Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 14 Парадоксальное желание : Пирс Энтони

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 14

Парадоксальное желание

Вновь задремавший было Бинк проснулся от внезапного толчка. Чери так резко затормозила, что он врезался в ее человеческую спину. Пришлось покрепче ухватиться за талию, однако – соблюдая осторожность...

– Что там?!

– Извини, чуть не забыла! Я уже несколько часов не кормила Чета...

– Чета? – Бинк все еще пребывал в полусне. – Ах, ну да... Чета... жеребенка...

Она подозвала проголодавшегося малыша. Бинк торопливо спешился и отошел в сторону. Отошел еще и потому, что следовало повиноваться и другому зову природы.

Кентавры не особенно стеснительны в отправлении естественных функций (иные, кстати, совершались непосредственно на ходу). Люди гораздо более щепетильны – по крайней мере, в обществе себе подобных. Тут Бинк уяснил и еще одну причину, по какой Чери сейчас не казалась ему красивой: она кормила малыша, и груди ее были набухшими и отвислыми. Что ж – маленьким кентаврятам требовалось немало материнского молока, особенно когда им приходилось столько бегать, как сегодня Чету.

Выждав приличествующее обстоятельствам время. Бинк вернулся. Жеребенок все еще сосал грудь; Чери увидела Бинка.

– О, да не будь же ты таким человеком! – фыркнула она. – Чем я, по-твоему, занимаюсь – магией?

Бинку ничего не оставалось, как смущенно рассмеяться. Конечно же, она права! У него было не больше оснований проявлять стыдливость, чем у нее, а его представления о «непристойностях» мало, пожалуй, отличались от ее представлений.

Он подошел ближе, все еще робея. И подумал, что кентавры, наверно, созданы очень рационально, в полном соответствии с функциями своего организма. Будь у Чери соски там, где у лошади, жеребенку пришлось бы туговато. Чет был стройным парнишкой, и его человеческая половина не отличалась гибкостью, свойственной шее лошадиного детеныша.

– Мы идем не туда! – вдруг громко и тревожно проговорила Чери.

«О, ради всех добрых демонов, только не это!» – испуганно подумал Бинк.

– Ты потеряла тропу?.. Заблудилась?

– Нет-нет, мы – на тропе! Но нам незачем идти в замок Ругна! Там нам никто не поможет.

– То есть, как это не поможет? А Король?

– Король... Король, Бинк, теперь – самый обычный человек. Ну посуди: что он может сделать?

Бинк сокрушенно вздохнул. Только что он размышлял о том, какой у Короля найдется ответ, не сомневаясь, что ответ обязательно найдется, и – вот... Несомненно, Чери права!

– Да, что сможет сделать любой из нас без... – Ему в ее присутствии не хотелось произносить неприличное слово, хотя он и понимал, что это – глупо.

– Пока я кормила Чета, кое о чем подумала, – сказала она, нежно гладя голову сына. – Вот мой жеребенок – потомок Честера, представитель господствующего, главного вида в Ксанте. С какой стати мне бежать прочь от Честера? Чета могут научить настоящей жизни только на хорошем кентаврском дворе. Я не прощу себе, если...

– Но ты вовсе не убегаешь от Честера! Мы идем к Королю узнать, как жить без... как мы смогли бы...

– Валяй, говори – так и быть! – сердито воскликнула она. – Магия! Магия!.. Ты мне уже по-человечески неуклюже доказал, черт тебя дери, что она необходима и составляет часть нашего образа жизни, включая даже мою личную. Теперь я развиваю свои доводы. Мы не можем просто вернуться домой и выразить соболезнование бывшим Волшебникам. Необходимо что-то сделать! И именно сейчас, немедленно, пока не станет слишком поздно.

– Уже слишком поздно, – понуро ответил Бинк. – Демон умчался.

– Но, может быть, он не так уж далеко и умчался? Может, забыл что-нибудь и вернется забрать?.. И мы задержим его...

– Нет, так не годится. Разве я для того его освободил? Я освободил его из чувства справедливости, хотя результаты этого мне совсем не по нраву.

– Ты честен, Бинк, – сказала она. – Но знай: порой это приносит большие неудобства... А вдруг нам удастся вызвать его обратно? Вызвать, поговорить и попросить, чтобы он не забирал от нас хоть какие-то чары и заклинания...

Бинк безнадежно помотал головой.

– Нет... Что бы мы ни сделали – это на Демона не повлияет. Ему попросту – наплевать. Что ему до нашего благополучия? Ты бы и сама все поняла, если бы увидела...

Она обернулась и посмотрела ему прямо в лицо.

– В таком случае, мне, пожалуй, действительно стоит с ним встретиться.

– Ну как мне добраться до твоих лошадиных мозгов?! – раздосадованно воскликнул Бинк. – Ведь ясно было сказано тебе: он улетел!

– Все равно.. Неважно... Я хочу увидеть то место, где он находился. Там могло что-нибудь остаться. То, чего ты не заметил... Не обижайся, Бинк, – но ты – всего лишь человек. И если мы сможем что-то предпринять...

– Да ничего мы не можем предприняты – в сердцах огрызнулся он. Уж на что Честер был упрям, но его благоверная...

– Послушай, Бинк. Ты сам ткнул меня носом в тот факт, что нам необходима магия. А теперь я тебя тычу носом же в то, что никак нельзя сдаваться, что надо что-то делать! Можешь сколько угодно убеждать себя, что ищешь помощников, а на самом деле ты попросту убегаешь от деятельности! Решение проблемы может быть только в тюрьме Демона, а не в королевском дворце. Не исключено, что у нас ничего не получится – пусты Но мы обязаны попытаться! – Она стремительно развернулась и, пренебрегая любыми возможными его возражениями, приготовилась поскакать назад. – Ты был в том месте... Показывай дорогу!

Он невольно потрусил рядом с ней – совсем как жеребенок.

– В пещеру демона? – еще не веря, спросил он. – Где полно гоблинов и утративших магию драконов, где...

– Да пошел ты со своими непристойностями! – заржала она. – Кто знает, что в эту минуту происходит с Честером...

Тут была – вся Чери! Чери, до конца и полностью преданная мужу.

Теперь, взглянув на происшедшее ее глазами, он по-другому расценил свое поведение. По-видимому, человеческая природа и в самом деле несовершенна! Почему он сразу ушел? Почему не стал искать своих друзей? Почему решил, что не в состоянии им помочь?.. Потому, видимо, что боялся того, что мог найти. Выходит – он действительно сбежал. Только и всего!

А вдруг Честера можно вытащить из озера и оживить? Да, оживить без всякой магии?.. Или вдруг Хамфри удалось все-таки спастись?.. Надежда, конечно, слабая... Но до тех пор, пока оставался хотя бы только один шанс, Бинк не имел права пренебрегать своим долгом перед друзьями и обязан был сделать все возможное, чтобы их отыскать. А он был полон тоскливой уверенности, что их нет в живых. Но ведь даже подтверждение этого было бы лучше, чем его попытки укрыться от правды.

Он снова вскочил на спину Чери, и она бросилась вперед.

Продвигались они поразительно быстро и уже вскоре миновали место, где встретились. А затем понеслись по равнине в указанном Бинком направлении.

Кентавр способен скакать очень быстро. Но даже помня об этом, Бинк мог с трудом отделаться от впечатления, будто бег Чери ускоряют некие чары. То была, без сомнения, иллюзия, но – уже не магическая, просто Чери нетерпеливо стремилась спасти своего мужа, какими бы хлипкими ни были в действительности ее надежды.

Они обогнули Деревню Магической Пыли и приблизились к ущелью с хищным деревом.

Когда они были уже рядом, Бинку показалось, что дерево слегка затрепетало. Скорее всего, ему это показалось – слабый, разреженный вечерний свет мог вызвать подобную иллюзию. Ведь без магии монстр ни на что не способен.

Чери остановилась у ветки, что выступала за край ущелья.

– Спускаться по опутывающему дереву?.. Я и представить не могла, что... – Тут она оборвала себя и тревожно произнесла: – Бинк! Оно шевелится! Я только что видела!

– Ветер! – внезапно озарило Бинка. – Это ветер шевелит щупальца!

– Конечно! – Она облегченно вздохнула. – А мне на секунду и в самом деле показалось... Но теперь я знаю, что ошиблась. Определенно ошиблась!

Бинк заглянул вниз, в расщелину, и увидел трещину – вход в подземелье. Ему очень не хотелось спускаться туда снова, но еще больше не хотелось признаваться в этом.

– Я... э-э... могу спуститься по лиане. Но ты...

– И я – тоже. Не забывай: у кентавров сильные руки и достаточно развитые мускулы груди. Им ведь приходится выдерживать немалый вес! Иди сюда, Чет!

Она ухватилась за мощное щупальце и шагнула с обрыва.

Удерживаясь за лиану руками и притормаживая передними ногами она стала спускаться в расщелину и, широко раскачиваясь, скоро добралась до дна. Жеребенок последовал ее примеру, хотя путь вниз дался ему с большим трудом – под конец он отпустил лиану, и Чери ловко подхватила его на руки.

Растерянный и смущенный, Бинк тоже заскользил вниз. Конечно, ему следовало спуститься первым...

Оказавшись у основания дерева, Бинк заглянул в зияющую черную дыру – горловину подземною мира. Его охватили дурные предчувствия.

– Здесь спуск гораздо труднее. Как Чет с ним справится?.. А потом еще – взбираться назад, наверх... Я еле вылез... сознание терял... А – не в обиду будь сказано – с твоим, Чери, весом...

– Честер справится, – уверенно произнесла Чери. – Он вытащит и остальных.

Бинку припомнились могучие мускулы кентавра, его несгибаемая сила... Пожалуй, только у монстров, вроде великана-людоеда, руки были мощнее... Может быть (но – только, может быть!), получится именно так, как она сказала. Особенно – если удастся перебросить через спасительный корень двойную веревку: тогда остальные потянут за другой конец, помогая Честеру... Ах, но для всего этого сначала надо найти и оживить самого Честера... Если у них ничего не получится, то Чери – конец: у Бинка недостанет сил поднять ее. Разве что – только жеребенка...

Чери уже проверяла щупальца дерева: прочны ли, удобны ли. Ее неколебимая вера отметала все сомнения. И Бинк не мог не позавидовать. Он всегда считал Честера упрямцем, но только теперь понял: истинная сила этой семьи – в Чери. Честер был лишь магической глиной (ох, опять непристойность!) в ее руках, и она лепила из этого материала, что ей было нужно. И теперь, похоже, на месте кентавра – он, Бинк. Ему совсем не хотелось возвращаться к подземным ужасам и бессмысленно сражаться во мраке с полугоблинами и змеедраконами. Но – знал, что этого не миновать. Не миновать по одной простой причине: Чери решила спасти своего супруга. И – точка.

– Вот это подойдет. – Она дернула за длинное и прочное щупальце, свисавшее с самой верхушки дерева. – Бинк! Полезай наверх и срежь его.

– Да, конечно, – промямлил он. И тут ему стало стыдно. Если уж он решился, то хватит распускать нюни. Чери абсолютно права: надо действовать.

И он начал взбираться по страшному стволу.

Сейчас Бинк испытывал странный подъем и возбуждение, как будто с его плеч свалился тяжелый груз. И скоро понял, в чем дело: заговорила совесть! Теперь, когда он принял решение и убежден, что оно верное (пусть и самоубийственное), он оказался в ладу с собственной совестью, и на душе у него стало светло. Вот что испытывала Чери, вот что придавало ей сил я понуждало едва ли не лететь через джунгли! Оказывается, даже без магии обыкновенное настроение могло творить чудеса.

Почти из самой вершины рос пучок щупалец, похожий на гигантской толщины волосы. Бинк подтянулся, обхватив ствол ногами, и отсек у самого основания щупальце, намеченное Чери. И тут же почувствовал, как дерево содрогнулось, – точно так же, как и тогда, когда Кромби поранил такое же дерево, росшее неподалеку от Деревни Магической Пыли.

Нет подумал Бинк, дело тут, конечно, не в магии. Просто растение все еще живет, оно утратило магию) и стало похожим на манденийское. Да, оно способно по-прежнему ощущать боль, но уже не в состоянии осознанно работать щупальцами.

Он проследил, как падает отсеченное щупальце. Затем срезал второе и третье – теперь наверняка хватит.

Но, когда он спускался, дерево все еще продолжало вздрагивать, а свисающие щупальца подергивались сильнее, чем это могло быть от ветра.

Бинк насторожился. Может ли так случится, что дерево оживет без магии? Нет! Наверняка он сам раскачал ствол, когда лез по нему, – вот щупальца и зашевелились...

Они прикрепили первое щупальце к корню, с трудом затянув узел (оно было довольно толстым), и бросили его вниз. Оно свободно повисло. Тогда они вытащили его и связали со вторым. На сей раз они услышали, как конец шлепнулся на камни внизу.

– Я спущусь первым, – сказал Бинк. – Буду там на страже с мечом, а ты спускай Чета. Там – гоблины... Кстати, у нас найдется что-нибудь для факела? Нужен огонь...

Чери пристально посмотрела на него.

– Будь ты гоблином, стал бы ты связываться с жеребенком кентавра? – Она многозначительно стукнула копытом.

Бинк вспомнил, как совсем недавно отбивался от Чери, вынуждая ее признать «непристойную» концепцию. Но он-то вдвое выше гоблина, вооружен и знает повадки кентавров! И самое главное: он прекрасно понимал, что – несмотря на ярость – Чери оставалась его другом и на самом деле не сделала бы ему ничего плохого. Ни у одного гоблина такой уверенности нет, да и не бывает ничего страшнее кентаврихи, защищающей своего жеребенка...

– Я не полез бы к твоему малышу, будь я даже драконом.

– Когда бывает надо, я немного вижу даже в темноте, – сказала она. – А когда слышу эхо от своих копыт, то могу приблизительно оценить контуры пещеры и ее размеры. Так что – доберемся.

Без лишних слов Бинк ухватился за веревку-щупальце и прыгнул в дыру.

Он быстро спускался на руках, чувствуя себя гораздо сильнее и увереннее, чем когда поднимался в прошлый раз, оставив внизу Перл... С удивительным проворством он миновал узел на веревке и вот – оказался на полу. Задрав голову, он увидел лишь слабый свет.

– Порядок! Я – внизу!

Веревка задергалась – Чери вытягивала ее наверх. Кентавры великолепно приспособлены для такой работы – они упираются всеми четырьмя ногами и всю силу рук целеустремленно вкладывают в дело.

Вскоре, раскачиваясь, стал спускаться Чет. Его круп обхватывала петля, руками он крепко держался за веревку. За все это время он не произнес ни единого слова, ни о чем не попросил и ни на что не пожаловался. Когда он повзрослеет, подумал Бинк, то, вероятно, переменится. Он развязал его я похлопал по спине.

– Чет добрался! – крикнул он вверх.

Теперь настала очередь Чери. В ущелье-то она спускалась нормально, но эта дыра была значительно уже, темнее и длиннее, а веревка – не такая надежная. Бинка это беспокоило.

– Отойди в сторону. Я могу... – Она так и не произнесла слова «сорваться» или «упасть»; она прекрасно сознавала опасность, но держалась храбро.

Чери спускалась без происшествий, перебирая веревку руками, пока не приблизилась к дну пещеры. И тут тонкое внизу щупальце оборвалось, и несколько последних футов Чери пролетела по воздуху. Однако – приземлилась удачно.

Бинк расслабился.

– Ладно, Бинк, – не мешкая заявила она, – садись на спину и показывай, куда...

Он молча повиновался. И тут, в наступившей тишине, услышал странный звук.

– Что-то движется! – вздрогнув, произнес он, ощутив, что сильно нервничает. – Где Чет?

– Рядом со мной.

Они прислушались, и теперь четко различили какое-то шуршание и царапанье сбоку и выше по стене. На гоблинов это не было похоже.

И вдруг на светлом фоне между ними и дырой вверху Бинк различил нечто извивающееся.

– Так это же корень! И он движется!

– Наверно, мы вырвали его из земли, – сказала Чери, – и теперь он распрямляется под собственным весом. Потому и шевелится.

– Пожалуй, – согласился Бинк, но полной уверенности у него не было. Слишком уж это напоминало осознанные движения. Неужели дерево снова оживает?.. Если так, то выбраться здесь уже не удастся...

Они двинулись по подземным коридорам. Бинк, к собственной радости, очень хорошо помнил дорогу – даже в темноте. К тому же здесь был не полный мрак – чудилось, что слабо светятся стены: по-видимому, из них еще не окончательно ушла магия. И в самом деле – чем больше привыкали его глаза, тем светлее становилось вокруг.

– Свечение восстанавливается, – заметила Чери.

– А я думал, это мне мерещится! – Он удивленно стал озираться. – Может быть, там, внизу, сохранилась остаточная магия...

Чери пошагала быстрее.

Бинк не мог не задуматься. Если дерево оживает, а свечение стен восстанавливается... Это может значить одно: возвращается магия. Но допустимо ли подобное? И каковы будут последствия?..

Неожиданно коридор вывел их... в дворцовый зал! Да такой большой, что его невозможно было сразу охватить взглядом. Везде, куда ни глянь, искрились драгоценные камня, висевшие в воздухе разноцветными огоньками. Вверху располагался перевернутый фонтан светящейся воды, и капли с него падали назад, на потолок. Полоски цветной бумаги образовывали вихри и воронки, перелетающие с места на место, словно по собственной прихоти. Они клонились из стороны в сторону, свивались в спирали, чтобы тут же опять распрямиться. А вокруг открывались все новые и новые чудеса, слишком пестрые и многочисленные, невозможно было сразу со всем освоиться. Такого парада феноменальной магии Бинк еще не встречал.

Но ведь здесь раньше не было такой пещеры!

Чери огляделась, пораженная и испуганная не меньше его.

– А это... это не может оказаться работой твоего Демона Ксанта?

Едва она произнесла это имя, Демон X(A/N)th материализовался.

Он восседал на троне из цельного алмаза. Его светящиеся глаза не отрывались от Бинка, все еще сидевшего верхом на Чери. Жеребенок прижимался к ее боку.

– Ты-то мне и нужен! – воскликнул X(A/N)th. – Тупой пигмей, подвергший опасности себя и всю свою культуру, не выгадав ничего ни для себя, ни для нее... Такой идиотизм заслуживает примерного наказания!

До глубины души потрясенный Бинк, тем не менее, попытался защищаться.

– Почему, в таком случае, ты вернулся? Что тебе нужно от меня?

– Они изменили номенклатурную систему, – ответил X(A/N)th. – Теперь они перешли на дифференциалы. Мне придется изучать эту систему тысячелетие-другое. Иначе – какой из меня игрок?! Вот я и вернулся на мгновение в знакомые места.

– Момент – тысячелетие? – Бинк не верил собственным ушам.

– Что-то около того. А тебя я привел сюда, чтобы обеспечить безопасность моего уединения. Любое существо этого мира, знающее обо мне, должно быть уничтожено.

– Уничтожено? – переспросил ошеломленный Бинк.

– Лично против тебя я ничего не имею, – заверил Демон. – Мне действительно все равно, существуешь ты, или – нет. Но если о моем присутствии станет известно, то и другие мошки станут меня искать – а я не желаю, чтобы меня тревожили. По данной причине я должен уничтожить тебя и других, кто уже знает обо мне, и таким образом сохранить секрет. Большинство из вас уже устранены – остались ты и нимфа.

– Не трогай нимфу! – взмолился Бинк. – Она ни в чем, решительно ни в чем не виновата! Она пришла сюда только ради меня. Она не заслушивает...

– Эта кобыла и ее жеребенок тоже ни в чем не виноваты. – Демон кивнул на Чери и Чета. – Причастность тут не имеет значения.

Чери повернулась к Бинку. Ее человеческий торс изменился, став таким же, как я прежде – она снова была прекрасной. Сомнений не было – тут поработала магия!

– Бинк! Ты освободил это ничтожество – и вот что получил взамен! Почему он не перебрался в другое место, где никто из нас не мог бы его найти?

– Пока он здесь находился, – дрожащим голос проговорил Бинк, – наружу просочилось много магии. А без него она начала слабеть. Но пока остаются магические существа, вроде драконов и кентавров, мы будем знать, что она – не исчезла окончательно. Магией пропитан весь Ксант, и Демону, скорее всего, здесь более удобно. Это – как разношенная туфля до сравнению с только что сорванной, которая еще жмет. Демон – не человек, и потому не может испытывать благодарность. Я знал это, когда освобождал его.

– Я уничтожу тебя после небольшой отсрочки, – сказал Демон. – Устраивайся поудобнее.

Несмотря на смертельную опасность, Бинку стало интересно.

– А почему отсрочка?

– Нимфа где-то спряталась, а я не хочу напрасно тратить магию на ее поиски.

– Но ведь ты же – всемогущий! И какая-то мелкая трата магии вообще не должна бы иметь для тебя значения.

– Верно, я – всемогущий. Но во всем существует пропорция. Мои органы раздражаются, когда магии приходится тратить больше, чем требует данная ситуация. Посему я свожу ее расход к минимуму. Я усилил твою личность. Нимфа любит тебя – не стану притворятся, будто мне известно значение этого термина. Но знаю: она придет сюда, к тебе, полагая, что ты – в опасности и что тебя можно спасти. Потом я с удобством смогу ликвидировать вас всех сразу.

Получается, что возвращение магии в Ксант – это конец для Бинка и его друзей... Но зато – польза всему Ксанту. Так что – полного проигрыша нет. И все же...

– Полагаю, ты не будешь удовлетворен, если мы пообещаем не открывать тайны твоего присутствия здесь или примем эликсир забвения?

– Не пойдет! – произнес голос в кармане Бинка.

То был голем Гранди, который после возвращения магии принял прежний облик. Он выбрался из кармана и уселся на плече Бинка.

– Ты, – сказал он, – не сможешь сдержать обещания И моргнуть не успеешь, как магия вытянет из тебя правду. Даже если ты и выпьешь эликсир забвения, то его запросто можно нейтрализовать, а потом извлечь необходимую информацию.

– Да, – согласилась Чери. – Заклинанием правды. Мне следовало бы больше верить самой себе и не менять своих убеждений. Магия – и в самом деле проклятие.

Бинк отказывался сдаваться.

– А не лучше ли поступить по-иному? – Он посмотрел на Демона выжидательно, потом продолжил. – Расскажи всему миру, что ты – здесь, и пригрози, что уничтожишь любого, кто посмеет вторгнуться...

– И тут же найдется сотня-другая идиотов, которые примут вызов, – перебила Чери. – Демона начнут постоянно тревожить, и ему придется тратить драгоценную магию, уничтожая одного за другим.

Демон одобрительно взглянул на нее.

– У тебя лошадиный зад, но разумная головка.

– Все кентавры такие, – согласилась она.

– А что ты думаешь обо мне?

– Что ты – абсолютное воплощение непристойности.

Бинк застыл от ужаса, а Демон расхохотался. Его хохот оглушительно разнесся по залу. Магически разубранный дворец задрожал, в воздухе замелькали обломки, но ни один никого не коснулся.

– А знаешь, – заметил Гранди, – ты изменился – как я.

– Изменился, как ты? – Бинк покосился на него. – Ну конечно! Пока его магия просачивалась наружу, пропитывая весь Ксант, часть нашей культуры проникла внутрь самого Демона, сделав его немножко похожим на нас. Не так ли? Потому-то ему так удобно именно здесь. Пожалуйста – он научился смеяться! У него уже есть зачатки чувств.

– И это означает, что он может откликнуться на прямой вызов, – догадалась Чери. – Можешь вызвать его?

– Попробую! – Он кивнул и, когда веселье Демона исчерпало себя, сказал: – Демон, я знаю способ защитить твое уединение. У нас есть Магический Камень, который раньше использовали как Щит для обороны всего Ксанта от вторжения чужеземцев. Мы ценили свое уединение не меньше, чем ты – свое. Ничто живое не способно пройти через Щит. Мне нужно лишь сказать о тебе нашему Королю Тренту – он установит его тут, и никто больше не сможет сюда спуститься. Щит служил нам целый век, а теперь послужит тебе. И тогда будет совершенно все равно, кто про тебя знает, – любой дурак, попытающийся к тебе пробиться, будет автоматически умерщвлен.

Демон задумался.

– Идея привлекательная. Но мышление и мотивации людей мне почти незнакомы. Как я могу быть уверен, что ваш Король выполнит твою просьбу?

– Я знаю, что выполнит, – твердо проговорил Бинк – Он – хороший и честный человек, опытный политик. Он немедленно поймет необходимость зашиты твоего уединения и примет нужные меры.

– Насколько ты в этом уверен? – Демон вопрошающе смотрел на него.

– Готов поставить свою жизнь.

– Твоя жизнь ничтожна по сравнению с моим удобством, – назидательно и совершенно серьезно сказал Демон.

– Но мой талант важен, если судить по нашей шкале ценностей, – возразил Бинк. – Он станет действовать в моих интересах и побудит Короля...

– Твой талант для меня – ничто. Я могу обратить его в противоположность, просто щелкнув пальцами. – И Демон в самом деле щелкнул пальцами. Раздался звук, похожий на взрыв бомбы-вишни. Бинк с ужасом ощутил, как внутри него что-то произошло. – Однако твой вызов меня заинтриговал. Он включает определенный элемент случайности, который не может появиться, когда вызов бросаю я сам Следовательно, я должен позволить себе удовольствие до определенной степени заменить другого. Ты сказал, что готов поставить жизнь на свою способность сохранять мое уединение. Вообще-то это несущественно, потому что твоя жизнь уже завершилась, но – я согласен. Заключаем пари?

– Да! – кивнул Бинк. – Если таким образом можно спасти моих друзей. Я готов на любые...

– Бинк, мае это не нравится, – сказала Чери.

– Вот – испытательный полигон. – Демон указал на огромное круглое углубление, появившееся по мановению его руки. Вертикальные каменные стены его были слишком высокими и гладкими, чтобы по ним взобраться; по окружности располагалось шесть дверей. – А вот и незваный гость. – В углублении, в самом его центре, на полу появился монстр – минотавр с головой, хвостом и копытами быка и телом очень сильного человека. – Если он выберется из этой камеры живым, то нарушит мое уединение. Ты должен остановить его, если сможешь.

– Идет! – крикнул Бинк и спрыгнул на арену, на коду выхватывая меч.

Минотавр равнодушно посмотрел на него.

Возвращение магии ободрило Бинка – он снова ощутил себя сильным (а слабаком он и не был никогда). Мускулы рук выпирали сквозь драную рубашку; тело было сбалансированным и послушным. Меч повиновался ему на редкость хорошо, он теперь опять был легким; зачарованное лезвие сверкало.

Но что это?.. Монстр, кажется, решил не доставить ему удовольствия от схватки?.. Вот он резко повернулся на копыте и зашагал к дальнему от Бинка выходу.

Бинк бросился вдогонку.

– Повернись и сражайся, как положено бойцу! – крикнул он, не желая наносить удар в спину.

Однако монстр не отозвался и побежал. Но Бинк оказался проворнее его и перехватил минотавра уже возле самого выхода. Он дернул его за хвост, заставив врезаться в стену. И тут же приставил меч к его горлу.

– Сдавайся!

Минотавр странно замерцал всем телом и... превратился в огромное насекомое с гигантскими клешнями, жалом и мандибулами. Испуганный одним только этим видом, Бинк шагнул назад. Он, получалось, приготовился сражаться с магическим монстром, который мог по желанию принять любой облик! Задача оказалась гораздо более серьезной, чем он, до своей наивности, мог вообразить.

Какой же он был болван, когда угрожал своему противнику мечом и предлагал сдаться! Наверняка, в случае проигрыша, это существо, как и сам Бинк, обречено умереть. «И его надо убить быстро, пока он не убил меня!» – мелькнуло в голове Бинка. Или пока он не вырвался отсюда, что приведет к тому же исходу.

Пока он соображал, насекомое заспешило к выходу. Размахивая мечом, Бинк кинулся за ним. Но противник следил зорко – следил своими страшными глазами на стебельках. Да, теперь это уже был огромный слизняк, ползущий по скользкой дорожке. Меч Бинка просвистел над головой слизняка, не причинив тому никакого вреда.

Однако он двигался быстрее любого натурального слизняка, даже очень большого. Бинк перепрыгнул через него и первым оказался у двери, загородив проход. Он тщательно прицелился, держа рукоятку обеими руками, и рубанул противника по голове, готовясь раздвоить его по длине. Но... клинок зазвенел, отскочив от панциря улитки. Монстр опять изменился, избрав простейший вариант для защиты. То ли ему было некогда, то ли не хватало воображения.

Бинк не дал ему времени задуматься и тут же нанес удар в отверстие панциря. На сей раз он попал – прямо в большую зеленую медузу. Лезвие прошло насквозь, не особенно потревожив этот комок слизи. Бинк высвободил меч, потянув его вверх, и с отвращением встряхнул клинком. Как можно убить кусок желе?

Он принюхался и узнал исходящий от существа запах: лимон. Лимонное желе. Съедобное или нет? И можно ли уничтожить монстра, съев его?

Пока он размышлял, монстр превратился в пурпурного стервятника, величиной с человека. Бинк метнулся к нему, пытаясь поразить, пока тот не улетел за пределы досягаемости... И поскользнулся на оставшейся кляксе желе. Какая сокрушительная случайность!

Случайность? Нет – это сработал его собственный талант, переключенный Демоном по небрежности на свою противоположность! Да, теперь эти кажущиеся случайности всегда будут работать против Бинка! Он сам стал своим злейшим врагом.

Но ведь он прекрасно справлялся с противниками, когда его талант почти целиком отключила магия Мозгового Коралла! А сейчас ему нужно свести к минимуму всякий элемент случайности. Талант никогда не проявлял себя открыто (это было запрещено ему) и терпеливо ждал возможности сработать. Значит, все, что Бинк станет делать, должно быть настолько филигранно продумано, чтобы для случайности не осталось никакой лазейки. И тогда талант не сможет действовать против него.

Птица не улетела, а побежала к центру арены. Бинк поднялся на ноги и направился следом, внимательно следя за каждым своим шагом. Вот камешек, о который он мог споткнуться; вот еще лужица слизи... Да, в первый раз он поскользнулся именно из-за беспечности. Надо избавиться и от нее!.. Но почему бы птице не взять да не улететь, пока Бинк так осторожно приближается к ней?

Скорее всего потому, что этот монстр не был Волшебником. Каждая принимаемая им форма имела приблизительно ту же массу и, по всему, была не способна летать. Хороший талант – ничего не скажешь, – но все же не из выдающихся; у него – определенные пределы. Король Трент мог превратить муху в хефаламфа, а червяка – в летающего дракона; размеры и функция не имели значения. Этот же монстр меняет только форму, но – не способности. Прекрасно!

Бинк стал подкрадываться к стервятнику, внимательно наблюдая за каждым его движением в сторону выхода. Чтобы убежать, ему необходимо повернуться к Бинку спиной и подставить, таким образом, ее под удар. Это уже не включает никаких элементов случайности! И потому – здесь его талант не мог ему помешать. В ранней юности, когда Бинк и не подозревал о своем таланте, он научился действовать самостоятельно, полагаясь исключительно на свои силы, а недавние события, когда его талант был то ли нейтрализован, то ли полностью устранен, помогли восстановить прежние навыки. И монстру все-таки придется сражаться, а не рассчитывать на случайный промах Бинка.

Неожиданно противник стал человеком – крупным и сильным дикарем с всклокоченными волосами и в драной одежде. В руке он держал сверкающий меч, и было видно что он умеет с ним обращаться. Лицо дикаря показалось знакомым...

Да это же... это же его собственная копия! Монстр явно поумнел и решил выставить меч против меча.

– Достаточно честно! – воскликнул Бинк и пошел в атаку.

Как он и предполагал, фехтовал монстр плохо. Он мог походить на Бинка лицам и фигурой, но – не сражаться, как он. Скоро схватке конец!

Бинк сделал финт, зацепил меч противника и выбил из рук. А затем – прижал его к стене, готовый прикончить.

– Бинк! – отчаянно воскликнул за его спиной женский голос.

Бинк узнал его – Перл! Перл, вызванная чарами Демона! И она, конечно, появилась в самый неподходящий момент. Тут определенно сработал его вывернутый наизнанку талант, вмешавшись как раз вовремя, чтобы спасти противника. И если Бинк не начнет действовать немедленно...

– Бинк! – снова крикнула она и прыгнула на арену, бросаясь между ним и монстром. От нее пахло летней грозой. – Ну почему ты не остался в безопасном месте, подальше от этих пещер? – Тут она изумленно замерла. – Вы – оба Бинки?!

– Нет, он – монстр! – сказал монстр, опередив Бинка. – Он хочет убить безоружного!

– Какой позор! – вспыхнула Перл, возмущенно обернувшись к Бинку. Гроза превратилась в ураган, и от нимфы запахло пылью, дождем со снегом и битым кирпичом. – Изыди, монстр!

– Идем отсюда, – сказал монстр, беря ее под руку и направляясь к выходу.

– Чтоб ее раздуло! – крикнула сверху Чери. – Уберите отсюда эту дуру-нимфу!

Но Перл осталась возле хитрого монстра – она вела его в безопасное место. Она не предполагала, что идет к собственному несчастью, размеры которого не могла даже вообразить. Бинк точно окаменел, не в силах заставить себя действовать против нимфы.

– Бинк! Если ты его упустишь, она тоже умрет! – завопила Чери.

Это вывело его из оцепенения. Бинк догнал удалявшуюся пару, обхватил их и повалил на землю. Он собирался разъединить их, пронзить мечом монстра, а затем объясниться с нимфой.

Но – распрямившись, он увидел, что перед ним уже две нимфы: монстр принял облик Перл... И их было невозможно различить...

Он вскочил на ноги с мечом наготове.

– Перл! Назови себя! – потребовал он.

Монстр вряд ли был достаточно умен, чтобы додуматься до такой хитрости сам – мысль о столь коварной смене внешности наверняка ему подсказал талант Бинка. Бинк не дал ему возможности подловить себя на случайности, поэтому он стал действовать в пользу монстра. Совпадения бывают самыми неожиданными!

– Я! – одновременно крикнули обе нимфы, поднимаясь с пола.

О, даже голоса одинаковые!

– Перл! Я сражаюсь с лукавым монстром, то и дело – меняющим облик! – Он обращался сразу к обеим. – Если я не убью его – он убьет меня. Или – или. Мне нужно знать, кто из вас он?

Если, разумеется, монстр мужского пола. Бинку пришлось это предположить, потому что он не хотел убивать женщину.

– Он! – воскликнули обе нимфы, указывая друг на дружку. В воздухе растекся запах тухлой капусты. Обе попятились – и от него, и друг от друга.

Все хуже и хуже! Теперь его талант накрепко вцепился в своего хозяина, твердо решив не дать ему победить. И все-таки Бинку нужно убить монстра, никак не повредив Перл. Он уже не мог себе позволить тыкать мечом наугад.

Нимфы направились к разным выходам. Обеих было уже не поймать – поздно! От выбора Бинка зависела и его судьба, и судьба его друзей, но злосчастный талант наверняка не позволит ему выбрать правильно. И неважно, кого он выберет – он так или иначе ошибется. В любом случае. Но и не делать выбора – значит, тоже погубить себя.

Бинк понял, что единственный надежный выход – убить обеих. И монстра, и нимфу-женщину, которая его любит. Кошмарное решение!

Если только он хитростью не вынудит монстра выдать себя.

– Ты монстр! – крикнул Бинк и бросился на нимфу, что была справа.

Она кинула взгляд через плечо, увидела его с мечом и завопила от смертельного ужаса. И Бинк сразу же ощутил концентрат этого ужаса – сильный залах драконьего дыхания.

Он описал мечом дугу, не тронув прикрывшуюся руками нимфу, и метнул его во вторую, которая успела добежать почти до выхода, в ту самую, что была, по его мнению, истинным монстром.

Но нимфа рядом с ним от страха взмахнула руками и задела руку Бинка в тот момент, когда он метал оружие, – меч пролетел мимо цели. Так и есть – опять сработал его талант: воспользовался другом Бинка, чтобы он не поразил врага!

Но то еще был не финал. Монстр, заметив приближающийся меч, бросился в сторону и... угодил прямо под него. Клинок насквозь пронзил грудь – таковы были сила броска и скрытые в мече чары.

Монстр упал. Два невезения подряд исключили друг друга.

А Бинк тем временем прыгнул к Перл и повалил ее на пол.

– Прости, – сказал он. – Я был вынужден это сделать, чтобы убедиться...

– Ничего. Все в порядке, – отозвалась она, с трудом поднимаясь.

Бинк помог ей, подхватив под локоть. Но глаза нимфы не отрывались от мертвого или умирающего монстра. Любопытно, какова его естественная форма?

Монстр не изменился – он и сейчас выглядел в точности, как Перл, – полногрудая, с тонкой талией, пышными бедрами, идеальными ногами и блестящими волосами... А торчащий из груди меч продолжала омывать кровь. Странно... Если монстр смертельно ранен, то почему он не видоизменяется?.. А если жив, то что ж не поднимается и не пытается убежать?

Перл шагнула в сторону.

– Пусти, Бинк, мне нужно почиститься, – сказала она.

Сейчас она ничем не пахла.

Ничем не пахла?

– А ну-ка запахни чем-нибудь! – повелительно возвысил он голос и крепко схватил ее за руку.

– Отпусти, Бинк! – крикнула она и рванулась к выходу.

– Запахни! – рявкнул он, выворачивая ей руку за спину.

И внезапно оказалось, что он держится за хищное дерево. Лианы стали изгибаться, подобно змеям, норовя обхватить его, но в них не было цепкости и силы настоящего дерева. Молниеносным приемом Бинк прижал щупальца к стволу...

Дерево стало приземистым морским змеем. Бинк попытался заломить ему голову... Змей превратился в двухголового волка, челюсти которого защелкали возле самых ушей Бинка. Он сжал общую шею этих голов сильнее – он был согласен ради победы пожертвовать и ухом... Волк превратился в злобно рычащую исполинскую тигровую лилию, и Бинк начал ломать ее стебель...

Наконец монстр стал колючим кактусом. В лицо и руки Бинка впились острые иглы – но он не отпустил противника. Боль была ужасной, однако он знал, что если даст врагу хоть малейшее послабление, тот трансформируется в нечто такое, что невозможно будет схватить, а то и талант его подстроит очередную каверзу и позволит противнику ускользнуть. К тому же Бинка переполнял гнев: из-за этого подлого существа он убил ни в чем не повинную нимфу, которой не повезло лишь потому, что она его любила. А ведь он думал уже, что все несчастья позади...

О, какой страшной силой, оказывается, мог быть его талант!

Руки и лицо Бинка кровоточили, одна из игл чуть не проткнула глаз. Но он продолжал стискивать кактус с яростной ненавистью, пока из него не потекла белая жидкость.

Существо расползлось лужей вонючей слизи – Бинку не за что больше было его удерживать. Тогда он принялся раздирать слизь руками, расшвыривая ее по арене большими комками и растаптывая их ногами. Сможет ли монстр выдержать такое ужасное расчленение?..

– Довольно, – произнес Демон. – Ты одолел его.

Он небрежно махнул рукой, и Бинк внезапно снова стал здоров и чист, без единой царапины на теле. Одновременно каким-то неведомым чувством он понял, что и талант его возвратился в прежнее состояние. Демон проверял его, а не его талант. Да, Бинк победил! Но – какой ценой?!

Он подбежал к лежащей Перл – ему тут же припомнилось, как некогда так же беспомощно распростерлась на земле Хэмели, получив похожую рану... Хэмели в тот раз ранил Злой Волшебник, а сейчас виновником стал он, Бинк.

– Ты желаешь ее? – спросил Демон. – В таком случае, забирай с собой.

И Перл тут же поднялась живой и невредимой, и запахло гортензиями, как будто ее только что обрызгали целительным эликсиром.

– О Бинк! – воскликнула она и... убежала с арены.

– Пусть идет, – мудро заметила Чери. – Только время способно залечить невидимые раны.

– Но как же я могу допустить, чтобы она думала, что я намеренно...

– Она знает, что ты не хотел причинить ей вреда, Бинк. Или поймет, когда поразмыслит спокойно. Но она также знает, что ей не суждено остаться с тобой. Она – существо пещер, и открытость верхнего мира приведет ее к полной растерянности и беспомощности. Даже не будь ты женат, она не смогла бы – ради тебя – покинуть свой дом. А теперь, когда ты в безопасности, ей нужно уйти.

Бинк долго смотрел в ту сторону, куда скрылась нимфа...

– Как жаль, как невероятно жаль, что я ничего не могу сделать!

– Оставь, Бинк, ее в покое, – твердо произнесла Чери. – Она должна сама устроить свою жизнь.

– Отличный лошадиный совет, – согласно кивнул Гранди.

– Я разрешаю тебе выполнять работу, о которой мы говорили, – сказал Демон, глядя на Бинка. – Выполнять по-твоему. Меня не волнуют ни ты, ни твое благополучие, но – я уважаю условия пари. От вашего общества я хочу лишь одного: никто не должен проникать в мои владения. Если подобное случится, я буду вынужден принять меры, о которых вы, несомненно, весьма пожалеете. Например, я могу стерилизовать поверхность вашей планеты сплошной полосой огня. Ну – и так далее... Итак, выразил ли я свои условия в форме, доступной для усвоения твоим примитивным интеллектом?

Бинк вовсе не считал свой интеллект примитивным по сравнению с интеллектом Демона. Да, конечно: он – существо всемогущее, но вряд ли – всезнающее. Однако в данный момент, по всей вероятности, не следует указывать на это.

Бинк не сомневался, что Демон способен и может уничтожить всю жизнь в Ксанте, – если разнервничается, когда его потревожат. Поэтому и в личных интересах Бинка, и в интересах всего общества – сохранить его уединение и следить за тем, чтобы всякие идиоты (вроде него самого) ни коим образом не лезли в Демону. Нет сомнения, что талант Бинка позаботится и об этом. О чем демон, безусловно, осведомлен.

– Да! – решительно и спокойно ответил Бинк.

Внезапно его подстегнула новая настойчивая мысль.

– Демон! – сказал он. – Твое уединение будет гораздо более полным и комфортным и охранять его будет легче и приятнее, если под ногами не станут путаться всякие там пропавшие Волшебники или маринованные кентавры.

– Бинк, ты – гений! – встрепенулась Чери.

– Ах, этот Волшебник... – Ксант протянул руку сквозь потолок и вытащил отвратительный скелет. – Этот, что ли? Если хочешь, я его оживлю!

Когда у Бинка прошел первый шок, он увидел, что для Хамфри скелет великоват.

– Вроде – не этот, – не без облегчения пролепетал он. – Поменьше... Примерно, как у гнома. И, конечно, чтобы живой...

– Может быть, этот? – Ксант на сей раз сунул руку в стену и извлек... Доброго Волшебника Хамфри – помятого, растрепанного, но живого.

– Ты вспомнил обо мне как раз вовремя, – буркнул Хамфри, хмуро озираясь. – Там, под грудой камней у меня уже кончался воздух...

Затем Демон сунул руку сквозь пол и достал... Честера, упакованного в блестящий пузырь озерной воды. Когда он поставил кентавра на дол, пузырь лопнул, н вода мгновенно испарилась.

Честер удивленно огляделся.

– Так, значит, ты отправился без меня купаться! – сурово проговорила Чери. – Я, как дура, сижу дома, нянчу твоего жеребенка, а ты в это время шляешься...

– Я шляюсь как раз из-за того, что все время ты тратишь на жеребенка! – сумрачно отозвался Честер.

– Прошу вас, не надо... – Бинк страдальчески сморщился.

– Не лезь! – прошептала ему Чери, подмигнув. И сразу же набросилась на Честера. – Да потому, что он – такой же, как и ты! Я не могу помешать тебе рисковать твоим дурацким хвостом, не могу отвадить от всяких никчемных и опасных авантюр, потому что ты – уже большой и глупый жеребенок! Но у меня, по крайней мере, есть он, чтобы напоминать о...

– Если бы ты обращала на меня хоть какое-то внимание, я поменьше бы лез в эти, по твоим словам, никчемные авантюры и больше бы сидел дома! – досадливо огрызнулся Честер.

– Ладно! – сказала Чери. – Я стану уделять тебе больше внимания, лошадиная голова...

Арена растаяла; они все оказались в небольшой, уютной комнате, но это, похоже, никого уже не удивило.

– Ты слышал? – Чери требовательно смотрела на своего супруга. – Ты мне нужен.

– В самом деле? – Честер взирал на нее и с сомнением, и с благодарностью одновременно. – Для чего нужен?

– Да для того, дуралей, чтобы сделать еще одного жеребеночка! Такого, который будет похож на меня. И ты смог бы с ним гулять...

– Вот это правильно! – согласился он, просияв. – Не начать ли нам прямо сейчас? – Тут он словно вспомнил, где находится, смущенно огляделся и даже покраснел. – Гм... по-видимому, чуть попозже...

– С Четом ты тоже смог бы как-нибудь прогуляться, – продолжала она. – Помог бы ему отыскать его талант. – Ей наверняка было нелегко произнести это слово, но, во всяком случае, голосом она себя не выдала.

Честер был крайне изумлен.

– Его та... Неужели ты...

– Ах, брось, Честер! – Она фыркнула. – Сам ты можешь ошибаться десять раз на дню. А я – неужели у меня нет права хотя бы разок ошибиться?! Я вовсе не утверждаю, что мне это ой как нравится! Но если уж магия передается у кентавров по наследству, то – что ж! Мне просто придется смириться, только и всего. В конце концов, магия тоже кое на что годится. Вот, пожалуйста: она мне вернула тебя! – Она помолчала, искоса поглядывая на супруга. – Знаешь, я не отказалась бы немножко послушать флейту...

Удивленный Честер вытаращился на нее, затем – на Бинка... Ему стало ясно, что тот проболтался.

– По-видимому, это можно будет устроить, – ответил он сдержанно. – Где-нибудь в достойном уединении. Как-никак, а мы все же – кентавры.

– Какой же ты упрямец! – сказала Чери, махнув на него хвостом.

Бинк улыбнулся: когда Чери усваивала урок, то это у нее получалось замечательно!

– Хоть все это и было очень скучно, – проговорил Демон, – но, как я вижу, теперь ситуация устраивает всех. И если вы готовы исчезнуть и никогда больше не появляться...

Однако Бинк еще не был полностью удовлетворен. К тому же, он не вполне доверял Демону. Ну откуда у того вдруг такое великодушие?

– Ты в самом деле, – спросил он, – не будешь иметь никаких претензий, если тебя навсегда отгородят Щитом от нашего общества?

– Бы не в состоянии отгородить Щитом меня! – заявил Демон. – Я есть Источник Магии. Вы можете отгородиться лишь сами. А я буду наблюдать и вмешаюсь, когда пожелаю. Разумеется, скорее всего – никогда, потому что ваше общество меня очень мало интересует. Как только вы уйдете, я про вас забуду.

– Ты хотя бы отблагодарил Бинка за то, что он тебя освободил! – укоризненно напомнила Чери.

– Я отблагодарил его уже тем, что сохранил ему его ничтожную жизнь, – сказал Ксант.

Можно было подумать, что Демон раздражен, но – Бинк знал, что это совсем не так.

– Он заработал свою жизнь! – возмутилась она. – Ты ему должен гораздо больше!

– Не выводи его из себя! – негромко и настороженно предупредил Бинк. – Он может превратить нас в ничто, просто моргнув.

– Даже не моргая, – согласился Демон, и его веко слегка дернулось.

– Знаешь что! Бинк тоже мог оставить тебя гнить в пещере еще тысячу лет! И – тоже не моргнув! – бесстрашно крикнула Чери. – Но он этого не сделал, не оставил! Потому что у него есть то, чего тебе никогда не понять! У него есть – человечность!

– Кобыла... Ты заинтриговала меня, – проворчал Ксант. – Верно, что я всемогущ, но не всеведущ. Но полагаю, что могу понять человеческие мотивы, если сосредоточусь.

– Не сумеешь! – насмешливо отозвалась она. – Попробуй!

Тут даже Честер занервничал.

– Чего ты? – всполошился он. – Чего добиваешься, Чери? Хочешь, чтобы он всех нас уничтожил?

Демон взглянул на Гранди.

– Эй, полусущество, ее вызов имеет под собой основание?

– Мне-то какое до этого дело? – скривился голем.

– Такое. – Демон поднял палец, и вокруг Гранди вспыхнул свет.

Всем показалось, будто свет прямо-таки впитался в голема и... Гранди перестал быть существом из глины и веревочек. Он стоял на живых ногах, и лицо у него было живое – он превратился в эльфа.

– Я... Я настоящий! – завопил он. Но тут же, заметив направленный на него взгляд Демона, вспомнил про вопрос. – Да! – кивнул он. – Есть основание. Оно присуще каждому чувствующему существу. Ты смеешься, плачешь, испытываешь печаль и благодарность и... Словом, это – самое замечательное на свете...

– В таком случае, мне следует поразмыслить об этом, – произнес Демон. – Через век-другой, когда выработаю свою обоснованную номенклатуру... – Он повернулся к Чери. – Если я преподнесу тебе подарок, ты будешь довольна, чувствительная кобыла?

– Я ни в чем не нуждаюсь. У меня уже есть Честер. Речь – о Бинке!

– Тогда я готов выполнить одно его желание.

– Нет, не то! Покажи лучше, что ты понял его. И подари нечто такое, о чем он сам бы и не догадался попросить.

– А, еще один вызов! – Демон кивнул и задумался. А затем протянул руку и поднял Чери.

Бинк и Честер испуганно подскочили. Однако акт Демона не был враждебным.

– Этого будет достаточно? – спросил он, поднося Чери ко рту.

У Честера с Бинком перехватило дыхание. Но Демон всего лишь зашептал, и рот у него был таким огромным, что все тело Чери вздрагивало от этого шепота. Хотя никто из присутствующих не расслышал ни слова.

Чери вскинула голову.

– Да, конечно, вполне достаточно! Значит, ты наконец понял! – воскликнула она.

– Простая интерполяция наблюдаемых жестов у существ его вида, – пояснил Демон. Он опустил Чери на пол и шевельнул пальцем.

В воздухе возник маленький шар, похожий на затвердевший мыльный пузырь, и поплыл к Бинку. Тот протянул руки и поймал его.

– Вот – твое желание, которое ты должен выбрать сам, – сказал Демон. – Держи сферу перед собой, произнеси вслух желание – и исполнится все, что в возможностях магии.

Бинк приподнял шар.

– Я хочу, чтобы мужчины, ожившие из каменных статуй после исчезновения магии, остались людьми и теперь, когда магия вернулась. Я хочу, чтобы грифонша не обратилась снова в золото. И чтобы все существа, погибшие из-за потери магии, – такие, например, как Мозговой Коралл...

Демон нетерпеливо шевельнулся.

– Ты сам видишь, что пузырь не лопнул. Это означает, что твое желание не подходит – по двум причинам. Во-первых, оно не твое личное: то есть, сам ты ничего не получаешь. Во-вторых, чары, о которых ты говорил, могут повторно подействовать лишь после восстановления исходных причин; однажды прерванные, они пропадают. Никто из тех людей не станет снова каменным или золотым. А чары, бывшие тему виной, уже не действуют. Восстановлена может быть только магическая жизнь – вроде голема, или Коралла. Остальные же чары подобны огню: однажды зажженный, он горит постоянно, но если погашен – сам не вспыхнет вновь. Не трать мое внимание на подобное многословие. Твое желание должно принести тебе пользу личную.

– Ах, вот как... – Бинк усиленно соображал, но – безуспешно. – Что-то ничего толкового не приходит в голову...

– Ну, у тебя были вполне благородные намерения! – заметила Чери.

Демон махнул рукой.

– Отныне ты будешь носить свое желание с собой – пока оно не будет выполнено. Довольно. Эти мелочи мне наскучили...

...И вся компания оказалась в лесу – в том месте, где Бинк встретил Чери с жеребенком. Могло создаться впечатление, что никакого Демона вовсе не существовало, если бы не шар. И не ожившие друзья Бинка. И не восстановившаяся магия леса. Теперь, судя по всему, даже Чери была довольна, что магия вернулась.

Бинк потряс головой и сунул шар желания в карман. Ему теперь хотелось только одного: побыстрее оказаться дома, рядом с женой. А тут особой магии не требовалось.

– Я повезу Бинка, как обычно, – сказал Честер. – А ты, Чери, прихвати Волшебника... – Он вдруг оборвал себя. – Кромби! Мы же совсем позабыли про горластого грифона!

Бинк полез в карман.

– Нет, не забыли – он у меня вот где, в пузырьке! Могу его сейчас же выпустить...

– Нет уж! Пускай помаринуется еще немножко. – решил Честер; очевидно, он все еще не простил солдату жестокой схватки и предательского Дурного Глаза.

– Пожалуй, так действительно будет лучше, – согласилась Чери. – Когда его туда заключили, он дрался насмерть. Выпустишь – так, смотришь, захочет продолжить...

– Пусть вылезает! – воинственно воскликнул Честер.

– Давайте лучше и в самом деле подождем. – сказал Бинк. – На всякий случай...

Уже темнело, но они продвигались быстро. Казалось, что ночным монстрам, после пережитых приключений, уже не хочется никого путать. Бинк не спасался: если будет нужно, он немедленно воспользуется шаром желания и отпугнет любого. Или выпустит Кромби, чтобы тот в драке с монстрами несколько притушил свой пыл вояки. Большинство же самых опасных обитателей джунглей, вероятнее всего, все еще отходило от шока после временного исчезновения магии, и потому не проявляло агрессивности.

Честер, однако, еще не решил всех своих проблем.

– Я уплатил тебе за Ответ, – напомнил он Доброму Волшебнику. – Но ведь про свой талант я узнал сам. Значит, могу теперь спросить про талант Чери...

– Он мне уже известен! – остановила его леди-кентавр, даже несколько покраснев от этого признания в непристойности. – Не трать на меня Вопроса!

– Ты знаешь свой талант? – изумился Честер. – И какой...

– Потом скажу, – пробормотала она.

– Но тогда я остаюсь без желания... то есть – без Ответа! А заплатил за него своей жизнью... Просто ума не приложу, что спросить...

– Нет проблем! – отозвался Хамфри. – Я могу подсказать тебе, о чем спросить.

– Можешь? – Честер как будто обрадовался, но тут же заметил ловушку. – Но тогда Вопрос теряет смысл! Так ведь? Подсказав мне Вопрос, ты используешь мое право на Ответ. И тогда я уже не узнаю Ответа но новый Вопрос!

– Да, возникает определенная неувязка, – согласился Хамфри. – Что ж, у тебя есть выбор: или заплатить еще раз.

– Нет! Клянусь волосами твоего роскошного хвоста! – вскипела Чери. – Никаких больше приключений вне дома!

– Эх, опять ускользает моя свобода! – вздохнул Честер, не особенно, впрочем, сокрушенно.

Бинк молча прислушивался. Он был счастлив, что скоро окажется дома, однако вина за то, что произошло с нимфой не давала ему покоя. У него было желание: пусть Перл его разлюбит. Но оно неосуществимо. Ее любовь была настоящей, а не магической, а с такой любовью магии не справиться. К тому же, как посмотрит на это Хэмели? По-видимому, придется ей обо всем рассказать...

Когда они галопом добрались до дворца, уже наступила ночь. Окрестности освещались сияющими лунными мотыльками, мерцающий зеленый свет которых придавал дворцу неземное очарование.

Королеву Ирис явно успели оповестить, потому что едва гости вошли, как над дворцом всплыли три ярких луны, и где-то заиграли невидимые фанфары. Путников тут же провели в библиотеку – любимое помещение Короля.

Без излишних церемоний Бинк начал рассказывать, и Король Трент слушал не перебивая.

Когда Бинк закончил, Король кивнул.

– Я распоряжусь немедленно, чтобы Щит установили так, как ты советуешь. Думаю, не стоит рассказывать всем о Демоне. Но следует позаботиться, чтобы никто к нему не вторгся.

– Я был уверен, что вы все воспримете именно так! – с облегчением произнес Бинк. – Я... я и представить не мог, к каким последствиям приведут мои поиски. Вам здесь, наверно, было просто кошмарно без магии?

– О! – улыбнулся Король. – У меня проблем не было, Бинк. Вспомни: ведь я двадцать лет прожил в Мандении. Я и до сих пор сохранил часть немагических привычек. Но вот Ирис... Она оказалась на краю нервного срыва. Да и в остальном королевстве было не намного лучше. Но в целом, как я полагаю, эффект оказался положительным. Теперь наши граждане по-настоящему оценили свою магию. И не только свою.

– Да уж, – согласился Бинк. – Я и сам не понимал, насколько она важна, пока не увидел Ксант без нее. Но вот в нашей группе не сошлась парочка магических концов. У Честера оказался лишний Ответ, а у меня – желание, которое может тут же исполниться, но я не знаю, чего пожелать. Да и Кромби все еще сидит в...

– Ах, ну да! – Король покивал. – Давайте вернем ему нормальный вид.

Бинк вытащил бутылочку, откупорил ее, и грифон освободился – он сконденсировался из пара.

– Кррак! – объявил он, и Гранди немедленно перевел:

– Наконец-то!

Король внимательно посмотрел на него, и... тот стал человеком.

– Знаете, – сказал Кромби, похлопывая себя по всему телу и убеждаясь, что все в полном порядке, – а вовсе и незачем было держать меня в этом пузырьке. Все это время я прекрасно слышал ваши разговоры и знал, что вокруг происходит. – Он повернулся к Честеру. – А ты, увалень копытоголовый... Я сражался с тобой только потому, что мной управлял Коралл. И вовсе нечего было меня бояться, когда все уладилось.

Честер возмущенно напыжился.

– Бояться тебя?! Ты, чучело с перьями вместо мозгов...

– Я готов опять попробовать в любое время, – лошадиный хвост...

– Ну-ну! – мягко произнес Король. – Достаточно...

Спорщики замолчали, хотя и без особой охоты.

Трент улыбнулся и опять обратился к Бинку.

– Иногда ты не замечаешь очевидного, Бинк! Пусть Честер передаст свой Ответ тебе.

– Мне? Но – это же его...

– Конечно! Пожалуйста – можешь пользоваться, – сказал Честер. – Он мне не нужен.

– Но и у меня есть желание, которым я не могу воспользоваться, и...

– А ты воспользуйся Вопросом Честера и спроси Доброго Волшебника, что делать с твоим желанием, – сказал Король.

Бинк повернулся к Хамфри. Тот уже похрапывал в удобном кресле. Наступила неловкая пауза.

Но тут же подошел Гранди и подергал Волшебника за лодыжку.

– Подъем, коротышка!

Хамфри слегка вздрогнул и проснулся.

– Отдай его Кромби, – произнес Волшебник и тут же опять уснул.

– Что? – взревел Честер. – Выходит, я вкалывал за этот Ответ только для того, чтобы у этой птички появилось бесплатное желание?!

Бинк и сам поразился, но все же передал Кромби шар желания.

– Могу я спросить, чего ты хочешь?

Кромби на мгновение смутился, а это бывало с ним крайне редко.

– Хммм... Помнишь, Бинк, ту нимфу... ну, которая...

– Перл?!.. – У Бинка защемило в груди. – Как представлю, что придется рассказывать все это...

– Понимаю. Ну... Словом, я... э-э... видишь ли, у меня в бутылочке был осколочек магического зеркала и с его помощью я проверил, что тут поделывает Сабрина в мое отсутствие, и...

– Боюсь, постоянство не является сильной чертой ее характера, – вмешался Король. – Впрочем... в любом случае, не думаю, что вы друг другу подходите.

– И что ты узнал? – тревожно спросил Бинк у Кромби.

– Она гуляла сразу и со мной, и с еще одним парнем, – нахмурясь, ответил тот. – Держала меня на крючке... Но тот, другой, женат... Поэтому она собирается растрезвонить, что ребенок – мой, и... Ведь знал же я, что нельзя доверять женщинам, черт подери!

Стало быть, Сабрина бросила Кромби. Как бросила когда-то и самого Бинка, еще до того, как тот познакомился с Хэмели. Да – бросила! И все же любой ценой намерена выйти замуж именно за Кромби... и судьбой уже назначено, что он обязан взять ее в жены. Если только раньше не женится на другой...

– Мне очень жаль, – сказал Бинк. – Но, по-моему, лучше всего будет сделать так, как она хочет. Какой смысл тратить драгоценное желание на месть?

– Не на месть, – заверил его Кромби. – Нет-нет! Я другое придумал. Я теперь уже не стану верить любой женщине. Но, кажется, смогу полюбить нимфу. Ту самую.

– Перл?! – воскликнул Бинк.

– Признаться, я не ждал, что ты мне поверишь, – серьезно проговорил Кромби. – Я пока и сам по-настоящему не верю. Но солдат должен смотреть правде в глаза. Я проиграл ту битву уже до того, как она началась. Лежал в расщелине, раненный тобой и думал. Я не виню тебя, Бинк (схватка была чертовски хороша!), но мне действительно было очень больно. И неожиданно появляется она, пахнущая хвоей и гардениями, и приносит целительный эликсир. За свою жизнь не встречал такой приятной женщины! Слабая, робкая – совсем как нимфа... Никакой опасности для мужчины – тем более, для солдата! Никакого соперничества. Словом, как раз такая, с какой я мог бы ужиться. А как она тебя защищала... – Глаза Кромби вспыхнули восторгом, но он сразу же сник и покачал головой. – Тебя... Бот почему я вернулся в тот пузырек, сперва показав тебе, где находится антидот. Я не мог причинить ей боль. А убив тебя, погубил бы и ее. Получив же антидот, ты избавился бы от любви к ней, а мне именно этого и хотелось. Она красивая и верная. Но поскольку она продолжает любить тебя...

– Это безнадежно, – прервал его Бинк. – Я никогда ее больше не увижу. А если и увижу... – Он пожал плечами. – Между нами ничего не может быть.

– Правильно. Поэтому, если ты не возражаешь, я воспользуюсь твоим шариком и пожелаю, чтобы она выпила немного того любовного зелья и – сразу же увидела меня. Тогда у нее появятся ко мне те же чувства, что появились у тебя к ней. Понимаешь?.. С той лишь разницей, что я для нее буду доступен. Потому что – нужно мне на ком-нибудь жениться, или нет?!

Да – Кромби храбрый солдат и приятный на вид мужчина, спору нет. И нет сомнений: то, чему положит начало любовное зелье, станет со временем настоящим чувством. К тому же, боль, которую испытала Перл, когда Бинк пронзил ее мечом, только облегчит этот переход. Но все же...

– Ты ведь любишь много путешествовать, – заметил Честер, опередив Бинка, хотевшего сказать то же. – Она живет в пещере, рассеивая драгоценные камни – это ее работа, и она ее не бросит. Как же...

– Поэтому мы будем расставаться и встречаться, – спокойно рассудил Кромби. – Мы будем видеться только время от времени, а не жить постоянно вместе. Мне это тоже по душе. Я ведь – солдат!

Что ж, решение Кромби – удачный выход для Бинка.

– А что будет со мной? – спросил Гранди. – Расставшись с птичьим клювом, я окажусь без работы. Теперь-то я – настоящий, и не могу просто взять и исчезнуть.

– Во дворце иногда возникает потребность в переводчике, – произнес Король. – И мы найдем тебе занятие. – Он обвел путников внимательным взглядом. – Полагаю, на сегодня достаточно. Не так ли? Всем вам отведены комнаты во дворце.

И Король всех отпустил. Бинк уходил последним.

– Я... мне очень жаль, что я причинил вам столько неприятностей, – сказал он. – Добрый Волшебник пытался предупредить меня, но я не послушался. И только из-за того, что мне очень хотелось узнать про Источник Магии...

– Не беспокойся, Бинк, – улыбнулся Король ободряюще. – Посылая тебя, я сознавал, что тут есть элемент риска. Но ведь и мне хотелось узнать про Источник Магии – поверь, не меньше, чем тебе. К тому же, я чувствовал: это открытие лучше сделать тебе, защищенному своим талантом. Я был уверен, что он поможет тебе пробиться.

– Но после потери магии я утратил свой талант...

– Да неужели, Бинк?.. А разве тебя не поразило, насколько удачным и своевременным оказалось возвращение Демона?

– Да ведь он пожелал иметь укромное местечко...

– Которое он, кстати, мог бы во вселенной найти где угодно. Так что 4 привело его обратно?.. Полагаю, то был именно твой талант, решивший позаботиться о твоих будущих интересах. Твой брак оказался под угрозой – вот почему твоя магия вмешалась в события. Ведь они свились в такой запутанный клубок!

– Я, Ваше Величество... я не могу поверить... – Бинк был ошеломлен. – Не могу поверить, что мой талант... Выходит, он повлиял на само происхождение магии?..

– Этот процесс, Бинк, называется обратной связью. И на него очень сильно влияет первопричина. Но будь это даже не так, твой талант мог предвидеть цепочку событий и так их повернуть, что магия неизбежно возвратилась бы так или иначе. Подобно тому, как пущенная в воздух стрела обязательно возвращается обратно на землю.

– Но ведь когда мы сражались с созвездиями, стрелы Честера вовсе не...

Король покачал головой.

– Забудь об этой неудачной, об этой печальной аналогии. Больше я не стану надоедать тебе моим старым манденийским опытом. Я удовлетворен результатами твоих поисков. Да и ты, думаю, тоже. Подозреваю, что если бы Демона освободил кто-то другой, X(A/N)th не вернулся бы к нам. В данный момент это – чисто академическая проблема... А тебе следует подыскать другую работу. Но не будем торопиться! Отправляйся домой – к жене и сыну.

– Сыну?!

– Я разве забыл сказать тебе?.. На рассвете ты стал отцом ребенка с магическим талантом Волшебника. Вероятно, со временем он сменит на троне меня. Полагаю, что талант младенца и есть подарок, сделанный тебе Демоном. И, возможно, еще одна причина, почему твой собственный талант сумел помочь тебе благополучно завершить путешествие.

– А какой у ребенка талант? – нетерпеливо спросил Бинк – у него буквально кружилась голова. Подумать только – его собственный сын Волшебник от рождения!

– О, не буду рассказывать, чтобы не испортить сюрприза! Иди домой и взгляни сам! – Король дружески похлопал его по плечу. – Теперь тебе дома никогда не будет скучно!..

Более или менее в себя Бинк пришел уже на пути к дому. Таланты в Ксанте никогда не повторялись (разве что среди демонов), поэтому его сын не мог трансформировать живые существа, как Трент, управлять грозами, как предыдущий Король, адаптировать магию, как Король Ругна, или создавать иллюзии, как Королева Ирис. Но в чем же состоит его талант, проявившийся тут же, после рождения ребенка?

Когда он приблизился к дому, что стоял на границе с дворцовыми землями, и ощутил идущий от него слабый остаточный запах сыра, мысли вернулись к жене. Он покинул ее всего неделю назад, но казалось, будто прошел год. Сейчас она – в «нормальной» фазе, которую он любил больше всего, – Хэмели была с обычной внешностью и рядовым умом. Их тревоги о будущем ребенка остались позади – мальчик не родился ни переменчивой личностью, как мать, или без видимого таланта, какой был у Бинка. А его чувства к жене выдержали самое суровое испытание – любовным зельем и почти постоянным присутствием столь желанной нимфы, какой была Перл. У него прямо-таки камень с души свалился, когда Кромби сказал, что она ему нравится... Хотя, конечно, и тут мог постараться его талант... Но что бы ни было на самом деле, Бинк теперь знал, как сильно он любит Хэмели. А ведь он мог никогда этого не узнать, не переживи он такие приключения. Так что Король прав – он...

Кто-то вышел из его дома, отбрасывая тройную тень от трех лун. Женщина была прекрасна! Радостно вскрикнув, Бинк бросился ей навстречу, обнял и... увидел, что это – не Хэмели.

– Милли! – воскликнул он, торопливо разжав объятия; да, она была феноменально привлекательна, но Бинку нужна была только Хэмели. – Милли! Что ты здесь делаешь?

– Ухаживаю за твоей женой, Бинк. Знаешь, мне нравится быть няней! Особенно у столь важной персоны.

– Важной персоны? Моя жена – важная персона?!

– Так ты ничего не знаешь? Я – о сыне! Он разговаривает с чем угодно! – восторженно выпалила Милли. – То есть сейчас он, конечно, пока не разговаривает, а только гунькает, – зато они ему отвечают. Кроватка поет ему колыбельную, подушка крякает, как утка, а один камень даже предупредил меня, чтобы я об него не споткнулась и не уронила Волшебника...

– Общение с неживыми предметами! – ахнул Бинк: он сразу понял всю важность такого таланта. – Он никогда не заблудится, потому что любая пылинка подскажет ему дорогу; он никогда не останется голодным – любое озеро объяснит, где лучше всего ловится рыба. Или же дерево... нет-нет, дерево – живое!.. какой-нибудь комочек глины посоветует, где найти фрукты. Он сможет узнать больше секретов, чем Добрый Волшебник Хамфри, не вызывая для этого демонов! Хотя некоторые из моих лучших друзей – демоны, как, например, Бьюрегард... Никто не сможет предать его, потому что сами стены расскажут ему о любом заговоре. Да он...

Из темноты выплыла мрачная фигура, с которой сыпались кусочки земли. Бинк схватился за меч.

– Ой! Не надо – все в порядке! – завопила Милли. – Это всего лишь Джонатан...

– Но ведь он не человек, а зомби!

– Он – мой старый друг! – успокаиваясь, заверила Милли. – Я знаю его еще с тех времен, когда замок Ругна был совсем новый. Теперь я ожила, а он решил заботиться о моем благополучии.

– Так вот в чем дело! – И Бинк догадался, что тут скрыта какая-то древняя история, но сейчас было не до историй – сейчас ему прежде всего хотелось видеть жену и сына. – Случайно, не его ли я встретил тогда в...

– В саду? Да-да! – Милли часто закивала. – Он тогда заблудился в лабиринте Королевы. В тот вечер, когда она устроила вечеринку. Потом он пришел ко мне во дворец, и на него напал перечник. О, сколько пришлось потратить заклинаний, чтобы избавить его от рассола, уксуса и перца! А теперь мы ищем заклинание, способное оживить его, и тогда мы сможем... – Она зарделась; по всей вероятности, этот зомби при жизни был больше, чем просто ее другом.

На вечеринке Милли проявляла и к Бинку довольно навязчивый интерес, который – совершенно верно! – тут же пропал после появления зомби. Вот и еще два конца, которые смог соединить талант Бинка.

– Когда мой сын подрастет, мы спросим его, – сказал Бинк. – Наверняка отыщется какой-нибудь валун, который знает, где находится заклинание, способное оживить зомби.

– О, конечно! – радостно пискнула Милли. – Спасибо!

Бинк повернулся к зомби, но руку все же протягивать не стал.

– Мне кажется, Джонатан, ты был для меня еще одним знамением. Когда я впервые тебя встретил, оно, это знамение, предвещало смерть и все ее ужасы: смерть самой магии. Но пройдя сквозь эту смерть, я нашел возрождение. Найдешь его и ты!

И Бинк вошел в свой дом, где его ждала семья.


Содержание:
 0  Источник магии : Пирс Энтони  1  Глава 2 Поиски сокровища : Пирс Энтони
 2  Глава 3 Гонка с никельпедами : Пирс Энтони  3  Глава 4 Замок волшебника : Пирс Энтони
 4  Глава 5 Големские высоты : Пирс Энтони  5  Глава 6 Магическая пыль : Пирс Энтони
 6  Глава 7 Смертельно опасные дамы : Пирс Энтони  7  Глава 8 Безумные созвездия : Пирс Энтони
 8  Глава 9 Демоны водоворота : Пирс Энтони  9  Глава 10 Драгоценная нимфа : Пирс Энтони
 10  Глава 11 Мозговой коралл : Пирс Энтони  11  Глава 12 Демон Ксанф : Пирс Энтони
 12  Глава 13 Исчезновение магии : Пирс Энтони  13  вы читаете: Глава 14 Парадоксальное желание : Пирс Энтони
 14  Использовалась литература : Источник магии    



 




sitemap