Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава двадцать шестая : Валерия Чернованова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Глава двадцать шестая

Ревность – сестра любви, подобно тому как дьявол – брат ангелов.

С. Буффле

Нарин и Солея

Я стояла на небольшом балкончике, лепящемся к стене недалеко от замковых ворот, и смотрела на дорогу. Рядом со мной пристроились ребята и Кетар, непонятно зачем увязавшийся за нами. Феню я отправила к Теоре несколько дней назад, когда окончился дождь, решила сообщить о подслушанном разговоре Кенэта с незнакомцем.

На центральном балконе, расположенном параллельно нашему, стояли Владыка, Воллэн и несколько старейшин. Счастливой физиономию правителя назвать было трудно, хотя и опечаленным он не выглядел. Воллэн, застывший слева от друга, казался напряженным и взволнованным. Еще бы! Как я потом все-таки выпытала у эмпата, Леста рассказала ему о приезде Эдель в свите принцессы. Вампир не находил себе места.

Затрубили трубы, оповещая окрестности о приезде наследницы Долины Звезд. Ворота Ирриэтона распахнулись, и перед нами предстал кортеж эльфийки во всем своем великолепии.

Шесть белых единорогов скакали впереди процессии. Какие же они красавцы! Я восторженно вздохнула.

– Единороги – священные животные эльфов, – пояснил Стэн, заметив мой восторг. – Стоят они ужасно дорого. Все шесть животных – часть приданого Солеи.

Я присвистнула. Хорошо же король снарядил в дорогу свою дочурку! Это чтобы у Дорриэна не возникло желания отправить невесту обратно. Близнецы рассказали мне несколько историй о своей принцессе. Честно говоря, портрет сложился не самый привлекательный.

За единорогами следовали четыре крепких эльфа, держащих в руках паланкин, украшенный узорами в восточном стиле и воздушными, развевающимися по ветру тканями. Там-то и сидела «долгожданная», спрятавшись от любопытных взглядов посторонних. «Интересно, – подумала я, с жалостью глядя на четырех слуг, – они ее на своих горбах от самого Неаля тащат или успели навести лоск, подъезжая к Ирриэтону?»

Замыкал торжественную процессию небольшой конный отряд из десяти воинов, среди которых я заметила знакомый силуэт девушки с каштановыми волосами. Эдель. Не сдержалась, повернула голову и посмотрела на Вола, желая увидеть его реакцию, но вместо этого напоролась на пристальный взгляд холодных зеленых глаз. Смутившись, отвернулась и продолжила наблюдать за процессией.

– Почему Дорриэн не вышел встречать невесту? – шепотом спросила я.

Наклонившись, Рэй точно так же ответил:

– Есть у Владык Драгонии такая традиция – приветствовать будущую супругу, стоя на главном балконе Ирриэтона. Таким образом они дают понять, что всегда будут выше своей избранницы. Ей суждено быть женой Владыки, но никогда – Владычицей.

– Дурацкая традиция, – сказала я, поморщившись.

Не хватает им тут духа феминизма. Впервые я посочувствовала Солее. Смотреть снизу вверх на гордую и самодовольную рожу Владыки – удовольствие не из приятных. Кстати, об этой самой «роже». Дорриэн стоял и улыбался. Все-таки рад ее приезду, гад!

– А увидит принцесса Владыку на сегодняшнем балу, устроенном в ее честь, где и будет официально представлена эмпатам как будущая супруга Дорриэна.

Процессия остановилась. Слуги поставили паланкин на землю и опустились на колени перед наследницей. Рискуя свалиться вниз, я подалась вперед, чтобы получше рассмотреть Солею. О ее красоте ходило столько легенд, что мне не терпелось проверить, насколько они правдивы. К моему великому разочарованию, принцесса появилась в накинутой на лицо шелковой вуали, не позволяющей «полюбоваться» ее личиком. Единственное, что успела заметить, прежде чем ребята затащили меня обратно, – то, что эльфийка была среднего роста и имела неплохую фигурку.

– Пойдемте. Здесь нам больше нечего делать.

Мы отправились за Лориэном в комнату к близнецам. До бала оставалась куча времени, и мы решили провести его с пользой – поиграть в «Этару».


Дорриэн

Напряженный и подтянутый, я стоял на балконе и с тревогой ждал приближения момента, когда порог Ирриэтона переступит моя будущая жена. Что-либо менять было поздно. Ее кандидатуру выбрал отец, а старейшины поддержали. Мне ничего не оставалось делать, только согласиться. Нарушить волю Шерэтта я не мог, да без супруги меня и не коронуют на престол Драгонии. В общем, Солея – лучший вариант.

Я глянул на балкончик, где стояла Нарин. Почувствовав на себе мой взгляд, посланница обернулась. Пора ей покинуть Драгонию. Так будет лучше для всех нас.

Кортеж продолжал медленно двигаться к стенам замка. Увидев в свите принцессы Эдель, я радостно улыбнулся. Наконец-то смогу поговорить с сестрой. Настало время покончить со всеми тайнами.

Рядом со мной застыл Воллэн, бледный, как сама смерть, и не сводил с сестры горящих глаз. Бедняга! Хотя… у него еще был шанс вернуть Эдель и жениться по любви. У меня же такового не имелось.

Из паланкина выпорхнула Солея и, посмотрев вверх, низко поклонилась мне. Ну что я за идиот?! Женюсь на самой прекрасной девушке Этары с не менее прекрасным приданым, а из головы не выходит нахальный взгляд сумасбродных карих глаз!

Когда с церемониями было покончено, я подозвал одного из слуг и, приказав привести ко мне Эдель, отправился в кабинет. А Вола попросил не попадаться пока сестре на глаза, чтобы она снова не сбежала.


Вскоре Эдель появилась в кабинете. Все такая же гордая, спокойная и прекрасная. Хотя она и презирала свое происхождение, крови Тэр ашт’Сэйн в ней явно было больше, чем крови матери-эльфийки.

Я поднялся навстречу сестре и раскрыл руки для объятия. В ответ Эдель нежно улыбнулась. Хвала богам! Хоть на меня она не обижается.

– Я так рад, что ты снова здесь, со мной.

Улыбка сошла с ее лица так же внезапно, как и появилась. Подойдя к подоконнику, сестра села на него точно так же, как раньше в детстве, когда нас приводили к Шерэтту слушать очередные нравоучения.

– Ненадолго, братишка. Как только состоится свадьба, сразу же уеду. Я теперь служу Седрику.

Проклятье! Зря рассчитывал на легкий разговор.

– Не хочешь мне рассказать, почему тогда сбежала и до сих пор не давала о себе знать?

Я присел рядом.

– Шерэтт рассказал мне все. Я не могла больше здесь находиться!

Демоны! Неужели отец смог так поступить?! Зачем? Я знал, что Шерэтт порой бывал жесток и слишком деспотичен, но чтобы лишить счастья собственную дочь накануне свадьбы… Это уж слишком!

– Мы с Волом ничего не рассказывали тебе, потому что не хотели делать больно.

– С Волом?! – Сестра вскочила с подоконника и полным ненависти взглядом посмотрела на меня. Как будто это не я, а он сейчас находился рядом. – Даже не смей упоминать при мне имени этого мерзавца! Или я сейчас же покину Ирриэтон, и ты меня больше не увидишь. Ни-ко-гда!

Я смотрел на сестру и не мог понять, что же такого сделал ей советник. Ведь не он же убивал Наину!

– Что между вами произошло?

Эдель снова села, но тот барьер, который возник после упоминания об эмпате, рушить не стала.

– Можешь говорить на любые темы. Только не спрашивай ничего о своем советнике.

Бедный Вол! Я надеялся помирить их, но, похоже, Эдель никогда не простит его. Знать бы за что. К сожалению, моя младшая сестренка всегда блокировалась, и просмотреть ее не представлялось возможным.

– Ты рад приезду своей невесты? – В глазах Эдель заиграли озорные огоньки.

– А ты бы радовалась неминуемой смерти? – Честно говоря, в глубине души я надеялся, что эльфийка до нас не доедет. Мало ли что могло случиться в дороге…

Девушка взяла с подоконника книгу и задумчиво повертела ее в руках.

– А Солея надеется обрести счастье, Дор. Хоть я ее и не переношу, но понимаю, что любая девушка, даже такая выдра, как наша принцесса, заслуживает счастья в браке. И от тебя зависит, сделаешь ты ее счастливой или заставишь страдать.

Я привлек к себе сестренку и не знал, что ответить. Наверное, если бы у меня был младший брат, я бы отказался от престола в его пользу. Только бы не жениться!

Эдель отстранилась, посмотрела на меня долгим изучающим взглядом. Так сестра обычно пыталась просмотреть меня.

– Почему ты противишься этому браку? Что-то произошло, пока меня не было? Раньше ты спокойно относился к союзу с принцессой.

Я и сам не знал. В последние дни у меня появилось ощущение, будто я загнан в ловушку, из которой никогда не выберусь. Да еще и Нарин!

– Может, ты влюбился?

Я постарался прогнать грустные мысли и весело улыбнулся.

– В кого? Ты же знаешь, в моем сердце царит только моя младшая сестренка.

В ответ Эдель звонко рассмеялась и, обняв меня, направилась к двери.

– Мне нужно немного передохнуть, Дор. За эти дни Солея вытрепала мне все нервы. У нас еще будет время поговорить.

Я кивнул, позволяя уйти. Представляю, чего сестра натерпелась за последние дни! А мне придется терпеть это всю оставшуюся жизнь!


Нарин

Мы увлеклись игрой и не заметили, как наступил вечер. Если бы не Инэка, вовремя напомнившая о празднике, я бы так и осталась в комнате друзей.

Договорились через час встретиться у меня, и я последовала за служанкой. Идти на бал, посвященный прибытию невесты Дорриэна, совершенно не хотелось. Может, остаться у себя? Высплюсь хотя бы.

– Инэка, я что-то себя неважно чувствую. Передай ребятам, что я никуда не пойду.

Эмпатия остановилась посреди коридора, с недоумением посмотрела на меня.

– Но это невозможно!

– Кто сказал? В вашем мире не бывает ничего невозможного! Даже я это уже поняла. Инэка, я очень устала и хочу спать.

Девушка не сдвинулась с места. Она что здесь, корни решила пустить?

– Вы ведь посланница Нельвии! С вашей стороны будет большим оскорблением Владыке не явиться на бал принцессы Солеи.

Принцессы Солеи! У меня скоро аллергия начнется на эти два слова!

Выхватив из рук служанки ключи, я поспешила к себе. Все, не пойду! Им и без посланницы будет неплохо!

Схватила со стола томик древнеэльфийской поэзии (сплошной белый стих!), которым я развлекала себя последние два вечера, развалилась на кровати, даже не сняв обуви.

Странно! Куда же делась Инэка с мольбами и уговорами одуматься и не рисковать собственной головой? Эмпатия не появлялась. Я постаралась сосредоточиться на очередной поэме, которую эльф-менестрель когда-то посвятил возлюбленной.


…В пучине глаз твоих морских, бездонных…

Хм, должно быть, его возлюбленной была русалка. У кого еще могут быть морские глаза? Но это еще ничего. А вот, послушайте:


…Огонь любви потоком хлещет из глазниц…

Ну и фантазия была у поэта! Я представила девушку, из глазниц, а не из глаз которой вырываются языки пламени. Жуткое зрелище!


…Эльфийка, ты куда? Постой! Вернись!
Прекраснее тебя я не встречал!..

Я с раздражением кинула книгу на пол. И здесь прекрасная эльфийка! Сегодня прямо эльфийский день! Заложив руки за голову, уставилась в потолок, размышляя, чем бы заняться. Просить ребят остаться со мной не хотелось. Они же так любят балы! Где еще можно получить столько халявной выпивки и поглазеть на красивых девушек?

У меня почему-то пропало желание смотреть на Солею. Потом как-нибудь…

Дверь с грохотом распахнулась, ударилась о стену. Я спокойно поглядела на Вола, сильно напоминавшего сейчас эльфийку с огнем в глазницах. Правда, у советника еще и пар валил из ушей. Инэка, испуганно прижимая к себе какой-то сверток, маячила за спиной эмпата.

– Ты идешь на бал!

Я приподнялась на локтях и осведомилась:

– Это вопрос или просьба?

– Это приказ!

После моего равнодушного «хм» Воллэн подлетел ко мне и, резко рванув за руку (конечно же за больную!), заставил сесть.

– Собирайся!

Я отрицательно покачала головой и, скрестив ноги по-турецки, принялась приводить в порядок ногти.

– Я ни-ку-да не пойду!

Воллэн, размахивая и жестикулируя, словно гаишник на перекрестке, прокричал:

– Да что с вами всеми происходит?! Дорриэн не хочет идти на бал, ссылается на срочные дела, ты заявляешь о плохом самочувствии! А уговаривать вас должен я!

Я равнодушно пожала плечами, не сводя глаз со своих ногтей.

– Не уговаривай.

Советник зашипел.

– К тому же мне нечего надеть.

– Если через полчаса не будешь готова, я потащу тебя в том, что на тебе окажется!

– Ага, еще скажи – в чем мать родила.

– Тоже неплохой вариант, – уже выходя, крикнул Воллэн.

Инэка с опаской приблизилась к кровати и разложила платье, которое все это время держала в руках. Забыв на какое-то время об обиде, я залюбовалась нарядом. Как красиво! Белоснежного цвета, из блестящего атласа, платье собиралось под грудью и свободно расширялось книзу. К белой ленте, подчеркивающей глубокий вырез, была пришита белая прозрачная ткань, больше похожая на паутину, усыпанную мельчайшими камешками. Спереди «паутинка» расходилась, открывая нижнюю атласную юбку, сзади оканчивалась коротким шлейфом. К платью прилагалась пара перчаток.

– И вот это, – эмпатия положила рядом с бальным одеянием серебряную диадему в форме двух переплетающихся змеек.

Точно такие же змеи были выгравированы на королевском гербе Владык и на воротах Ирриэтона.

Я еще раз взглянула на наряд и отвернулась.

– Все равно не пойду! В нем я буду похожа на невесту. А двум невестам на одном празднике нет места!

– Ну почему на невесту? – Инэка присела на корточки возле кровати и посмотрела на меня ласково.

«Ей бы гипнотизером работать!» – глядя в бездонные глаза эмпатии, подумала я. Каждый раз, когда она вот так на меня смотрела, я успокаивалась и чувствовала себя защищенной.

– Свадебный наряд Владычиц Драгонии – красного цвета. На прошлом балу вы действительно выглядели как повелительница эмпатов.

– Где ты его взяла?

Интересно, где они вообще их берут? Теора, скорее всего, заимствовала для меня одежду у своих фрейлин. А сейчас? Неужели какая-нибудь эмпатия согласилась поделиться со мной такой красотой?!

– Его высочество приказали принести его вам. Платье когда-то принадлежало королеве Мине, матери теперешнего Владыки.

Я осторожно коснулась мягкой ткани. Наверное, Дорриэн подумал, раз уж я завладела колье бывшей Владычицы, значит, мне можно скинуть и весь ее гардероб. В принципе, я не против. Похоже, у эмпатии был неплохой нюх на шмотки.

Едва я успела собраться, в дверях показался Воллэн. Удовлетворенно кивнув, советник попросил поторапливаться и ушел. В коридоре тут же послышался веселый хохот эльфов и Лора.

– Я сейчас расплачусь, – заявил Рэй, увидев мою скромную персону. – Если бы не знал, кто ты, подумал бы, что одна из прекрасных гелланий спустилась на землю, чтобы одарить нас, смертных, неземным счастьем созерцать ее красоту.

– Где ты такое вычитал? – Лор подошел ко мне и галантно поцеловал мою руку. – Обычно все твои предложения не превышают десяти слов.

Не дав разгореться очередной перепалке, я схватила друзей и поспешила с ними в зал.

Возле дверей, как обычно во время балов, толпились приглашенные. Мы пристроились рядом, терпеливо ожидая очереди войти.

– Солея тоже должна стоять в дверях?

Стэн, услышав мой тихий вопрос, ответил:

– Нет. Принцесса первая входит в зал. После этого представляют остальных.

Очутившись в зале, я сразу же увидела эльфийку, восседающую на троне по левую руку от Дорриэна. Приближаясь к жениху и невесте, чтобы поприветствовать, я не могла оторвать от Солеи взгляда. Неужели можно быть настолько красивой? Я по сравнению с ней казалась себе облезлой серой мышью. Даже великолепное платье мне не помогло.

Бездонные голубые глаза, пухлые, как после поцелуев, алые губы, падающие блестящей волной золотые локоны, украшенные нежными цветами… Словами такую красоту не передать. Принцесса была одета в легкое, почти невесомое платье розового цвета. Хоть я и не люблю этот цвет, должна признать, эльфийка выглядела бесподобно. И зачем боги наделили эльфов красотой? Могли бы вручить им что-нибудь попроще.

Низко склонившись к Солее, Владыка что-то с улыбкой нашептывал. Та восторженно кивала и смотрела на него с благоговейным трепетом. Милуются голубки! Я сжала в руках прохладную ткань платья. Не понимаю, что со мной происходит?

– С тобой все в порядке? Ты выглядишь бледной, – появился Воллэн, взял меня за руку и подвел к трону.

– Неудачно выбрала тон пудры, – процедила сквозь зубы и склонила голову перед сильными мира сего.

Делать глубокий реверанс я не собиралась. Больно много чести. И вообще эльфы и эмпаты скоро станут врагами Нельвии, так что испытывать к ним особое почтение я не обязана.

Вол слегка кашлянул и заставил меня вернуться к реальности.

– Принцесса Солея, – произнес он тоном диктора на спортивных соревнованиях, – имею честь представить вам Нарин, посланницу мира королевства Нельвия.

Я выпрямилась и посмотрела на Солею. Та скривилась, будто прожевала целый лимон, и, мельком глянув на меня, продолжила прерванный нашим появлением разговор. Владыка коротко кивнул и переключился на невесту.

Я еще сильнее сжала пальцами ткань платья и почувствовала, как кто-то потянул меня за руку.

– Нет, ты видел, Вол?! Хамы и гордецы все ваши правители, повелители, Владыки! – Я чуть не бежала за советником, уводящим меня подальше от толпы. Щеки горели от гнева, обиды и еще чего-то очень похожего на ревность. – Жаль, демократии у вас еще не изобрели, или на крайний случай коммунизма.

Не реагируя на тихое бормотание, Вол подвел меня к окну и, остановившись, внимательно посмотрел в глаза.

– Никак не могу понять, что с тобой происходит? Еще вчера ты была весела и благодушна, а сегодня напоминаешь сорвавшегося с цепи голодного пса!

Немного успокоившись, я посмотрела, нет ли поблизости слуг с подносами.

– Что-то потеряла? – Советник не спешил оставлять меня одну.

Видимо, боялся, что в таком состоянии я нарвусь на неприятности. И правильно делал.

– Где тут у вас столы с закусками и выпивкой?

Услышав мой вопрос, Воллэн скривился похлеще Солеи.

– Только не говори мне, что Владыка экономит на продуктах!

Мимо проходил слуга. Щелкнув пальцами, я подозвала его и, забрав у обалдевшего эмпата поднос с бокалами, поставила на подоконник.

– Зачем тебе шесть бокалов вина?!

Кажется, так низко в его глазах я еще не падала!

– Вол, ты иногда бываешь таким… таким… – не найдя определения, я залпом осушила один бокал и принялась за второй.

Вино ударило в голову. За целый день я проглотила всего пару фруктов и теперь чувствовала, как алкоголь горячей волной распространяется по организму.

Когда всех гостей представили, Солею огласили будущей королевой эмпатов. К сожалению, я прослушала торжественную речь одного из старейшин. Как раз в этот момент тихо переругивалась с советником, пытавшимся вырвать у меня из рук третий бокал. Ему это удалось.

– Ты в своем уме?! Решила напиться на глазах у сотен придворных?

– Но ведь ты же не дал мне напиться у себя в комнате! Лориэн вполне мог сыграть офи-ци-ального (боже, какое сложное слово!) представителя Нельвии на балу!

Эмпат ударил меня по руке, протянувшейся к очередному бокалу, ответил:

– Посланница здесь ты! Лориэн находится в Драгонии как частное лицо.

Он прав. Я должна была присутствовать на балу, и я пришла. Но быть примерной девочкой не обещала!

Объявили первый танец будущих супругов. Дорриэн вывел Солею в центр зала, поклонился и подал руку. Я встала на цыпочки, желая получше разглядеть эту парочку.

– Забыл сказать, ты выглядишь потрясающе!

Я отмахнулась от эмпата.

– Если ты решил задобрить меня комплиментами, ничего не выйдет. Иди, говори их Солее.

Воллэн усмехнулся.

– Ей есть от кого принимать комплименты.

Я бы ему вмазала, но ко мне подошел молодой эльф и пригласил на танец. «Должно быть, из свиты Солеи!» – подумала я и проследовала за парнем в круг танцующих. Красивый, как и все эльфы, он был чуть ли не на голову выше меня. Стройный, широкоплечий, с длинными светлыми волосами и яркими голубыми глазами. Вообще я заметила, многие эльфы предпочитали носить длинные волосы, собранные в хвост. Среди эмпатов с такой прической ходил только Воллэн.

– Меня зовут Уэйн. Я приехал сюда вместе с принцессой.

Я кокетливо улыбнулась и пропела нежным голосом:

– Я это уже поняла. Если бы вы появились в Ирриэтоне раньше, я бы непременно вас заметила. А мое имя…

– Нарин. Я слышал, как вас представляли Солее. И видел сегодня утром на балконе, когда проезжал мимо. Вы были так красивы…

– А сейчас я стала похожа на мерзкую пупырчатую жабу?

Эльф громко расхохотался, привлекая к нам лишнее внимание.

Танцующие выстроились в два ряда – дамы напротив кавалеров. Сделав несколько бальных па, мы поменялись партнерами. В принципе, ничего сложного в этих танцах не было. Наоборот, они мне казались слишком скучными. В общем, типичная средневековая дискотека.

Я сделала шаг назад и поравнялась со своим новым партнером.

– Ты сегодня прекрасна! – Владыка, медленно обошел меня по кругу.

Какие же они все одинаковые! Хоть бы один сказал что-то новенькое.

– А я думала, ты, кроме Солеи, никого не замечаешь!

Он взял мою руку и повел за скользящей впереди парой. Я вздрогнула от прикосновения горячих пальцев к коже. Демоны! Это вино так действует, или я действительно влюбилась?

– Тебе очень идет это платье.

– Лучше бы оставил его Солее. Я слышала, она любит подарки.

– Вы самая красивая девушка в этом зале, – чуть прищурив глаза и не прекращая смотреть на меня, заявил Уэйн, когда мы с ним вновь оказались в паре.

Я изобразила жалкое подобие улыбки. Комплименты начали раздражать. К тому же несмотря на распахнутые окна и двери, стояла невыносимая духота.

– А как же ваша принцесса? Разве она не прекрасна?

Уэйн закружил меня в танце, и мне стало еще хуже. В глазах заиграли цветные огоньки.

– Вы ее просто не знаете…

– Не знал, что ты знакома с Уэйном.

Я снова оказалась в паре с Владыкой.

– Знакома. Очаровательный юноша, не находишь?

Внезапно Дорриэн до боли сжал мое запястье.

– Не связывайся с ним, Нарин! Этот парень может быть очень опасен!

Я посмотрела в зеленые глаза и отвела взгляд. Мне показалось, или тень беспокойства проскользнула в них? Решить для себя, что же все-таки это было, я не успела, – меня перехватил Уэйн и предложил передохнуть. Я не сопротивлялась. Голова начала раскалываться от шума. Захотелось найти ребят и пойти с ними в парк. Одна я не решалась гулять по лабиринту, так как плохо в нем ориентировалась.

– Не хотите выйти подышать свежим воздухом? – елейным голосом спросил эльф и подал мне бокал вина.

Оглянувшись по сторонам, взяла бокал и машинально сделала несколько глотков. Друзей нигде не было. Куда же они могли подеваться? Неужели решили продолжить диверсионные работы в замке Владыки? Но тогда почему без меня? Я бы сейчас камня на камне не оставила от Ирриэтона, пусть под его развалинами исчезнут Дорриэн вместе с эльфийской принцессочкой!

– Нарин, вы со мной?

Я вздрогнула и позволила вывести себя в сад. Лицо приятно освежала ночная прохлада. Вот только темно было. Звезды спрятались за набежавшими тучами. Да еще туман начал сгущаться. Наверное, поэтому в парке не оказалось гуляющих придворных. Уэйн повел меня в глубь сада, петляя по лабиринту. Я, как сомнамбула, следовала за ним, не запоминая дороги.

Эльф бережно усадил меня на скамейку, присел рядом.

– Мне показалось или вы чем-то расстроены? Может, я смогу помочь? – юноша придвинулся поближе и взял мою руку.

Слегка отстранившись, я покачала головой.

– Думаю, сейчас мне никто не поможет.

– И все-таки я попытаюсь вас утешить, – он наклонился к моему лицу.

Меня обдало жаром внезапно нахлынувшего чувства опасности. Только сейчас поняла, что оказалась одна с совершенно незнакомым эльфом в ночном лабиринте. Ощутив запах его приторных духов, смешанных с запахом пота, я содрогнулась.

– Будет лучше, если мы вернемся в замок. – Я резко вскочила и почувствовала сильное головокружение. Прошла пару шагов, но меня грубо потянули назад и кинули на лавку. – Пусти! – Я попыталась вырваться из цепких рук эльфа.

Не тут-то было! Подняла глаза и вскрикнула. Вместо приятного милого юноши надо мной склонился безумец, осматривающий мое тело жадным, голодным взглядом.

– Да ты благодарить меня должна за оказанную честь!

Не сдержавшись, я плюнула в мерзкую рожу и получила в ответ увесистую пощечину. Попыталась закричать, но Уэйн зажал мне рот левой рукой, а правой принялся шарить по спине, чтобы ослабить шнуровку платья.

Впервые в жизни я ощущала себя попавшим в капкан животным. Парень был намного сильнее меня, к тому же его силу умножала жажда обладания.

Никто мне не поможет! Я собрала последние силы и, резко ударив насильника коленкой в живот, укусила зажавшую рот руку. Не ожидавший сопротивления мерзавец на секунду замешкался, ослабил хватку. Воспользовавшись спасительным мгновением, я выскочила из-под Уэйна и рванула за поворот. Эльф яростно выругался и побежал за мной. Я задыхалась от страха, чувствуя за спиной настигающие шаги. Шлейф платья мешал бежать, то и дело попадал под ноги.

Как же поздно я почувствовала опасность! Я кляла себя за неосторожность и наивность, глупость и беспечность. Уэйн настигал. Озлобленный, он что-то кричал мне, но я не могла разобрать что. Да и не пыталась. Чем дольше я бежала, тем дальше уходила в глубину лабиринта, как тогда, на кладбище.

Если бы ребята или Воллэн были здесь! К несчастью, я оказалась наедине с кошмаром. Воллэн! На какой-то миг сердце озарил луч надежды. Сконцентрировав энергию, насколько это было возможно при таком бешеном беге, я послала сигнал о помощи эмпату. Если бы он каким-то чудом оказался поблизости и услышал меня! Шаги сзади затихли. Слава богу! Оторвалась!

Я свернула направо и закричала от неожиданности. Передо мной стоял Уэйн и прожигал меня полным ненависти и ярости взглядом. По его левой руке тоненькой струйкой стекала кровь. Не обратив на это внимания, эльф вытер вспотевший лоб и испачкал лицо кровью. На фоне красных потеков его голубые глаза казались острыми осколками льда, проникающими в запретные глубины моего сознания.

Расплывшись в жуткой усмешке, эльф прошипел:

– Вот ты и попалась, дрянь! Даже не думай кричать. Ты завела нас в такую глушь, что никто тебя не услышит.

Я сделала несколько шагов назад и, даже не успев понять, что происходит, оказалась на мокрой траве. Я не пыталась сопротивляться. Тело сковал страх. Он был сильнее тысяч железных цепей. Почувствовав, что руки начали жадно шарить по моей груди, я сделала слабую попытку вырваться, но лицо вдруг обожгла пронзительная боль. Я утонула в огромной, охватившей все мое существо тьме.


Дорриэн

Как мне и было положено, я восседал на троне рядом с Солеей и рассказывал ей о прибывающих в зал гостях. Нарин до сих пор не появилась. Интересно, понравился ли ей мой подарок? Солея что-то лепетала – то ли жаловалась на трудное путешествие, то ли обижалась на плохую погоду в Драгонии. Я не слушал. Чем дольше я находился рядом с принцессой, тем отчетливее понимал, в какую ловушку попал.

Заметив, что Нарин входит в зал, я указал на нее Солее. Даже не взглянув на посланницу, принцесса продолжила городить какую-то чушь. Эльфийка в своем репертуаре – восхищается собой любимой и не замечает других девушек.

Нарин уже почти подошла к нам, когда ее перехватил Воллэн и, взяв под локоть, повел к трону. Только сейчас я заметил, что с посланницей что-то не так. Бледна, как сама смерть. А этот бешеный огонь в глазах! Кто же ее так довел? Склонив в легком, почти пренебрежительном поклоне хорошенькую головку, украшенную диадемой матери, она непокорно тряхнула черными, сверкающими в свете свечей локонами и, выпрямившись, застыла. Воллэн что-то шепнул девушке на ухо и увел ее прочь.

– …А потом мы целые сутки провели в старом, жутко вонючем трактире, так как из-за дождя невозможно было ехать. А я так хотела…

Я не понял, чего она там хотела. Схватив из вазы огромное яблоко, несколько раз подкинул его в воздухе, мечтая запихнуть фрукт Солее в глотку. Демоны! Когда же она заткнется!

Наконец ее словесный поток прервал голос старейшины. Ореус громогласно объявил о нашей скорой свадьбе и представил принцессу как будущую правительницу Драгонии. Солея засияла. Вот и все. Назад дороги теперь точно не было.

Настал черед первого танца. Тяжело вздохнув, я повел невесту в центр зала. Вокруг нас закружились танцующие пары. О боги! Я увидел, как хрупкую фигурку моей посланницы лапает какой-то эльф! Уэйн?!

Перехватил ее в танце, пихнул эльфу Солею. Пусть развлекаются.

– Ты сегодня прекрасна! – я окинул Нарин беглым взглядом.

Натянутая, как струна, она чуть ли не с ненавистью смотрела на меня. До сих пор бледная, если не считать играющего на щеках румянца и шального блеска в глазах. Когда она успела выпить?

– А я думала, ты никого, кроме Солеи, не замечаешь!

Я слышал сарказм в ее голосе или это были нотки ревности? Взяв девчонку за руку, почувствовал холод ее пальцев.

– Тебе очень идет это платье. – Я помнил маму в этом наряде, видел ее застывшей на великолепном портрете. Но даже она не выглядела в этом платье так гармонично.

– Лучше бы оставил его Солее. Я слышала, она любит подарки.

Я ничего не успел ответить. Вместо Нарин передо мной уже стояла эльфийка. Скосившись в сторону, заметил хищный взгляд Уэйна, скользящий по платью Нарин. Сволочь! Придушу гада!

Перехватив посланницу во второй раз, быстро проговорил:

– Не знал, что ты знакома с Уэйном.

Девчонка дерзко улыбнулась, будто бросила мне вызов.

– Знакома. Очаровательный юноша, не находишь?

Сейчас мне хотелось придушить ее!

– Не связывайся с ним, Нарин! Этот парень может оказаться очень опасным!

Я давно знал Уэйна. Он был сыном герцога де Ора, одного из самых богатых и влиятельных подданных Седрика. Поговаривали, что король давно находится под влиянием де Ора. Герцог даже хотел сделать своего старшего сына преемником Седрика, женив того на Солее.

За Уэйном закрепилась дурная слава. Я слышал несколько историй о девушках, посмевших отказать ему. Вроде бы кого-то он покалечил, а кого-то даже убил. Но это были всего лишь слухи. Доказательства отсутствовали.

Подвел Солею к трону и осмотрелся. Нарин видно не было. Уэйна тоже. Проклятье! От ее неразлучной троицы вместе с Волом и след простыл.

– Ваше высочество, – ко мне приблизился Арон, – вернулся гонец. У него что-то срочное.

В последний раз осмотрел зал. Возможно, девушка увидела друзей и убежала с ними. Не может быть, чтобы Нарин решилась куда-то идти в компании совершенно незнакомого эльфа!


Воллэн

– Ты не пришла на бал! – Я подошел к старому дереву, растущему на окраине парка.

Как и ожидал, Эдель была здесь. Спрятавшись среди листвы, она сидела на ветке, свесив одну ногу вниз, и лениво ею покачивала.

– Воллэн, ты всегда поражал меня своей сообразительностью.

Я взобрался на соседнюю ветку, сел напротив девушки. Сколько вечеров мы здесь провели, строя планы на будущее! Наше будущее.

– Помнишь, как я сделал тебе предложение? Возле этого самого дуба.

Эмпатия горько усмехнулась.

– Я давно все забыла, – она подняла на меня янтарные глаза, – и не хочу вспоминать.

Попытался немного приблизиться к Эдель, но она мне этого не позволила.

– Мне казалось, ты сейчас на балу… вы стояли вместе с посланницей. Все только о вас и говорят.

Я недоуменно посмотрел на девушку. Неужели она тоже верит в эту чушь?

– Рада за тебя, Вол. Честно. – Эмпатия спрыгнула с дерева и направилась в сторону лабиринта.

– Ты опять убегаешь. Не надоело?

Эдель обернулась и резко бросила:

– Мне незачем убегать от тебя, советник. Но и ты не смей ко мне приближаться! – она сделала несколько шагов навстречу и прошипела: – Иначе я тебя уничтожу.

Не дав мне опомниться, Эдель скрылась в густых зарослях. Никогда прежде не слышал в ее голосе такой злобы, смешанной с каким-то другим, непонятным мне чувством. Что же мне сделать, чтобы узнать, что наговорил ей Шерэтт? У меня вдруг возникло желание догнать ее и заставить все рассказать. Но я услышал крик о помощи. Нет, наверное, показалось. Вокруг царила нерушимая тишина. Даже пения птиц слышно не было. Должно быть, все из-за нервов…

Крик повторился, постепенно перешел в тихие мольбы. Кто-то телепатически просил меня о помощи, и этот кто-то… о боги! Нарин! В одно мгновение я почувствовал ее страх и боль. Что же такого могло случиться за те полчаса, на которые я ее оставил?! Сконцентрировавшись на послании, бросился в лабиринт. Впереди маячила тонущая в густом тумане фигура Эдель.

– Эдель! – заорал я что есть мочи. – С Нарин что-то случилось! Она в лабиринте, но я не могу понять где!

Дважды повторять эмпатии не пришлось. Пригнувшись к земле, Эдель прислушалась.

– Сюда! – она тенью метнулась влево. – Бежим к летнему фонтанчику!

Мы молча устремились вперед. Я чувствовал ужас Нарин и боялся опоздать. Неужели очередное покушение?

– Я слышу их! – Девушка перепрыгнула через кусты, не желая терять времени на обход лабиринта.

Я последовал ее примеру и увидел Нарин, лежащую без сознания на траве. Над ней склонился молодой эльф и трясущимися руками пытался разорвать лиф ее платья. Демоны!

Эдель меня опередила. Прыгнув на эльфа, она оттолкнула его от бесчувственного тела посланницы и с яростью ударила в грудь. Не ожидавший нападения, тот не сопротивлялся, но, опомнившись, кинулся на Эдель. Теперь настал мой черед. Подскочив, я схватил его за шкирку и, развернув к себе, с силой ударил в живот. Эльф попытался нанести ответный удар, но промахнулся, моя нога резко отбросила его на землю.

– Быстро беги за Мортом и предупреди Дора! – бросил я Эдель, склонившись над посланницей.

– Не стоит сейчас беспокоить Дорриэна.

– Не спорь! – впервые в жизни я кричал на любимую.

Отвернувшись, она побежала по аллее. Неужели я только что видел слезы в ее глазах?

Я коснулся холодной руки Нарин. Она до сих пор была без сознания. Тело не пострадало, если не считать синяков на лице и руках.

Мразь! Мог бы убить, убил бы!

Девушка слабо застонала. Решив не ждать, пока придет доктор, я поднял ее с сырой земли и понес в замок. Эльф никуда не исчезнет. Все равно бежать ему некуда.


Дорриэн

Известия, привезенные гонцом, не радовали. В который раз солдаты потеряли след Кенэта. И куда он постоянно исчезает? Последние месяцы я следил за магом, но тот всякий раз ускользал от меня. Я точно знал: Кенэту известно имя убийцы. Но если он не в сговоре с Теорой, с кем тогда?

Я вернулся в зал. Солея сидела, надув губки, и чуть ли не плача следила за веселящимися придворными. Придется ее развлекать. Опустился на трон возле принцессы и, улыбнувшись, спросил, что ее могло так расстроить. Эльфийка раскрыла рот, чтобы высказать наболевшее, но в зал вбежала Эдель. Одетая в свой любимый охотничий костюм, с распущенными волосами и полными тревоги глазами, сестра испуганно огляделась по сторонам и поспешила ко мне. Музыка стихла. Взгляды устремились на эмпатию. Приблизившись, она заговорила.

Демоны!

Я вскочил с трона и, приказав музыкантам играть, поспешил за сестрой. Возле комнаты Нарин нас встретил доктор Морт.

– Что с ней?

– Успокоительное, смешанное с веальским снотворным, должно помочь. Я дал их в надежде на то, что посланница заснет и завтра все пережитое будет казаться ей неясным и далеким. Но Нарин даже не шевелится. У нее сильный шок. Думаю, не стоит ее сейчас беспокоить, ваше высочество.

Я молча отодвинул доктора и вошел. В комнате было темно. Только свет от потрескивающих в камине поленьев слабо освещал стены и мебель.

Нарин сидела на кровати в разорванном платье. Прижав колени к груди, неотрывно смотрела на играющие языки пламени. Рядом пристроился Воллэн и молча наблюдал за девушкой.

– Выйди!

Советник встал. Он не посмел перечить. Я занял его место возле посланницы. Казалось, она даже не заметила моего прихода.

– У нее шок, – тихо проронил Воллэн у самой двери. – Она никого не хочет ни видеть, ни слышать.

Когда за ним закрылась дверь, я вновь повернулся к девушке. Какое-то время мы сидели молча. Нарин не двигалась, она вообще не подавала никаких признаков жизни.

– Нарин. – Я попытался взять слабую руку.

Почувствовав мое прикосновение, она вырвалась и сильнее прижалась к спинке кровати.

– Уходи, – голос посланницы казался глухим и безжизненным.

– Не уйду, пока ты не перестанешь сидеть и неотрывно смотреть в одну точку!

Наконец-то она перевела взгляд с камина на меня. Никогда до этого случая я не видел ее в подобном состоянии. Казалось, силы навсегда покинули это хрупкое тело.

– Дорриэн, я хочу побыть одна.

– Зачем ты пошла с Уэйном? Я ведь предупреждал тебя.

Жестоко с моей стороны говорить об этой мрази, но нужно было вернуть ее к жизни. Заставить хоть что-то почувствовать. Пусть даже страх и ненависть к эльфу.

Посланница резко вскочила на кровати и впилась в меня полным дикой ярости взглядом.

– Предупреждал?! А почему не остановил?!

Я встал рядом с Нарин. Поднял голову, холодно произнес, наблюдая, как по лицу девушки медленно катятся первые слезы:

– Но, по-моему, ты не была против общества эльфа?

Сжав руки в кулаки и зашипев, словно взбешенная кошка, девушка кинулась на меня. Несколько раз ударила (для снятия напряжения!). Потом, схватив в охапку, я поставил ее на пол. Нарин попыталась вырваться, я не ослабил объятий. Она несколько раз всхлипнула и притихла. Полными слез глазами девушка молча смотрела на меня. Зачем-то я смахнул с нежного лица несколько слезинок, наклонился к ней и поцеловал. Не сопротивляясь, Нарин приникла ко мне, тяжело вздохнула и потеряла сознание. Снотворное наконец-то начало действовать. Завтра она проснется, и все пережитое будет казаться ей неясным сном.

Уложив девушку на кровать и укрыв одеялом, вышел из комнаты, приказав заботливой Инэке никого не впускать до утра.

Теперь настал черед разобраться с этим любителем женских прелестей. После сегодняшнего случая никто не посмеет обидеть мою посланницу!


Содержание:
 0  Проклятие Владык : Валерия Чернованова  1  Глава первая : Валерия Чернованова
 2  Глава вторая : Валерия Чернованова  3  Глава третья : Валерия Чернованова
 4  Глава четвертая : Валерия Чернованова  5  Глава пятая : Валерия Чернованова
 6  Глава шестая : Валерия Чернованова  7  Глава седьмая : Валерия Чернованова
 8  Глава восьмая : Валерия Чернованова  9  Глава девятая : Валерия Чернованова
 10  Глава десятая : Валерия Чернованова  11  Глава одиннадцатая : Валерия Чернованова
 12  Глава двенадцатая : Валерия Чернованова  13  Глава тринадцатая : Валерия Чернованова
 14  Глава четырнадцатая : Валерия Чернованова  15  Глава пятнадцатая : Валерия Чернованова
 16  Глава шестнадцатая : Валерия Чернованова  17  Глава семнадцатая : Валерия Чернованова
 18  Глава восемнадцатая : Валерия Чернованова  19  Глава девятнадцатая : Валерия Чернованова
 20  Глава двадцатая : Валерия Чернованова  21  Глава двадцать первая : Валерия Чернованова
 22  Глава двадцать вторая : Валерия Чернованова  23  Глава двадцать третья : Валерия Чернованова
 24  Глава двадцать четвертая : Валерия Чернованова  25  Глава двадцать пятая : Валерия Чернованова
 26  вы читаете: Глава двадцать шестая : Валерия Чернованова  27  Глава двадцать седьмая : Валерия Чернованова
 28  Глава двадцать восьмая : Валерия Чернованова  29  Глава двадцать девятая : Валерия Чернованова
 30  Глава тридцатая : Валерия Чернованова  31  Глава тридцать первая : Валерия Чернованова
 32  Глава тридцать вторая : Валерия Чернованова  33  Глава тридцать третья : Валерия Чернованова
 34  Глава тридцать четвертая : Валерия Чернованова  35  Глава тридцать пятая : Валерия Чернованова
 36  Глава тридцать шестая : Валерия Чернованова  37  Глава тридцать седьмая : Валерия Чернованова
 38  Глава тридцать восьмая : Валерия Чернованова  39  Глава тридцать девятая : Валерия Чернованова



 




sitemap