Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 18 ПРИЗ : Пирс Энтони

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




Глава 18

ПРИЗ

Оглядевшись по сторонам, Ким пришла к выводу, что коль скоро кладбище есть последнее место, на котором ей хотелось бы оказаться, то и приз, скорее всего, находится где-то поблизости. А раз так, она собралась с духом и двинулась вперед.

Греза, явно разделяя ее антипатию к этому местечку, жалась к ноге. Ким понимала, что бояться костей нелепо, они мертвы, а стало быть, не опаснее камней или щепок. Даже если магия превращает их в персонажи вроде Косто, ничего по-настоящему страшного в них нет. Да и вообще, это Сонное Царство, где нет ничего реального. Не говоря уж о том, что оно находится в вымышленной стране, в конечном счете представляющей собой не более чем хитроумную компьютерную игру. Однако все равно ее пробирало могильным холодком, и она радовалась тому, что хотя бы не одна, что с ней Нада и Греза.

Косто исчез, но Ким понимала, что он непременно вернется в куда более устрашающем обличье, и внутренне готовилась к этой встрече.

Темнело, и от этого становилось еще страшнее. На черное небо выползла ущербная луна с оспинами на угрюмой физиономии. Уродство всегда внушало Ким суеверный страх, хотя она знала, что это всего лишь болезнь и в ней нет ничего зловещего. Однако появление такой луны непременно должно было предвещать нечто ужасное: скажем, нападение вампира или убийство невинной девушки.

— Осторожно, — пробормотала Нада. — Смотри куда идешь.

Предупреждение оказалось своевременным: поскольку Ким, вместо того чтобы смотреть под ноги, таращилась на луну, она чуть не угодила в пруд. Причем отвратительный, полный густой темной жижи, напоминающей с виду гной. Возле берега виднелись кости с обрывками разложившейся плоти, когда взгляд девушки упал на скелет, он зашевелился.

Ким поежилась, отвела глаза и поспешила дальше. Они поднялись на холм, и с вершины взору открылась мрачная долина, в пугающих глубинах которой затаился поистине безобразный замок. В силу особых свойств местности только что взошедшая ущербная луна уже закатывалась за это жуткое строение, благодаря чему каждая деталь сооружения прорисовывалась с удивительной четкостью. Замок имел и ров, и зубчатые стены, и башни с флюгерами, и подъемный мост, но все это не восхищало, а почему-то внушало ужас. Что-то с ним было неладно.

Подойдя поближе, Ким поняла, что именно: и стены, и башни были сложены не из камня, кирпича или дерева, а из человеческих костей. Флюгера представляли собой человеческие черепа, а ворота с опускной решеткой — череп чудовища с разверстой пастью и жуткими клыками.

— Может быть, приз все-таки не там? — со слабой надеждой пролепетала Ким и повернулась, чтобы уйти.

Увы, в тот же миг, направляя ее к зловещим воротам, с обеих сторон сдвинулись частоколы, а позади, над холмом, заклубился туман. Такой густой, что при попытке повернуть назад она наверняка угодила бы в мерзкий пруд с разлагающимися трупами. Оставалось только одно — идти вперед.

По мере приближения замок вырастал все выше и выше, пока его чудовищная громада не заслонила горизонт. Вблизи было видно, что ставшие строительным материалом кости грубо обломаны и расщеплены, а некоторые еще и изжеваны. Создавалось впечатление, будто к ним приложили свои ручищи и зубы самые свирепые огры, пребывавшие в самом скверном расположении духа.

Жидкость во рву оказалась еще гаже, чем в пруду. Греза в страхе попятилась, в темных глубинах что-то зашевелилось, но Ким отвела взгляд и, собрав последние остатки воли, ступила на костяной настил подъемного моста. Одна из костей зашаталась и выпала, отчего девушка едва не плюхнулась в отвратительную жижу. Следующий ее шаг привел к выпадению еще одной кости. Поняв, что так ей равновесия не сохранить, Ким стиснула зубы и продолжила путь на четвереньках. На ощупь кости казались такими, будто с них только-только содрали плоть, а зацепившись за какую-то веревочку и попытавшись отцепиться, девушка обнаружила, что это сухожилие. Ее чуть не стошнило, но так или иначе мост она одолела. Греза, хоть и скулила, но ползла рядом.

Теперь они оказались перед страшным зевом ворот. Оставалось войти, но Ким задумалась о том, не сомкнутся ли эти челюсти, как только она окажется внутри.

И тут позади послышался скрежет. Оглянувшись, девушка увидела, как толстые сухожилия, наматываясь на берцовые кости, поднимают мост. Путь назад был отрезан.

— Здесь все одностороннее, — заметила Нада. — И туман, и частоколы, и этот мост — все свидетельствует о том, что на этом этапе игры менять решение уже нельзя.

— Да, — согласилась Ким, — я пришла или к победе, или к поражению. По мне, конечно, предпочтительнее победа.

— Это само собой, — согласилась Нада. — Какой смысл вступать в игру, не рассчитывая на приз?

— Наверное, никакого, — отозвалась Ким, решив, что втолковывать змеиной принцессе что-либо насчет человеческих чувств, занятие пустое и неблагодарное. — Но и просто побывать в Ксанфе немалое удовольствие. Мне здесь очень нравится.

— Ты сможешь вернуться. А с помощью полученного в награду магического таланта будешь играть с еще большим успехом.

Ким поняла, что принцесса и впрямь права. Коль скоро с заветным желанием ничего не выходит, так почему бы ей не заполучить хотя бы приз?

— Да. Пошли дальше.

Она сделала шаг к решетке, но тут Греза заскулила в голос.

Ким остановилась. Насколько она знала, собака не обладала никакими магическими свойствами, это не кот Сэмми, способный найти все что угодно. Однако это не означало, что от Грезы не было никакого толку, на магическую опасность она все равно реагировала. И на страшные зубы опускной решетки смотрела, поджавши хвост. Следующий шаг девушки заставил собаку завизжать.

— Что, Грезушка, думаешь, как только мы шагнем внутрь, эта пасть закроется? — спросила Ким.

Ответа она не ждала, да его и не требовалось: девушка уже поняла, что ворота представляли собой ловушку и войти в них означало вылететь из игры в самом финале.

— Наверное, это так, — ответила за собаку Нада. — Посмотрим, может быть, здесь есть и другой вход.

Но посмотреть — даже посмотреть — не удалось. При попытке обойти вокруг замка ров расширился, вплотную приблизившись к стенам.

— Ладно, — проворчала не желавшая сдаваться Ким. — Раз обойти нельзя, надо попробовать заблокировать решетку, подсунуть что-нибудь, чтобы эти зубья не смогли опуститься.

Увы, подсунуть оказалось нечего.

— А если перелезть? — предложила Нада. — В змеином обличье я могла бы попытаться.

Ким тоже попыталась, но ни одна кость не выступала из стены настолько, чтобы за нее можно было ухватиться. Девушка поняла, что даже если и вскарабкается чуток повыше, то ослабнет и упадет гораздо раньше, чем доберется до бойницы. Не говоря уж о том, что ей никак не перетащить собаку.

— Идем внутрь! — решила она, обдумав создавшееся положение. — Ни одна ловушка не срабатывает мгновенно. Мы должны проскочить одновременно, плечом к плечу, чтобы клыки сомкнулись позади и нас не прихлопнули. Ну а что делать дальше, сообразим потом, оказавшись внутри.

— Пожалуй, это единственная возможность, — согласилась Нада.

Вся троица выстроилась в линию, сорвалась по команде Ким с места и проскочила в ворота за долю мгновения до того, как жуткая пасть с грохотом захлопнулась. Острые клыки вонзились в землю за самыми их пятками. Путь к отступлению был отрезан, но внутрь все прорвались целыми и невредимыми.

Правда, теперь, когда все закончилось благополучно, Ким оценила степень риска, и ей стало не по себе. Это просто чудо, что собака не отстала и не вырвалась вперед: и в том, и другом случае бросок мог бы закончиться плачевно.

Пообещав себе быть впредь осторожнее, девушка посмотрела вперед и увидела ведущий в глубь замка темный коридор со стенами, сложенными из полированных переплетенных костей. Она не представляла себе, кто и каким способом может переплетать кости, но эти определенно были переплетены.

Скудного света едва хватало, чтобы видеть, но коридор должен был куда-то вести. Ким шагнула вперед, однако Греза тут же заскулила.

Девушка замерла и огляделась. В это время со стены со стуком отвалился фрагмент костяной кладки, и собака подбежала, чтобы обнюхать упавшие кости. В этом не было ничего необычного: собаки всегда обнюхивают незнакомые предметы, а кости, как известно, относятся к тем предметам, которые привлекают их особое внимание. Однако поведение Грезы напомнило Ким о том, что из любого сложившегося в игре положения непременно должен быть выход и что сама игра (разумеется, в форме намека) этот выход подсказывает. Следовало ли понимать выпадение фрагмента стены как такого рода намек?

Подойдя к собаке, Ким подняла упавший кусок и, не углядев в нем ничего особенного, попыталась приладить его обратно к стене. Однако кости не держались, а костного клея или костной муки у нее не было. И вообще странно, что от такой гладкой и прочной с виду стенки отваливаются целые куски.

Последняя мысль заставила ее вспомнить, о распространенности в Ксанфе такого вида магии как иллюзия. Многое кажется не тем, чем является, или является не тем, чем кажется. Скажем, этот коридор кажется длинным, прямым и гладким…

Схватив кость, Ким толкнула ее вперед, заставив скользить по гладкому полу коридора как шайбу по льду хоккейной площадки. На некотором расстоянии впереди кость исчезла.

Усмехнувшись, девушка снова опустилась на четвереньки и осторожно поползла вперед. Греза ползла рядом. Оказавшись у места исчезновения кости, Ким прощупала пол рукой — и ее рука ничего не ощутила. Гладкая поверхность представляла собой иллюзию: проход перегораживал ров. Ким опустила руку и попыталась определить его глубину, но это, разумеется, ни к чему не привело. Ров был достаточно глубок, чтобы падение в него означало вылет из игры.

Чтобы определить, можно ли преодолеть преграду, девушка достала из рюкзака запасные носки, скатала их и бросила один вперед на расстояние примерно в четыре фута. Упав, носок прокатился в глубь коридора и остановился перед входом в следующую залу. Стало быть, дальше коридор не был прерван никаким рвом и шел ровно. Второй носок полетел на три фута и тоже никуда не провалился, а вот дотянуться до другого края преграды рукой Ким не удалось. Таким образом, ширина провала составляла больше длины руки, но меньше трех футов. Конечно, прыгать через невидимую пропасть страшно, но прыжок длиной в три фута вполне возможен.

— Придется прыгать, — заявила Ким, снимая рюкзак и кладя его на самый край рва. — Обрыв здесь, прыгаем вон к тому носку. По очереди, я первая.

Ей хотелось верить, что собака все поняла.

Отойдя к началу коридора, девушка разбежалась, оттолкнулась у рюкзака и перемахнула ров с хорошим запасом.

— Греза, теперь ты.

Девушка очень боялась за собаку, слишком старую и тяжелую для таких трюков. Прыжок и вправду дался ей нелегко, однако в пропасть Греза не сорвалась.

— Отметь место, перебрось рюкзак сюда и прыгай сама, — сказала Ким Наде.

Принцесса легко преодолела препятствие, и они вошли в огромный зал, опоясанный балконом. В разные стороны уходило примерно с десяток коридоров, а на уровне балкона их было еще больше. В центре зала лежал моток ярко-красной тесьмы.

Как только они вошли в зал, дверь позади них с костяным стуком захлопнулась.

— Кажется, я поняла, в чем тут дело, — промолвила Ким. — Приз находится где-то в замке, и мне нужно его найти. Любая дверь, в которую я выйду из зала, за мной закроется, так что сюда тем же путем будет уже не вернуться. Но в каждом из тех коридоров может быть множество ответвлений. Я должна просмотреть их, а чтобы не сбиться и знать, где уже была, стану разматывать за собой тесьму. Если мне удастся найти приз, прежде чем я окажусь запертой в тупике, победа за мной.

— Судя по тому, с чем мы уже сталкивались, по пути тебя могут подстерегать опасности, — указала Нада.

— Да, я уже поняла, что эта игра в кости полна риска. Но выиграть в нее можно: нужны только сообразительность и удача, — сказала Ким, подбирая клубок. — Греза, у тебя чутье на опасность. Ты пойдешь впереди.

Она не была уверена в том, что собака ее поймет, однако та, понюхав воздух, направилась к одному из проемов и остановилась возле него, поджидая Ким. Девушка привязала конец тесьмы к обломку кости и двинулась за собакой. Сразу за проходом открылась вторая комната, однако собака не пересекла ее посередине, а свернула к стене. И вовремя: оказалось, что с потолка, пересекая при качании все помещение, свисает маятник в виде подвешенной на сухожилии острой как бритва кости.

Ким подумала, что комнату можно проскочить, рассчитав время, когда маятник находится на противоположном конце помещения, но тем временем с потолка спустился второй. Даже это оставляло надежду пробежать через центр комнаты, пока кости находятся в противоположных ее концах. Однако с появлением третьего и четвертого все помещение оказалось перекрытым острыми раскачивающимися костями. Маятники почти касались стен, так что и пробраться по стеночке надеяться не приходилось.

— Наверное, лучше поискать другой проход, — промолвила Нада.

Ким оглянулась и увидела, как за ее спиной закрывается костяная дверь. Путь назад снова оказался отрезанным.

Ким подумала о возможности двигаться, перепрыгивая через кости, но тут же отбросила эту мысль, сообразив, что натянутые сухожилия ничуть не менее опасны. Опутают, остановят и бросят прямо на костяные ножи.

На глаза Ким невольно навернулись слезы. Она была близка к отчаянию, поскольку не видела решительно никакого способа преодолеть преграду. Хотя и знала, что такой способ непременно должен существовать.

Однако через некоторое время она совладала с собой и пристально присмотрелась к раскачивающимся костям. Сначала ей показалось, что каждый маятник проделывает полный цикл за две секунды, а поскольку маятников четыре, в распоряжении человека, пытающегося преодолеть остающееся свободным пространство, будет всего полсекунды, чего явно недостаточно: размер комнаты требовал на это никак не меньше секунды.

Однако, присмотревшись снова — теперь она выбрала один участок у края стены, — Ким с удивлением заметила, что нож приближается к нему не дважды, а всего лишь раз в секунду. Еще не веря своему открытию, она начертила на полу диаграмму и поняла, что в первый раз допустила ошибку: каждый маятник совершал полный цикл за четыре секунды. Это давало ту самую, необходимую для пересечения комнаты секунду. А ведь она, устрашенная мельтешением качающихся костей, едва не сдалась и не отказалась от борьбы.

— Значит, так, — объявила девушка. — Снова идем поодиночке. Пройти будет трудно, но возможно.

— Как? Нас же искромсают эти ножи! — удивилась Нада.

— Эти ножи проходят через любое место с интервалом в секунду. Таким образом, нам только и нужно, что выбрать точку — скорее всего в центре — и проскочить через нее сразу после того, как ее минует пара ножей. Я даже так скажу: нацелиться надо именно на лезвия и совершить бросок в тот момент, когда два из них только-только уйдут с нашего пути, а два других как раз начнут мах. Секунда будет в нашем распоряжении.

Нада выслушала все это с нескрываемым сомнением.

— Я пойду первой, — заявила Ким. — А Грезу понесу на руках: всех этих тонкостей с расчетом времени ей все равно не понять. Ну а следом за нами двигай ты, с мотком тесемки.

Присев на корточки, девушка погладила собаку и с усилием взяла ее на руки, удивляясь тому, каким образом программа заставляет ее ощущать вес компьютерной анимации. Впрочем, сейчас это значения не имело: главное было не ошибиться в расчете.

С собакой на руках Ким еще раз присмотрелась к раскачивающимся лезвиям, вслух отсчитывая время прохождения пары маятников через центр: раз-два, раз-два, раз, раз-два…

Потом она собралась с духом и на счет «раз» устремилась вперед, рассчитывая на счет «два» пересечь комнату.

И это ей удалось! Ощущая слабость в коленках, девушка чуть ли не выронила собаку и сглотнула. Как бы то ни было, но и это препятствие она одолела.

Наде было легче, ведь она теперь точно знала, что проскочить между маятниками возможно. И проскочила, после чего все они замедлились, остановились и поднялись к потолку. Испытание было пройдено.

Следующую комнату преграждала глубокая яма, по другую сторону которой имелось сооружение из костей, походившее на подъемный мост. На ближней стороне потолка с балки свисала похожая на трос жила. Больше в комнате ничего не было.

Ким задумалась о том, каким образом можно было бы с помощью этого троса зацепить мост и перебросить его через яму. Перво-наперво она подергала за жилу, но та ни в какую не отвязывалась. Конечно, ее можно было перерезать, только вот Ким не могла дотянуться достаточно высоко, чтобы отхватить кусок нужной длины. Подумала девушка и о том, чтобы перелететь яму, раскачавшись на этой висюльке, но кто даст гарантию, что она не оборвется? По той же причине Ким не стала пытаться взобраться по тросу к потолку. Создавалось впечатление, что толку от жилы никакого.

Потом Ким решила действовать иначе. Она привязала к концу троса свой рюкзак и, раскачав, запустила его на ту сторону, надеясь задеть поднятый мост, так чтобы он опустился. Рюкзак стукнулся о мостик и отлетел назад. Девушка толкнула его снова, но на сей раз он зацепился за мост и застрял. В результате мост остался стоять, как стоял, а Ким лишилась рюкзака, да и трос оказался вне пределов ее досягаемости.

Однако неудача девушку не обескуражила. Почесав в затылке, она взяла моток тесьмы и перекинула тесьму через ближний конец троса. После этого Ким осторожно потянула тесьму на себя. Она оказалась достаточно прочной. Тесьма потянула трос, трос потянул рюкзак, рюкзак потянул мостик, и он со стуком упал поперек ямы. Спустя мгновение две девушки и собака были уже по ту сторону и вошли в следующую комнату.

Комната оказалась еще хуже: стоило им войти, как утыканные заостренными костями пол и потолок начали угрожающе сближаться. Они попятились: пол и потолок остановились, а потом вернулись на прежние места.

Ким осторожно положила рюкзак на пол сразу за дверным проемом: потолок и пол мигом пришли в движение. За миг до того, как кости пронзили бы ее заплечный мешок насквозь, девушка успела забрать его, а сама заглянула под поднявшуюся панель пола.

Внизу панель подпирала выдвижная колонна из костей, за которой сквозь щель была видна соседняя комната. Ким поняла, что ей надо будет ненадолго стать подпольщицей. Пересечь эту комнату можно было только под полом.

Потом пол опустился, и проход исчез.

— Нада, — промолвила Ким, снова поставив рюкзак на край панели, — забери его отсюда за миг до того, как эти зубы будут готовы его продырявить. Греза, за мной! — с этими словами она опустилась на четвереньки и нырнула под пол.

Нада оторопела от неожиданности, однако пришла в себя и успела сдернуть рюкзак вовремя.

— Кидай его мне, — велела Ким уже с той стороны. — С его помощью я подниму пол, и ты проскочишь сюда.

Она проскочила, и они попали в комнату, к выходу из которой вела костяная лестница. При попытке подняться по ней ступени начинали двигаться вниз, однако Ким обманула это сооружение, ступив на лестницу задом наперед. Решив, что девушка спускается, ступени сами подняли ее к порогу следующей комнаты.

Так, избегая помещений, где проходила красная тесьма, они прошли одну за другой множество комнат и в конце концов оказались перед последней, за выходом цз которой был виден светящийся золоченый ларец. Должно быть, в нем и находился приз.

Правда, увидеть приз еще не значило его заполучить, поскольку скользкий наклонный пол комнаты обеспечивал не доступ к ларцу, а гарантированное падение в очередной бездонный колодец. Размышляя, как одолеть эту преграду, Ким непроизвольно выглянула в окошко: оказалось, что она находится на высоте третьего этажа, как раз над поднятым подъемным мостом. Унылый пейзаж вовсе не располагал к тому, чтобы им любоваться, но девушка всматривалась и всматривалась в окрестности.

Почему? — спросила она себя и, не желая заниматься самообманом, призналась, что надеется, отчаянно надеется увидеть Дага. Вдруг он тоже нашел путь к призу и сейчас появится здесь?

Для Ким это было единственной, последней возможностью увидеться с ним, ведь ни его адреса в Обыкновении, ни даже полного имени она не знала.

И тут на горизонте появились приближающиеся фигурки: маленькие двуногие спешили за совсем уж крохотным четвероногим. Неужели же это Даг, Дженни и Сэмми?

— Кажется, Даг уже на подходе! — возбужденно воскликнула Ким.

— Давай я приму облик змеи и уцеплюсь за потолочную балку, а ты перепрыгнешь к ларцу, раскачавшись, на моем хвосте, — предложила Нада.

— Не стоит утруждаться. Кот Сэмми скоро будет здесь, а уж он-то найдет безопасный путь.

— Кот Сэмми будет искать этот путь для Дага. Тебе нужно поторопиться, чтобы опередить соперника.

Однако Ким, словно не слыша, смотрела на приближающихся. На ее глазах за их спинами выросла стена тумана, и частокол стал сдвигаться, оставляя свободным лишь путь к мосту. И тут девушка совершила непростительную с точки зрения игрока глупость — высунулась из окна и помахала носовым платком. Ну точь-в-точь как какая-нибудь скорбящая дева из легенды.

Так или иначе Даг это движение заметил.

— Ким! — донесся снизу его голос.

— Я здесь, Даг!

— Стой где стоишь! Ничего не делай!

— Я буду ждать тебя! — обрадованно пообещала она, и не подумав заподозрить его в желании лишить ее форы и перехватить приз. Да и до приза ли тут?

— Что ты делаешь? — недовольно спросила Нада. — Приз, можно считать, у тебя в руках, а ты позволяешь другому игроку догнать тебя.

— Вот именно, — с сияющим видом подтвердила Ким. — Он мне нравится, но если сейчас не догонит, мы уж точно больше не повстречаемся. Наша Обыкновения — она, знаешь ли, чертовски большая. Лучше уж я дождусь его: мы поговорим, и мало ли…

— Да ему только и надо, что добыть приз! — заявила Нада.

— Ну и пусть берет, — махнула рукой Ким. — Я только хочу перед выходом из игры обменяться с ним телефонами.

Между тем маленький отряд приближался к замку. Мост был поднят, но это никого не задержало: юноша, эльфесса и кот преодолели ров вплавь. По всей видимости, ровное чудовище находилось по другую сторону замка, и Сэмми дал знать, что путь через ров сейчас безопасен. Но как же все-таки отважен Даг!

— Судя по его рвению, я ошиблась, — хмуро заявила Нада. — Он рвется не за призом, а за мной.

Между тем кот уверенно поднимался прямо по стене. Снизу она казалась совершенно гладкой, но на самом деле имела выбоины и выступы, которые вполне могли послужить лестницей.

— Ничего не предпринимай! — снова крикнул Даг, следовавший за Сэмми и Дженни. — Мне нужно тебе кое-что сказать!

— Хорошо-хорошо! — заверила его Ким и повернулась к спутнице. — Ты что-то сказала?

— Я сказала, что он рвется сюда, чтобы заполучить меня. Он выбрал меня с первого раза, но захотел увидеть мое тело и чуть не вылетел.

— Я понимаю, — кивнула Ким. — Ты принцесса, и все такое…

— Вот и он понял. Понял, что игрок может добиться от спутника чего угодно, но для этого нужен правильный подход. Правильные слова, правильная манера поведения. Если он сообразил, как ко мне подступиться…

Ким испытала сильный укол ревности. А что, если Даг и вправду сообразил, как подступиться к этой удивительно соблазнительной принцессе? На кой черт тогда ему обычная, ничем не примечательная девчонка?

— Но ты же теперь не его спутница, — пролепетала Ким.

— До поры до времени. Слышала — он хочет что-то тебе сказать. Наверняка уговорит произвести обмен снова, и тогда пиши пропало. Я уже не смогу давать тебе советы, и приза тебе не видать. Равно как и Дага.

Одолеваемая сомнениями Ким снова выглянула в окно. Кот был совсем рядом, Дженни чуть позади, да и Даг не отставал.

— Что ты хотел сказать? — спросила девушка.

— Насчет Нады! — запыхаясь, выкрикнул он. — Я должен поменяться с тобой обратно, потому что…

Ким охнула — ее последняя надежда испарилась, как Метрия после очередной каверзы. Он оказался самым обыкновенным эгоистичным юнцом, у которого только одно на уме. Ей хотелось сбросить ему на голову рюкзак, но поскольку его при ней не было, девушка просто отвернулась и сказала:

— Нада, пошли за призом.

Принцесса мгновенно выскользнула из одежды, и, совершив бросок, ухватилась зубами за костяную балку над наклонным полом. Змеиный хвост изогнулся так, чтобы Ким было удобно за него ухватиться.

И тут Греза заскулила.

Ким заколебалась. Что-то было не так, но что именно? Возможно, ей следовало самой сообразить, как добраться до ларца, а не предоставлять решение спутнице. Впрочем, Наду она понимала — конечно, ей неохота возвращаться в качестве спутницы к такому лоботрясу.

Позади послышался какой-то звук. Обернувшись, Ким увидела спрыгувшего на пол кота. В окне показалась голова Дженни.

— Ким, постой! — крикнула эльфесса.

«Ну конечно, — подумала Ким, — Дженни сейчас спутница Дага и будет действовать в его интересах. А значит, доверять ей нельзя».

Она ухватилась за хвост Нады, готовясь к последнему броску. Если он будет удачным, она окажется возле ларца, и все закончится. 

Греза завыла.

— Не скули, — сказала ей девушка. — Я не собираюсь тебя бросать, просто хочу забрать приз…

Она осеклась, сообразив, что, получив приз, покинет игру. А что же будет с собакой?

— Ой, Грезушка! — воскликнула она со слезами на глазах, выпустив хвост Нады и обняв собаку. — Мне так не хочется тебя оставлять, но что же делать? Не могу же я взять тебя с собой!

— Можешь! — крикнула ей Дженни. — Способ есть.

— Какой еще способ? — недоверчиво, но со слабой надеждой осведомилась Ким.

— У меня есть склянка с пузырями, такими же, из какого ты выловила Грезу. Если я снова стану твоей спутницей, то отдам склянку тебе…

«Ну конечно, — решила Ким, — она действует по поручению Дага и в его интересах».

Вне себя от ярости она вновь ухватилась за Надин хвост и уже собралась прыгнуть, но подскочивший Даг успел обхватить ее за талию. Пока Дженни отвлекала Ким разговором, он выбрался из окна и оказался рядом.

— Пусти меня! — заверещала девушка, но он прижал ее к себе и оттащил от края наклонной плоскости. Силы на это у него хватило.

— Ким, я должен тебе сказать…

— Слушать тебя не хочу! — крикнула она, выпуская змеиный хвост, чтобы отбиться от него руками. — Я готова была уступить приз, так нет же, тебе понадобилось…

— Плевать мне на приз! — прервал он Ким, прижав ее еще сильнее. В других обстоятельствах она бы порадовалась столь крепким объятиям. — Забирай его себе, ты ведь за ним и явилась. А я пришел…

— А ты за Надой! Ну конечно, как же ты без такой конфетки! Ух, до чего я тебя ненавижу!

Даг опешил.

— При чем тут Нада? Я спешил к тебе, хотел сообщить…

— Ко мне? Ты хочешь сказать, что тебе нужна я?

— Конечно, ты. Чтобы объяснить…

— Правда?

— А то? Я так боялся, что не успею…

— Я тоже боялась! — воскликнула она и крепко поцеловала его в губы. — Это просто замечательно, что ты успел. Мой телефон Т ноль-ноль— 447-43-77. А твой?

— Я это… — сбивчиво забормотал юноша — … только хотел сказать, что Нада — ложная спутница. Она собиралась уронить тебя в дыру. Вот я и несся сюда сломя голову, чтобы ты могла снова взять в спутницы Дженни и получить приз.

— Ты явился, чтобы меня предупредить?

— Да, — подтвердил Даг, выпуская девушку из объятий. — Я ни за что не простил бы себе, окажись ты проигравшей по моей вине.

Ким чувствовала, что насчет Нады юноша прав. Она и сама замечала в поведении спутницы некоторые странности, да и Греза всегда относилась к ней настороженно. Ну а Даг, выяснив, какова роль принцессы, повел себя исключительно порядочно. Ему ничего не стоило заполучить приз самому, однако чувство справедливости заставило его мчаться через весь Ксанф, чтобы предупредить свою соперницу об опасности. А может быть, дело было не только в справедливости, но и в другом чувстве…

Ким зарумянилась так, что щеки ее стали светиться красным, и чтобы не привлекать к этому факту внимания ей пришлось спрятать лицо в ладони.

— Спасибо… — пролепетала она заплетающимся от волнения языком. — Я… я согласна обменяться спутницами.

— Вот и хорошо, — отозвался Даг и, поймав Наду за хвост, сказал: — Иди-ка сюда, если, конечно, не хочешь угодить в яму, которую уготовила Ким.

Змея разжала зубы, после чего он втянул ее на площадку и отвернулся.

— Меняй облик и одевайся, я не смотрю. Если тебе удастся спихнуть меня в дырку — валяй, мне на это плевать. Но теперь ты снова моя спутница и вредить Ким не имеешь права.

Нада обернулась обнаженной женщиной и торопливо (успев, впрочем, заставить Ким остро позавидовать совершенству ее форм) натянула одежду.

— Теперь я твоя спутница и могу тебе помочь, — сказала девушке Дженни. — Из этой склянки можно выдуть два пузырька. В одном ты запросто доберешься до приза, а в другом сможешь вернуться домой.

— Да это обычная смесь для выдувания мыльных пузырьков, — заметила Ким, присмотревшись к склянке. — У нас дома ими забавляются детишки.

— Смесь-то это смесь, но вовсе не обычная, а магическая: в любом из таких пузырьков может поместиться человек. Как раз сейчас Шерлок с помощью таких пузырьков перемещает всю Черную Волну к озеру Огр-Ызок. Он договорился с прокляторами, и теперь его народ будет жить с ними по соседству.

— Очень рада за него и за его сородичей, — отозвалась Ким. — А пузырьки эти, надо думать, такие же, как и тот, в котором я нашла Грезу.

Она непроизвольно погладила собаку.

— Они самые. Прокляторы используют их для перемещения людей или предметов. Это как раз то, что тебе сейчас требуется.

— Не уверена, — возразила Ким. — Думаю, мне следует самой поискать способ добраться до приза.

Она и вправду так думала. Кроме того, это позволяло отвлечься от животрепещущего вопроса: какими же все-таки чувствами руководствовался Даг в первую очередь?

— Может, ты и права, — не стала возражать Дженни.

Ким снова принялась изучать помещение. Наклонный пол был столь гладок, что с него наверняка соскользнула бы даже муха, а расстояние до ларца таково, что допрыгнуть не стоило и пытаться. Однако с краю можно было приметить паз, в который пол, похоже, вошел бы, будь он в горизонтальном положении. Создавалось впечатление, будто укрепленная на петлях или шарнирах панель накренилась под весом какого-то пытавшегося добраться до ларца бедолаги, да так в наклонном положении и осталась.

Посмотрев в щель, Ким углядела край наклонной панели, дотянулась до него и потянула вверх. Пол со щелчком вошел в паз и занял горизонтальное положение. Теперь комната выглядела обычной, однако девушка вовсе не была уверена, что пол не перевернется под ее весом.

— Иди туда, Даг, — подала голос Нада. — До ларца рукой подать.

— Вот уж дудки, — фыркнул юноша. — Я и не подумаю тебя слушаться. Во-первых, ты ложная спутница и теперь строишь козни против меня, как минуту назад строила против Ким. А во-вторых, я в любом случае не взял бы приза: Ким заслужила его, и он по праву принадлежит ей.

Ким лишний раз убедилась в том, что порядочности Дагу не занимать. Это конечно, радовало, но вот если бы он еще и…

Заставив себя выбросить из головы эту весьма волнующую мысль, она пошарила вокруг паза и нашла запорную кость. Будучи вставленной на место, кость не позволяла полу переворачиваться и делала проход через комнату безопасным.

— Готово, — сказала девушка и посмотрела на Дага. — Знаешь что, возьми-ка его ты. Мне что-то не хочется.

— Смешно, — покачал головой юноша. — Предполагается, что игроки должны рваться к этому призу как оголтелые, а мы только и пытаемся спихнуть его друг другу.

— Но кто-то же должен его забрать, — пробормотала Ким, в начале игры искренне мечтавшая о призе, но теперь утратившая к нему интерес.

Она ступила на пол, ожидая, что он подастся под ее весом, но фиксатор оказался надежным.

Сделав шаг, девушка оглянулась. Даг наблюдал за ней, Нада, понурясь, смотрела в сторону, а Дженни, похоже, собралась идти следом. Что-то тут было не так, Ким это чувствовала, но в чем дело, сообразить не могла. Просто в помещении воцарилось такое напряженное ожидание, словно все силы ада должны были вот-вот сорваться с цепи.

И тут Нада метнулась к запору. Бросок был стремительным, однако выдернуть фиксатор ей не удалось: кот Сэмми опередил ее и прикрыл защелку. Она попыталась отогнать его, но подоспевший Даг обхватил ее руками и оттащил.

— Давай быстрее! — крикнул он Ким. — Если она обернется змеюкой, мне ее не удержать!

Ким метнулась вперед, схватила ларец и в тот миг, когда бросок гигантской змеи должен был выбить добычу из ее рук, откинула крышку и потянулась за находившимся внутри маленьким светящимся шаром.

При первом же прикосновении шар исчез, зато засветились ее руки. Змея, увидев свечение, обессиленно упала на пол, а в голове Ким зазвучал голос:

— Я ТВОЙ ТАЛАНТ — ТАЛАНТ СТИРАНИЯ. ВСЯКИЙ РАЗ ПО ВОЗВРАЩЕНИИ В КСАНФ ТЫ СМОЖЕШЬ СТЕРЕТЬ ВСЕ, ЧТО ПОЖЕЛАЕШЬ. ИСПЫТАЙ МЕНЯ ПРЯМО СЕЙЧАС.

Не очень хорошо понимая, что такое талант стирания (нечто вроде стирального порошка или все же штуковина почуднее), Ким провела рукой по стене, в надежде хотя бы стереть пыль и… напрочь стерла тот участок стены, к которому прикоснулась. В отверстие проглянуло небо.

— Я что, могу стереть что угодно? — недоверчиво переспросила девушка.

— ЧТО УГОДНО ИЛИ КОГО УГОДНО. ИСПОЛЬЗУЙ СВОЙ ТАЛАНТ С УМОМ.

Честно говоря, Ким испугалась. С умом не с умом, а обладая такими разрушительными способностями, можно натворить непоправимых бед.

— ВСЕ ПОПРАВИМО, — тут же возразил тот же голос — ОБРАТНЫЙ ЭФФЕКТ ДОСТИГАЕТСЯ ПОГЛАЖИВАНИЕМ ТЫЛЬНОЙ СТОРОНОЙ ЛАДОНИ.

Ким провела тыльной стороной ладони по отверстию, и стена снова появилась на прежнем месте. Однако обретенная сила все равно пугала девушку. Ей вовсе не хотелось без конца стирать что ни попадя.

Впрочем, через некоторое время она взяла себя в руки, внутренне приказала таланту отключиться и осторожно прикоснулась к стене кончиком пальца. Ничего не произошло. Потом, приказав таланту вернуться, ткнула тем же пальцем в то же место, выглянула в образовавшуюся дырочку, отключила талант и провела по отверстию тыльной стороной ладони. Дырка осталась на месте. Ким вновь задействовала талант, повторила движение, и отверстие исчезло. Таким образом, использование таланта поддавалось контролю, и она имела возможность застраховаться от непроизвольного причинения вреда. Талант давал ей невероятное могущество, но его следовало толком освоить. Правда, прибегать к нему сейчас ей не хотелось.

Между тем Нада, вернувшись в человеческое обличье, расплакалась.

— Знаешь, как противно быть ложной спутницей, — всхлипывала она. — Мне не хотелось, но что я могла поделать?

— С этим-то ничего, я другого не пойму: зачем ты пыталась сбросить меня в яму, когда уже снова стала спутницей Дага? Тебе ведь полагалось вредить не мне, а ему.

— Я ему и вредила. Мне полагалось мешать осуществлению его желаний, а он хотел, чтобы ты выиграла.

Ким посмотрела на Дага. Тот кивнул, но она не успокоилась, чувствуя за этим что-то еще.

— Ты чего-то недоговариваешь.

— Да чего уж там, — махнула рукой Нада. — Вопрос все равно решен, я больше не ложная спутница, так что могу рассказать всю правду.

— Значит, до сих пор мы знали только полуправду? — спросил Даг.

— Вообще-то и четверти не знали, — ответила Нада, к которой вернулась приветливая, искренняя улыбка. — Суть дела сводилась к попытке демона Охренэнного оспорить власть над Ксанфом у демона Иксанаэнного. Демоны бессмертны, бесплотны, неуязвимы и все такое; драться им бесполезно, и они решили провести состязание на свой манер, в виде азартной игры. Каждый делает ставку на своего игрока, чей заберет приз, того и победа. Но Охренэнный использовал весьма коварную уловку: он устроил так, чтобы у его собственного игрока по возвращении в игру появился ложный спутник, а потом так, чтобы игроки спутниками обменялись. Таким манером он хотел обеспечить проигрыш игрока Иксанаэнного, даже если его собственный не сможет получить приз. Пусть он и не одержал бы победы, но, избежав поражения, мог возобновить борьбу. А когда его замысел пошел прахом из-за настойчивости и воли его же игрока, демон принудил действовать меня.

Ким услышанное ошеломило настолько, что она не могла вымолвить ни слова. А вот Даг смог.

— А что бы случилось, добудь я приз и обеспечь победу этому… хрен его запомнит.

— Твоя победа означало бы ужасное: исчезновение всей магии Ксанфа и превращение его в такой же унылый край, как и Обыкновения. И я, зная это, вынуждена была делать все, чтобы не дать Ким выиграть! Вы не представляете, как мне стыдно.

— Кошмар какой… — пролепетала Ким, к которой вернулся-таки дар речи. — Ксанф без магии!…

— Надо же, — покачал головой Даг. — Выходит, я все устроил в лучшем виде, хотя понятия не имел ни о каких демонских интригах и просто хотел играть по-честному. Ну что ж, Ким, сейчас нам, наверное, пора возвращаться. А когда ты попадешь сюда снова, то, как я понимаю, с твоим талантом будешь считаться полноправной волшебницей.

— Да, — подтвердила Дженни, — игра заканчивается. Нам, спутникам, пора возвращаться к своим обычным делам.

— Но что будет с Грезой? — воскликнула Ким, обнимая собаку. — Я не могу взять да и бросить ее здесь.

— Так бери с собой, — сказала Дженни.

— Как же я заберу ее в Обыкновению?

— Обыкновенно. Она же обыкновенская собака.

Ким обрадовалась, но тут же опечалилась снова.

— Точно, обыкновенская. Старая обыкновенская собака, и в Обыкновении она больше года не протянет. В Ксанфе магия может продлить ей жизнь. Мне не хочется с ней расставаться, но не могу же я обречь животное на смерть из-за собственного эгоизма.

— Сбереги второй пузырек, — посоветовала Дженни, — а когда не сможешь больше держать ее в Обыкновении, отошли в Ксанф, к кому-нибудь из тех, кто ей по душе. К Анафе Ма, например, или к Вире.

Что-то стукнуло о костяной пол. Ким опустила глаза и увидела тяжелый камень, свалившийся с ее души.

— Надеюсь, ты не таишь на меня зла, — сказала Нада Дагу. — Мне больше нравилось быть твоей верной спутницей, как в прошлый раз. Если примешь мои извинения…

— Ну разве что в той манере, какая принята в тыкве… — усмехнулся он.

— Так ведь мы как раз в тыкве и находимся, — отозвалась она и припала к его губам.

Ким, которую это зрелище ничуть не обрадовало, поспешила отвернуться и заняться собственными делами. Открыв склянку и достав колечко, она стала выдувать через него пузырь и выдувала до тех пор, пока он не смог вместить и ее, и собаку. Потом они вошли внутрь.

— Домой! — скомандовала девушка, и пузырь поднялся в воздух.

Он пролетел прямо сквозь костяную стену, и Ким, оглянувшись, успела лишь заметить махавшую ей вслед рукой Дженни. Затем замок пропал из виду, и в следующий миг она увидела со стороны комнату в замке Доброго Волшебника, где она сама, Греза и Нада лежали уставясь в тыквенные глазки. Пузырь завис сверху, тела девушки и собаки втянулись в него, и он продолжил движение, оставив внизу одну лишь Наду.

Некоторое время Ким любовалась панорамой расстилавшегося внизу Ксанфа. Потом земля скрылась за пеленой облаков. Все вокруг затуманилось, и пузырь сильно встряхнуло. Девушка закрыла глаза, а, открыв, обнаружила себя сидящей дома перед потухшим монитором компьютера.

Игра закончилась. Ее ждало возвращение к унылой обыкновенской жизни с хождением в школу и дурацкой зубрежкой. И даже поделиться пережитым не с кем: попробуй она рассказать о случившемся, ее просто не поймут. Ну игра и игра, чего тут переживать. Тем, кто не верит в Ксанф, не дано уразуметь, что там даже в игре возможны настоящие чувства, может быть, такие, о каких в Обыкновении только читают в книжках.

Что-то ткнулось в ее руку. Она опустила глаза и с изумлением увидела Грезу.

— Ой, Грезушка! — воскликнула девушка, обнимая собаку. — Надо же, я, кажется, получила то, чего больше всего желала. Ты со мной! Как они устроили это чудо, мне непонятно, но главное, что оно произошло!

Ким слегка покривила душой: кое-чего она желала еще больше. Но что толку сокрушаться в Обыкновении о том, что не сбылось даже в стране чудес?

Однако на этом чудеса не закончились. Оглушительно зазвонил телефон, а когда девушка сняла трубку, раздался знакомый голос.

— Привет, это Даг. Слышишь, Ким, ты только не бросай трубку. Я знаю, что показал себя форменным ослом: в последнее время у меня это здорово получается. Но я решил, что коли уж начал, так надо довести дело до конца. Мне жаль, что так получилось… ну это… когда ты сказала, а у меня соображения не хватило…

Ким почувствовала, что ее щеки разгораются так, что скоро на них можно будет жарить омлет.

— Все в порядке, Даг, — промямлила она. — Мне не надо было…

— Подожди, дай уж я закончу. С девчонками у меня всегда так, и не хочу, да сморожу какую-нибудь глупость. Потому и без подружки остался. Но раз уж свалял дурака, то считаю необходимым попросить прощения…

— Да тебе не за что. Мне самой не надо было…

— Когда ты меня поцеловала, я чуть с катушек не съехал…

— Я… я… — Ким решительно не знала, что и сказать. Она боялась, что если этот разговор не закончится, трубка у ее щеки расплавится.

— …но, понимаешь, надо быть полным идиотом, чтобы ограничиться одним поцелуем. То есть я, конечно, идиот и есть, но не такой же круглый! Так вот, если ты не против, чтобы я извинился перед тобой как следует, как говорится, «в стиле тыквы»… Короче, Ким, как насчет того, чтобы встретиться? Тебе не кажется, что нам не мешало бы получше узнать друг друга? Я ведь про тебя, по существу, ничего и не знаю, кроме того, что ты классная девчонка и здорово целуешься. Ну а я могу быть совсем неплохим парнем. Дури во мне, конечно, выше крыши, но это ведь не смертельно. Ну что, встретимся?

— Обязательно! — выдохнула Ким, замирая от счастья.

Самое заветное ее желание исполнилось. Став еще одним подтверждением того непреложного факта, что Добрый Волшебник не ошибается никогда.


Содержание:
 0  Демоны не спят : Пирс Энтони  1  Глава 2 ОГР-ОГРАДА : Пирс Энтони
 2  Глава 3 ПЕРЕШЕЕК : Пирс Энтони  3  Глава 4 ВОДА : Пирс Энтони
 4  Глава 5 ПУТЕР : Пирс Энтони  5  Глава 6 ВОДОРОД : Пирс Энтони
 6  Глава 7 ЧЕРНАЯ ВОЛНА : Пирс Энтони  7  Глава 8 ПУЗЫРИ : Пирс Энтони
 8  Глава 9 ЗЕРНО : Пирс Энтони  9  Глава 10 ПРОВАЛ : Пирс Энтони
 10  Глава 11 ДРАКОН : Пирс Энтони  11  Глава 12 МЕРСИ : Пирс Энтони
 12  Глава 13 ВИРУС : Пирс Энтони  13  Глава 14 ОТСТОЙНИК : Пирс Энтони
 14  Глава 15 ТАЛАНТЫ : Пирс Энтони  15  Глава 16 ТЫКВА : Пирс Энтони
 16  Глава 17 ОСЯ : Пирс Энтони  17  вы читаете: Глава 18 ПРИЗ : Пирс Энтони
 18  ОТ АВТОРА : Пирс Энтони    



 




sitemap