Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 12 СКАЗКИ СТАРОГО МОРЯКА : Александр Дон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




Глава 12

СКАЗКИ СТАРОГО МОРЯКА


Вован очнулся на улице. Он лежал на мостовой неподалеку от таверны. Свежий ветерок, долетавший с моря, неприятно холодил его тело. Над ним хлопотал старый оракул Нунстрадамус.

Пошарив руками по телу, Вован обнаружил, что из одежды его новые знакомые оставили ему только трусы. Не было ни пиджака, ни брюк, ни кепки, ни бумажника с деньгами и карточками, ни депутатского удостоверения. Исчез также и амулет.

— Что это была за игра? — спросил Вован, морщась от боли и потирая ушибленные места.

— Норт-о-Хол, — вздохнул оракул. — В эту игру играют только матросы в порту. И то, когда их много. Так что тебе еще повезло.

Как раз в это время мимо проходил человек в моряцкой куртке, с трубкой в зубах, и шкиперской бородкой. Он окинул крепкую фигуру Вована цепким взглядом и пробормотал: «Тебя-то, голубчик, мне и надо!».

Моряк обратился к Вовану:

— Здорово, приятель! Вижу, ты славно погулял сегодня. Может быть, ты хочешь продолжить? Пойдем со мной, братишка, я угощу тебя славным морским грогом!

Моряк помог Вовану подняться и проводил его в таверну.

Оракул двинулся было за ними, но моряк брезгливо отпихнул его ботфортом:

— Пошел вон, побирушка! Шляются тут всякие…

Цапгкорн, увидев Вована второй раз за вечер, нисколько не удивился. Он радушно приветствовал моряка, принял заказ на жаркое и грог и удалился на кухню.

— Снова появился тот сумасшедший чужеземец, — сказал он Цапфлее. — Но теперь, похоже, ему так легко не отделаться. Его привел Лигус.

— Лигус! — воскликнула Цапфлея. — О боги! Лучше бы ему сгинуть в трущобах Сам-Барова! Да-а-а… Жаль беднягу, но видно, такая его судьба. Не забудь взять с него сантим за разбитую кружку!

— Не волнуйся, его новый приятель Лигус заплатит за все.

Моряк оказался замечательным парнем. Он щедро подливал Вовану грог, подкладывал лучшие куски, рассказывал смешные моряцкие байки и анекдоты.

Разомлевший от грога и внимания моряка Вован не заметил, как тот незаметно высыпал в его кружку белый порошок, и не обратил внимания, что грог в его кружке как-то странно шипит и пенится.

Продолжая развлекать Вована беседой, моряк вложил кружку в руку Вована:

— Пей, приятель! Тебе нужно подкрепить силы.

Вован отхлебнул из кружки. На этот раз грог показался ему несколько солоноватым. В ушах у Вована зашумело, голова закружилась, и стало неудержимо клонить в сон. Моряк что-то говорил, но Вован слышал все как сквозь вату. Таверна качалась и плыла перед глазами. Веки его сомкнулись и Вован крепко уснул.

Он не почувствовал, как моряк взвалил его на плечо, как вынес из таверны, как тайными ходами пронес на пристань, не слышал плеска волн и гулких шагов по деревянной палубе, не видел мачт и парусов над головой.

Взметнулись паруса, гремя, поднялась якорная цепь, и галеон, покачиваясь на волнах, вышел в открытое море.

Огонек кормового фонаря последний раз мигнул и растаял во мгле. Ночь скрыла галеон.

На скале, закусив губу и глядя на удаляющийся галеон полными слез глазами, стоял Нунстрадамус.

А далеко в открытом море, на палубе галеона, крепко связанный по рукам и ногам, спал Вован.


* * *

Старый гоблин Цапгкорн заканчивал сортировать объедки, прикидывая, что еще может пригодиться для завтрашнего меню, когда дверь таверны распахнулась и его взгляду предстал пьяный гном.

— Опять ты! — рассердился Цапгкорн. — Я же велел тебе убираться ко всем чертям! Какого дьявола ты прешься в таверну, если у тебя нет денег?!

Гном забормотал что-то на своем гномьем наречии.

— Что ты там бормочешь, болван? — сказал Цапгкорн. — А ну, давай, выметайся отсюда!

Гном побормотал еще немного, засунул руку в карман, долго и сосредоточенно шарил в нем, и наконец, к величайшему удивлению Цапгкорна извлек оттуда три золотые монеты.

— Откуда у тебя деньги, гномье отродье? — вскричал Цапгкорн. — Ты же был пуст, как сухой колодец!

Гном забормотал что-то, из чего следовало, что святой Квиткоу, покровитель гномов, внял его молитвам и позаботился о нем, послав ему целых три реала.

— Три реала! — воскликнул пораженный Цапгкорн. — Клянусь закуской, твой покровитель чересчур щедр! Я не подал бы тебе и дырявого сантима. Но коль скоро у тебя завелись деньги, добро пожаловать во «Взбесившийся еж»! Делайте заказ, уважаемый сэр гном!


* * *

Ничего не подозревающий Вован крепко спал на палубе.

Ветер был попутный, команда опытная, и галеон резво прыгал по волнам, делая не менее десяти узлов. За ночь судно прошло около пятидесяти миль, и когда взошло солнце, галеон уже входил в гавань. Впереди, на высоком холме зубчатыми крепостными стенами и белыми башнями вставал город.

Это был Гарбар, торговый центр Полусреднего мира.

Судно миновало вход в гавань, огороженный тяжелой железной цепью, и стало пробираться к пристани.

Несметное количество фрегатов, галеонов, бригантин, фелук, шаланд и прочих больших и малых судов теснилось у пристани. Их были тысячи тысяч, они заполняли весь берег от горизонта до горизонта, и на всех кипела работа. Толпы рабов-грузчиков, сгибаясь под тяжестью тюков, ящиков, сундуков и коробок, непрерывно сновали между пристанью и судами. Судовые приказчики с учетными пергаментами в руках и перьями за ухом сбивались с ног, сорванными голосами орали на грузчиков, в сотый раз сбивались со счета и начинали считать сначала. Люди кричали, лошади ржали, ослы ревели, собаки лаяли — над пристанью стоял сплошной многоголосый гул, и человеку, впервые попавшему сюда, уже через пару минут начинало казаться, что в голове у него завелся сумасшедший хор.

Галеон лавировал между стоящими на рейде судами с цирковой ловкостью. Казалось, втиснуться в гавань было невозможно. Но галеон ловко нырнул в щель между двумя фрегатами и уткнулся носом в причал.

Сейчас же по палубе забегали матросы, поднимая пинками пленных. Вован проснулся от сильного толчка, и обнаружил, что над ним нависает человек в моряцкой куртке и с трубкой в зубах. Вован узнал своего вчерашнего благодетеля. Моряк стоял, широко расставив ноги, и длинной палкой тыкал Вована в живот:

— Вставай, скотина! — грубо сказал он, заметив, что Вован проснулся. — Шевелись, бездельник, к полудню мы должны быть на рынке!

Вован, в голове у которого после вчерашнего стоял густой туман, никак не мог понять, как он оказался на корабле, и чего от него хочет моряк.

— Ты че, удумал, баклан? — прохрипел он.

Вместо ответа моряк огрел его палкой.

— Меня зовут Лигус, — сказал он. — Я — работорговец. Ты будешь звать меня хозяин. Потому что ты принадлежишь мне.

Работорговец с удовольствием наблюдал, как по мере осмысления этой новости на Вовановом лице нарастают признаки бури, и громко расхохотался:

— Ну, ну! Не волнуйся! Ты будешь моей собственностью недолго. Сейчас мы пойдем на рынок, и там тебя кто-нибудь купит. По крайней мере, я надеюсь выручить за тебя реалов семьдесят-восемьдесят. Правда, на твоей тупой роже я явственно читаю признаки лености и празднолюбия, но, полагаю, хороший надсмотрщик быстро вылечит тебя от этой хвори.

Вован стал медленно закипать.

— Да ты знаешь, кто я?! — прохрипел он. — Да я… Да за меня… Вся братва! Пацаны подписаны…

— Что? — насторожился работорговец. — Значит, за тебя могут дать выкуп? — обрадовано спросил он, но тут же с сомнением посмотрел на голые ноги Вована:

— Твой вид противоречит твоим словам, чужеземец. Но если ты не врешь, скажи, как найти твоих родных. Клянусь, если они заплатят за тебя хороший выкуп, я буду обращаться с тобой как с наследным принцем! Откуда ты прибыл?

Вован, понимая, что это, возможно, единственный его шанс не быть проданным неизвестно кому и неизвестно зачем, стал рассказывать, стараясь не упустить ни одной подробности. Но чем дольше он говорил, тем мрачнее становился работорговец.

— Так в какую сторону надо плыть, чтобы попасть в твой город, чужеземец? — спросил он.

Этот вопрос поставил Вована в тупик. Работорговец окинул его недобрым взглядом.

— Клянусь бородой, ты вздумал дурачить меня, чужестранец! Ты плетешь россказни о волшебных городах, вроде тех сказок, какие рассказывают бродячие сказочники на ярмарках. Но я не ярмарочный разиня! Вот тебе, мошенник! — и торговец изо всех сил вытянул Вована палкой по спине.

— Если бы я не собирался продать тебя подороже, моя плеть показала бы тебе, как дурачить хозяина глупыми россказнями! — сказал он. — Но к сожалению, раб с испорченной шкурой стоит дешевле. Так что молись, чтобы тебя побыстрее купили, пока я не передумал!

Матросы выстроили пленников на пристани, еще раз пересчитали их и погнали к шумевшему за пристанью рынку.

О гарбарском рынке стоит сказать отдельно. Обычно каждый мало-мальски приличный городок стремится заиметь у себя ярмарку или рынок. В случае Гарбара можно было смело сказать, что огромный гарбарский рынок содержал при себе небольшой четырехмиллионный город. Город, как, впрочем, и вся прилегающая область, буквально тонул и растворялся в рынке. Гарбарский рынок был центром, средоточием, основой и смыслом местной жизни; он был даже не сердцем, нет — он был желудком, огромным, ненасытным, алчущим. Он поглощал и переваривал. Ежедневно в него вливались несметные толпы людей и бесчисленные караваны, повозки и волокуши с товарами. Рынок неторопливо переваривал их, сопровождая это пищеварение зазывными криками, руганью, яростными спорами торгующихся, ржаньем, мычаньем, блеяньем, визгом и кудахтаньем. Каждую секунду из его ворот вываливались вереницы счастливцев, навьюченных покупками до пупочной грыжи, с высунутыми языками и безумными глазами. Вечером рынок изрыгал непереваренные остатки торговцев, размещавшихся в близлежащих гостиницах, постоялых дворах, доходных домах и просто притонах.

Чтобы обойти рынок целиком, требовались годы, а углубляться в непроходимую трясину лотков и палаток без опытного проводника решались только самые отчаянные. Нередки были случаи, когда покупатели или продавцы, впервые попавшие на рынок, терялись в нем и многие месяцы блуждали по просторам рынка, оглашая бескрайние ряды палаток жалобными стенаниями. Некоторым счастливцам в конце концов удавалось выбраться на волю, но значительная часть их так и оставалась на рынке, пополняя колоссальную армию гарбарских нищих.

Именно на этот рынок и попал Вован. Надо сказать, что в прежней, нормальной жизни, Вовану приходилось регулярно бывать на рынке. И не просто как покупателю, а как хозяину, ибо Вован являлся, так сказать, рынковладельцем. Долгие годы он крышевал один из столичных рынков, а впоследствии стал его законным владельцем. Но вот в роли товара ему приходилось выступать впервые. То, что на рынке покупают и продают, было для Вована не в новинку, но то, что продать (и соответственно, купить) могут его, Вована, в вовановой голове никак не укладывалось.

Тем временем пленников, связанных между собой крепкой веревкой, прогнали через ворота, и не останавливаясь, погнали мимо бесконечных торговых рядов. Лигус хорошо знал рыночные закоулки. Справа и слева мелькали торговые ряды с медом и воском, маслом и творогом, хлебом и сдобой, овощами и фруктами, шелками и льном, оружием и драгоценностями — казалось, они опоясывают весь земной шар и никогда не кончатся. Колонна быстро продвигалась к невольничьему рынку. Шестеро матросов, вооруженных тяжелыми дубинками, помогали пленникам двигаться быстрее, да и сам Лигус время от времени подбадривал уставших своей палкой.

Не давая пленникам ни минуты отдыха, Лигус уже к полудню привел колонну к воротам невольничьего рынка.

Здесь не было рядов. Каждому работорговцу отводилась небольшая площадка, на которой он выстраивал свой товар. Рядом располагались горны и наковальни рыночных кузнецов, за небольшую плату снабжавших купленных рабов крепкими железными ошейниками.

Лигус провел свой товар к свободной площадке и выстроил в ряд.

— Слушайте меня, негодяи! — обратился он к ним. — Я привел вас сюда, чтобы продать. Каждый из вас сегодня до захода солнца должен найти себе хозяина. Предупреждаю, я не собираюсь вас кормить. Тех из вас, кто останется непроданным, я перегоню обратно на корабль, а утром снова погоню на рынок. И так буду гонять по двадцать миль туда и обратно каждый день до тех пор, пока вас кто-нибудь не купит. Жрать все это время вы будете одну дорожную пыль, а напиться сможете, только если пойдет дождь. Так что советую вам понравиться покупателям. Постарайтесь скрыть свои дефекты и выставить напоказ достоинства — ибо чем дороже раб, тем больше он ценится хозяином. У меня все, негодяи!

Вскоре появились первые покупатели. Высокий мужчина с суровым, опаленным солнцем лицом и кустистыми бровями, в грубой кожаной куртке и кожаных штанах, поигрывая плетью, подошел к шеренге пленников и принялся тщательно их разглядывать. Сопровождавшие его четверо здоровенных парней почтительно стояли чуть поодаль.

Работорговец, заметив человека в коже, поспешил навстречу, на ходу снимая шляпу:

— Добрый день, господин Гилю! Рад вас видеть в добром здравии! Снова желаете приобрести рабов для своих банановых плантаций?

Господин Гилю едва заметно кивнул в ответ:

— Да, мне снова нужны сборщики бананов. Рабы пошли никуда не годные. Дохнут как мухи. Только за последний месяц двенадцать человек пришлось закопать в песок. Если так пойдет и дальше, бананы будут на вес золота!

— О, не расстраивайтесь, господин Гилю! Специально для вас есть превосходный товар. Вот, взгляните! — и Лигус, почтительно поддерживая под локоть, подвел плантатора к Вовану.

Господин Гилю оглядел мощную фигуру Вована.

— Выглядит неплохо! — сказал он. — Но каков он в работе? В прошлый раз я купил у вас четырех кумбарцев, так они едва могли выполнить половину дневной нормы!

— Он работает за троих, мой господин!

— А жрать будет за четверых! Сколько вы хотите за этого бездельника?

— Сто реалов, мой господин!

— Сто реалов?! Да вы сошли с ума!

— Точно так, мой господин, вы совершенно правы: я сошел с ума. Продавать такого великолепного раба за какие-то жалкие сто реалов — форменное безумие! Он стоит как минимум вдвое дороже!

— Вдвое?! Да ему красная цена — пятьдесят реалов!

— Что вы такое говорите, мой господин! Он за день наработает вам на пятьдесят реалов. Этот раб вкалывает как вол! От зари и до зари, без перерывов и отдыха. Трудолюбив, исполнителен, послушен, проворен, умеет класть печи, плотничать, малярничать и тачать сапоги!

Вован, даже не предполагавший, что умеет делать столько полезных вещей, не выдержал:

— Да вы че, фраера, охренели что ли?! Да мне вообще работать западло! А ну, развяжите меня, быстро!

Ни продавец, ни покупатель не обратили на него ни малейшего внимания.

— Пятьдесят пять реалов и разойдемся с миром!

— Побойтесь богов, мой господин! Девяносто пять!

— Волки позорные!!! Развяжите, падлы!!!

— Мой господин, взгляните на его зубы! Девяносто реалов!

— Ни к чему мне его зубы. То, что он жрать горазд, и так видно. Шестьдесят!

— Развяжите, суки!!! Замочу, век воли не видать!!!

— Девяносто реалов! Отдаю себе в убыток.

— Шестьдесят пять.

— Я братанов подпишу!!! Вас в куски порвут!!!

— Восемьдесят пять реалов! Посмотрите, какой товар!

— Семьдесят, милейший, семьдесят!

— Я питерских знаю и тамбовских!!! Вам кранты, уроды!!!

— Ну, хорошо, ни нашим, ни вашим — пусть будет восемьдесят!

— Я депутат!!! — отчаянно закричал Вован.

Продавец и покупатель разом смолкли и переглянулись.

— Кто-кто? — переспросил плантатор.

— Депутат! — гордо ответил Вован.

— Что ты мелешь, болван! — возмутился работорговец и больно ткнул Вована палкой. — Не слушайте, его, мой господин! Он врет! Он вполне нормален. Он совсем не интересуется козами!

Плантатор подошел поближе и схватил Вована могучей рукой за горло.

— Послушай, ты, похотливый барсук! Если ты будешь заниматься с моими козами депу… депутатст… в общем, этим своим непотребством, и портить мою скотину, я с тебя шкуру спущу! Все-таки следует сбавить цену, — обратился он к работорговцу. — Этот раб сам признался, что неполноценен. Тридцать реалов — и ни сантима больше!

Работорговец крякнул.

— Чтоб тебе лопнуть, пустомеля! На тебе я потерял пятьдесят реалов! — и вместо доброго напутствия на прощание вытянул Вована палкой.

Четверо слуг подхватили упирающегося Вована и поволокли к ближайшей кузнице.

Через пять минут все было кончено.

На Вована надели железный ошейник с именем нового хозяина. Он стал собственностью грубого невежественного рабовладельца.

Слуги пинками погнали его к пристани, провели по шатким мосткам на корабль и загнали в трюм. Лязгнула железная крышка и в трюме стало темно.

Еще трижды открывалась железная крышка, впуская новых пленников, потом стало слышно, как захлопали на ветру паруса и зашумела вода за бортом. Корабль вышел в открытое море.

Так прошло несколько часов. В трюме было темно и сыро, невыносимо воняло гнилью, воздух был спертым и казался густым и стоячим как вода в болоте. Изредка по трюму, задевая пленников хвостами, с отвратительным попискиванием пробегали тощие корабельные крысы.

Пленники молчали. В трюме стояла тишина, прерываемая лишь скрипом деревянных переборок, плеском волн, крысиным писком да редкими протяжными стонами.

Вечером люк приоткрылся и в трюм бросили несколько гнилых бананов.

— Смотрите не обожритесь! — крикнул грубый голос. Послышалось дружное матросское ржание и люк захлопнулся.

Пленники, гремя цепями, бросились в темноте подбирать бананы. Возникла перебранка, кое-кому досталось по ребрам, а в результате большая часть бананов оказалась раздавленной в потасовке.

Пленники, недовольно ворча, расползлись по своим местам.

Вован в дележе не участвовал. Он страдал от морской болезни. Ему казалось, что корабль качается на огромных качелях, и с каждым взлетом у него внутри все переворачивалось, а с каждым падением устремлялось наружу. Его мутило от одного вида бананов, он не притронулся к воде, плескавшейся в ржавой миске, ему хотелось только одного — растянуться на спокойной, не качающейся земле.

Изредка, когда корабль качало не так сильно, Вован с тоской вспоминал верную «бэху», уютный кабинетик в элитном ресторане, депутатскую сауну и мулаток.

Надо сказать, что встреча с преступным миром Семимедья оставила у него самые неприятные впечатления. Вовану впервые пришлось оказаться в роли жертвы преступления, и эта роль ему решительно не понравилась. У него даже стали появляться совершенно нетипичные мысли, что преступность — это плохо, и что государство должно с ней бороться.

Впрочем, это нисколько не помогало ему облегчить страдания.

В мучительной борьбе с качкой Вован потерял счет времени. Он не знал, сколько прошло часов, дней, лет — сейчас это не имело для него никакого значения. Вован мечтал только об одном — чтобы корабль поскорее пристал к берегу — все равно к какому, и неважно, что с ним будет после этого — главное, что тогда наконец прекратится ужасная качка.

Вдруг он услышал, как по палубе забегали матросы. Раздались громкие голоса, затем отрывистая команда, а через секунду трюм вздрогнул от страшного грохота.

— Что это?! — в ужасе закричал кто-то из пленников.

— Пушка! — ответил хриплый голос из темноты. — Это стреляла пушка! Похоже, мы нарвались на пиратскую шхуну. Когда-то я служил у старого Флюнта канониром. Эх, и славное было времечко! Сколько кораблей мы потопили, сколько золота награбили — не сосчитать! Сейчас возьмут наше корыто на абордаж…

Страшный грохот прервал его. Наверху снова выстрелила пушка.

— А что с нами будет? — робко спросил один из пленников.

— Команду перевешают на реях, а рабам обычно предлагают выбор. Кто согласен пойти в пираты, тому дают стакан рому и пистолет, а кто откажется — попадает на рею.

Вован тут же решил, что лучше будет болтаться на рее, но в пираты не пойдет. Перспектива страдать морской болезнью на профессиональной основе представлялась ему невыносимой.

Но тут вдруг послышался отдаленный звук, похожий на раскат грома, затем короткий свист, и страшный грохот потряс корабль.

Вован не сразу понял, что произошло и очумело вертел головой по сторонам, пытаясь понять, откуда в трюме разом взялось столько воды.

— Помогите! Тонем! — раздались отчаянные крики.

В деревянном борту зияла огромная пробоина, и оттуда хлестала струя толщиной с ведро. Трюм быстро заполнялся водой.

Рядом с Вованом барахтались несколько пленников.

— Хватайся за борт! — прохрипел один из них, и Вован узнал голос бывшего пирата. — Сейчас они будут…

Он не успел договорить. Над головой у них грохнуло, засвистело ядро и вскоре сверху послышались радостные крики.

— Они подбили пиратскую шхуну! — сказал моряк. — Плохи наши дела. Этой посудине не продержаться на плаву и часа. Вот что, братцы! Попробуем расшатать переборку.

Пленники навалились на толстую дубовую переборку.

— Ну-ка взяли! — скомандовал моряк. — Еще взяли!

Пленники бились изо всех сил, но результата не было. Переборка не поддавалась.

— Еще взяли!

Никакого результата.

— А ну тихо! — вдруг крикнул моряк.

В наступившей тишине все отчетливо услышали зловещий свист ядра.

— Полундра! — закричал моряк.

Грохнуло, все залило светом, и взрывной волной Вована подбросило метров на десять в воздух.

Последнее, что он успел увидеть, был корабль, разваливающийся на куски, какие-то жуткие окровавленные обрубки, и стремительно приближающуюся пучину.

Вован упал в воду, и зеленоватые волны сомкнулись над ним. Свет померк и Вован провалился в черную густую темноту.

Он стремительно шел ко дну.



Содержание:
 0  Полусредний мир : Александр Дон  1  продолжение 1
 2  Глава 1 ЗВЕЗДНАЯ БОЛЕЗНЬ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ : Александр Дон  3  Глава 2 ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ : Александр Дон
 4  Глава 3 МАГИЯ ЧЕРНАЯ И БЕЛАЯ ИЛИ СТРАННОСТИ НАЧИНАЮТСЯ : Александр Дон  5  Глава 4 ПЕРВЫЙ СОН ВОВАНА ПАВЛОВИЧА: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ? : Александр Дон
 6  Глава 5 МЫ ЕДЕМ, ЕДЕМ, ЕДЕМ… : Александр Дон  7  Глава 6 КРАТКИЙ ОЧЕРК МАГИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ : Александр Дон
 8  Глава 7 КЕРАМИР И ПОВОЗКА ДЬЯВОЛА : Александр Дон  9  Глава 8 НАШИ В ГОРОДЕ : Александр Дон
 10  Глава 9 ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД : Александр Дон  11  j11.html
 12  Глава 11 ВОЛШЕБНИКИ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ : Александр Дон  13  вы читаете: Глава 12 СКАЗКИ СТАРОГО МОРЯКА : Александр Дон
 14  Глава 13 В ПОИСКАХ БРАТЬЕВ ПО РАЗУМУ : Александр Дон  15  Глава 14 ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ : Александр Дон
 16  Глава 15 СУМАСШЕДШИЙ ЗАМОК : Александр Дон  17  Глава 16 ПОГОНЯ : Александр Дон
 18  Глава 17 УЧЕНИК ЧАРОДЕЯ : Александр Дон  19  Глава 18 БРИГАДА : Александр Дон
 20  Глава 19 СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ, ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ : Александр Дон  21  Глава 20 ЦЕНТРОВОЙ КОНСИЛИУМ ИЛИ ВРАЧЕБНОЕ ТОЛКОВИЩЕ : Александр Дон
 22  Часть вторая ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ : Александр Дон  23  Глава 22 АТАМАН : Александр Дон
 24  Глава 23 ЗАГАДКИ И ОТГАДКИ : Александр Дон  25  Глава 24 ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ : Александр Дон
 26  Глава 25 ПОЭТЫ И ПОНТЫ : Александр Дон  27  Глава 26 ПРОРОЧЕСТВА НУНСТРАДАМУСА : Александр Дон
 28  Глава 27 И СНОВА ЗДРАВСТВУЙТЕ! : Александр Дон  29  Глава 28 КАПРИЗЫ СУДЬБЫ : Александр Дон
 30  Глава 29 ОБЩЕСТВО СЕМИМЕДИЙСКИХ ЭМАНСИПИРОВАННЫХ ЖЕНЩИН : Александр Дон  31  Глава 30 ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ : Александр Дон
 32  Глава 21 ТАЙНА СТАРОГО ЗАМКА : Александр Дон  33  Глава 22 АТАМАН : Александр Дон
 34  Глава 23 ЗАГАДКИ И ОТГАДКИ : Александр Дон  35  Глава 24 ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ : Александр Дон
 36  Глава 25 ПОЭТЫ И ПОНТЫ : Александр Дон  37  Глава 26 ПРОРОЧЕСТВА НУНСТРАДАМУСА : Александр Дон
 38  Глава 27 И СНОВА ЗДРАВСТВУЙТЕ! : Александр Дон  39  Глава 28 КАПРИЗЫ СУДЬБЫ : Александр Дон
 40  Глава 29 ОБЩЕСТВО СЕМИМЕДИЙСКИХ ЭМАНСИПИРОВАННЫХ ЖЕНЩИН : Александр Дон  41  Глава 30 ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ : Александр Дон



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.