечательности. Уже стемнело, так что вы никого не смутите, и нам дадут спокойно пообщаться.

Волк серьезно задумался:

– Вообще-то я эту деревню знаю вдоль и поперек, тут точно смотреть нечего. Из достопримечательностей разве что местные барышни, но сегодня вечером я только ваш. – Мой ухажер галантно поклонился. – О! Есть идея, ты сядешь мне на спину, и я мигом доскачу до ближайшего городка, там у меня есть безопасные места, где можно веселиться всю ночь напролет.

– Когда это мы успели перейти на «ты»?

– Ой, ну не строй из себя недотрогу, детка… Поехали!

– Пожалуй, нет, это перебор, я и так сегодня поступилась всеми принципами, – старательно смутилась я. – Вообще-то не в моих правилах гулять с незнакомыми волками.

– Но я ведь необычный волк, – выпятил грудь назойливый кавалер, – к тому же ты меня знаешь, зачем скрывать? Сейчас у меня пик популярности, о жеводанском оборотне знают во всей Центральной Франции, от Гаронны до Сены, не говоря уже о том, что весь Парижский двор только обо мне и судачит. Знаешь, как порой икается?

– Да неужели?

– Ага! Да и охотники время от времени достают. Все-таки популярность – вещь обременительная, – скромно потупив глаза, проговорил он. – Но тебе не нужно строить из себя целомудренную барышню, я же сразу понял по твоему лицу, что ты таковой не являешься. Хе-хе, – подленько захихикал он. – Но все равно ты трогательная милашка…

«Вот разбойник мохнатый, как же сейчас хочется дать ему пинка!» – мстительно думала я, гуляя с ним под руку по пустырю. А куда денешься? Он же просто волочит меня за собой…

– Слушай, волчишка, откуда ты знаешь Густава Курбе? Просто он мой не совсем близкий знакомый, но Густав ни разу не рассказывал мне о том, что встречался с тобой.

– О, это еще тот тип, чувствую, попортит мне шкуру! Лично я его никогда не видел, но благодаря своим связям знаю, что он сильный враг. Как известно, у великих много врагов, которые вырастают из завистников. Они пытаются ухватить хотя бы толику моей славы, просто как паразиты на теле. Ты думаешь, им нужны десять тысяч ливров, которые они могут получить за мою шкуру? Нет, они знают, что этих денег все равно не хватит на всех, и пытаются хотя бы потереться около и просто примазаться к моей фантастической популярности. А Густав Курбе, он не из них, и он даже не тот, за кого себя выдает. О, что-то я разболтался, разве с хорошенькими барышнями говорят на такие серьезные темы? – перешел он на игривый тон.

– Так кто же ты на самом деле? Умеешь разговаривать как человек, и еще много чего в тебе есть, что выгодно отличает тебя от обычного животного, – задумчиво спросила я, с любопытством заглядывая ему в глаза. Главное – не дать разговору закончиться и не переставая отвлекать волчару – мало ли что ему взбредет? Я даже думать об истинных его намерениях не хотела.

– Больно ты любопытна, крошка, для обычной деревенской девушки, – с подозрением проговорил Волк, слегка отстраняясь и, глядя на меня уже совсем другим, звериным, взглядом, медленно произнес: – Попробуем, какая же ты на вкус…

– Бабушка-а!!! – не своим голосом завопила я.

– Ты чего? – опешил Волк.

– Извини, я не то хотела сказать. А-алекс!!!

И тут с крыши гостиницы, у задней стены которой мы стояли, на нас упала сеть, раздались выстрелы, полетели камни! Свист, вой, огни, улюлюканье! Мы с Волком как угорелые бросились в разные стороны, он легко порвал сеть, вырвавшись на свободу, и прыгнул в ночь. Я видела бегущих к нам людей с ружьями, рогатинами, вилами. Запутавшись в сети, я бросилась к ним навстречу, рухнула и тут же почувствовала, как меня схватили в охапку. Пришлось вновь брыкаться и орать:

– Отпусти, волчара позорный! А-алекс!!!

– Это я и есть, твой Алекс. Не надо меня бить, пожалуйста, – взмолилось существо, схватившее меня, ослабляя хватку.

Я вытаращила на него глаза. Точно, это был Алекс. Волка и след простыл. Народ остановился в недоумении, похоже, никто не заметил, куда он делся.

– Сначала зовет, потом пинает, что за манеры у тебя, Лина Жаннет? – раздраженным тоном выпалил Алекс. – Я с голыми руками кидаюсь между тобой и Волком, спасаю тебя от верной смерти, и вот она – благодарность?!

Я была готова его укусить, командор предусмотрительно отпрыгнул в сторону. Охотники, солдаты, крестьяне – все столпились кучей и галдели. Один говорил, что Зверь кувыркнулся в воздухе и исчез, другой, будто тот превратился в летучую мышь, третий шутил, что оборотень спрятался у меня под юбкой. Его я постаралась запомнить…

Жак Коротышка суетился больше всех, призывая народ сейчас же идти в лес и завалить Зверя, больше ему некуда деваться, наверняка он туда и побежал. В толпе мелькал Меризо Замочная Скважина и прислушивался. Получалось, Алекс успел ближе всех прикоснуться к Зверю, а значит, с него и спрос. Я бросила в его сторону гневный взгляд, ружья при агенте не было и в помине.

– Слушай, хитромудрый охотничек, а где твое ружье с серебряными пулями? Ты, вообще, осознаешь, что больше такого шанса не представится? Десять тысяч ливров, между прочим, на дороге не валяются, да и Почетная грамотка от начальства была бы уже у тебя в кармане, а я знаю, что она тебе дороже десяти тысяч ливров. Как ты мог так облажаться?

– Тебе, кстати, крупно повезло, что я поблизости ошивался. Извини, что, когда выхожу по нужде, про ружье как-то не вспоминаю. Конечно, услышав твой крик, я мог бы побежать за ним на второй этаж, почистить, зарядить и без суеты вернуться сюда. Но ты бы потом сама обвиняла меня в черствости и эгоизме!

Нет, я тоже высказала ему все, что я о нем думаю, но какой смысл ругаться? Разумнее было пойти спать, тем более что время приближалось к полуночи. Люди стали расходиться, глупо тащиться в лес ночью, тем более не факт, что их там кто-то заждался, а завтра рано утром многим выходить на работу. Меризо тоже исчез, видно, и тайным агентам отдыхать все-таки нужно, хоть иногда.

– А где агент 013? Ты его не видела? – зевнул командор, когда мы поднимались по лестнице.

Я проигнорировала его вопрос, хлопнув перед самым носом дверью своей комнаты.

– Завтра с утра идем в лес, сестричка, ставить капканы, – крикнул он, приложив губы к замочной скважине, – в девять утра я зайду за тобой, чтобы была готова.

Я слышала, как он, удаляясь, насвистывает «Марсельезу», а потом и скрип двери его с Мурзиком номера.

Можно было отдышаться и позволить себе расслабиться… Я причесалась, стоя над тазиком, умылась теплой водой из кувшина, разделась и легла, укрывшись одеялом. Наконец-то этот суматошный день закончился, и сон смежил мои ресницы. Мне стал грезиться Вальмон, который одновременно был и Алексом, и уборщиком на нашем постоялом дворе. Послышался какой-то шум, и я мгновенно очнулась. В стекло кто-то стучал, вернее не стучал, а кидал камешки. Я вскочила с кровати и подошла к окну. На опустевшей улице, залитой лунным светом, прямо под моими окнами стоял Волк. Заметив, что я его увидела, он призывно замахал лапой, вероятно приглашая на прогулку, и многозначительно подмигнул. Решив признать его галлюцинацией, я показала Зверю язык и спокойненько проспала до самого утра…

Едва светало, когда я проснулась от таких громовых ударов в дверь, словно ее пытались пробить тараном. Выскочив из постели в одной ночной рубашке, я рванула щеколду, дабы обрушить на ранних гостей, кто бы они ни были, хоть старикашка Людовик XV со свитой, все, что я о них думаю. На пороге стоял свежий как огурчик Алекс, одетый по-дорожному, за плечами ранец, в руках ружье, а у ног его сидел агент 013. Но этот был, похоже, не в таком радостном расположении духа. После вчерашнего у кота были еще мутные и покрасневшие глаза, а шерсть на спине склеилась от селедочного рассола. Я только раскрыла рот, как «мой брат» меня опередил.

– Жаннет, ты еще не готова?! Сколько прикажешь тебя ждать?! – раздраженно выпалил он, пряча благожелательную улыбку. Я только собиралась вставить слово, но мне опять помешали: – Мы ждем тебя внизу, в трактире. Надеюсь, десяти минут тебе хватит, чтобы собраться, – строгим голосом напомнил командор. После чего, резко повернувшись, быстро спустился по лестнице, не оставив мне возможности высказаться. Кот еле поспевал за ним, его еще здорово пошатывало после вчерашнего.

Как видите, выбора мне не оставили, поспать все равно уже не удастся, поэтому я скоренько привела себя в порядок: оделась, умылась и спустилась вниз.

– Во сколько ты должен был за мной зайти, братец? – окинув Алекса недовольным взглядом, спросила я, опершись руками на стол. – В девять! А сейчас еще нет и семи!

Но ожидаемых мук совести мои слова у него не вызвали, он просто зевнул и равнодушно пожал плечами. В трактире еще ничего не готовили, потому что посетителей не было, но для нас на скорую руку был сделан омлет с грибами, а коту мы взяли для больной головы гофмановский селедочный рассол.

Спустя полчаса мы уже шли по деревне сытые, суровые, и настроение у всех было заметно приподнятое. Жизнь вокруг кипела. Крестьяне с косами направлялись на сенокос, пастух гнал коров на пастбище, женщины выгоняли скотину за ворота. Командор подмигнул какой-то востроглазой девушке и обменялся с ней подозрительно-заговорщическим взглядом. Мне это почему-то совсем не понравилось, я обернулась и показала ей кулак. Мы неторопливо шли через луг, нас обгоняли другие охотники, с ног до головы увешанные капканами и оружием. Невдалеке в том же направлении, что и мы, шествовал какой-то странный тип – здоровый толстяк с гренадерскими усами в женской юбке и широкой кофте. На ногах – деревянные башмаки, такие же, как у меня, только размеров на пять больше. Я сначала зажмурилась на мгновение, думала, видение исчезнет, но не тут-то было, оно не только не исчезло, но и направилось к нам.

– Его нам только не хватало, – процедил сквозь зубы Алекс, пояснив мне, что это Толстый Жан, очень активный ловец жеводанского Зверя. Драгунский сержант из отряда Леона. Правда, если бы еще к его рвению добавить немножко ума…

– Здорово, Жан. Как ты после вчерашнего? Вижу, вижу, неплохо выглядишь. Позволь представить тебе эту милую девушку – моя младшая сестра Жаннет. Вы даже тезки. Правда, на этом сходство заканчивается.

Толстый Жан уже схватил мою руку обеими своими лапищами и возбужденно тряс, улыбаясь во всю ширь своего простецкого доброго лица. Вид бывалого ветерана в женском платье не просто потрясал, а доводил до ступора. Я застыла, невежливо распахнув рот…

– Очень приятно познакомиться, мадемуазель. Много хорошего наслышан о вас от командира нашего отряда капитана Леона.

– Вэк…

– Что, что?! – переспросили Алекс с сержантом.

– Э-э… Очень надеюсь, что действительно только хорошее, – через силу улыбнулась я, на душе было довольно кисло – кто дал право этому зарвавшемуся капитанишке Леону трепать мое имя среди пьяных солдат?!

– Интересно, откуда Леон знает о тебе столько хорошего? Рассказал бы мне, я бы тоже, может, узнал что-то новое, чего раньше ну никак не замечал, – отвлеченным тоном, как бы между прочим, буркнул командор и принялся свистеть, дескать, что ему до всего этого абсолютно нет никакого дела.

– Извините, если не секрет, почему вы так необычно одеты? – не выдержала я, делая вид, что не замечаю реакции Алекса.

– Это приказ капитана, маскируемся под женщин, – улыбчиво разъяснил словоохотливый Жан. – Стараемся, так сказать, сыграть на мужской слабости Зверя. По-моему, это очень хитроумный маневр, и если сейчас Волк не клюнет, то его поимка дело безнадежное.

– А почему вы уверены, что Зверь обратит внимание именно на вас? – недоумевала я. От такой «красотки» можно было только шарахаться…

– Потому что наш отряд не просто оделся в женские одежды, но и будет всячески пытаться попасть Волку на глаза! Мы будем гулять по лесу, крутиться около речки, где его чаще всего встречают. Иногда он подглядывает за купальщицами, хи-хи! Если в это время я буду сидеть в камышах на берегу, то подкараулю Волка и застрелю его. А потом, кому же еще прихлопнуть эту бестию, как не сержанту армии французского короля? А французская армия самая сильная в Европе, мадемуазель, не подведем честь мундира!

С этими словами Толстый Жан сорвался с места и галопом побежал в лес, путаясь в складках юбки, из-под которой явственно выпирало короткое ружье. Кот, героически молчавший во время нашего разговора, встал на задние лапки и выразительно покрутил когтем у виска. Я была с ним полностью солидарна.

Когда мы уже ступили под сень деревьев, я спросила у Алекса:

– И что теперь?

– Раскидаем капканы, а потом… А-ай!!! Черт их всех раздери!!!

Бедняга Алекс попал в капкан. Такой мощный, огромный, рассчитанный, наверное, на медведя, мы и не заметили его сразу в высокой траве. Я встревоженно суетилась, пытаясь помочь командору освободиться, а кот в это время безмятежно точил когти о пенек и философствовал:

– Успокойся, Алекс, не подвывай так, каждому из нас в жизни уготован свой капкан. Тот, из которого ты сейчас на пару с Алиной пытаешься вытащить свой башмак, еще не из самых страшных. Погоди, друг мой, – оптимистично предрекал он, – вот женишься, и это будет еще тот капкан, почище десятков таких, в который ты сейчас угодил.

– Хватит каркать! О-е-е!!!

Наконец-то стальные челюсти были разжаты, а наш напарник освобожден. Приглядевшись, мы только сейчас узрели, что в лесу, насколько хватало глаз, под деревьями, кустами и на открытых полянках – все было усеяно капканами всех размеров и конструкций, которые только существовали на свете!

– Нам тут делать нечего, – заключил Алекс, потирая пострадавшую ногу и, прихрамывая, побрел прочь из леса. Мы с Пусиком, естественно, поплелись за ним. Профессор взял слово, когда мы вышли из леса.

– Пора разработать действенный план ликвидации жеводанского Зверя. Еще вчера утром мы наивно полагали, что уничтожить его будет легко, по крайней мере, легче, чем справиться с летающими головами. Теперь же, видя многочисленных претендентов на шкуру Волка, мы понимаем, что он, похоже, действительно неуловим. Признайте, что эти люди здесь намного дольше, чем мы, и не сидят сложа руки. Если поглядеть хотя бы на этого Толстого Жана и усеянный капканами лес, становится ясно: охота приобрела характер крупномасштабного действия! Но вернемся к Зверю… Несомненно, он не обычное лесное животное, но кроме этого мы ничего не знаем о его уме, привычках и способностях. Кто он?! Как ему удается ускользать так ловко во время облав, совершаемых столь периодично, что, похоже, они уже вошли в традицию, став для народа чем-то вроде развлечения. Несомненно, нам надо разработать тончайший план, но сделать это будет сложно, пока мы не узнаем, кто же на самом деле этот Волк – оборотень, демон, мистификация, исчадие ада или же кто-то еще и какие у него уязвимые места.

– Я знаю, что он любит утку по-мексикански, нельзя ли это как-то использовать? – Ничего более подходящего случаю сразу не вспомнилось. – Ее можно положить в капкан и…

Кот смерил меня взглядом, сокрушающимся о моей безысходной тупости.

– Деточка, этот Волк не глупее тебя, – сказал он, сузив глаза, и это еще было комплиментом моему уму.

– Все ясно. Придется подождать и посмотреть, как будут разворачиваться события, – заключил Алекс. – На эту операцию нам выделено две недели, так что время есть.

– Две недели в этой занюханной дыре?! Ребята, давайте на выходные смотаемся в Париж!

– Такой отдых мы пока ничем не заслужили. Будем ждать здесь, на крайний шаг пойдем только в крайнем случае.

– А что это за крайний шаг? – с любопытством осведомилась я, семеня рядом (на один шаг Алекса приходилось три моих, поэтому приходилось именно семенить).

– Использовать тебя как приманку, – спокойно ответил командор и посмотрел на меня так, как будто уже видел перед собой покойницу.

– Э-э, я так не согласна! – испуганно зачастила я. – Почему я?! Почему чуть что, сразу я? Это несправедливо! Пусть кот будет приманкой.

Профессор вновь одарил меня братоубийственным взглядом, но Алекс посмотрел на него очень внимательно, казалось всерьез обдумывая мои слова. Наконец он покачал головой:

– Нет, не сработает. Волк не поверит, что агент 013 – девушка. А ты единственная девушка у нас в отряде, к тому же вроде бы он уже положил на тебя глаз.

– Почему не поверит? Поверит! Мы только наденем толстуну чепец… – Кот возмущенно фыркнул и демонстративно отвернулся, задрав хвост. – Заставим ходить на задних лапах и строить глазки. Очень даже симпатичная выйдет девушка, усатая, полосатая – просто загляденье! – суетливо трещала я, всеми силами пытаясь убедить командора. Однако при более детальном взгляде пришлось признать свое поражение и…

О, новая идея!

– Ты прав! У кота с ростом проблемы, а на усатую лилипутку с кривыми ногами и хвостом Зверь точно не клюнет. Но вот ты со своей смазливой физиономией выйдешь такой потрясной красоткой, что Волк просто не сможет пройти мимо!

– Подожди, подожди, хочешь сказать, что я похож на девушку?! Да я специально несколько дней не буду бриться, увидишь тогда, гожусь я на эту роль или нет.

– Не имеешь права! – возмущенно воскликнула я. – Дело превыше всего, на спецзадании ты не можешь выставлять свои амбиции. К тому же сейчас явно не моя очередь. Один раз я уже заманила Зверя в ловушку, тебе оставалось сделать такую малость – просто пристрелить его, пока я из последних сил, рискуя своим здоровьем, удерживала Волка на месте. И даже тут ты ухитрился забыть ружье! – выпалила я махом, обвиняюще тыча пальцем Алексу в грудь.

– Странно, я слышал от него абсолютно другой вариант этой истории, – пробормотал себе под нос кот.

– Хорошо, не хочешь быть приманкой – не надо, – неожиданно спокойно отступил Алекс. – Думаю, дело с Волком вполне может решиться прямо сегодня вечером. По случаю переименования трактира «Баран и ворота» в «Волк и бабушка» сегодня будет презентация этого события и праздник для всей деревни. Я слышал накануне, жители рассчитывают сделать это мероприятие ежегодным. Они собираются его назвать День Страшного Волка – все-таки Волк их местная достопримечательность и привлекает туристов, что приносит немалые доходы в деревенскую казну.

– Ну и что? – спросила я, не понимая, какое отношение предстоящее событие имеет к нашему делу.

– А то, что Волк не преминет поприсутствовать на презентации новой вывески. Он слишком тщеславен, чтобы пропустить такое событие, окончательно утверждающее его наполеоновские амбиции.

– Понятно, – сказала я.

На деле понятного было мало. Неужели ребята рассчитывают застрелить Зверя, пока он будет торжественно перегрызать красную ленточку? Или будут палить навскидку в толпу, ориентируясь на голос…

Гадать можно было до бесконечности, разумнее просто дождаться вечера. Когда мы вернулись в деревню, Алекс с котом сказали, что идут в трактир. К тому же эти нахалы отвергли все мои попытки увязаться за ними, аргументировав это тем, что у них там будут чисто мужские посиделки, а мне лучше походить по деревне, прислушиваясь к разговорам ее жителей, – вдруг я услышу что-нибудь интересное о жеводанском Звере.

Лично меня подобное перераспределение обязанностей совсем не устраивало, я затопала ногами и стала возмущаться на всю улицу. Командор прямолинейно сказал, чтобы я заткнулась и уже воспринимала его предложение как приказ, что они с агентом 013 мужчины и у них больше прав, кроме того, их заранее пригласили на этот мальчишник в трактире, устраиваемый по случаю женитьбы Жана Пьера, насколько я помнила, местного героя-любовника. И напоследок, как бы оправдываясь, Алекс пояснил, что не пойти они не могут, потому что на мероприятии предусматривается бесплатная выпивка. А егермейстер, отказывающийся от бесплатной выпивки, выглядит более чем подозрительно. После чего ребята, развернувшись, с радостным прискоком рванули к трактиру, куда стекалось, как я только что заметила, почти все мужское население деревни, оставив всю дневную работу на своих женщин.

Мне ничего не оставалось, как, проводив своих товарищей тоскливым взглядом, отправиться вдоль по улице. От нечего делать в голову лезли самые пустые мысли, как, например: кого же все-таки выбрал Жан Пьер из четырех претенденток? Может, они кидали жребий? Или тыкались спицами через платок? И как, интересно, будет проходить праздник? Я знала, что на юге Франции устраивали бои быков и бега коров, но тут, в Оверни, люди к коровам, а коровы к людям относились гуманнее и понапрасну друг друга не беспокоили.

Я вышла на площадь у церкви. Здесь сидели кружком девушки и плели венки, выбирая более-менее пригодные ромашки из целого стога полевых цветов, сваленного рядом. Готовясь к празднику, некоторые из них украсили лифы платьев красными и фиолетовыми цветами. Крестьяне деловито готовили трибуну, которой служила старая разваливающаяся телега, сверху покрытая досками. Я немного побеспокоилась, что во время выступления оратора – а староста Жак Коротышка должен был произносить торжественную речь по случаю праздника – она почти наверняка рассыплется в труху или просто рухнет. С другой стороны подъехали фургончики с бродячими актерами, они стали устанавливать свою сцену, презрительно косясь на телегу.

Среди плетущих венки девушек я увидела трещавшую без умолку Жослин и направилась к ней.

– О, привет, Жаннет! – Всем своим видом Жослин показывала, что ей не очень приятно меня видеть, но она продолжила, почему-то поджав губы: – Не думай, я не в обиде, я тебя понимаю – каждая девушка у нас на селе мечтает об этом.

– О чем?! – У меня расширились глаза. Почему-то сразу представилось что-то очень неприличное…

– Ты прекрасно знаешь о чем, милая… Почему ты так смотришь? Не надо ради меня притворяться! Разумеется, о том, что сегодня вечером твоя свадьба с Жаном Пьером!

Я растерянно окинула взглядом лица всех девушек, ожидая, что кто-нибудь сделает опровержение, но все они молчали, уставившись на меня злобно-завистливыми взглядами.

– Э-э, девчонки, вы что-то путаете, – промямлила я.

Вся эта орава в любой момент могла вскочить и наброситься на меня с неконтролируемой яростью, тем более что тут присутствовали все четыре претендентки, считая Жослин. А она вдруг, сменив гнев на милость, кинулась мне на шею и стала искренне желать счастья, целуя и крепко обнимая. Я попыталась высвободиться, видя, что на нас уже косятся, но тщетно.

– Извини, не хочется тебя разочаровывать, – из последних сил, чувствуя, что мне уже не хватает воздуха, выговорила я. – Но я даже никогда не видела этого вашего любимчика, так называемого Жана Пьера. Кто тебе сказал, что я за него выхожу замуж? Вы меня с кем-то путаете.

Жослин наконец стала соображать. Она немедленно выпустила меня и впала в глубокую задумчивость. К сожалению, тут негде было достать кислородную подушку, в которой я больше всего нуждалась на данный момент, – хватая ртом воздух, я была вынуждена осесть прямо на землю. Встреча с Волком прошла для меня заметно легче, чем с этой ненормальной… Какой черт дернул меня к ней подойти, и что это за треп обо мне и местном донжуане? Жослин недоуменно смотрела на меня:

– Мне сказала Мари Анна, а ей Мария Луиза, а Марии Луизе призналась Мадлен Тибо, а Мадлен услышала об этом от своей тетки Симоны, которой рассказала Тереза Пирожница, а ей бабушка Марго, а бабушке Марго я не знаю кто. Получалось, что ты, Жаннет, сестра королевского егермейстера Густава Курбе, который только вчера появился в нашей деревне по приказу короля, давшего ему две недели на поимку жеводанского Зверя, выходишь замуж за Жана Пьера. А еще я слышала – король велел твоему брату, непременно связав, доставить волка живым в ближайший административный округ, где бедного Волчика должны будут судить и по вынесении приговора сначала повесить, потом отрубить ему голову, колесовать и под конец четвертовать, после чего все части его тела, кроме головы, собрать, поместить в самую большую пушку и выстрелить в сторону Австрии, а голову ваш брат должен положить в инкрустированный сундучок и доставить в Париж ко двору. Все это приказ короля, который я видела собственными глазами. Так что, ты не выходишь замуж?

Это была кульминация. Я почувствовала сильное головокружение и желание выругаться матом.

На протяжении всего рассказа подружки Жослин энергично кивали, подтверждая каждое ее слово. Я кляла себя за то, что вообще приблизилась к этим дурам, но теперь мне ничего не оставалось, как утолить их любопытство и рассеять сомнения.

– Нет, тут какая-то дикая ошибка! Я клянусь вам, что у меня и в мыслях не было намечать на сегодня свою свадьбу, тем более что такое ответственное решение я не стала бы принимать с бухты-барахты.

– А-а, так все-таки это правда! – вскричали сразу несколько сельчанок.

– Я не знаю вашего вшивого Жана Пьера, берите его себе с потрохами, без остатка. Он мне не нужен, сколько вам повторять?!

Кажется, девчонки начали мне верить. Но все же хотели быть уверенными до конца.

– Поклянись, что сегодня у тебя не будет свадьбы, – деловито потребовала Жослин. – И что ты никогда не выйдешь за Жана Пьера!

– Клянусь. – Но в душе в этот момент я засомневалась: если этот парень действительно такой красавчик, к тому же если он уже заочно согласен и даст мне французскую прописку, то почему бы и нет? Это стоило сделать хотя бы из-за того, чтобы досадить зарвавшимся сельчанкам, – ведь их зависть будет обеспечена, а что еще так удовлетворяет самолюбие женщины и делает ее счастливой, как не зависть окружающих женщин. Если я выйду за Жана Пьера, мне будут завидовать здесь так же, как завидовали бы дома, если бы я была женой Бреда Пита. Не меньше и даже больше, я думаю.

Поразмыслив таким образом, я помирилась с Жослин. Она и все девушки, услышав мою клятву, облегченно вздохнули (надежда к ним вернулась) и продолжили плести венки с заметно большим энтузиазмом.

Две женщины средних лет вешали огромные еловые венки на двери и окна деревенской церквушки. Я прошла мимо, собираясь выйти на луг и расспросить пастухов о Волке – неужели он никогда не нападал, пытаясь стащить ягненка? Если это так, то наше убеждение в том, что этот Волк мало чем, кроме внешности, похож на обычного, подтверждается еще одним фактом.

Переходя деревянный мостик через речку, отделяющую деревню от полей и пашен, я увидела сидящего под мостом человека, весьма странно одетого – в лохмотья серого цвета со следами черно-белых полос. На руках и ногах – браслеты кандалов с разорванной цепью. На черном от грязи лице сверкали голодные глаза. Он поманил меня пальцем. Я остановилась как вкопанная – разные люди тут попадаются.

– Здравствуй, мамзеля, не найдется какой-нибудь мелочишки в кармане, век воли не видать? – прохрипел он, смачно сплюнув, и выжидательно уставился на меня.

– Иди работай! – парировала я и, собираясь отправиться дальше, подобрала юбку, делая первый шаг. Но этот проходимец тут же выскочил из-под моста, перегородив мне дорогу.

– Ну че, тебе жалко, что ли? – неожиданно заканючил он. – Я шесть дней не ел, совесть-то имей.

– Же не манж па сис жур? – удивилась я. – Бывший депутат Государственной Думы?

– Нет! – Похоже, проходимец поразился еще больше моего, но тут же вернулся к прежнему плаксивому тону: – Ну не жлобись! Сама небось в две хари жрешь, когда обедаешь, вон как бубен-то отъела.

Я покраснела от досады и, собрав всю свою волю в кулак, одарила его презрительно-высокомерным взглядом.

– Отойди с дороги, бездельник, иначе я позову своего брата, человека с ружьем! – пообещала я, в душе не очень-то веря, что мое требование будет тут же выполнено. Оборванец и не подумал сдвинуться с места и посматривал на меня искоса весьма нахальным взглядом. Пришлось лезть в декольте за деньгами. Фиг с ним, до Алекса действительно не доорешься, а жизнь дороже. Я выкопала оттуда всю мелочь и отдала пройдохе. Тот, казалось, был удовлетворен, с возбужденно сверкающими глазами он пересчитал монеты, предварительно освободив мне дорогу. Я быстренько спустилась с мостика, пересекла рощу и вышла на тропинку в поле. И тут только заметила, что по пятам за мной следует Замочная Скважина.

Еще в деревне я обратила внимание, что он то и дело оказывается за моей спиной, но тогда не придавала этому значения. Пришлось остановиться и подождать – Меризо, по всему видать, топает за мной не меньше получаса, такое настойчивое внимание не может не льстить. Я с улыбкой глядела на приближающегося тайного агента, который, похоже, совсем не обрадовался перспективе общения со мной. Вжав голову в плечи, он затравленно оглянулся, посмотрел по сторонам, в последней надежде, что я жду совсем не его, а кого-то, кто сейчас вынырнет из густых рядов пшеницы. Но чуда не случилось – мы с Меризо, к его нескрываемому разочарованию, оказались одни на всем поле. Не считая, конечно, переодетых в крестьянок королевских солдат, они теперь шныряли повсюду, в том числе и здесь, тщетно пытаясь попасть на глаза Волку.

– Добрый день, господин тайный агент, – любезно поприветствовала я, дождавшись, когда он подойдет ближе. На самом деле от Меризо я хотела узнать только одно: как он преодолел заслон в виде каторжника? Откупившись? Или, может, имеется другой способ? Поскольку срочных дел у меня не было, я решила во что бы то ни стало утолить свое любопытство, касающееся данного вопроса.

– Не имею чести быть знакомым, мадемуазель, – пробормотал Замочная Скважина и попытался ретироваться. Не тут-то было! Я успела схватить господина Меризо за полу камзола, прежде чем ему удалось юркнуть в самую густую часть пшеничного поля. Он упирался, я тянула, Меризо пришлось сдаться.

– Послушайте, я всего лишь хотела спросить, как это вы так быстро миновали того типа, что стоит у моста и говорит, будто он является представителем таможенных служб, – выдала я на одном дыхании. Сотрудник тайной канцелярии оставил наконец все попытки сбежать и с обреченным видом уставился на меня.

– А вы как? – спросил он, переминаясь с ноги на ногу от очевидного смущения.

– Как все, дала ему на лапу – ничего другого не оставалось, – охотно поделилась я.

– А меня он просто так пропустил, как это ни странно звучит, – краснея, признался Замочная Скважина. – Окинул жалостливым взглядом, просто возмутительно, и сказал: «Проходи, вижу, что с тебя шиш возьмешь».

Что имел в виду каторжанин, и так было понятно. Стоило взглянуть на не просто непритязательный, а довольно потрепанный вид Меризо, как на глазах от жалости выступали слезы. Черный бархатный камзол был настолько засален и весь в таких огромных проплешинах – ну просто стиль а-ля клошар, если бы не претензии на былую изысканность. «Наверное, это оттого, что полицейским чиновникам мало платят», – подумала я и отчего-то начала испытывать нечто похожее на симпатию к этому таинственному человеку.

– Что вы думаете насчет этого Волка? – Мне показалось разумным завязать светскую беседу.

Подобно Меризо заложив руки за спину, я шла с ним рядом и заглядывала ему в лицо. Беднягу это очень мучило, он не мог смотреть прямо в глаза собеседнику. Живо подметив эту его слабость, я решила поразвлечься и не сводила с него влюбленного взгляда. Меризо отворачивался, вжимал голову в плечи, пытался забежать вперед, но это было бесполезно. Он и краснел, и бледнел, и страшно потел, постоянно вытирая большие красные руки об полы камзола. А на деле оказался добродушным малым, врожденная застенчивость даже добавляла ему долю привлекательности, пусть небольшую, но все же.

– По правде говоря, мадемуазель, у меня есть сильное подозрение, что этот местный Волк совершеннейше политически неблагонадежный субъект. Боюсь, скорее всего он тайный лазутчик Австрии. – Последние слова были произнесены шепотом, так что мне пришлось сильно напрячь слух.

– Да что вы говорите?! – расширила я глаза. – Какая интересная догадка…

Тронутый поддержкой, Меризо, несмотря на свой статус, обязывающий самому молчать в тряпочку и больше слушать других, совсем разоткровенничался и попытался выдать мне все секреты, известные французской тайной полиции. Нет, в самом деле, все секреты, касающиеся внешней и внутренней политики страны, включая тайны дипломатии и неизвестные широкой общественности сведения о последствиях семилетней войны с Австрией. Мне надо было зажать уши, но любопытство пересилило добрые намерения, и я их еще больше навострила. Вот что случается с тайными агентами королевского сыска, лишенными на протяжении многих лет нормального человеческого общения. Бедняге хватило малейшего проявления внимания со стороны «деревенской» девушки, чтобы позабыть об издержках своей профессии, как то: что нужно держать язык за зубами и не раскрывать служебные тайны кому попало, кроме непосредственного начальства. Странно, но почему-то все мужчины при первом знакомстве со мной начинают изливать душу, будто я по меньшей мере приходский священник. Под конец своей исповеди Меризо немножко сник, похоже сообразив, что сболтнул лишнее и теперь за мной нужен глаз да глаз, и с надеждой сказал:

– Сегодня вечером праздник в вашей деревне, поэтому я попросил бы, если вы будете так любезны, разрешения быть сегодня вашим спутником.

Он потер руки и уставился на меня умоляющими глазами.

«Ах ты, иезуит коварный…» – добродушно подумала я и, с самой широкой улыбкой глядя на тайного агента, произнесла:

– О чем речь! С сегодняшнего утра, уже несколько часов я удостоилась чести, и вы являетесь даже моей тенью, а не просто спутником. Так что тут и разговора быть не может, даже если бы я сказала вам «нет», то от этого ничего бы не изменилось, скорее всего вы бы все равно следовали за мной.

Поначалу он слегка опешил, но потом согласился:

– Да, вы правы, мадемуазель, – и грустно одарил меня чистым и невинным взглядом младшего сына главного раввина.

Когда мы вышли с пшеничного поля на луга и дошли до ближайшего пастбища, двое юных пастушков как раз обедали, наворачивая по целому батону хлеба и запивая его молоком. Нашему с Меризо появлению они не очень-то обрадовались, поэтому сначала скорчили недовольные рожи. Что, впрочем, не помешало вскоре сменить гнев на милость и приветствовать нас маслеными ухмылками.

– Здорово, мальчики!

– Привет, подруга! – ответил один из них и, пока я придумывала вопрос, обратился к своему товарищу: – Роскошная телочка, правда? Вот с ней бы я оторвался по полной хотя бы вон в тех кустах.

– Ну ты загнул, братишка. У меня в башке звенит от твоих откровений. Разве можно так говорить о городской дамочке, да еще сестре королевского егермейстера?! Когда-нибудь тебе точно заряд дроби достанется в задницу от ее благодарного братца.

– Ладно, не канючь, разве я не правду сказал?

– Да просто говорить надо умеючи! Видишь, девчонка интереса не проявляет, наверно, никак не поймет. Слышь, подруга, мой приятель хотел предложить тебе свои услуги. Но я лучше растолкую так, что тебе сразу станет вдомек: девчонки в деревне говорили, что ты городская штучка и ищешь сельской любви? Ну так мы не прочь… Я имею в виду – я, ты и этот оболтус Жеримо. Что скажешь, а?

– Послушайте, это возмутительно, – сообразил наконец, что к чему, тайный агент.

Я же без лишних слов шагнула к паренькам и подняла с земли чью-то пастушью палку. Неблагополучная молодежь попробовала отшутиться, но неудачно. У меня уже был хороший опыт борьбы с летающими головами… Озабоченные мальчики бросились врассыпную, но далеко не ушли. Отвешивая крепкие удары, я уже во весь голос сыпала вполне обоснованными угрозами, тут же претворяя их в жизнь. Говорят, их жалостливые вопли разносились далеко по полям, заставляя вздрагивать жителей двух соседних деревень, креститься и шептать: «Это наш Волк на дневную охоту вышел, совсем залютовал, собака!» Потом я слышала, что особо сердобольные люди сразу после этого создали Фонд помощи голодающему соседу. Подразумевался, естественно, «недоедающий» сосед Волк, для которого делались пожертвования в виде съестных припасов, оставляемых на опушке леса раз в три дня. К слову, их тут же разбирали радостные клошары, и с тех пор каторжника больше никто не видел собирающим пошлину за проход через мост.

Но в целом мой поход за деревню прошел безрезультатно, если не считать неожиданно завязавшиеся приятельские отношения с Меризо. Вернувшись обратно, мы застали деревню уже приготовившейся к предстоящему празднику. На площади, разнаряженной цветами, постепенно собирались не менее нарядные сельчане и сельчанки. Фургончик бродячих актеров был превращен в сцену с яркими цветными занавесками, подразумевающими кулисы. Кто-то бойко торговал фруктами и сластями, счастливые дети с визгом носились взад-вперед. У самого края площади, где росли раскидистые деревья, было огорожено место для танцев, там же расставлялись столы. Из трактира, который сегодня переименовывался, доносились разные вкусные запахи. Меризо снова превратился в немого подсматривальщика и подслушивальщика, то есть бескорыстно пакостящего соглядатая. Жослин то и дело проходила мимо меня, высоко задрав нос, но вскоре сдалась. Похоже, я была единственной, кому она еще не рассказала об очередном сверхважном происшествии, о котором она наверняка знала, как всегда, больше всех.

– Не знаю, Жаннет, зачем я еще на тебя дуюсь, ведь оказалось, что ты действительно тут ни при чем, – защебетала она, так и кинувшись ко мне.

– В чем? – спросила я, отступая на шаг.

– Жан Пьер действительно женится, но не на тебе, – приближаясь вплотную, сообщила она тоном, не скрывающим радости оттого, что мне, так же как и ей, не достался этот деревенский покоритель сердец.

Н-да, этот тип представлял собой редкостное сокровище, не оцененное, вероятно, только мной.

– А на ком? – вежливо полюбопытствовала я, думая, как бы поскорей от нее отделаться. Надо было отыскать Алекса с агентом 013, я же их целую вечность не видела – часа четыре, не меньше.

– На Кривой Магдалене, этой толстухе, дочери нашего деревенского старосты Жака Коротышки, – тяжело вздохнув, сообщила мне милая сплетница.

– Может, это тоже неверная информация, – предположила я, стараясь подбодрить девушку, – все опять переменится, – может, и свадьбы не будет?

– Как не будет? Я ведь уже сшила платье специально к сегодняшнему дню и приготовила подарок невесте – медный таз, который я собираюсь надеть этой жирной свинье Магдалене на голову и постучать сверху, – возбужденно поделилась со мной Жослин.

– Правильно, – поддержала ее я. – К тому же медный таз – незаменимая вещь в хозяйстве. Я думаю, Магдалена все равно будет рада, он ей потом пригодится для варки варенья.

На лице Жослин после моих слов отразились сомнения. А я, оставив ее в мучительных размышлениях, пошла к нашей гостинице. Подходя к ней, я увидела, что вывеску, знаменующую то, что здесь находится именно трактир «Баран и ворота», а не, скажем, «Козел и копыта», уже успели снять, а окна вымыты. До этого дня я думала, что стекла в них тонированные, оказалось, что нет, и это еще раз подтвердило тот факт, что человеку свойственно ошибаться. Зайдя внутрь, я не нашла там моих товарищей, увидев только несколько вдрызг напившихся деревенских мужиков. Усадив за стол свинью, они пытались заставить ее пить из горла марочную «Вдову Клико», судя по этикетке. Особенно усердствовал местный кюре. Свинья упорно отказывалась, дико визжала от возмущения, вероятно, была большой трезвенницей, и яростно вырывалась, пытаясь цапнуть «благодетелей» за пальцы. Время от времени ей это удавалось, и по залу разносился крик укушенного, мало чем отличавшийся от визга свиньи. В общем, народ веселился вовсю.

Я поднялась наверх. Какая-то необычная тишина. Вообще в гостинице жили не только мы втроем с котом и Алексом, но и еще с десяток постояльцев, как то: школьный учитель, к которому наведывался вечно нетрезвый звонарь; хирург, втихаря практикующийся на лягушках. Он резал их в своем номере, разделывал и тут же сам готовил и съедал – редкий гурман, поэтому он никогда не обедал внизу в трактире, питаясь только результатами своей деятельности. Остальные постояльцы торговали скотом, и эта деревня была, видимо, постоянным местом их дислокации. И говорите после этого, что женщины ненаблюдательны…

Но сейчас, поднявшись до верхней ступеньки, я почувствовала какую-то смутную тревогу. Тишина полная, даже муха не прожужжит, несмотря на жаркий мушиный месяц июль.

– Алекс! – крикнула я. Ответа, естественно, не было. И только я собралась свеситься через перила и спросить у жены трактирщика тетушки Марлон, куда все подевались, – дверь моей комнаты тихо со скрипом открылась.

«Наверно, горничная убирается», – попыталась успокоить себя я, но тревога нарастала. Впрочем, она никак не могла соперничать с разгоравшимся внутри любопытством, которое всегда являлось моим слабым местом.

Тут я услышала шум, веселые голоса на улице и громкий говор внизу. Я поняла по разговору, что это пришли за кюре.

– Невеста и жених уже ждут давно, да и люди начинают выказывать недовольство, святой отец, когда же вы наконец явитесь и соблаговолите начать церемонию.

– Да, святой отец, а свинью вы и потом сможете напоить. Если хотите, мы даже возьмем ее с собой.

И с этими словами двое здоровенных мужиков выволокли упирающегося старичка в сутане на улицу. Следом еще двое тащили свинью, потому что священник ни в какую не хотел совершать обряд бракосочетания без присутствия этой, вероятно, чем-то дорогой его сердцу особы. Значит, праздник уже начался, я вновь повернулась к двери своего номера, продолжавшей медленно открываться, и решилась наконец. Перешагнула последнюю ступеньку и, подбежав к двери, распахнула ее, вошла в номер и…

Тут же пожалела об этом, почувствовав очень явственно, как вдруг пересохло во рту, а глаза стали выкатываться из орбит. На моей кровати на боку полеживал и посматривал на меня весьма насмешливым взглядом Волк, наш старый знакомый. Или, правильнее, наша будущая жертва.

– Давно не виделись, красавица, – проворковал он. И распластался на постели еще фривольнее. А выражение морды такое, что не опишешь словами. Помните Джека Николсона в роли дьявола в похожей сцене в «Иствикских ведьмах»? Ничего ближе я вспомнить не могу.

– 3-з-з-здравствуйте, – пролепетала я, пятясь назад, но не успела обернуться и с воплями о помощи выскочить в коридор, как дверь резко захлопнулась, чуть не защемив мне нос. Впрочем, ситуация складывалась так, что нос впоследствии оказался бы самой малой потерей из всего. Эта мысль меня сильно разозлила и заставила забыть о страхе. – Эй, что за хамство?! Это моя комната! И моя кровать! Как ты сюда попал?!

– Ха! Ты еще спроси: «Где моя бабушка?», – схамил Волк, широко улыбаясь, после чего похлопал лапой по постели рядом с собой, еще пакостнее усмехнувшись.

Я дернула за ручку двери. Она не подалась. Я задергала еще сильнее, упираясь в пол ногами, пока не вырвала ручку с мясом. Волк все это время с грустным видом наблюдал за моими отчаянными попытками открыть дверь. Поняв, что мои усилия бесполезны, я отшвырнула дверную ручку и раскрыла рот, приготовившись завопить, как милицейская сирена. Волк убрал улыбку и загрустил еще больше.

– Нет, не делай этого, пожалуйста, – вежливо попросил он тоскливым голосом. – Мне так лень вставать. О нет! Я же просил!

В это время я уже пронзительно орала, но это длилось не более секунды. Волк молниеносно вскочил с кровати, схватил меня в охапку одной лапой, а другой зажал рот:

– Ну чего ты в самом деле? Я же пошутил, а она сразу в крик. Пожалела хотя бы мои барабанные перепонки, крошка.

– М-м-м-мм! Мырмым?! Муммырмымма!!!

– О Жаннет! Я и не думал, что у тебя такие расшатанные нервы, если бы знал, не появлялся бы так неожиданно. Я даже узнал твое имя! Мне почему-то казалось, что ты будешь рада меня видеть.

«Ах ты, эгоист самовлюбленный, я вдвойне была бы рада твоя видеть, если бы поблизости стоял Алекс с полным арсеналом пулеметов, заряженных серебряными пулями!» – рыча, я пыталась вырваться из цепких лап зверя.

– Если ты обещаешь, что не будешь кричать, я тебя отпущу, – подумав, предложил Волк.

Я энергично закивала. Пусть он только выпустит меня на свободу, пусть относительную, а там посмотрим. Волк медленно разжал лапы.

– Вот и умница… Между прочим, вечером будут танцы. Чур, я первый на очереди!

– На какой очереди? – подавленно поинтересовалась я.

– Как на какой? На вальс и гавот! И вообще, ты что, собиралась танцевать с кем-то еще, кроме меня? – строго осведомился Волк, демонстративно сложив лапы на груди.

– Боже меня упаси это сделать, – пробормотала я в сторону и поспешила успокоить серого ревнивца: – Нет, конечно, я вообще не танцую.

– Как говорится, не умеешь – научим, не хочешь… – обрадовался он.

– Что, у вас тоже так говорится? – удивилась я.

– У кого это «у вас»? – насторожился он. – Разве ты не француженка?

– Еще бы! Конечно, француженка, причем чистокровная, у меня в роду были даже породистые французские бульдоги.

– Да?! – недоверчиво произнес Волк, искоса глядя на меня, видно, в душе у него зародились подозрения. Неужели он обо всем догадался и нас раскрыли?

– А почему у тебя глаза такие… – Он замялся.

– Какие? – почти угрожающе потребовала пояснить я, догадываясь, к чему он ведет.

– Ну… э-э… слегка раскосые, – выкрутился Волк, отводя взгляд.

– Все ясно, сейчас я расскажу одну историю, и ты сразу поймешь, что я тебе не лгу. Был один человек, про которого все его соседи и друзья на протяжении многих лет думали, что у него узкие глаза, пока в один прекрасный день он не вышел с утра из дома трезвым. Тогда все увидели, что он самый обычный француз с нормальными европеоидными глазами. Вот так и я – француженка, только выпиваю иногда, – разъяснила я Волку, смущенно улыбаясь.

Выслушав меня, он слегка опешил.

– Извини, Жаннет, кто бы подумал, я даже не догадывался, – пробормотал он, с сочувствием глядя на меня.

– Вот так вот оно и бывает, – вздохнула я, решив поставить точку в разговоре на эту тему. Волк подошел к окну и выглянул наружу.

– Чудненько! – сразу же донесся его радостный голос. – Похоже, там уже накрывают столы. О! Чую черную кровяную колбасу, рыбный супчик с сыром – какой аромат! У нас в Оверни это главное блюдо. О! Судя по запаху, еще бифштексы с жаренным в кипящем масле картофелем, пальчики оближешь, и это еще не все… Рагу с разными соусами и… О да! Это она! Самая вкусная штука на свете – утка по-мексикански!

С горящими глазами серый гурман повернулся ко мне и облизнулся. «Этот тип полон загадок», – подумала я, невольно отступая к стене.

– Слушай, неужели ты собираешься и в самом деле быть на празднике? Мной овладевают здоровые сомнения……

– Ну я же решился навестить тебя, несмотря ни на что, милочка, – показушно обиделся Волк.

– А кстати, как тебе это удалось, Волчик? Помнится, ты опасался появляться в этой гостинице, – подковырнула я, почему-то отбросив все опасения насчет того, что он когда-нибудь все-таки причинит мне вред. Знаете, наблюдая за ним, я даже пришла к выводу, что у него все-таки есть шанс исправиться и стать законопослушным гражданином своей страны (если его до того времени не прихлопнут, конечно). В этот момент на морде у Волка отразились внутренние сомнения.

– Признаюсь тебе, крошка, у меня есть одна слабость, – начал он вполне серьезным тоном, – это девушки…

Я сглотнула чисто инстинктивно:

– Вэк… в каком смысле?!

– Нет, нет, тебе нечего бояться. Но сердцу не прикажешь, почему-то я запал на тебя с того самого момента, как познакомился с тобой в такой романтической обстановке на помойке, за этими стенами.

Он мечтательно закатил глаза. В этот момент мы сидели на кровати на почтительном расстоянии друг от друга, Волк загрустил и легонько сжал мою руку, так что я стиснула зубы, чтобы не завопить от боли. Не хотелось прерывать его речь, все девушки падки до подобных признаний.

– С тех пор я позабыл об осторожности, это уже однозначно, раз ты видишь меня здесь. Я сам себя не узнаю, даже стал подумывать о том, чтобы начать новую жизнь, прекратить эти разбойные нападения на людей и стать вегетарианцем. Ну, на худой конец, по крайней мере если я не смогу прожить без утки по-мексикански, вегетарианство придется отложить на неопределенный срок.

«Так же как и благие мысли о прекращении разбойных нападений на людей», – мысленно дополнила я, не очень-то веря в волчью искренность.

– Уйду туда, где никто меня не знает, и начну претворять в жизнь то, что задумал. Надоела мне эта слава, существование (это и жизнью не назовешь), полное риска, – от таких вещей очень быстро устаешь. К тому же я не совсем бесчувственный, муки совести и меня порой достают. Может, окончательно завязать с этим людоедством? Что ты молчишь? – Волк посмотрел на меня с укором, как будто я сейчас в полный голос вопила: «Нет, я не могу в это поверить, ври больше! Муки совести? У легендарного жеводанского оборотня?! Ха! Не смешите мои тапочки!» – Зачем ждать, пока убийцы нашпигуют тебя серебряными пулями и с упоением будут наблюдать за твоей предсмертной агонией, а затем сдерут дырявую шкуру с твоего хладного трупа и, постелив на пол вместо ковра, станут топтать ногами. Более того, они могут и в сапогах по ней ходить! – возмущенно произнес он и, заботливо пригладив шерсть на груди, сбил с нее пальцами невидимую пылинку и продолжил: – В общем, я твердо решил исправиться с того самого дня, как увидел тебя. А сейчас, Жаннет, хочу сказать тебе о самом важном. Кхе, кхе… – Он смущенно прокашлялся, отвернувшись. – Даже твое признание в том, что ты любишь выпивать, не смогло изменить силы моих чувств. Я искренне хотел бы верить, что ты поймешь меня, и буду заранее благодарен, если осчастливишь положительным ответом. В общем, выходи за меня замуж!

После этих слов он торжественно взял и мою вторую руку в свои лапы, просительно уставившись мне в глаза.

Прямо какая-то мексиканская мелодрама в стиле «Дикого ангела»! Я не знала, что и думать, а уж тем более что говорить… Не буду врать, будто бы раньше мне никто не признавался в любви, но в любом случае это были никак не волки. И, честно говоря, я бы хотела услышать подобное признание совсем из других уст… Но от него дождешься, как же!

– Извини, Волчик, но все это как-то неожиданно для меня, – пробормотала я, стараясь не встречаться с ним взглядом и осторожно высвобождая руки.

– О Жаннет! Прошу тебя, не произноси жестоких слов отказа. Лучше подумай – я буду ждать хоть десять лет! – с пафосом воскликнул он и тут же поинтересовался: – До завтра тебе времени хватит? До семи утра, к примеру? Если ты к этому времени, хорошенько поразмыслив, решишь для себя, что я тебя не достоин, я пойму, но в любом случае я решил отчаливать отсюда завтра же, как только услышу твой ответ. Надеюсь, что ты скажешь «да» и мы уедем вместе! Сразу же зарегистрируемся в ближайшей мэрии (сама понимаешь, я оборотень и в церковь мне нельзя), потом поедем на побережье, там купим домик прямо у моря в какой-нибудь теплой бухте. Не беспокойся, средств я поднакопил, мы заживем вместе сытно и счастливо!

– Ладно, я подумаю. – Мне удалось изобразить ободряющую улыбку.

– Чудесно! А то я тут что-то проголодался. Все эти душевные терзания на почве любви, знаешь, заставляют больше думать о еде. Не замечала? – с интересом осведомился он и, когда я отрицательно мотнула головой, удивленно заметил: – Странно, а у меня всегда так… Ну ладно, я пошел, обязательно встретимся сегодня вечером на празднике. Он, похоже, в самом разгаре. До встречи часом позже, – заключил. Волк и, распахнув окно, прыгнул вниз.

«Там же люди, да и высота приличная!» – ахнула я просто в шоке от такого безумного поступка. Но, подскочив к окну, не увидела внизу даже следов жеводанского Зверя, ни крови, ни кишок, ни разбрызганных мозгов. О, почти в рифму! Хотя кому я вру, поэтесса из меня еще хуже, чем балерина… Словом, никаких результатов отчаянного прыжка. Нарядно одетый люд ходил туда-сюда как ни в чем не бывало. Я подбежала к двери – она свободно открылась (чудеса!) – и на полной скорости выбежала в коридор. Спустившись вниз по лестнице, я выскочила на улицу и мигом долетела до площади перед церковью. Брачная церемония уже давно закончилась, все рассаживались за столы, дабы достойно открыть самую главную часть свадебного мероприятия – пьянку! Из-под обломков развалившейся ораторской телеги вытаскивали старосту Жака Коротышку. Я же говорила, что она рухнет, – получите…

– Алина! Тьфу… Жаннет! Ну где ты ходишь, сестричка? – послышался крик Алекса. Обернувшись, я увидела, как мой «братец» уже сидит за столом и держит для меня одной рукой место на скамье. Кот примостился у него на коленях и даже не обернулся в мою сторону. Я подсела к ним. Стол был завален всякой едой, просто ломился от разнообразия снеди. У Мурзика вовсю текли слюнки, а глаза остекленели при виде такого великолепия, поэтому неудивительно, что он не заметил моего прихода. Алекс подсунул ему сразу половинку свиного окорока, и кот самозабвенно принялся его уплетать. Как понимаете, бедняге здесь нельзя было в открытую сидеть за столом, иначе бы он провалил всю конспирацию, так что вынужденно приходилось мириться с неудобствами.

– Мы тебя уже давно ищем, где ты пропадала? – осведомился командор.

– Я тоже вас искала. Как прошел мальчишник? Целый день развлекаемся, когда работать будем? – строго поинтересовалась я, накладывая себе картошки с шампиньонами из большой общей миски, после чего пододвинула поближе соусницу.

Алекс слегка опешил, похоже, на его лице отобразились муки совести.

– Нормально, – ответил он, – весело было. Правда, потом Жан Пьер опять засомневался насчет своего окончательного выбора, но мы его быстро убедили, что нельзя вечно сомневаться и раз уж решил, так и следуй своему решению. Ничего, венчание прошло без эксцессов, вроде бы все довольны.

– А где жених, мне бы хотелось на него посмотреть, – сказала я, с любопытством озираясь по сторонам.

– Да вон он, стоит под деревом с обреченным выражением на лице и с веревкой в руках, похоже, примеривается закинуть ее на сук. Ага, выбирает тот, что потолще… Так, а теперь проверяет петлю на веревке, достает из кармана мыло…

Под деревом, толстым раскидистым дубом, стоял не кто иной, как мой вчерашний знакомый, драгунский капитан Леон.

– Но разве это не Леон? – растерянно спросила я, наблюдая, как капитан ловко карабкается по дереву и начинает привязывать веревку, выбрав самый толстый сук.

– Он самый. Леон – это его прозвище, а настоящее имя Жан Пьер. Жалко, если такой парень повесится, скучно будет без него, компанейский малый, – притворно вздохнул командор и, доев кусок рагу, отломил себе курицы, одновременно пододвинув целую тарелку печеных пирожков с мясом и капустой.

– Эй-эй, оставь мне тоже, – предупредила я, глядя, как быстро они исчезают под нажимом его здорового аппетита. – Это я весь день не ела, вы-то наверняка ушли с мальчишника не с пустыми животами.

Прошло всего десять минут, и еды на столах заметно поубавилось – осталось меньше половины, потому что люди наворачивали ложками с огромной скоростью, и это естественно – все хотели хотя бы раз в пять окупить стоимость своего подарка новобрачным.

– А как прошло торжественное переименование трактира? – прочавкала я, увидев новенькую, блестевшую свежей краской вывеску над входом в трактир, провозглашавшую, что забегаловка эта называется теперь никак не иначе, как «Волк и бабушка».

– Как по нотам! Сначала выступил Жак Коротышка, возвестивший, что это лучший день в его жизни, так как он наконец выдает замуж свою единственную дочь, Кривую Магдалену. А еще это лучший день в жизни деревни, ибо переименование трактира говорит о начале новой и лучшей эпохи в истории деревни и так далее, и тому подобная чушь. Потом выступали какие-то сельские старейшины, трактирщик, учитель приходской школы, и каждый толкал речь под конец, когда люди, уже устав от пустой болтовни, стали расходиться, вернее дернули к накрытым столам, на телегу снова полез Жак Коротышка… Похоже, он большой любитель произносить речи, и в этот момент телега развалилась на части. Вроде бы он переломал все ребра, ноги и руки, хотя я в этом сильно сомневаюсь…

– Почему?

– Хотя бы потому, что в таком случае Коротышка Жак вряд ли бы так быстро пробежал сейчас мимо нас, – изысканно парировал командор.

Я проследила за его взглядом. Точно, деревенский староста подбежал к Леону, который уже просунул голову в петлю, и, обхватив его руками, стал оттаскивать от дерева, отчего петля немедленно затянулась. Бедный капитан Леон, схватившись за горло, начал издавать хрипы и закатывать глаза. Мы с Алексом и агентом 013 с нескрываемым интересом наблюдали за этой сценой, впрочем, как и все сидящие за столами, ведь никто не ожидал, что в добавление к угощению будет еще и веселое развлечение.

Наконец общими усилиями жених был извлечен из петли и доставлен к рыдающей за столом девушке, по всему видать, к новобрачной, где и произошло примирение и воссоединение любящих сердец. Хотя по лицу Леона, или Жана Пьера, нельзя было сказать, что он так уж счастлив оттого, что его достали из петли. Увидев меня, он кисло, через силу улыбнулся. А когда через минуту Магдалена, встав из-за стола (она оказалась довольно здоровой бабищей), подхватила его на руки и куда-то понесла, у красавчика Леона уже не было сил для сопротивления.

– А где же его бравые драгуны? – удивленно спросила я, думая, что, будь они здесь, не дали бы своего капитана в обиду.

– Все они в лесу по приказу Леона ищут Волка. Похоже, делают очередную бессмысленную облаву, – пояснил Алекс. – За исключением Толстого Жана, он попал в медвежий капкан и теперь может передвигаться только на костылях. А их у него отобрал каторжник, когда тот вздумал гулять в роще, не теряя надежды подстеречь Волка. Так что вряд ли Жан доберется сегодня до деревни, разве что к утру – ползти-то порядочное расстояние.

– Что же получается: все знают, что произошло, но никто не помог бедняге? – поразилась я всеобщему бесчувствию, уж никак не ожидаемому мной от Алекса.

– А зачем? Он сам доползет, руки-то у него есть. Такой пьяница – вряд ли он захочет пропустить праздник, поэтому покроет расстояние до деревни в два раза быстрее, – спокойно ответил командор, похоже удивляясь тому, что меня волнует судьба какого-то драгунского сержанта. – И кстати, в капканы он полез по собственной воле, надеясь отхватить бюллетень именно на день свадьбы.

– Алекс, ты просто истинный мельнибонэец, – покачала я головой.

– Что ты имеешь в виду? – Он даже отложил надкушенный пирожок.

– Ты эгоистичный, самовлюбленный тип, – пояснила я. – Подай мне соль, пожалуйста.

Лицо Алекса приняло недовольное выражение, однако мою просьбу он все же выполнил.

– Кстати, – решился прервать напряженную паузу кот (тут как раз сидящий рядом за столом сосед встал, и агент 013 мог говорить свободно), – в своей книге «Легенда об Уленшпигеле» Шарль Де Костер советовал: «В ночь оборотней, когда все грешные души выходят из ада…»

– Оптимистичное начало, – ободряюще пробормотала я.

– «…надо три раза левой рукой перекреститься и сказать: „Соль! Соль! Соль!“ Это знак бессмертия, и тогда оборотни тебя не тронут». А в одной арабской книге шестнадцатого века сказано: «Дьявол не любит соль, потому что соль – символ вечности и по велению Бога употребляется во всех жертвоприношениях». А в Европе в Средневековье рыцари брали с собой в дорогу освященную в церкви соль для предохранения от встреч с колдунами и ведьмами.

– Здешние охотники на жеводанского оборотня тоже заряжали свои ружья солью. Но пока это еще никому не помогло, – хмыкнул Алекс.

– Ребята, а вы заметили, что у большинства местных все имена начинаются на «ж»? – вдруг вспомнила я. – Жан Пьер, Жослин, Жеримо, Толстый Жан, Жак Коротышка, и даже меня зовут Жаннет. Сплошное «ж», к чему бы это?

– К тому, в каком конкретно месте мы, с этой охотой, находимся… – неэтично намекнул профессор. Мы как-то сразу догадались, что он имел в виду не Жеводан.

Объявили начало танцев. Пришлось встать, потому что столы стали отодвигать к краю площадки, чтобы освободить больше пространства. Откуда-то появились скрипачи с трубачом и заиграли простую и незатейливую мелодию гавота. На самом деле я бы не отличила гавот от менуэта – это кот просветил нас с Алексом. Забавно было наблюдать за танцующими – они выделывали ногами такие кренделя, так прыгали и притопывали, что я только ахала… Причем все это стоя вчетвером в ряд и крепко держась за руки!

Буквально за четверть часа поднялась такая пыль… Я расчихалась и отвернулась. Меризо крутился поблизости, видимо собираясь с духом, чтобы пригласить меня на танец, но при этом не забывая подслушивать, о чем и с кем я говорю. Я вдруг задумалась: а платят ли спецагентам по поимке монстров зарплату? Само собой, должны бы, иначе кто бы тогда взялся за такую непрестижную работенку, пыльную к тому же (апчхи!). И премии за личный вклад в обезвреживание и полную нейтрализацию преступника должны быть обязательно.

А ведь Волк сейчас все это время где-нибудь неподалеку околачивается, грех было бы не воспользоваться и самой с ним как-нибудь справиться. К тому же тогда кроме премии я получила бы и кое-что более важное – я представила себе, с каким уважением Алекс с агентом 013 смотрят на меня, подбоченившись стоящую рядом с поверженным Волком.

«Как это тебе удалось, Алина?!» – в один голос воскликнут они, и в этом голосе уже не будет того пренебрежения, с которым сейчас относятся к моим способностям мои «коллеги», а только огромное восхищение и легкая зависть оттого, что мне удалось сделать то, чего не смогли они.

«Ну что вы, ребята, о чем речь… Это было раз плюнуть, проще пареной репы», – спокойно отвечу я и фыркну – дескать, что вас так удивило?

Они думают, что я ни на что не способна, просто глупая девчонка, которая вечно путается под ногами и мешает, а помощи от нее никакой, только одни дополнительные проблемы. Так нате вам, удивитесь!

За этими размышлениями я не заметила, как к нам подошла Жослин и начала заигрывать с Алексом. Тут же позабыв о своих тщеславных фантазиях, я полностью переключила внимание на эту парочку, которая, не обращая на меня ровно никакого внимания, оживленно щебетала между собой. А мой неприступный командор еще и слушал ее болтовню с такой глупой и счастливой улыбкой, какой я от него в жизни не получала и сто процентов гарантии, что вряд ли когда-нибудь удостоюсь! Я нахмурилась, а тут еще эта наглая девчонка стала хватать его за руки и в конце концов утянула к танцующим.

– Ну просто поразительное хамство! – возмутилась я и, сложив руки на груди, демонстративно отвернулась. Я заметила, что и кот куда-то пропал, наверное, пошел искать своих французских кисок.

– Что же тебя так задело, крошка? Ты не рада за братца? – услышала я прямо над ухом воркующий голос Волка и, оторопело обернувшись, увидела Меризо, обнажившего в улыбке поразительно белые и острые зубы. Но нет, это был не он…

Жеводанский оборотень собственной персоной, одетый в непритязательный костюм агента тайной полиции, не прячась разгуливал среди веселящейся толпы! О, надо отдать должное его дерзости и смекалке… Конечно, ведь Меризо здесь все знают и не будут слишком пристально приглядываться.

Схватив за руку, он увлек меня, безвольно обмякшую, подальше от танцевальной площадки. Заметив мой полный ужаса и непонимания взгляд, он поспешил рассеять мои страхи и утолить любопытство.

– Довольно непритязательное обличье, согласен с тобой, – виновато произнес он, заигрывающее подмигнув. – Мне даже неловко целовать тебя в таком виде, поэтому придется воздержаться, – показушно сожалеющим голосом произнесло это существо.

Я чуть не сплюнула от омерзения и про себя возблагодарила небеса за такую трогательную заботу обо мне со стороны оборотня. Но тут же я подумала: а может, он просто съел беднягу Замочную Скважину и забрал его платье для создания полноценной копии агента тайной полиции?

– Жаннет, любимая, не надо так пугаться! С твоим другом Меризо все в порядке. Как я могу покуситься на светоч и надежду ФСБ?

– Чего?!

– Французские Сыскные Балбесы. Дьявол меня упаси лишить жизни такого агента, самого преданного служаку и талантливейшего соглядатая, что они будут делать без него? Останутся как дети без матери, – притворно вздохнул Волк. – Он и сейчас спит сном невинного младенца в своей постели, проснется к утру, я полагаю. Одежду я верну, хотя какая, в сущности, разница? Главное – я пришел, а ты мне обещала танец! – И он потащил меня на освещенную масляными лампами танцевальную площадку.

Как раз вышла полная луна. Я увидела командора. Он уже приноровился к «сложным» па крестьянского танца и теперь явно получал удовольствие, танцуя с Жослин. Они крепко держались за руки и, похоже, веселились вовсю.

– Значит, ты узнал, что я сестра Густава Курбе, которого ты… э-э… считаешь врагом, – произнесла я тихо, пока «Меризо» разъяснял мне, что в гавоте главное следить за теми, кто танцует напротив.

– Да, но что я тут могу поделать, просто теперь я не буду покушаться на его жизнь, – легко ответил мой партнер по танцу. – Я же говорил, в любом случае мне ничего не остается, как съехать отсюда. Да, самые счастливые годы моей жизни прошли здесь, поэтому как-то немножко жаль уходить навсегда…

Он плотоядно облизнулся, вероятно, в ответ на свои мысли и стал канючить, чтобы я назвала его «волчишка». Увы, мне приходилось напряженно следить за своими движениями в танце, весьма устаревшем в моем представлении, так что я игнорировала его просьбы, и в конце концов он отвернулся, надувшись. Постепенно танец затягивал, и несколько минут спустя мы, раскрасневшиеся и довольные, уже весело смеялись. Алекс куда-то пропал, это несколько омрачило мое праздничное настроение, но, увидев, что Жослин осталась одна, я злорадно усмехнулась. Когда этот танец закончился, я попросила прощения у «кавалера» и подошла к своей деревенской подружке. Смерив ничего дурного не подозревающую девушку колючим взглядом, я холодно произнесла:

– Ну и как тебе мой братец?

Почувствовав угрозу в моем голосе, она робко ответила:

– Ой, он очень красивый и обаятельный, я бы с радостью вышла за него замуж.

Такая циничная откровенность просто взбесила меня.

– Закатай губы! Я его тетка, а не сестра! Воспитала с пеленок, вскормила собственным молоком, была вместо матери и потому не позволю ему связываться с первой встречной. Когда в следующий раз захочешь ручонками своими посучить – да-да, я видела, как ты к нему на шею вешалась, – сначала подойди ко мне и запишись в очередь! Это тебе не Жан Пьер, не клюнет на любую деревенскую дуреху, кроме того, отсталую, по меньшей мере, на три века. У-у, мымра жеводанская!

Выплеснув всю злость, я повернулась и пошла прочь, на пути к гостинце меня догнал Волк, вытирающий со лба пот полой камзола Меризо.

– Стой, ты куда, ведь вечер не закончился! – выпалил он радостно-возбужденным тоном. – Пошли еще потанцуем.

Тут я увидела ползущего Толстого Жана. Бедняга был весь в пыли, его форменный драгунский камзол на животе был протерт до дыр. Он дополз до нас и, подняв лицо, с отчаянием посмотрел мне в глаза.

– Я не сильно опоздал к празднику? – прохрипел он.

– Нет! Нет! – поспешила заверить его я. – Там даже угощение еще осталось.

При этих словах серое от пыли лицо просияло, и мужик пополз с удвоенной энергией – оставался последний рывок перед финишем.

– Знаешь, мне что-то так сильно спать захотелось… Ничего не могу с собой поделать, – попыталась отвязаться я. – Сейчас уже около полуночи, а дома я ложусь спать сразу после «Спокойной ночи, малыши».

Оборотень сделал вид, что обиделся, но потом сдался:

– Ладно, Жаннет, только не забудь, что я жду ответа. Завтра утречком я зайду узнать твое окончательное решение. Оревуар, ма шер!

Поднявшись к себе в номер, я, не раздеваясь, бухнулась на кровать, тут же уснула и даже видела сон. Во сне отчего-то Волк превратился в Ганнибала Лектора, а я была агентом ФБР, которую в «Молчании ягнят» играла Джоди Фостер, и потом людоед Лектор превратился в мультяшного Винни Пуха, зловеще произнес: «А не пора ли нам подкрепиться?» – и оскалил волчьи зубы. Тут откуда ни возьмись появился Алекс с котом наперевес и…

Я с криком проснулась. За окном раздался одинокий выстрел, за ним второй.

– Что за учебные стрельбы с утра пораньше?! Поспать не дадут, снайперы, – рассердилась я и, схватив стоявшую рядом с кроватью табуретку, кинула ее в окно. Хорошо, что не докинула, за разбитые стекла пришлось бы платить. Звуки выстрелов плодились, как тараканы, такое впечатление, что на улице революция. Судя по солнышку, уже часов шесть-семь утра. Я повернулась на другой бок и попыталась заснуть. Но не тут-то было. Ко мне в дверь бесцеремонно заколотили. Так, по-наглому громко, мог стучать только господин Орлов, вскоре он сам подтвердил свое присутствие голосом:

– Эй, сестричка, открывай давай, нечего дрыхнуть!

Пришлось выполнять. Алекс с котом вошли в комнату. Командор был с ружьем, видимо, его выстрелы меня и разбудили.

– Все, собирайся – задание выполнено, возвращаемся на Базу.

– Как?!

– Так, хайдук твоему Волку, нет больше жеводанского оборотня.

– Не может быть! – воскликнула я. – Что ты с ним сделал, убийца?!

– Пристрелил. И кровь для сыворотки достать успел, Волк не сразу умер, – не понимая моей реакции, похвалился наш герой. – А на его шкуру предъявили права сразу десять человек, каждый из которых уверяет, что именно он прихлопнул Зверя.

– С ними придется долго судиться, чтобы доказать свои права на вознаграждение за убитого Волка, – с сожалением проговорил кот.

Ничего не объясняя, я выбежала из комнаты. На улице уже собралась куча народу, все они говорили о Волке, протиснувшись в середину, я увидела Его. Бурая шкура с черной полосой вдоль спины была буквально изрешечена пулями. «Теперь уже и на коврик не сгодится…» – не ко времени практично подумала я. Вытерла набегающие слезы и медленно поплелась к себе наверх собираться в дорогу.

«Бедный маленький Волчик… Наверно, он действительно был неравнодушен ко мне, а я, я, эгоистка несчастная, считала его бесчувственным отморозком. А если он всего лишь хотел жить и любить и чтобы его хоть чуть-чуть любили. Всего лишь чуточку, самую малость… Бедненький, ему хотелось немного тепла и ласки, ведь всего этого он был лишен, наверное, всю жизнь, а я не снизошла до его просьб, когда он в последний раз в своей жизни умолял меня назвать его волчишкой. И ведь это мне ничего не стоило… Несчастный Волк погиб так нелепо и неожиданно, в день, когда завязал с преступным прошлым и ступил на праведную дорожку. А ведь я его судила, я оценивала его поступки с высоты Охотника, а кто мне дал такое право, в конце концов…»

– Ты что пригорюнилась? – удивился Алекс, оказывается, я уже вошла в номер, даже не заметив этого за угрызениями совести.

– Живот болит, – пробурчала я, неприязненно глядя на главного виновника случившегося.

– У тебя глаза что-то покраснели, – подозрительно заметил он, но тут же сам объяснил этот факт: – Просто ты не выспалась.

Через, полчаса наша команда была готова отчалить. Съездить в Париж командор не разрешил, хотя вроде бы мы управились с делом раньше намеченного срока. Мне просто деликатно напомнили, что кровь Зверя надо срочно доставить в лабораторию – это в моих интересах. Больше нас ничего не задерживало в шумной французской деревушке восемнадцатого века. Было немножко грустно при мысли о том, что я больше никогда не увижу Меризо, Леона, Коротышку Жака, Жослин с подругами, Толстого Жана, трактирщика, тетушку Марлон и других жителей этой деревни, ставших уже почти родными. За всеми сборами я задержалась у себя в номере немного дольше, Алекс с котом дожидались меня на улице. Тетушка Марлон снимала белье с моей постели и, когда я, взяв дорожную сумку, попрощалась с ней и уже стояла на пороге, хозяйка вскрикнула:

– Подожди, ты, кажется, что-то забыла, девочка.

Обернувшись, я увидела в ее руках узкий белый конверт, извлеченный из-под подушки. Я удивленно вскинула брови и, взяв конверт, вышла из комнаты. На лестничной площадке я лихорадочно сломала сургучную печать (на ней был отпечаток волчьей лапы) и, развернув бумажный лист, прочла:

«Здравствуй, крошка! Я бы хотел начать иначе, например: „Милая Жаннет, привет тебе с Ривьеры – курортик тут ничего себе, бывает и похуже“, но на самом деле до Ривьеры доберусь только к завтрашнему вечеру. Я был вынужден как-то инсценировать свою трагическую гибель, прости, если заставил тебя пережить несколько неприятных мгновений. Пришлось пожертвовать собратом Волком – нас ведь тут несколько жеводанских оборотней. И все мы со своими претензиями… Ты сумела обратить одного из них на праведный путь, и это немало. А тот, кого застрелил твои брат, пролил слишком много крови, и мне ничуть не жаль этого серого маньяка. Я еще вчера знал, что ты скажешь мне сегодня утром, поэтому и не пришел за ответом. Хотя надеялся до последнего… Засим остаюсь самый преданный твой поклонник, просто Волк, бывший жеводанский оборотень».

Я спрятала письмо поглубже в декольте и поспешила к ребятам. Мы в последний раз прошли по деревенским улицам, взошли на пригорок, на котором очутились по прибытии сюда, и Алекс нажал кнопку на своей машинке, которая за доли секунды переправила нас на Базу. А на сердце было так легко и радостно, как никогда…

* * *

Три дня после возвращения из Франции мы жили на Базе и, если это можно так назвать, отдыхали. Большую часть времени я с агентом 013 проводила в обширной библиотеке за изучением материала, касающегося нашего следующего задания – мертвого младенца-убийцы с Чукотки, зовущегося в простонародье ангъяк. Но мысленно я частенько возвращалась во Францию. Конечно, можно было рассказать командору, что жеводанский Волк жив, вернее, что один из нескольких жеводанских оборотней сбежал. Но имело ли это смысл? Наш маленький отряд пустили бы по его следу сразу же. Я бы получила взбучку за то, что раньше не рассказала об относительно близком знакомстве с Волком. И Алекс бы не поверил до конца в то, что подсказывала мне женская интуиция – я знала, что жеводанский Волк (тот, с кем я была знакома) больше никогда никого не убьет, поэтому в его физическом уничтожении не было необходимости. Алекс, будучи профессионалом, не позволил бы себе положиться на мои слова и предпочел бы просто убить Зверя, чтобы уже не возникало сомнений о его возможном возвращении к преступному прошлому. Если разобраться, мы прекратили разбойную практику целых двух жеводанских Зверей! А ведь по плану предусматривался один, потому что никто не знал о существовании других и не знает до сих пор. Нет, естественно, до того момента, как убийства продолжатся, – тогда у нас есть шанс снова вернуться во Францию для окончательной зачистки «волков» в районе жеводанских гор. Хотя, с другой стороны, иногда мне казалось, что Алекс с профессором догадываются, что история с Волком не так проста, но почему-то предпочитают оставлять свои мысли при себе. «Ну и ладно, не буду сейчас ломать себе над этим голову», – решила я, заметив пристальный взгляд котика.

– Что, снова витаешь в облаках? – добродушно мурлыкнул он, подкручивая усы, чтобы скрыть ухмылку. – Сегодня тебя с утра Стив искал.

– А где была я? – разочарованно протянула я.

– Ты флиртовала с синелицым, набиваясь к нему в друзья, чтобы он отдельно для тебя готовил вишневый компот с кленовым сиропом. Ишь ты какая! – восхищенно протянул Мурзик, неожиданно сменив тон. – Я себе лишний стакан сметаны не рискую заказать…

– Куда тебе еще? Для тебя лишний стакан сметаны – это смерть от ожирения! Я еще удивляюсь, как ты умудряешься лопать каждый день столько жирной пищи, обычный домашний кот давно бы лопнул.

Как и следовало ожидать, агент 013 надулся и игнорировал меня все утро; примерно в таком ключе и прошли все эти три дня: мы с котом то мирились, то ссорились. Условия проживания здесь были недурственные, однако некий спартанский уклон все же чувствовался – горячую воду давали нечасто, койки были узкие и довольно жесткие, стены в серых тонах. По вечерам мы с котом резались в шахматы в его с Алексом номере. Сам «спаситель человечества» в это время был занят более серьезным делом – писал рапорты и отчеты. Я мухлевала по мелочи, в том смысле, что не ныкала ничего, кроме пешек. Их я прятала под себя – сидеть становилось неудобно, но внутреннее удовлетворение перекрывало все. Кот деланно возмущался:

– Где моя пешка?

– Это ты у меня спрашиваешь? – нарочито удивленно восклицала я с видом оскорбленной невинности. – Кто хозяин твоим пешкам? Ты или я? Я твоих не пасу, а своих пересчитываю, мало ли что можно ожидать от партнера, пусть даже такого честнейшего кота, как ты.

Пусик, ворча, вынужден был продолжать игру. Но когда к концу партии я получала шах, а потом и мат, наступало время торжествовать коту, а мне кусать губы и молча выслушивать колкости от своего «добрейшего» товарища о среднем коэффициенте женского интеллекта, женской логике и т.д.

Вечером накануне отбытия на Чукотку для выполнения новой операции наш маленький отряд провел совещание в библиотеке. Перед нами лежали распечатки материалов, касающихся очередного дела; как я упоминала, это был ангьяк – мертвый младенец-убийца. Кот традиционно изложил обстоятельства дела. Глядя на нас с Алексом поверх очков (исключительно для солидности! Так профессор смотрит на студентов), он начал речь:

– Данное существо, в которое превращается после смерти младенец, среди эскимосов на Чукотке зовется ангъяком. Однако оно встречается и в Скандинавии – там его называют утбурд, и ничем, кроме имени, от ангьяка он не отличается. В Большой энциклопедии духов вкратце о нем говорится так: «Ангьяки – это духи младенцев, которых родители оставили умирать, предварительно дав имя, потому что не могли прокормить, или кого бросили незамужние матери». Ангьяк довольно долго копит силы, а затем начинает нападать на одиноких путников, кроме того, мстит тем, кто оставил его умирать. Иногда будущая жертва непосредственно перед нападением получает предупреждение – слышит крик ангъяка или видит белую сову. Но даже в этом случае шансов на спасение у потенциальной жертвы маловато, потому что ангьяк очень быстр и силен. Поначалу рост у него как у двух-, трехлетнего ребенка, но он может вырасти и с маленькую ярангу. Эскимосы их давно не видели, но несколько месяцев назад один появился.

– А чукотские шаманы что, ничего не могут с ним поделать? Ради чего их местные жители содержат, шаманов этих? – сердито высказалась я, не очень-то меня грело тащиться на Крайний Север. При одной мысли о столь радостной перспективе заранее пробивал озноб.

– Неужели холодно? – удивился Алекс. – Батареи вроде горячие.

Я смерила его взглядом очковой змеи.

– А что, в другое место нельзя? Скажем, куда-нибудь на Канары… Там, случаем, не завелись крабы-людоеды? – обратилась я к коту. Тот хмыкнул и постучал себя по лбу:

– Ха, милочка, такие тепленькие местечки сразу разбирают. Или это от удачи зависит, я не знаю. Нам обычно достаются дела со вторых рук, с которыми до нас никто не смог справиться, дела, проваленные другими спецотрядами.

– Ого, значит, вы лучшие из лучших?! Приятно было услышать, глядя на вас, не скажешь, я бы сама вряд ли сообразила без подсказки, даже если бы всю жизнь с вами проработала. Ах, ах, ах, ну кто бы мог подумать! – нарочито восторженным тоном пропела я.

Лица моих товарищей приняли самые убийственные выражения, но остановиться было уже не в моих силах. Огромным усилием воли я постаралась переключиться на другую тему:

– Слушай, агент 013, у тебя восхитительное прозвище. Но звучит как-то официально, или еще хуже, как порядковый номер, мне почему-то хочется верить, что у тебя есть другое, настоящее имя!

Алекс вздохнул – дескать, сейчас начнется и настороженно покосился на кота, а тот уже задрал хвост трубой, надувшись от важности:

– Да у меня много настоящих имен – Непобедимый Воитель, Уничтожитель Монстров, Сумеречный Ужас, Стальной Коготь, Железный Нерв, Очень Мудрый Язык и еще многие другие. Так меня называли освобожденные мной от тяжелого гнета нечисти люди, испытывая глубокую благодарность и благоговение, – скромно признал кот. Теперь я понимала, почему Алекс предпочитал звать его агент 013. – Ты можешь выбрать среди этих замечательных имен любое и звать меня, как тебе заблагорассудится.

– Да ну! Правда? – удивилась я. Серый хвастун насторожился, заметив хитрый блеск в моих глазах, но было уже поздно. – Тогда я буду звать тебя усипуси толстун!

С этими словами, умильно улыбаясь, я протянула к нему руку, как будто собираясь почесать за ухом. Кот испуганно шарахнулся и скатился со стула, но, быстро оправившись, принял вид оскорбленного достоинства. Я торжествовала, командор укоризненно смотрел на меня. Под его взглядом я потерялась и даже неожиданно почувствовала нечто похожее на укор совести – редкий человек может иметь на меня такое влияние.

– Значит, трогаемся в путь немедленно, – ровно сказал Алекс, я безропотно кивнула, а профессор одарил меня мстительным взглядом.

Зря это он, на задание надо идти только в случае полного взаимопонимания между членами одной команды. Я-то их обоих принимаю такими, как есть, чего ж на меня губы дуть? Ладно, у профессора душа отходчивая, долго злиться он не умеет. Тем более что уже часа через четыре мы шли по северной пустыне, метель мела в лицо, и деваться было некуда…


Содержание:
 0  Профессиональный оборотень : Галина Черная  1  вы читаете: Глава 2 : Галина Черная
 2  Глава 3 : Галина Черная  3  Глава 4 : Галина Черная
 4  Глава 5 : Галина Черная    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap