Фантастика : Юмористическая фантастика : Источник магии : Пирс Энтони

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу
Продолжение приключений Бинка. На этот раз Бинку не сидится дома. Жена находится явно не в настроении и Бинк решает срочно заняться поисками источника магии. Король не возражает и дает в помощь Бинку бравого солдата, кентавра и голема в качестве переводчика. Эта компания отправляется за помощью к волшебнику Хамфри и тот неожиданно для путешественников отправляется с ними на поиски источника магии. Но при этом он предупреждает Бинка, что сам факт находки источника магии может привести к уничтожению Ксанта. Как всегда Бинку сопутствует удача в различных приключениях. Но на этот раз ему не всегда легко выбраться из переделок. Да и спутники часто ссорятся... Одним словом – Бинку не легко! Как и первый роман этот читается легко и быстро!

Глава 1

Скелет в шкафу

Вынюхиватель магии засеменил к Бинку, пытливо напрягая обоняние и шевеля вытянутым подвижным рыльцем. Подбежав к человеку, существо впало в неистовый восторг: испускало звуки, напоминавшие голос флейты, размахивало пушистым хвостом и кружилось возле него.

– Будь уверен, я тоже тебя люблю, Нюхач, – сказал Бинк, присаживаясь на корточки и обнимая зверька. Мордочка его коснулась носа Бинка влажным поцелуем. – Ты ведь первым поверил в мою магию, когда...

Бинк смолк, потому что существо повело себя вдруг странно. Внезапно оно перестало резвиться, сделалось настороженным, почти испуганным.

– Что случилось, дружок? – участливо спросил Бинк. – Я сказал что-то обидное для тебя? Тогда извини!

Но зверек свернул хвост, поджал его и бочком стал отодвигаться в сторону. Бинк с досадой уставился ему вслед. Ощущение было такое, словно его магию выключили, и зверек из-за этого потерял к нему интерес. Но талант Бинка, как и таланты всех других, был врожденным, он не мог исчезнуть, пока Бинк жив. Вынюхивателя магии, должно быть, напугало нечто иное.

Бинк тревожно огляделся но сторонам. К востоку от него раскинулся фруктовый сад замка Ругна, в котором росли всевозможные экзотические плоды и овощи, а заодно и всякая всячина вроде вишен-бомб или дверных ручек. К югу простиралась неприрученная Дикая Местность Ксанта. Бинк вспомнил, как эти джунгли подгоняли его друзей к замку и какими угрожающими они казались. Теперь же деревья были как будто дружелюбны – им хотелось лишь одного: чтобы Волшебник оставался в замке Ругна и снова сделал его великим, как и в прошлые времена. Король Трент добился этого, и теперь всякая мощная магия здешних мест изо всех сил старалась принести пользу королевству. Повсюду установился прочный порядок.

Но хорошо – пора заняться и делом. Сегодня будет бал, а туфли совсем истрепались. И Бинк направился к краю сада, где роскошно росло развесистое туфельное дерево. Туфлям нравилось перебираться с места на место, и дерево нередко давало новые побеги в самых неожиданных местах.

На дереве отыскалось несколько вполне поспевших туфель. Бинк по порядку осмотрел их, но срывать не спешил, пока не подобрал пару по ноге. И только теперь он сорвал туфли, вытряхнул из них семена и осторожно обулся. Обувь оказалась удобной и прекрасно смотрелась – ведь туфли были свежесорванными.

Он пошагал домой, осторожно ступая, чтобы разносить, но не поцарапать их.

Из головы у него не выходил эпизод с вынюхивателем магии. Было ли это знамением?.. Здесь, в Ксанте, знамения всегда сбывались, однако очень редко удавалось правильно истолковать их до того момента, пока не становилось слишком поздно. Не ожидает ли его, Бинка, нечто скверное? Маловероятно. Уж чтобы повредить Бинку, на Ксант должно обрушиться очень серьезное зло – это можно утверждать без преувеличения. Так что, скорее всего, он неверно воспринял знак. Просто у зверька было, возможно, нечто вроде желудочного расстройства, потому он и сбежал.

Вскоре Бинк увидел свой дом. То была глыба прекрасного домашнего сыра неподалеку от дворцового сада. Бинк поселился в нем, когда женился. Корочка уже давно затвердела и, конечно, потеряла лучшие оттенки аромата; стены же были из мелкозернистого кремово-желтого окаменевшего сыра. Этот дом считался одним из самых вкусных среди других современных домов.

Бинк глубоко вздохнул, постарался придать себе невозмутимый вид и открыл дверь-корочку. И тут, одновременно с пахнувшим навстречу сладковатым запахом сыра, на него обрушился вопль.

– Бинк?! Ты где шлялся, когда дел невпроворот? Совсем оставил меня без внимания!

– Мне нужны были туфли, – мирно ответил он.

– Туфли?! – зашлась в крике женщина. – У тебя же есть туфли, идиот!

То была «мисс Хамелеон», жена Бинка. Это имя как прилепилось к ней в девичестве, так и осталось до сих пор; а муж ласково звал ее «Хэмели».

В данный момент она была значительно умнее его. Дело в том, что в течение месяца ее ум, как и внешность, непрестанно менялись. Становясь прекрасной, она одновременно делалась и глупой – то и другое, к тому же, проявлялось в крайних степенях, зато в «умной» фазе она была уродливой – очень умной и очень уродливой. В настоящий момент она как раз находилась в пике этой фазы, и потому сидела дома, буквально заточив себя в своей комнате.

– На сегодняшний вечер мне нужны красивые туфли, – пояснил Бинк, с трудом сохраняя терпение. Но едва он произнес эти слова, как понял, что сказал не то: ведь теперь любое упоминание о красоте совершенно выводит ее из себя.

– Ни дьявола тебе не нужно, тупица! Ровным счетом!

В душе Бинк подосадовал, что она кичится превосходством своего ума над его собственным. Да, он сознавал, что он – не гений, но все-таки не считал себя тупицей. Зато она сама наглядно демонстрировала на протяжении месяца и то, и другое.

– Мне сегодня необходимо быть на Ежегодном Балу, – попытался растолковать он, хотя жена, безусловно, отлично об этом знала. – Если я заявлюсь небрежно одетым, это будет оскорблением для Королевы.

– Придурок! – взвизгнула та, не высовываясь из своего укрытия. – Ведь ты будешь в маскарадном костюме! Никто и не заметит твоих вонючих туфель!

Тьфу ты, а ведь она права. То есть ходил он за новой обувью совершенно напрасно.

– Да-да, это очень типично для тебя, эгоиста, – продолжала жена, охваченная праведным гневом. – Шляешься по вечеринкам, веселишься... А я тут страдаю дома, грызу в одиночестве стены.

Последнее, видимо, следовало понимать буквально. Сыр был старый и твердый, однако она все же грызла его, впадая в ярость; а в последнее время это стало ее привычным состоянием.

И все-таки Бинк старался быть ей хорошим мужем. Они поженились только год назад, и он любил свою Хэмели. С самого начала их совместной жизни он знал, что хорошие времена будут перемежаться с худыми, и вот сейчас как раз настало плохое время. Весьма плохое.

– Почему бы тебе тоже не пойти на бал, дорогая?

Она разразилась вспышкой циничного гнева.

– Мне?!.. Когда я в таком виде?!.. Избавь меня от своей тупоумной иронии!

– Но ведь ты сама напомнила мне, что бал будет костюмированный. Королева замаскирует каждого гостя в тот костюм, который предпочтет выбрать сама. Так что никто ничего и не увидит...

– Ты, жалкий и слабоумный прыщ! – взвыла она за стеной, и Бинк услышал, как что-то разбилось. Так... Теперь она уже швыряет все подряд. По-видимому, терпение у нее окончательно лопнуло. – Да как я могу пойти на бал в каком угодно костюме, когда я – на девятом месяце?!..

Именно это и тревожило по-настоящему мисс Хамелеон. Не закономерная фаза умной уродины, к чему она уже притерпелась с течением времени, а огромный дискомфорт и ограничения, которые налагала на нее беременность. Бинку удавалось гасить эти настроения во время фазы «тупая красавица», но когда она видоизменялась дальше и становилась умнее, он, вместо благодарности, слышал от нее одно: она вовсе не желает «подобного обращения» с ней, женщиной «в таком состоянии». Мисс Хамелеон панически боялась, что ребенок будет похож на нее. Или – на него. Ей хотелось отыскать заклинание, которое обеспечивало бы ее будущему ребенку некий позитивный талант – или хотя бы нормальный, – а теперь оставалось полагаться на слепой случай. Она восприняла беременность с исключительной нервозностью, и Бинка, виновника всему, так и не простила. И чем умнее она становилась, и чем больше увеличивался срок, тем более интенсивным становился ее гнев.

Впрочем, уже скоро она минует перевал и начнет становится красивее – как раз к родам. До них оставалось около недели. Быть может, ребенок родится нормальным, а возможно – и с еще более сильным талантом, чем у других, и все страхи ее окажутся напрасными. Тогда она перестанет вымещать свой гнев на Бинке.

Да, если ребенок будет нормальным... Ах, об этом лучше не думать.

– Извини, я позабыл, – пробормотал он.

– Он позабыл! – Прозвучавший в ее голосе сарказм пронзил чувствительную душу Бинка подобно магическому мечу, проникающему сквозь сырную стену домика. – Дебил! Тебе ведь хотелось забыть, верно? Почему же ты не подумал об этом в прошлом году, когда ты...

– Мне пора идти, Хэмели, – пробубнил он, поспешно отступая к двери. – Королева очень сердится, когда гости опаздывают...

Ему подумалось, что сама природа женщин такова, что они непрерывно сердятся на мужчин и низвергают на них лавины гнева. В том-то и состояло одно из отличий обыкновенных женщин от нимф – те, хоть и выглядели как женщины, но всегда были более терпеливыми к ленивым причудам представителей сильного пола. Наверное, подумал Бинк, его все же следует назвать счастливчиком – ведь его жена не обладает опасным талантом, ну, например, не умеет извергать на людей пламя или вызывать грозу.

– Отчего это Королева устраивает свою смехотворную, тупую и бессмысленную вечеринку именно сейчас? – остановила мужа мисс Хамелеон. – Да именно сейчас, когда она знает – знает! – что я не могу на ней быть?

Ах, женская логика... К чему пытаться понять ее? Всей мудрости Ксанта не хватит, чтобы отыскать толк в бестолочи. И Бинк прикрыл за собой дверь.

В сущности, вопросы его жены были сугубо риторическими – и он, и она сама знали ответы. Королева Ирис использовала каждую возможность, чтобы подчеркнуть свой статус, и сегодня как раз – годовщина этого статуса. Формально бал устраивался в честь Короля. Однако вечно занятого Трента мало волновали театральные эффекты, и его наверняка не будет на торжествах. То есть в действительности – это бал Королевы; и хотя она не в состоянии заставить Короля присутствовать на празднике, горе тому придворному, у которого появилось бы искушение тоже не явиться. Бинк как раз и был таким придворным.

«Но почему же так?» – спрашивал он себя, угрюмо бредя к дворцу. Ему ведь было обещано стать важной персоной – Королевским Исследователем Ксанта, в чьи обязанности входило изучать тайны магии и докладывать о своих открытиях непосредственно Его Величеству. Но из-за беременности жены, из-за массы мелких домашних дел Бинку так и не удалось пока приступить к настоящей работе. И винить в том он мог только самого себя. Воистину, он должен был предвидеть, к каким последствиям приведет его решение завести ребенка. Ведь до сих пор предстоящее скорое отцовство волновало его меньше всего на свете. Однако же Хамелеон-красавица была женщиной, способной затуманить разум любого мужчины и возбудить его до... Ну да что теперь об этом вспоминать...

Ах, ностальгия! Ах, прошлое! Когда любовь была новой, беззаботной, бесхитростной, когда не ощущалось никакой ответственности! Хамелеон-красавица напоминала нимфу...

Нет-нет, это – ложные воспоминания. Жизнь его, до того, как он встретил эту женщину, вовсе не была такой уж простой. Ведь ему понадобилось трижды увидеть ее в разных ипостасях, прежде чем он узнал ее окончательно. Он тогда боялся, что у него нет никакого магического таланта...

Вокруг него неожиданно все замерцало... и внезапно внешность Бинка изменилась. Появился маскарадный костюм, посланный Королевой. Физически и умственно Бинк остался прежней личностью, но выглядел теперь как кентавр. То была созданная Королевой иллюзия, и сейчас он мог вступить в придуманную Ее Величеством игру: она изобрела ее благодаря своей неистощимой способности устраивать людям разные мелкие пакости. Прежде чем попасть в бальный зал, каждый из гостей должен по дороге угадать личности как можно большего числа других гостей, и угадавшего больше всех ждет приз.

В дополнение ко всему она создала вокруг замка Ругна фальшивый лабиринт. И теперь, даже если у кого-то и нет никакого желания участвовать в ее игре «угадайке», он все равно вынужден отыскивать дорогу в этой гигантской головоломке. Проклятая Королева!

Однако ему, Бинку, как и всем остальным, придется пройти весь путь до конца. Король мудро не вмешивается в домашние дела, предоставляя супруге вволю тешить свое тщеславие.

Вздохнув, Бинк вошел в лабиринт и принялся за утомительную работу: искать дорогу в окружившей замок паутине ненастоящих тропинок.

Большая часть лабиринта была откровенно иллюзорной, и все же он был в достаточной мере привязан к реальности, так что безопаснее было держаться миражных стен, чем проламываться сквозь них. Королева должна была получить свою порцию веселья, особенно в Первую Годовщину коронации Его Величества. Когда же, случалось, она не получала желаемого, то становилась уродливее переменчивой жены Бинка.

Он свернул за угол и... едва не столкнулся с зомби. С источенного червями лица того падали комочки земли и сочился гной, а большие квадратные глазницы казались ямами разложения. Залах стоял отвратительный.

Неприятно пораженный, Бинк уставился в эти глазницы. В самой их глубине ему почудилось слабое свечение, похожее на лунный свет, заливающий призраков, или же на мерцание светящихся грибов, пирующих на гниющем мозге трупа. Впечатление было такое, точно он – через двойной тоннель – разглядывает сам источник этого зловонного оживления, – или, возможно, сердцевину самой магии Ксанта... Но подобное могло померещиться разве что в кошмарном сне – ведь зомби был всего лишь ожившим покойником, ужасом, который следует немедленно похоронить и забыть.

Однако отчего этот зомби вырвался из своей потревоженной могилы? Обычно они появлялись на свет только для защиты замка Ругна, и не показывались с тех пор, как тут поселился Король Трент.

Зомби шагнул навстречу, разевая вонючий рот.

– Ввууумм, – произнес он, напрягаясь, чтобы высвободить новую порцию несносно пахнущего газа – то был у него единственный способ издавать звуки.

Бинк попятился, его едва не вырвало. Он мало чего опасался в Ксанте – физическая крепость и редкий магический талант делали его одним из наименее уязвимых жителей королевства. Но странная неловкость и отвращение, вызванные столкновением с зомби, несколько напугали его. Он развернулся и побежал по боковой дорожке, оставив ожившего мертвеца за спиной. Со своей прогнившей плотью и рассыпающимися сочленениями костей, зомби, разумеется, не мог догнать Бинка, да и не пытался.

Но неожиданно перед ним возник сверкающий меч. Бинк замер, с удивлением разглядывая новое препятствие. Он не видел ни человека, ни каких-либо приспособлений, удерживающих меч, а только само оружие. Какова цель этой иллюзии?

Конечно, то еще одна шуточка Королевы. Ей правилось делать свои вечеринки возбуждающими, она любила бросать вызов гостям. Бинку нужно было всего лишь пройти сквозь этот фальшивый меч, тем самым разоблачив его иллюзорность.

И все-таки он медлил. Лезвие выглядело угрожающе реальным. Бинк вспомнил свою молодость и проделки деревенского приятеля Джамы. Талантом того была демонстрация летающего меча – твердого, острого и опасного; правда, «меч» существовал лишь несколько секунд, но Джама стремился постоянно развивать свой талант. Он не был другом Бинка, и если, может статься, он где-то поблизости...

Бинк выхватил свой меч.

– Защищайся! – воскликнул он и ударил по мечу-противнику, почти уверенный, что лезвие пройдет сквозь него без сопротивления. Королева будет довольна, что ее надувательство сработало. Бинк, поступая таким образом, ничем не рисковал. Но всего лишь на всякий случай...

Меч-противник оказался твердым. Сталь зазвенела о сталь. Другое оружие тут же дернулось, высвобождаясь, и стремглав метнулось к груди Бинка.

Тот парировал удар и отскочил вбок. Да, то оказалось не секундное оружие и не бессмысленно летающий предмет – его направляла некая невидимая рука, и, значит, противником был невидимка.

Меч нанес новый удар, и Бинк опять парировал его. О да, эта штука всерьез пытается его убить!

– Кто ты? – крикнул Бинк. Но ответа не последовало.

Весь прошедший год Бинк обучался владению мечом, и его учитель утверждал, что он – способный ученик. На стороне Бинка были храбрость, скорость и немалая физическая сила. Он знал, что не такой уж опытный фехтовальщик, но все же не новичок. Бинк вдруг стал даже получать удовольствие от схватки – пусть и с невидимым противником.

Но серьезный бой... это совсем другое. С какой стати на него напали, да еще во время праздника? Кто он, его молчаливый и тайный враг?.. Бинку еще повезло, что заклинание невидимости, которым прикрылся его противник, не распространилось и на сам меч – не то он и вовсе не смог бы отражать удары. Но всякий магический предмет в Ксанте существовал в единственном числе. По этой причине меч не мог удерживать внутри себя необходимые заклинания твердости и остроты, да при этом быть еще и невидимым. И тем не менее, хотя это и было маловероятным, но не таким уж невозможным. Ибо при помощи магии возможно все. В любом случае Бинку было достаточно видеть лишь свое оружие.

– Стой! – крикнул он снова. – Прекрати. Иначе мне придется напасть на тебя!

Но вражеский меч снова нанес яростный рубящий удар. Однако Бинк успел уже понять, что противник его – не ас, и дрался он скорее храбро, нежели умело. Он отбил удар и нанес ответный, без особой охоты сделав выпад в незащищенную в данный момент нижнюю часть тела предполагаемого противника. Удар его был не настолько силен, чтобы причинить увечье, и все же достаточным для...

Лезвие его меча прошло сквозь невидимый торс без всякого сопротивления – там просто ничего не было.

Изумленный Бинк потерял сосредоточенность и ослабил стойку. Вражеский меч метнулся к его лицу – Бинк едва успел нырнуть под него. Его давнишний инструктор, солдат Кромби, научил его уклоняться от таких ударов, но на сей раз его, по правде говоря, спасло одно лишь везение: не обладай он своим талантом, он мог бы сейчас быть уже мертвецом.

Бинку не нравилось полагаться только на свой талант, и в этом заключалась цель его занятий фехтованием – защищать себя собственными силами, открыто, с гордостью, не страдая от насмешек тех, кто вполне естественно полагал, что ему всегда помогает одна простая случайность. Его магия могла остановить или отвести атаку, заставив, например, нападающего поскользнуться на фруктовой кожуре, и до его гордости магии не было никакого дела. Зато когда он одерживал победу честно, сам, своим мечом, никто уже не смеялся. Сейчас также смеяться было некому, но ему было досадно, что его ни с того, ни с сего атакуют... Кто?

Наверняка то было магическое оружие из личного арсенала Короля, к тому же сознательно направленное. И все-таки это никоим образом не могло быть поступком самого Короля – Трент никогда не опускался до подобных «шуточек» и не позволял вольного обращения со своим оружием. По всей вероятности, кому-то удалось активировать этот меч и послать его на уничтожение Бинка; но этому «кому-то» вскоре предстоит испытать на себе гнев Короля.

Однако сейчас от таких мыслей Бинку было не легче. Ему не хотелось оставлять впечатление, будто он прячется за королевской спиной. Он был настроен провести схватку сам и выиграть ее. Существовала, правда, еще проблема – как добраться до злоумышленника, который здесь не присутствовал.

Поразмыслив, Бинк пришел к выводу, что никто не сидит в отдалении и не управляет магическим оружием. Разумеется, при помощи магии такое возможно – но ведь, насколько ему известно, у него нет врагов! Не было таких, у кого могло бы возникнуть желание внезапно напасть на него, Бинка, – ни магическим способом, ни естественным; никто и не посмел бы проделать подобное, вооружась королевским мечом, да еще в саду перед самым замком Ругна.

Бинк снова отразил атаку, вынудил меч принять уязвимую позицию и, изловчившись, перерубил невидимую руку. Никакой руки, безусловно, не оказалось, и теперь сомнений больше не было: меч сражался сам по себе. Никогда раньше Бинку не доводилось противостоять такому оружию – Король не доверял суждениям неодушевленных предметов. Так что этот опыт был в новинку. Но, само собой, в данной ситуации не заключалось ничего странного – почему бы, в самом деле, не побороться с заколдованным мечом?

И все-таки, если ум меч действует сам по себе, почему он так стремится лишить Бинка жизни? К оружию, обладающему лезвием, он всегда испытывал только уважение; он тщательно заботился о собственном мече, всегда проверял, в должном ли состоянии заклинание, поддерживающее его остроту, и никогда не бранил его. Следовательно, мечи любых типов и убеждений не должны иметь к нему никаких претензий.

А может быть, он как-то невольно оскорбил именно этот меч?

– Меч, если я обидел тебя или неверно к тебе обращался, то прими извинения, и я предлагаю дружбу! – произнес он. – Я не хочу сражаться с тобой без видимых причин.

Меч свирепо рубанул его по ногам. Так – значит, переговоры не получаются...

– Скажи же мне хотя бы, чем ты обижен?! – воскликнул Бинк, отскакивая в сторону в последнее мгновение.

Меч неумолимо продолжал атаковать.

– Тогда мне придется тебя испортить, – проговорил Бинк, и в голосе его смешались сожаление, гнев и азарт. Да, это настоящий вызов! И в первый раз за все время боя Бинк встал в настоящую оборонительную стойку и показал мастерство фехтования. Он знал, что является лучшим бойцом, чем его противник-меч.

Он не мог поразить того, кто направлял меч, потому что поражать было попросту некого: ни пронзить, ни руку отрубить. Меч не проявлял и признаков усталости – силу ему придавала магия. Но как, в таком случае, одолеть его?

Получается, это гораздо более серьезный вызов, нежели он предполагал! Бинк не был особенно встревожен – что тревожиться, если знаешь, что противник слабее тебя? Но вот если противник неуязвим...

И все-таки талант Бинка не может допустить, чтобы ему был причинен вред. При обычной схватке меч в руках человека мог такое сделать, так как в подобной ситуации не замешана магия. А если дело касается магии, то Бинк в безопасности. В Ксанте вряд ли можно было отыскать полностью немагический предмет, так что Бинк оказывался необыкновенно надежно защищенным. Вопрос, следовательно, лишь в том, сможет ли он одержать победу сам, при помощи собственных умения и мужества, или же все-таки его опять спасет некая фантастическая случайность? Если не удастся победить первым способом, его талант завершит схватку вторым.

Он еще раз вынудил меч-противник принять уязвимое положение и сразу же рубанул по лезвию, рассчитывая переломать его посередине. Его замысел не удался – магический металл оказался слишком прочным. В конце концов, он не очень-то и надеялся на успех – одним из базовых заклинаний для современных мечей было заклинание прочности. Итак, что дальше?

Он услышал звук приближающихся шагов. Пора поскорее кончать схватку, или ему придется скоро смириться с участью спасенного. Да, его таланту не было дела до его гордости – он заботился исключительно о теле.

Тут Бинк обнаружил, что прижимается спиной к дереву – к дереву вполне реальному, а не иллюзорному. Стены лабиринта оказались наложенными на живую растительность – все вкупе и было частью головоломки.

Дерево оказалось липучкой – любой предмет, проникший сквозь его кору, магически к ней приклеивался; затем дерево медленно обрастало вокруг этого предмета и поглощало его. До тех пор, пока кора не была повреждена, дерево-липучка было безобидным – дети могли спокойно подниматься по стволу и играть в его ветвях, если не пускали в ход клинья. Дятлы держались от этих деревьев подальше.

Поэтому Бинк мог прислониться к нему, но с большой осторожностью...

Вражеский меч нацелился ему в лицо. Бинк потом так и не мог разобрать окончательно, когда его озарило – до или после его реакции на удар. Скорее всего после, и это значит, что его талант опять сработал, сколько Бинк не силился обойтись своими стараниями. Как бы там ни было, но на сей раз он не стал отбивать удар, а просто присел.

Меч просвистел у него над головой и врезался в дерево, глубоко разрубив кору. Тут же включилась магия дерева, намертво приковав меч к месту. Он стал дергаться и вырываться, но безуспешно. Ничто не могло преодолеть магию предмета или существа, которой обладали только данный предмет или данное существо. И Бинк победил.

– Прощай, меч! – произнес он, вкладывая свое оружие в ножны. – Прости, что мы не можем задержаться подольше.

Однако за его бравадой таилась мрачная тревога: кто или что побудило магический меч напасть на него? Выходит, у него есть враг, и он ему неизвестен, и такое обстоятельство не может понравиться. И дело вовсе не в страхе перед каким-то новым нападением, а в предчувствии беды – ее нельзя не предчувствовать, если тебя не любят до такой степени. А ведь Бинк всегда старался ладить со всеми.

Он свернул за новый угол и – врезался в колючий кактус. Не в настоящий, конечно, а в иллюзорный – иначе бы он, без сомнения, немедленно превратился в некое подобие подушечки для булавок.

Кактус протянул утыканную колючками ветку и обхватил Бинка за шею.

– Неуклюжий болван! – загремел он. Хочешь, я разукрашу твою уродливую физиономию грязью?!

Бинк тут же узнал и голос и хватку.

– Честер! – прохрипел он со стиснутым горлом. – Кентавр Честер!

– В хвост и в гриву! – выругался Честер. – Ты обманом заставил меня выдать себя! – Он слегка ослабил ужасную хватку. – Но теперь лучше скажи, кто ты! Или я сожму тебя вот так...

Он тут же продемонстрировал, как.

Бинку показалось, что его голова сейчас отделится от тела. Куда же подевался его талант?!

– Финк! Финк! – пискнул Бинк, пытаясь произнести свое имя онемевшими губами. – Хинк!

– Никакой я тебе не финт! – рявкнул Честер, раздражаясь, из-за чего его пальцы сжались еще сильнее. – Мало того, что ты на редкость уродлив, так ты еще и наглец. Эй! Да у тебя мое лицо!

Бинк совсем позабыл, что на нем – костюм. От удивления пальцы кентавра чуть расслабились, и Бинку предоставилась возможность вымолвить словечко:

– Я – Бинк! Твой друг! В иллюзорном облике!

Честер нахмурился. Кентавры не были тупыми, но этот определенно предпочитал думать мускулами.

– Если ты пытаешься меня обмануть...

– Помнишь Германа-отшельника? Как я встретил его в Дикой Местности, и он спас Ксант от нашествия вихляков? Он воспользовался своей магической способностью вызывать манящие огоньки! Это был лучший из кентавров!

Наконец Честер отпустил Бинка.

– Дядя Герман, – кивнул он, улыбаясь: в его кактусовом обличье улыбка была по-настоящему жуткой. – Надеюсь, я тебя не очень придушил. А что ты делаешь в моем облике?

– То же, что и ты в образе кактуса, – отозвался Бинк, массируя шею. – Направляюсь на бал-маскарад.

Кажется, горло не было повреждено, так что, выходит, талант и здесь сработал.

– О да! – Честер красноречиво растопырил свои иголки. – Подлянка доброй Королевы Ирис, этой сучки-волшебницы. Ты уже нашел путь во дворец?

– Нет. Дело в том, что я наткнулся... – Бинк вдруг засомневался, надо ли теперь же рассказывать о мече. – На зомби.

– Зомби! – рассмеялся Честер. – Вот уж не повезло какому-то болвану с костюмом!

Костюм! Ну конечно же! Зомби не был настоящим, а всего лишь одной из маскарадных причуд Королевы. И Бинк среагировал на него столь же легкомысленно, как и Честер – просто сбежал – и все, даже не попытавшись угадать имя очередного гостя. И в результате натолкнулся на меч, который, определенно не был ни костюмом, ни иллюзией.

– Знаешь, мне так или иначе не нравится эта затея, – сказал он.

– И мне тоже, – согласился Честер. – Но вот приз... Он стоит года моей жизни.

– Да, условно, – хмуро кивнул Бинк. – Это стоит столько же, сколько один Вопрос, на который ответит бесплатно Добрый Волшебник Хамфри. Но за приз соревнуются все, и нам вряд ли его выиграть.

– А вот и нет! – возразил Честер. – Если мы не станем терять время. Пошли-ка лучше сорвем маску с того зомби, пока он не смылся.

– Хорошо. – Бинк не возражал, но он был сейчас раздражен своей прежней реакцией на зомби.

Они прошли мимо все еще торчавшего из дерева меча.

– Что нашел, то мое! – радостно воскликнул Честер, хватаясь за меч.

– Это же липучка, она его не отпустит.

Но кентавр уже вцепился в рукоятку и рванул. Силы в этом рывке было столько, что сверху на него посыпался настоящий дождь из щепок и коры. Но меч так и остался в дереве.

– Гм! – буркнул Честер. – Послушай, дерево... У нас, в Деревне Кентавров, растет точно такая же липучка. Во время засухи я ее каждый день поливал, и только потому она выжила. И все, что я за это прошу, – меч, который тебе все равно не пригодится.

Меч освободился. Честер сунул его в колчан со стрелами и закрепил веревочной петлей – так, по крайней мере, показалось Бинку, наблюдавшему за конвульсиями неуклюжего кактуса. Бинк положил руку на свой меч, опасаясь нового нападения. Однако меч кентавра был теперь к нему безразличен. То, что оживляло его совсем недавно, исчезло.

Честер заметил взгляд Бинка.

– Надо всего лишь уметь понимать деревья, – сказал он, зашагав дальше. – Разумеется, я не солгал липучке – кентавры никогда не обманывают. Я поливал то дерево. Возле него было куда приятнее, чем в сортире.

Итак, липучка рассталась со своей добычей. А почему бы и нет? Кентавры и в самом деле славились своей добротой к деревьям, хотя Честер и не испытывал особой любви к кактусам. Несомненно, именно потому Королева, проявив свое чувство юмора, облачила его в колючий костюм.

Они подошли к тому месту, где Бинк столкнулся с зомби. Жуткое создание уже исчезло; на дорожке остался только слизистый комок грязи. Честер шевельнул его копытом.

– Настоящая грязь... и из фальшивого зомби? – Он был удивлен. – Иллюзии Королевы становятся все совершеннее.

Бинк согласно кивнул. То был тревожный вывод. Вне всякого сомнения, Королева изрядно постаралась, создавая подобную иллюзию – но ради чего? Ее магия была сильна – намного сильнее талантов обыкновенных людей: ведь она была одна из тех трех жителей Ксанта, что составляли класс Волшебников. Но даже с ее способностями было нелегко создавать каждую деталь костюмов для всех гостей, приглашенных на маскарад. Правда, костюмы Бинка и Честера были только визуальными – иначе им было бы трудно общаться.

– А тут – свежая кучка грязи, – продолжал Честер. – И настоящей грязи, а не от зомби. – Он придавил ее своей кактусовой ногой, но остался тем не менее отпечаток копыта. – Не могла ли эта гадость закопаться в землю именно здесь...

Заинтересовавшись, Бинк стал рыть землю ногой. Под поверхностью не оказалось ничего, кроме той же грязи. – И – никакого зомби.

– Ладно, мы его упустили, – подытожил он, огорченный по причине, которую не мог объяснить. Зомби казался таким реальным! – Давай лучше поищем дорогу во дворец. И хватит изображать здесь пару дураков.

Честер закивал, нелепо взмахивая кактусовой головой.

– Я не очень-то толково угадал, кто есть кто, – признался он. – А единственный Вопрос, который я мог задать Доброму Волшебнику Хамфри, не имеет Ответа.

– Почему не имеет? – спросил Бинк; они свернули как раз в новый проход.

– С тех пор, как у Чери родился жеребенок – заметь, прекрасный маленький кентаврик с пушистым хвостиком! – у нее, кажется, почти не осталось времени для меня. Я сделался вроде пятого копыта в стойле. И что мне остается?

– И у тебя то же! – воскликнул Бинк, осознав наконец причину собственного скверного настроения. – Моя Хэмели пока еще не родила, но... – У него опустились плечи.

– Не волнуйся – уж жеребенка у нее не будет!

Бинк хмыкнул, хотя, в сущности, ничего смешного не было.

– Эти кобылы... Что с ними далеко не убежишь, что без них, – печально произнес Честер.

Неожиданно из-за угла появилась гарпия. Все трое едва не столкнулись.

– У тебя что, клюв ослеп! – гаркнул Честер. – А ну посторонись, птичьи твои мозги!

– А не твои ли овощные мозги прогнили?! – оскорбилась гарпия; голос ее напоминал звуки флейты. – Прочь с дороги, пока я не скатала тебя в вонючий шар и не скрепила твоими же тупыми иголками!

– Ах, тупыми иголками!

Честер был вспыльчив, даже в хорошем настроении; теперь же, от такого оскорбления, он буквально раздулся прямо на глазах. Будь Честер настоящим кактусом, он немедленно дал бы залп своими иголками – ни одна из них не была тупой!

– Уж не хочешь ли ты, чтобы я затолкал твои облезлые перья в твою тощую глотку?!

Тут настала очередь гарпии раздуваться от злости. Почти все из встреченных Бинком гарпий были самками – этот же оказался самцом. Словом, еще одно тонкое проявление юмора Королевы.

– Конечно! – пропел гарпий. – Но сперва я выжму из тебя весь сок, зеленая морда!

– Ах так! – взревел Честер, совсем, видимо, позабыв, что драчуны среди кентавров редки.

Кактус и гарпий сцепились. Он был явно каким-то крупным существом, не привыкшим сносить оскорбления от незнакомцев. И эта странная, музыкальная речь...

– Мантикора! – воскликнул Бинк.

Гарпий замер.

– Тебе очко, кентавр. Твой голос мне знаком, но...

Бинк поначалу изумился, но тут же вспомнил, что пребывает в облике кентавра, потому-то это существо и обращается к нему, а не к Честеру.

– Я – Бинк. Мы встречались, когда я приходил к Доброму Волшебнику. Я тогда...

– Да, верно. Ты разбил магическое зеркало. К счастью, у него было еще одно. Как же ты теперь поживаешь?

– Для меня наступили неважные времена. Я женился.

Мантикора мелодично рассмеялась.

– Надеюсь, не на этом кактусе?

– Послушай, ты... – предупреждающе рыкнул Честер.

– На самом деле это – мой друг, кентавр Честер, – поспешил сказать Бинк. – Он – племянник Германа-отшельника, спасшего Ксант от...

– Я знаю Германа! – перебила мантикора. – Он был величайшим из кентавров еще до того, как отдал жизнь за нашу страну. Единственный из всех, кого я знала, не стыдившийся своего магического таланта. Его манящие огоньки однажды вывели меня из логова дракона. Когда я узнала о его гибели, то так опечалилась, что пошла и зажалила до смерти маленькое опутывающее деревце. Он был намного лучше тех копытоголовых жеребцов, которые изгнали его... – Мантикора умолкла. – Я не хочу тебя оскорбить, Кактус, ты ведь его племянник и все такое прочее. Хоть ты и мог стать мишенью для моего жала, я никогда не оскорблю память об этом замечательном отшельнике.

Не существовало более верного способа приобрести благосклонность Честера, чем похвала его дяде-герою. Скорее всего, мантикора об этом знала.

– Никаких обид! – тут же воскликнул Честер. – Все сказанное тобой – правда. Мой народ изгнал Германа потому, что кентавру неприлично обладать магией. Большинство из нас считает так и до сих пор. Даже моя кобыла, с красотой которой не сравниться... – Он покачал кактусовой головой, поняв неуместность любого сравнения. – Они точно копытоголовые.

– Времена меняются, – сказала мантикора. – Когда-нибудь кентавры станут гордиться своими талантами, а не презирать их. – Она взмахнула маскарадными крыльями гарпии. – Ладно, мне пора идти, надо еще кого-нибудь опознать, хотя приз мне и не нужен. Это, друзья, всего-навсего лишь вызов моим способностям.

Мантикора отправилась дальше. И Бинк опять поразился чувству юмора Королевы – нарядить гарпией столь грозное существо, как мантикора, обладавшее человеческой головой с тремя челюстями, телом льва, крыльями дракона и хвостом гигантского скорпиона. Несомненно, это один из самых смертельно опасных монстров Ксанта – и вот, в обличье одного из самых отвратительных... Тем не менее мантикора переносит подобное обращение с достоинством, всецело принимая игру с шарадами и костюмами. Скорее всего, она чувствует себя в безопасности, ибо знает, что обладает душой, и оттого внешность мало ее беспокоит.

– Я все гадаю: а вдруг и у меня есть магический талант, – задумчиво и с ноткой вины произнес Честер. Да, переход от грубости и цинизма к чувству гордости воистину труден.

– Ты сможешь это узнать, если выиграешь приз, – подсказал Бинк.

– Верно! – Кактус просиял.

Очевидно вопрос о собственных талантах и был тем самым безответным пока Вопросом, который не давал Честеру покоя. Поразмыслив, Кактус вдруг нахмурился.

– Чери никогда не позволит мне обладать талантом, даже самым незначительным. Она ужасно щепетильна на этот счет.

Бинк вспомнил прямолинейность леди-кентавр и кивнул. Чери была прелестным созданием, она прекрасно управлялась с общей магией Ксанта, но она разумеется, не потерпит никакой магии у кого-либо из соплеменников. Это напомнило Бинку отношение его собственной матери к эротическим проблемам современных молодых людей. Для животных секс был естественным, считала она, но когда дело доходило, например, до нимф дикого овса... Гм, Честеру на самом деле было с чем разбираться.

Они опять свернули за угол – в этом чертовом лабиринте разных углов и закоулков было в избытке! – и увидели ворота дворца.

– Скорее туда! – воскликнул Бинк. – Пока лабиринт снова не изменился!

Они бросились вперед, но в тот же момент стены лабиринта и все вокруг вдруг замерцало и затуманилось Без сомнения, самым гадким в этом лабиринте была его нестабильность – через совершенно произвольные промежутки времени он свободно менялся, поэтому запомнить что-либо здесь или предусмотреть было попросту невозможно.

По всей вероятности, вырваться на сей раз им не удалось.

– Не будем останавливаться! – крикнул Честер; гром копыт мчащегося галопом кактуса стал сильнее. – Прыгай мне на спину!

Бинк не стал спорить. Он вскочил на самый колючий участок кактуса, приготовившись ощутить задом острые колючки. Однако приземлился на вполне лошадиную, покатую спину Честера. Уф!

Убедившись, что Бинк уселся надежно, Честер рванул вперед. Бинку и раньше доводилось ездить на кентаврах – однажды и Чери любезно его подвезла! – но никогда он не сидел на таком мощном жеребце. Честер считался рослым даже по меркам самих кентавров; к тому же он теперь очень спешил. Огромные мускулы пульсировали вдоль его тела, швыряя Бинка взад и вперед с такой силой, что он не на шутку перетрусил: как бы сейчас не сверзиться со спины кентавра с той же легкостью, с какой он здесь очутился. Ему удалось ухватиться за гриву, и он с надеждой подумал, что его талант защитит его и от падения.

Мало кто из жителей Ксанта подозревал о таланте Бинка, да ведь и сам он не имел о нем представления первые двадцать пять лет своей жизни. А причина была в том, что талант маскировал себя, ему не хотелось огласки. Он предотвращал любой вред, который могла бы нанести Бинку какая-либо другая магия. Однако же всякий, кто об этом знал, мог ему повредить немагическим способом. По этой причине талант Бинка окутывал себя ореолом случайных якобы и счастливых совпадений. Кроме самого Бинка лишь Король Трент знал всю правду. Даже Добрый Волшебник Хамфри, скорее всего, лишь подозревал, а уж мисс Хамелеон имела о ней только отдаленное представление.

Между ними и воротами появилась новая стена, похоже, она была иллюзорной – ведь только что они видели ворота замка, и никакой стены не было.

Честер изо всех сил метнулся вперед, затрещали и разлетелись ветки деревьев – самые натуральные ветки. И это означало, что иллюзорными были сами ворота, которые они только что видели. Королева-Волшебница умела заставить предметы исчезнуть, создавая иллюзию открытого пространства. О, Бинку-то следовало вспомнить об этом раньше!

Ну и рывок был у кентавра Честера! Поднялся поистине ураганный ветер, невидимые ветки неистово хлестали Бинка, но он держался крепко.

А вот и новый барьер – стена. Честер рванулся в сторону, заметив проем в стене, но тут же врезался в еще одну, невидимую, стену. Ох и мощь у этого кентавра – горе тому, кто окажется у него на пути..

Неожиданно они вынеслись из лабиринта перед самым замковым рвом. Постоянно меняя направление, они оказались несколько в стороне от подъемного моста. Но уже было не до того, чтобы остановиться.

– Держись! – крикнул Честер и прыгнул.

Теперь бросок его оказался настолько сильным, что Бинк, цеплявшийся за гриву, вырвал из нее клок, потерял опору, соскользнул со спины Честера и рухнул в ров.

Обитавшие во рву монстры тут же стали собираться к тому месту, где раздался всплеск – они постоянно были начеку, иначе бы их просто-напросто уволили. С одной стороны, подбираясь к Бинку, свивался в кольца огромный змей; каждый из его сверкающих зубов был размером с палец Бинка. С другой – подплывал пурпурный крок, разинув шишковатую пасть и обнажая еще более страшные зубы. А прямо под Бинком, поднимаясь из водоворота взмученного ила, всплывал бегемот; спина его была так широка, что, казалось, не поместится во рву.

Бинк отчаянно забарахтался, норовя выбраться на безопасный берег; он отлично понимал, что никому не удалось бы спастись хотя бы от одного из этих чудовищ, не говоря уже о трех сразу. Бегемот уже всплыл, наполовину подняв Бинка из воды; крок подобрался совсем близко, обнажая похожую на пещеру пасть. И тут змей молниеносно ударил сверху... И тогда крок и змей столкнулись зубами, обдав Бинка снопом искр.

В следующий момент обоих монстров отодвинула в сторону туша всплывшего бегемота; Бинк соскользнул с его спины, точно на смазанных салазках, – съехал и оказался на безопасной, облицованной камнем внутренней стене рва. Поразительная случайность...

Ха! Опять, стало быть, сработал его талант, в очередной раз избавив от последствий опрометчивого поступка. Ну кому в голову придет кататься на несущемся галопом кентавре, принявшем, к тому же, обличье кактуса? Ведь надо было просто спокойно отыскать выход из лабиринта, что, без сомнения, сделали все остальные. Бинку еще повезло, что и кентавр, и чудища во рву оказались магическими существами, так что его талант вполне смог проявить себя.

Честер удачно перескочил через ров и немедленно помог Бинку выбраться наверх. Он вытащил его одной рукой, не особенно при этом напрягаясь.

– Я подумал... – произнес он дрогнувшим голосом. – Когда ты свалился к этим страшилищам... В жизни ничего подобного не встречал...

– Они всего-навсего не были по-настоящему голодны, – небрежно проговорил Бинк, стараясь преуменьшить остроту происшедшего. – Решили, видишь ли, поиграть со своим обедом и чуточку перестарались. Идем-ка лучше во дворец – наверно, там сейчас уже подают закуски.

– Закуски! Ах, сила! – Как и все физически крепкие существа, Честер обладал хроническим аппетитом.

– Ах, силос, – пробормотал Бинк.

Вряд ли его шутку можно было назвать удачной – кентавры не едят ни сена, ни силоса, как бы ни старались клеветники утверждать обратное.

Они направились к замку, и иллюзии исчезли, они словно выключились у стен Ругна. Бинк с Честером снова стали человеком и кентавром.

– Знаешь, – задумчиво сказал Честер, – я никогда не догадывался, какое у меня несимпатичное лицо. Никогда, пока не увидел его у тебя.

– Зато у тебя необыкновенно симпатичная задняя часть, – заметил Бинк.

– Верно, верно, – просиял кентавр. – Я всегда говорил, что Чери стала моей женой вовсе не из-за моей физиономии.

Бинк уже приготовился рассмеяться, но вовремя сообразил, что его друг сказал это всерьез. К тому же, они уже подошли к двери, и их могли услышать.

Страж у входа во дворец нахмурился.

– Сколько ты угадал, Бинк? – У него были наготове блокнот и карандаш.

– Одного, Кромби. – Бинк указал на Честера, но тут же вспомнил про мантикору. – Точнее, двоих.

– В таком случае ты выбыл из состязания, – доложил Кромби. – Чемпион пока тот, кто угадал двенадцать. – Он взглянул на Честера. – А ты?

– А мне вообще приз не нужен, – грубовато отозвался кентавр.

– Вы, парни, даже не старались, как я погляжу, – заметил Кромби. – Будь я на вашем месте и не торчи я тут на посту, и не шныряй на побегушках у Королевы...

– А я думал, тебе нравится работа во дворце, – сказал Бинк; он познакомился с Кромби, когда еще тот служил солдатом у прежнего Короля.

– Она мне нравится... Но все же приключения я люблю больше. Король-то у нас хоть куда, но... – Кромби скривился. – Словом, не мне вам рассказывать про Королеву...

– Со всеми кобылами сразу трудно сладить, – изрек Честер. – Такова уж ихняя натура. И ничего они с ней поделать не могут, даже если бы и очень захотели.

– Как ты прав, приятель! – искренне согласился Кромби: он был образцовым женоненавистником. – А если, к примеру, взять тех, у которых самая сильная магия... Ну кому еще мог прийти в голову весь этот идиотизм с маскарадом? Просто ей захотелось повыпендриваться, щегольнуть своим колдовством.

– Что ж, не так-то у нее много возможностей показывать его, – сказал Честер. – Король не обращает на нее никакого внимания...

– Король у нас умный Волшебник! – горячо заявил Кромби. – Когда она не устраивает чехарды, вроде этой, то, правда, со скуки можно натурально свихнуться. Особенно – стоя здесь, на этом посту... Эх, как бы мне хотелось снова отправиться куда-нибудь с каким-нибудь поручением. С поручением, конечно, достойным мужчины. Помнишь, Бинк, как мы с тобой тогда...

Банк улыбнулся воспоминаниям:

– Помнишь, под какой потрясающий град мы тогда попали? Мы еще спрятались от него под обожравшимся опутывающим деревом...

– А девчонка сбежала! – подхватил Кромби. – Золотые были денечки!

К своему удивлению Бинк понял, что ему тоже хочется думать, что «золотые были денечки». В свое время пережитое не казалось ему развлекательной прогулкой, но сейчас, издалека, оно приобрело даже некий блеск.

– Ты мне тогда говорил – помнишь? – что она, та девушка, для меня опасна.

– Да, так оно и оказалось, – кивнул Кромби. – Она ведь вышла за тебя замуж, не так ли?

Бинк натянуто рассмеялся.

– Лучше мы пойдем, пока от закусок хоть что-то осталось.

Он повернулся и... чуть не споткнулся об еще один холмик грязи.

– Вы что, вокруг дворца кротов развели? – досадливо спросил он.

Кромби скосил глаза на холмик.

– Секунду назад ничего подобного здесь не было. Может, магия Королевы привлекла сюда магического крота? Надо об этом сказать главному садовнику. Скажу, когда сменюсь с поста.

Бинк и Честер вошли внутрь. Дворцовый бальный зал был украшен, конечно же, самой Королевой Ирис. Сейчас он выглядел как участок морского дна. Из скалистых глубин тянулись вверх плети водорослей; повсюду плавали ярко разукрашенные рыбы; стены сплошь были покрыты ракушками. Тут и там простирались подводные пляжи – песок был мелким и белым; пляжи магически перемещались с места на место, поэтому если гость даже стоял неподвижно, вся сцена перед ним непрерывно менялась. По окружности зала огромным кольцом свернулся гигантский морской монстр-змей; его пульсирующие, так и сяк переплетенные кольца кое-где заменяли стены.

Честер огляделся.

– Хотя она и скверная баба и слишком много из себя корчит, но, надо признать, магия у нее впечатляющая. Больше всего, понятно, меня волнует пища – вдоволь ли ее тут будет...

Оказалось, однако, что волновался он совершенно напрасно. Гора закусок была поистине огромной, и охраняла ее лично Королева. На коротком поводке она держала едкого перечника. Когда кто-нибудь терял самообладание и не мог утерпеть, чтобы не схватить кусочек деликатеса, перечник тут же задавал нетерпеливому хорошую порцию перца.

– Никто не посмеет есть, пока не будет вручен главный приз! – объявила Ирис, сверкнув глазами. Поскольку она придала себе облик воинственной Королевы русалок, то уже один ее вид был достаточно эффектен, чтобы отпугнуть любого – даже без помощи перечника. У нее была остроконечная корона, мощный хвост, трезубец в руке; острия трезубца поблескивали от слоя слизи – может быть, тоже иллюзорной, хотя она могла оказаться и самым настоящим ядом.

Бинк и Честер разделились, смешавшись с другими гостями. Тут были, в сущности, все более или менее известные существа Ксанта, за исключением леди-кентавр Чери и жены Бинка, озабоченной собственными страданиями. Не было и Доброго Волшебника Хамфри, который никогда добровольно не появлялся в общественных местах.

Бинк заметил своего отца Роланда, прибывшего прямиком из Северной Деревни. Тот был осторожен и не стал раздражать сына чрезмерным проявлением родительских чувств. Они пожали друг другу руки.

– Прекрасные туфли, сынок.

После сцены с мисс Хамелеон эти слова прозвучали как бы намеком.

– Только что с дерева, – хмуро отозвался Бинк.

– Чем ты занимался последние два месяца?

Когда Роланд говорил, изо рта у него вырывались пузырьки и подрагивающими шариками устремлялись к поверхности океана. Да уж, когда королева Ирис создавала иллюзию, то делала это мастерски! Рядовые жители Ксанта с их незначительными личными талантами могли лишь молча пялиться на творения Волшебницы и завистливо вздыхать. Именно потому, разумеется, Королева и устроила это шоу.

– Тренировался с мечом, ковырялся в саду, делал всякую всячину, – ответил Бинк отцу.

– Насколько я знаю, Хэмели на сносях...

– Да, верно. – Бинк готов был опять впасть в отчаяние от складывающейся ситуации.

– У тебя будет сын и поможет заполнить пустоту в доме.

В том случае, разумеется, если будет нормальный, наделенный талантом ребенок, подумал Бинк. Он решил сменить тему.

– У нас только что зацвело молодое деревце, на котором должны вырасти изящные дамские туфельки. Похоже, скоро я сорву первую пару.

– Дамы будут довольны, – серьезно ответил Роланд, как будто услышал важную новость.

Неожиданно Бинк понял, как мало сделал за последний год. Чего он добился? Буквально ничего. Не удивительно, что у него такое подавленное состояние!

В зале потемнело, как будто наступили сумерки, отчего и иллюзорная вода тоже сделалась темнее. И сразу рассеянный дневной свет сменился ночным свечением. Воздушные пузырьки от водорослей заискрились подобно крошечным лампочкам, неоновый коралл замерцал разноцветными красками. Даже пухлые губки испускали тусклый свет. У животных расцветка была более яркая: электрические угри превратились в плавающие прожектора, а многочисленные рыбы стали полупрозрачными фонариками. Общий эффект получился поразительно красивым.

– Была бы ее личность столь же прекрасна, как ее вкус, – негромко произнес Роланд, имея в виду, конечно же, Королеву.

И в этот момент Ирис объявила:

– А сейчас мы присудим входной приз!

Она сияла ярче всех; зубцы ее короны и трезубца излучали струи света, ярким потоком заливая ее роскошный обнаженный русалочий торс. Что ж, она была владычицей иллюзий и могла сделать себя настолько красивой, насколько ей подсказывала ее фантазия, а фантазия ее была изощренной.

– Как я понимаю, тут был брак по расчету, – продолжал Роланд. Хотя он и не был Волшебником, Король тем не менее назначил его королевским регентом на территории севернее Провала, и потому Роланд не взирал на титулованных особ с почтением рядового деревенского жителя. – По-видимому, этот расчет иногда должен быть на редкость тонким.

Бинк кивнул. Его несколько раздражало то восхищение, с которым его отец наблюдал за иллюзорными прелестями Королевы. В конце концов, ему скоро пятьдесят!.. И все-таки отец, без сомнения, прав. В обязанности Короля не входит любить Королеву, однако он умеет управлять этой темпераментной женщиной достаточно умно и строго, что поражает всех, кто знал Ирис до замужества. И тем не менее Ирис процветала, несмотря на дисциплину. Те, кто хорошо знал Короля, понимали, что он не только более могущественный Волшебник, но и более сильная личность. Все были убеждены, что в Ксанте сейчас самый деятельный Король со времен Четвертого Нашествия, то есть с тех пор, когда построен этот замок.

Многое уже существенно изменилось. Был снят Магический Щит, оберегавший Ксант от вторжений, и обитателям соседней Мандении было позволено пересекать границу. Первыми ее перешли солдаты бывшей королевской манденийской армии – они поселились в необжитых прежде местах и стали полноправными гражданами Ксанта. Закон о необходимости магического таланта у каждого гражданина страны был отменен – к изумлению консерваторов, это не привело к хаосу. Люди теперь становились известными и уважаемыми не за случайные магические способности, а за совокупность ценных качеств. Тщательно организованные экспедиции принялись изучать близлежащую Мандению, где не существовало магии; вдоль границы были расставлены посты, чтобы какое-то вторжение не явилось неожиданностью, Король не стал уничтожать Магический Камень – то есть при необходимости Щит можно было установить заново.

Король – Бинк не сомневался в этом – старался не упускать из виду как полезное, так и приятное (в том числе и дамские прелести), и Королева полностью подчинялась ему. Она могла стать и становилась веем, что только было угодно Королю, и он не был бы человеком, если бы не пользовался этим, хотя бы время от времени. Вопрос заключался лишь в том, чего ему хотелось. Это было дежурной дворцовой сплетней; преобладало мнение, что Король предпочитает разнообразие. Королева редко принимала дважды один и тот же облик.

– Страж Ворот, докладывай! – повелительно произнесла Королева.

Солдат Кромби не спеша выступил вперед. Он был великолепен в своей дворцовой форме, и с ног до головы выглядел именно солдатом в королевстве, которое в солдатах, в общем-то, не нуждалось. Он умел искусно и яростно сражаться мечом и голыми руками, и ему не нравилось выполнять обязанности лакея при женщине – всем своим видом он как раз это и демонстрировал. И по этой-то причине Королева наслаждалась, отдавая ему приказы, но все же не перегибала палку – верность Кромби принадлежала самому Королю, а тот был к нему благосклонен.

– Победителем стал... – Кромби заглянул в свой блокнот.

– Нет! Не так, идиот! – закричала Королева, окутав Кромби облаком расплывающейся в воде краски.

Конечно, еще одна иллюзия, но весьма эффектная.

– Сперва назови занявшего второе место, – продолжала Королева, – и лишь потом – потом! – победителя. Сделай же хоть что-нибудь ради разнообразия!

Из растворившегося облака краски показалось хмурое лицо Кромби.

– О, женщины! – едко пробормотал он.

Королева улыбнулась, наслаждаясь его злостью.

– На втором месте, после девяти правильных отгадок... – Он снова нахмурился. – Женщина. Бианка из Северной Деревни.

– Мать! – ахнул Бинк.

– Ей всегда правились игры с угадываниями! – с гордостью проговорил Роланд. – Я думаю, ты унаследовал как ее ум, так и внешность.

– Зато от тебя – храбрость и силу! – сказал Бинк, оценив комплимент.

Бианка степенно вышла на середину зала. Она была красивой женщиной, а в молодости – истинной красавицей; к тому же, в отличие от Королевы, настоящей. Ее талантом было – повторное воспроизведение событий, а не иллюзии.

– Выходит, женщины снова проявили себя, – сказала Королева, подмигивая женоненавистнику Кромби. – А призом для Бианки будет... – Она смолкла. – Привратник, принеси второй приз. Ты должен был держать его уже наготове!

Хмурость Кромби начала переходить в негодование. Но он все-таки приблизился к шкафчику, наполовину скрытому водорослями, и извлек из него завернутый в ткань предмет.

– Призом будет... – повторила Королева и сорвала покрывало, – ...львиный зев в горшке!

Восхищенное и откровенно завистливое бормотание пронеслось по толпе, когда дамы-гостьи увидели приз. Несколько цветков-головок повернулись на черенках и свирепо щелкнули челюстями. Львиный зев очень хорош для того, чтобы вывести в доме насекомых, а также всяческих паразитов у животных, к тому же он надежно охраняет дом. Горе непрошенному гостю, неосторожно оказавшемуся поблизости от этого растения! Но ему очень не нравилось находиться в горшке – чтобы засадить его туда, требовалось особое и довольное сложное заклинание. Потому дикий львиный зев был обычным растением, а посаженный в горшок – редким и высоко ценимым.

Бианка с удовольствием приняла подарок, и тут же ей пришлось слегка отвернуться: одна из головок решила куснуть ее за нос. Когда растение укореняли в горшке, то приучали его не быть агрессивным по отношению к владельцу, и все-таки требовалось время, чтобы львиный зев уяснил, кто есть кто.

– Это просто чудесно! – сказала Бианка. – Благодарю тебя, Королева Ирис! Ты тоже прекрасна, – добавила она дипломатично. – Но – по-своему.

Королева щелкнула зубами, подражая цветку львиного зева, и грациозно улыбнулась. Она всегда страстно желала признания и похвал, особенно от столь уважаемых жителей Ксанта, какой была Бианка, – ведь многие годы перед тем, как стать Королевой, она провела в изгнании.

– А теперь, слуга, назови победителя, – велела она Кромби. – И прояви же хоть немного изобретательности и смекалки, если таковые у тебя есть.

– Победительница, правильно угадавшая тринадцать раз, – забубнил Кромби, даже не пытаясь изобразить торжественность, – это Милли-призрак.

И он пожал плечами, словно выражая недоумение перед еще одной женской победой; он сам вел подсчет и потому знал, что результат не подделан. Однако всем было теперь ясно, что мужчины сегодня не особенно старались.

К Королеве подлетел юный на вид и прелестный призрак. Милли была одновременно и самой молодой, и самой старой из всех сегодняшних обитателей замка Ругна. Она умерла более восьмисот лет назад, в то время ей не было еще и двадцати. Когда Бинк увидел ее впервые, она была бесформенным облачком тумана; но с тех пор, как в замке поселились живые люди, она постепенно стала крепнуть и теперь выглядела столь же осязаемой и зримой, как и любая живая женщина. Она была очень симпатичным, всеми любимым призраком, в честь ее победы раздались горячие аплодисменты.

– А главным призом является... – Королева драматично развела руками, – ...этот сертификат на один бесплатный Ответ Доброго Волшебника Хамфри!

Послышались невидимые фанфары, подкрепленные магически усиленными аплодисментами, когда она протянула Милли сертификат.

Девушка замешкалась – она ведь не обладала физической плотностью, поэтому не могла взять сертификат в руку.

– Все в порядке! – успокоила ее Королева. – Просто я напишу на нем твое имя, и Волшебник Хамфри будет знать, что сертификат твой. Да он и без того наверняка наблюдает сейчас за нами – в своем магическом зеркале. Почему бы тебе не задать ему Вопрос прямо сейчас?

Ответ Милли никто не расслышал – она, как и все призраки, была способна разговаривать лишь тихим шепотом.

– Не волнуйся, дорогая, я уверена, каждый будет рад тебе помочь, – произнесла Королева. – Вот что мы сделаем: я напишу твой вопрос на магической доске, и Хамфри сможет ответить тебе тем же способом. Лакей, доску! – повернулась она к Кромби.

Тот застыл на месте, но любопытство все же пересилило обиду. Он принес доску. Королева подозвала ближайшего кентавра (им оказался Честер, давно и безуспешно пытавшийся стащить пирожок со стола с закусками и не получить при этом порцию перца или уксуса) и велела ему записать еле слышные слова Милли. Как известно, все кентавры грамотны, многие из них прекрасные учителя, так что писать углем для них – привычное дело.

Отношение Королевы к мужчинам нравилось Честеру не более, чем Кромби, но он не посмел отказаться от поручения. Ведь это же донельзя интересно: какой Вопрос может задать призрак Волшебнику?.. И вот он записал светящимися буквами:


КАК МИЛЛИ СНОВА СМОЖЕТ СТАТЬ ЖИВОЙ?


Вспыхнули новые аплодисменты – гостям определенно понравился Вопрос. В нем был скрыт вызов. А Ответ, сообщенный публично, мог стать полезным для многих. Обычно Волшебник Хамфри требовал за свой Ответ год службы у него; кроме того, Ответ давался лишь тому, кто непосредственно задавал Вопрос. Да, становилось по-настоящему интересно!

Слова вдруг исчезли, словно стертые невидимой губкой. И вскоре появился Ответ Волшебника:


ТРЕБОВАНИЯ ТРИ.

ПЕРВОЕ – ТЫ ДОЛЖНА ИМЕТЬ ИСКРЕННЕЕ ЖЕЛАНИЕ СНОВА СТАТЬ СМЕРТНОЙ.


Вне всякого сомнения, такое желание у Милли было. Она нетерпеливо махнула рукой в сторону доски, ожидая продолжения и желая поскорее узнать, столь же легки два других условия, или же они невыполнимы. Если рассудить здраво, то для магии – технически – не было ничего невозможного; однако же на практике некоторые заклинания были слишком уж сложны для реального исполнения.

Бинк волновался вместе с Милли: когда-то столь же страстно он хотел узнать о своем магическом таланте, от которого зависело его гражданство, благополучие и самоуважение. Для того же, кто умер преждевременно, но не угас окончательно, возможность получить смертность становилась исключительной надеждой! Разумеется, если Милли совсем оживет, то со временем и умрет, как всякий человек. Однако в действительности она лишь завершит жизнь, которую уже начала столько столетий назад. Оставаясь призраком, она не могла как-то повлиять на свою судьбу – призрак не в состоянии любить, бояться, вообще ощущать что-либо.

Хотя – нет, поправил себя Бинк. Очевидно, она все-таки что-то чувствует, пусть и не так, как живые люди. Но ей недоступны телесные удовольствия, недоступна боль.

На доске появилось:


ВТОРОЕ -

ДОКТОР ЗАКЛИНАНИЙ ДОЛЖЕН ВОССТАНОВИТЬ ТВОЙ ТАЛАНТ ДО ОПТИМАЛЬНОЙ ПОТЕНЦИИ.


– Есть в этом доме доктор заклинаний? – требовательно вопросила Королева, оглядываясь. Острия ее трезубца сверкнули. – Нет? Отлично... Посыльный, покажи направление на ближайшего доктора.

Кромби едва не зарычал, но и на сей раз любопытство пересилило. Закрыв глаза, он завертелся волчком и вот – вытянул правую руку: она показала на север.

– Так, – произнесла Королева. – Должно быть, это – Деревня Провала.

На Провал – гигантскую расщелину, разделявшую Ксант на северную и южную части – было наложено заклинание: никто не мог вспомнить о его существовании. Но на замок Ругна и его окрестности было, в свою очередь, наложено контрзаклинание, позволявшее его обитателям и гостям вспоминать о Провале. Да, трудновато пришлось бы Королю править своей страной, не помни он о столь важной особенности ее ландшафта, как Провал!

– Где наш переносчик?

– Я здесь, Ваше Величество! Доктор уже в пути, – отозвался мужчина рядом с Королевой Ирис.

Он взглянул в указанном Кромби направлении, сосредоточился и... неожиданно перед ним появилась пожилая женщина. Она посмотрела по сторонам, на лице ее отразилось изумление: она оказалась в толпе нарядных людей, в зале, погруженном на дно океана...

– Ты – доктор заклинаний? – властно спросила Королева.

– Да, – ответила старуха. – Но я не лечу дураков, потонувших в море. Особенно, если меня отрывают прямо от корыта со стиркой...

– Это Торжественный Бал в честь Годовщины Коронации Короля Трента! – надменно произнесла Королева. – А теперь у тебя есть выбор, старая карга: вылечить для нас одно заклинание и остаться на балу, есть, пить и развлекаться, сколько душе угодно и в таком, например, костюме... – На старухе вдруг появилось одеяние важной матроны, любезно сотворенное магией Волшебницы Ирис. – ...или не вылечить заклинание, тогда это вот существо тебя поперчит. – И она приподняла злобно зашипевшего перечника.

У старухи, как до того у Кромби и у Честера, был возмущенный вид, но в конце концов она все же решила выбрать более выгодный курс.

– Какое заклинание?

– Заклинание Милли. – Королева указала на призрак.

Докторша осмотрела Милли и усмехнулась.

– Уже готово, – сказала она и широко разулыбалась, показав все свои четыре зуба.

– Любопытно, почему она так развеселилась? – пробормотал Роланд. – Не знаешь, какой у Милли талант?

– У призраков нет талантов, – возразил Бинк.

– Но при жизни ведь был! По всей вероятности, он у нее какой-то особый.

– Пожалуй. Надеюсь, мы скоро это узнаем. Если, конечно, она сможет выполнить третье условие.

И снова засветилась доска:


ТРЕТЬЕ -

ПОГРУЗИ СВОЙ СКЕЛЕТ В ЦЕЛИТЕЛЬНЫЙ ЭЛИКСИР.


– Этого добра у нас сколько угодно! – сказала Королева. – Эй, лакей!

Кромби был уже в пути и скоренько вернулся с ведром эликсира.

– А теперь... Где твой скелет? – нетерпеливо спросила Королева.

Но тут с Милли что-то случилось: казалось, она очень желает ответить на вопрос Королевы, но не в состоянии произнести ни слова.

– Заклинание молчания! – воскликнула Королева. – Тебе не позволено сказать нам, где он! Вот почему в течение столетий он оставался спрятанным!

Милли печально кивнула.

– Тем лучше! – Королева уже была сама деловитость. – Начинаем охоту за сокровищем! В каком шкафу лежит скелет Милли? Тот, кто найдет его первым, получит особый приз! – Она на мгновение задумалась. – Обычные призы у меня кончились... Знаю! Вот что это будет: первое свидание с Милли, когда она оживет!

– А что, если скелет найдет женщина? – спросил кто-то.

– Ради такого случая я попрошу своего мужа, Короля Трента, превратить ее на время в мужчину!

Раздался неуверенный смех. Шутит она, или говорит всерьез?.. Насколько Бинк знал, Король мог трансформировать любое живое существо в другое живое существо – но того же пола. И вряд ли он воспользуется своим талантом, чтобы выполнить чей-то каприз. Так что Королева, скорее всего, мистифицирует.

– А как же насчет еды? – громко спросил Честер.

– Сделаем так! – Королева была настроена решительно. – Женщины уже доказали свое превосходство, поэтому они не будут участвовать в поисках. Они станут угощаться! Пока мужчины будут искать... – Но тут она взглянула на разъяренное лицо Честера и поняла, что зашла слишком далеко. – Хорошо. Пусть мужчины тоже едят. Даже и те, у кого лошадиный аппетит. Но чтобы никто не посмел тронуть Юбилейный Торт! Король сам будет его разрезать – когда поиски закончатся.

Она на миг задумалась – такой ее видели редко. В самом ли деле она была уверена, что Король станет заниматься разрезанием тортов?

А юбилейный Торт был роскошен! Многочисленные прослойки мерцающего крема увенчивала огромная цифра I, на вершине которой располагался неотличимый, благодаря магии, от оригинала бюст Короля Трента. Королева всегда поддерживала величие Короля, потому что ее собственное величие являлось всего лишь отражением мужниного. Да уж, какой-то бедняга шеф-повар изрядно потрудился! Создать такую орнаментированную роскошь при помощи заклинаний!

– Перечник! – распорядилась Королева. – Оставайся охранять торт и приперчивай каждого, кто посмеет к нему прикоснуться! – Она привязала поводок к ножке стола. – А теперь, мужчины, – на поиски сокровища!

Роланд покачал головой.

– Лежащие в шкафу скелеты не следует тревожить... Пойду-ка лучше да поздравлю твою умную матушку. – Он взглянул на Бинка. – А ты отправляйся представлять нашу семью в этих поисках. Можешь, конечно, особенно не стараться...

Он помахал рукой на прощанье и стал пробираться между мерцающими морскими течениями.

Бинк еще постоял какое-то время, задумавшись. Отец определенно знал, что здесь что-то неладно, но прямо об этом сказать не решился.

Но что именно неладно?

Бинк вполне сознавал, что живет сейчас хорошо, что у него прекрасная, хоть и переменчивая жена, а Король к нему благосклонен. Почему же ему так мечтается о приключениях где-то в отдаленных, диких местах, о сражениях на мечах (ради чего, кстати, он и стал учиться фехтованию), об опасностях и даже о смерти, хотя известно, что талант Бинка защитит его от любой настоящей опасности? Что же с ним происходит?.. И вот уже кажется, что он счастливее тогда, когда будущее под угрозой. Да ведь это же нелепо!

Почему Хэмели не пришла? Конечно, срок ее близок, но она все же могла появиться на балу – могла, если бы захотела. Во дворце есть и магическая повивальная бабка...

И Бинк решился. Он отправится на поиски! Кто знает, может быть, ему удастся доказать свои способности еще раз, отыскав в шкафу этот скелет!


Содержание:
 0  вы читаете: Источник магии : Пирс Энтони  1  Глава 2 Поиски сокровища : Пирс Энтони
 2  Глава 3 Гонка с никельпедами : Пирс Энтони  3  Глава 4 Замок волшебника : Пирс Энтони
 4  Глава 5 Големские высоты : Пирс Энтони  5  Глава 6 Магическая пыль : Пирс Энтони
 6  Глава 7 Смертельно опасные дамы : Пирс Энтони  7  Глава 8 Безумные созвездия : Пирс Энтони
 8  Глава 9 Демоны водоворота : Пирс Энтони  9  Глава 10 Драгоценная нимфа : Пирс Энтони
 10  Глава 11 Мозговой коралл : Пирс Энтони  11  Глава 12 Демон Ксанф : Пирс Энтони
 12  Глава 13 Исчезновение магии : Пирс Энтони  13  Глава 14 Парадоксальное желание : Пирс Энтони
 14  Использовалась литература : Источник магии    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap