Фантастика : Юмористическая фантастика : Полусредний мир : Александр Дон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




Приятно знать, что где-то во Вселенной есть мир, устроенный еще более идиотски, чем наш. Хотя, признаться, сам я в этом сильно сомневаюсь…

Все персонажи этой книги вымышлены. Любые совпадения с реальными людьми и событиями являются не случайными. Фигушки! Это было так специально задумано. Во время написания этой книги пострадало множество животных: коров, свиней, овец, а также кур, рыб, креветок и мидий, — целиком или частично съеденных автором.

Часть первая

ПРОБЛУЖДЕНИЕ МИРОВ


Над городом царит ночь.

Город спит. Спят инженеры и учителя, рабочие и работницы, спят государственные чиновники, бизнесмены и пенсионеры, спят инвалиды труда и полковники в отставке. Сладко посапывают во сне члены неправительственных организаций и кредитных обществ. Спят ночные сторожа и ответственные дежурные, спят милиционеры, пожарные и врачи.

Темны силуэты домов. Город спит, и только одно окно во всем городе светится — обычное окно на втором этаже панельного дома в спальном районе. Там живет писатель.

Ночи напролет просиживает он за письменным столом и без устали строчит специально купленным «Паркером» в потрепанном блокноте фантастический роман, прерываясь только чтобы хлебнуть поддельного коньяку из чайной кружки с отбитой ручкой. Коньяк помогает — писатель жмет на перо, «Паркер» скачет по мятым страницам все быстрее и быстрее, и растут в блокноте ряды уродливых, наползающих друг на друга строчек.

Писатель отставляет в сторону кружку с недопитым коньяком и задумчиво смотрит в окно. Какая-то мысль наконец осеняет его благородное чело. Он снова хватается за перо. Мгновение — и исписанная страница перечеркнута жирными синими полосами.

Осторожнее! Мысль материальна — утверждают буддисты, и больная фантазия писателя-недоучки способна наплодить колоссальное количество беспризорных миров, обреченных шататься по бесконечным просторам Вселенной, время от времени вспыхивая сверхновыми звездами к вящей радости ничего не понимающих астрономов. Писателей становится все больше, миры плодятся с космической скоростью; планеты, галактики и скопления звезд возникают ежеминутно. Вселенную то и дело сотрясают взрывы. Вот, опять — слышите? Ба-бах! Это известный писатель Н. выдал на-гора очередной шедевр. Старушка Земля вздрагивает. И так день и ночь без отдыха и перерыва на обед. Под влиянием новых миров смещаются полюса, теплые течения становятся холодными, а ураганы сметают целые материки. На Земле меняется климат, тают ледники, в тропиках выпадает снег, а за Полярным кругом цветут незабудки. А вы говорите — парниковый эффект!

Впрочем, на самом деле все было совсем не так…


Глава 1

ЗВЕЗДНАЯ БОЛЕЗНЬ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Астрология — наука сложная. Чтобы стать настоящим астрологом, нужны годы упорных занятий. У каждой звезды свой характер, свои привычки, свои капризы — и всё это необходимо изучить в мельчайших подробностях. Надо знать тончайшие особенности движения планет и светил, уметь рассчитать их траектории, предвидеть влияние друг на друга и на людей. Наконец, нужно научиться распознавать сложные нюансы изменений на лице клиента, когда вы зачитываете ему гороскоп.

Составить хороший гороскоп непросто. Вначале вы исследуете движение основных светил. Затем рассчитываете влияние Солнца. Анализируете перемещение планет. Учитываете сложный характер взаимодействия звезд. Затем переписываете все набело, стараясь не делать грубых ошибок и писать размашисто, чтобы гороскоп казался объемным. После долго убеждаете клиента, что без вашей подсказки он никогда бы не додумался «предпринять активные действия по улучшению своего материального положения» или «проявить настойчивость в любви». Обработав его как следует и удобрив почву научно-астрологическими фразами типа «Меркурий вошел в Деву» и «Солнце движется Раком», можно переходить собственно к предсказаниям.

Тут главное — поменьше ненужных подробностей. Одно дело сказать клиенту: «В среду и пятницу возможны денежные поступления», и совсем другое: «Завтра в четыре часа пополудни в Нью-Йорке околеет ваш престарелый дядюшка, Дональд Петрович Клячкин, о котором вы пока что понятия не имеете, эмигрант и создатель знаменитого концерна «Клячи энтерпрайз», а в четверть пятого вам позвонят из Америки, чтобы сообщить, что вы теперь — миллионер». В первом случае всегда можно заявить, что вас неправильно поняли, а во втором — обязательно ждите неприятностей. Через месяц-другой к вам в офис неожиданно врывается разъяренный клиент, потративший четыре тысячи долларов на то, чтобы выяснить, что на самом деле он круглый сирота, и никаких дядюшек в Нью-Йорке у него отродясь не бывало. При этом находящиеся в вашей приемной клиенты в ужасе разбегаются, а вы подсчитываете убытки от визита к врачам по поводу сломанного носа.

Словом, жизнь астролога трудна и полна неожиданностей. А тут еще скептики лезут со своими вопросами. Как может звезда, которая окончательно потухла миллион лет назад, предвещать одно и то же несчастье одной двенадцатой человечества? Как могут одновременно выиграть в лотерею полмиллиарда человек? Отчего новобрачные, идеально совместимые по всем знакам зодиака, забили друг друга насмерть чугунными сковородками на второй день после свадьбы, а пара, которой совместная жизнь по канонам астрологии категорически противопоказана, счастливо справила бриллиантовую свадьбу?

Но, несмотря ни на что, люди верят звездам. И если уж приспичило родиться, то делать это следует под каким-нибудь приличным созвездием. А это совсем не просто. В небе три тысячи звезд, и все они беспрерывно шатаются по небосводу, предвещая разнообразные гадости и несчастья, так что кого-нибудь обязательно угораздит появиться на свет под несчастливой звездой. Из таких потом и получаются неудачники. И поделом — сперва на звезды посмотри, а уж потом рождайся!

В Вольном Городе Сам-Барове тоже были звезды. Поэтому появление астрологов здесь было такой же неизбежностью, как появление хрущаков в мешке с мукой. И как везде, в Вольном Городе астрологи то и дело попадали впросак.

То торговец скотом, которому звезды посулили сказочные барыши, разом забивал весь свой скот и вывозил его на рынок. Логически следующие за этим события, как-то: неизбежный обвал цен на мясо, разорение торговца и избиение им астролога — надолго становились предметом городских сплетен, но поколебать веру прогрессивно настроенных граждан в магическую силу звезд не могли. То впавший в старческий маразм полководец, подстрекаемый астрологом, откладывал наступление армии до благоприятной астрологической даты, пока неприятель сам не переходил в наступление и не обращал армию в повальное героическое бегство. То молодые супруги, доверившись гороскопам, при помощи горячего вина и сонного зелья пытались приурочить рождение ребенка к благоприятной звездой дате, дабы произвести на свет гения. Появлявшиеся вследствие этих манипуляций несчастные слабоумные и парализованные уроды, жертвы родительской глупости, в конце концов оказывались на паперти храма Всех Святых, жалобным мычаньем взывая к милосердию прихожан.

Поэтому нет ничего удивительного, что в Вольном Городе, как и везде, к астрологии относились по-разному. Споры о том, реальна ли эта наука и существует ли она вообще, то и дело вспыхивали как среди местной интеллигенции — писарей, конюхов и стряпчих, — так и среди простых горожан.

Глава Гильдии Астрологов Вольного Города, доктор астрологии и хиромантии Пупземир в существовании астрологии никогда не сомневался. Штуковина, гарантированно приносящая десять тысяч золотых в год, не может не существовать. Глупо сомневаться в реальности того, благодаря чему ты каждый день совершенно реально завтракаешь, обедаешь и ужинаешь. Астрология приносит деньги. А к деньгам, как и ко всему, что может их приносить, Пупземир относился с большим уважением.

Потому, не тратя времени на пустые размышления, Пупземир взялся за составление гороскопа на ближайшие сутки. Он делал это каждый вечер без малого пятьдесят лет, и хотя его прогнозы ни разу не подтвердились, спрос на предсказания главного городского астролога оставался стабильным, и его требовалось удовлетворять.

Но на этот раз случилось что-то из ряда вон выходящее. Впервые за пятьдесят лет Пупземир смотрел на небо и не верил своим глазам. С небом творилось нечто невообразимое. Звезды бесновались, точно блохи на бродячей собаке, неожиданно забредшей в элитный собачий питомник. Если верить небу, звезды предвещали грандиозные и невиданные доселе изменения буквально всем и буквально во всем. Лично Пупземиру они сулили немедленное свершение главного в жизни события, с принципиальным изменением его нынешнего статуса.

Кроме того, перемена в жизни астролога должна была стать началом грандиозных изменений во всем Междуземье. Весь огромный и густо населенный Полусредний мир, включая Краеземелье и центральные провинции Лабрийской Империи, ожидали стремительное и грандиозное крушение и не менее стремительный и грандиозный расцвет. Вольному городу Сам-Барову звезды предвещали великие потрясения, пожары и бедствия, войны и разорения.

Тут астролог недоверчиво хмыкнул. Грозить Сам-Барову бедствиями и разорением — все равно, что пугать мертвого ангиной. Бедствия, грабежи, разорения и пожары давно стали естественным состоянием города, к ним все привыкли, и если бы город не грабили и не жгли хотя бы три дня подряд, встревоженные жители наверняка решили бы, что произошла какая-нибудь катастрофа планетарного, а то и вселенского масштаба.

Но звезды упорно предвещали перемены. Причем вероятность такого события не превышала один к десяти миллиардам. Задумавшись, что это может быть за событие, Пупземир принялся перебирать в уме варианты. Внезапная кончина короля и избрание королем Пупземира? Никаких прав на престол у него, понятно, не было, и быть не могло, но ведь и расклад был уникальный — один к десяти миллиардам!

«А чего, могу и королем!» — решил Пупземир. Он представил себя на престоле, и зажмурился от удовольствия. Золотой трон, корона со ста семнадцатью бриллиантами чистейшей воды плюс возможность не отказывать себе во множестве крупных и мелких желаний — даже в тех, в которых вынужден себе отказывать глава Гильдии астрологов. Ну не здорово ли?!

А, может, звезды намекают, что он станет мамой сельжуйской (в семимедийской религии главенствует женщина. Это девственница в седьмом поколении, наделенная способностью видеть истинную сущность отдельных вещей — таких, например, как старое корыто или мешок с картошкой)? Хотя действующая мама сельжуйская была относительно молода, что-то около восьмидесяти, и уходить на покой не собиралась, но вероятность, особенная столь мизерная, как один к десяти миллиардам, не исключала и такого развития событий.

Погрузившись в мечтания, Пупземир не обратил внимания на странный звук, похожий на резкий высокий свист. Звук стремительно приближался. Вечернее небо прочертила яркая дуга.

Небольшой, размером с орех, железный метеорит, миллионы лет мирно странствовавший в пустынях космоса, ворвался в открытое окно и — хлоп! — завершил свой путь в голове Пупземира. Метеорит пробил лобную кость и застрял в тягучих мозгах астролога.

Пупземир попытался сказать «Ох!», но вместо слов изо рта его вылетело прозрачное облачко. Оглядевшись, он с удивлением обнаружил, что неподвижно парит в воздухе в полуметре от пола. Под ним, на синем расшитом ковре, неловко подвернув левую ногу, распростерся какой-то старикашка в традиционном одеянии астрологов. Пупземир попытался привести несчастного в чувство, похлопав по щеке, но рука его свободно прошла сквозь голову старика, как нож сквозь масло.

Пупземир присмотрелся к лежащему внимательнее, и заметил у того во лбу аккуратную круглую дыру, в которой пузырилась темно-красная жидкость. Холодея от ужасной догадки, разглядывал Пупземир знакомые шлепанцы с золочеными пряжками и серебряный знак почетного ордена астрологов на шее. Что-то мешало ему сзади, терло и щекотало спину. Он обернулся. За спиной топорщились небольшие мохнатые крылья.

Первый раз в жизни звезды не обманули его.

Предсказание сбылось.

Главное после рождения событие в жизни астролога — его собственная смерть — свершилось.

По теории вероятность такой развязки составляла ровно один к десяти миллиардам.


Глава 2

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ


Роскошный черный «бимер» глотал хищными ноздрями километры.

Вован Хряк, в прошлом бандит, а ныне честный предприниматель и депутат, лениво развалившись в кожаном кресле, потягивал пиво из банки и рассеяно смотрел на дорогу, придерживая руль двумя пальцами.

Человек, незнакомый с Вованом, поглядев на него, мог бы решить, что Вован думает, или того хуже, размышляет. Но, разумеется, это было не так. Несмотря на то, что во всех шести классах вспомогательной школы, которые успел окончить Вован до того, как податься в рэкет, он считался сообразительным парнишкой, мыслеобразование никогда не относилось к числу его любимых занятий. Вован всегда предпочитал короткую драку долгим переговорам. Время от времени какая-нибудь шальная мысль по ошибке заскакивала в его голову, но пробежавшись по гулким коридорам и заглянув в пустынный и пыльный главный зал, разочарованно покидала Вованов череп. Большую часть времени в Вовановой голове царил глубокий, почти космический вакуум.

Справедливости ради следует заметить, что на той тернистой и полной опасностей жизненной дороге, которую избрал Вован, склонность к философствованию ему вряд ли пригодилась бы. Богатый опыт Вована доказывал, что люди, склонные к долгим раздумьям, были так же склонны к очень короткой жизни. В мире стрелок, разборок и перманентной стрельбы умение без долгих размышлений выхватить револьвер и наделать в противнике дырок на две сотых секунды раньше, чем он, предоставляло в распоряжение победителя массу заманчивых возможностей, главная из которых — это возможность дожить до ужина. Биографию же Вована просто распирало от подобных событий.

Сделав последний глоток пива, Вован выбросил пустую банку в окно, и, повернув зеркало, принялся разглядывать свое отражение. В зеркале отражался могучий торс, бычья шея, увенчанная крохотной бритой головкой, маленькие свиные глазки, нос-пуговка и золотая чудовищных размеров цепь с диковинным амулетом, нещадно утыканным драгоценными камнями.

Цепь эта до недавнего времени украшала грудь одного из индейских вождей и являлась главной ценностью туземного племени, чудом уцелевшей с тех времен, когда просвещенные конкистадоры несли дикарям свет цивилизации.

Вовану, посетившему Америку с туристической целью, цепь чрезвычайно приглянулась. Упрямый вождь вначале ни за что не соглашался продать священную реликвию, ссылаясь на ее исключительную святость и неизбежный гнев могущественного бога Вицли-Пуцли. Но когда до вождя наконец дошло, что за кусок потускневшего золота ему предлагают сумму, за которую вполне можно купить небольшой континент, он неприлично засуетился, снял амулет и принялся назойливо интересоваться конфессиональной принадлежностью Вована.

Недоумевающий Вован после долгих потуг смог, наконец, вспомнить, что пару лет назад к нему в офис приходил бородатый мужик в длинной черной юбке, которого он поначалу принял за представителя сексуальных меньшинств. Странный мужик долго утомлял Вована малопонятными разговорами о каком-то грядущем царстве, спасении души, пугал каким-то страшно крутым судом, и наконец попросил денег на ремонт храма. Вован, напугать которого судом, пусть даже страшным, было сложно, денег, разумеется, не дал, но, сейчас, потерзав память еще немного, вспомнил, что мужик называл свой храм право…плавным, нет, паро…клавным, — а, во! — православным.

Узнав об этом, вождь изъявил желание немедленно перейти в православие, поскольку бог, который позволяет своим адептам зарабатывать такие деньги, несомненно, гораздо более могущественен, чем какой-то захудалый Вицли-Пуцли. При этом вождь умильно улыбался Вовану и нещадно хулил Вицли-Пуцли, очевидно, из ревности утаившего от него, вождя, факт существования на свете таких щедрых и зажиточных богов.

Расстались они полюбовно. Вован украсил могучую грудь древним амулетом, а перешедший в православие вождь купил средних размеров остров в Тихом океане, квартиру в Нью-Йоркском пентхаузе, два парохода и стриптиз-театр, штат которого он набрал исключительно из белых женщин. Последний раз его видели в казино Монте-Карло, где он ставил миллион на красное.

Дыхнув на амулет и потерев его рукавом, чтобы лучше блестел, Вован вернул зеркало в исходное положение и принялся нетерпеливо барабанить по рулю пальцами. До города оставалось не более тридцати километров, и Вован уже предвкушал важные государственные дела, призванные скрасить нудный депутатский вечер: обильный ужин в ресторане, сауну с тайским массажем и табуном прелестных мулаток, содержавшихся специально для удовлетворения тонких эстетических потребностей слуг народа.

Услаждая слух Вована, в машине надрывалось радио, оглашая окрестности звуками очередного попсового хита. Надрывный вой солиста, оравшего о своей тихой и нежной любви, разогнал все живое на несколько километров вокруг, но Вован, утомленный дорогой, задремал, не обращая внимания на стенания поп-Джельсомино.

Дорога была прямой и ровной, поэтому следующие три километра Вован мирно пронесся со скоростью двести километров в час, выводя носом рулады и перекрывая вопли солиста могучим храпом.

Но тут его мирный сон был внезапно и бесцеремонно прерван. Верная «бэха» вдруг закапризничала, дернулась, взвизгнула, подпрыгнула как норовистая лошадь, и дрожа всем кузовом, принялась выписывать сложные зигзаги по дороге.

Проснувшийся Вован, очумело глядя на прыгающий за окном пейзаж, сперва растерялся, но быстро опомнился, и, помогая себе матом, железной дланью вернул машину в нормальное положение.

Однако странности на этом не закончились.

Пока Вован спал, что-то случилось с пейзажем.

Окружающий мир, такой знакомый и привычный, изменился до неузнаваемости. Горизонт странно выгибался. Асфальтовое шоссе круто взмывало в небо и терялось где-то в тропосфере. Закатное небо было раскрашено в совершенно неестественные цвета, среди которых доминировал темно-зеленый кубовой пурпур с желтоватым отливом.

Внезапно в машине смолкло радио. Вован, недолюбливавший тишину еще с первой, по малолетке, ходки, принялся остервенело щелкать пультом, но радио хранило упрямое молчание. Убедившись, что поп-руладе не суждено быть допетой, Вован резюмировал: «Сдох, падла!», и в ярости заехал по панели кулаком. Нежная электроника, вмятая в панель, издала последний придушенный писк и умолкла навсегда.

В наступившей тишине стало отчетливо слышно, как ровное шелестение мотора вдруг сменилось болезненным покашливанием. Спустя полминуты покашливание перешло в отвратительное чавканье.

Вован зарычал.

Исполнив напоследок мотивчик «Нас не догонят…», двигатель заглох окончательно. Пробежав еще пару сотен метров, «бимер» остановился.

Отчаянно матерясь, Вован вылез из машины и открыл капот. Стукнув по аккумулятору и выдав пару увесистых пинков обеим бамперам, он захлопнул капот так энергично, что бедная тачка присела на все четыре колеса. Убедившись, что эти манипуляции мотор нисколько не оживили, Вован вытащил мобильник и принялся тыкать в кнопки.

Тут его ожидало второе разочарование. Дорогущий аппарат был безнадежно мертв. В сильном раздражении Вован зашвырнул мобильник в бардачок и воззрился на шоссе.

Странно, но обычно оживленная дорога сейчас была совершенно пуста. Не неслись к столице мощные трейлеры, не сновали легковушки, не шуршали автобусы — одним словом, никого и ничего на дороге не было. Некому было выручать Вована.

Приближался вечер. Закатное солнце погружалось в тяжелые свинцовые тучи.

Вован, скучая, сел, свесив ноги за дверь.

Дорога была пустынна.

Делать было нечего.

Приходилось ждать.


Глава 3

МАГИЯ ЧЕРНАЯ И БЕЛАЯ ИЛИ СТРАННОСТИ НАЧИНАЮТСЯ


В Вольном городе Сам-Барове тоже вечерело.

Огненный шар Семимедийского солнца лениво сползал к закату, отражаясь в слюдяных окошках королевского замка и раскрашивая разнокалиберные башенки и флигельки во все оттенки красного. Рыночная площадь опустела. Усталые торговки, подхватив корзины, спешили домой. Ремесленники закрывали мастерские, торговцы вешали засовы на двери и тяжелые ставни на окна лавок, а в многочисленных харчевнях зажигались веселые огоньки. Двери харчевен то и дело открывались, впуская все новых и новых посетителей.

В таверне «Взбесившийся ёж», что гордо выпирала с восточной стороны Рыночной площади, как фурункул на ягодице, дым стоял коромыслом. Вечер обещал быть веселым. Впрочем, вечера во «Взбесившемся еже» никогда не бывали чересчур унылыми. Когда скука грозила затянуться, посетители обычно придумывали что-нибудь забавное: окунали гнома в кипяток, поджигали бороду волшебнику или подсовывали под спящего тролля горящую головню.

Но сейчас вечер только начинался, и до критической массы, за которой начинается неуправляемая реакция «славно проведенного вечера», после которого обычно собирают зубы в карман, было еще далеко.

Просторное помещение «Взбесившегося ежа», отделанное в стиле «как придется» было плотно уставлено широкими дубовыми столами, почти целыми и в меру грязными. С закопченных балок пышными гирляндами свисали хлопья сажи. Деревянные прямоугольные колонны были испещрены следами топоров, ножей, копий и даже благородных рыцарских мечей, храня славное прошлое «Взбесившегося ежа» и побуждая посетителей оставить и свой след в истории заведения. Каменный пол, покрытый многолетним слоем грязи, глянцевито поблескивал в свете сальных свечей. Отовсюду слышались шутки, песни, веселый перестук кружек и грохот сдвигаемых столов. Пиво лилось рекой, над объемистыми глиняными кружками опадала пышная пена, а на столах вырастали горы всевозможной закуски.

Пара хозяев, пожилые гоблины Цапгкорн и Цапфлея, стоя на высоком помосте за стойкой, разливали пиво, не забывая доливать в него воду, и наблюдали, как трактир заполняется посетителями.

Вот крадучись прошмыгнул за столик ночной вор. Узкие щелочки глаз внимательно шныряли по посетителям. Пока он протискивался на свое место, количество серебряных пуговиц на камзоле гнома, сидевшего рядом, уменьшилось вдвое.

Цапгкорн подхватил поднос с кружками и поспешил в зал.

— Добрый вечер, господин Клюве, — приветствовал он вора, на всякий случай придерживая пальцем золотую цепочку и внимательно следя за руками вора. — Прошу вас, прошу… Пиво и свиной эскалоп, как обычно? Как же, помню, помню… Здравствуйте, господин Гранк, — поклонился он другому посетителю, высокому человеку в широкополой шляпе, низко сдвинутой на лоб. — Как обстоят дела в Лиге наемных убийц? Много ли заказов?

— Благодарю вас, любезнейший Цапгкорн, — отвечал убийца с улыбочкой, от которой передернуло бы даже булыжник. — На отсутствие клиентуры жаловаться грех. Вам, впрочем, пока беспокоиться не о чем.

— Спасибо, господин Гранк, — сказал растроганный гоблин. — Вы меня очень утешили.

— Обещаю, что если поступит заказ на вас, вы узнаете об этом первым, — любезно улыбнулся Гранк.

«Правда, уже после того, как отравленная стрела вонзится в глотку», — подумал гоблин, но вслух, разумеется, ничего не сказал. Слишком долго фиксировать на своей персоне внимание человека, привыкшего вначале убивать собеседника, а уже потом осведомляться о его здоровье, было бы в высшей степени неразумно. Поэтому гоблин почел за благо вернуться к своим обязанностям.

Тем более, что в трактире появился волшебник.

Даже если бы этот посетитель не был одет в длинный фиолетовый балахон, усыпанный блеклыми серебряными звездами, даже если бы на голове его не было остроконечного колпака с кисточкой, даже если бы вместо длинной белой бороды у него была бы недельная рыжая щетина, а в руке вместо волшебного посоха ятаган или метла — все равно с первого взгляда было бы ясно, что перед вами волшебник.

Во-первых, только волшебник может быть до такой степени погружен в свои мысли, чтобы не заметить, что вместо стула он сел на сковороду с яичницей. Во-вторых, только волшебники жуют отвратительную смесь из табака и древесной смолы, придающую характерный зеленый цвет лицу и красный — глазам. И, наконец, только у волшебников бывает столько спеси и гонору, что от одного вида волшебной физиономии непривычного человека может стошнить.

Но конфликтовать с волшебником опасно. Крайняя забывчивость сочетается у волшебников с исключительной злопамятностью, так что добра они совершенно не помнят, зато любая, самая мелкая пакость прочно застревает в их памяти на всю жизнь. Вдобавок из-за хронического склероза волшебники постоянно забывают, отомстили они за причиненное зло или нет, и вследствие этого месть за какую-нибудь мелочь может растянуться на долгие годы.

Поэтому Цапгкорн в высшей степени почтительно снял волшебника со сковороды и проводил его на почетное место за столом. Поскольку волшебник продолжал пребывать в состоянии глубокой задумчивости, Цапгкорн взял на себя смелость самостоятельно оформить заказ. Он взял освободившуюся сковороду, подсунул ее волшебнику под нос, вложил ему в правую руку вилку, а в левую — кружку с элем. Вернувшись на свое место за стойкой, он с удовлетворением отметил, что волшебник принялся задумчиво ковырять вилкой яичницу, делая содержимое сковороды еще более однородным.

— М-да-а-а… — протянул Цапгкорн, наблюдая за волшебником и попыхивая трубочкой. — Не тот нынче волшебник. Не тот! Совсем перевелся ихний волшебный брат на навоз. Не то что в былые времена… Выродились волшебники, оглупели вконец! А все эта их дурацкая борьба за чистопородность… Чем породистее волшебник, тем он глупее. А этот, видно, из самых родовитых — давненько мне не приходилось видеть этакого болвана!..

— Замолчи, глупец! — раздраженно перебила его Цапфлея. — Или голова на плечах надоела? Услышит волшебник — тебе не сдобровать! Превратит в репу или брюкву — вот и пойдешь на гарнир к гусю!

— Этот-то? — презрительно спросил Цапгкорн, оглядывая волшебника. — Да он не способен даже превратить собственную задрипанную клячу в приличного мула. Был я сейчас на конюшне — у последнего пропойного гнолля выезд шикарнее. Где уж ему! Во-во, гляди! Ковыряет вилкой в кружке. Экий болван!

Цапфлея одарила мужа таким взглядом, что если бы в организме гоблинов содержалось хотя бы три сотых процента взрывчатых веществ, Цапгкорн бы немедленно и оглушительно взорвался.

Цапгкорн же, не обращая на жену никакого внимания, вздохнул и закончил мысль:

— Впрочем, нам до волшебных делишек нет никакого дела. Лишь бы таверна не пустовала. Но с этим беда: нынче в карманах у людей — как в головах у волшебников: только ветер свистит!

В зале между тем наблюдалось оживление: очаг тлеющего конфликта разгорался в полноценную трактирную драку.

Пьяный гном, употребивший четверть кружки тролль-грога, пытался завязать ссору с гигантским горным троллем. Ссора возникла из-за того, что гном, наступивший троллю на ногу и не дождавшийся ответной реакции, счел себя глубоко оскорбленным. С воплем: «Ах, так ты уже славных гномов не замечаешь, рыло каменное!» он бросился на тролля.

Разница в росте не позволяла гному смело смотреть в лицо противнику — даже поднявшись на цыпочки, он мог разве что смело посмотреть троллю в пах, и гном компенсировал ее оглушительными визгливыми воплями. Меланхоличный тролль не обращал на гнома ни малейшего внимания, что приводило того в совершенное неистовство.

Попрыгав вокруг тролля минут пять и не добившись никакого результата, гном выхватил топор и принялся методично разрушать обстановку трактира.

— Пожалуй, не следовало добавлять столько мухоморной настойки в тролль-грог, — задумчиво сказал Цапгкорн, наблюдая, как гном крушит деревянную колонну.

— Все равно подпорки надо было менять, — ответила Цапфлея, обтирая грязной тряпкой пыльные бутылки. — Хорошо бы, чтоб он снес вон ту стойку. Она уже давно шатается.

Будто услыхав ее, гном перекинулся на стойку и принялся яростно колотить по ней топором. Послышался треск, затем грохот и придушенный вопль.

Посетители трактира, до этого момента пассивно наблюдавшие за гномом и подзадоривавшие его криками, сочли, что время для небольшой вечерней драки настало.

Сидевший с краю колбасник заехал в ухо ночному грабителю, а вор-сундучник изо всех сил огрел булочника глиняной кружкой по голове.

Через минуту трактир бушевал.

Воздух густо наполнился руганью, воплями и сочными звуками ударов. Барабанный хряск ломающихся ребер дополнялся короткими литаврами зуботычин, пиццикато воинственных криков и мелодичным перезвоном бьющейся посуды. Трактирная симфония успешно преодолела увертюру, прошла главную сцену, когда дерущиеся совместными усилиями повалили стойку с напитками, и уверенно приближалась к финалу. Быстрое кулачное крещендо перешло в соединенный ударный аккорд, сопровождавшийся победным гортанным воплем.

Раздался короткий свистящий звук, напоминавший бронхиальный пароксизм великана-камнееда. Цапгкорн быстро присел.

Огромный боевой топор просвистел по залу и с грохотом вонзился в стойку на том самом месте, где мгновение назад была голова Цапгкорна.

— Я думаю, пора вынимать жареного гуся, — сказал Цапгкорн, вылезая из-под стойки.

Услыхав про гуся, дерущиеся быстро успокоились. Напряжение в зале стало спадать. Драка увяла.

Порядком умаявшиеся горожане с чувством выполненного долга вылезали из-под столов, осторожно ощупывая челюсти и производя ревизию уцелевших зубов и ребер. Судя по предварительным результатам, вечер удался на славу.

Наскоро разметав веником по углам осколки посуды, оборванные манжеты и выбитые зубы, Цапгкорн отправился на кухню за гусем.

А вернувшись, он обнаружил в зале нового посетителя.

За самым дальним столом возвышалась фигура в черном плаще и капюшоне, надвинутом на глаза так, что разглядеть лицо незнакомца было совершенно невозможно.

Появление человека в капюшоне нисколько не удивило гоблина. «Взбесившийся ёж» был тем местом, где часто появлялись люди, не ищущие дешевой популярности, и предпочитающие широкую известность в узких кругах, вроде ночных убийц и грабителей.

Но в этом посетителе было что-то странное.

Чутье старого гоблина безошибочно подсказывало ему, что что-то здесь не так, но Цапгкорн никак не мог понять, что именно. На первый взгляд — посетитель как посетитель, возможно, грабитель или убийца, а может, просто честный порядочный вор. Пришел отдохнуть после трудного дня, заполненного погонями, стычками, поножовщиной и ежеминутным риском. Сидит себе тихонько в углу, ни к кому не пристает, никого к себе не приглашает. Посидит, выпьет пинту-другую, и уйдет восвояси. А куда он пойдет и дойдет ли — это никого не касается. Лишь бы заплатить успел. А уж в этом старый гоблин не сомневался. Недаром тугими мешочками с золотом в подвале трактира было занято шесть больших кованых сундуков, а седьмой сундук был заполнен почти на четверть. Уже шестнадцатое поколение гоблинов ежедневно снимало с «Взбесившегося ежа» свою порцию сливок, а если учесть, что гоблины живут триста лет, то срок получается немалый. Тут мысли Цапгкорна как-то сами собою свернули на мешочки. Он стал припоминать, сколько мешочков прибавилось за прошедший год, и всякий раз у него получалось, что либо одного мешочка недоставало, либо один мешочек оказывался лишним.

Подведя наконец баланс и вполне успокоившись, Цапгкорн снова вернулся мыслями к странному посетителю.

«Волшебник? — думал он, наблюдая за ним из-за стойки. — Нет, не волшебник. Те рассеянны и глуповаты, а этот собран и насторожен. Вор? Нет, не похож. Убийца? Тоже не то. Кто же он? К компаниям не клеится, сидит один как перст — и хоть бы кто подсел к нему».

И тут старый гоблин наконец понял, что именно смутило его в незнакомце.

Дело было в том, что вокруг человека в черном плаще образовался странный вакуум. При том, что таверна была забита посетителями сверх всякой меры, стол, за которым располагался незнакомец, был абсолютно пуст. Желающих разделить общество человека в капюшоне не находилось.

Цапгкорн присвистнул.

— Что-то здесь нечисто, не будь я гоблин, — подумал он. — Эта птичка не из нашего курятника!

Тут, будто в подтверждение его мыслей в таверну вломился пьяный ремесленник, огляделся в поисках свободного места, ринулся было к столу незнакомца, но внезапно остановился, будто ударившись о невидимую стену, и попятился.

Цапгкорн хмыкнул, перекинул через локоть грязную тряпку, символизирующую крахмальное полотенце, и направился к посетителю.

Обмахнув тряпкой стол и размазав грязь более-менее равномерно, он одновременно попытался заглянуть под капюшон незнакомца. Из этого, правда, ничего не вышло — капюшон был надвинут на самые глаза, — но зато он услышал голос посетителя.

— Пинту эля и холодную телятину, — донеслось из-под капюшона.

Цапгкорн вздрогнул. Голос у посетителя был тяжелый и низкий, похожий на гул органа, и от него веяло ледяным холодом. Старый гоблин почувствовал себя так, будто его на несколько секунд опустили в могилу.

Впечатление, произведенное голосом, было столь сильным, что Цапгкорн не только чрезвычайно резво выполнил заказ, но даже против обыкновения не стал разводить эль водой, и по собственной инициативе украсил блюдо зеленью за счет заведения, чего не случалось ни с ним, ни с его предками за всю многовековую историю «Взбесившегося ежа».

Как раз когда он поспешал к столику с блюдом и кружкой, в таверну вошел молодой человек в потрепанном дорожном плаще, с небольшим, завернутым в мешковину свертком в руках. Быстро скользнув взглядом по посетителям, он не колеблясь направился прямиком к человеку в капюшоне. «Сейчас он тебя, голубчика, огреет», — подумал гоблин, краем глаза следя за посетителем. Но против ожидания юноша свободно прошел к столу и отвесил низкий поклон незнакомцу в капюшоне. Тот ответил едва заметным кивком. Молодой человек торопливо присел на краешек скамейки.

Гоблин напряг слух. Но шум в таверне стоял такой, что до него долетел только обрывок разговора.

— Я выполнил ваше приказание, мессир, — почтительно сказал юноша. — Вот она. Была именно там, где вы и предполагали.

Незнакомец в капюшоне что-то ответил, Цапгкорн не расслышал, что именно, потому что в этот момент в зале послышался сильный шум. Вынужденный отвлечься, гоблин все же успел заметить, как человек в капюшоне взмахом руки отпустил посетителя, и тот, поминутно кланяясь, исчез, причем свертка у него уже не было.

А в таверне между тем разворачивались новые события.

Огромный горный тролль медленно выходил из состояния оцепенения. Тролли, как известно, соображают очень медленно, так что смысл оскорблений, высказанных гномом четверть часа назад, начал доходить до него только сейчас. Тролль медленно поднялся. Глаза его загорелись зловещим красным огнем. Он обвел мутным взглядом таверну, схватил тяжеленную дубину и с ревом ринулся к пьяно раскачивавшемуся и икающему на краю стола гному.

Увидев перед собой разъяренного тролля, гном мгновенно протрезвел. Он страшно побледнел. Руки его мелко затряслись и лихорадочно зашарили по лавке, будто пытаясь отыскать щель, в которую можно было бы просочиться. Под лавкой быстро растеклась большая лужа.

Тролль заревел и поднял дубину.

Перепуганный гном едва успел юркнуть под стол. Дубина просвистела над его головой.

Тролль издал яростный рев, от которого задрожала посуда на столах. Он легко, как пушинку, перевернул тяжеленный дубовый стол, и глиняная посуда с грохотом посыпалась на пол.

Посетители, предусмотрительно ретировавшиеся при первых признаках троллиного гнева, замерли в придорожной канаве, напряженно прислушиваясь к доносящимся из таверны звукам.

А тролль между тем распалялся все больше и больше. Разнеся в щепки несколько столов и одним движением руки повалив дубовую колонну, он принялся молотить дубиной по лавке, пытаясь пришибить прятавшегося под ней гнома. Обезумевший от страха гном метался под лавкой, чудом увертываясь от тяжелой дубины.

Цапгкорн спрятался под стойкой, с ужасом наблюдая за происходящим. Пытаясь отползти вглубь, он почувствовал, что нога его во что-то упирается. Оглянувшись, он обнаружил, что она упирается в волшебника, также решившего переждать бурю под стойкой. «Черт бы побрал этого болвана! — недовольно подумал Цапгкорн. — Не хватало еще, чтобы тролль заметил его фиолетовую мантию. Тогда мне придется прыгать по таверне, как тому гному, а с моим радикулитом это не так-то просто».

— Ы-ы-ы-ы! — ревел тролль, шумно топая каменными ножищами в луже эля.

Внезапно взгляд его упал на фигуру в капюшоне, которая все так же одиноко возвышалась за дальним столиком. Странный посетитель, казалось, не обращал ни малейшего внимания на происходящее, спокойно прихлебывая эль из глиняной кружки.

Тролль попытался сфокусировать зрение, и с удивлением обнаружил, что перед ним — всего лишь какой-то человечишко, жалкая букашка по сравнению с ним, троллем. И эта букашка не только не пытается бежать или хотя бы вопить от ужаса, но вообще не проявляет никакого беспокойства!

Тролль яростно заревел и замахнулся дубиной.

Цапгкорн в ужасе прикрыл глаза, чтобы не видеть, как тяжелая дубина размозжит несчастному голову.

В последнее мгновение он успел заметить, как белая, словно выточенная из мрамора, рука незнакомца взметнулась вверх, стремительно выныривая из широкого черного рукава. На указательном пальце полыхнул глубоким багровым светом старинный золотой перстень с огромным кроваво-красным рубином.

Через мгновение ослепительная вспышка залила трактир ярчайшим светом, оглушительно грохнуло, и Цапгкорн на несколько минут потерял способность что-либо видеть и слышать.

Прошло некоторое время, пока он смог наконец различить очертания знакомых предметов, составлявших интерьер «Взбесившегося ежа». Протирая глаза, в которых все еще мелькали разноцветные круги, он побежал к тому, месту, где сидел незнакомец.

Человека в плаще не было. Скамья была пуста. На краю стола сиротливо стояла кружка с недопитым элем.

Под столом валялся тролль. Он был мертв.

Сзади послышался осторожный шорох. Цапгкорн обернулся.

Из-под стола вылез белый как полотно гном.

— Ва-ва-ва… — лепетал он. Тут взгляд его упал на лежащего тролля, и лицо гнома исказилось ужасом.

— У-у-у-у!.. — завыл гном, убегая.

Когда волнение в таверне несколько улеглось, из-под стойки, оправляя фиолетовую мантию, вылез волшебник. Колпак он выронил в суматохе, и все пять уцелевших сальных свечей торжественно сияли в его зеркальной лысине.

Цапгкорн почтительно обратился к нему:

— Что вы на этого скажете, сир волшебник?

— Э-э-э… Ну что… Обыкновенный фокус с гекконовым порошком. Наверняка, какой-нибудь бродячий циркач… В общем, ничего удивительного!

— Но тролль!.. Он мертв! Взгляните, сир волшебник, у него в животе дыра размером с гномью голову!

— Ну… Наверно, ему просто внезапно стало плохо… С троллями иногда бывает такое.

Цапгкорн недоверчиво покачал головой. Он никогда не слышал, чтобы с троллями бывало такое. По крайней мере, чтобы тролль самостоятельно провертел дырищу в собственном теле, на три четверти состоящем из крепчайшего гранита — вряд ли такое вообще возможно!

— Мне кажется, — сказал он осторожно, — что здесь не обошлось без волшебства.

— Чепуха! — авторитетно заявил волшебник. — Никакого волшебства не было. Обычный трюк. Ну, может быть, с небольшим обманом зрения… Э-э-э… Я знал, как это называется на волшебном языке, но сейчас забыл…

— Но кто же в таком случае убил тролля? — недоверчиво спросил гоблин.

— Й-й-я! Это я убил тролля! — послышался пьяный голос.

Посетители расступились, и на сцену выбрался давешний гном. Он уже успел основательно хлебнуть эля, и глаза его горели желтым сивушным светом.

— Это я убил тролля, — хвастливо повторил гном, сильно шатаясь. — Он посмел оскорбить меня, меня, — потомка славного Борма Гномоносца! Да я… Да я… Если я захочу… Если захочу…

Но узнать, что сможет гном, если захочет, посетителям не удалось. Пьяный гном свалился под стол и захрапел.

Посетители зашумели, наперебой обсуждая происшествие.

Воспользовавшись суматохой, волшебник надел свой фиолетовый колпак и выскользнул из таверны.


Глава 4

ПЕРВЫЙ СОН ВОВАНА ПАВЛОВИЧА: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?


Вован, второй час безуспешно ожидавший помощи у заглохшей машины, задремал.

Вначале сон его был до чрезвычайности приятен. Ему снились мулатки. Но потом мулатки куда-то исчезли, сменившись странными диковинным существами. Небольшого росточка, по пояс Вовану, в старинной смешной одежде, с бородами. Вован вспомнил, что подобных уродцев иногда показывают в мультфильмах. Кажется, их зовут гномонами… или гомонами… или гомоманами. Уродцы немного поплясали, позабавив Вована, и исчезли, будто и не было вовсе, а вместо них появился какой-то старик в фиолетовом колпаке, с раскрашенной палкой, и принялся настойчиво уговаривать поменять его, Вована кепку на свой фиолетовый колпак. Вован просто опешил от стариковской наглости — за Вованову фирменную кепку от Версаче можно было купить целый эшелон фиолетовых колпаков и тепловоз, чтобы его толкать, в придачу. Но старик, не замечая вованового раздражения, назойливо требовал поменяться, грозя какими-то ужасными неприятностями и страшными приключениями. Вован, угроз не любивший, разозлился, и принялся гоняться за нахальным старикашкой, чтобы как следует начистить его мерзкое морщинистое рыльце. Но старик оказался на редкость проворным, и постоянно ускользал. Наконец Вовану удалось схватить старика, но тот ловко извернулся, выпрямился во весь рост и пребольно стукнул Вована своей раскрашенной палкой по макушке. Вован взвыл… и проснулся.

Погода между тем резко изменилась.

С севера дул пронзительный ветер, такой сильный, что деревья вдоль дорог сгибались почти пополам. Небо было плотно залеплено черными грозовыми тучами, ежесекундно озарявшимися вспышками молний. Раскаты грома, пока еще дальние, глухие и грозные, как рокот огромных тамтамов, будили в Воване какое-то смутное, тревожное ожидание беды.

Вован огляделся.

Дорога по-прежнему была пустынной.

Вован встал, разминая затекшие ноги. Выпитое пиво давно просилось наружу, и Вован, натянув кепку, стал спускаться к придорожной канаве.

Не успел он сделать и десяти шагов, как сильный порыв ветра сорвал с его головы кепку и понес по дороге. Вован, понесся следом за прыгающей по асфальту кепкой, оглашая пустынную дорогу отборным матом.

А ветер гнал кепку все дальше и дальше.

Вован быстро устал и запыхался. Прокуренные легкие напрочь отказывались обеспечивать могучий организм кислородом. Пробежав еще несколько шагов, Вован был вынужден остановиться и отдышаться. Кепка, как будто дразня Вована, прокатилась немного по дороге и тоже остановилась. Пыхтя, как паровоз системы Черепанова, Вован осторожно подкрался к кепке и в мощном прыжке настиг беглянку. Кепка была водружена обратно на голову, а торжествующий Вован направился было к машине, но тут прямо на нос ему упала тяжелая капля.

Вован посмотрел вверх и охнул.

Прямо над ним нависала тяжелая иссиня-черная туча, готовая вот-вот разразиться мощнейшим ливнем.

Надо было спешить, чтобы успеть укрыться в машине и переждать дождь.

Вован побежал к «бимеру».

Но не успел он сделать и трех шагов, как хляби небесные разверзлись, и на Вована обрушился поток воды. Воды было так много, что Вовану показалось, будто над его головой перевернули тазик размером со стадион. Вован мгновенно вымок до самых внутренностей. Продираясь сквозь сплошную стену воды, Вован пытался отыскать оставленную на дороге машину — но тщетно. Кругом была только вода. Вовану оставалось лишь беспомощно тыкаться в непроницаемую серую пелену и жалобно материться.

Наконец водяной поток стал ослабевать и вскоре дождь прекратился так же внезапно, как и начался.

Вымокший до нитки Вован обнаружил свою машину в пятидесяти шагах вниз по дороге, и ринулся было к ней. Но увы, на этом его злоключения не закончились.

Как оказалось, самое страшное было впереди. Точнее, сзади — за его спиной.

Сначала Вован услышал позади какое-то странное сипение. Звук быстро нарастал, усиливался, и вскоре стал похож на оглушительный вой, как будто тысячи шакалов собрались на праздничную спевку.

Вован оглянулся.

Увиденное заставило его заорать от ужаса и быстро-быстро заработать ногами.

Его настигал чудовищный ураган.

На дороге вертелась в жутком хороводе колоссальная черная воронка размером с пятидесятиэтажный дом. По краям воронки можно было разглядеть огромные столетние дубы, вырванные с корнем — буря играючи вертела ими в воздухе, будто пылинками. В центре воронки зияла гигантская черная дыра с рваными краями, которые непрерывно шевелились, придавая дыре сходство с ненасытной черной пастью. И весь этот кошмар стремительно надвигался на Вована, грозя поглотить его.

Вован, скуля от ужаса, во весь опор несся к машине. Ураган несся по его пятам. Бритой шеей Вован ощущал его жаркое дыхание.

До спасительного «бимера» оставалось шагов десять. Вован сделал последний рывок.

Но не успел.

Ураган налетел, подхватил его, легко, как пушинку, оторвал от земли и понес.

Вован, раскрыв от ужаса рот, парил над дорогой, а ураган поднимал его все выше и выше. Машина, кажущаяся с высоты игрушечной, превратилась сначала в черную точку, а потом и вовсе стала неразличимой на тонкой, как нитка, ленте дороги. Окрестные поля слились в сплошную грязно-зеленую массу, и вскоре растаяли в густом сером тумане.

Ураган гнал Вована вверх и прочь от столицы, во мрак и неизвестность.

Сильно похолодало. Вован с ног до головы покрылся инеем. Мокрая одежда обледенела и превратилась в ледяной панцирь. Злосчастная кепка намертво примерзла к голове и сдавливала череп железным обручем. Вован беспомощно дрыгал ногами и руками в надежде если не спуститься на землю, то хотя бы согреться — но увы! Ледяной ветер проникал, казалось, в мельчайшие поры, заставляя Вована отбивать зубами барабанную дробь и не оставляя ему ни малейшего шанса хоть чуть-чуть согреться.

А мощный поток воздуха поднимал Вована все выше и выше. Вскоре стало трудно дышать — сказывалась нехватка кислорода. Вован глотал ледяной воздух широко открытым ртом, как рыба, выброшенная на берег, — и никак не мог надышаться. В голове звенело, глаза застилал серый туман. Вован почувствовал, что вот-вот потеряет сознание.

Сильный порыв ветра подбросил его еще на пятьдесят метров. Вован из последних сил попытался спуститься вниз, отчаянно трепыхаясь и суча руками и ногами, но силы оставили его.

В глазах у него пошли радужные круги, небо погасло, и Вован провалился в черную пустоту.


Глава 5

МЫ ЕДЕМ, ЕДЕМ, ЕДЕМ…


Итак, воспользовавшись суматохой, волшебник выбрался из трактира. Он прошел в стойло, где были привязаны в ряд несколько разнокалиберных ослов и мулов, подошел к самому тощему и облезлому из них, отвязал его, и с третьей попытки взгромоздившись на костлявую спину животного, выехал из ворот. Трясясь по брусчатке, он миновал Рыночную площадь, и повернул в одну из узких улочек, ведших к городским воротам. Улица немедленно принялась петлять, и волшебник проявлял чудеса ословождения, увертываясь от потоков помоев, выливаемых хозяйками прямо из окон. Канализацию в Полусреднем мире собирались изобрести только через двести лет, поэтому следовало смотреть в оба, если не хочешь потом выбирать из волос вишневые косточки и картофельную шелуху.

Протащившись по узеньким улочкам, он покинул город через Восточные ворота. Сонные стражники проводили волшебника ленивыми взглядами, и тяжелые, окованные железом створки с грохотом захлопнулись до утра.

Волшебник же поехал по тропинке к темневшему вдали лесу, яростно пиная ленивого осла. Упрямая скотина прядала ушами, вертела головой, но ходу не прибавляла. Между тем следовало спешить. Дорога проходила через Черный лес, где хозяйничала шайка разбойников под предводительством бывшего городского лекаря Галлеана, поэтому лес желательно было проехать засветло. Встреча с разбойниками не входила в планы волшебника, поскольку Галлеан по старой врачебной привычке анатомировал всех путников, попадавшихся в его лапы.

В свое время Галлеан был неплохим лекарем, имел в городе обширную практику и специализировался по женским и венерическим болезням. К сорока годам он скопил приличное состояние, выстроил роскошный особняк на главной улице, и был уверен, что его ждет покой и обеспеченная старость. Но тут благополучная докторская судьба совершила капризный кульбит.

Пару лет назад случилось проезжать через город бродячему цирку. В числе прочих в труппе был громадный негр, жонглировавший трехпудовыми гирями на цепи. Представления с участием негра так понравились супруге губернатора, что она не только посетила их все до единого, но также, по слухам, после представлений шла за кулисы, чтобы негр мог показать ей там свое искусство без лишних свидетелей. Словом, через некоторое время после отъезда цирка бездетная и находящаяся в последнем приступе молодости губернаторша стала ощущать странное пристрастие к кислым и соленым продуктам, а также непонятную тошноту по утрам. Спустя еще некоторое время к этому присоединились жалобы на вздутие живота и странные ощущения шевеления в нем. К заболевшей был немедленно приглашен лекарь Галлеан, с первого взгляда определивший причину недуга. Но сообщить об этом губернатору было бы равносильно самоубийству. Одного взгляда на губернатора было достаточно, чтобы понять, что, во-первых, в случившемся он совершенно не виноват, а во-вторых, что, если он узнает правду, доктору придется провести несколько неприятных минут в котле, до краев наполненном кипящим маслом. Поэтому лекарь сообщил, что у больной обычная ипохондрия печени, прописал горячие ванны и персиковое вино, и ушел в большом смятении, молясь, чтобы боги помогли губернаторше каким-нибудь образом избавиться от неожиданной напасти. Но боги в это время были заняты дележом скудного наследства одного из второстепенных божков Южного пантеона (бедняга скончался оттого, что единственное племя, которое в него верило, было полностью истреблено конкурентами, и в него некому стало верить), и просьба врача осталась незамеченной.

Когда же спустя положенный срок госпожа губернаторша родила черного как смола ребенка, во всем был обвинен лекарь, который, дескать, не вымыл как следует руки перед осмотром губернаторши, отчего и испачкался ребеночек. А чтобы Галлеан долго не переживал по поводу этой врачебной ошибки, губернатор распорядился его немедленно схватить и повесить. Но хитрый лекарь, заранее предвидевший подобный исход, успел улизнуть, подался в лес, в кратчайшие сроки сколотил шайку из фельдшеров и повивальных бабок, и принялся нападать на прохожих, последовательно лишая их кошелька, чести и жизни.

Вот уже два года для каждого путника, совершающего вояж через Черный лес, это путешествие напоминало кругосветный круиз на лайнере, захваченном террористами-смертниками. Робкие попытки королевских стражников навести порядок неизменно заканчивались провалом. Стражники мужественно топтались у входа в лес, тщательно обшаривая близлежащие кусты, но заходить в чащу категорически отказывались. Когда же начальник королевской стражи попытался загнать их поглубже в лес, грозя королевским трибуналом, среди стражников очень быстро вызрело явное неудовольствие, причем начальник собственными ушами услышал, как один из стражников предлагал стукнуть его, начальника, по голове, и податься всем отрядом к Галлеану. Не желая искушать судьбу, стражников увели, а Галлеана оставили в покое.

При воспоминании о Галлеане волшебник поежился и пришпорил осла. Осел взбрыкнул и наконец наддал ходу. Под копытами весело заклубилась пыль, и темные силуэты сосен стали быстро приближаться.

Итак, человек на осле был волшебником. Причем не последним волшебником. Скорее, даже, первым. На тощей спине престарелого карнийского ишака восседал не кто иной как Волшебный Секретарь Ордена Волшебников и Некромантов (ОВИН), магистр Черной и Белой Магии Керамир.

Увы, — Орден, объединявший в своих рядах лучших представителей волшебной породы, переживал не лучшие времена. Ветры перемен, пронесшиеся над Полусредним миром, унесли вековые привилегии волшебников и развеяли былую славу Ордена.

Керамир пошарил в складках своей фиолетовой, усыпанной блеклыми серебряными звездами мантии и извлек кисет с бодрящим зельем. На кисете время от времени вспыхивали соблазнительные надписи вроде: «Жевательный табак от Толстой тети сделает ваши зубы желтыми, как чистейшее гномье золото» и «Внимание, акция: только до конца тысячелетия — две унции по цене трех». Кисет был старый и надписи временами заедало, так что помимо дефектных слоганов кисет периодически выдавал совершенно непристойные вещи, причем было неясно, где кисет мог их набраться, и откуда ему известны такие анатомические подробности.

Керамир потряс кисет, запустил в его недра грязноватую пятерню с давно не чищеными ногтями, извлек порцию табаку, ловко слепил жвачку, и сосредоточенно работая челюстями, пустил свои мысли по проторенной дороге воспоминаний.

Как всякий пожилой человек (а Керамиру недавно стукнуло сто тридцать пять лет), он любил вспоминать времена своей молодости и сравнивать их с теперешними. Естественно, сравнение всегда было не в пользу последних.

И, надо признать, справедливо.

Золотое было время! Когда-то волшебники умели делать если не все, то, по крайней мере, многое. С легкостью превращали они кровь в воду, а воду в вино, шутя трансформировали камни в хлеб, в сыр и полукопченую колбасу, обращали ртуть в золото, а золото в железо, медь и низкопробное серебро, могли переноситься по воздуху и под землей на любое расстояние, а также продлевали себе жизнь до тех пор, пока прогрессирующий склероз не лишал их возможности вспомнить продлевающее заклятье.

Ежегодные слеты волшебников и ведьм, традиционно происходившие на вершине Кудрявой горы, собирали тысячи магов.

В памяти Керамира живо возникла картина грандиозного праздника.

Созданные мановением волшебной палочки столы ломились от изысканных яств. Несмотря на то, что все вино создавалось из воды, похмелье наутро было вполне реалистичным.

Всю ночь напролет продолжалось веселое гуляние. Маги превращали окрестных сов и летучих мышей в летающих лошадей и мулов и до упаду гоняли в лобтуфф — волшебную игру, смысл которой заключался в том, чтобы догнать соперника и осалить его, превратив в жабу. Превращенный, смешно кувыркаясь, падал с огромной высоты, шлепаясь о землю в точности как жаба.

Завершал празднество грандиозный фейерверк.

И долго еще окрестные жители вспоминали волшебные гуляния, выковыривая из грядок неразорвавшиеся гром-тыквы, шугая одичавших пегасов, норовящих стянуть заготовленную на зиму кукурузу, и посылая в адрес волшебников запоздалые проклятия.

Но увы, все это великолепие осталось в прошлом.

Волшебники стремительно вырождались, а волшебное искусство хирело и чахло на глазах.

А главным виновником этого — хотя они никак не хотели этого признавать — были сами волшебники, и, в первую голову, глава Волшебного Ордена Керамир.

Началось все около ста лет тому назад. Керамир, тогда молодой и самолюбивый маг, только что избранный главой Волшебного Ордена, издал декрет, запрещающий принимать в Магическую Академию юношей неколдовского происхождения. Отныне и навеки зеленые ворота Академии были закрыты для всех, кроме потомственных волшебников в седьмом поколении. Одновременно был введен вступительный взнос для абитуриентов в тысячу золотых реалов. Это была огромная сумма, и она надежно охраняла священные залы Академии от бедноты, представленной потомками обнищавших волшебных семейств. Керамир, будучи представителем древнего и богатого колдовского рода, слишком хорошо помнил, как эти худородные выскочки и голодранцы, перебиравшие на ладони каждый сантим, получали звания лучших учеников, а ему, потомку самого древнего волшебного рода Семимедья, приходилось довольствоваться скамейкой для отстающих. Но родство и связи в волшебном мире еще кое-то значили, и когда после нескольких лет подковерной борьбы, интриг, предательств и покушений Керамир все же произнес заветную фразу «Вступая в должность главы Волшебного Ордена…», он твердо знал, кому, за что и как именно он будет мстить. И первым его декретом стал декрет об ограничениях при приеме в Магическую Академию.

Злые языки, впрочем, уверяли, что отпрыски богатых родителей без особых трудностей покупали себе магическую родословную, и что денежки от продажи фальшивых свидетельств текли в карманы волшебников Большого круга. Керамир, как глава Большого круга и председатель приемной комиссии Магической Академии, предпочитал эту тему не освещать. Обычно он отделывался от злых языков, обращая их обладателей в свиней, и вскоре пресловутые языки уже можно было заказать во «Взбесившемся еже» в заливном или копченом виде. (Правда, с каждым годом эти превращения давались ему все труднее — отчасти по причине старости, отчасти из-за того, что в силу общего падения культуры свинство граждан достигло немыслимых пределов и превращать их далее было просто некуда).

Так или иначе, все поступившие в магическую академию за последние сто лет были либо представителями лучших магических семей, либо детьми крупных торговцев или чиновников. Увы — и те, и другие, и третьи были совершенно неспособны к волшебству. Всем известно, что магия — это всего один процент таланта и девяносто девять процентов трудолюбия. Начинающему магу следует проводить время за чтением магических книг, приготовлением алхимических зелий и неустанной практикой в заклинаниях и превращениях. Отпрыски же благородных семей книги презирали, время проводили в праздности и развлечениях, а алхимию предпочитали постигать в кабаках через искусство смешивания коктейлей.

Если старые волшебники вроде Керамира еще способны были с горем пополам превратить сало в мыло, а тыкву в брюкву, то у молодежи дела с магией обстояли намного хуже. Большинство молодых волшебников не могли выполнить даже простейшего заклятия, вроде выведения блох или сотворения бритвенной пены из готовых ингредиентов.

Итак, магия хирела. Маги нищали. Но и это была не главная проблема.

Наибольшие хлопоты волшебникам Полусреднего мира доставляло растущее влияние науки.

Наука в волшебном мире всегда была на положении бедной родственницы. Однако в последние годы положение серьезно изменилось. Стоило волшебникам допустить незначительные послабления — и тут же во все щели полезла дремучая, беспросветная наука.

То тут, то там по городу открывались полуподпольные научные салоны. Действуя под фальшивыми вывесками магических заведений, они на самом деле вовсю пользовались научными знаниями. Это подрывало веру населения в священную силу волшебства и грозило вовлечь народ в пучину научного мракобесия.

Так, один негодяй вместо того, чтобы лечить зубную боль, как это веками делалось в волшебном мире — заговором, — открыл кабинет, который чтобы замылить волшебникам глаза назвал… — Керамир напряг память — …стоматомагическим, — и принялся — страшно подумать — лечить зубы. Керамир даже подпрыгнул от возмущения. Подумать только! Лечить зубы — как будто зубы можно лечить! Каждому начинающему волшебнику известно, что зубы — не что иное, как осколки благородного мрамора, вложенные в рот первочеловеку Еваму могущественным богом Дентосом. Об этом написано во всех волшебных книгах!

Но ученый волшебных книг не читал. Мало того, что он советовал не тратить времени на заговоры, а вместо этого полоскать рот отварами шалфея и ромашки — это было бы полбеды. Но этот мошенник придумал особую машинку, с ее помощью он высверливал в зубах отвратительные дыры, которые затем заполнял смесью белой глины и алмазного порошка. Б-р-р-р… Керамира передернуло. Особо прискорбно было то, что не только простые граждане, но и отдельные волшебники поддались еретической моде, и вместо того, чтобы использовать чудодейственную силу заговора, спешили сесть в дьявольское кресло. Правда, справедливости ради надо признать, что заговор помогал самое большее четверть часа, а этот подлец давал на свои пломбы пятилетнюю гарантию… Как будто прочитав его мысли, старый зуб мудрости нестерпимо заныл.

«О-о-ох, как ноет! Совершенно невозможно терпеть… Интересно, этот шарлатан и впрямь избавляет от зубной боли? Надо будет под каким-нибудь благовидным предлогом заглянуть в этот чертов кабинет, хотя бы под видом магической инспекции», — невольно подумал Керамир, и тут же отогнал еретическую мысль. Пока он жив, он не поддастся на научный обман!

Да-с… Другой негодяй изобрел машину, которая, будучи влекомой силою пара, перемещала на большие расстояния всевозможные предметы, а также несознательных граждан, польстившихся на научную ересь.

Раньше, в старые добрые волшебные времена, чтобы послать, скажем, любимой теще в соседний город полфунта угорьков к ужину, горожане вынуждены были прибегать к помощи волшебников. Волшебники же, нагло пользуясь монополией на рынке трансгрессии, и упирая на большой расход магической энергии, брали за перемещение чудовищную плату, и, кроме того, частенько теряли либо перепутывали товары в пути. Так что нередко любимая теща вместо жирных угорьков получала к ужину погребальный веночек с трогательной надписью: «Спи спокойно, дорогая, мы постараемся не забыть тебя до следующей пятницы!».

Проклятый же изобретатель построил свою машину, соорудил из досок сараи на колесах, проложил между городами чугунные рельсы и подрядился возить граждан и багаж на большие расстояния. К сохранности вещей и пассажиров, а также и к срокам доставки он относился с большой серьезностью, и если его повозка прибывала к месту назначения хотя бы на пять минут позже условленного, возвращал клиентам половину денег. Но, к огромному неудовольствию волшебников, возвращать деньги ему приходилось нечасто. Затея имела оглушительный успех у населения, изобретатель постоянно расширял производство и собирался в ближайшее время вывести на чугунку сараи первого класса с ванной и рестораном, а волшебникам, занимавшимся трансгрессированием, пришлось положить зубы на полку.

Но дальше всех пошел ученый мерзавец, возомнивший себя равным птицам. Этот сшил из бараньей кожи пузырь, соорудил на площади огромный костер и принялся наполнять пузырь дымом. Пока он надувал свой богомерзкий пузырь, волшебники, во множестве собравшиеся на площади дабы присутствовать при крахе научной идеи, яростно злословили по адресу изобретения и его автора. Большинство сходилось на том, что пузырям не дано летать ни при каких обстоятельствах. Прогрессивно настроенное меньшинство полагало, что в результате эксперимента пузырь взорвется, и его ошметки будут вполне в состоянии пролететь несколько шагов. Тем временем ученый, не обращая внимания на спорящих, оседлал свой поганый пузырь и улетел.

Волшебникам, давно утратившим способность к полету, оставалось только завистливо смотреть на летящий пузырь снизу вверх и посылать проклятия изобретателю, нисколько, впрочем, тому не повредившие. Под радостные крики сбежавшейся черни ученый торжественно облетел площадь, сделал круг над ратушей и благополучно приземлился точнехонько на священный и неприкосновенный алтарь повелителя неба Румеса, откуда был унесен на руках восторженными горожанами.

Все это было крайне неприятно и унизительно для волшебников, но это были еще цветочки. Недавно вдохновленный успехом изобретатель заявил совершенно неслыханную вещь: ему, дескать, удалось построить огромную железную птицу, которая — вот бред-то! — летает сама, без всякого волшебства, без надувания дымом и даже без размахивания крыльями. И на этом аппарате он берется долететь до края земли самое большее за четыре часа, да еще сможет взять с собой до ста обывателей. «Тоже мне, само-лет!» — саркастически хмыкнул Керамир. В то, что можно летать не махая крыльями, он не верил, но на душе у него скребли кошки. Он подозревал, что ученый, без сомнения, заключивший сделку с дьяволом, рано или поздно сумеет выполнить свое обещание, и примется таскать горожан по воздуху как орел рыбу, и тогда на и без того шаткой репутации волшебников можно будет окончательно поставить жирный крест.

Керамир с тоской вспомнил, как славно было в старые добрые времена. Раньше, во времена его молодости, подобные проблемы разрешались чрезвычайно легко. Ученый, рискнувший выползти на свет божий из своей подпольной лаборатории чтобы глотнуть свежего воздуха, немедленно объявлялся пособником дьявола и сжигался заживо, вместе со своими научными приборами и еретическими книгами.

Но предыдущий монарх, Апулюс Мудрый, был большой просветитель и книголюб. Советником он взял не волшебника, — а страшно подумать — ученого. Именно при нем наука совершила наглый и решительный рывок.

Во-первых, запретили сжигать ученых. Во-вторых, им дали возможность заниматься научными экспериментами. В третьих — и это было самое возмутительное — им позволили открыто проповедовать свои еретические идеи.

Результаты не замедлили сказаться. Недожаренные ученые воспрянули духом и принялись двигать науку в массы, натыкаясь, впрочем, на ожесточенное сопротивление волшебников. В конце концов ученые обнаглели до такой степени, что учредили собственную Академию — в противовес магической — и назвали ее, естественно, в пику волшебникам, Академией наук. Само это словосочетание, от которого за версту разило шарлатанством, приводило Керамира в бешенство. Будь это каких-нибудь пятьдесят-семьдесят лет назад, в благословенные времена Румера Свирепого, Керамир показал бы этим ученым клопам и академию и эксперименты и полеты над площадью! Но времена были другие, и Волшебный Секретарь вынужден был скрепя сердце предоставить ученым свободу собраний и выражений.

Увы! Противопоставить ученым было нечего. Волшебники, долгие годы занятые борьбой за чистоту породы, утратили древнее искусство магии. Заклинания постепенно забывались. Освежить их в памяти также было уже невозможно — прочесть магические книги, написанные старинными рунами, никто не мог. Старый Гуго, последний волшебник, знавший древнеэльфийский язык и способный с горем пополам разобрать рунические письмена, трагически погиб тридцать лет назад в магической библиотеке. Ему на голову свалился старинный пятидесятифунтовый фолиант в кованом серебряном переплете (волшебник потянулся за ним, чтобы узнать свое будущее — это была семимедийская Книга Судеб). С тех пор волшебные книги тихо покрывались пылью в библиотеке Магической Академии, а волшебники почти смирились с тем, что магическому искусству пришел конец.

Но внезапно для отчаявшихся волшебников блеснул луч надежды. Великий Мервин, величайший колдун всех времен, живший шесть столетий назад, и творивший чудеса так же легко, как нынешние волшебники создавали себе проблемы, как известно, перед смертью сжег все свои рукописи и унес тайны волшебства в могилу. Многие годы его великое искусство считалось безнадежно утраченным. Но тут волшебникам неожиданно улыбнулась удача. В старинном замке, некогда принадлежавшем Мервину, на чердаке, в дальнем углу под ворохом тряпья была обнаружена пыльная бутыль, хранившаяся тут еще со времен Мервина. Тщательно изучив содержимое — а в бутыли было около двух пинт маслянистой жидкости, игравшей всеми цветами радуги и издававшей при взбалтывании специфическое кудахтанье, — волшебники пришли к выводу, что перед ними не что иное как волшебный эликсир говорливости.

Эликсир говорливости, рецепт которого был разработан (а впоследствии и уничтожен) самим Мервином, был одним из величайших достижений колдовского искусства. Он мог сделать говорящим любое животное, включая рыб, рептилий и гадов. Обретя дар человеческой речи, животное могло на равных разговаривать с волшебниками, и даже помогать им полезными советами. Как утверждали некоторые волшебники, значительной части своих достижений Мервин был обязан двум ученым свинкам, просиживавшим дни и ночи за волшебными книгами и диктовавшим ему магические рецепты. Поговаривали, что даже знаменитый философский камень был получен Мервином в непосредственном соавторстве со свинками.

Эликсир говорливости был последней надеждой волшебников получить доступ к тайнам великого колдуна. Дело в том, что в Малом зале Магической академии вот уже пятьсот лет висела клетка со старым вороном. Когда-то эта птица принадлежала самому Мервину, и несомненно, была в курсе волшебных таинств. Ворон присутствовал при составлении волшебных снадобий и эликсиров, вызывании духов, заклинании времени и прочих магических процедурах. Кроме того, Мервин, как всякий алхимик, долгое время вдыхавший пары ртути, имел привычку разговаривать сам с собой, и эти разговоры также могли содержать массу ценных сведений. Все это волшебники надеялись добыть из памяти старого ворона. С помощью чудесного эликсира волшебники собирались разговорить древнюю птицу и выудить из нее секреты великого мага.

Для этого Волшебный Круг условился собраться в Каличе, небольшом городке в тридцати верстах от Сам-Барова, где в данный момент находилась Магическая Академия (ибо здание академии, перенасыщенное древней магией, не стояло на месте, а непрерывно шаталось по окрестностям, возникая то здесь то там, поэтому по городу постоянно носились толпы взмыленных волшебников, неосторожно выбежавших за пивом и спичками, и разыскивающих сбежавшую альма матер).

Разумеется, Керамир предпочел бы поболтать с говорящим вороном в одиночку, тем более, что бутыль с эликсиром находилась у него. Но, увы, это было невозможно. Последние пятьсот лет ворон безвылазно просидел в клетке в душном и темном Малом зале, совершенно одряхлел, и о том, чтобы вывезти его тайком в какое-нибудь уединенное место не могло быть и речи — несчастная птица просто околела бы от избытка впечатлений.

Но это все были мелочи. У Керамира есть эликсир, и есть свидетель-ворон, и не будь Керамир первым волшебником Полусреднего мира, если сегодня же тайны великого Мервина не станут ему известны.

Керамир ухмыльнулся и любовно погладил бутыль, притороченную к седлу. Главное — заставить заговорить проклятую птицу, а уж потом Керамир позаботится, чтобы убрать лишних свидетелей. Не впервой.

«Ну что, тараканы очкастые! — злорадно подумал Керамир, вспомнив ученых. — Мы еще посмотрим, кто кого!»

Где-то в чаще ухнула сова. Керамир вздрогнул и испуганно огляделся.

Пока он предавался размышлениям, с окружающей природой произошло что-то странное.

Мир вокруг него изменился до неузнаваемости.

Особенно поразили Керамира деревья. До этого они, как и полагается деревьям, спокойно росли вдоль дороги, чуть шевеля ветвями под вечерним ветерком. Теперь же они вертелись и кривлялись, как бесноватые, принимая самые причудливые позы. Керамир собственными глазами видел, как одна молодая осина перебежала через дорогу, укоренилась там, и весело помахала Керамиру ветвями.

Да и сама дорога была более чем странной. Синяя стена леса отодвинулась куда-то вдаль, а на ее месте маячила безобразная дыра, заполненная дрожащим красновато-сизым маревом. Горизонт странно выгибался, и терялся где-то на уровне третьего неба, где как известно, обитают полубоги вперемешку с титанами.

Керамир оглянулся.

Сзади, закрывая половину неба, наползала тяжелая грозовая туча. Черное брюхо ее то и дело вспарывали ослепительные зигзаги молний. Приближалась большая гроза.

Керамиров осел, словно предчувствуя беду, забеспокоился, и принялся нервно вытанцовывать посреди дороги, высоко задирая задние ноги и ежесекундно грозя сбросить Керамира. Некоторое время пожилой волшебник героически сражался с пожилым ослом, но, все-таки осел был на восемьдесят лет моложе, и вдобавок природа наделила его четырьмя ногами, а Керамира — только двумя (и в придачу двумя руками, совершенно бесполезными в данном случае — так как ими приходилось держать колпак и посох), поэтому сражение закончилось со счетом четыре — два в пользу осла. Осел, дважды получивший посохом по загривку, как-то особенно истерично закричал, взбрыкнул, и ему удалось-таки избавиться от седока. Керамир пролетел шагов десять и шлепнулся в дорожную пыль, совершив по инерции четыре подскока на собственном седалище.

Встряхнув головой, чтобы разогнать мелькавшие в глазах искры, Керамир безнадежно посмотрел вслед коварному ослу.

Неблагодарное животное явно вознамерилось бросить своего хозяина на произвол судьбы. Высоко задрав хвост, осел изо всех сил улепетывал по направлению к городу. Керамир, морщась, охая и потирая ушибленное место, поковылял следом.

Но далеко уйти ему не удалось.

Внезапно все вокруг почернело. Свет погас. Вокруг Керамира затанцевали в стремительном вихре сорванные ураганом листья. Поднялась туча пыли. Гигантская воронка, появившаяся откуда-то из-за леса, мгновенно всосала Керамира в свое пыльное чрево и стала поднимать его все выше и выше в воздух.

Перепуганный до смерти Керамир парил над дорогой с грацией больной вороны, оглашая окрестности воплями и взывая о помощи к богам, духам и простым горожанам. Но никто не услышал его, и никто не пришел на помощь. Ураган нес его дальше и дальше, в сторону Синих Гор, где, как известно, живут злобные уродливые тролли, питающиеся человечиной. Керамир попытался спуститься на землю, неуклюже размахивая руками и ногами, как неумелый пловец, но добился лишь того, что поднялся еще на двадцать футов выше. Ураган неумолимо нес его к Синим Горам. Спасения не было.

От страха Керамир лишился чувств.


Глава 6

КРАТКИЙ ОЧЕРК МАГИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ


Сознание возвращалось к Вовану медленно. Создавалось впечатление, что до этого оно долго шаталось по чужим головам, пытаясь найти себе пристанище поприличнее, но не найдя ничего подходящего, было вынуждено возвратиться к прежнему хозяину — хотя и без особого удовольствия.

Наконец сознание утвердилось в Вовановой голове, привычно устроившись перед телевизором с банкой пива, и Вован получил возможность слабо простонать и открыть глаза. Картина, представшая перед ним, была настолько странной, что Вован поспешил вновь закрыть глаза и стал мучительно вспоминать, не курил ли он накануне чего-нибудь термоядерного.

Было раннее утро. Похоже было на то, что он провалялся без сознания всю ночь. В лазурном небе среди белоснежных пушистых облачков нежилось чистое сияющее солнце.

Перед Вованом вместо знакомой автомагистрали вилась узенькая, протоптанная в высокой траве тропинка. Шагов через сто тропинка упиралась в синюю стену леса. Ни указателей, ни каких бы то ни было других ориентиров не было. Местность была совершенно незнакома Вовану, и ни малейшего представления о том, как он сюда попал и что ему делать дальше, у Вована не было.

Пока Вован раздумывает, не сошел ли он с ума, у нас есть несколько минут, чтобы представить мир, в который попал Вован. Право, этот мир стоит того, чтобы его представить.

Полусредний мир, или по-научному, Семимедье, представляет собой один из бесконечного множества волшебных миров, которыми битком набита наша Вселенная.

Как известно, существование волшебства нисколько не противоречит современным научным знаниям. Знаменитый физик Альберт Эйнштейн утверждал, что волшебные миры столь же реальны, как и наш мир (обычно рассуждения о волшебных мирах шли сразу после рассказов о маленьких зеленых человечках, пьющих по ночам чернила из авторучек и непосредственно перед размышлениями о грядущем в 1999 году нашествии инопланетян с Альфы Центавра).

Современная физика уверяет, что разнообразных миров бесконечное множество, а значит, где-нибудь непременно существуют и бесконечно разнообразные волшебные миры. Среди множества миров существует мир, населенный Мальвиной, Буратино, Пьеро и псом Артемоном, мир, заполненный героями Андерсена, мир Гарри Поттера и прочие миры, существование которых ранее, в эпоху достоверных знаний об окружающей действительности, считалось абсолютно невозможным.

На самом деле ничего необычного в волшебных мирах нет, какими бы странными и невозможными они не казались. С учетом бесконечности Вселенной и составляющих ее миров поверить в существование мира, подобного тому, куда попал Вован, не так уж сложно. А если к тому же учесть, каким был наш собственный мир сотню миллионов лет назад, то следует признать, что подобное разнообразие придет не во всякую больную голову. Выступи современный палеонтолог с докладом об эволюции динозавров где-нибудь на вселенском соборе в тринадцатом веке — и ему крышка. В лучшем случае он был бы признан неизлечимым сумасшедшим и провел бы остаток дней в монастырской больнице, отбивая земные поклоны и размышляя о своих заблуждениях. В худшем — святые отцы просто забили бы его евангелиями. А ведь он говорил чистейшую правду! Да по сравнению с миром ортоцерасов и траходонов Полусредний мир просто обязан существовать!

И потом, согласитесь: зная о бесконечном разнообразии миров, намного приятнее верить в существование мира, населенного волшебниками, гномами и троллями, чем в существование мира, в котором лично у вас, единственного на Земле, вырос длинный чешуйчатый хвост или ветвистые рога.

К слову говоря, наша Земля тоже имела шанс стать волшебной. И было это совсем недавно. Еще в эпоху раннего средневековья на Земле в изобилии водились оборотни, во множестве попадались инкубы и суккубы всех мастей, а также духи, призраки и приведения.

В это самое время жил на Земле эльф. Этот эльф должен был дать начало целому поколению волшебных существ — фей, гномов, троллей и прочих, а также стать родоначальником племени могущественных волшебников, которые должны были населять Землю сегодня.

Был он, как и положено эльфу, прекрасен собою. Иногда он превращался в волшебной красоты бабочку и летал с цветка на цветок, лакомясь нектаром и распевая серенады. Это его и погубило.

Ибо в то же самое время на земле появился первый энтомолог.

Это был монах Брамгершлейц — тощий, прыщавый, очкастый любитель бабочек, мотыльков и стрекоз. Именно в его лысую голову пришла идея собрать первую в мире коллекцию насекомых.

Сутками напролет шатался он по лугам, размахивая сачком и наводя ужас на членистоногих.

Однажды, когда он, вдоволь напрыгавшись по полю за гигантской стрекозой, возвращался в свою келью, внимание его привлек странный шевелящийся цветок. Монах осторожно подкрался к цветку, близоруко прищурился — и ахнул.

На цветке сидела невероятной красоты бабочка. Огромные крылья напоминали диковинные разноцветные паруса, грациозно раскрывшиеся навстречу свежему ветру. Поглощенная благородной трапезой, бабочка не замечала опасности.

Монах задрожал от возбуждения, и трясущимися руками схватил сачок.

Над эльфом повисла зловещая тень.

Мелькнул сачок — и эльф беспомощно забился в сетке.

Где-то в кустах увяла в бесплодной старости, не дождавшись его, одинокая эльфийка.

А эльф теперь выставлен в музее естественной истории. Висит он на деревянной дощечке, пришпиленный булавкой, с табличкой «Масhaon Bramgerschleizi», и посетители, любуясь прекрасной бабочкой, даже не подозревают, что перед ними тупиковое звено магической эволюции.

К счастью, в Полусреднем мире все пошло другим путем. Монах, бегущий по полю с сачком, споткнулся о корень и свернул себе шею. Жажда знаний осталась неутоленной, а эльф — невредимым. И теперь в Полусреднем мире есть все, что полагается иметь в приличном волшебном мире, и что могло бы быть на Земле, если бы не проклятый монах-природовед.

Долгое время наши миры развивались независимо и даже не подозревали о существовании друг друга. Но блуждающим мирам тесно даже в бесконечной Вселенной. Время от времени они встречаются и пересекаются.

Так, во время пересечения нашего мира с одним из многочисленных параллельных миров с нашей планеты исчезли динозавры. Их просто вынесло потоком времени в другой мир. И теперь в этом мире только одна проблема — динозавры. Исконные обитатели планеты — миролюбивые травоядные скримсы — почти полностью истреблены хищными тираннозаврами и аллозаврами. Гигантские бронтозавры и диплодоки вытоптали всю траву и вдобавок обожрали вкусные молодые побеги лавриконсов, которыми питались гуалы и киливцы. А уж сколько скримсов и гриммеров было заживо погребено под гигантскими кучами динозаврового навоза — и сосчитать невозможно.

А в нашем мире динозавров не стало. Взамен к нам засосало пару первобытных хорьков. Глуповатых, жадных, но исключительно плодовитых. Последнее обстоятельство сыграло решающую роль в эволюции млекопитающих.

И вот прошли миллионы лет, и момент пересечения миров снова настал. Пересыпались последние песчинки в часах Времени, миры сошлись, дверца между ними на мгновение приоткрылась, и в открывшуюся щель затянуло Вована и Керамира.

Вован остался лежать на траве у входа в Черный лес, а Керамир очутился в придорожной канаве неподалеку от столицы. Дверца захлопнулась. Миры стали стремительно разлетаться. Вован и Керамир застряли в чужих мирах.


Но, разумеется, Вован ничего этого не знал. Он просто хотел есть. И потому поплелся по тропинке в надежде встретить кого-нибудь, кого можно было бы обо всем расспросить или хотя бы ограбить.

На его пути вставал лес. Это был тот самый Черный лес, до которого не доехал Керамир.

У Вована было два варианта действий — либо обойти лес, причем дорожка услужливо поворачивала в обход, либо идти напрямик. Вован, всегда предпочитавший короткий путь, не раздумывая, вошел в лес.

Некоторое время он петлял среди густого ольховника, но вот деревья разошлись, и Вован выбрался на опушку.

На опушке он был встречен отвратительного вида старухой, с ног до головы черной, как ворона. Старуха глянула на него совиным глазом и сладким голосом осведомилась, не поможет ли Вован донести ей вязанку хвороста до избушки.

Если бы Вован хотя бы иногда читал книжки, он бы знал, что отказывать старушкам с вязанками хвороста, которые просят у вас помощи в лесу, не следует. Во-первых, это невежливо, а во-вторых, такие старушки довольно часто оказываются местными колдуньями, и притом не всегда добрыми. Но Вован книжек не читал, и поэтому остаток пути до ведьминой избушки был вынужден проделать в образе осла, волоча на спине те самые вязанки, и сверх того, проклятую старуху, взгромоздившуюся поверх вязанок и нещадно пинавшую его в бока своими костлявыми ногами. Каждое движение старухиных ног сопровождалось густой волной исходившего от нее зловония. Судя по всему, старуха считала мытье глупым и недостойным занятием. В самом деле, какой смысл сегодня тереть мочалкой шею, если завтра она снова будет грязной?

Совершенно осовевший от вязанок, вони и пинков, Вован потерял всякое представление о времени, поэтому, когда он довез старуху до избушки, то не мог внятно осознать ни кто он, ни где находится, ни сколько тащит проклятую ношу.

Старуха же слезла с осла-Вована, стянула свои вязанки, и в качестве благодарности съездила ему по спине метлой так, что у бедного Вована подогнулись ноги, а в спине что-то громко хрустнуло. После этого она наконец взмахнула метлой, пробормотала заклятие, и Вован почувствовал, что ослиные копыта превращаются в привычные руки и ноги.

Получив первоначальный вид, униженный и обесчещенный Вован залаял и побежал прочь от избушки в густой лес. Продираясь сквозь заросли и отчаянно матерясь, Вован долго блуждал по чаще. Он не знал, сколько верст уже отмахал, и где находится, и не имел ни малейшего представления, куда ему идти дальше. Вокруг был только лес, и ничего кроме леса. Вован заблудился.

Солнце между тем подбиралось к зениту. Несмотря на густые кроны деревьев, в лесу было жарко. Вован быстро вспотел и ужасно устал, его терзали голод и жажда.

Несколько раз Вовану мерещились в чаще очертания знакомого ресторана «Весельчак У», где можно было так славно провести время, но стоило ему подойти поближе, как оказывалось, что это просто переплетение густых ветвей. Дважды он видел в солнечных бликах роскошное здание пятизвездочного отеля «Савой», но снова и снова убеждался, что это всего лишь мираж.

Бесцельно проблуждав по чаще около трех часов, смертельно уставший Вован наконец набрел на узенькую тропинку, едва заметную среди густой травы. Тем не менее это была несомненная удача. Даже Вовану было известно, что тропинки как правило откуда-то идут и куда-то приводят. Поэтому Вован рысью припустил по тропинке, искренне желая, чтобы та привела его если не к пятизвездочному отелю, то хотя бы к приличному ресторану. Тропинка вначале петляла среди высоких сосен, потом нырнула в березнячок, после провела Вована через осиновую рощицу, и, наконец, вывела на большую поляну, ярко освещенную солнцем.

Вован разочарованно оглядел поляну. Увы, ни отелей, ни ресторанов на поляне не намечалось, как не было вообще никаких следов пребывания человека. Поляна была пустынна.

Делать было нечего. Опечаленный Вован поплелся к холму, возвышавшемуся посреди поляны, намереваясь вскарабкаться на него и осмотреть местность с высоты.

Однако чем ближе он подходил к холму, тем более странным тот казался. Вначале у подножия холма обнаружились прогнившие деревянные ступеньки. Потом удивленный Вован заметил на вершине холма глиняную трубу, из которой курился легкий дымок. Внутри холма явно топили печь! До этого Вовану никогда не приходилось видеть холмов, оснащенных печами, и это его сильно озадачило. И, наконец, у холма обнаружилась дверь и два косых окна, грязных настолько, что заметить их можно было лишь подойдя совсем близко.

Поразмыслив, Вованом пришел к выводу, что перед ним жилище человека — нечто среднее между избушкой и земляным погребом.

Правда, сооружение это меньше всего походило на пятизвездочный отель. На четырехзвездочный тоже. Даже на провинциальную гостиницу оно было не очень похоже. Больше всего оно походило на заброшенный хлев.

Фундамент, подпертый камнями и поленьями едва удерживал на весу уродливое строение. Стены, сложенные из грубых почерневших бревен, казалось, вот-вот рухнут. И стены, и земляная крыша избушки с криво торчащей трубой густо поросли зеленым мхом, отчего издали избушка совершенно сливалась с окружающим пейзажем, и не было ничего удивительного, что Вован вначале принял ее за холм.

Но Вован все равно обрадовался избушке. Обнаружить следы человека в этом негостеприимном мире было чрезвычайно приятно. А топившаяся в избушке печь навела голодного Вована на мысль, что там, возможно, готовят обед.

И Вован поспешил к избушке.


* * *

Старый Сам-Баровский оракул, предсказатель и вещун Нунстрадамус разлил кофе.

Когда-то, много лет назад кофе был другим. Он был черным, густым, терпким и ароматным. Его было приятно пить. Теперь кофе был мутным, рыжим, жидким и отдавал болотной тиной.

В этом не было ничего удивительного, если учесть, что после каждого кофепития оракул тщательно собирал кофейную гущу, высушивал ее и заваривал повторно.

Да-а-а… Раньше кофе был другим. Но и оракул раньше был другим. Он был смелым, решительным, никого не боялся и говорил правду, не взирая на лица.

О-о-о, тогда его боялись! Его боялся сам король. А он никого не боялся. Ежедневно выходил он на главную городскую площадь, влезал на специально поставленную для него большую бочку из-под селедки и пророчествовал. В ветхом дырявом балахоне, босой, простоволосый, презирающий богатство и равнодушный к почестям, он выкрикивал со своей бочки предсказания, и ветер трепал его длинные волосы, и разносил по площади грозные слова пророчеств.

Послушать его собирались тысячные толпы. Он вещал, указывал, разоблачал и прорицал. Он мог предсказать какому-нибудь боярину ужасную смерть, и перепуганный боярин, прислушиваясь к нарастающим в организме изменениям, хирел и чах на глазах. Иногда он предсказывал какому-нибудь нищему сказочное богатство — и лучшие люди города спешили ко вчерашнему бедняку со щедрыми подношениями, надеясь в будущем заполучить дружбу и покровительство богатея, а купцы спокойно доверяли ему астрономические суммы под смехотворные проценты. Никому и в голову не приходило сомневаться в том, что бедняк вскоре разбогатеет — ведь это предсказал сам знаменитый вещун Нунстрадамус. Пророчества и в самом деле неизменно исполнялись — через годик-другой оборотистый экс-бедняк уже владел тремя мануфактурами, десятком кораблей с товаром и торговым рядом на центральном базаре, через два — ему принадлежала половина всех товаров на рынке, а через пять лет в его шкатулке для бумаг хранились долговые расписки от самого короля.

Все это неизменно увеличивало и укрепляло веру горожан в Нунстрадамуса. А Нунстрадамус верил только волшебной книге. И прорицал только правду.

Но однажды после очередного выступления, когда Нунстрадамус уже слез со своей бочки, к нему подошел королевский казначей. По его просьбе вещун развернул волшебную книгу и прочитал пророчество насчет казначея. Книга сулила казначею страшные несчастья: немилость у короля, бедность и ужасную смерть на плахе.

Опечаленный казначей вздохнул, посетовал на судьбу, и предложил Нунстрадамусу разделить с ним скромную трапезу.

Отдельный кабинет, накрытый во «Взбесившемся еже» специально по этому случаю, произвел на оракула неизгладимое впечатление. До этого он никогда не бывал в кабаках.

Столы ломились от изысканных яств. Привыкший к лебеде и грубому черному хлебу, Нунстрадамус с удивлением взирал на нежную аквальскую стерлядь, заливную осетрину, огромные миски драгоценной икры, горы всевозможной дичи, копченые медвежьи окорока, диковинные заморские фрукты и даже два кусочка исключительно редкой в Полусреднем мире брюквы кормовой.

Казначей лично наполнил бокал оракула, и тот впервые в жизни попробовал вина.

Вино произвело на него удивительное действие. Нунстрадамус испытал странную легкость, как бывало только в самые лучшие дни его вдохновений, ощущение радости и довольства заполнило его целиком, а казначей что-то говорил, и подливал еще вина…

В тот вечер оракул был весел, речист, пророчества так и сыпались из него, а когда в кабинет по сигналу казначея неслышно впорхнули две красавицы и устроились на коленях у Нунстрадамуса, ум его улетел из головы, и оракул погрузился в сладкую негу…

Он даже не заметил, как в карман его скользнул тяжелый мешочек.

Утром, проснувшись с тяжелой головой и пытаясь вспомнить, что же произошло накануне, Нунстрадамус сунул руку в карман и обнаружил мешочек.

Изумленный, он развязал мешочек и вытряс на грязную ладонь горсть золотых монет. Некоторое время он недоуменно смотрел на золото. Потом решительно встал и направился в город.

Через два часа изумленные граждане, собравшиеся на Рыночной площади, провожали взглядом своего пророка. Нунстрадамус был выряжен в новый бархатный балахон, подпоясанный модным золотистым шнурком. На ногах у него были зеленые башмаки с серебряными пряжками. Это были первые башмаки в его жизни.

Когда же настало время выходить на площадь, к Нунстрадамусу снова подошел казначей, и попросил глянуть пророчество насчет него еще раз. Оракул послушно открыл книгу и с удивлением обнаружил, что строки, касавшиеся казначея, можно прочесть совсем иначе. По всему выходило, что казначею не только не грозила опала, но и выпадало большое везение, возвышение у короля и сказочное богатство. Обо всем этом Нунстрадамус не замедлил сообщить собравшейся толпе в ближайшем выступлении.

После выступления к нему подошли двое купцов. Последовал банкет во «Взбесившемся еже» и уже привычный мешочек. На следующий день Нунстрадамус огласил пророчество про купцов, посулив им несметные богатства и титулы первых негоциантов королевства.

С этого момента жизнь его изменилась до неузнаваемости. Он больше не ходил оборванным и грязным. Он покупал самые лучшие наряды и самые дорогие башмаки, он увлекся золотыми и серебряными безделушками. Он перестал заглядывать в волшебную книгу, сообразуя свои пророчества только с тяжестью мешочков с золотом.

Нунстрадамус кутил, не жалея денег. Он выступал теперь в роскошной собольей шубе и башмаках с золотыми подковками. От него несло дорогими винами и лучшим флориановским табаком.

Но увы! Его пророчества перестали сбываться.

Первый провал случился, когда он предсказал стопятнадцатилетнему церемониймейстеру еще пятьдесят лет жизни (это стоило старику всего тридцать монет — из уважения к его почтенному возрасту). Старик, присутствовавший тут же на площади, и с удовлетворением слушавший пророчество через большую слуховую трубу, тихо почил от старости, не дождавшись окончания касающихся его предсказаний.

В толпе возник ропот. Люди переговаривались, с большим подозрением косясь на новые сафьяновые башмаки оракула с золотыми шпорами и изумрудными застежками.

Через три дня после этого печального события королевский казначей крупно проворовался, был разоблачен, лишен всех богатств и казнен.

Нунстрадамусу перестали верить. И хотя его выступления по-прежнему собрали толпы народу, в основном это были заезжие провинциалы, не знавшие о последних изменениях в судьбе Нунстрадамуса и продолжавшие верить его предсказаниям.

Однако и это длилось недолго. Вскоре разразилась катастрофа.

Незадолго до истории со стариком-церемониймейстером к Нунстрадамусу обратился королевский военный министр. Король, отправлявшийся в большой военный поход, хотел получить правдивое пророчество касательно перспектив предстоящей кампании. От рекомендаций оракула зависели не только некоторые тактические расчеты, вроде количества боевых слонов или копченых сардинок, необходимых для снабжения королевского войска, но и вся стратегия похода. Из полудюжины соседних государств королю предстояло выбрать пару-тройку врагов, которых следовало завоевать, и столько же союзников, с которыми потом предстояло делить добычу. И если с общим количеством друзей и недругов определились почти сразу, то с конкретными кандидатурами на завоевание и дележ ясности пока не было. Потому от Нунстрадамуса и его предсказаний ждали многого.

Оракул, за последние месяцы с помощью купцов и чиновников в основном решивший свои материальные проблемы, теперь обратил свой взор к благам духовным и всерьез интересовался возможностью приобщиться к высшему придворному обществу. Министр, будучи человеком неглупым и предприимчивым, быстро сошелся с Нунстрадамусом в цене и заверил, что за правильное пророчество король готов пожаловать его потомственным дворянством. Оракул, у которого не было потомства, но были большие амбиции, согласился, и охотно предсказал королю славную победу, причем уверил, что тот может воевать в одиночку со всеми государствами сразу, и вовсе не нуждается ни в каких союзниках.

Обрадованный король, счастливый оттого, что не придется ни с кем делиться добычей, объявил войну всем соседям одновременно и немедленно выступил в поход.

Вскоре королевское войско было наголову разбито в битве при Людавке, а сам король чудом спасся, долгое время скитался, ночевал в болоте, питался мышами и едва живой добрался до своего дворца. Государству пришлось заключить унизительный мир, отдать соседям половину территорий, выплатить колоссальную контрибуцию, и сверх того, отдать триста самых знатных придворных дам в бордели стран-победительниц.

Разгневанный король приказал схватить Нунстрадамуса, публично высечь его на городской площади и навсегда изгнать из города.

Опозоренный и униженный прорицатель, вынужденный бежать и скрываться в лесной чаще, затаил злобу. Вот уже много лет он жил бобылем в кособокой избушке на лесной окраине. Старела и дряхлела избушка, старел и дряхлел оракул. Избушка покрывалась мохом, Нунстрадамус — плешами и морщинами. Мир давно позабыл о нем, и только старики иногда вспоминали о некогда всесильном прорицателе и о его бесславном падении.

Нунстрадамус бережно достал из старого сундука ветхую книгу, завернутую в изъеденную молью лисью шкуру. Отдельных страниц в книге не хватало, что отражало сложный период в жизни оракула, характеризовавшийся острой нехваткой папиросной и туалетной бумаги.

Нунстрадамус вздохнул и бережно открыл драгоценную книгу.

Страницы, интересовавшие его, были особенно замусолены. От многократного открывания и закрывания они были засалены столь сильно, что на них можно было зажарить яичницу. Со временем рукописный текст истерся, а бумага потемнела, поэтому прочесть что-либо было уже невозможно. Но Нунстрадамус хорошо помнил, что именно на этих страницах содержалось пророчество о Золотом Рыцаре.

Если верить книге, то самым драматическим моментом в истории Полусреднего мира должно было стать явление Золотого Рыцаря. Вообще пророчество насчет Золотого Рыцаря в книге было изложено весьма туманно. Это объяснялось тем, что пятидесятипятилетняя девственница-пифия, ответственная за прорицание, сослепу перепутала ингредиенты Эликсира Будущего и вместо трех унций сахара и одной щепотки гашиша ухнула в чашу три унции гашиша и щепотку сахара. Результатом ее халатности стала безобразная трехчасовая оргия, в которую пифия вовлекла все мужское население храмового монастыря, включая восьмидесятилетнего старика-настоятеля. Слова, которые пифия выкрикивала во время омерзительного действа, никоим образом нельзя было отнести к пророчествам, поскольку они напрямую относились к происходящему безобразию, к его непосредственным участникам, а некоторые — даже не к ним целиком, а к их отдельным органам. Но в самом конце, когда измочаленные монахи уже валились с ног от усталости, малодушно помышляя о бегстве, пифия вдруг замерла, потом вскочила на измятом ложе, вытянула руки к заходящему солнцу и закричала: «Я вижу! Я слышу! Я прорицаю!». Мутные глаза ее на мгновение прояснились. Монахи замерли в благоговейном ужасе, понимая, что присутствуют при историческом событии.

Пифия обвела присутствующих невидящими глазами, устремила пустой взгляд в пространство и четко произнесла: «Ништяк, фраера! Брателло весовой канает. Зырю, бакланы, беспредел в натуре, разборки нефуфельные, мочилово наглушняк. Кранты сявкам и лохам сохатым. Век воли не видать!», после чего рухнула на ложе и захрапела.

Ни на другой день, ни в течение последующих нескольких веков расшифровать произнесенное пифией пророчество не удалось.

Со временем таинственное пророчество обросло слухами и домыслами. Невозможность правильно истолковать загадочные слова «беспредел», «мочилово» и «кранты» породила колоссальное количество легенд, которые в конце концов оформились в пророчество о Золотом Рыцаре. Согласно последней версии, в наиболее сложный период истории Полусреднего мира следовало ожидать появления Золотого Рыцаря — средоточия добродетелей и носителя высшей справедливости. Золотому Рыцарю надлежало вступить в решительный бой с несправедливостью, низвергнуть тиранов, одержать победу над злом и стать мудрым и справедливым правителем Полусреднего мира.

Впрочем, единодушия по поводу трактовки пророчества мудрецы Семимедья так и не достигли. Для примера скажем, что существовала альтернативная версия известного астролога и проскописта Андрофага Юковского, согласно которой загадочное пророчество просто возвещало самый обыкновенный конец света. При этом «канание брателлы» означало 12-бальное землетрясение, а «мочилово» — всемирный потоп.

(Кстати сказать, еще одним побочным одним следствием ошибочной трактовки пророчества стало то, что сохатые лоси были повсеместно объявлены священными животными; в городах и деревнях возникали многочисленные секты, члены которых поклонялись сохатым и в качестве оберега таскали на голове тяжеленные лосиные рога).

К сожалению, точная дата появления Золотого Рыцаря была неизвестна, но прикинув на кофейной гуще и крысиных костях, Нунстрадамус выяснил, что это скорее всего случится в нынешнем тысячелетии. Правда, тысячелетие только-только началось, но оракул надеялся, что чудесное явление не задержится — по крайней мере, он ожидал его не позднее чем лет через семьсот-восемьсот. Сам он, понятно, не надеялся дожить до этого великого события, но мысль о том, что если не коварному королю, то его правнукам придется натерпеться от Золотого Рыцаря, согревала его.

Другая легенда, сопровождавшая пророчество о Золотом Рыцаре утверждала, что при своем появлении Рыцарь произнесет Великое Пророчество, в котором будет предсказана судьба всего Полусреднего мира вплоть до конца света.

Разумеется, о том, чтобы присутствовать при таком эпохальном событии, Нунстрадамус не смел и мечтать. Но когда-нибудь это произойдет. Когда-нибудь…

Оракул задумчиво повесил голову, и незаметно для себя задремал.

Разбудил его какой-то странный шум. Нунстрадамус вздрогнул и открыл глаза. Какая-то странная тень маячила перед ним. Нунстрадамус помотал головой. Сонный туман сгустился и слепился в рыцаря. У оракула невольно отвисла челюсть.

Рыцарь был великолепен. Бритая голова уходила под потолок. Могучий торс выпирал из расстегнутой рубахи. На шее у рыцаря висела массивная золотая цепь, увенчанная талисманом Познания Добра и Зла. Во рту рыцаря алой звездочкой вспыхивал огонь, и время от времени рыцарь погружался в клубы ароматного дыма.

Старик охнул. Боги напоследок посылали ему величайшее чудо. Неужели это не сон? Неужели он и впрямь будет первым человеком, удостоившимся созерцать лик Золотого Рыцаря?! Нет, в это он не мог поверить.

— Слышь, братан, — изрек Золотой Рыцарь громовым голосом. — Это… короче… бухло, хавку давай!

Нунстрадамус, затаив дыхание, внимал загадочным словам.

Несомненно, он удостоился немыслимой чести — присутствовать при произнесении Великого Пророчества. Об этом он не смел даже мечтать.

Речь рыцаря была туманна и непонятна, но Нунстрадамус ничуть не удивился. Ведь всем известно, что рыцари разговаривают на Высоком слоге, а его в наше низменное и паскудное время никто не понимает.

Нунстрадамус, разинув рот, в восхищении созерцал Золотого Рыцаря, не в силах вымолвить ни слова, и Рыцарь начал проявлять признаки раздражения:

— Ты чё, лох старый, в натуре, не рубишь? Я те реально базарю, бухла, хавки дай! Или прикалываешься, в натуре?

Оракул ничего не понял. Золотой Рыцарь требует что-то рубить… Дрова? Или головы?!!

У оракула подкосились ноги. Он рухнул на колени и заголосил:

— Приветствую тебя, о великий и грозный Золотой Рыцарь! Прости своего дерзновенного слугу за то, что оскверняет своими жалкими словами твои величественные уши. Пророчество о тебе дошло до нашей скромной обители, и мы ждали тебя с великим нетерпением! О, надежда Полусреднего мира! Да умножатся твои славные подвиги!

Вован, перед которым еще никто и никогда не падал ниц, был так поражен поведением оракула, что на время потерял дар речи, и только молча открывал и закрывал рот. А Нунстрадамус, не замечая ничего, упоенно продолжал:

— Великий миг настал! Ты явился! Теперь зло будет побеждено! Ты поразишь коварного тирана-короля и воцаришься на престоле предков. И тогда сразу же наступит эра процветания и всеобщего благоденствия!

До Вована наконец дошло, что перед ним сумасшедший, и что ждать от него разумных действий по организации его, Вованова, питания не приходится.

А прорицатель распалялся все больше и больше:

— О светозарный воитель! О солнцеликий мудрец! Да осияет тебя светоч разума и божественной силы! Вперед, о храбрый рыцарь! На бой с несправедливостью! Благословляю тебя!

И Нунстрадамус в немом экстазе распластался на грязном полу перед Вованом.

Вован плюнул, повернулся и пошагал прочь из избушки.

За ним, жалобно причитая, поплелся пророк.


Глава 7

КЕРАМИР И ПОВОЗКА ДЬЯВОЛА


Примерно в то же время, когда сознание вернулось в голову Вована, открыл глаза и Керамир.

Ночь прошла, наступило чистое прозрачное утро. Ураган ушел, будто его и не было. Керамир лежал в канаве, в самой гуще крапивы. Лежать в крапиве было неудобно, и Керамир охая и кряхтя выбрался на дорогу. Отряхнув балахон от налипших репьев, он с удивлением воззрился на совершенно незнакомую местность.

Перед ним лежала дорога, и это была чрезвычайно странная дорога. В отличие от привычных Керамиру пыльных проселочных и мощеных булыжником городских дорог эта была покрыта серой коркой, по твердости не уступавшей камню. Судя по толщине корки, дождей над дорогой не было лет двести.

Шагах в десяти, у края дороги Керамир обнаружил диковинную приземистую телегу. Черные бока ее были натерты до зеркального блеска. Спереди имелось прозрачное слюдяное окошко, сквозь которое можно было разглядеть крошечный клочок внутренностей с нелепо торчащим круглым ободом слева. Остальные окна были густо замазаны изнутри черной краской. Обойдя телегу вокруг, Керамир обнаружил четыре двери, несомненно служившие для загрузки внутрь навоза или сена. Мысль о возможности проезда в повозке людей Керамир отверг сразу, ибо она была для этого совершенно не приспособлена. Чтобы влезть в повозку, даже человеку среднего роста нужно было согнуться в три погибели, присесть и наклонить голову, а ни один уважающий себя маг не стал бы делать таких реверансов перед обычной телегой. Кроме того, в ней невозможно было не только встать в полный рост, но даже и потянуться, а сидеть можно было лишь сильно согнувшись, что, безусловно, должно было делать любой путь в ней дальше трех миль невыносимым. Керамир скептически осмотрел два небольших зеркала, прибитых по бокам дверей простодушным крестьянином, видимо, для пущего великолепия. «Похоже, хозяин телеги недалекого ума человек, — подумал он, — ибо покупать два маленьких зеркала вместо одного большого — изрядная глупость». Закончив осмотр телеги, Керамир стал озираться в поисках крестьянина, который наверняка должен был быть где-то поблизости, заготавливая сено или сгребая навоз. Однако ни одной постройки поблизости не оказалось, и окрестные поля были пустынны.

Вдалеке послышался странный шум, похожий на грохот мельничного жернова. Шум был далеко, но Керамир решил не искушать судьбу и на всякий случай спрятался в канаве за черной телегой. И вовремя. Шум стремительно приближался, и вот уже чудовищных размеров прямоугольная повозка, похожая на положенный на бок сарай на колесах, обдав Керамира ядовитым серным дымом, пронеслась мимо с такой скоростью, что у Керамира захватило дух. Шесть пар огромных колес вращались столь быстро, что, по представлениям Керамира, через тридцать шагов повозка должна была бы либо развалиться, либо сгореть. Однако повозка не только не сгорела и не развалилась, но и довольно быстро скрылась за горизонтом, оставив после себя ощутимый запах ада.

Керамиру стало все ясно. Перед ним, несомненно, проехал сам дьявол на своей колеснице на очередной шабаш. Не помня себя от ужаса, Керамир ринулся к спасительному лесу (водителю идущей следом за трейлером машины показалось, что в лес шмыгнул какой-то странный фиолетовый зверь) и попытался зарыться под кустом лещины.

Так он провел несколько часов, дрожа всем телом и прислушиваясь. Со стороны дороги то и дело доносился шум разной громкости и высоты. Наконец Керамир сумел скопить достаточно смелости, чтобы осторожно выползти из леса и приблизиться шагов на тридцать к дороге. Повозок не было. Керамир решил, что все духи ада уже проехали, несколько успокоился, и даже рискнул осторожно выйти на дорогу.

Опустившись на четвереньки он с удивлением исследовал странное покрытие. При ближайшем рассмотрении оказалось, что дорога покрыта множеством мелких камешков, намертво впрессованных в отвердевшую смолу. Керамир попытался отколупнуть один камешек, но только обломал ногти.

Тут послышался шум приближающейся повозки. Керамир резво, насколько позволял застарелый радикулит, вскочил, и, подхватив полы балахона, поковылял прочь к уже хорошо обжитым кустам. Все же он передвигался недостаточно быстро, потому что небольшая серебристая повозка, похожая на ту, что стояла на обочине, пронеслась совсем близко. Черт, сидящий в повозке, даже высунулся в окно и что-то крикнул Керамиру, но Керамир не расслышал, что именно.

Отдышавшись в канаве, Керамир предпринял еще одну попытку, впрочем, также неудачную. На этот раз ему помешала крохотная зеленая повозка, в которой к огромному удивлению Керамира восседал не черт, а чертовка в огненно-красной накидке и такой же шляпке. Чертовка дважды оглушительно протрубила в рог и помахала Керамиру рукой с длинными красными когтями. Керамир так загляделся на чертовку, что едва не угодил под другую повозку. Большая, крытая синими драконьими шкурами кибитка пронеслась так близко, а черт, сидящий в ней, протрубил в рог так громко, что Керамиру пришлось долго отсиживаться в канаве, пытаясь унять сердцебиение и успокоить дрожь в коленях.

Спустя еще три часа Керамир, научившись ловко уворачиваться от бешено проносящихся повозок, решил перебраться на другую сторону дороги.

Он осторожно выбрался на дорогу и поковылял по каменной корке, стараясь переставлять ноги как можно быстрее. Но несвойственная его возрасту и характеру торопливость подвела его — не успел он сделать и десяти шагов, как с левой ноги слетела туфля. Керамир замешкался.

И сразу же из-за поворота выскочила огромная как дом повозка и устремилась на него.

Керамир заметался. Бежать было поздно.

Керамир воздел руки и стал говорить останавливающее заклятие. Но от испуга слова повыскакивали из головы и никак не хотели нанизываться друг на друга. Страшная повозка стремительно приближалась. Керамир понял, что пробил его смертный час и мысленно попрощался с жизнью. И тут откуда-то из глубин памяти выскочило спасительное заклятие.

— Йотс! Яатсичен тьяотс! — завопил Керамир изо все мочи, лихорадочно делая магические пассы.

И заклинание подействовало. Повозка не доехала до него двух шагов и с визгом остановилась. Демон, сидящий внутри, умолк. В передней часть повозки открылась дверь и из нее выскочил человек в странном наряде. Говорил он на малопонятном наречии, похожем на гортанный язык жителей Желтой долины, но в гораздо более быстром темпе. Не все слова были понятны Керамиру, но он все же понял, что человек выражает недовольство тем, что кто-то осмелился остановить повозку. Керамир рассудил, что если уж он попал в ад, то следует быть в ладу с чертями.

— Почтеннейший и глубокоуважаемый повелитель духов, — обратился он к собеседнику с наивозможной учтивостью. — Я прошу тебя простить мою дерзость и показать мне дорогу в славный город Калич. Я очень спешу в Магическую Академию, но, похоже, заблудился. Вот, — порывшись в карманах мантии, Керамир нащупал пригоршню монет, на ощупь отобрал самую мелкую и извлек ее. «Если ему покажется мало, добавлю еще одну, — подумал он, — но больше, чем за три сантима меня в эту чертову повозку не заманишь». К удовлетворению Керамира, возница схватил монетку, и, все еще продолжая ворчать, кивнул ему, показав головой на дверь.

— Еще один сумасшедший из санатория сбежал, — сказал возница напарнику, пробираясь на свое место и показывая на Керамира. — Они тут постоянно шастают. Рядом санаторий для нервнобольных, так почти каждый день их подбираю. До города доедут, погуляют до вечера — и назад. А этот, видно, совсем чокнутый — видишь, как одет, хоть сейчас на карнавал.

— А чего это он тебе сунул?

— Да мелочь какая-то: не то рубль, не то два. Да хрен с ним, довезу и так. Места есть. Эй, чокнутый, заходи!

Керамир просунул голову в дверь. Чрево повозки было уставлено высокими стульями, на которых восседали странно одетые люди, вероятно, слуги демона, живущего внутри повозки.

Возница уселся на свой трон, демон повозки недовольно заворчал, взрыкнул, но все же повлек повозку. Дверь захлопнулась.

Дьявольская повозка поволокла открывшего от ужаса рот Керамира прямо в ад.


Глава 8

НАШИ В ГОРОДЕ


После двух часов блужданий по чаще сопровождаемый жалобно скулящим оракулом Вован выбрался, наконец, из леса.

От голода, усталости и причитаний оракула Вован пребывал в самом скверном расположении духа, поэтому его вступление в город мирным не получилось. Стражник, пытавшийся взять с Вована установленную плату за вход, так и не успел понять, отчего у него внезапно потемнело в глазах, а мир перевернулся вверх ногами и куда-то исчез.

Вован деловито обшарил карманы стражника. День только начинался, поэтому достоянием его стали лишь несколько медных монет.

Еще более раздраженный, Вован проследовал по брусчатке, намереваясь отыскать какой-нибудь приличный ресторан, кафе или, на крайний случай, бар бистро.

Пройдя два небольших квартала, он очутился на узкой улочке, с обеих сторон зажатой двухэтажными каменными домами. Вован стал спускаться по улице вниз, к видневшейся в конце площади.

Тут окно наверху неожиданно открылось и Вована окатило грязным потоком. Не успел Вован сообразить, что произошло, как окно напротив распахнулось, и прямо на голову Вовану посыпались объедки. Возмущенный Вован поднял голову, и тут же ему в лицо опорожнили ночной горшок.

Следующие четверть часа Вован провел, круша дубовые двери и ставни первых этажей и сопровождая свои действия оглушительным матом. Вначале жители почли за благо не вмешиваться, предоставив ему полную свободу действий и выражений, но затем ворота домов разом распахнулись, и на улицу выбежали два десятка разъяренных горожан, вооруженных дрекольем.

Драка была недолгой. Горожане со всех сторон набросились на Вована и принялись тузить его так энергично, что только пух полетел. Спустя полторы минуты Вован уже лежал на брусчатке, не подавая признаков жизни.

Убедившись, что враг повержен, горожане отправились во «Взбесившийся еж» праздновать победу, а из подворотни, скуля, показался оракул. В самом начале драки он предусмотрительно укрылся в щели, и, страдая, наблюдал, как толпа неотесанных мужланов ниспровергает Золотого Рыцаря.

Нунстрадамусу удалось уговорить женщину с кувшином, шедшую от колодца, плеснуть немного воды на голову рыцарю, и привести его в чувство.

К счастью, для Вована подобные стрессы были не в новинку, ему не в первый раз приходилось получать по рогам, поэтому он довольно быстро пришел в себя.

Наученный горьким опытом Вован осторожно, вдоль стеночки, поплелся по улице, вглядываясь в окна и ежесекундно ожидая нападения. Но никто больше не собирался нападать на него, и постепенно Вован успокоился, и даже стал с интересом рассматривать королевский замок, вид на который открылся путникам, как только они миновали проклятую улочку и выбрались наконец на площадь.

Больше всего замок напоминал голубиную погадку в масштабе 10000 к 1. Сколько замку лет, не знал никто, но было доподлинно известно, что при славном Гарольде Варваре его уже использовали в качестве основной резиденции для попоек и оргий. Каждый следующий король считал долгом пристроить к нему флигель, часовню или, на крайний случай, сарай для метел. Архитектура замка поражала своеобразием даже матерых туристов из крайних земель, исколесивших в погоне за дешевым ширпотребом весь Полусредний мир. Само собой разумеется, что это нагромождение построек было приспособлено для чего угодно, но только не для жилья. Мало того, что отдельные строения постоянно приходили в негодность и рушились на головы дворцовых чинов, перегораживая входы и выходы и внося сумятицу в доставку продуктов и почты. К естественному старению добавлялось действие многочисленных проклятий, которыми награждали королей на протяжении тысячелетий всевозможные колдуны, маги, ведьмы и волшебники, недовольные королем. От такого скопления активной магии весь замок периодически приходил в движение, дрожал, шатался как пьяный, а иногда даже отпрыгивал на несколько шагов, причем разные строения прыгали в разные стороны и на разное расстояние. Понятно, что при таких раскладах составить точный чертеж замка было невозможно, и его обитатели предпочитали не углубляться в лабиринты, обживая лишь самые близкие к выходу постройки.

Лет триста тому назад один из новоиспеченных королей, торжественно шествовавший на собственную коронацию в сопровождении священников, сонма придворных, челяди и проч., заблудился в дворцовых лабиринтах и два месяца проблуждал, отыскивая выход к дворцовой церкви. Когда сильно исхудавшая и пообносившаяся процессия показалась, наконец, в храме, выяснилось, что в государстве уже есть король. Не дождавшись появления законного престолонаследника, архиепископ, которому не давала покоя мысль о накрытых по случаю коронации столах, принял ответственное решение. В связи с отсутствием основного претендента был спешно коронован его ближайший родственник, родной брат потерявшегося короля. Для этого его пришлось сперва вытащить из подземной темницы, куда он был брошен предусмотрительным братцем, чтобы избежать ненужных споров по поводу престолонаследия.

Когда новоиспеченный король, уже пообвыкшийся на троне и порядком отъевшийся за два послетюремных месяца, узнал о появлении неожиданного конкурента, он пришел в сильное раздражение. Недовольство его вылилось в привычную фразу: «Эй, стража! Взять этого негодяя!» Негодяй, однако, быть взятым не пожелал, и, издав победный клич, бросился на самозванца. Свита обеих королей, живо смекнувшая, что двум королям на одном троне не бывать, разбилась на два лагеря и принялась остервенело тузить друг друга. Завязалась потасовка, в которой старому королю расквасили нос, а новому выбили два передних зуба.

В самый разгар драки появился недовольный архиепископ, вызванный прямо с исповеди, каковую он по обыкновению проводил каждый четверг в женском монастыре. Посыльный явился как раз в тот момент, когда его преосвященство, посадив исповедующуюся монашку на колени, пытался установить, действительно ли она умеет совершать все те ужасные грешные вещи, о которых рассказывал вчера в кабачке «Сизый монах» корнуюльский епископ.

Некоторое время архиепископ молча созерцал битву, а потом принял, как ему казалось, мудрое решение. Он предложил королям разрешить спор судом. Следствием этого дурацкого совета стала длительная судебная тяжба, в ходе которой королевская казна целиком перешла в карманы судей и стряпчих. Эта тяжба дала ход очередной столетней войне, приведшей к тому, что в решающей битве короли просто перебили друг друга, и на престол сел человек совершенно случайный, просто оказавшийся в нужное время в нужном месте. Это был городской дурачок Олаф, ставший впоследствии добродетельным монархом Олафом Великим.

Олаф Великий обладал всеми необходимыми королю качествами: он был глуп, жаден, прожорлив, любил выпить и был падок на хорошеньких (а также не очень хорошеньких и даже на откровенно страшненьких) девиц. Если добавить к этому полное равнодушие к государственным делам и неспособность разобраться в элементарных вещах, станет ясно, что лучшего претендента на престол нечего и искать. Это


Содержание:
 0  вы читаете: Полусредний мир : Александр Дон  1  продолжение 1
 2  Глава 1 ЗВЕЗДНАЯ БОЛЕЗНЬ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ : Александр Дон  3  Глава 2 ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ : Александр Дон
 4  Глава 3 МАГИЯ ЧЕРНАЯ И БЕЛАЯ ИЛИ СТРАННОСТИ НАЧИНАЮТСЯ : Александр Дон  5  Глава 4 ПЕРВЫЙ СОН ВОВАНА ПАВЛОВИЧА: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ? : Александр Дон
 6  Глава 5 МЫ ЕДЕМ, ЕДЕМ, ЕДЕМ… : Александр Дон  7  Глава 6 КРАТКИЙ ОЧЕРК МАГИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ : Александр Дон
 8  Глава 7 КЕРАМИР И ПОВОЗКА ДЬЯВОЛА : Александр Дон  9  Глава 8 НАШИ В ГОРОДЕ : Александр Дон
 10  Глава 9 ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД : Александр Дон  11  j11.html
 12  Глава 11 ВОЛШЕБНИКИ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ : Александр Дон  13  Глава 12 СКАЗКИ СТАРОГО МОРЯКА : Александр Дон
 14  Глава 13 В ПОИСКАХ БРАТЬЕВ ПО РАЗУМУ : Александр Дон  15  Глава 14 ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ : Александр Дон
 16  Глава 15 СУМАСШЕДШИЙ ЗАМОК : Александр Дон  17  Глава 16 ПОГОНЯ : Александр Дон
 18  Глава 17 УЧЕНИК ЧАРОДЕЯ : Александр Дон  19  Глава 18 БРИГАДА : Александр Дон
 20  Глава 19 СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ, ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ : Александр Дон  21  Глава 20 ЦЕНТРОВОЙ КОНСИЛИУМ ИЛИ ВРАЧЕБНОЕ ТОЛКОВИЩЕ : Александр Дон
 22  Часть вторая ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ : Александр Дон  23  Глава 22 АТАМАН : Александр Дон
 24  Глава 23 ЗАГАДКИ И ОТГАДКИ : Александр Дон  25  Глава 24 ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ : Александр Дон
 26  Глава 25 ПОЭТЫ И ПОНТЫ : Александр Дон  27  Глава 26 ПРОРОЧЕСТВА НУНСТРАДАМУСА : Александр Дон
 28  Глава 27 И СНОВА ЗДРАВСТВУЙТЕ! : Александр Дон  29  Глава 28 КАПРИЗЫ СУДЬБЫ : Александр Дон
 30  Глава 29 ОБЩЕСТВО СЕМИМЕДИЙСКИХ ЭМАНСИПИРОВАННЫХ ЖЕНЩИН : Александр Дон  31  Глава 30 ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ : Александр Дон
 32  Глава 21 ТАЙНА СТАРОГО ЗАМКА : Александр Дон  33  Глава 22 АТАМАН : Александр Дон
 34  Глава 23 ЗАГАДКИ И ОТГАДКИ : Александр Дон  35  Глава 24 ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ : Александр Дон
 36  Глава 25 ПОЭТЫ И ПОНТЫ : Александр Дон  37  Глава 26 ПРОРОЧЕСТВА НУНСТРАДАМУСА : Александр Дон
 38  Глава 27 И СНОВА ЗДРАВСТВУЙТЕ! : Александр Дон  39  Глава 28 КАПРИЗЫ СУДЬБЫ : Александр Дон
 40  Глава 29 ОБЩЕСТВО СЕМИМЕДИЙСКИХ ЭМАНСИПИРОВАННЫХ ЖЕНЩИН : Александр Дон  41  Глава 30 ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ : Александр Дон



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение