Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 10. ПРОГУЛКА : Андрей Чернецов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава 10. ПРОГУЛКА

Легко сказать: сиди в номере и никуда не отлучайся.

А как тут усидишь, если ноги так и несут тебя прочь из гостиницы, туда, на улицу?

Это же Тартесс! Один из самых древних городов Геба! Здесь на каждом шагу столько всего любопытного и занимательного, что просто мочи нет терпеть, так хочется все увидеть. Хоть мельком, хоть одним глазком.

Она и так долго крепилась, изо всех сил сопротивляясь искушению.

Как послушная и хорошая девочка прибралась в комнате. А то от этих ленивцев-слуг дождешься. Как же. Третий день они с сестрой здесь гостят, а еще никто ни разу не явился, чтобы навести в номере порядок.

Взбила перины и перестелила постели.

Ох, что в «Хозяине морей» замечательного, так это перины. Мягкие, большие. И такие же пуховые, огромные и высокие подушки. Ради них можно было смириться даже с нахальными тараканами, сновавшими туда-сюда.

У себя в обители Орланда привыкла спать на тюфяке, набитом соломой. Жестко, но необходимо для усмирения плоти.

А тут такое раздолье. И зачем только нужно это самое издевательство над собственным телом? Может, права Динка, что поругивает монастырские обычаи?

Чтоб отвлечься от еретических мыслей, девушка подмела, а потом и вымыла пол. Вон как блестит! Любо-дорого посмотреть.

Затем вновь занялась воспитанием кусика. Ваал вроде бы начал поддаваться дрессировке. То ли и впрямь такой умный, то ли для того, чтобы от него отстали, но факт остается фактом. Питомец помаленьку осваивал мудреное ремесло уличного гадателя.

По команде дрессировщицы он подбегал к кучке нарезанного и свернутого в трубочки папируса и, вытащив оттуда миниатюрный свиточек, возвращался и клал его перед Орландой. А потом садился, сложив на груди лапки, и самодовольно поглядывал на приятельницу. Вон, дескать, как умею.

Так продолжалось какое-то время, пока кусик не устал и, невежливо показав послушнице толстый зад, не удрал в дальний угол под кроватью. Как его ни звала, как ни пыталась выманить Орланда, все напрасно. Не помог даже вид аппетитного ванильного сухарика.

«Ви! — категорично проверещал пушистик и подумав, добавил: — Ви! Ви! Ви!» Что на его кусичином языке, возможно, означало крайнюю степень отрицания.

Вот неслух!

В общем, она решила продолжить свои научные изыскания в области филологии. Из тайника достала таинственные записки и принялась сосредоточенно вникать в туманный смысл иероглифов. А что вникать, ежели ничего разобрать нельзя? Ни-че-го-шень-ки! Черти б утащили этого умника.

С досады сгрызла все блюдце сухариков, которых, как полагала наивная Орландина, ей должно было хватить до самого вечера. Они только раздразнили и подзадорили аппетит. Теперь уже никакие писульки не лезли в голову, забитую только одним: хорошо бы чем-нибудь подкрепиться.

«А чего это я зря стараюсь?» — вдруг спросила себя Орланда, пораженная счастливой мыслью-молнией.

Ведь должны же быть в этом древнем городе какие-нибудь хранилища древних книг, среди которых могут найтись и такие, что помогут ей в нелегком труде. Вон хотя бы в том же храме Анубиса-угодника, не к ночи будь помянут!

Точно. Ей же говорили эти еретики, что при храме существует библиотека. И школа для обращения новичков.

Не наведаться ли туда? Культ-то явно египетский. Не может быть такого, чтобы у них не имелось иероглифических свитков.

Что с того, что они извратили учение Господне? В конце концов, свои же, христиане. Мало ль какие угодники могут служить Христу. Вон, у куявцев святой Симаргл в почете. Чем крылатый пес лучше Собакоголового адского привратника?

Правда, она таки сильно повздорила с ними во время своего памятного посещения храма Песиголовца. Так ведь можно и покаяться. Христос-то велел прощать.

Повеселевшая Орланда мигом собралась и уже хотела выскочить прочь из номера, как из-под кровати выбрался кусик.

«Ви-ви?» — вопросил он, подозрительно уставившись на подружку.

— Я быстренько в город сбегаю и тотчас вернусь, — пообещала девушка, бочком пробираясь к двери.

«Виу?» — решительно заступил ей дорогу Ваал.

— А ты остаешься на хозяйстве, — ответила на вопрос послушница, если, конечно, правильно истолковала его визг.

Пушистик подлетел к Орланде и принялся молча карабкаться вверх по ее ноге, стремясь прямо к «своему» карману.

Девушка поняла, что ей никуда не деться от четвероногого компаньона, и со вздохом надела через плечо котомку.

— Полезай сюда. Тут тебе будет удобнее.

«Ви!» — коротко согласился зверек, забираясь внутрь сумы.


Нет, ну до чего же замечательный город! Большой, красивый. И старый. Куда там Серапису.

Раньше думала, что на всем Гебе нет населенного пункта огромнее, чем тот город, в котором она выросла. Впрочем, если признаться, то и Сераписа Орланда на самом деле толком не видела. Но то, что ей таки посчастливилось узреть, не шло ни в какое сравнение с Тартессом.

Серапис, особенно центральная часть, был типично римским городом. От старого, доимперского его облика мало что сохранилось в нетронутом виде. Войны, политические катаклизмы, веяния моды неузнаваемо изменили его прежнее лицо. Тартессу в этом плане повезло гораздо больше.

От его улиц, домов и площадей так и веяло древностью.

Из всех предметов, которыми ее пичкали в монастырской школе, Орланде больше всего нравилась история. Ее преподавала сама настоятельница Сибилла. Когда она умерла и ее место заняла Кезия, последняя рассудила, что нечего послушницам забивать головы всякой дребеденью о деяниях богопротивных языческих царей. Есть только одна история — священная. Вот ее и нужно постигать будущим монахиням.

Орланда со всем смирением углубилась в изучение жизнеописаний Саула, Давида, Соломона и прочих героев прошлого великой Иудеи. Однако эти студии отнюдь не мешали ей читать и труды Геродота, Ксенофонта, Тита Ливия — тех мудрецов, с которыми ее заставила подружиться матушка Сибилла. Благо Кезия, занятая все больше делами мирскими, не особо контролировала выдачу книг в монастырской библиотеке.

Так что в древностях беглая послушница разбиралась. Например, могла без труда определить, что в строительстве городских стен и крепости Тартесса использовалась так называемая «циклопическая кладка». Кто мог поднять и положить одну на другую огромные каменные глыбы, как не легендарные одноглазые великаны ахайских мифов циклопы? Остатки такой архитектуры есть и в древних Микенах, по преданию, так же как и Тартесс, основанных атлантами.

Ну, положим, стены и крепость — это понятно. Все-таки оборонительные сооружения. Но зачем те же принципы применялись и в гражданском зодчестве? Многие жилые дома, особенно же в прибрежных районах, тоже были возведены из громадных отесанных валунов. Пиратов опасались строившие их, что ли?

Но больше всего поразили воображение Орланды удивительные статуи, во множестве украшавшие город.

Некоторые из них изображали обычных людей. Наверное, прежних правителей города и героев. На постаментах были надписи, но не на латыни, а на старотартесском языке.

Изваяния эти, преимущественно базальтовые, реже мраморные, походили друг на друга. Грозные и величественные люди с тяжелыми, грузными фигурами и руками и ногами, налитыми сильными мускулами. Лица с большими глазами, орлиными носами и огромными прямоугольными бородами, завитыми в мелкие кольца.

Больше, однако, было статуй, запечатлевших каких-то диковинных животных и птиц. Ну, положим, коня-единорога Орланда знала. Видела на картинках в бестиариях. Да и полуптица-полуженщина сирена тоже ей была знакома. По той же Гомеровой «Одиссее».

Правда, в своем здешнем варианте сладкоголосая певунья не выглядела такой хищной и коварной, как в поэме великого слепого аэда. Улыбалась тепло и открыто, при этом приветливо распростерев огромные крылья, указывающие куда-то в сторону моря. Словно манила полететь вместе с нею в неведомые дали.

Зачарованная красотой мраморной статуи девушка на неуловимый миг пожалела, что у нее, увы, нет крыльев.

Остальные же скульптуры показывали просто неописуемых монстров.

Исполинские кракены с птичьими клювами и со щупальцами, заканчивавшимися человеческими кистями. Конечно, не совсем «человеческими», ибо на них было не по пять, а по шесть-семь пальцев, украшенных острыми кинжалами-когтями.

Люди-змеи, извивающиеся в дикой пляске. Крылатые, хищно оскалившиеся создания, похожие на пантер, и обязательно у каждой из пасти торчит человеческая рука. Громадные нетопыри с рогатыми человеческими головами, пьющие кровь из несчастных жертв.

— Святый Боже, — вздыхала Орланда, мелко крестясь и поеживаясь. — И что только ни создается разгоряченным воображением людей, не ведающих Твоей силы и славы!

И главное, для чего это все? Тартесситы не показались ей людьми, поголовно склонными к мрачности и унынию. Неужели им может нравиться такое? Уж куда, пожалуй, лучше и симпатичнее еретический Анубис-угодник!

— М-м-мяв-в-в! — отвлек ее от осмотра местных «достопримечательностей» оглушительный кошачий вопль. — М-м-мя-а-а-у-у-у-у-у-у!!

— Какого… — вздрогнула от неожиданности девушка.

С уст ее едва не сорвалось грязное ругательство из обширного словарного запаса сестрицы. Орланда в последнее время часто ловила себя на мысли, что ее порой так и подмывает ввернуть в свою речь нечто подобное. Дурной пример, как известно, заразителен.

«Ви?» — отозвался из своей котомки Ваал. Дескать, что за безобразие? Почему шумят, мешают думать о высоком?

Какофония между тем не умолкала. Наоборот, с каждым мгновением визг становился все пронзительнее. И ближе.

Из-за угла ближайшего дома вылетела большущая черная кошка. Ростом с добрую собаку. Завидев перед собой Орланду, она на мгновение остановилась, как вкопанная, выгнула спину и вздыбила шерсть.

— Не бойся, глупенькая, — ласково обратилась к ней девушка. — Я тебя не обижу.

Кусик, наверное, желая поддержать подругу, высунул мордочку из котомки и открыл было рот, но тут же его захлопнул и испуганно юркнул назад. Уж слишком суровым был вид у мурки.

— Держи, держи ее! — послышался звонкий голосок, и вслед за кошкой появилась тоненькая мальчишеская фигурка.

Пушистое существо взвыло и бросилось Орланде прямо под ноги. От неожиданности девушка подпрыгнула и оказалась на постаменте ближайшей статуи. Кошка сиганула в ту же сторону и в мгновение ока взмыла на самую голову чудовищного кракена. Где и продолжала взывать о пощаде.

— Да хватай же ее! — не унимался паренек. — Сбежит ведь!!

— Хм! — опомнилась послушница, спускаясь на грешную землю. Подбоченилась и грозно поперла прямо на малолетнего разбойника: — Ты чего это животину тиранишь, изверг?!

Опешивший мальчик закрыл рот и часто заморгал.

— Ишь какой! — не унималась Орланда. — А по виду так и не скажешь, что ты на такое способен. Сущий ангелочек!

Парень и впрямь походил на херувимчика из иллюстраций к Священному Писанию. Хрупкий, с гладкой бархатной кожей, не тронутой загаром. Роскошные, какого-то золотисто-пшеничного цвета вьющиеся волосы обрамляли его нежное лицо с алыми пухлыми губами и огромными голубыми глазищами. Одет он был в белоснежный хитон с алой каймой, обнажавший левое плечо и закрепленный на правом золотой фибулой в форме осьминога.

— Тебе сколько лет? — продолжала воспитывать пацана послушница, но чуток сбавила тон.

Уж больно симпатичным и каким-то беззащитно-жалким был мальчик.

— Т-тринадцать! — чуть заикаясь ответил он и залился румянцем. — Скоро будет…

— Видишь, какой большой! А озорничаешь, словно желторотый несмышленыш. Не стыдно?

Он покраснел еще гуще. Краска разлилась даже по шее и груди. Такое бывает у очень белокожих людей.

— Или тебя родители не учили, что издеваться над беззащитными созданиями нехорошо?

— Мои родители умерли… Давно…

Отрок потупился и всхлипнул.

— Ну-ну, нечего нюни разводить! — прикрикнула девушка, у которой екнуло от жалости сердце. — Скажи-ка лучше, зачем ты за ней погнался? Что она тебе сделала, эта несчастная кошка?

— Ты, наверное, нездешняя? — поднял на нее наполненные слезами глаза мальчик.

— С чего ты так решил?

— Приняла чупакабру за кошку.

Улыбнулся, обнажив жемчужно-белые зубы.

— Какую еще чупакабру? — возмутилась Орланда. — Что ты мне голову морочишь? У меня что, глаз нет. по-твоему?! — Ткнула пальцем в притаившееся на базальтовом изваянии животное. — Сам посмотри! Что это, если не кошка?

И тут же захлопнула рот. Потом снова открыла от изумления.

То существо, которое она приняло за мурку, таковым вовсе не являлось. Мордой оно больше напоминало летучую мышь. Хари более мерзопакостной Орланде еще не доводилось видеть. Она даже содрогнулась от отвращения.

К тому же тварь обладала и крыльями, также напоминавшими нетопырьи. Кожаные, с перепонками. До этого они были плотно прижаты к туловищу, вот беглянка их и не разглядела.

— Батюшки светы! — перекрестилась девушка. — Это что за чудо-юдо?

— Говорю же тебе: чупакабра, — пояснил мальчик.

— И много у вас здесь такого добра водится? — опасливо заозиралась по сторонам Орланда.

— Да нет, — успокоил ее новый знакомый. — Это специально для меня поймали. А она сбежала. Эргион недосмотрел. Это мой смотритель зверинца.

— Надо же, — хмыкнула послушница. — У тебя и зверинец собственный есть.

— Ну да, — просто пожал плечами парень. — А что тут такого?

— Ага, ага, ничего, — съехидничала она. — Зверинец, дворец, корабли… Правильно?

«Херувим» плавно развел руками, как будто собирался взлететь.

— Тебя как звать-величать?

— Кар… — Видно, что он собирался добавить еще что-то, но сдержался.

— А меня Орланда, — назвалась настоящим именем. А чего тут скрывать? Было бы перед кем. Сопливый красавчик-школяр. — Вот и познакомились! — по-дружески хлопнула его по плечу.

Подросток поморщился и потер ушибленное место. Ишь, неженка!

— Слышь, Кар, а она того, кусачая? — покосилась на хищника послушница.

— Еще какая кусачая, — подтвердил хлюпик. — К тому же и ядовитая. В общем, та еще штучка.

Орланда хмуро огляделась по сторонам. Надо же, и рядом никого, как назло, нет. Вот беда.

— Как же ты ее поймать собирался? — скептически смерила она его с головы до пят. На Геркулеса паренек явно не походил.

Кар покачал головой, так что его золотые волосы рассыпались волнами по плечам.

— Я не один. Просто мои… люди отстали.

Подтверждая его слова, из-за угла выскочила орава вопящих мужчин, разряженных в богатые одежды и вооруженных кто чем. Завидев Кара, они разом остановились и вперед выдвинулся необъятных размеров толстяк с бородой, выкрашенной в синий цвет. Бочком-бочком он приблизился к мальчику, умильно заглянул ему в лицо и всхлипнул.

— Вы что, решили пойти в обход, Эргион? — насупил брови подросток, и его глаза потемнели.

— Мы просто потеряли вас из вида, ва…

Слова так и застряли у несчастного смотрителя в глотке, потому что Кар припечатал его губы ощутимым хлопком ладони.

— Некогда болтать! Вон она, на статуе. Принимайтесь, за работу, пока не убежала.

В его голосе звенел металл. Эргион метнулся обратно, замахал руками, деловито раздавая команды и оплеухи.

— А она не улетит? — тронула мальчугана за плечо Орланда.

Лукавая улыбка. Глаза снова приняли цвет безоблачного неба.

— У нее крылья специально подрезаны. А то б эта бестия уже давно смылась. Ладно, — решительно отстранил ее Кар. — Ты постой вон там, у дома, пока мы не закончим. Если, конечно, не спешишь.

Ох, господи, совсем забыла о том, что направлялась в храм псоглавого угодника. Не ровен час Орландина домой вернется, а ее нет. Чем оправдываться станет? Что ловила с малознакомым пацаненком злобное чудовище? Так ей и поверят. Надо бы идти, куда шла. Но до чего ж хочется посмотреть, чем тут дело закончится. Не каждый день принимаешь участие в охоте на чупакабру. А если точно, то и вообще в первый раз присутствовала на охоте.

Разряженные мужики оцепили базальтового кракена кольцом. Двое из них натянули луки и взяли хищника под прицел. Еще четверо развернули большую мелкоячеистую сеть с привязанными по концам камнями-грузилами.

«Ку-ви?» — заинтересовался их действиями Ваал, но Орланда сердито цыкнула на приятеля. Откуда она знает, что те собрались предпринять. Сиди себе и помалкивай.

Вперед вышел огромный великан-здоровяк. Поклонился Кару и что-то спросил на незнакомом, певучем языке. Мальчик ответил ему такой же высокой мелодичной трелью. «По-птичьи разговаривают?» Великан подхватил сетку и начал делать ею круги в воздухе. В какое-то неуловимое мгновенье отпустил свою снасть, и та стремительно полетела в сторону статуи.

Бросок был рассчитан мастерски. Сетка накрыла макушку изваяния, а вместе с ней и притаившееся там животное.

Чупакабра забилась, все больше запутываясь, и в конце концов сверзилась вниз. Шлепнувшись на мостовую, она продолжала кататься на камнях, оглашая окрестности злобным шипением.

Кар восторженно захлопал в ладоши и вприпрыжку помчался к пойманной беглянке. Не удержалась от любопытства и Орланда. Протискиваясь сквозь плотный заслон слуг (или кем они там были), она с трудом добралась до подножия каменного чудовища.

— Гляди, мы ее таки поймали! — Поднял на девушку сияющие глаза паренек. — Причем целой и невредимой! Это большая удача, что ты попалась мне на пути. Сами боги направили сюда твои стопы.

— Перестань, — засмущалась она. — Что я такого сделала? Разве что накричала на тебя…

Подросток протестующе замахал руками.

— Ты же не знала, что я… Что это чупакабра!

— Ну да, не знала.

— Теперь будешь знать, — подмигнул ей Кар и заливисто рассмеялся.

Его смех был настолько заразителен, что Орланда невольно захихикала вместе с мальчиком. Вслед за ними загыгыкали и слуги, но немедля же и прекратили зубоскальство, уловив неодобрительный жест маленькой руки своего повелителя, подкрепленный злым взглядом.

Изловленную хищницу для пущей надежности связали кожаными ремнями, потом продели в кольца на сетке шест и понесли добычу прочь, распевая на птичьем языке некую песнь, по всей видимости, победный пеан.

— Ты надолго в наш город? — потупившись и ковыряя носком мостовую, поинтересовался парень.

Она пожала плечами:

— Бог весть.

— Знаешь, — его щеки вновь мило запунцовели, — если вдруг… захочешь искупаться… приходи на Царский Берег. Там хорошо, мелко. И вода чистая-чистая. Все до самого дна видно.

Орланда подозрительно сощурилась. Ишь чего выдумал, охальник. Купаться. От горшка два вершка, а уже мужчина. Мысли дурные покоя не дают.

— Приду, — сказала неожиданно для себя.

— Только обязательно приходи! — зашелся щенячьим восторгом юноша.

— Сказала же, — сердито пробурчала бывшая послушница.

— Я тебе и свой зверинец покажу… — продолжал соблазнять змееныш-искуситель.

Да, это куда более любопытно, чем без толку плескаться наядой в воде. Таким, наверное, и сестра заинтересовалась бы.

Вспомнив суровую Орландину, девушка заторопилась:

— Все-все, нам обоим пора. Мир тебе, Кар!

— Радуйся, Орланда! И запомни: Царский Берег. Я буду ждать…


Содержание:
 0  Сети зла : Андрей Чернецов  1  Часть первая ОДНА И ВТОРАЯ : Андрей Чернецов
 2  Глава 2. НА ГОРЯЧЕМ : Андрей Чернецов  3  Глава 3. ЗАПАДНЯ : Андрей Чернецов
 4  Глава 4. ПОСЛУШАНИЕ : Андрей Чернецов  5  Глава 5. ВСТРЕЧА : Андрей Чернецов
 6  Глава 6. ПОДЗЕМЕЛЬЯ СЕРАПИСА : Андрей Чернецов  7  Глава 1. ЗАКАЗ : Андрей Чернецов
 8  Глава 2. НА ГОРЯЧЕМ : Андрей Чернецов  9  Глава 3. ЗАПАДНЯ : Андрей Чернецов
 10  Глава 4. ПОСЛУШАНИЕ : Андрей Чернецов  11  Глава 5. ВСТРЕЧА : Андрей Чернецов
 12  Глава 6. ПОДЗЕМЕЛЬЯ СЕРАПИСА : Андрей Чернецов  13  Часть вторая МИР ИНОЙ : Андрей Чернецов
 14  Глава 8. НЕРАДОСТНЫЕ МЫСЛИ : Андрей Чернецов  15  Глава 9. НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА : Андрей Чернецов
 16  Глава 10. ПРОГУЛКА : Андрей Чернецов  17  Глава 11. ОКНО В ПРОШЛОЕ : Андрей Чернецов
 18  Глава 12. ВРАГ У ВОРОТ : Андрей Чернецов  19  Глава 13. ОСАДА : Андрей Чернецов
 20  Глава 14. ЦАРСКИЙ БЕРЕГ : Андрей Чернецов  21  Глава 15. БЕГСТВО : Андрей Чернецов
 22  Глава 7. СТРАННИЦЫ : Андрей Чернецов  23  Глава 8. НЕРАДОСТНЫЕ МЫСЛИ : Андрей Чернецов
 24  Глава 9. НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА : Андрей Чернецов  25  вы читаете: Глава 10. ПРОГУЛКА : Андрей Чернецов
 26  Глава 11. ОКНО В ПРОШЛОЕ : Андрей Чернецов  27  Глава 12. ВРАГ У ВОРОТ : Андрей Чернецов
 28  Глава 13. ОСАДА : Андрей Чернецов  29  Глава 14. ЦАРСКИЙ БЕРЕГ : Андрей Чернецов
 30  Глава 15. БЕГСТВО : Андрей Чернецов    



 




sitemap