Фантастика : Юмористическая фантастика : Оборотная сторона : Александра Дружинина

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49

вы читаете книгу

Все в жизни имеет оборотную сторону. Сегодня ты — обычная студентка, завтра даже не знаешь, кем ты стала. То ли случайной жертвой наложения миров, то ли пленницей в замке оборотней, то ли играешь роль обычной приманки… Человек может оказаться волком, зверь — самым человечным существом на свете. Оборотная же сторона тьмы — свет, а потому не стоит отчаиваться, даже если тебя хотят убить. Ведь всегда найдется тот, кто отдаст свою жизнь за твою свободу!

Плохая примета — ехать ночью… в лес… в багажнике… NN

Часть 1

Глава 1

Плохая примета — ехать ночью… в лес… в багажнике…

NN
Кира

Темно. Где-то в районе лопаток ощутимо кольнуло. Никогда не отличалась особой смелостью. Темные же переулки, пустынные улицы и скрипучие двери подъездов (леший бы их побрал!) никак не придавали энтузиазма. Тут еще фонарь ехидно мигнул и улица погрузилась в полную темноту. Настороженно озираясь по сторонам, я судорожно вцепилась в гитару, готовая немедленно пустить ее в ход, если только кто-то решится покуситься на мою драгоценную особу. Да, забыла сказать, мое вдохновение от вечерней прогулки долго не задерживается так же и при виде «культурно» отдыхающих братков у подъезда, с красноречивыми надписями типа «Скоко я зарезал…» или «Леха Косматый», на самых неподходящих частях тела, и милыми гравировочками вроде оскалившегося волка или гигантского паука… Бррр! В общем, я была в полной готовности, в случае чего драпать со всех ног.

Ну скажите, кто? Кто столь умный и дальновидный надоумил меня согласиться на смену графика? Ходила бы себе и дальше на дневные концерты, играла бы на гитаре (да, сей несчастный замызганный инструмент действительно был моей гитарой). Подумаешь, что платят меньше. И вообще, на крайний случай могла бы найти другую халтурку, чем участвовать в бардовских выступлениях. «А теперь, мучайся студентка, по своей глупости и жадности тут стоишь» — не замедлила прокомментировать совесть.

Мама, роди меня обратно! Жалобно скрипнув, гитара напомнила, что она не железная, а я — не рабочие тиски… С ужасом взираю на вышеупомянутых братков, многозначно скалящих фальшивые зубы и перебирающих металлические цепочки. «Так, сейчас ногой с разворота и гитарой по темечку», — наставительно прошептал здравый смысл (можно судить, насколько здравый).

— Ээээ… здрасьте…, - инстинкт самосохранения тем временем высказал тому самому смыслу, куда ему следует засунуть свои нравоучения. — Как ваша голова? — вежливо поинтересовалась я, отступая на шаг. И тут же натолкнулась на стоящего за моей спиной парня. Похоже, меня взяли в клещи.

Бритый тип, глава этих отморозков, гроза местной шпаны, и меня в частности, только шире ухмыльнулся и все быстрее раскручивал цепь. Надо сказать, монотонное мелькание перед носом блестящего и тяжелого металлического предмета, как нельзя лучше подбадривает в стрессовой ситуации.

С тоской вспомнила те счастливые семь дней, когда лысый зализывал раны и строил страшные планы мести мне, любимой… По крайней мере, можно было спокойно ходить по улицам, не опасаясь теплого приема с хлебом-солью у подъезда. И вот этот момент настал. Ну разве ж я виновата была, что именно в тот день проснулась от круглогодичной спячки моя совесть, а кактус на балконе показался сухим… Бедный, он небось, жил бы еще и жил, прекрасно обходясь без моего сочувствия. А тут — я, с лейкой и решительными намерениями облагодетельствовать цветочек… Последовавшие за этим грохот и визг сменились уроком аэробики. Я красиво кувыркнулась, врезавшись в груду вещей, сваленных на балконе. А причина этого безобразия, в виде махонькой серой мышки, с истошным писком кинулась прочь. Моя мыше-таракано-пауко-и так далее фобия не выдержала натиска. В полете я случайно задела локтем несчастный кактус.

Все стихло. Но тут же сменилось громкими ругательствами откуда-то снизу, с красочными описаниями смерти того «гада и мурла», что сбросил растение на бритого. Может, он не злился бы так, если бы кактус приложился со стороны дна горшка…

Заворожено гляжу на приближающегося братка. Все пути к бегству отрезаны. Остается два варианта: либо из меня делают симпатичную котлетку, либо случиться чудо, парни пожелают мне доброго здоровья и долгих лет жизни, отвесят земной поклон и свалят вместе с моим скромным имуществом. Поскольку на мою стипендию не позарится даже самый ушлый бомжик (еще и пару монет подбросит из жалости), то видимо ребята остановились на первом варианте.

«Эх, гитару жалко…» — посетовала совесть. Инстинкт же самосохранения тихо взвыл… Лысый ошеломленно таращился в пустоту, ненадолго уйдя в прострацию. Остальные пока ничего не успели понять… Ну не хотела я, чесн слово! Довели бедную девушку, уже на ногах не стоит. Оступившись, в тщетной попытке найти опору, взмахнула руками… А ведь в правой руке была зажата гитара. Уёооо… я довольно чувствительно приложилась попой об асфальт. Моему инструменту повезло еще меньше: так же смачно она приложилась к челюсти лысого типа. Жалобно тренькнула лопнувшая струна, а гитара в отместку отскочила, и угодила мне по макушке…

Пока братки не опомнились, вскочила и рыбкой проскользнула между двумя изваяниями под названием: «А чё это было, в натуре?» Сердце, казалось, сейчас объявит забастовку, и перестанет биться. За спиной послышались угрожающие крики. Видимо, отморозки оклемались и припустили за мной.

Гитара заметно замедляла бег, со смаком колотя меня по коленкам. Видимо, отыгрывалась за все хорошее. А я ведь так и не удосужилась приобрести для нее новый футляр, а наскоро приляпанный ремешок больше напоминал ужика-долгожителя, которого на старости лет переехал камаз. «Да брось ты ее к чертовой бабушке!» — ругался внутренний голос. Ну уж нет, фамильную гитару, мою верную подругу (допустим, не слишком верную — расстраивалась через час после настройки), любимую вещь (иногда желание раздолбить сей пыточный предмет переходило в навязчивую идею), да и просто ценный, красивый (читай: копеечный, ужасный), и старинный (что верно, то верно: думаю, лет пятьдесят точно есть, на ней еще мой дед учился играть) музыкальный (это еще нужно доказать) инструмент бросать я не собираюсь. Мысль, что тогда мы «погибнем вместе» как то не пришла в голову.

Знакомый переулок. Только бы успеть! На секунду остановилась и оглянулась. Парни явно не были настроены на дружескую беседу, о чем не замедлили витиевато сообщить. Но стоило мне повернуться, как они резко притихли, и замерли, словно врезались в невидимую стену. Ой, что-то мне подсказывает («Да я, это, я» — «успокоил» внутренний голос), что испугались они не меня.

В следующую секунду улица огласилась мелодичным визгом, и мы с парнями наперегонки бросились обратно (кстати, теперь впереди были они). Не обращая друг на друга внимания, а про меня вовсе позабыв, бравые ребята вмиг заняли все близлежащие деревья, повиснув сочными грушами. А лысый так вообще где-то в листве затерялся: наружу выглядывала только блестящая макушка, кокетливо сияющая в свете полной луны.

Я оказалась чуть ниже бритого, намертво вцепившись в кленовый ствол. Причина нашего поспешного примирения сейчас удивленно взирала из-за поворота, непонимающе хлопая желтыми глазами.

— Х-хороший песик, — запинаясь, произнесла я. Теперь предстоял выбор: либо милый песик (а песик ли?) размером с молодого теленка, либо обозленный тип, что уже оклемался и зло сверкал из листвы глазами. Вновь глянула на «собачку»: на ее морде отразилось разочарование. По иронии судьбы она подошла к именно к моему дереву и уселась под ним, пристально глядя немигающим взглядом. Собака не показалась мне слишком агрессивной. «Кто ее знает, может песик с голоду ослаб?» — съязвил инстинкт самосохранения. Что ж, бегаю я неплохо, а общество братка над головой не слишком вдохновляло.

— И-иииии! — завопила, отпуская ствол дерева. Блин, че же псинка улеглась прямо подо мной! В последний момент зверь как-то очутился в метре от дерева и я шлепнулась на пыльный газон. Гитара, мстительно ударила меня по плечу и с треском развалилась пополам. Ммм… неприятно… «Хорош ныть, а то не из-за чего будет!» — в ужасе завопил здравый смысл, глядя на приближающегося зверя.

Тут же приняв вертикальное положение положение, я бросилась наутек. Кажется, за сегодняшний вечер пробежала столько, сколько не бегала за всю свою жизнь. Что ж, я предпочла бы и дальше жить спокойно, не устанавливая личных рекордов.

Свернув за угол, тяжело дыша, остановилась. Осторожно выглянула: никого. Может, песик предпочитает острую и жирную пищу? Я-то ведь что: пресная, костлявая. Даже алкоголя почти не пью…

В следующий миг все мои надежды безжалостно втоптали в грязь. Видимо, собачка держит диету, чтобы оставаться в хорошей спортивной форме. Как она здесь оказалась?! Я медленно сползла по забору: бежать больше не было сил. Песик спокойно стоял у меня за спиной, тихо ворча себе что-то под нос.

— Не ешь меня, я костлявая… — жалобно заскулила, пытаясь воззвать к гуманным чувствам собачки.

Зверюга зевнула, продемонстрировав ряд белоснежных зубов и нехилые кинжальчики, маскирующиеся под клыки. Похоже, мой довод был не слишком убедителен.

— О, какие красивые зубки! Какой у вас стоматолог? — попыталась польстить я зверю. Тот насмешливо фыркнул. Мне показалось, что на морде мелькнула ехидная ухмылка.

Встряхнув мохнатой холкой, «собачка» села напротив. Забрезжила надежда, что умный песик уже пообедал. «Кем-то», — мстительно добавил внутренний голос. «Жаль, что не тобой», — огрызнулась я. «Я — это ты», — глубокомысленно изрек этот зараза. «Прекрасно. А теперь — заткнись!», — от души пожелала ему. Мдя, раздвоение личности — опасная штука.

Собака снова ухмыльнулась. Даже обидно — какая-то псина и то надо мной смеется. И тут она завыла. По-волчьи. Никогда не забуду этот жуткий завораживающий звук. Ни разу не сбившись с высокой ноты, плавно перетекая на низкие тона, вой волнами поднимался из глубины алой пасти и возносился к самым небесам. Сомнений не осталось — это не собака.

Этого мои расшатанные нервы выдержать не смогли. Безвольно прислонившись к забору, я погрузилась в мягкую темноту.

Шер дер Винсерт

Сидя в своей комнате, я задумчиво смотрел на отблески света в бокале с темным вином. Последние дни были просто ужасны. Вновь приграничные земли капуцинов требовали понизить заим, в противном случае угрожая прекратить поставку льна и мяса. Не слишком большая угроза, но тогда опять придется выяснять отношения с данечанцами, которые заключили союз с капуцинами. Недавний спор с Калменией вот-вот готов перерасти в настоящую затяжную войну. Тут еще и Посвящение на носу, всего-то восемь недель осталось. А невеста так и не найдена. Мне-то, собственно, эта церемония и даром не нужна, да вот отцу взбрело в голову: мы традиции испокон веков соблюдали, и теперь нарушать не будем. Подавай ему невесту, и все тут! Мать вот уже почитай три года как померла. А по нашим традициям король обязательно должен проходить ритуал Посвящения, когда вступает на трон. Или когда женится. Вторая часть традиции заключалась в том, что король не может править без королевы, человеческой женщины. Оборотни живут раз в десять дольше людей, но при ритуале полагается смешение крови. При этом способности оборотня передаются человеку. Так, во всяком случае, говориться в предании. Ну, мать об этом не знала, и благополучно померла в свои двести двадцать лет, как и положено человеку. Так что, единственная польза от смешения: дети рождаются чистокровными оборотнями. Самому-то папаше, почитай, шесть сотен нынче стукнет. Вот и решил на юбилей традицию поддержать. Естественно, мое мнение тут не учитывалось. Как и мнение моей сестры, которая всеми силами противостояла женитьбе отца. Надо сказать, оборотни не очень-то ладят с людьми и королева — порой единственный человек в государстве.

Глубоко вздохнув, я поднялся. Отец просил, чтобы невесту доставили сегодня к вечеру. Такой важный выбор он доверят только мне. Что ж, пора приниматься за работу. Солнце уже перевалило за полдень, и быстро стремилось к западу. Открыв дверь, чуть нос к носу не столкнулся со своей взбалмошной сестренкой. Хотя Лиарре уже сто три года (по человеческим меркам около двадцати двух лет), она не прочь бывает пошалить или наделать в замке переполоху. И вид у нее соответствующий: рыжие космы стянуты тугим ремешком из кожи зеленого аспида — одной из самых редких и ядовитых змей. Нос чуть вздернут, глаза задорно сверкают желтым огоньком. Да и одевается она не в платья, а в охотничьи костюмы. Вот и сейчас на ней коричневая кожаная куртка, темно-зеленые брюки и тяжелые охотничьи сапоги. За пояс заткнут кинжал — подарок отца, простенький, но хороший. Его невозможно сломать, он не ржавеет и раны, нанесенные им, трудно залечивать. А самое главное — им могут пользоваться только оборотни. Сестра явно собралась в дорогу.

— Ты куда-то собралась? — удивленно спросил я, оглядывая нехилую экипировку сестренки.

— Неужели ты думаешь, что я позволю тебе одному выбирать новую невесту? — взглянула она на меня одним глазом.

— Ты остаешься — и точка, — отрезал я. Нет, конечно, я не против ее общества, но вылазка к людям может быть опасной — оборотней они не жалуют. А уж подобрать человечку поспокойнее — практически невыполнимая задача.

— Да, — в голосе была решительность. — И как же ты мне запретишь, братец?

— Ну, положим, как старший брат, могу посадить тебя под домашний арест, — парировал я, проходя в коридор.

— Что ж, я не против, — Лира весело прищурилась. У меня перед глазами встала картина маслом: я как-то запер сестренку, чтобы она не лезла к гаррам, только что отловленным в Темном лесу. Бедные зверушки не знали куда деться от назойливой девчонки и в панике метались по клетке, хотя до этого чуть не загрызли охотника. Так уже через минуту мне доложили, что гарры лежат, чуть не в обмороке, потому что кто-то навел им морок озерного вампира — летучей мыши, которую гарры до ужаса боятся. «Кто-то» тут же был выпущен из комнаты и отправлен устранять волшбу.

— Ни на шаг от меня не отходишь. И не споришь! — грозно добавил я. Сестренка с энтузиазмом закивала, и мигом скрылась за поворотом, бросив на ходу:

— Венок и Миф уже у порога!

Я только покачал головой: она просчитала меня, как мальчишку! Хотя, это уже не в первый раз. Ой, зря я на это согласился. Теперь все внимание придется сконцентрировать на том, чтобы ничего нигде не взорвалось, не взлетело, и не провалилось под землю. С моей сестренкой и такое возможно.

Гарры, как и обещала Лира, уже ожидали у порога. Миф нетерпеливо рыл землю лапой. Еще маленькими щенками Венок и Миф попали к нам. Собственно, принесла их неугомонная сестричка. Их мать убили люди, и малыши пропали бы. Приручить их не составило труда, и теперь мы с Лирой ездили на братьях-близнецах.

— Как ты всегда долго! — возмущенно воскликнула сестренка, потрепав своего Венка за ухом. Зверь довольно сощурился и тихо заурчал под нос.

— Уж как есть, — отозвался я. — Не вздумай отходить от меня далеко! — я пригрозил ей кулаком, понимая, что все это напрасно.

— Ой, не будь таким занудой! Поехали, уже солнце на западе, не успеем. — Сестренка оглушительно свистнула и Венок сорвался с места.

Поспешно вскочив на Мифа, я пустился догонять сестру. Ой, чует мое сердце, не к добру это!

До Гряды, отделяющей наше королевство от Ставерполья — человеческого государства, мы добрались только к вечеру. Сумерки уже давно овладели землей, а мы все блуждали от деревни к деревне, как два неупокоенных духа, в поисках подходящей кандидатуры на невесту для отца. К моему огромному удивлению, Лира вела себя очень спокойно и слушалась меня. При появлении людей мы быстро прятались в кустах. Если же не успевали, то весело болтая проезжали мимо. Крестьяне бросали на нас неприязненные взгляды, но осиновые колья в ход не пускали. Отличить оборотня от человека достаточно сложно. А гарры, хоть и являются нашим приоритетом, все же используются и другими расами вместо коней и единорогов. Ведь они гораздо удобнее: почти не ощущается походка, да и скачут быстрее. Могут даже летать, но без всадника — слишком тяжелая ноша.

Пора бы нам уже и к дому поворачивать. Было на примете несколько девиц, да все нервные оказались. Одна с перепугу в колодец нырнула вместе с ведром. Ну, думаю ее выудили. Вторую за околицей подловили, ягодки собирала. Так теперь там и лежит в обмороке. Ну а от третьей вообще еле ноги унесли. Брызжа слюной, здоровенная баба, которая почему-то приглянулась Лире, чуть самого важного меня не лишила. Головы, а вы что подумали? Даа, коромысло, оказывается, страшный предмет. Хорошо, что и в человеческой ипостаси у меня реакция отменная. Но баба меткая оказалась — самым кончиком таки задела. Да нет, не коромыслом, она ж нам вслед еще булыжник швырнула.

В общем, с самым «радужным» настроением, мы хмуро поглядывали на последнюю кандидатуру. На мой взгляд эта тощая и бледная девица просто не переживет потрясения. Как ее только ветром-то не сдувает?

— Может, она хоть тихая будет, — неуверенно предположила Лира, поглядывая на шатающуюся чучелу.

— Если вообще будет… — добавил я. — Да ты посмотри, она ж еле на ногах держится!

Не сговариваясь, мы повернули обратно в лес. Последний раз оглянулся на эту бледную немочь: стоит приведение приведением. Кстати, а чего она там делает? Пялиться куда-то в пустоту… А, люди все странные.

— Похоже, придется отложить поиски на завтра, — грустно констатировала сестра.

— Да, попробуем съездить в город. Хотя, тогда придется взять единорогов, чтобы подозрений не вызывать, — согласился я.

— Ты слышал? — неожиданно прервала меня сестра.

— Что? — я остановил Мифа. Лира вглядывалась куда-то в заросли. Просто так она пугать не станет, хоть и отъявленный чертененок. Немного обострил слух, сменив лишь уши. С человеческими ничего не расслышать. Лирке хорошо, у нее Дар есть: может и без смены ипостаси полностью применять способности.

Замер, вслушиваясь в тишину. За кустами на поляне действительно что-то происходило. Шум и шорох слышались отчетливо, но говорили на незнакомом языке. Даже приблизительно не определить, что за наречие. В следующую секунду я чуть не свалился с Мифа: гарры в испуге шарахнулись в сторону. Из кустов вылетела странная девушка. Одета не по нашему, через плечо ящик какой-то болтается. Да и запах непривычный… фиалками пахнет и еще чем-то незнакомым. Нас она будто не видела. Через секунду вновь послышались громкие звуки на незнакомом языке (и это явно не были хвалебные речи). Из кустов с шумом выпрыгнули пятеро человек. Не будь у меня такого хорошего ночного зрения, принял бы их за демонов из клана тарр'ка. Впереди бежал тип совершенно без волос, со странной надписью на руке. Все они были увешаны звенящими металлическими предметами и цепями. Нас для них словно не существовало.

Я оглянулся на бегущую девушку. Нет, какие же человечки глупые! Деревянный ящик непонятного предназначения с силой бил ее по ногам, мешая бежать, а она упорно не хотела с ним расставаться. Мужики с громкими воплями понеслись за ней… Так, кажется, головой я не стукался. Да и солнечного удара не получал. А как тогда объяснить, что безволосый мужик прошел прямо сквозь ольховый ствол. Лира была в не меньшем потрясении, изображая сейчас каменное изваяние: «душевно больной оборотень. Не приближаться». Должно быть, я выглядел не лучше.

«Рррр… возьми себя в руки, кто здесь Шер дер Винсерт, сын короля Армунда Четвертого, лучший боец, маг-оборотень второй категории и просто старший брат?» — от перечисления моих титулов на душе сразу полегчало. Люди убежали не очень далеко.

— Стой здесь, — коротко бросил сестре, спрыгивая с Мифа.

— Что это было? — испуганно спросила она дрожащим голосом.

— Наложение миров.

Ветки хлещут по морде, но я не замечаю: просто необходимо догнать этих людей. В своей второй ипостаси я почувствовал большой прилив сил, лапы сами несли меня, находя место для приземления. Зрение сразу же улучшилось во много раз. Теперь силуэт девушки мелькает где-то впереди. Что ж, посмотрим, что будет дальше.

Обогнав страшных мужиков (не хотелось бы мне оказаться в мире, где водиться ТАКОЕ), я остановился и стал наблюдать. Человечка свернула в мою сторону и выглянула из-за дерева. Наверняка в ее мире здесь же проходит забор или стоит дом, а она смотрит из-за угла. Мужики приближаются и явно не намерены на дружескую беседу. «А ведь она вполне может подойти на роль невесты», — промелькнула шальная мысль. Нужно срочно что-то предпринять. В памяти всплыл отрывок из фолианта с третьего курса. Тогда мы проходили Иные Миры.

Существует такое понятие, как наложение миров. Это самое редкое явление, действующее только при сильных магических возмущениях. Поля энергии смещаются, а концентрация мета-маг резко повышается. При этом существа одного мира становятся видны в другом, параллельном мире. Сами же они продолжают жить в своем мире. Длиться наложение лишь в течение короткого времени. За это время маг при желании может перетащить существо в свое измерение.

Что ж, это шанс. Спокойно выхожу из-за дерева. Лихорадочно вспоминая слова заклинания, приближаюсь к девушке…

Неожиданно иномирянка повернулась в мою сторону. Эй, она что видит меня?! Глаза человечки округлились, истошно завопив, она отпрыгнула и бросилась в обратную сторону. Так, похоже наложения произошло с обеих сторон.

Не успел я опомниться как человечка, да и все мужики, повисли на деревьях, бросая на меня косые взгляды. Нда, не думал, что люди могут так хорошо лазить по деревьям. Это немного усложняет задачу, а ведь наложение может в любой момент вернуться в норму.

Я оценивающе взглянул на человечку. Похоже, она не собирается отцепляться от ствола. Блин, как к родной маме прижалась! Сверху недобро поглядывает безволосый тип. Девушка видимо сообразила, что общество оборотня безопаснее, чем сидеть на дереве с таким чудищем…

Ай! Кто ж так делает-то?! У меня нежный слух! Глупая человечка разжала руки и кулем свалилась под дерево, оглушительно взвизгнув. Деревянный ящик приложил ее по плечу и наконец-то развалился. «Эх, и за что мне такое…», — вздохнул я, отойдя от дерева. Эй, стоять! Куда!

Человечка припустила так, что я даже пасть открыл от удивления. Напоследок ослепительно ухмыльнулся мужикам, отчего до моего чуткого носа донеслось такое благоухание… Думаю, теперь они слезут с деревьев только к утру. И то, не факт.

За время моих философских размышлений, человечка успела отбежать достаточно далеко… Но что такое «далеко» для оборотня? Минута — и я уже поджидаю девушку впереди. Она не заметила меня и остановилась. Успокоившись, прислонилась к дереву, тяжело дыша. Что ж, момент подходящий.

Терпеливо дождался, пока человечка соизволит обратить на меня внимание. Мда, обратила… Что-то проскулив, она уставилась на меня такими глазами… Сейчас расплачусь.

Протяжно зевнув (ну не удержался! Знаю ведь, какая реакция на это у людей), взглянул человечке в глаза. Она снова что-то сказала, но на этот раз восторженным тоном. Это что — комплимент? Я ошарашено уставился на девушку, соображая, что к чему. Ладно, оставим на потом. Наложение может в любую секунду исчезнуть, а папаша ждать не будет.

Собравшись с духом, я начал плести заклятие. Сегодня полнолуние, а я в звериной ипостаси — значит и сила моя возросла в двое. Должно получиться… Надеюсь, я ничего не перепутал, и она придет в наш мир, а не я в их…

Глава 2

Нельзя уйти от своей судьбы, другими словами, нельзя уйти от неизбежных последствий своих собственных действий.

NN
Кира

Ммм… я потянулась до боли в суставах, и сладко зевнула. Хорошо-то как! Давненько так не высыпалась, а если учесть что мне пришлось пережить вчера… «Здравствуй, шизофрения!» — весело отозвался внутренний голос. «Здорово…» — я тупо уставилась на люстру, висевшую прямо надо мной. Собственно, люстры у меня на съемной квартире не было никогда… А уж такой мечты — в страшном сне не привидится. Вся такая из себя, хрустальная, с вычурным цветочным узорчиком — она вот-вот готова была пуститься в свободный полет. По крайне мере, мне так показалось. И как только еще держится? Если сопоставить размеры этого гиганта и тонюсенькую цепочку на которой люстра держалась… В общем, я поспешно отползла на другой край кровати, которая, надо сказать, тоже отличалась немаленькими габаритами… В моей крошечной комнатке такое чудище точно не поместиться. По-моему, она и есть размером с мою комнату… Я быстро завертела головой по сторонам. Помещение, где имела удовольствие в данный момент пребывать, была размером, как минимум с небольшой военный полигон… И стиль какой-то необычный. Резной лакированный столик с оригинальным сложным орнаментом, вроде сплетенных змей; Массивный шкаф высотой в две меня. На двери его — огромное зеркало в рост человека, обрамленное раскрытой пастью змеи. Но что самое подозрительное — стены обиты бархатной, кремового цвета, тканью. Тэк… И кудай-то нас занесло?

Я мечтательно прикрыла глаза: может, меня похитил прекрасный принц (ну, на худой конец, милый щедрый банкир), который давно за мной следил, и теперь решился познакомиться, и сделать предложение. И будем мы жить долго и счастливо… «После того, как ты сделаешь пару пластических операций, займешься шейпингом и немного подлечишься у психиатра» — мстительно добавил внутренний голос.

Блин, весь кайф обломал…

Мое медленно пробуждающееся сознание, наконец, начало более-менее здраво анализировать происходящее… — Ааааа! Громкий вскрик сопроводился жутким грохотом: от переизбытка эмоций я бесславно полетела с кровати. В другое время дала бы себе вволю пожалеть себя любимую, но сейчас действительно перепугалась. Как я здесь оказалась?! Одним прыжком подлетела к двери: кто б сомневался — закрыто. Резко развернулась и замерла, с открытым ртом глядя на себя в зеркало. Меня что, и переодели?! Приторного цвета розовая ночнушка с милым бантиком на груди. Где моя одежда?! Так, Кира, возьми себя в руки, успокойся… Не могу я успокоиться!!! Выпустите меня-аа!!!

Кое-как пересилив нервный срыв, села на кровать. Попробовала поразмышлять логически: последнее, что помню из вчерашнего вечера — заунывный вой то ли волка, то ли собаки. Меня не съели — и то хлеб. Но как оказалась здесь? Не помню. А что имею в данной ситуации? Правильно, запертую комнату. А что есть в комнате? Из примечательного только дверь, шкаф и окно. Кстати, у хозяина квартирки какая-то змеемания — узоры из змей и на двери, и на кровати, и на подоконнике. Вот ведь блин, повезло нарваться на маньяка… Ну да ладно, вернемся к нашим измышлениям. Вариант побега через дверь — отпадает, по той простой причине, что она заперта. Шкаф странный, но через него не сбежишь. Разве что спрячешься. Окно? Я встала и подошла к огромной стеклянной витрине, по какой-то, неизвестной мне причине, названной окном. Что мы видим? Ой, мама дорогая, лучше бы не видели! В принципе, можно пересилить свой страх и спрыгнуть с такой высоты. Можно, но не нужно, ведь неизвестно, как пройдет полет. Мне вообще-то еще пожить охота. Значит, окно тоже отпадает. Но ведь надо же хотя бы местность опознать! Так что, давай, Кира, вперед. Просто подойти и посмотреть…

М-да, если бы все было так просто! В принципе, высоты я не боюсь. Но и принципов обычно не придерживаюсь. Стараясь не глядеть слишком уж вниз, окинула взглядом местность… и обалдела. Это был город. Самый обычный средневековый город. С высоты птичьего полета было трудно досконально разглядеть что-либо, я просто поняла, что это не современный мегаполис. Не знаю, по атмосфере что ли… Отшатнувшись от окна, чуть не упала обратно на него.

— Может, хватит уже мельтешить? — послышался недовольный голос со стороны большого желтого кресла, заваленного подушками.

Медленно обернувшись, я подозрительно огляделась. Кресло все так же молчаливо взирало на меня, не желая что либо пояснять.

— Чего уставилась? — все тот же недовольный голос. — Надо чего — так и скажи.

— Ээээ… — я не нашлась что ответить… — Ууууу… А как вы говорите? — по моему твердому убеждению, чтобы говорить, равно как и есть, нужен как минимум рот и как максимум уши, чтобы слышать, что говоришь. Кресло же ни того, ни другого не имело.

— Не знаю, что ты хотела этим сказать, но могла бы сперва представиться, — подушки на кресле зашевелились. «Все, это уж слишком. Хочу домой!!!», — промелькнула мысль, прежде чем я увидела и рот и очень даже немаленькие уши.

Большой, я бы сказала толстый, черный кот вальяжно растянулся поверх подушек. Видимо, до этого он находился под ними. «Гениально!», — язвительно прошипел внутренний голос, — «И как ты догадалась!». «Тебя забыла спросить», — мысленно буркнула в ответ.

Кот, тем временем, немного подрав обивку кресла, смачно зевнул и спрыгнул на пол. Видимо, мой ошарашенный вид его развеселил, и он сменил гнев на милость.

— Фредерик ин'Харрен, — кот пристально взглянул на меня и шаркнул лапкой.

— Чего? — спросила я, продолжая тупо пялиться на говорящего кота. «Ага, а ключевое слово здесь КОТА» — поддакнул внутренний голос. Собственно, я бы еще допустила существование говорящего кресла (ну, там, технологии современные), но вот к успехам селекции отношусь довольно скептически…

— Так и будешь изображать дурочку? — вежливо поинтересовался Фредерик, прошествовав к кровати, и занял мое место. Хотя, пожалуй, мест хватит еще на десяток Фредериков и для меня останется. — А может и не изображать? — кот многозначно посмотрел на растерянную меня.

— Ага, — ответила по инерции, продолжая мыслительный процесс, который, надо сказать, давался с трудом. Говорящий кот!!! Это… это же невозможно!

— Ясно, — обреченно произнес кот, видимо, окончательно удостоверившись в состоянии моего душевного здоровья. Поудобнее устроившись, он сощурил на меня зеленые глаза. — Тебя, хоть, как зовут-то?

— Кира… — кое-как сумела выдавить ответ. — Где я?

— О, уже прогресс! — обрадовано произнес Фредерик. — Ты садись, а то встала, как тролль на поминках.

Я всем весом упала на кресло, где только что было это говорящее чудо. Мысли в голове носились, как рой взбесившихся ос. Я говорю с котом. Вы только вслушайтесь в это благозвучное сочетание…

— Ты находишься в королевстве Оридон при царствовании короля Армунда Четвертого, — при этом кот как-то смешно коснулся лапой кончика носа, — да будет светел день у его величества, — я не удержалась и хихикнула, за что кот меня пронзил таким взглядом, что сразу сжалась в компактный комочек. — Так вот, мы в главном замке из пяти дворцов его величества, — на слове «одном из» кот сделал ударение, явно гордясь таким количеством жилплощади. А по мне так и одного бы вполне хватило… трехкомнатного, с кухней, ванной и евроремонтом… ой, что-то я замечталась. — Принц Шер дер Винсерт со своей сестрой Мари дер Лиарреной обнаружил тебя во время наложения миров, и спас от преследования…

— А можно еще раз, помедленнее, — вежливо попросила я, понимая, что в глазах кота мне уже падать некуда. Фредерик страдальчески вздохнул.

— Принц ждет вас, — лениво потянувшись, кот спрыгнул с кровати и подошел к двери. — Да, и приведи себя в порядок, хоть на об… — кот почему-то споткнулся на полуслове, — на человека станешь похожа.

Мысль «и как же ты собираешься открывать дверь» опередил тихий щелчок: дверь открылась сама. Махнув пушистым хвостом, кот гордо выплыл из комнаты, и дверь сама собой захлопнулась. Что ж, если здесь водятся говорящие представители фауны, то почему бы и двери не открываться самостоятельно?

Я поднялась с кресла, приняв наиболее устойчивое положение у стены. Было ощущение, будто я смотрю фильм, со стороны наблюдаю за происходящим, но в то же время совершенно ясно осознаю: это не сон. Взглянула на себя в зеркало… А котик прав — если в таком виде покажусь перед их принцем, мне гарантировано, как минимум, пожизненное заключение, за нанесение морального ущерба его высочеству. Бледная, лохматая, и чумазая (помнится, вчера мой день закончился у забора в переулке) в сочетании с розовой ночнушкой, я производила просто убойный эффект, и была идеальным дополнением к интерьеру с мягкими стенами… Так, нужно срочно привести себя в порядок. Надеюсь, мои радушные хозяева позаботились о том, что наденет их гостья?

Распахнув шкаф, я застыла с открытым ртом. Да за кого они меня принимают?! Может, средневековым барышням (а я ведь так и не поняла толком, куда попала) и нравится ходить, обернутыми в тонну шелестящих, блестящих платьев с множеством рюшей и бантиков… да еще и падать при малейшем дуновении ветерка, поскольку пышные юбки очень похожи на паруса, а количество их делает даму весьма неустойчивой. Кроме пары таких платьев и одинокой голодной моли, в шкафу не обнаружилось ничего. Ладно, шутки в сторону: одеть-то что-нибудь надо… Что ж, отпустим фантазию в свободный полет (шепотом: надеюсь, у здешних жителей крепкие нервы…).

Шер дер Винсерт

— Ты уверен, что стоило это делать? — сестра с подозрением поглядывала на мирно спящую человечку. Всю дорогу до замка она была без сознания, так что пока трудностей не возникло. Я поморщился, представив, какой крик она поднимет утром. Почему-то все человечки до ужаса любят устраивать демонстративные сцены с охами и ахами, под конец, к облегчению окружающих, падая в обморок.

— А отцу ты уже сказала? — я равнодушно перебирал бахрому на подушке, сплетая ее в сложный узор.

— Нет еще, — Лира хихикнула, — сюрприз будет! Сказала, что мы никого не нашли.

— Ага. Вот только ей, — я кивнул на безмятежно дремлющую девушку, — пока лучше не говорить, для чего она здесь. Только какую бы историю поправдоподобнее придумать?

— Да чего тут думать-то? — сестренка удивленно пожала плечами, — Скажем, что спасли ее от преследования, и что пока она может побыть у нас. Ведь все равно в свой мир ей не попасть.

— Никогда не сомневался в твоей сообразительности, — похвалил Лиру, шутливо взъерошив ей волосы. Она со смехом отстранилась.

— Сам-то хорош! Кто, как не мой гениальный братец смог бы отыскать иномирянку, да еще перетащить ее в наш мир!

— Ладно, пойдем отсюда, — я поднялся с кресла, бросив на человечку оценивающий взгляд, — Завтра разберемся что к чему.

— Постой, — Лира склонилась над человечкой, и провела рукой над лицом, прошептав какое-то заклинание. А сестренка действительно умница: я-то и не подумал применить Обучение Слову, а ведь иномирянка должна будет как-то с нами общаться и понимать язык.

Мы вышли в коридор, тихонько прикрыв дверь. Сейчас было еще темно, хотя дело близилось к утру. Жители замка только недавно успокоились, заснув до рассвета. Обычно в полнолуние так и бывает — бессонница, будь она неладна!

— Надо бы к ней еще кого приставить, на всякий случай… — задумчиво произнесла Лира. — Не думаю, что кто-то из наших захочет присматривать за человеком.

— Я знаю, кто не сможет отказаться от такой чести, — мы с сестрой радостно переглянулись.

— Если ты думаешь о том же… — сестренка злорадно ухмыльнулась, и мы одновременно рванули вниз по коридору.

Быстро сбежав по винтовой лестнице, мы остановились перед тяжелой дубовой дверью. В коридоре повисла звенящая тишина. Глубоко вздохнув, я толкнул дверь. Противно скрипнув, она медленно распахнулась. Яркий свет зажженных ламп ослепил, но мы были готовы к этому, и предварительно зажмурились.

Тихонько приоткрыв один глаз, я шагнул на кухню. Сестра осталась ждать снаружи.

— Фредерик, — осторожно позвал я, — Ты не спишь? — и замолк в ожидании ответа.

— Спал, пока некоторые особо тактичные оборотни не завалились ко мне, не начали хлопать дверями и орать, — послышался недовольный голос из-за старого охотничьего кресла в дальнем конце кухни. Я облегченно вздохнул: кот всегда ворчал по поводу и без повода, и обычно это было показателем хорошего настроения… Но это только «обычно».

— Что?! — Фредерик аж подпрыгнул от возмущения, взъерошив шерсть, и став похожим на большой пушистый шарик, отчего — еще смешнее. Предложение присмотреть за человечкой он воспринял достаточно бурно. — Может, тебе еще и спинку почесать?! — кот возмущенно фыркнул.

— Я знал, что на тебя можно положиться! — радостно ответил я.

— Я протестую! — завопил кот еще громче. — То, что я слабое беззащитное животное, не имеющее второй ипостаси, еще не дает тебе права меня эксплуатировать!

— А маленькое беззащитное животное помнит, как нанесло оскорбление Миллене рен Милович из соседнего королевства, совершенно «случайно» забыв в салатнице мышку? — заискивающе сказал я, глядя на притихшее «бедное животное». — И как после этого чуть не раздулся большой дипломатический скандал, а мне пришлось выгораживать виновника, возместив моральный ущерб даме, с немалой утратой для казны.

— Где твоя человечка? — кот понуро опустил голову и заметно притих. Да, надо признать, эта эльфийка Миллена достала весь двор своими капризами, а во время своего визита хорошо потрепала нервы и нам. Но от вины кота это не освобождает: мог бы и не опускаться до такой мелкой мести. Подумаешь, назвала она его блохастым котярой. Она ж не знала, что кот говорящий, да еще и с весьма богатым словарным запасом. В общем, слово за слово: Милена почти перешла в ультразвук, вопя что это «существо» оскорбило ее драгоценную королевскую персону, обозвав «травоядным млекопитающим», то бишь коровой. Хотя лично я не вижу в этом милом животном ничего плохого.

— Вот это другой разговор! — обрадовался я, — Пойдем, познакомишься со своей новой подопечной.

Я услышал, как кот спрыгнул с кресла, проворчав что-то типа «в гробу я видел эту вашу подопечную», но вслух ничего не сказал. За дверью нас встретил вопросительный взгляд Лиры.

— Все нормально, Фредерик был так любезен, что с удовольствием согласился помочь нам, — с издевкой поглядывая на кота, сообщил я.

— Тогда я пойду, вы уж тут сами разберетесь, — зевая во весь рот, сказала Лира, и отправилась в свою комнату.

Я довел Фредерика до комнаты человечки, и кратко пояснив ситуацию, оставил кота наедине с подопечной, на всякий случай заблокировав дверь. Кот-то выйти сможет, не зря же он имеет уровень по телекинезу, а человечка точно никуда не денется.

Покончив, наконец, с делами, я дотащился до своей комнаты и без сил упал на кровать. Что-что, а отдых я заслужил по праву.

Кира

«Что ж, думаю, это подойдет», — я довольно разглядывала себя в зеркало. Фантазия полетала и вернулась, так что обошлось без жертв. Ну а то, что занавески попортила… так оно даже лучше — коротко, стильно, а главное светло. Платье, на мой взгляд, я состряпала вполне приличное. Обкромсав рюши и бантики (ножницы, больше напоминающие кузнецкие клещи, нашлись в этом же шкафу), а так же устранив лишние слои «обертки» из подола, я получила вполне приличный сарафанчик. Затем отрезала от зеленой занавески широкую полосу, подогнула неровные края и повязала на талии. «Ага, только хрустальных башмачков не хватает», — откликнулся вредный внутренний голос. Уж лучше бы он молчал. Я взглянула на свои ноги. М-да, босой как-то ходить не хочется. Вернувшись к шкафу, тщательно обыскала его еще раз.

Туфли, конечно, нашлись. Ура. Блин, что, больше не могли придумать менее жестоких способов пыток? Туфли действительно оказались хрустальные. Нет, против предметов декора я ничего не имею, но предпочитаю любоваться на них, а не применять в быту. Скептически оглядев сей пыточный предмет, я задумалась.

На глаза мне попались все те же несчастные занавески. А что, интересная мысль…

Какая же я умница! Теперь туфли вполне можно применять, без опасений что применять больше будет нечего. И не на что. Мягкая ткань, обернутая на ногах, вполне возмещала таковую в туфлях. И все же…

Уже через два шага я испытала все прелести жизни. Тихо ругаясь, кое-как доковыляла до кровати, искренне сочувствуя бедной золушке. Издеваются надо мной что ли?! Если нет, искренне сочувствую и здешним дамам.

Едва слышно скрипнув, открылась дверь. Теперь я настороженно глядела на неожиданного посетителя: это был парень лет двадцати пяти, с темными, отливающими медью, волосами до плеч, правильными чертами лица и самое поразительное — с желтыми глазами. Фиолетовый пиджак в стиле «а ля семнадцатый век» смотрелся вполне стильно даже на мой придирчивый взгляд.

Пока я с интересом разглядывала незнакомый субъект, он с ужасом воззрился на занавески. Точнее то, что от них осталось…

— Что… это?… — указал «субъект» дрожащим пальцем в сторону окна, отчего ко мне закрались нехорошие подозрения. Очень нехорошие.

— Это? Занавески, — пожала я плечами. — Может, стоит хотя бы представиться, а то мало ли что…

— Что? — субъект косо взглянул на меня, заподозрив неладное.

— Ну как же, ворвался к незнакомой девушке в спальню… А вдруг я была бы неодета? — я состроила невинные глазки. Парень непонимающе моргнул и прошипел:

— Две тысячи лет…

— Что? Да как вы смеете! — состроила обиженное личико, — Мне, между прочим, всего двадцать три. Неужели я так старо выгляжу?

— Этим шторам две тысячи лет… — продолжал причитать подозрительный субъект. — Они были подарены во время визита королевы Агнессы…

— Тем более, незачем хранить такое старье. — «Субъект» уставился на меня, как на приведение. — И вообще, ремонт полагается делать хотя бы раз в пять лет, — с умным видом произнесла я, еле сдерживаясь от смеха. — Кстати, раз уж зашел, не мог бы ты отыскать для девушки какую-нибудь обувь? Ну там, тапочки, например…

Парень обалдело уставился на меня. Похоже, опять ляпнула что-то не то.

— О, вижу, вы уже познакомились? — в дверь тихо просочился кот, с довольной ухмылкой на морде. — Что ж, пойдемте?

— Конечно, только я попросила у молодого человека тапочки, а он почему-то до сих пор изображает… глупого человека, — чуть не ляпнула очередную глупость.

«Поздравляю!», — торжественно произнес внутренний голос, — «Ты так легко находишь друзей!». «И все благодаря твоим мудрым советам», — парировала я. Кота как-то странно передернуло. Он уставился на меня, словно на дух отца Гамлета. Кинув быстрый взгляд на парня, который все еще пребывал тихом апофигее, кот вернулся к моей скромной персоне.

— Принц… — тихо сказал Фредерик.

— Да-да, знаю, что его уважаемое высокое величество уже заждалось, но не могу же я идти без обуви, — перебила я кота. Мне уже начинала надоедать немая сцена.

— Принц Шер дер Винсерт вас не ждет, — я вопросительно взглянула на кота, заподозрив подвох. — Он уже здесь.

Слова Фредерика прозвучали где-то далеко. Теперь уже я глядела на спокойное лицо принца, осознавая что же только то произошло. Я попросила принца принести мне тапочки… «Вот так живешь-живешь, и не знаешь, на что способна» — грустно констатировала совесть, на всякий случай зарывшись поглубже…

Глава 3

Если что-то не работает, стукните это хорошенько,

Если оно сломалось — ничего, все равно нужно было выбрасывать

NN
Кира

Принц проводил меня в кабинет и выдал нормальные тапочки. Сейчас я старательно изображала паиньку, встав по струночке. По моему предвзятому мнению все королевские особы очень ранимые личности с тонкой психикой (в особенности принцы и принцессы). «А ты случаем, не королевских кровей?» — задумчиво произнес внутренний голос. Н-да, возможно… скорее наоборот. С моим-то характером довести кого-то до нервного срыва — раз плюнуть… «А вот этого делать не стоит», — наставительно произнесла совесть, — «Хватит с тебя и тапочек». В числе всего прочего, мне казалось неприличным пристально разглядывать королевское дите, и я усердно сверлила взглядом дырку в полу. «Да что ж тебя все на экстрим тянет! — не унималась совесть, — Кто потом за испорченный паркет расплачиваться будет, а?». «Так, либо ты сейчас замолкаешь в тряпочку, либо…» — я многозначительно взглянула на светлые воздушные занавески, которые могли бы послужить идеальным дополнением к моему наряду. «Молчу, молчу», — торопливо ответила совесть. — «Только, хочу заметить…». «Занавески!» — мстительно добавила я и совесть затихла.

Во время этого небольшого внутреннего диалога я не заметила, что принц пристально разглядывает меня, слегка наклонив голову набок, словно удивленный пес. Похоже, все размышления крупным шрифтом проступили у меня на лбу. Что ж, боюсь они могут повергнуть его высочество в шок… Кстати, раз здесь есть принцы и короли, логично было бы предположить что я где-то в Западной Европе. Насколько позволяли мои скудные географические познания, припомнила, что принцы, как вид, сохранились где-то в районе Великобритании. Хотя, королей, опять же, там не припомню…Кстати, а ведь здесь все говорят по-русски. «Ага, даже коты», — промелькнула мысль. Блин, черт знает что!

Так как начинать разговор первой мне не улыбалось, а принц предпочитал задумчиво-умиротворенное состояние, я воспользовалась моментом и внимательно изучала обстановку комнаты. Стены так же обиты мягкой тканью бледно-красного цвета. В углу — большой шкаф со стеклянными дверцами. За ними виднелись многочисленные полки с книгами. Названий я не разглядела, вместо этого были какие-то странные закорючки и иероглифы. «Уж не преувеличивай, — отозвался внутренний голос, — ты на лекциях и не такое писала». Я вздохнула. Что правда, то правда. Мне бы впору работать шифровальщиком в разведке…

На полках же имелись и какие-то вещицы в виде сувенирных стеклянных шариков, платиновых статуэток и прочей ерунды. У средних размеров окна стоял рабочий письменный стол, на котором были чернильница, черное перо с серебреным очином и стопка бумаги. За этим самым столом и восседал вышеозначенный принц.

Неожиданно за спиной хлопнула дверь.

— Всем привет! — послышался бодрый голос. Обернувшись, увидела девушку примерно моих лет, симпатичную, с огненно-рыжей копной волос. Собственно, чувствовалось, что и характер у нее соответствующий. «Совсем не похожа на брата» — вдруг подумала я и замерла. С чего я вообще взяла, что это ее брат?

— Вы уже познакомились? — девушка улыбнулась мне, и, прошествовав к столу, бесцеремонно отодвинула стопку бумаги и уселась на край.

— Можно сказать и так, — хмыкнуло его «высочество».

— Что ж, меня зовут Лира, — девушка мне весело подмигнула.

— Кира, — окончательно запуталась я, не зная, как себя вести. Популярный русский вопрос: кто виноват, и что делать. Причем ответа я не знала ни на первый, ни на второй.

— А чего ты стоишь? — Лира удивленно взглянула на меня, — Или мой меркантильный братец забыл предложить девушке присесть? — Что? И в самом деле брат? Так, мама, где тут у нас валидол…

— Меркантильный братец пытался сообразить, что же это за девушка, — усмехнулся Винсерт, — и можно ли доверить ей стул из красного дерева, весьма недешевый.

— А что? — удивилась Лира, — Кроме наряда я не вижу ничего странного в ней…

— Ага. «Наряд» сделан из старинных занавесок, подаренных трольим королем. А так, ничего необычного.

Девушка, по-видимому, совсем растерялась. Я же обиженно сопя, плюхнулась на тот самый стул без разрешения. Хотя, ведь Лира предложила мне сесть… Нет, вы только подумаете — стул он боится мне доверить! Что, весь мир на этих занавесках сошелся?… Ай!!! Уууу… больно же! От переизбытка эмоций, я слишком сильно упала на стул. А для такой контратаки он явно неприспособлен… был. Смачно хрустнув, ножка подломилась, и мы со стулом в обнимку приземлились на пол.

Поднявшись, я поймала на себе два взгляда: смеющийся и возмущенный. Лиру потеря раритетного стула явно не огорчила. А что, пожалуй мы с ней подружимся…

— Те самые, с «Облаком»? — переспросила Лира, украдкой глянув на останки стула. Получив утвердительный кивок, присвистнула.

— А… что за «Облако»? — спросила я. В присутствии Лиры обстановка немного разрядилась и я осмелела.

— Защитное заклинание, сохраняющее любую вещь от посягательств и пагубного действия времени. Если кто-то или что-то хочет испортить вещь… — Лира многозначительно взглянула на меня, — Она, то есть вещь, окутывается слоем защитных энергетических нитей, напоминающих облако, и такую вещь невозможно как-либо повредить. На занавесках была такая же защита, поскольку материал их — наиболее редкая разновидность сафона-бархата.

Однако. Что же получается, висели себе шторочки, висели, никого не трогали, и тут я… И никакие «Облака» мне не помеха. Ха-ха. Очень смешно. Или «Облака» — это новый, неизвестный мне вид техники?

— А почему же я так легко справилась с этой защитой? И вообще, где я нахожусь?

— Ууу… — Лира быстро спрыгнула со стола, — Я, пожалуй, вас оставлю. Разговор предстоит непростой.

Я хмуро глянула на принца, он — на сестру. Х-хе, что, бросила тебя сестренка на произвол судьбы в моем лице? Ничего, потерпишь, мне твое общество тоже не шибко приятно.

— Значит, тебя зовут Кира? — парень снова глянул на меня.

«Как точно подмечено!» — чуть было не ляпнула я, но вовремя спохватилась.

— Да. А как вас называть?

Принц немного удивленно взглянул на меня, и снова перевел взгляд на окно.

— Можно просто Винсерт. — Думаю, у тебя много вопросов ко мне? — получив утвердительный кивок, Вин (а что, коротко и оригинально, язык ломать не надо) продолжил, — Вчера мы с сестрой прогуливались у Гряды и столкнулись с очень редким явлением — наложением миров. Думаю, ты слышала о подобном в своем измерении.

Так, а вот с этого места поподробнее. Где я это слышала?

— Простите, чего… наложение?

— Миров, — немного удивленно повторил Вин.

Уффф… дыши глубже, Кира… Ну я попала! В смысле, попался какой-нибудь принц, помешанный на эзотерике. Ладно, не будем делать преждевременных выводов…

— Странно… — тихо проговорил Вин. — Ты удивлена?

— О нет, нет, что вы! — поспешила заверить я.

За окном промелькнула тень. «Как-то великовато для вороны», — запоздало подумала я, глядя в безоблачное небо. «Птичка», размером с маленький автобус (может, раза в два побольше), снова промелькнула за окном, заслонив на миг солнце.

— Э… это что? — забыв обо всех своих опасениях, я ткнула пальцем в сторону предположительного нахождения окна, вопросительно глядя на Вина.

— Что? — мой вопрос, казалось, до глубины души поразил принца, — Как — «что»? Дракон. — произнесено это было таким тоном, словно я спросила «что за страшный зверь сидит у столба», глядя на декоративную собачку.

— О, конечно, — мой голос был на удивление спокоен, и скрывал нахлынувшую волну чувств, то бишь начинающуюся истерику. — Дракон. Кто же еще? Я люблю драконов.

Лучше бы я молчала! Принц одарил меня таким взглядом… врачи так смотрят на своих пациентов в ветлечебнице. Вроде бы и жалко, и возиться не хочется.

— Я понимаю, тебе сложно осознать то, что случилось. Наложение миров случается крайне редко и…

За окном снова показался дракончик. Присев на соседнюю башенку, он с интересом огляделся по сторонам. Зеленая чешуя казалась острыми гранями алмаза, узкие полоски золота на крыльях переливались оттенками пурпурного цвета, а янтарные глаза ехидно сощурились, оглядывая окрестности. Чешуйчатая змеиная голова повернулась в мою сторону. На секунду мы встретились взглядами… Так, мне показалось, или эта реликтовая рептилия подмигнула?

— А… здесь случайно нет… ну, там, например… магии? — «Вспоминай обо мне хорошо…», — послышался голос здравого смысла. Реакция принца была соответствующей: сильное удивление смешалось с недоверием. Все, мне крышка…

— Конечно есть, — упс… видимо, не совсем соответствующей. Я сошла с ума… какая досада.

— Все ясно… — тихо проговорил принц, и вслух добавил, — ты, вероятнее всего, из мира Эльвуа — мира без магии, — я прислушалась. Что ж, и то радует — не одна я такая.

… Спустя десять минут я поняла, что точно не одна. Еще через десять — что все же вопрос этот спорный: кто из нас болен? А еще через десять утвердилась в мысли, что это массовый психоз.

Да, рассказывал он конечно складно. Собственно, чтобы окончательно не съехать мне пришлось принять его правду. А это, поверьте, было ой как нелегко. Если говорить вкратце, вот что я узнала: пятого числа по селону (где-то середина июня) произошло наложение миров. Как я поняла, это когда два мира просачиваются один в другой (очень упрощенное понимание, но никаких магических единиц мое истощенное сознание принимать категорически не хотело). А ведь я всегда была везучей… Приехала, блин. Да, что и говорить, повезло мне крайне необыкновенно: шанс оказаться в другом мире во время наложения — один к миллиарду. И в этот раз ее величество Судьба не замедлила подсунуть мне эксклюзивный VIP-пропуск в иной мир. Но и этого мало: мои гостеприимные хозяева — оборотни! Хорошо, что меня предупредили об этом заранее, и есть, по-видимому, пока не собираются… В мире, где я нахожусь, есть представьте себе, и эльфы, и тролли, и гномы, и оборотни, а так же многие другие представители нелюдей. Но, к моему огромному облегчению, и люди имеются. Я так и не поняла, что за конфликт у оборотней и драконов с людьми, но что-то вроде «я их всех люблю, а они меня нет, и за это я их всех ненавижу». Мне милостиво позволено пожить в замке, пока я не найду способ вернуться в свой мир. Правда, как я поняла, содействовать мне в этом славном начинании никто не собирается. Мне будет предоставлено все необходимое, разрешено ходить по замку везде, кроме западного крыла, выходить на улицу не дальше ворот… короче, я почувствовала себя арестанткой Бастилии. Напрямую мне этого не говорили, но если читать между строк… Он явно что-то не договаривает. Вижу по глазам. Всегда хорошо чувствовала людей, даже слишком, отчего многие меня недолюбливали. А может и боялись. Еще бы, кому приятно, когда тебя видят насквозь. И не соврать, и не отговориться… Ну да ладно, сейчас, возможно, мне просто кажется.

Подробно расспросив меня о моей жизни, Вин глубокомысленно хмыкнул. «А ведь и не скажет, до чего додумался», — с обидой подумала я. Вежливо попрощавшись, я тихонько выскользнула за дверь. Уффф… ну и дела! В голове не укладываеться — как это может быть правдой? А ведь мы с детства приучены, что колдуны — только в сказках, принцы — давно и неправда (а если совсем честно, то они вымерли, а теперь все мужики… ну, сами знаете), ведьмы сожжены на кострах, а драконы и эльфы обитают за высокими заборами в весьма комфортных условиях с мягкими стенами. И вот я — среди них… В смысле, не в больнице, среди настоящих нелюдей, живых и вполне здравомыслящих.

— Что собираешься делать? — послышался печально знакомый голос.

— Если меня не загрызет волк, не утащит дракон и не покусает вампир, пожалуй, разведаю обстановку, — задумчиво произнесла я. — Пока, — попрощалась с котом, и побыстрее поспешила отойти подальше. Как-то не хочется выслушивать всякие нравоучения, а что-то мне подсказывает, что кот на них сверх всякой меры горазд. Не оборачиваясь, дошла до ближайшего поворота. Посмотрела назад: никого. Что ж, можно спокойно побродить, привести мысли в порядок.

Мне было очень неуютно в непривычной обстановке средневекового замка. Слишком большие коридоры, роскошная мебель кажется настолько хрупкой, что и прикасаться страшно, не расплатишься потом. Зря я, наверное, кота с собой не взяла. Ну ничего, зато хоть в тишине похожу…

— Так и собираешься ходить в этом… — недовольная физиономия кота непонятно откуда появилась передо мной, весьма красноречиво показывая, какое отношение имеет к моему клевому прикиду.

— Хочешь, тебе подарю? — поинтересовалась я, быстро обходя Фредерика. Так, где-то здесь была моя комната…

— Благодарю. Если ты не знала, коты одежды не носят, — гордо ответил кот. Тоже мне, нашел чем гордиться! Хотя, если больше нечем…

— Что, так и ходят… голые? — сочувственно спросила я, прибавляя шаг. Впрочем, кот и не думал отставать. Обиженно фыркнув, он произнес:

— Вечером ты приглашена на ужин. Семейный! — предупредительно добавил кот, заметив мой заинтересованный взгляд.

— Что ж, Фредди, ты меня убедил, — вздохнула я. — Фреденька, что с тобой? — Кот застыл посередь коридора, глядя на меня круглыми глазами.

— Как… ты… меня назвала?

— А что, со слухом плохо? — пожалела я кота.

Кот продолжал обалдело на мня пялиться. Что ж они тут все нервные какие! Любая мелочь выводит из строя.

— Э… ну, я пойду? — осторожно спросила я, ожидая реакции, — Фредди.

Но далеко отойти я не успела. Кот неожиданно успокоился, и присоединился ко мне.

— Ну так что ты можешь мне предложить? — спросила я, взглянув на кота, — Я имею в виду одежду.

— Думаю, у Лиры может найтись подходящий наряд… — кот хитро сощурился. Ой, что-то не нравиться мне это! Коты — существа злопамятные, а данный представитель так вовсе не применет подстроить мелкую пакость. Похоже, теперь мне скучать не придется…

Шер дер Винсерт

Я нерешительно остановился у двери. Кот только что сообщил мне, что человечка очнулась и ведет себя довольно странно. Выяснил он только ее имя, тоже весьма странное — Кира. Интересно, что оно означает? Фредерик сейчас позорно смылся, сославшись на то, что предупредит Лиру, чтобы она зашла в кабинет.

Я осторожно приоткрыл дверь, и тихо выпал в осадок. Что она натворила?! Даже не глянув на девушку, я уставился на старинные занавески, подаренные моему отцу. Но… как это возможно? Она что, маг высшей категории?! И вообще… это… это же… Они висели здесь две тысячи лет!

— Может, стоит хотя бы представиться, а то мало ли что… — неожиданно заискивающим тоном произнесла девушка.

— Что? — я заподозрил неладное.

— Ну как же, ворвался к незнакомой девушке в спальню… — нет, она что издевается?

Похоже, поговорить она умеет… Что?! Еще и тапочки ей принести?! Я удивленно уставился на человечку, и только теперь заметил, на что пошли занавески… Это ж надо додуматься! Или это в их мире принято так одеваться? И почему она не одела платье, ведь оставили лучшее, что нашлось. Да любая человеческая женщина была бы просто счастлива такому подарку! Вообще, странная она какая… даже внешность и то необычная. Светлые длинные волосы, сейчас правда превратившиеся в большой колтун; голубые глаза и очень пронзительный взгляд — редко такой бывает у людей (чаще мутный пьяный, либо восторженный и тупой); черты лица правильные, но все же непривычные… Тут я заметил еще одну немаловажную деталь. Зачем она надела на ноги старые хрустальные супницы?! Может, она просто немного того… Я еще раз внимательно взглянул ей в глаза. Признаков безумия не обнаружилось, и я немного успокоился. Теперь понятно, зачем она просила принести тапочки…

— О, вижу, вы уже познакомились! — кот как всегда незаметно просочился в комнату. Девушка оживилась:

— Я попросила у молодого человека тапочки… — невинным тоном запела человечка, глядя на кота. Ууу… все, теперь Фредерик от нее просто так не отстанет. Как я и ожидал, кота слегка передернуло. Что ж, пожалуй пора действительно познакомиться…

Доведя девушку до моего кабинета, кот снова смылся, оставив меня наедине с человечкой. Что ж, дождемся сестренку. Выдав человечке нормальные туфли (ну не ходить же ей босиком), я сел за свой стол.

В кабинете девушка заинтересованно завертела головой по сторонам. Мне показалось, что она о чем — то задумалась, и я не стал вмешиваться в мыслительный процесс.

— Всем привет! — Лира влетела в комнату, и без разрешения уселась на моем столе. Я только вздохнул — спорить с ней бесполезно.

— Вы уже познакомились? — ага, я просто в восторге от знакомства. Что? Почему я не предложил ей присесть? Боюсь, это может закончиться трагично…

А человечка похоже обиделась. Стоять! Нет, ну кто ж так садится на стул? Я обреченно смотрел на девушку, которая сейчас обиженно сопела и потирала ушибленный бок. А стул-то не вернуть…

Лира же ничуть не огорчилась, и разъясняла человечке суть защитного заклинания «Облако».

— Я, пожалуй, вас оставлю, — Лирка, предательница, бросила меня наедине с Кирой. Ладно, еще припомню. Уточнив у девушки имя (интересно, что оно означает? никак не запоминается…), я услышал в ответ:

— Да. А как вас называть?

Что? Я точно не ослышался? Люди никогда не разговаривают с оборотнями уважительно. Хотя, эта ведь из другого мира…

Так, а ведь ситуация сложнее чем я думал. Она не знает о других мирах, о магии и даже о драконах. Может быть только один вариант — она из мира Эльвуа. Но как такое возможно? Ведь в том мире, единственном из всех, нет магии, и наложение произойти там не могло! Ох, зря я затеял такую игру. Боюсь, теперь спокойно спать не получиться.

Коротко обрисовав девушке ситуацию, я расспросил ее о том мире. Многого не понял, но ясно стало одно — вернуться туда практически нереально.

Девушка попрощалась и вышла из кабинета. Что ж, пожалуй, пора рассказать обо всем отцу. Сделали, блин, подарочек…

Глава 4

Иногда кажется, что мировой пожар может потушить лишь всемирный потоп.

NN
Кира

Вот уже как полчаса мы с Лирой и Фредом занимались самым что ни на есть ответственным делом: то есть подбирали мне подходящий наряд. Мою старую одежду, как выяснилось, безжалостно уничтожили, так как она, по их мнению, была слишком грязной и изодранной. Ну конечно, стоит ли говорить, как я на это отреагировала. Что, постирать нельзя было?! Самое интересное, они даже не спросили, нужны ли мне любимые джинсы. Теперь я добросовестно отыгрывалась на их нервах, примеряя все подряд и тут же отметая предложенные варианты. Нет, эти наряды были весьма приличными: в основном брюки и охотничьи костюмы, от которых я пришла в восторг. Просто хотелось немного повредничать, в конце концов я сюда не просилась. В ответ на мой вопрос (точнее, два): а) что за платье фирмы «Мечта извращенца» они мне выдали взамен удобной одежды; и б) почему взамен кроссовок дали хрустальные башмачки. Лира смущенно призналась, что такие платья обожают человечьи женщины, и они решили, что я отношусь к этому же числу любительниц экстрима. А башмачки вовсе не туфельки, а хрустальные супницы (тут уже смутилась я). Логично, что за этим последовал вопрос, откуда хрустальные супницы взялись в шкафу. На это Лира ответить затруднилась, и тема была закрыта.

Примеряя очередной наряд, я мельком глянула на кота и девушку. Оба с мрачными физиономиями поглядывали на меня, видно размышляя как бы по-тихому отделаться от моего общества. Причем первый был недоволен провалившейся операцией «Феерическая гадость». Он-то думал, что я, как все «человечки», ни за что не надену «мужское платье». Пришлось его разочаровать — моей радости не было предела. Лира же, похоже, просто не могла понять, как можно перемерить столько одежды за столь короткое время и при этом умудриться испортить всем настроение.

Что ж, пожалуй, пора пожалеть несчастных. Состроив счастливое лицо (собственно, это было нетрудно), я рассыпалась в благодарностях и выбрала первый примеренный костюм. Эта парочка обалдело уставилась на меня. До них только что дошло, что все это время я развлекалась.

— У меня нет слов, — только и смогла произнести Лира.

— Бывает, — я присела рядом с ней на кровать. — Фредди, ты не обижаешься?

— С этого дня покоя мне не видать, как своих ушей, — притворно вздохнул кот и добавил, — но ты больно-то не обольщайся!

Мы с Лирой засмеялись, кот не выдержал и присоединился к нам. Кстати, вы когда-нибудь слышали, как кот смеётся? Я тоже нет (мне показалось, или кто-то сказал да?) до этого дня. Его смех походил на мяукающее мурлыканье, отчего смеяться хотелось еще больше.

Вдоволь нахохотавшись, мы разом замолкли. Когда тишина дошла до звона в ушах, я произнесла, задумчиво глядя на Лиру:

— А ты совсем не похожа на брата.

— Его мать — человеческая женщина, а моя — настоящий оборотень, — Лира посмотрела мне в глаза, — но ты не обращай внимания, это он только кажется таким занудой.

— Слушай, а ты не знаешь способа перехода из одного мира в другой, — с надеждой спросила я.

Ответил кот. И его ответ прозвучал как приговор:

— Это практически невозможно. Я слышал ваш разговор с принцем. В твоём мире нет магии.

У меня помутнело в глазах. Это невозможно!

— Что… Ни одного шанса?

Кот с Лирой грустно переглянулись. Что ж, если я сдружусь с депрессией, нас будет не разлить водой. Пользы от этого мало, разве что окружающие отдохнут от моих выходок. Лучше взять себя в руки («Пока кто-нибудь не взял в зубы,» — добавил вредный внутренний голос) и выработать план действий. А для этого нужна как минимум информация, как максимум связи, с помощью которых можно будет осуществить задуманное. Где я могу получить информацию? Везде. Какой точный ответ! Ну, положим, для начала нужно погулять по городу. Можно заглянуть в библиотеку, если таковая имеется. Что ж, начальная цель намечена, а дальше — дело техники. Вот только сегодня что-то не хочется никуда идти…

— Когда там у нас ужин намечен? — совершенно спокойным голосом спросила я.

— Где-то через два часа, — Лира недоверчиво взглянула на меня. — А что ты собираешься делать?

А что, может стоит рассказать…

Лира и кот внимательно выслушали мой план действий. «Было бы что слушать!» — съехидничал внутренний голос. «А ну брысь отсюда!» — в ответ огрызнулась я.

— Давно хотела прогуляться по городу…, - задумчиво произнесла Лира.

— А у меня вообще там важные дела, — сказал кот, — встретил недавно одну симпатичную кошечку…

Я с благодарностью взглянула на них. Одна проблема решена, а значит можно немного расслабиться…

— Говорите, до ужина еще два часа? Думаю, нам найдется чем заняться… — я была уверена, что в замке есть немало увлекательных мест.

Лира вскочила и сняла со стены лук. А что, идея неплохая. Всегда хотела попробовать пострелять…

Огромный зал, что-то вроде спортивного поля, пришелся мне весьма по вкусу. Свод потолка образовывал полукруглый купол. Мозаика на стенах складывалась в настоящие картины: сцены борьбы, бой на мечах, стрельба из лука, охота. Пол из каменных плит покорил с первого взгляда: идеально ровные квадраты с геометрическим орнаментом идеально вписывались в общую обстановку. Ноги по нему не разъезжались, и устойчивое положение меня весьма порадовало. Освещение здесь, правда, не ахти, но поражало воображение: количество зажженных факелов привело бы в ужас любого пожарника. Радовало только то, что гореть здесь нечему… кроме деревянного постамента, на котором все это освещение находилось. М-да, архитектор явно отличался хорошим чувством юмора.

— Пойдем, — Лира вернула мне лук, и потянула за собой к дальнему концу зала, где и находился помост. Ну конечно, кто б сомневался!

Деревянные мишени оказались весьма громоздкими. Со смехом я подумала, что не попадет в них только пятилетний ребенок…

… Я что-то говорила про ребенка? Забудьте! Беру свои слова обратно трижды.

— Ау-уууу… — завыла на весь зал, прыгая на одной ноге. О, я попала, еще как! Только не совсем тем, и не совсем туда, — уууу… ешкин кот!

— Попрошу не переходить на личности, — послышался голос Фредерика.

— Да ты… уууу! — я присела на пол, потирая поврежденную конечность. Не только попасть по мишени, даже просто натянуть тетиву лично для меня оказалось занятием смертельно опасным. Стрела и не думала никуда лететь, вяло стукнувшись об пол. А вот тетива решила отомстить: ехидно звякнув, она прижала мне палец, я выпустила тяжелый лук из рук, и он с силой заехал мне по ноге.

Под общее хихиканье Лиры и Фредерика, я хмуро уставилась на валяющийся неподалеку лук. Потом перевела взгляд на Лиру. Та, все еще пытаясь сдержать нервный смех, подошла, подняла лук… такой легкости и изящности я, пожалуй, не видела. Плавно отведя локоть, Лира сосредоточилась. На миг замерла изящной статуей. Звякнула тетива, стрела свистнула и вонзилась в самый центр мишени, затрепетав кончиком оперения.

С открытым ртом я наблюдала, как Лира спокойно подошла и выдернула стрелу.

— А? — непонимающе посмотрела на протянутый лук. Это что, шутка? Да никогда!..

Я нервно сглотнула, выполняя ценные указания Лиры: отвести правую руку чуть назад, согнув руку в локте. Этой рукой оттягивать тетиву, прижимая ее большим пальцем к указательному. Тут же зажать и конец стрелы. Другой рукой взяться за дугу лука посередине. Левая нога чуть вперед, спина прямая. Сосредоточиться и отпустить тетиву. Что ж, все просто.

Стрела как-то странно крякнула (или квакнула, но уж точно не свистнула) и по непонятной волнистой (как это вообще возможно?) траектории описала дугу и ударилась об пол.

— Уже лучше! — Лира подала мне вторую стрелу. — Попробуй.

И зачем я это делаю? Да, признаюсь, всегда обожала луки, арбалеты и колюще-режущие предметы. Всегда хотела попробовать, как это?… Попробовала. Уж лучше бы и дальше «хотела».

— Может, не надо? — робко подал голос кот.

— Надо, Фредя, надо, — вздохнула я и натянула тетиву. Все прячьтесь!

Стрела описала красивую дугу и попала в самую цель. В смысле, пронзила один из факелов. Красивый огонек вспыхнул не сразу, тихонько тлея на кончике стрелы. Факел задумчиво пошатнулся, и решил, что тут делать ему больше нечего… В зале стало заметно теплее.

— Где у вас тут вода?! — испуганно воскликнула я, выйдя из оцепенения.

Фредерик позорно смылся. Лира же ничего не ответила. Бросившись к самому огню, он остановилась, напряженно глядя на пламя.

— Потом огоньком любоваться будешь! — паниковала я. — Быстрее, идем отсюда!

Лира словно не слышала. Она случайно не повредилась умом от потрясения? Вдруг ей этот постамент был дорог…

Пока я стояла в оцепенении, не заметила, как огонь начал затухать. Сперва медленно и незаметно. Потом быстро, с шипением, словно горела сырая древесина. Вскоре от него остался только легкий дымок.

Лира как ни в чем не бывало вернулась ко мне.

— Что это было? — я никак не могла прийти в себя.

— А что? — удивилась Лира, словно только что задула свечку, а не потушила пожар взглядом. — Ах да, в твоем мире ведь нет магии… Просто моя стихия — огонь. Я могу с ним… как бы это попонятнее… договориться.

Ага. Прикольненько. Договориться со стихией — что ж тут необычного? Пожалуй, я не скоро привыкну к здешним обычаям. Да и не хочу привыкать! Верните меня домой!

— Что здесь произошло? — мы разом обернулись, и увидели перекошенную физиономию нашего принца. Эх, что ж мне так не везет?

— А… это мы так, тренировались, — невинным голоском произнесла я.

На секунду лицо Вина приобрело глубокомысленно-задумчивое выражение. Видимо, он пытался сообразить, как же нужно тренироваться, чтобы устроить пожар и каковы последствия таких тренировок.

— Тренировались, значит? — он скептически приподнял бровь, и взглянул на меня.

— Да, и очень неплохо получалось, — Лира заступилась за меня, решительно шагнув вперед.

— Ну, это я вижу, что неплохо… — принц с опаской взглянул на меня и отодвинулся подальше. — Ладно, нам пора.

— Куда? — с подозрением спросила я.

— На ужин, — как быстро летит время!

Еще раз взглянув на подгоревший стеллаж, я последней вышла из зала. Впереди маячила упитанная фигурка Фредерика — сдал, предатель, врагу, и радуется.

Немного погодя (где-то через полчаса, но не суть важно) мы наконец-таки доползли до столовой. Хотя, столовой этот стадион я назвать не могу — язык не повернется. Обстановочка довольно мрачноватая: стрельчатые окна из цветной мозаики почти не пропускали свет, а масляные светильники его почти не давали. В царящем полумраке фиолетовые и красные цвета смотрелись слишком готично. Мне как-то сразу вспомнился один анекдот: «- А я сегодня вечером ванну при свечах принимала; — Гламурненько…; — Ага, как же: полумрак, я в ванной, как в гробу и по углам четыре свечи. — Готичненько…». Ладно, нам не привыкать. Только я увидела многочисленные харчи, предоставленные радушными хозяевами в мое распоряжение, все тревоги как рукой сняло. Сперва даже не обратила внимания на причудливую расстановку столов: один большой дубовый стол в конце зала, и множество небольших, напоминающих школьные парты, расставлены по всему залу. Мы направились к дальнему столу, откуда и доносилось все благоухание.

Не дожидаясь приглашения присесть, я уселась на один из стульев и алчным взглядом обвела стол. Да-аа, такому изобилию позавидует и король… Кстати, а что это за мужичек сидит напротив? Личико умильное, глазки сверкают, черные с проседью волосы красиво обрамляют лысинку на макушке. В общем, типичный царек из русской сказки, типа Еремей. Прикольный дядечка, только короны не хватает.

Странно… А почему остальные не садятся за стол? Я не сразу сообразила что к чему. Три пары глаз сверлили мою спину. Брат и сестра одновременно прикоснулись к кончику носа, слегка поклонившись. Кот проделал то же. Все это действо происходило под мое мелодичное похрюкивание в рукав. Это что, такое приветствие?

— Его великолепное, высокоцарственное, высокородное высочество, — я скептически взглянула на говорившего кота. У него что, со зрением проблемы: да этот мужичек (он же царь) даже до среднего роста едва дотянет, — король Армунд Четвертый.

— Здрасьте, — я вежливо кивнула, глядя на короля.

— Ваше высочество, позвольте представить, — Винсерт торопливо прервал меня, пока не добавила чего-нибудь лишнего. — Кира. Я уже говорил вам о ней.

— Да, да, да, — король начал стучать пальцами по столу, и оценивающе взглянул на меня, что мне очень не понравилось.

Лира и Винсерт сели рядом со мной по обе стороны, а кот — рядом с королем на специальном высоком стуле. Вот только к еде приступать не спешили. Я с тоской взглянула на ароматные куриные ножки с поджаристой корочкой в обрамлении зелени и помидор… ням-ням, как есть-то охота!

В молчаливой задумчивости все чего-то ждали. Король то и дело бросал на меня умильно-глумливые взгляды, щерился во все свои двадцать девять. Это начинало раздражать. Спустя пять минут я не выдержала.

— А чего мы ждем? — шепотом спросила я у Лиры.

— Сейчас, еще минута, — так же тихо ответила она.

Минуту я отсчитывала как час. Мысли постоянно перебивались ароматами еды. «Один. Два. Три… Ммм, как вкусно пахнет вон тот тортик… Четыре. Пять… эх, вот бы кусочек того пирога… Шесть…». К счастью, не успела я досчитать до пятидесяти и перечислить половину того, что находилось на столе, как чуть не заработала тик правого глаза. Только до меня дошло, что этот оглушительный гул — призыв к ужину. За дверью послышался топот и в зал ввалилась толпа оборотней (которых я вполне могла бы принять за людей). Все окрестные столы тут же были заняты. Одеты они были в форму, похожую на военную: серо-зеленые туники, тяжелые коричневые сапоги, на головах что-то вроде шлемов, но не железные. Через пять минут вновь воцарилась звенящая тишина.

Царь встал и глубоко вдохнул, видимо приготовился говорить. Я к тому времени практически расхотела есть. Еще бы, на меня бросали такие взгляды, словно я враг народа.

— Дети мои! — голос короля оказался под стать внешности: немного глумливый, но мягкий. Короче, смешной. — В этот торжественный вечер я благословляю всю еду, ниспосланную нам Ксифероном, да будет вечной его душа и да будет нетленной плоть, — бррр, гадость какая! — давайте же все вместе отблагодарим его…

Не знаю точно, сколько продолжал король разглагольствовать, но за это время успела снова проголодаться. Так ведь и еда испортиться может! Солдаты и «дети» короля с огромным вниманием и восторгом ловили каждое слово. А король, кажется, вошел во вкус. Думаю, они не заметят, если я все же приступлю к ужину. Жаль, еда уже почти остыла. Эх, хоть бы корочку черствую — и то радость. Ведь маковой росинки с утра во рту не было. Хорошо, на корочку я не согласна, но ее вполне может заменить рыбный пирог. Ладно, дотянуться бы еще… Так… еще немного… ну, давай же!.. Ай!..

— Можете приступать к трапезе, дети мои! — на заднем фоне этих слов мое тихое нехорошее слово (непечатное, так что пусть это останется тайной) услышал, наверное, весь зал. «Всю жизнь с протянутой рукой», — глубокомысленно изрек внутренний голос, а совесть вяло кивнула, и, зевнув, перевернулась на другой бок. Я зависла над столом, потеряв последнюю надежду добыть хоть что-нибудь вкусное. На меня устремились сотни взглядов, из них самый злобный — Винсерта. Ух, хоть под землю от стыда провалиться! Прислушалась к ощущениям: видно стыд провалился один, оставив меня на этой грешной земле. Что ж, переживем.

Я спокойно опустилась на свое место, сделав вид, что ничего не произошло. Стойко выдержав пристальные взгляды, я наконец-то дождалась. Ура, еда!

Минут десять в зале стояла гробовая тишина. Слышался только стук ложек и вилок о тарелки.

— Так, что вы собираетесь делать? — король оторвался от еды и обратился ко мне. Под его взглядом я чуть не подавилась (от смеха), и Лира поспешила похлопать меня по спине.

— Ээээ… ну, я… погуляю по городу, — пыталась лихорадочно сообразить, что бы ответить. Вроде бы и лгать незачем, но как-то не хочется, чтобы о моих планах узнал весь замок. И зачем только король и его подданные ужинают в одном помещении? Что, места больше нет?

— Вот и ладненько, — непонятно чему обрадовался король, и взял бокал с вином. — За вас, прекрасная дама!

Я только что принялась жевать курицу, и от таких слов она намертво завязла в зубах. Точнее от интонации: это было сказано таким тоном, словно король делал какое-то неприличное предложение.

— С радостью предложу вам небольшую прогулку по городу, — произнес Армунд. Я обалдело уставилась на него. Попытка избавиться от куриной ножки ни к чему не привела.

— Бне уге Лива пведловыла, — попыталась выговорить я.

— Что, что?

— Мне уже Лира предложила сопроводить, — перевела я, наконец освободившись от курицы. — И Фредди.

Теперь настала очередь короля уставиться на меня с обалделым видом. Потом он взглянул на кота, потом на Лиру. Она хихикнула и подмигнула мне:

— Он ей разрешил.

— Разрешил?! — неожиданно вскрикнул Вин прямо мне в ухо. Ау, можно и потише! — Да он даже отцу… королю не разрешает так себя называть!

— А мне разрешил, — я изобразила самую милую улыбку на какую способна. — Спасибо за вкусный ужин.

Стащив со стола бутерброд с красной икрой, я быстренько смылась из зала. Как-то устала сегодня.

В коридорах было довольно оживленно. Прислуга суетилась, бегая туда-сюда. Придворные дамы и пажи болтали, царские дети играли. Странно, а почему их на ужине не было? Надо будет Лиру как-нибудь попытать…

Комнату свою я нашла только с нескольких раз. Мимо вон той пальмы я уже раз пять проходила. Ну, наконец-то! Как я рада вновь видеть свою комнату! Не совсем свою, но все же… За окном уже совсем темно, а сегодняшний день был слишком длинным. На кровати обнаружилась моя скомканная ночнушка, которую я бросила туда еще утром. Что ж, раз больше надеть нечего, будем довольствоваться тем, что есть. Быстро переодевшись, я заползла под теплое одеяло. Тусклый светильник, стоящий рядом с кроватью, затушила, и комната погрузилась в темноту. Свет от полной луны проникал сквозь порезанные занавески и давал немного света. Зато очень хорошо было видно звездное небо. Какая же я все-таки молодец — если бы занавески сохранили свою прежнюю длину, вместо неба я созерцала бы красивый зеленый фон с цветочками.

В груди защемило. Неожиданно вспомнилась комнатка, которую я снимала. Маленькая такая, тесная, но родная и уютная. И каждый вечер я играла на гитаре, сочиняла песни — просто не могу без этого. А сейчас придется. Гитары нет, да и вдохновения особого тоже… Тихо ухмыльнулась: меня наверняка уже повсюду ищут, волнуются, в милицию позвонили… «И не надейся, милиция заявление только через три дня принимает», — никогда не дремлющий внутренний голос. Когда же ты заткнешься? Я перевернулась на другой бок. Как бы то ни было, нужно попытаться заснуть — впереди трудный день…

Шер дер Винсерт

Сидя в кабинете у отца, я пытался сообразить, как бы помягче сообщить о невесте, чтобы не случилось инфаркта. Зная, как отец относится ко всем фамильным ценностям, в том числе и к занавескам, можно было бы предположить его реакцию.

— Ты что-то хотел? — отец на секунду поднял на меня глаза, и вернулся к пирамиде. Дело в том, что он просто обожал всяческие развлечения, и сейчас, вместо того, чтобы заниматься государственными делами, строил пирамиду из алесских фигурок. Ребенок, ей богу! А большинство государственных дел, конечно же, на моих плечах.

— У меня для тебя есть… сюрприз, — начал я щекотливую тему. Отец заинтересованно взглянул на меня:

— О, наверное это набор фангорских карт!

Я поморщился. Этих наборов у него уже штук десять. Особой страстью отца было перекинуться в картишки. Причем неважно с кем — будь это паж или эльфийский принц. Кстати, последний проигрался до нижнего белья, и его еле увели, так как он горел желанием отыграться.

— Нет. Это не карты.

— О, сынок, я тебя просто обожаю! Ты наконец-таки добыл шахматы из слоновой кости с бриллиантовым опылением! Как же я…

— Это невеста! — выпалил я. Уф, переговорить моего отца — что заставить эльфа использовать дешевые арманские духи вместо дорогих силийских с экстрактом ночной фиалки. То есть практически невозможно.

— Что ж, и это неплохо, — отец как всегда не терял оптимизма. Блин, лучше бы он всегда был жестоким политиком, как и положено королям. — Надеюсь, она будет не против сыграть со мной в картишки?

Этот вопрос поставил меня в тупик. От человечки можно ожидать чего угодно. Хотя, с другой стороны, можно предложить ей сыграть — может хоть норов поубавит. Ну да это после.

— Наверное… — рассеянно ответил я, — Ну, вообще-то она иномирянка.

— Да брось ты, в любом мире в карты играют! — отец откинулся на спинку кресла, любуясь своим произведением. Пирамида была готова упасть от любого дуновения ветерка. Я страдальчески вздохнул: ну за что мне это?!

— Не в этом дело. Произошло наложение.

Наконец-то мне удалось привлечь внимание отца. Да, не перестаю ему удивляться: вроде с виду — святая невинность, наивный и добрый, с душой ребенка. Но когда случается что-то действительно серьезное — он преображается. Строгий и суровый, с ним бы никто не осмелился спорить. Да, это несомненно всегда играло ему на руку: соперники часто ошибались, считая его наивным дурачком, и в результате получали неожиданный удар. Поэтому все правители сопредельных земель относились к нему с уважением и опаской.

Я коротко изложил ему всю ситуацию с наложением. Узнав, что оно случилось с обеих сторон, да еще в мире Эльвуа, он посерьезнел еще больше. Что ж, может быть, он что-то знает?

— Вы не заметили ничего странного перед наложением? — после короткой паузы спросил отец.

— Нет, — я задумался. — Прошла пара крестьян… Да, и еще девка какая-то странная в лесу стояла: бледная как смерть, худая, одета во все белое и смотрит в пустоту. Ну да скорее всего сумасшедшая.

— Не похоже… — отец посмотрел на пирамиду. — Хотя, это можно проверить. Для начала свяжись с Межрасовой Гильдией. Они могут иметь к этому отношение. Не будем делать преждевременных выводов. А пока расскажи мне про невесту.

Что ж, это можно… Надеюсь после этого отцу не станут сниться кошмары. Я описал ему человечку, не забыв упомянуть про занавески и стул. Отец отнесся к этому на удивление спокойно, видимо повлияла весть о наложении. Или ему тоже надоели эти занавески, которые, по правде говоря, было абсолютно некуда повесить — везде мешались. А как раз в тот момент, когда я рассказывал про стул, невинно убиенный, в кабинет влетел кот. В таком состоянии я его еще не видел: шерсть дыбом, глаза горят, и до меня не сразу дошел смысл его невнятного вопля.

— Горим! Горим!

Мы с отцом непонимающе переглянулись.

— Что произошло? Объясни спокойно, — произнес я, в упор глядя на Фредерика. Кот постепенно успокоился.

— Мы горим, — сказал он.

— Это я уже понял.

Услышав от кота, что загорелось и кто в этом виноват, я хотел тут же бежать в тренировочный зал. Но узнав, что там Лира, успокоился. Сестренка справиться без меня. Но все же — это просто кошмар! Это же не девушка, это ходячее бедствие! В этом зале тренировались сотни недоучек, которые лук в жизни не держали. Но никогда никто не устраивал пожара.

На отца это тоже произвело впечатление. Но он никогда не судил ни о ком, не познакомившись лично. И я уверен, что вечером он будет самым что ни на есть ангелом. Поди, еще парик свой наденет облысевший. Юморист, блин.

До зала мы с Фредериком дошли не спеша. Уже за поворотом чувствовался запах гари. А в зале так и вовсе не продохнуть. Ну конечно, теперь на ремонт разоримся. Человечка стоит с виноватым видом — ага, так я и поверил что ее совесть мучает. Да ей такое чувство вообще незнакомо. А взгляд такой невинный… Я с опаской взглянул на нее, пытаясь представить, что она может еще натворить. Ее и на ужин-то вести опасно — там хоть и жечь нечего, но много острых предметов вроде вилок и ножей…

Тяжело вздохнув, я повел сестру и человечку на ужин. Кстати, а наряд ей, ничего такой, нормальный подобрали. Наверняка Лира постаралась.

В трапезный зал мы пришли даже раньше времени. Но отец уже здесь. Только я хотел предупредить Киру, что надо поприветствовать короля, как она без приглашения уселась напротив отца. Да еще разглядывает его так бесцеремонно… Ха, а с париком-то я не ошибся.

По правилам поприветствовав короля (это приветствие придумал он же, чем ввел в недоумение всю страну. Да уж, шуточки у него…), кот представил его человечке. Что?! Как она здоровается с королем?!

— Здрасьте, — легкий вежливый кивок, и ее взгляд вновь скользит по столу, в поисках чего-нибудь съестного. Надеюсь, отец отреагирует спокойно… Присев рядом с человечкой, я покосился на нее — пока вроде сидит спокойно. Может, хоть на этот раз ничего не произойдет?

Отец начал говорить предобеденную речь, благословляя еду (будто без его участия она не съедобная).

— Можете приступить к трапезе, дети мои! — прозвучал голос отца. Часто так бывает, что когда кто-то говорит, зал наполнен эхом. Но вот голос замолкает и воцаряется звенящая тишина. Как раз в этот момент по всему залу пронеслось тихое слово. Незнакомое, но явно не восхваление. Это только мне кажется, или человечка пожелала Ксиферону отправиться в долгое путешествие по отдаленным уголкам планеты? (На деле это звучало гораздо замысловатей). И вообще, что она делает?! Какой позор…

Видно она все же не окончательно лишена совести: усевшись за стол, Кира сделала вид, что она ту вообще не причем. Ладно хоть выступать не стала. Бросив на нее недобрый взгляд, я мельком посмотрел на отца: интересно, а что он на это скажет?

Через некоторое время я заметил, что отец мне подмигнул.

— Что вы собираетесь делать?…

Так, ясно, она уже что-то решила, но говорить об этом не собирается. К моему великому облегчению, больше за ужином ничего не произошло. Кроме того, что Фредерик разрешил ей называть себя «Фредом». Это что, она на него так повлияла? Нет, я явно ничего не понимаю…

Выскочив из-за стола, она потихоньку смылась. Похоже ей наше общество тоже не доставляло особого удовольствия.

— Уффф… — я облегченно откинулся на спинку стула. — Ну и как она тебе?

— Очень милая девушка, — улыбнулся отец.

— Милая?! — я ошарашено уставился на отца.

— Не будь занудой, — ответил он, — забыл что ли, какая Лира была?

— Почему была? — тут же отозвалась сестренка.

— Да уж… Ладно, я пойду, — я встал из-за стола.

— Да, я тоже, а то как-то устала сегодня, — Лира поднялась следом за мной.

Выйдя из трапезной мы отправились в один из гостевых залов. Оборотней там было немного, так что можно было поговорить в спокойной обстановке. Глядя на огонь в камине, я понемногу успокаивался. В конце концов, и не таких укрощали.

— А ты не знаешь что за планы у Киры на завтра? Если это не секрет.

— Она просто хочет пройтись по городу, пообщаться с жителями. Ей не терпится попасть в свой мир. Знаешь, может мы зря все это затеяли? — Лира окинула задумчивым взглядом зал.

— Не знаю… Но что сделано, то сделано. Может все и обойдется, — сейчас меня больше беспокоило наложение, а не иномирянка. — Ты завтра пойдешь с ней в город?

— Да. А ты не хочешь с нами?

— Нет, у меня есть кое-какие дела, — говорить сестре про наши с отцом подозрения не хотелось. — Вы уж там поосторожнее…

— Не бойся, город останется на месте, — смеясь сказала сестра. Мы замолчали, думая каждый о своем. Да, прощай спокойная жизнь. Конечно, человечка явно не так проста как кажется… Что-то в ней есть. Была бы только повоспитанней…

…В следующую секунду мои размышления прервали жуткий грохот и крики. Одновременно вскочив мы бросились к окну. Нехорошее предчувствие закралось ко мне: до боли знакомый голос слышался в общем гуле.

— На нас напали! — с улицы доносились голоса стражей, один за другим на стенах вспыхнули факелы, оповещающие о нападении весь город.

Предчувствие не обмануло меня: это был он…

Глава 5

— Ты женат?

— Да.

— Сколько времени?

— Половина девятого.

(Анекдот)
Кира

«Черный ястреб парит над безмолвной равниной… Вихрь сухой листвы стаей воронья взвился над павшим вороным конем… Желтая холодная луна застыла в хрустальном воздухе. Над землей поплыло легкое марево… Темные тени скользят по равнине, словно стая хищников в ожидании удобного момента. Тьма надвигается с севера…

— Цепь разорвана…»

Зажмурившись, я натянула одеяло до самого носа и накрыла голову подушкой. Нет, это невозможно! Может оборотни и не любят спать по ночам, но зачем же мешать порядочным людям? Уууу, как они меня достали. Перевернувшись на другой бок, я приподняла край подушки так как воздуха почти не осталось. Эй вы, там, можно потише! Ну все, эти нехорошие оборотни еще увидят кузькину мать!

Нехотя разлепив глаза, мутным взглядом обвела комнату… Казалось и минуты не прошло, как уснула. Голова гудит, словно медный колокол. Откуда-то из-за двери доносился шум, негромкий, но действующий на нервы. Они что там вечеринку устроили?!

В охапку схватив одеяло, недовольная я спрыгнула с кровати. Странно, а почему коврик такой пушистый?…

— Ну… Кира… чтоб тебя… уйди с моего хвоста! — послышался знакомый недовольный голос снизу.

— Ты чего тут делаешь? — с подозрением взглянув на кота, я поспешно убрала ноги.

— Не беспокойся, нам еще долго предстоит быть в обществе друг друга, — кот с сожалением осматривал помятый хвост. — И кто мне теперь моральный ущерб возместит?

Не обращая внимания на его ворчание, я спрыгнула с кровати и направилась к двери.

— Ты куда? — Фредерик вскочил и уставился на меня.

— Собираюсь узнать, когда прекратится этот балаган. И предложу пару интересных конкурсов, вроде «кто быстрее добежит до своей комнаты». Победитель будет спать спокойно. Проигравший — вечно.

— Я с тобой! — остановившись, недоуменно взглянула на Фреда. Он что, поверил? Боится, что выполню обещание? Вообще-то правильно боится…

— Спасибо, я и сама прекрасно справлюсь, — скрипнув, дверь отворилась и звук усилился.

— А… ты найдешь дорогу? — неуверенно спросил кот. Та-ак, тут дело нечисто.

— На шум пойду, — отрезала я. — Ты что, следить за мной собрался? — спросила, усмехнувшись.

— Нет, зачем? Просто… а вдруг ты споткнешься? И на помощь никто не придет.

— Тогда поручаю тебе организацию поминок, — раздраженно ответила я, оглядывая коридор. Мне, кажется, направо… Или налево?

— А если…

— А если у меня будет дочка, а у нее будет внучка, она выйдет на мороз и простудится? — лаконично ответила я, раздумывая, куда бы пойти. Кажется, звук идет слева… Что ж, туда и пойду.

— Подожди! — чуть не подпрыгнув, я остановилась, заскрипев зубами. Ну что еще? Всемирный потоп случится?

— Я с тобой, — Фредерик догнал меня и засеменил рядом.

— Да что происходит? Ты что, валерьянки объелся?

Гордо подняв голову, кот дал понять, что больше не скажет ни слова. Ну и больно надо. Как говорил Незнайка: «знаю я вас…».

— Это он темноты боится, — воздушный, словно дуновение ветерка, голос заставил меня обернуться. Ага, поиграем в «море волнуется раз». Выполняю последнее: застыв с открытым ртом, рассматриваю стоящего передо мной человека. Н-да, вот и дожили. Нет, все ничего, если бы не его прозрачность. Мужчина словно соткан из тумана. Серые грустные глаза безразлично глядят в никуда. Белый напудренный парик свисает на щеках, как уши спаниеля. Камзол и рубашка с кружевным воротником, изящные сапожки с узорными пряжками: все белое и прозрачное.

— Граф, ну я же просил вас… — простонал кот. — Не позорьте меня…

— Вы — призрак? — я медленно протянула руку вперед и она спокойно прошла сквозь камзол. Лишь ощутился легкий холодок и покалывание.

— Позвольте представиться, прекрасная мадемуазель, — я чуть не оглянулась, ища упомянутую «мадемуазель», вовремя сообразив, что это обращаются ко мне, — граф Ранский фон Дитрих, потомственный наследник самого месье Гардонского. Ныне — неупокоенный дух, блуждающий по замку вот уже как семьсот зим, три месяца, две недели, пять дней, восемь ленгов, пять триолов и шесть колин[1], - я понятия не имела, что такое ленги, триолы и колины, но сделала вид, что все поняла и сочувственно кивнула. Еще бы, все это было сказано так печально! Эх, сейчас расплачусь.

— Пойдем, — кот решительно развернулся, — А то опоздаем, все сами разойдутся.

— А ты, Фредерик ин'Харрен, до сих пор печешься о своей репутации? Ну, о твоей небольшой проблеме знает чуть ли не весь замок, — призрак снова обернулся ко мне. — Вы не обращайте внимания, это у него наследственное.

— Что? — не поняла я.

— Боязнь темноты.

— Значит, боязнь. Темноты? — я насмешливо взглянула на Фредерика, — Кот, который боится темноты?

Фредерик фыркнул и обиженно отвернулся. Ну, теперь понятно, почему он увязался за мной: не хотел один в темной комнате оставаться. И чего только в жизни не бывает!

— А вы… вам не скучно вот так ходить, день за днем? — я вновь сочувственно обратилась к призраку. Фредерик никуда не денется, а возможности поговорить с живым призраком, может больше и не представиться. «Живее не бывает!» — не забыл прокомментировать внутренний голос.

Тяжело вздохнув (или усмехнувшись?) призрак печально произнес:

— Да, мне приходится нелегко… Сотни лет со мной никто не общается… Еще при жизни матушка била меня, в мороз заставляла работать на улице, любимая бросила ради какого-то заморского купца. Смерть моя была ужасна — злобный смех и сполохи пламени в запертой комнате, вот все что помню…

Я чуть не прослезилась. Никогда со мной такого не было, а тут, аж пробрало. Как же он, бедненький, живет? «Вот так и живет. Посмертно» — внутренний голос. Как же без него?

— Не слушай ты этого зануду! — неожиданно вмешался кот. — Пойдем отсюда.

— Как ты можешь?! — я до глубины души была поражена его бессердечностью.

— Что ж, милая девушка, с вами приятно поболтать, — вновь тяжелый вздох, и до лица дотронулся легкий холодный ветерок, — Прощайте… Вряд ли мы еще увидимся. Кто знает, удастся ли мне вырваться из оков мракобесий? — призрак повернулся и направился к стене. Остановился, и не оборачиваясь произнес:

— Будь осторожна, там опасность… И помни, цепь была разорвана, но ей вновь суждено соединиться, — с этими словами граф Ранский вошел в стену, оставив меня в полнейшем замешательстве.

— Ну вот, теперь он обиделся, — досадливо сказала я. — Ты просто… у тебя нет сердца!

Фред фыркнул и обошел меня с другой стороны.

— Запомни: никогда не верь ни единому слову призрака. Эти зануды самую хорошую историю так расскажут, что впору в могилу ложиться. В замке его никто не держит. Наоборот отвязаться от него не можем: уже так достал всех своим нытьем! Сейчас ты еще легко отделалась. Неделю назад он говорил, что при жизни его сожрал дракон, причем медленно, растягивая удовольствие. На самом деле дожил он до глубокой старости, болел только раз: насморком. Мать в нем души не чаяла, дядя любые прихоти исполнял. А комната, где он умер, сейчас цела и невредима: никаких пожаров у нас отродясь не было…, - тут кот осекся, — кроме вчерашнего.

Отметив про себя, что сегодня, это уже «завтра»… или наоборот, спросила:

— А что он говорил про цепь? — я поразилась полету фантазии призрака, но эти слова все же въелись в душу.

— Да кто их разберет, этих духов! То смерть предскажут, то государственную измену, то супружескую…

Мы молча пошли по темному коридору. Светильники на стенах тихо потрескивали, успокаивая и умиротворяя. Что-то не дают мне покоя слова графа. Все бы ничего, но почти такие же я слышала во сне. Слишком явственно, чтобы считать это сном, но слишком нереально, чтобы явью.

Отбросив все мысли, грозящие шизофренией, я прислушалась. Шум становился все сильнее. И уже мало походил на вечеринку, звон бокалов и радостные возгласы. Фредерик тоже выглядел весьма взволнованно.

В следующую секунду нам вновь пришлось остановиться. Из-за очередного поворота неожиданно возникла волосатая морда. Пара маленьких поросячьих глазок в упор уставилась на меня. С зубной щеткой этот субъект явно незнаком. Про бритву и говорить не приходится. На голове надет деревянный чурбачок, слегка окосевший. В носу — огромное кольцо, которое мне вполне подошло бы вместо браслета. Толстые бревнообразные руки до локтя покрыты растительностью неопределенного цвета. Выше — серые рукава рубахи, похожей на холщевый мешок. Из-за ворота выглядывала (о чудо!) не волосатая грудь с наколкой: оскаленная пасть дракона. По мне так дракончик смотрелся вполне безобидно, по сравнению с хозяином наколки: этакая безобидная ящерка. Картину дополняли сапожищи на толстенной подошве, кожаная туника и широкий ремень, за которым я насчитала штук пять кинжалов. Это только на первый взгляд. На второй не хватило смелости.

— Эт-то к-кто? — я скосила взгляд на оцепеневшего кота.

Субъект злобно сверкнул на меня глазами и оглушительно завопил что-то непонятное.

— Орк, — тихо ответил кот.

— Ясно, — произнесла я, не отрывая взгляда от орка. Странно, но страха почти не чувствовала. Как-то не осознавалась реальность. К тому же он меня разозлил. Мало того, что от постоянного шума голова болит, так тут еще этот орет. И чего, спрашивается, орет? Да, я не успела причесаться, да и одеяло смотрится не ахти, и что с того?

Орк перестал орать, и с удивлением хлопнул глазами. Видно, он ожидал более бурную реакцию на свое эффектное появление. Но милая ухмылка от уха до уха красноречиво выдала все его намерения. Да, бурная реакция обеспечена.

Успев проскочить под рукой орка, я бросилась наутек, повторив виртуозный вопль. Кот не отставал от меня, на бегу ругая «наемника…» не буду говорить какого и «орка…» точно такого же, с заменой некоторых прилагательных на более витиеватые. За спиной грохотали тяжелые сапоги.

Впереди показалась дверь. Так как бежать больше некуда, мы направились прямиком туда. Запоздалая мысль «зачем мы не побежали в другую сторону», с досадой махнула на меня рукой и отправилась искать кого-нибудь более умного. Сама виновата, раньше надо было приходить. Теперь путь назад отрезан нервно-психическим орком. А впереди — дверь, из-за которой и доносится шум. Теперь уже оглушительный.

«К нам едет ревизор!» — так и подмывало выкрикнуть, глядя на немую сцену в зале.

«Ревизор уже здесь», — читалось во взглядах.

С секунду мы молча взирали друг на друга. Похоже, я как всегда вовремя: банкет только начался… В смысле, несколько десятков нелюдей вооруженные до зубов стояли в кружок в центре зала. Среди них я заметила Лиру и Винсерта. Чуть в сторонке — еще один. Одет как-то по-другому. Вроде дорожной одежды: меховая куртка с пушистыми рукавами из волчьего меха (во всяком случае песцом это не назовешь); коричневые легкие сапоги, практически полностью скрытые в меху. И глаза у него не желтые, как у всех оборотней, а зеленые, словно с каким-то скрытым огоньком. Короткие прямые волосы самого типичного цвета — темно-коричневые. Хотя нет, такое ощущение, словно они синим отливают. Не особо смутившись под многочисленными взглядами, я бесцеремонно всех разглядывала, пытаясь выяснить, что происходит. «Клуб анонимных алкоголиков, как раз для тебя. Присоединяйся!» — щедро предложил свою версию внутренний голос и замолк, от греха подальше.

Оказалось, шум доноситься с улицы, а здесь — полнейшая тишина, даже странно. У них что — звуконепроницаемые окна и двери тут установлены?

С грохотом в зал влетел наш знакомый орк, и застыл, оглядывая помещение.

— Аггар рах манн! — заорал он, нападая на ближайшего к нему оборотня. «Ближайшим» оказался зеленоглазый. Я отшатнулась в сторону, любезно его пропуская. А что я буду тут в своем одеяле мешаться? Нужно же иметь хоть какое-то чувство такта.

Непонятно как оборотень очутился в стороне, и быстрым движением заломил орку руки за спину. Тот упал на колени, и замер, как злобный пес, которого поймали за загривок. Он что-то тихо рычал, бросая на присутствующих нехорошие взгляды.

Кстати, о нехороших взглядах. Такого пристального внимания к своей персоне я не припомню. Но, видимо, сейчас было не до меня, и даже Винсерт промолчал. Хотя подумал, наверное, много чего. Что ж, воспользуемся ситуацией. Как я понимаю, выпроваживать меня отсюда некому?

— Гас иль эр арагон? — зеленоглазый вопросительно взглянул на Винсерта. Тот кивнул и зеленоглазый, бросив на меня смешливый взгляд, снова обратился к принцу. — Ри аенна, йаррэн?

Винсерт, еле сдержав смех, что-то ответил на том же непонятном языке. Ну, они у меня еще дождутся! Чего это он ему про меня наговорил? Уж не сомневаюсь, нашел что сообщить…

Тем временем зеленоглазый что-то повелительно сказал орку. Тот ответил на своем языке, и дернулся из рук оборотня. Но его удержали.

— Райнего! — взгляды орка и зеленоглазого встретились. Голос оборотня прозвучал завораживающе. Орк дернулся и застыл, глядя, как удав на кролика. Не сводя с него глаз, оборотень встал. За ним поднялся орк и они направились в центр круга.

Я с интересом наблюдала со стороны, все еще не понимая что происходит. Больше всего происходящее напоминало проведение какого-то ритуала. «И много ты тех ритуалов видела?» — скептически поинтересовался внутренний голос. Эх, как же ты меня… «Я что — я ничего», — торопливо отозвался тот.

Оборотни застыли, не двигаясь с места. Зеленоглазый положил руки на плечи орка и прикрыл глаза. Вокруг появилось еле заметное свечение.

Резко распахнулась входная дверь и порыв холодного ветра ворвался в помещение. В дверях образовалась фигура воина.

— Они исчезли! — его возглас эхом разнесся по залу. Ну вот, такое представление обломали! Свечение погасло, а зеленоглазый ожил и обернулся на возглас. Орк тоже ожил и весьма недружелюбно ожил, надо отметить. Но предпринять ничего не успел: зеленоглазый опомнился, обернулся и быстро провел рукой перед лицом орка. Тот пошатнулся, словно раздумывая, и как куль с мукой упал на пол. Я уже было подумала о самом худшем, но тут нелюдь сладко зевнул и спокойно перевернулся на другой бок. И как это понимать?

— Как? — зеленоглазый подошел к воину.

— Мы не знаем. В городе нет ни одного наемника, они словно испарились!

Зеленоглазый задумчиво повернулся к кругу оборотней. Хотя, уже не кругу. Они связали орка и теперь стояли в сторонке, не в кружок или квадратик, а скорее в корявый многоугольник.

— Телепортация? — Винсерт недоуменно взглянул на зеленоглазого. — Но даже если допустить, что возможен такой уровень, почему этот, — принц кивнул на спящего даже в связанном состоянии орка, — остался?

— Возможно, телепортации помешал защитный контур? Как бы то ни было, с этим нужно разобраться, и как можно скорее.

— Извините, что я прерываю вашу милую беседу, уважаемые господа, — я была сама вежливость, — но не могли бы вы мне пояснить, что здесь происходит?

— А что? — зеленоглазый удивленно взглянул на меня.

— Да ничего, если не считать выскочившего из-за угла субъекта с весьма недружелюбными намерениями, оборотней-сектантов и непонятных разговоров о телепортации и наемниках.

— Айне лиа? — С усмешкой кивнул в мою сторону зеленоглазый.

— Именно, — уверенно ответил Винсерт, скосив на меня глаза.

— Слушай, а ты не думал о том, чтобы постричься? — нагло спросила я зеленоглазого. Он непонимающе посмотрел в мою сторону. — Может, перестанете меня обсуждать?!

— Извини… — так я и поверила, что ты раскаялся. Хотя… определенно в нем что-то есть. Чувствуется какая-то родственность душ. Я не имею в виду язвительность (хотя и это тоже). Просто что-то родное. — Ардонис, — представился зеленоглазый.

— Кира, — я по-дружески хлопнула его по плечу. — Будем знакомы. Так что здесь происходит?

— А тебе не пойти ли, не поспать? — ласково поинтересовался Винсерт, красноречиво выпучив глаза на дверь.

— Ну почему же, — пресек Ардонис мою ответную триаду на тему «а не пойти ли и тебе туда же?». — Пусть девушка останется. Она должна быть в курсе. Тем более, что она иномирянка, насколько я вижу. — И как это он, интересно, видит? У меня что, на лбу написано: «Из другого мира»?

— Так, господа, я конечно не против, но может сперва стоит урегулировать ситуацию? — Лира. А я про нее совсем забыла! — В городе волнение. А кто, как не ты, — она кивнула на недовольного братца, — сможет это сделать лучше?

Винсерт тяжело вздохнул, но отправился выполнять правительственные обязанности, деваться-то некуда. За ним вышли и все остальные, не забыв прихватить мирно посапывающего орка. Надо же, и не думала что наемники во сне такие милые! Теперь остались только я, Лира, кот и зеленоглазый. Кстати о коте — надо отдать ему должное, он все это время молчал. А Лирка просто молодец, ловко братца спровадила. Теперь хоть поговорить можно спокойно.

— А как вы смотрите на то, чтобы пройти ко мне в комнату? — спросила Лира. Второй раз никого приглашать не пришлось. В последний раз оглянулась на круг, я последней вышла из зала. Как говорила небезызвестная Алиса: «все страньше и страньше»…

Шер дер Винсерт

Огни на стене вспыхивали один за другим, оповещая весь город об опасности. Нападений не случалось уже давно. Ушли те времена, когда споры решались внезапными нападениями и грабежами. Сейчас, прежде чем начать войну, нужно подписать десятки бумаг, подготовить отчет о состоянии войска, внести в ведомство все расходы на армию, получить согласие приграничных земель, заручится поддержкой соседей. В общем, мороки столько, что начинать войну можно разве что от скуки. Пока оббежишь все посты и оповестишь всех, кого положено, либо свихнешься, либо состаришься, либо соперник так забаррикадируется, что пока достанешь его, произойдет первое и второе.

Сейчас же явно произошло нападение. Причем не рядовое, когда шайка разбойников по глупости своей решает напасть на столичный город, а настоящее, с привлечением наемников.

Во дворе уже появились первые враги. Среди нападающих, вроде, есть и капуцины, и несколько данечан. Все это более чем странно: в последнее время все наемники куда-то исчезли. Естественно, снизилось число преступлений (кто еще, кроме наемников, согласится руки марать?). К тому же орки-наемники разругались со всеми расами, кроме кочевников, капуцинов и данечан…

На стене промелькнула знакомая фигура, скрытая за черным плащем. Я обострил слух: теперь можно слышать практически все, что происходит на улице. Не слыша отдельных фраз, я отчетливо различал голоса. Нет… это… не может быть! Его не может быть здесь! Его вообще не должно нигде быть!

Этот шипящий голос без сомнения мог принадлежать только одному существу — Даоргу Змеиному, темному Лорду Восточной Империи. Но я лично пронзил его клинком, в битве у Солнечных Башен!

Нужно срочно что-то предпринять. Сорвавшись с места, выбежал в коридор. Чтобы не терять время, с помощью магии скрыл одежду и начал менять ипостась. Лишь бы успеть… Привычная ломота в суставах при превращении, зуд и оцепенение — секунда, и все прошло. Я сильным прыжком сорвался с места и понесся к выходу. Звериное чутье подсказало: он поблизости, он все еще здесь. Кровь буквально бурлила, сердце бешено колотилось. Выскочив во двор, замер на миг, принюхиваясь. Все пространство уже заполнили наемники. Многие стражи приняли свою вторую ипостась, кидаясь в бой. Но у меня нет времени, Даорг может исчезнуть!

Перескочив через дерущихся, я быстрыми прыжками направился к стене. Его голос, это манящее шипение, словно звучат у меня в голове. Темный конец плаща промелькнул в толпе. Глаза застилала пелена, его голос звучал все громче.

— Гран рах нагген! — крик орка и пролетевший над головой охотничий топорик привели меня в чувство. Просвистев в сантиметре от меня, оружие с треском вонзилось в деревянные подпорки. Один удар когтистой лапы — наемник повалился на землю. Не задерживаясь, я перепрыгнул через него.

Но что со мной произошло? Я помотал мордой, пытаясь осознать случившееся. В уши ворвался шум битвы, едва не оглушив. Черный силуэт пропал без следа.

Я огляделся: вход заперли, наемники не успели пробраться в замок. Что ж, это радует. Вот только странно — ни одного раненого несмотря на ожесточенный бой. Оборотни-то быстрее, и реакция хорошая. А вот наемники… Они словно неуязвимы для мечей, когтей и клыков.

Черт, нет времени на раздумья! Лавируя между дерущихся, я пробирался к замку. Ключевое заклинание мне известно, так что запертая дверь — не преграда. Быстро проскользнув в ланш-портал[2], я очутился в зале.

На обратную смену ипостаси ушло лишь мгновенье.

— Что происходит? — Лира обеспокоенно смотрела в окно.

— Не знаю, здесь что-то не так, — я подошел и выглянул во двор. — Драться смысла нет — они будто неуязвимы. А наши воины как не выносливы, в таком темпе долго не протянут.

— А что если провести ритуал Зачистки? — задумчиво произнесла Лира.

А что, она молодец. Ритуал Зачистки — базовое заклинание, связывающее весь негатив и существ, которые его несут. На замок наложена такая система и в принципе ее можно активировать. Вот только есть одно но: если напали на весь город, вне замка оно не поможет.

— Ты можешь вычислить на какой территории нападающие?

Лира сосредоточилась. У нее всегда хорошо получалось вычисление ауры и другие ментальные заклинания. Как у меня — астральные, то есть проведение ритуалов и боевая магия.

— Они есть не только на территории замка. Заклинание их не заденет.

Леший, что же делать? Специалиста по проведению потоков энергии у нас нет. Боевые маги тут не помогут — одной концентрацией не обойдешься.

Послышался тихий звон. Это может быть только одно: кто-то открыл ланш-портал. А для этого нужно знать ключ.

— Ардонис?! — я ошарашено смотрел на большого серого волка, недовольно сморщившего морду. Громко чихнув, он фыркнул и поменял ипостась.

— Вот так вы гостей встречаете? — блин, совсем забыл предупредить его. Когда мы договаривались о приезде, я совершенно упустил из виду «новшество» сестренки. Дело в том, что при желании можно взломать ключ, и войти в замок. А Лира придумала второй потайной, который знали только родственники. Так вот, теперь подходило два ключа. Причем старый… хммм… с секретом. У Лиры хватило ума вплести в портал изрядную долю перца. Молотого в порошок.

— Апчхи! — громко чихнул Ардонис.

— Лиру благодари, — хмыкнул я, пожимая приятелю руку. А сестренка тут же повисла у него на шее.

— Ну вот, еще и задушить решили, — еле высвободившись из дружеских объятий, он тяжело отдышался. — Что у вас тут происходит? Я, значит, лечу со всех ног, работу бросил. А тут — такая встреча с толпой наемников!

— Слушай, сейчас нет времени объяснять, — у меня вдруг появилась шальная мысль. Арадонис, мой давний товарищ и друг еще с войны, прекрасно владеет психической магией и гипнозом. А это подразумевает умелое владение потоками эмоций. А эмоции — это та же энергия. — Ты сможешь усилить действие Ритуала Зачистки? Направить его потоки в окрестности замка.

Вот за что он мой друг — никогда не задает лишних вопросов. На подготовку к ритуалу ушло менее двух минут. Лира быстро отыскала нужных оборотней-магов, находившихся в битве. Вскоре они были здесь. Начертив на полу защитный контур, мы вошли в него, встав по кругу. Я сосредоточился, вспоминая заклинание активации. Прикрыл глаза, и тут же увидел знакомое зеленоватое свечение. Пульсирующий свет исходил из контура. В памяти тут же всплыл алгоритм действий.

Свечение усиливалось. Так, теперь очередь за Ардонисом. Все это время он находился вне круга, а сейчас должен…

Громкий хлопок двери позади нарушил всю концентрацию. Вот Леший, ну что еще?! Резко обернувшись, я страдальчески закатил глаза: ну кто бы сомневался? Эта человечка всегда появляется в самый подходящий момент. Ну может хоть на этот раз устыдится? Нет, надеяться на это чудо не приходится. Бесцеремонно оглядев всех по очереди, она задержалась на Ардонисе. Эх, ну надо же было ей все испортить! И главное, ритуал начат, из круга нам не выйти, а мой друг никогда не вмешивается в чужие дела. Ладно, поразмышляв, я решил что больше она не помешает.

Ага, не помешала. Зато неожиданно в зал выскочил орк, размахивая топором. И как он сюда пробрался? Наемник метнулся в сторону Ардониса, так как он единственный был не в круге. Наивный. И секунды не прошло, как орк оказался на полу.

— Этот подойдет? — спросил Ардоис на эльфийском наречии. Да, а мысль хорошая. Наемник может стать неплохим энергетическим резервом, усилив заклинание. Ведь, как известно, живые существа, не владеющие магией, имеют часто огромный заблокированный резерв. И хороший маг этот резерв может использовать в своих целях. Я ответил утвердительно. Тогда Ардонис бросил на человечку смешливый взгляд, и поинтересовался на том же языке:

— А это, наверное, чистая душой младая дева для жертвоприношения?

Я еле сдержал смех: кто-кто, а уж Кира сейчас меньше всего походила на «чистую душой младую деву». Если с натяжкой еще можно было назвать ее младой девой (хотя я представлял себе их несколько иначе), за вычетом колтуна на голове и мятого одеяла, то уж на «чистую душой» она не потянет. Это такая-то язва…

— К сожалению нет. Это моя знакомая, — ответил я на том же наречии, чтобы «дева» не догадалась о чем мы говорим. А то боюсь, чистым душой стану я, как святой-великомученик.

Ардонис вернулся к орку. Загипнотизировать наемника не составило труда, и они вместе вошли в круг. Так, теперь главное — сосредоточится…

Кира

Усевшись на кровати Лиры, я внимательно выслушала объяснения, что происходило в замке. Н-да, рассказывают складно. Да и врать-то им не за чем. Ну почему мне всегда так не везет? Вечно там где я — там проблемы. И теперь — из сотен миров мне повезло попасть в тот, где происходят странные вещи, попахивающие войной.

— А сам-то ты откуда родом? — я заинтересованно посмотрела на Ардониса. Он действительно располагал к себе, да и общаться с ним легко. Нет, он определенно все больше мне нравиться. Думаю, мы подружимся.

— Да на самом деле, я ничего особенного из себя не представляю, — ответил он спокойно, — Жил раньше в Ламании, одном из северных городов. Точнее, в деревне городского типа. Это не в королевстве оборотней, а на границе с эльфийским государством в Сизальских кущах. Дикие места, где почти никто не живет. Еще в детстве у меня стали проявляться магические способности к гипнозу и телекинезу. Просто моя стихия — вода. А она может принимать любые формы, пластична и изменчива, как и сознание живого существа. Потом учился в Магическом Училище Мерсельского Уезда, на отделении водных стихий — МУМУ сокращенно. — «Да уж, хорошее названьице», — с нервным смешком подумала я, — «Особенно для водного факультета». — Так вот, параллельно учился в военном университете. Участвовал в битве народов, когда Даорг Змеиный шел с огромным войском против всех народов, возомнив себя императором, — «Ну блин, Наполеон», — удивленно подумала я. — После победы в битве зажил спокойной жизнью сельского обывателя. Охранял деревню от редких набегов разбойников, мелкой нечисти.

— Ага, только ты забыл упомянуть, что способности твои проявились чуть не в младенчестве, ты был самым сильным магом своей специальности в группе, и что твои умения — крайне редкое явление, а в деревне вовсе не «сельский обыватель», а представитель Магической Гильдии. Скромник ты наш! — Дополнила Лира его рассказ. Что ж, от избытка самолюбия мы, похоже, не страдаем.

— А глаза почему зеленые? — задала мучивший меня вопрос, — Ты полукровка?

— Да. Даже скорее на четверть оборотень. Моя бабушка — чистокровный оборотень, а отец был из человеческого рода — эльнов, что-то вроде друидов. От нее мне и передалась способность менять ипостась. А от деда — зеленые глаза. Родители мои — их дочь полу оборотень и человеческий мужчина.

Я задумалась. Да уж, ну и намешано у него! Никогда не разбиралась в кровных узах, а здесь так и подавно заблужусь. Хотя это определенно интересно.

— А откуда ты знаком с Винсертом?

Ответить Ардонис не успел. Вот блин, вспомнишь… кое-что, вот и оно. В смысле, в комнату без стука вошел Винсерт.

— Богатым будешь, — ехидно сказала я, запоздало подумав что богаче уже некуда. Мое высказывание осталось непонятым.

— Ну и как успехи в общении с народом? — спросил Фредерик, вяло потянувшись. Винсерт опустился в кресло, благо, что места еще осталось много.

— Народ успокоился и ни о чем не подозревает, — грустно усмехнулся принц. — На завтра назначен Совет. Я был у отца — тот чрезвычайно взволнован, — я не сдержала смешка, вспомнив того прикольного мужичка за обедом. Это он-то взволнован? — Он подозревает, что неуязвимость наемников и их телепортация связаны с очень сильной магией.

— А что с тем орком, который остался? — спросила я.

— Его увели и заперли. Скорее всего он не очнется до утра. Кстати, ждать не так долго — рассвет через час.

Я взглянула в окно. Надо же, а ведь и не заметила! За окном еще темно, но звезд стало меньше. Как-то резко навалилась усталость. Вот так всегда — делаешь что-то, не замечая происходящего. А как тебе напомнят, что бежать от злой соседской собаки с ушибленной ногой неудобно — нога тут же ноет с новой силой, и счастливая собачка достигает цели.

— Что ж, думаю нам нужно попытаться уснуть, — Винсерт поднялся с кресла. — Неизвестно, что будет завтра. Ты помнишь свою комнату? — обратился он к Ардонису. Получив утвердительный кивок, вышел из комнаты.

— Спокойной ночи, — пожелала я Лире, и мы с Фредом направились к моей комнате. Ардонис вышел за нами. Долго блуждать не пришлось, и через пять минут я уже была в комнате. Заходя, я оглянулась: Ардонис открывал соседнюю дверь. У них тут что — гостиное крыло?

— Спокойной ночи… то есть утра, — сказал Ардонис, заходя в свою комнату. Я последовала его примеру. Кот уютно устроился в кресле, а я только упала на кровать, как сразу погрузилась в сон. Благо, что одеяло с ночнушкой уже были при мне.

Глава 6

Колхоз-дело добровольное: хочешь-вступай, не хочешь-расстреляем.

NN
Кира

Сквозь толстый слой одеяла, простыни, подушки и Фредерика, возлежащего на оной, упорно пытался пробиться посторонний звук. Ну что же это в самом деле? Вам тут не трамвай! Поглубже зарывшись в подушку, попыталась ухватить


Содержание:
 0  вы читаете: Оборотная сторона : Александра Дружинина  1  Глава 1 : Александра Дружинина
 2  Глава 2 : Александра Дружинина  3  Глава 3 : Александра Дружинина
 4  Глава 4 : Александра Дружинина  5  Глава 5 : Александра Дружинина
 6  Глава 6 : Александра Дружинина  7  Глава 7 : Александра Дружинина
 8  Часть 2 : Александра Дружинина  9  Глава 2 : Александра Дружинина
 10  Глава 3 : Александра Дружинина  11  Глава 4 : Александра Дружинина
 12  Глава 5 : Александра Дружинина  13  Глава 6 : Александра Дружинина
 14  Глава 7 : Александра Дружинина  15  Глава 1 : Александра Дружинина
 16  Глава 2 : Александра Дружинина  17  Глава 3 : Александра Дружинина
 18  Глава 4 : Александра Дружинина  19  Глава 5 : Александра Дружинина
 20  Глава 6 : Александра Дружинина  21  Глава 7 : Александра Дружинина
 22  Часть 3 : Александра Дружинина  23  Глава 2 : Александра Дружинина
 24  Глава 3 : Александра Дружинина  25  Глава 4 : Александра Дружинина
 26  Глава 5 : Александра Дружинина  27  Глава 6 : Александра Дружинина
 28  Глава 7 : Александра Дружинина  29  Глава 1 : Александра Дружинина
 30  Глава 2 : Александра Дружинина  31  Глава 3 : Александра Дружинина
 32  Глава 4 : Александра Дружинина  33  Глава 5 : Александра Дружинина
 34  Глава 6 : Александра Дружинина  35  Глава 7 : Александра Дружинина
 36  Часть 4 : Александра Дружинина  37  Глава 2 : Александра Дружинина
 38  Глава 3 : Александра Дружинина  39  Глава 4 : Александра Дружинина
 40  Глава 5 : Александра Дружинина  41  Глава 6 : Александра Дружинина
 42  Глава 1 : Александра Дружинина  43  Глава 2 : Александра Дружинина
 44  Глава 3 : Александра Дружинина  45  Глава 4 : Александра Дружинина
 46  Глава 5 : Александра Дружинина  47  Глава 6 : Александра Дружинина
 48  Эпилог : Александра Дружинина  49  Использовалась литература : Оборотная сторона
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap