Фантастика : Юмористическая фантастика : Космическая одиссея капитана Казюлина : Наталья Егорова

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

– Три милли… блин, милли-она…

Бомж сморгнул, поскребся под мышкой и продолжил.

– Жиз-ней…

Утро наступало на свалку. Над ядовитыми лужами весело роились мухи; косматые мозгоклюи, повизгивая, копались в живописных кучах мусора. Из стратосферы доносился басовитый гул подлетающего корабля.

Бомж снова задрал глаза к светлеющему небу.

– Это пла-та за не-за… – воздуха не хватило, и бомж задавленно хрюкнул. – Виси-мость. Независимость, блин.

Он задумчиво перевел взгляд правее, где над останками древних межпланетников поднимался красноватый фонарь солнца.

– Не понял, – пожаловался солнцу бомж.

Гул стал увереннее: корабль приближался прямо к свалке.


Капитан межзвездной баржи Казюлин пребывал в гневе. Да что там в гневе, в ярости. Попадись ему сейчас тот чиновник, что подписал документы на тухлые яйца киви, размазал бы по обшивке.

Три миллиона галактоюаней! И это не считая неустойки. Вся баржа Казюлина не стоила таких денег.

Обижаться, понятно, стоило не только на чиновника, но и на себя, ибо на страховке Казюлин решил сэкономить. Подумаешь, двадцать парсеков до Моншерами – раз прыгнуть.

Допрыгался.

Войти в трюм было невозможно: запах сшибал с ног. Казюлин сгенерировал на камбузе стакан спирта, разом махнул и задумался.

От яиц надо было избавляться – это раз. Найти груз – это два: желательно подешевле, оптимально даром, причем быстро, чтобы успеть заполучить обратно злополучные три миллиона и отвезти-таки яйца на Моншерами.

Неустойка грозила пустить капитана по миру.

Проблемы стоило решать по очереди, поэтому через полчаса баржа Казюлина зависла над обширной стихийной помойкой. Десятилетиями разгильдяи космоса вываливали сюда мусор, а иногда и старые корабли скидывали на планетку, оказавшуюся на свою беду слишком бедной и слишком близкой к выходу из гипера.

Баржа зависла над останками истории космоплавания, и грузовые люки разверзлись, выпуская тухлую лавину яиц. Казюлин проводил взглядом свои надежды на двухнедельный отпуск, сдержанно чертыхнулся и бесцельно оглядел окрестности.

Над анилиново-психоделичным пейзажем возвышался зеленокожий абориген. Не обращая на баржу ни малейшего внимания, он воздевал руки к низкому светилу, щурил стрекозиные глаза и выкрикивал в небо:

– Плата! За! Неза! Виси! Мость!

В звуках чужой речи угадывался галактосуржик; Казюлину стало так интересно, что он высунулся в люк.

– О, великий бог корня, – взвыл абориген, явно играя на публику. – Я не понял, что значат твои слова.

Шаман, – с уважением подумал Казюлин. И тут его осенило.

– Милейший! – позвал он аборигена. – Не будете ли вы любезны подсказать мне…


Бомж во все глаза пялился в иллюминатор. Сегодня бог корня был особенно щедр, он опустил к ногам видящего корабль, что умеет плавать в большой пустоте. Бог подарил ему путешествие к звездам, которые теперь сверкали и подмигивали с черного покрывала большой пустоты точно так же, как вечерами поблескивали на свалке химические лужи.

– И как их готовить? Э, милейший?

Абориген с сожалением оторвался от иллюминатора. Капитан тщательно вымыл порцию собранных на свалке грибов и уложил в глубокую миску. Над ворсистыми шляпками поднималось слабое голубое свечение.

– Их не надо готовить. Их надо вкушать.

– Жевать, сосать, нюхать, втирать? – деловито уточнил капитан.

Бомж задумался.

– Впитывать…

– М-да, – покачал головой капитан. – Очевидно, как придется. Что ж, приступим.

Капитан сунул голубую шляпку в рот, скривился, но старательно прожевал. Зеленый человечек выбрал самый яркий гриб, втянул безгубым ртом, сощурил непроницаемые стрекозиные глаза.

– Как вас зовут, милейший? – расслабленно поинтересовался капитан.

– До того, как я узнал бога корня, меня звали Нья, – обстоятельно ответил тот. – А после меня прогнали из дома и перестали звать.

И отстраненно добавил:

– Блин…

– Так вы, выходит, бомж?

– Вероятно, так.

– И сколько нам ждать, господин Нья?

– Пока бог не откроет нам свои мысли.

Капитан завозился, устраиваясь в кресле, косясь на неподвижно лежащего бомжа.

– А когда он откроет свои мысли?

– Мы не пропустим нужный момент.

Волны тумана просачивались через их тела, всплывая к потолку. Звуки становились ниже и глуше, запутывались в мутной завесе. Пахло отработанным ракетным топливом и желтыми цветами, какие растут по берегам особенно едких луж.

Наконец, мягко покачиваясь, растворяя зыбкий туман, всплыли перед глазами бомжа крупные буквы:


_ root›


Капитан потрясенно охнул и тут же вновь принялся задавать вопросы.

– И что теперь?

– Теперь можно разговаривать с богом корня. Иногда он говорит много и непонятно, иногда мало и странно. Но если понять его слова, можно обрести великую истину.

Капитан старательно вылупился в туман, но вскоре снова зашуршал, нарушая величие момента.

– А можно ли… можно ли у него что-то попросить?


Неизвестный шаманский наркотик – это был шанс. На Торсионе, в трех прыжках отсюда, расположилась целая колония любителей экспериментов на организме. За неизвестный состав или только что найденное растение они готовы были если не душу продать, то уж кредитками изрядно потрясти.

Три миллиона, ясное дело, для них многовато, но если получить тысяч двести, можно провернуть доставку чертовых яиц в несколько этапов: купил – продал – купил еще партию…

Одна закавыка: эти наркоманские эстеты особенно ценят «состав с историей». Это значило, что нужно испробовать зелье на себе, а затем поэтически, в красках описать переживания кучке пускающих слюни извращенцев.

Подбадривая себя мыслями о пачке галактоюаней, Казюлин старательно разжевал противную шляпку светящегося гриба. Но когда к потолку всплыла загадочная зеленая надпись, капитана осенило:

– А можно ли у него что-то попросить?

Глаза Нья стали ромбовидными. Очевидно, это означало удивление.

– Я никогда не пробовал этого.

– Так, может быть, попробуем сейчас? А, любезнейший?

Казюлин уставился в проступающие из тумана буквы, вспомнил, как приносили жертву медной птице в виденном на прошлой неделе фильме, как выглядел подобранный им шаман на фоне рассвета, и внушительно произнес:

– О, великий бог светящихся грибов…

– Бог корня, – поправил Нья.

– Великий бог корня, услышь меня в твоей туманной мудрости и исполни, о чем я тебя попрошу.

Вот ведь как завернул, – подивился на себя Казюлин и продолжил:

– О, великий бог корня, исполни мое желание.

– Исполни мое желание, – вторым голосом подвыл зеленый человечек.

И бог ответил.


Надпись моргнула, и буквы плавно растеклись, чтобы спустя мгновение собраться в новую фразу. На памяти Нья такое происходило впервые: должно быть, белокожих людей бог корня любил больше. Это показалось аборигену обидным.

«Вы услышаны. Огласите желание.»

– Вот это да-а… – восхищенно протянул капитан. – Милейший, вы тоже видите?

Нья кивнул.

«Огласите желание.»

– Хочу три миллиона галактоюаней, – заявил капитан, и Нья поморщился: такой приземленной, такой бесконечно далекой от мудрости бога корня оказалась просьба.

«Желание принято и исполнено.»

И бесконечная чернота космоса объяла их. Зеленоватая дымка заключила в правильную сферу две гуманоидные фигурки на фоне звезд.

– Черт!

– Блин!

– Нья, что ты видишь?

– Вижу большую пустоту.

– Черт побери!

Туман в оболочке сферы сгущался в подобие букв.

– Эй! Бог корня, что происходит?

Нья едва успел испугаться такой непочтительности, как надпись прояснилась.

«Баржа перенесена в порт планеты Мнемозина. Покупатель найден. Три миллиона галактоюаней будут доставлены вам немедленно по факту продажи.»

– С ума сошел! Верни ее обратно!

Зеленые буквы размылись, словно в недоумении.

– Верни все обратно! Назад! Черт, не вижу, что он там пишет. Откат!

«Откат выполнен.»


– Нья, что это было? – Казюлин едва не взрывался от переполнявших его эмоций. Испуг, восторг, недоверие, смущение – все перемешалось в бедной капитанской голове, как у юнги при первом гиперскачке.

Бомж ощупал мягкий пол рубки и улегся на него, раскинув тощие зеленые руки.

– Бог корня испытывал нас.

– Какое, к чертям, испытывал – издевался. Но я не понял, это было на самом деле или мне показалось? Баржа просто исчезла!

– Если вы о том, как нас выбросило в большую пустоту, то полагаю, на самом деле, – меланхолично сообщил Нья. – Бог корня могуч и дела его велики.

Капитан Казюлин забегал по рубке, бросился в кресло пилота, ухватился за штурвал и успокоился только, когда баржа привычно тронулась с места, послушная движению его рук.

– То есть делать что-то из ничего он не умеет, – пробормотал капитан и запустил просчет прыжка до Моншерами. – Учтем на будущее…

Он посмотрел в угол, где в ошметках зеленого тумана безмятежно светилась надпись: «Огласите желание».

– Загрузи трюм яйцами киви, – и, спохватившись, добавил, – Свежими!

«Желание принято и исполнено.»

Дальнейшее заняло три секунды, не более.

Раз – повинуясь заданной программе, баржа вошла в гипер. Два – ее тряхнуло, и вся она разом наполнилась хрустом, писком и клекотом. Три – резко изменившаяся масса баржи переколбасила все настройки прыжка, гипер подхватил ее и вышвырнул, куда попало.

Казюлин застыл в пилотском кресле, обалдело глядя на никем и никогда не виденный рисунок созвездий.


– Нья, что там? – слабым от потрясения голосом позвал капитан.

Абориген пихнул твердой пяткой наглую тварюшку с длинным клювом и попытался закрыть люк.

– Полагаю, это птицы. Хотя у них нет крыльев.

– Но как же… Я же просил яйца. Что за глючная система, этот ваш бог корки.

– Корня, – терпеливо поправил Нья, справившись с люком в трюм. – Бог корня.

Капитан метался по рубке, то дергая себя за волосы, то вбивая кулак в обшивку, то принимаясь листать звездные атласы. Нья удивлялся, сколь же суетливы белокожие люди с маленькими глазами. Должно быть, это от мясной пищи.

На очередном круге капитан остановился и погрозил кулаком туманной надписи у потолка.

– Я просил яйца. Яйца! Признавайся, что произошло!

«Свежее яйцо имеет тенденцию к преобразованию в самостоятельный организм.»

– Нет, он издевается, – беспомощно сказал капитан.

Нья развел руками, но в глубине его души шевельнулось маленькое злорадство: не стоило капитану так бесцеремонно обращаться с непостижимым богом.

– Откат! Слышишь, ты?

Клекот и попискивание разом смолкли. Абориген осторожно заглянул в трюм: дно его покрывали белые скорлупки.

Капитан напряженно вглядывался в экран, на котором застыли чужие звезды. Прошла минута.

– Я сказал, откат! Почему мы все еще здесь?

«Перемещение не было связано с исполнением желания и не может быть отменено.»

– Ну, блин! – взвизгнул капитан.

– Вы хотели сказать, черт, – мягко поправил его Нья.

– Да. То есть нет. Ты слышишь меня, бог корня?

«Огласите желание».


Никогда еще капитан Казюлин не попадал в столь идиотское положение. И в столь безвыходное. Выпасть в точку, не существующую в атласах, затерянную во вселенной – как в ужастиках про потерявшихся в космосе.

Неимоверным усилием воли Казюлин взял себя в руки.

– Вас что-то беспокоит? – участливо спросил лупоглазый шаман.

– Не то слово, друг мой, – процедил капитан сквозь зубы и гневно уставился на мутно-зеленую реплику бога. – Перенесите нас к обитаемой планете.

«Желание принято и исполнено.»

Баржу обступили фермы причала. Желтый бок планеты (кажется, это был Зурбаган) заполонил весь экран. Но Казюлин не успел облегченно вздохнуть, не успел воздеть руки и произнести какую-нибудь пафосную глупость, ибо сбоку уже спешило два таможенных катера.

Посреди рубки двухведерной железной уликой торчала бочка со светящимися грибами. С грибами, которых не было ни в одной энциклопедии. Которые привели бы в восторг маньяков с Торсиона и наверняка обрадовали бы таможенников – но по совершенно разным причинам.

Закон о невывезении живых организмов.

Закон о несмешивании дикой флоры и фауны разных планет.

Закон об ответственности за распространение наркотических веществ.

И еще десяток смутно запомнившихся законов всплыл перед глазами капитана в эту секунду.

– Откат!!! – заорал Казюлин.


Безмятежно мигали пришпиленные к подолу большой пустоты звезды – чужие, но такие спокойные. Безмятежно зеленела в углу ставшая привычной надпись.

«Огласите желание».

– Я больше не могу, – признался капитан. – Сударь мой Нья, может быть, вы попробуете справиться с этим вашим богом?

«Огласите желание».

Нья не хотелось ничего желать. В чреве корабля было сухо и тепло, он лежал на мягком – мягче черного мха – подстилке, их окружали звезды, и бомж был почти счастлив. Не хватало разве что запаха луж. Но капитан был так добр: поднял аборигена к звездам, впитывал с ним грибы, разговаривал с его богом. А теперь он сам может сделать капитану приятное.

Нья почесал под мышкой: иногда это помогало думать. Но мудрая мысль не успела прийти, ибо туманная надпись моргнула и сменилась другой.

«Ваше время на исполнение желаний подходит к концу. Если желание не будет оглашено, оно будет выбрано из списка случайным образом.»

– Случайным образом! – в ужасе воскликнул Казюлин. – Если он вытворяет такое по команде, что он устроит случайным образом!

Пожалуй, Нья было любопытно, что может устроить бог корня по собственному усмотрению. Но этот большой человек так нервничает – как самка мозгоклюя на гнезде.

– Оставь нас, – робко попросил Нья у бога.

«Данное желание предусмотрено только в режиме взаимопроникновения. Огласите пароль для входа в режим взаимопроникновения или огласите желание».

Бог корня не хочет отпускать нас, – понял абориген и вдруг сразу заскучал по родной свалке и вспомнил, что на сходе двух лун младшая дочь его третьей жены придет навестить безымянного видящего. Ему невыносимо захотелось посмотреть на звезды не из большой пустоты, а лежа на мягкой земле.

Большой светлокожий капитан сидел в углу, запустив пальцы в длинный мех на голове, раскачивался и уныло повторял:

– Отпусти нас… Оставь нас… Ну что тебе стоит, верни все, как было…

«Ваше время на исполнение желаний подходит к концу».

И тут в едва слышном гуле двигателей и запахе чужого страха на Нья снизошло вдохновение. Это случилось второй раз в его жизни: первый заставил его уйти из родного гнезда и научиться читать мысли бога корня, этот второй – должен был заставить бога корня повиноваться маленькому видящему со свалки.

Просветленному взору Нья открылась строчка, увиденная только утром (а казалось, в прошлой жизни) на фоне помоечных облаков:

// Tri milliona zhiznej – eto plata za nezavisimost'

Абориген простер руки к потолку и торжественно произнес непонятные слова.

«Включен режим взаимопроникновения. Огласите ваше желание.»

Два человека: разного роста, разного цвета, с разными глазами, но такими одинаковыми желаниями – переглянулись и одновременно воскликнули:

– Оставь нас в покое!

«Желание принято и исполнено. Сеанс исполнения желаний завершен.»


Межзвездная баржа капитана Казюлина еще долго блуждала в отдаленных галактиках, благо была оснащена системой жизнеобеспечения с замкнутым циклом, да и топливом предусмотрительный Казюлин запасся вдоволь.

Через месяц капитан устал ругать себя за авантюризм и разгильдяйство. Через два – смирился с грядущей продажей баржи и временным понижением до пилота по найму. Все это время шаман впитывал грибы и нараспев читал видимые лишь ему одному туманные строчки.

Казюлин старался не прислушиваться.

Через три месяца один из безнадежных прыжков вынес их в обитаемую часть вселенной, причем прямо к помоечной планетке.

Тут они и расстались – дружески, но без излишних эмоций. Нья помахал зависшей над свалкой барже и опустился на землю, с наслаждением вдыхая забытый запах желтых цветов. В обломках межпланетников повизгивали мозгоклюи, таинственно мерцала поверхность ядовитых луж, а под железными червями трубопровода созрели новые светящиеся грибы.

Бомж был счастлив.

Но это Нья – простая душа. Капитан же Казюлин, добравшись до обжитых планет, первым делом вылез в «Google-космо» и поперек изображения крохотной планетки-свалки вывесил оранжевый маркер:

«Оставьте ее в покое!»


Содержание:
 0  вы читаете: Космическая одиссея капитана Казюлина : Наталья Егорова    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap