Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 13 В ПОИСКАХ БРАТЬЕВ ПО РАЗУМУ : Александр Дон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41

вы читаете книгу




Глава 13

В ПОИСКАХ БРАТЬЕВ ПО РАЗУМУ


Керамира разбудили гномы.

Они ни свет ни заря начали скрести золотоносную руду железными скребками и подняли такой тарарам, что Керамир спросонья едва не обмочился.

Керамир открыл глаза.

Гномов не было.

Вместо них он увидел здоровенную тетку в ярко-рыжем жилете. Тетка, вооруженная большой метлой, с бешеной скоростью возила метлой по земле, чертя каббалистические знаки и явно намереваясь навести на Керамира какое-нибудь проклятие — к примеру, превратить его в осла или в свинью.

Керамир вскочил.

Тетка неумолимо приближалась. Ее метла вычерчивала знак за знаком с такой скоростью, что у Керамира зарябило в глазах.

Керамир заметался. От страха он совершенно утратил способность соображать, и теперь изо всех сил ломился в кирпичную стену, пытаясь выйти на улицу.

Тетка, не останавливаясь ни на секунду, доскребла до Керамиру, проехалась метлой по его ногам, очертив магическую дугу, удостоила его презрительного взгляда и сказала:

— А ну вали отсюда, бичара! Ишь, распрыгался!

Керамир рухнул на колени:

— О несравненная и могущественная повелительница духов! Сжалься над несчастным скитальцем! Волею высших сил я заброшен в этот проклятый город! Простри свое милосердие на обездоленного странника! Не превращай меня в осла! Умоляю!

Тетка от неожиданности выронила метлу:

— Чтоб тебе пусто было! Да ты что, ополоумел, что ли?

Керамир, не вставая с колен, подполз к тетке и вцепился в оранжевый жилет:

— О солнцеликая! Не гневайся, прошу тебя! Смилуйся над нечастным!

Тетка смотрела на него, разинув рот. Наконец дар речи вернулся к ней, и в голосе ее послышалась жалость:

— Да что случилось-то? Может, документы потерял, а?

— О прекраснейшая! Знай, что я — наиглавнейший волшебник Полусреднего мира, Глава Магического Ордена, великий маг и чародей Керамир.

И Керамир рассказал оранжевой тетке историю своих злоключений.

Тетка слушала его, и глаза ее постепенно увеличивались в размерах, пока не достигли диаметра чайных блюдец.

— Да у тебя, я смотрю, совсем крыша поехала! — сказала она.

— Куда поехала? — не понял Керамир.

Вместо ответа тетка достала из кармана серебряную табакерку и принялась тыкать в нее пальцем.

Керамир с интересом наблюдал за ее действиями.

— Але, скорая? — закричала тетка в табакерку. — Срочный вызов!

Керамир был так ошарашен внезапным припадком безумия у тетки, орущей на табакерку, что совершенно не слушал, о чем она говорила. Он очнулся только тогда, когда она спросила:

— Сколько тебе лет?

— Чего? — растерялся Керамир.

— Лет тебе, спрашиваю, сколько? — терпеливо повторила тетка.

— Сто тридцать пять, — растерянно сказал Керамир.

— Говорит, сто тридцать пять, — сказала тетка табакерке. — Ну да, я же вам говорю, совсем с катушек съехал. Ну давайте, жду! — и ткнула пальцем.

— Ну вот, сейчас все уладится, — сказала она добродушно. — Сейчас доктор приедет, пилюлек успокоительных даст…

Керамир покачал головой:

— Бедная женщина! Ты верно, бесноватая! — сказал он печально.

— Чего-чего? — не поняла тетка.

— Говорю, ты сошла с ума. Ты разговариваешь с табакерками. Бедняга!

Тетка ошарашено вытаращилась на него, а Керамир, жалостливо глядя на тетку, продолжил:

— Один мой знакомый алхимик уверял, что при подобной напасти помогает отвар сушеных змеиных голов. Попробуй, может, тебе еще удастся вернуть разум.

Вместо ответа потрясенная тетка молча повертела пальцем у виска.

Керамир, будучи человеком вежливым, немедленно повторил уже знакомый ему жест благожелательного прощания, добавив:

— Не кручинься, несчастная безумица! Уповай на милость судьбы, и надейся на лучшее… Да, а змеиные головы все-таки попробуй!

Тут во двор въехала белая колымага, наподобие той, на которой Керамир въехал в город, но значительно меньше, и с красным рыцарским крестом на лакированном боку. Из колымаги вылезли три опухших горожанина. Среди них был рыцарь: на шее у него болтался рыцарский орден — блестящий конус на черных гладких шнурках. Шнурки заканчивались изогнутыми серебряными дужками с черными оливами на концах. Второй был оруженосцем — в руках у него был дорожный сундук с рыцарским крестом. Третий, видимо, младший слуга, почтительно держался сзади.

— Который тут волшебник? — мрачно спросил рыцарь.

— Вот он, — закричала тетка. — Еще и дразнится! Сама ты говорит, сумасшедшая!

— Ну, папаша, какие проблемы? — спросил рыцарь.

— Прохлада тебе, о благородный рыцарь, — ответил Керамир снисходительно. Глава Волшебного Ордена мог позволить себе подобную снисходительность по отношению к рыцарю, хотя и приехавшему в довольно приличной карете с гербом, но все же рыцарю, а не вельможе или волшебнику.

В Полусреднем мире Керамиру часто приходилось встречать рыцарей.

Вообще, надо сказать, что о рыцарях Полусреднего мира ходит большое количество ничем не обоснованных сплетен. Некогда эти славные мужи совершили несметное количество подвигов, упекли в мрачные подземелья полторы сотни злых королей, спасли шестьдесят одного принца, две тысячи сто семнадцать принцесс и не поддающееся учету количество прелестных девственниц. По сложившейся в давние времена поговорке, настоящий рыцарь должен был обязательно посадить в темницу короля, разрушить замок, и освободить девственницу. Студеной зимой и знойным летом рыцари странствовали по дорогам и распевали рулады, пугая фальшивым пением лесное зверье, восславляя добродетели и бичуя пороки. О них слагали гимны, им посвящали поэмы и рыцарские романы. Но со временем количество неосвобожденных девственниц сильно уменьшилось, поэтому рыцари принялись освобождать вначале вдов и одиноких тоскующих женщин, а потом и всех желающих. Последнее нередко приводило к конфликтам, ибо случалось, что почтенная матрона, соблазненная проезжим рыцарем, бросив семью и престарелого мужа, отправлялась на поиски острых ощущений.

Понуро перемещался такой соискатель по пыльным дорогам Семимедья на тощем осле, волоча за собой тупое копье. При въезде в деревню рыцари высматривали девственниц в слабой надежде освободить их. Невежественные крестьянки, не желавшие отдавать дочерей на освобождение рыцарю-недотепе, прятали их по погребам и чуланам.

Обычно имущество рыцаря состояло лишь из громкого титула, реже к нему добавлялось две-три сотни реалов, а уж богатых рыцарей можно было вообще пересчитать по пальцам. Впрочем, последние — обрюзгшие и обленившиеся бюргеры с солидным брюшком, не влезавшим ни в какие доспехи, — по дорогам не шлялись и приключений не искали, предпочитая всем подвигам хороший обед в родовом замке.

В целом же отношение к рыцарям было скорее жалостливым, чем агрессивным, и нередко на проселочной дороге можно было видеть, как какая-нибудь крестьянка совала рыцарю вареные картофелины:

— Покушай, болезный! Ишь, как отощал-то, бедняга… Кожа да кости!

Потому Керамир держал себя с рыцарем довольно высокомерно. Он посмотрел на рыцаря сверху вниз и спросил:

— Что угодно тебе, о благородный рыцарь? Учти, я спешу, и могу уделить тебе только три минуты.

— Мне угодно, — ответил рыцарь, — чтобы ты поехал со мной.

— Куда? — спросил Керамир напыщенно.

— В рыцарский замок, — ответил тот, усмехаясь.

Керамир решил, что рыцарь приглашает его на обед. В соответствии с этикетом Глава Волшебного Ордена мог наносить два-три визита в неделю представителям лучших семейств города. Знатным горожанам это давало повод для бахвальства, а Керамиру — возможность время от времени наедаться досыта.

— Ну, если ты так просишь… — пожал плечами Керамир. — Но учти, особе моего сана приличествуют особые почести. Я могу есть только с фарфоровых тарелок серебряными вилками. Приборы должны быть из цельного серебра. Если ручки будут костяные — я немедленно уйду.

Разумеется, Керамир лукавил. Он не ел со вчерашнего дня, и согласился бы есть не только с фарфора серебряными вилками, но даже из корыта руками, лишь бы накормили. Но правила этикета требовали соблюсти все приличия.

Рыцарь оказался покладистым:

— Договорились, — сказал он. — Как для тебя, так даже золотые достанем.

Удовлетворенный Керамир полез в карету.


* * *

Рыцарь оказался не из захудалых. По крайней мере, замок у него был огромным.

Керамира весьма торжественно вывели под руки из кареты, проводили в большой светлый покой и усадили на лавку.

Вскоре к нему вышел человек в длинном белом балахоне, вроде тех, что в Семимедье носят жрецы.

— Ты жрец? — спросил Керамир довольно бесцеремонно. Он не любил жрецов.

Жрецы составляли особую категорию жителей Семимедья.

В противовес волшебникам, занятым преимущественно высокими материями, как-то: поисками философского камня, изобретением универсального заклятья и бесконечными склоками друг с другом, жрецы имели вполне приземленные желания. Они хотели сытно есть, много пить и делать массу приятных вещей с храмовыми девственницами, назначенными в жертву богам.

И они находили в лице богов верных союзников и единомышленников.

Пантеон Полусреднего мира был представлен тремя десятками мелочных, сварливых и злопамятных божков, большую часть времени проводивших в дележе жертвоприношений.

Справедливости ради следует признать, что во всем, что касалось жертвы, жители Семимедья были скупы до неприличия. Каждое приношение богам приходилось буквально выдирать из их рук. После продолжительных переговоров, сопровождавшихся скандалами, взаимными оскорблениями и угрозами, стороны обычно договаривались об обмене жертвы на выполнение богами некоей конкретной просьбы. Фантазией горожане не отличались, и их просьбы сводились, как правило, к удачной торговле или наведению порчи на соседскую скотину, поэтому большинство жертв оседало в алтаре бога торговли, обмана и воровства Плутмеса. Последний, пользуясь своим исключительным положением, объявил себя главным богом, построил с вызывающим шиком дворец на вершине священной горы, и завел гарем из богинь целомудрия, знаний и домашнего очага. Второстепенные божки, жившие впроголодь, вынуждены были постоянно толкаться в его приемной, наушничая и интригуя в надежде получить кусок жертвенного пирога.

Жрецы, выступавшие посредниками в сделках между богами и верующими, и служившие чем-то вроде нотариусов, принимали живейшее участие в интригах, раздувая тлеющие очаги скандалов с усердием трудолюбивых муравьев. Поэтому на вершине семимедийского Олимпа постоянно царило примерно такое оживление, какое бывает в штабе армии после того, как выяснится, что главный шифровальщик последние десять лет работал на вражескую разведку.

Количество жрецов постоянно множилось. Помимо того, что их постоянно выпускала Жреческая семинария, еще большее количество самозванцев ежедневно объявляли себя осененными откровением свыше и приступали к вербовке паствы.

Поскольку количество жрецов существенно превышало количество имевшихся храмов, для новоиспеченных служителей веры существовали только две возможности трудоустройства. Первым, наиболее распространенным способом, было подсидеть уже имеющегося жреца и занять его место, и молодые жрецы отчаянно копались в подноготной служителей культа, выискивая пикантные моменты. Для особо сложных случаев нанимались целые команды ниспровергателей — лжесвидетелей, фальшивых юродивых, подложных незаконнорожденных детей, ненастоящих престарелых родителей и прочих, — дабы очернить старого жреца в глазах паствы. Низвергнутого жреца было принято вытаскивать из храма за ноги и троекратно погружать в выгребную яму, причем в третий раз — без извлечения на поверхность. Поскольку подобная перспектива никого не прельщала, старые жрецы всегда были начеку и не стеснялись с профилактической целью набить морду молодому коллеге.

Вторым способом обеспечить себя пропитанием была постройка нового храма. Но для этого требовалось вначале захватить землю. Понятно, что самовольный захват участка у какого-нибудь богатея или государственного чиновника для жреца был бы равносилен самоубийству, поэтому последние предпочитали осваивать общественные земли.

Многочисленные храмы, посвященные разнообразным богам, появлялись в самых неожиданных местах. Жрецы, с малолетства привыкшие работать локтями, не церемонились. Нередко храмы возводились за одну ночь. Выглянув утром в окно, горожанин с удивлением обнаруживал на месте прекрасного старинного парка уродливую хибару, наспех сколоченную из досок, с кривой надписью «Великий храм бога Хаммона» над дверью. Все старания городских властей навести порядок были тщетны, ибо голодные жрецы героически защищали свои уродливые детища, мобилизуя на площадь вокруг храма всех наличных прихожан и угрожая в случае сноса хибары поссорить губернатора с богами.

Единственная попытка ввести в Семимедье единобожие, предпринятая несколько лет назад, с треском провалилась. Прибывший с Краеземелья миссионер-единобожник, проповедовавший воздержание и отказ от мирских соблазнов, был обнаружен через два месяца в крупнейшем борделе Сам-Барова в состоянии, негодном к употреблению. Специальная комиссия, посланная губернатором с целью допросить проповедника и выяснить начала его веры, была вынуждена признать свое полное поражение. Погрязший в пучине соблазнов миссионер был не в состоянии вспомнить не только символ веры, но и собственное имя. После безуспешных попыток привести праведника в чувство он был возвращен обратно в бордель, а истраченные на его опохмел два ведра абрикосового бренди пришлось списать как безвозвратно потерянные.

Неудивительно, что жрецов в Семимедье, мягко говоря, недолюбливали. И Керамир не собирался особенно церемониться с представителем жреческого племени.

— Ты жрец? — спросил он. — Если ты собираешься просить у меня подношения для твоего божества, то это напрасный труд. Я волшебник, и не простой волшебник, а Глава Магического Ордена, магистр белой и черной магии Керамир. Меня пригласил на обед хозяин этого замка, но сам он отправился распорядиться о перемене блюд. Особе моего сана приличествует самый торжественный прием. Вот что, жрец, ступай, разыщи хозяина и скажи ему, чтобы поторопился с обедом. Мне не пристало слишком долго ждать.

Но жрец оказался упрямым. Вместо того, чтобы сразу бежать на поиски хозяина, он уселся за стол, открыл какой-то манускрипт, и приготовился записывать. Керамир, уверенный, что жрец собирается заполнять храмовые записочки с просьбами богам, рассвирепел:

— Ах, ты, жреческое отродье! — заорал он. — Как ты смеешь сидеть в присутствии могущественнейшего волшебника Полусреднего мира! Да я тебя в жабу превращу!

И Керамир бросился на жреца.

Но жрец оказался не промах. По его сигналу в зал в мгновение ока вбежали два дюжих подмастерья, и не успел Керамир охнуть, как оказался спеленат по рукам и ногам, наподобие грудного младенца.

Жрец оправил белый балахон:

— Галоперидол! Четыре кубика. И в наблюдательную его!

Подмастерья подхватили Керамира. Через минуту он почувствовал, как в зад его вонзилась игла.

Керамир забился в руках дюжих подмастерьев, но те держали крепко.

Прошло какое-то время, и Керамира вдруг неудержимо стало клонить ко сну.

Он еще пару раз дернулся, но руки и ноги отказывались служить ему. Керамир бессильно повис на руках подмастерьев.

Глаза его сами собой закрылись, и он крепко уснул.



Содержание:
 0  Полусредний мир : Александр Дон  1  продолжение 1
 2  Глава 1 ЗВЕЗДНАЯ БОЛЕЗНЬ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ : Александр Дон  3  Глава 2 ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ : Александр Дон
 4  Глава 3 МАГИЯ ЧЕРНАЯ И БЕЛАЯ ИЛИ СТРАННОСТИ НАЧИНАЮТСЯ : Александр Дон  5  Глава 4 ПЕРВЫЙ СОН ВОВАНА ПАВЛОВИЧА: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ? : Александр Дон
 6  Глава 5 МЫ ЕДЕМ, ЕДЕМ, ЕДЕМ… : Александр Дон  7  Глава 6 КРАТКИЙ ОЧЕРК МАГИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ : Александр Дон
 8  Глава 7 КЕРАМИР И ПОВОЗКА ДЬЯВОЛА : Александр Дон  9  Глава 8 НАШИ В ГОРОДЕ : Александр Дон
 10  Глава 9 ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД : Александр Дон  11  j11.html
 12  Глава 11 ВОЛШЕБНИКИ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ : Александр Дон  13  Глава 12 СКАЗКИ СТАРОГО МОРЯКА : Александр Дон
 14  вы читаете: Глава 13 В ПОИСКАХ БРАТЬЕВ ПО РАЗУМУ : Александр Дон  15  Глава 14 ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ : Александр Дон
 16  Глава 15 СУМАСШЕДШИЙ ЗАМОК : Александр Дон  17  Глава 16 ПОГОНЯ : Александр Дон
 18  Глава 17 УЧЕНИК ЧАРОДЕЯ : Александр Дон  19  Глава 18 БРИГАДА : Александр Дон
 20  Глава 19 СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ, ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ : Александр Дон  21  Глава 20 ЦЕНТРОВОЙ КОНСИЛИУМ ИЛИ ВРАЧЕБНОЕ ТОЛКОВИЩЕ : Александр Дон
 22  Часть вторая ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ : Александр Дон  23  Глава 22 АТАМАН : Александр Дон
 24  Глава 23 ЗАГАДКИ И ОТГАДКИ : Александр Дон  25  Глава 24 ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ : Александр Дон
 26  Глава 25 ПОЭТЫ И ПОНТЫ : Александр Дон  27  Глава 26 ПРОРОЧЕСТВА НУНСТРАДАМУСА : Александр Дон
 28  Глава 27 И СНОВА ЗДРАВСТВУЙТЕ! : Александр Дон  29  Глава 28 КАПРИЗЫ СУДЬБЫ : Александр Дон
 30  Глава 29 ОБЩЕСТВО СЕМИМЕДИЙСКИХ ЭМАНСИПИРОВАННЫХ ЖЕНЩИН : Александр Дон  31  Глава 30 ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ : Александр Дон
 32  Глава 21 ТАЙНА СТАРОГО ЗАМКА : Александр Дон  33  Глава 22 АТАМАН : Александр Дон
 34  Глава 23 ЗАГАДКИ И ОТГАДКИ : Александр Дон  35  Глава 24 ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ : Александр Дон
 36  Глава 25 ПОЭТЫ И ПОНТЫ : Александр Дон  37  Глава 26 ПРОРОЧЕСТВА НУНСТРАДАМУСА : Александр Дон
 38  Глава 27 И СНОВА ЗДРАВСТВУЙТЕ! : Александр Дон  39  Глава 28 КАПРИЗЫ СУДЬБЫ : Александр Дон
 40  Глава 29 ОБЩЕСТВО СЕМИМЕДИЙСКИХ ЭМАНСИПИРОВАННЫХ ЖЕНЩИН : Александр Дон  41  Глава 30 ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ : Александр Дон



 




sitemap