Фантастика : Юмористическая фантастика : Правда о шимпанзе Топси : Любен Дилов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Стоит только человечеству взглянуть вокруг или вглядеться в самого себя, или же, обернувшись назад, бросить взгляд на свою историю, оно тут же убедится, что жизнь его всегда была неразрывно связана с животными. И не потому что они служат нам пищей — это лишь печальная сторона наших с ними взаимоотношений. Речь идет о нашей духовной и социальной связи с животными.

Животные сделали для человечества чрезвычайно много. Так, одна волчица выкормила брошенных на произвол судьбы Ромула и Рема, которые позднее, верные молоку матери, основали Вечный город. А тот же самый Рим остался вечным благодаря собственным гусям, которые спасли его от разрушения. Не будем говорить уже о примерах более нового времени, о всех тех храбрых зайцах и морских свинках, которые самоотверженно глотают всевозможные лекарства или же подвергаются их воздействию в виде уколов, проверяя на себе их свойства, прежде чем эти лекарства попадут в аптеки. Вот почему с наступлением космической эры животные вполне естественно пошли не только плечом к плечу с человеком, но и, как повелось, даже на шаг впереди него. Так, первым живым существом, поднявшимся в безвоздушное пространство, была незабываемая Лайка, а ее примеру последовали еще множество собак, шимпанзе, мышей, которые смело проложили путь человечества в Космосе. И если я вам сейчас надоедаю, излагая все эти общеизвестные истины, то лишь желая еще раз подчеркнуть, что мы, пожалуй, никогда не сможем в полной мере отблагодарить наших милых собратьев — животных, за все то, что они сделали и продолжают для нас делать. А еще для того, чтобы рассказать об одном из них, чье имя, в силу совершенно глупых соображений, покрыто мраком неизвестности. Я хочу рассказать о шимпанзе Топси.

В 1962 году на курорте Золотые Пески близ Варны состоялся XIII Всемирный конгресс по астронавтике. Как делегат я получил возможность познакомиться на этом конгрессе с руководителем медицинской части тогдашней американской космической программы, американцем австрийского происхождения, на чье имя ссылаться сейчас излишне. Сам он не только выступил с интересным докладом, но вечером в гостинице показал мне множество фотографий уже летавших или готовившихся к полету в Космос шимпанзе. Из газет, вам, вероятно, известно, что в начале космической эры американцы запускали в Космос преимущественно обезьян. Тогда-то я и увидел впервые фотографию Топси. С тех пор меня заинтересовал этот хранившийся в тайне случай, но только сегодня, спустя столько лет, я в состоянии сообщить вам всю правду о том, что случилось.

Вот как было дело. Из-за ошибки в расчетах космическая капсула, которая должна была вернуться на Землю, не попала на нужную орбиту. Двигатель последней ступени ракеты-носителя по неизвестной причине работал дольше предусмотренного времени, затем сработал двигатель возвращения, и в результате всего этого капсула вместо первой космической скорости набрала третью, с которой безвозвратно понесла бедного Топси в бездну Солнечной системы. В центре управления полетом на мысе Канаверал решили не сообщать об этом очередном злополучном эксперименте. Слишком много уж неудач собралось в последнее время, да и решили лишний раз не дразнить могущественную Лигу защиты животных, которая вела яростную борьбу против запуска в Космос наших меньших братьев. Еще неделю-две Топси полетал бы в межпланетных пространствах, а потом с последней порцией банановой каши автомат-кормушка выдал бы ему смертельную дозу яда, который быстро и безболезненно прервал бы его, как принято говорить, земной путь. Когда наступил этот предварительно рассчитанный момент, научные работники в космическом центре еще раз погоревали о прекрасно обученном шимпанзе, а набожные тайком перекрестились. Но на сей раз, хотя и не по их вине, расчеты оказались ошибочными...

За запуском злополучной ракеты вели наблюдение из звездолета „Р—109", а когда от нее отделилась капсула и направилась прямиком к звездолету, там поднялась суматоха еще большая, чем на мысе Канаверал. Экипаж звездолета не знал, радоваться ему или нет. Приближавшийся космический аппарат являлся окончательным подтверждением того, что на этой красивой планете с молочно-голубой атмосферой существовала цивилизация, однако что было в этом аппарате и каковы были намерения землян, никто не знал. Может быть, с планеты передавали посылку с материалами, которые должны были послужить для облегчения контакта между двумя цивилизациями и подготовки их будущей встречи? Или же это был термоядерный снаряд, который должен был уничтожить чужой звездолет, дерзнувший приблизиться к планете на расстояние всего в несколько сот тысяч километров?

Астронавигаторский совет собрался на совещание перед большими экранами, на которых виднелся загадочный аппарат. Навстречу ему со звездолета запустили автоматический зонд, который осмотрел аппарат со всех сторон, исследовал его с помощью множества приборов, но тем не менее не смог с полной категоричностью определить, что же это такое. Ежели это боевой снаряд, то вряд ли он приближался бы с такой малой скоростью, всего каких-нибудь 17 километров в секунду. С такой скоростью он не мог ни догнать звездолет, ни поразить его, если бы в звездолете решили предпринять маневр. Кроме всего прочего приближавшийся аппарат не имел даже собственного двигателя, а летел по заданной ему инерции. Значит, он сброшен с ракеты для того, чтобы кто-то его подобрал...

Вот к каким выводам пришел Совет астронавигаторов. Поэтому, когда индикаторы органической материи показали, что в аппарате находится живое существо, совет, не колеблясь, отдал распоряжение доставить аппарат на борт звездолета. Там его, разумеется, поместили в специальную бронированную герметическую лабораторию, которую наполнили точь-в-точь таким же воздухом, который толстым одеялом покрывал эту третью голубую планету местного солнца. Впрочем, на разведывательном звездолете „Р—109" дышали почти таким же воздухом. Разве что в нем было чуть меньше кислорода, а содержание инертных газов аргона и криптона было чуть большим. Потому-то экипаж звездолета так обрадовался, узнав, что на голубой планете существует высокоразвитая цивилизация; раз они дышат почти одинаковым с ними воздухом, наверняка смогут легко договориться другом с другом, и заживут дружно, перестав быть отчаянно одинокими в своей борьбе с безжалостным Космосом.

Ученые-астронавты прилипли к окулярам лаборатории и затаив дыхание ждали, кто же выйдет из аппарата, однако долгое время никто оттуда не показывался, и тогда они послали робота-механика снять планку которая, очевидно, блокировала входной люк. Робот походил на стоножку размером с собаку, и каждая из множества его ног представляла собой какой-нибудь инструмент. Он умело справился с этой простой для него задачей, и вот наконец из узкого отверстия боязливо показалось какое-то невообразимое существо.

— Мать честная, — охнул главный химик, — ну и страхолюдина!

Командир звездолета не на шутку разозлился:

— А ты что, себя красавцем считаешь? Еще неизвестно, какими чудовищами мы ему покажемся! Вступая в контакт с другой цивилизацией, не следует ожидать, что она организована по твоим собственным мерам красоты. Мы должны относиться с уважением к внешнему виду наших незнакомых собратьев. А этот их посланец просто достоин восхищения. Он пришел к нам один, безоружный, не зная о нас ровным счетом ничего, не зная, как мы настроены — миролюбиво или воинственно, и готов пожертвовать собой во имя установления полезного контакта между нашими двумя цивилизациями...

Посланец действительно производил такое впечатление. Он не только выбрался из своей крохотной кабины, но через некоторое время, оглядев лабораторию, стащил с себя даже костюм, к которому были прикреплены всевозможные ремешки и провода. Когда робот-механик подхватил его одежду, чтобы отнести ее на исследование, он несколько испугался, но очень скоро успокоился, потянулся, а затем, упираясь одной из передних конечностей в пол, проворно заковылял по лаборатории. Ученые наблюдали за странным существом со всевозрастающим интересом, и вскоре оно перестало казаться им некрасивым, а та готовность, с которой гость позволил себя обследовать, вообще их подкупила. Это был действительно храбрый и самоотверженный посланец, прибывший для того, чтобы в своем лице познакомить их с населением, обитающим на этой прекрасной голубой планете. Он мужественно позволил роботу-медику взять у него кровь для анализа и оторвать несколько пучков странной материи, покрывавшей все его тело. Сначала ученые подумали, что это одежда, но потом убедились, что волоски яляются органической частью кожи его тела, и решили, что это множество мягких и тонких образований представляет собой нечто вроде радиотелескопических антенн. Очевидно, с их помощью посланец неизвестным им образом поддерживал посредством неуловимых волновых излучений связь со своей планетой. В конце концов это же разведчик, который должен докладывать своим обо всем, что узнал!

Тщательно обследовав кабину гостя с Голубой планеты (так окрестили его на звездолете), робот-медик взял пробу каши; к счастью, капсула с ядом была спрятана в автомате-кормушке отдельно. Правильно решив, что это пища, ученые удивились столь малому ее количеству и на всякий случай, произведя химический анализ, без особых затруднений синтезировали такую же кашу. Робот-стоножка поставил перед гостем тарелочку с синтетической кашей для пробы, и главный химик засиял от гордости. Представитель Голубой планеты обнюхал кашу, сунул в нее палец, облизал его, а потом с аппетитом набросился на еду и съел все в мгновение ока. Точно так же он разделался и со второй порцией, а когда перед ним поставили третью тарелочку, он удивил всех загадочной манипуляцией: набрав целую пригоршню каши, он вдруг обмазал ею свою голову — той же самой кашей, которую с такой готовностью только что уплетал! После продолжительных и бурных споров ученые решили, что это, должно быть, своеобразное выражение благодарности хозяевам.

Насытившись, гость с Голубой планеты окончательно подружился с роботом-стоножкой. Он ощупал его, погладил, а когда ученые скомандовали роботу побегать по лаборатории, перебирая множеством своих ножек, гость заскакал вслед за ним и весело закричал: кхе-кхе-кхе...

Это был первый звук, изданный гостем. Только что он хотел им сказать? Электронные переводчики, образно говоря, бесшумно ломали себе головы, пытаясь раскрыть содержание этих коротких слов. А гость как будто только эти слова и знал, или же нарочно повторял их — самые простые, но, вероятно, и самые важные слова, которые позволят ученым на звездолете подобрать ключ к языку Голубой планеты. Да, похоже, что реальный контакт между двумя цивилизациями в Космосе было осуществить намного сложнее, чем это себе представляли ученые с „Р—109"! Поэтому они решили вывести гостя из герметически закрытой лаборатории и показать ему самих себя и звездолет — может быть, ему скорее удастся выучиться их языку.

Но для этого было необходимо прежде всего сделать гостю прививки от разных болезней, которыми он мог здесь заразиться, адаптировать его организм к чуждому и опасному для него микробному и вирусному миру. Эта операция продолжилась несколько недель, в течение которых представитель Голубой планеты болел не переставая. Было невероятно тягостно смотреть, как он уныло лежит на полу, отчаянно вертит головой, напрасно ища помощи, и печально вскрикивает: кхе-кхе-кхе. Но вот пришел день, когда он выздоровел. Организм наконец привык к вирусам и микробам чужой цивилизации, и гость снова принялся с удовольствием уплетать кашу и играть с роботом-механиком. И тогда наступил исторический час. Капитан звездолета решил показаться гостю так же смело и достойно, как это сделал представитель Голубой планеты. Он вошел в лабораторию, раздетый донага, раскинул руки, показывая, что не несет никакого оружия и дружелюбно произнес:

— Кхе-кхе-кхе!

Будь здесь мышиная нора, представитель Голубой планеты от страха забился бы в нее, но в герметрической лаборатории мышиной норы не было. Не было ее и на всем звездолете. Поэтому ему удалось забиться только в самый дальний угол лаборатории. Он тряс головой и передними конечностями, скалил зубы, рычал, но постепенно убедился, что голый капитан звездолета не имеет враждебных намерений. Все это время кинокамеры бешено снимали, запечатлевая для поколений первую в этой галактике встречу между двумя великими цивилизациями.

Гость очень быстро привык к экипажу. Поначалу он разгуливал по звездолету и с любопытством всюду совал свой нос, что весьма обеспокоило начальника охраны: уж не шпион ли этот посланец? Делает мол вид, что ничего не понимает, а сам с помощью своей шерстяной антенны передает и передает сведения... Однако его успокоила деликатность шпиона, который избегал прикасаться к многочисленным приборам. Начальник охраны, конечно же, не мог предположить, что добродушный Топси рос в лабораториях и институтах и прекрасно усвоил, что ему строго-настрого запрещено трогать блестящую аппаратуру. Но с течением времени от деликатности Топси не осталось и следа, потому что сколько обезьяну не обучай и не воспитывай, она остается обезьяной, а уж если окружить ее любезным вниманием, то вообще склонна ходить на голове. В конце концов Топси перестал стесняться и теперь нажимал на разные кнопки, вертел ручки и совал свой нос туда, куда никому соваться не следует, так что пакостей, вызванных его невежеством, становилось все больше. Поэтому не только начальник охраны вздохнул с облегчением, когда пришел приказ не спешить связываться с Голубой планетой, а возвращаться обратно и взять с собой ее представителя. Конечно, если он того пожелает. Ученые долго втолковывали Топси с помощью чертежей, фотографий, знаков и слов, спрашивая его согласия, покуда гость не закивал нетерпеливо головой и ответил: кхе-кхе-кхе.

***

Встреча звездолета „Р—109" вылилась в невиданный праздник. Впервые разведывательная экспедиция возвращалась с таким ошеломляющим результатом — она везла с собой представителя чужой цивилизации. Все население планеты собралось у телевизоров и на космодроме. Научные обозреватели и журналисты за несколько недель до этого события начали подготовку населения к встрече с помощью выступлений, статей и фотографий, так что все, можно сказать, свыклись с непривычным видом гостя с Голубой планеты. И когда капитан звездолета наконец вывел Топси на площадку лифта, собравшиеся многогласым криком выразили ему готовность своей чудесной цивилизации жить в братской дружбе с цивилизацией Голубой планеты. Топси, в первый момент испугавшийся криков, пришел в себя и замахал своими длинными руками, потом принялся почесывать у себя под мышками, подпрыгивая то на одной, то на другой ноге, скаля зубы и восторженно крича: кхе-кхе-кхе!

Президент планетарного совета сначала приветствовал гостя по всем правилам дипломатического этикета, а потом почесал под мышкой слева, подскакивая на левой ноге, затем справа, подскакивая на правой ноге, оскалился и выкрикнул несколько раз: кхе-кхе-кхе! То же изобразила и супруга президента. Затем этот номер проделали остальные официальные лица. От такой встречи Топси восторженно кувыркнулся через голову и одним прыжком вскочил президентше на плечи. Та испуганно взвизгнула, но не шелохнулась, чтобы не обидеть гостя. А гость, выказывая ей свое особое благоволение, принялся копошиться у нее в прическе, выискивая блох. Блох он не нашел, потому что на этой планете блох не было, но все же еще некоторое время покопошился в волосах, что показалось президентше небезынтересным.

Во время торжественного приема в президентском дворце представитель Голубой планеты продолжал оставаться таким же веселым и непринужденным. Когда президент планетарного совета провозгласил здравицу в знак будущей дружбы между двумя цивилизациями, гость отхлебнул глоток шипучего напитка, пробормотал свое неизменное „кхе-кхе-кхе", из которого, однако, невозможно было понять, понравился ли ему напиток, и вылил весь бокал себе на голову. Очевидно, это доставило ему удовольствие, потому что он радостно зашлепал губами и, отряхнувшись, забрызгал всех, кто стоял рядом. Официальные, лица озадаченно переглянулись, но решив, что так, очевидно, на Голубой планете принято поднимать тост, в свою очередь вылили содержимое своих бокалов на головы, затрясли головами и зашлепали губами. А потом хором закричали: кхе-кхе-кхе. Это окончательно воодушевило гостя. Он вскочил на стол и двинулся между бокалами и тарелками, время от времени останавливаясь, чтобы отведать кушанья из той или иной тарелки. Когда угощенье приходилось ему не по вкусу, он просто выплевывал его или же переворачивал тарелку вверх дном. В результате всего этого праздничный стол являл собой ужасное зрелище, сам гость тоже вывозился в еде до ушей, но разве можно было истолковать все это иначе, чем как выражение глубочайшего внимания и к угощенью, и к присутствующим? Гость явно не хотел обидеть никого из хозяев и потому ел не только из своей тарелки. Торжественный прием превратился в чрезвычайно веселое зрелище, и миллионы телезрителей, наблюдавших картину на экранах телевизоров, окончательно влюбились в своего необычного гостя.

Но уже на следующий день начались беды. Сначала дети, а потом молодежь и даже взрослые при встрече на улице вместо приветствия принимались почесывать у себя под мышкой, подскакивать то на одной, то на другой ноге, и восторженно скалиться: кхе-кхе-кхе. Тем кто был поменьше и половчее, удавалось даже кувыркаться через голову. Находчивые торговцы и промышленники моментально выбросили на рынок ткань точь-в-точь как мохнатая шкура гостя. Женщины, естественно, тут же ее расхватали, и через несколько дней большинство из них уже походили на шимпанзе Топси. Да, вся планета почесывалась, скалила зубы, подскакивала, ловила блох и кувыркалась, подражая гостю с далекой Голубой планеты. А глубокомысленные заключения ученых только еще больше раздували огонь новой моды.

Судя по строению организма и поведению представителя Голубой планеты, говорили ученые, ее цивилизация вплотную подошла к природосообразному образу жизни; ее жители простодушны и откровенны, им неведомы ложь и лицемерие, они делают то, что им нравится и в чем испытывают необходимость, не стесняясь при этом друг друга; они вдобавок миролюбивы (будучи вегетарианцами), проворны, умелы и любознательны, хотя однако неясно, как они трудятся, как именно овладевают знаниями и каким образом передают их друг другу. Чтобы узнать это, нам необходимо установить наблюдение хотя бы еще за одним представителем этой цивилизации...

Но планетарный совет уже задавался вопросом, не многовато ли ему и этого одного представителя. Дело в том, что молодежь, которой пришлись по душе заключения ученых, заявила, что тоже хотела бы жить в созвучии с природой и не подчиняться лицемерным правилам поведения. Молодежь перестала ходить в школу и на работу и не только расхаживала по столам и, наевшись, надевала тарелки на голову, но многие развлекались тем, что швыряли тарелки в стены и на пол. Многие стали появляться на улицах голыми — да ведь их гость фактически был гол! А Топси, ободренный подражанием, взбесился окончательно. Он взбирался своим хозяевам на головы, щипал и дергал их за уши, ломал и рвал все, что попадало в его длинные волосатые и сильные руки. Положение стало критическим. С криками "Кхе-кхе-кхе" толпа на улице принялась крушить все, что попадалось ей на глаза, скандируя: „Долой планетарный совет!" Итак, веселая мода вылилась в те трагические события, которые вошли в историю под названием „Голубой революции", потому что лозунгом бунтовщиков было „Будем жить, как живут на Голубой планете!" Все это привело к тому, что планетарный совет, ценой многих жертв наконец овладевший положением, постановил на сто лет прекратить всяческие поиски чужих цивилизаций, обосновывая это решение тем, что цивилизация его собственной планеты, очевидно, не доросла еще ни до того, чтобы понимать их представителей, ни до того, чтобы поддерживать с ними полезные связи.

***

В безлунную ночь небольшой скоростной планетолет бесшумно выгрузил Топси на мысе Канаверал неподалеку от космодрома и молниеносно помчался обратно к ожидавшему его возле Марса звездолету „Р—109" Можете себе представить всеобщее смятение, когда на следующее утро возле клеток с обезьянами люди увидели Топси, радостно скакавшего перед своими собратьями. Ученые не нашли этому изумительному чуду никакого другого объяснения, кроме как то, что, вероятно, в суматохе забыли посадить шимпанзе в космическую капсулу, или же в последний миг Топси незаметно улизнул и капсулу запустили без него. И чтобы предотвратить невероятный скандал, они, вполне естественно, решили сохранить в тайне это конфузное происшествие.

Одно только плохо. Из-за этого случая мы еще по крайней мере сто лет будем в Космосе одиноки.


Содержание:
 0  вы читаете: Правда о шимпанзе Топси : Любен Дилов    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap