Фантастика : Юмористическая фантастика : О смелом парне будет речь : Светлана Эст

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

Рассказ опубликован в журнале «Уральский следопыт» № 11, 2004 г.

Фантастический рассказ

Ну, конечно! Как только рыцарь Fineous во главе небольшого экспедиционного отряда спустился с подъемного моста замка, выстроенного из монолитных железобетонных конструкций, так сразу же увидел разгорающийся костер. Веселые по случаю аутодафе простолюдины деловито казнили очередного вражеского лазутчика, привязав его к пирамиде бревен, больше похожих на трубы с фабрики големов, чем на стволы настоящих вязов или сосен.

— Ай эм хиа эз э кориспондэнт он эн иксчейндж проугрэм, — напропалую врал «шпиён», — эз э туэрист.

— Бреши лучше, что ты автогонщик с «Формулы-1», — подсказал ему малец, ковырявший пальцем в измазанном сажей носу. — У нас этих сумасшедших жалеют.

— Распишемся в ведомости, рыцарь Fineous, мастер острого меча, за шесть… шесть цифрой и в скобках прописью… драгоценных яхонтов …в скобках рубинов, — пропел как псалом толстый монах-казначей, когда Fineous, придерживая своего коня, подъехал к сейфу, установленному на тележке, рядом с какой пощипывал траву маленький ослик. — Говорят, любой колдун умеет выковать из рубина лазер, а по мне так дешевка они синтетическая.

Отдав холщовый кисет с рубинами, монах начал юлить:

— Командировочные получите реактивами для изготовления порохового боеприпаса — серой и селитрой… Откуда взяться денежкам?! Дела идут отвратительно: поджарили сегодня лишь одного еретика.

— А за что его казнили? — поинтересовался рыцарь не для того, чтобы вмешиваться в политику, а из любопытства, присущего молодым, будь они из просвещенных или из простых айвенгов, и поднял стальное решетчатое забрало. Девы в толпе обступивших костер крестьян одновременно вздохнули — хорош: и смотрит соколом, серые светлые глаза выделяются на загорелом лице, и улыбка открытая, вот только побриться бы не мешало.

— Как всегда, — поджал губы монах. — Грешно сказать, но утверждал, что Земля есть не шар крутящийся, а плоскость. Слово-то какое для своей ереси придумал: в-ухи-мер-на-я. …Вот вы там, в замках, обсерваторию имеете, и опять-таки высшую школу колдунов, а слыхивали ли про такое?

— Может, он «двухмерная» имел в виду? — уточнил рыцарь.

— Ага, в-ухи-того-самого, — неприятно осклабился казначей. — А брат Гарин из храма рыцарей лика Господня, он тоже образованный, ему как зафиндюлил. И в ухи, и между ушей.

— Так ты говоришь, что золота нет? — спросил снова красавец Fineous и будто нечаянно приставил наконечник копья, на котором развивался красный, цвета рода, вымпел, к третьей складочке жира на подбородке монаха, покоящейся еще на двух. — А если подумать?

На распаренном, мокром от пота лице служителя всеблагой церкви промелькнула целая гамма чувств, и Fineous почему-то вспомнил заученное во время урока по истории Франции: как папа Иннокентий III ответил на вопрос, возможно ли отличить еретика от доброго католика: «Убивайте всех подряд. Бог на небе узнает своих». Чтобы не мешать казначею предаваться раздумьям, рыцарь перевел взгляд к горизонту, туда, где кольцом смыкался Черный предел, которой невозможно достичь — приблизишься к нему, а он отодвигается. Потом Fineous оглянулся на громаду замка, у чьих ворот росла парочка кокосовых пальм, на какие он, верткий, словно обезьяна-бабуин, так любил залазить в детстве. Под крепостной стеной колыхались от дуновений теплого ветерка куртины нежно-розовых тюльпанов, откуда-то с полей несло запахом цветущей гречихи.

«Слава Господу Ге, что аутодафе — лишь символический акт», — подумал рыцарь и чуть-чуть надавил на копье — монах крупно содрогнулся:

— Шестьсот голдов — большие деньги, но вам, благородный Fineous… Со всем почтением… Да вот же они, в уголок завалились! …Нисколько не жалко для армейских.

В походной колонне, состоящей из гоблинов, вооруженных томагавками, и арбалетчиков в зеленоватой камуфляжной форме, кто-то громко, перекрывая другие голоса, хмыкнул — верим! Но как только Fineous дал команду двигаться, разговоры стихли, и трубадур в ритме тяжелого грохота солдатских сапог запел народную балладу:

— О смелом парне будет речь: он звался гоблин Гуд! Недаром память смельчака в народе берегут…

От памяти зависело многое, поэтому она весьма чтилась народом айвенгов, с незапамятных времен расселившимся на побережье Шардийского моря, чья непрозрачная вода поблескивала под лучами солнца, какое вставало на отдельной панельке. Простые айвенги верили, будто в морских впадинах обитает страшный гигантский кальмар величиной с королевский замок, повелитель медуз-горгон, но учившийся у колдунов Fineous считал такие слухи вздором, хотя и допускал, что головоногие в море могли водиться.

Покачивая алым кудрявым страусиным пером на шлеме, рыцарь, ехавший впереди экспедиционного отряда, предался грустным мыслям о прекрасной синеглазой Astra, которой он так и не осмелился сказать о своей любви. …Astra, его однокурсница, слыла девушкой современной и дамой приятной во всех отношениях: она мастерски владела двуручным мечом; носила длинные изящные платья в голубых тонах, покрытые вышивкой серебряной нитью с сапфирами, лунным камнем и лазуритом — с теми из самоцветов, в которых есть синий оттенок; красила великолепные пышные волосы в тот же цвет; делала замечательно маленькие шпаргалки-гармошечки по дисциплине «Тотальное поражение Армагеддоном» и вызывающе, в упор, смотрела на Fineous, когда им случалось сталкиваться в лабиринте узких запутанных коридоров высшей школы.

Но он, Fineous, был избран первым из всех после спарринга с рыцарем Тhundax, его троюродным братом, обросшим увальнем, какой дал обет не стричься, пока не совершит свой подвиг во имя Господа Ге, как Жанна д’Арк во имя Иисуса Христа. Fineous нравилась и общая история, и спецпредмет, в которых он находил исторические параллели. Поэтому, увидев аншлаг с запросом на английском языке, молодой рыцарь, не поняв ни слова, наугад надавил на левую кнопку, и беспечно поскакал дальше — к переправе. Fineous искренне верил в то, что англичане-саксы захватили айвенгов, как в свое время нормандские рыцари под предводительством Вильгельма Завоевателя оккупировали Англию. И то, что в обоих случаях официальным считался один язык, а местное население говорило на другом, нисколько не мешало сражаться.

Заночевали у брода: рядовые гоблины под руководством старого ворчливого ветерана поставили рыцарский шатер и палатки, а кашевар накормил всех жареной на вертеле олениной и пудингом с цукатами — первый день первой недели месяца Рыбы Лимбегою кончился.

Переправа через речку, протекавшую среди цветущих лугов, заняла поутру совсем немного времени. Fineous, даже не спешившись, перемахнул на коне ее русло там, где два припойменных низких берега почти смыкались в густых зарослях ведьминого корня. Впереди, в крутом горном склоне, виднелось небольшое обнажение и вход в шахту.

— Привал! — распорядился рыцарь, когда отряд достиг подножья горы, заросшей травой и эдельвейсами. — Рудознатца ко мне!

Специалистом оказался щупловатый паренек-гоблин по имени Хис, совсем еще зеленый и застенчивый. Он долго настраивал лозу, с помощью которой находят подземные источники и месторождения руд, а потом начал отбирать образцы, с таким усердием стуча геологическим молотком по камням, что из-под него полетели рои искорок.

— Сколько феррума можно здесь добывать? — спросил Fineous, делая записи в полевом дневнике, который он достал из планшета.

— Одну-две вагонетки бурого железняка за день, я думаю, — сказал Хис, перестал колотить и, вслушиваясь, приложил ухо к торчащей из серых кружевных лишайников большой монолитной каменной плите. — …Кто-то едет, благородный господин рыцарь!

Fineous обернулся и, побледнев от гнева, начал судорожно нащупывать эфес своего остро отточенного меча, хотя он никогда не посмел бы не то что руку, а и глаз поднять на девушку, какая, низко, как варвары-степняки, пригибаясь в седле, скакала по тропинке, ведущей от брода. На ветру развевался ее плащ цвета алой розы — генеалогического отличия эрцгерцогов Barbarian, рыцарского рода Fineous, и означать этот факт мог единственное: Astra — а это была она — вышла замуж за кого-то из его кровных родственников. Такой терзающей боли, какую почувствовал Fineous, он не испытывал никогда в жизни: ни попав в когти болотного дракона; ни получив удара лучом посоха верховного магистра, не признававшего безопасных симуляторов; ни даже тогда, когда умер отец. Молодому рыцарю показалось, что Черный предел надвинулся на него и сомкнулся в сердце.

— Ты мне не рад, Фин?! — спросила Astra голосом, в котором явственно слышались растерянность и что-то вроде паники от столь холодного приема.

— От имени цвета рыцарства великого народа айвенгов приветствую вас, благородная девица, — сказал рыцарь, на блошиный скок не отступая от официального ритуала встречи, и преклонил, как полагалось по этикету, колено, подав знак своим выстроившимся в боевое каре солдатам: «Разойтись!» Он еще не оправился от потрясения, и перебирал в уме кандидатуры счастливчиков, какие могли бы жениться на гордой красавице Астре. Жирный боров Atlas с его всегда грязными сальными волосами, заплетенными в косицу, ей явно не подходил; Тhundax Бешеный, чьей наглой спеси изрядно поубавилось после контрольного поединка, отправился в военный поход сразу вслед за ним, Fineous. Или она выбрала богатого дядюшку Sarakin, чьи кладовые ломились от золотых голдов и тюков драгоценной шардийской парчи, на какой пели вытканные райские птицы, плавно ходили шитые жемчугом чужестранные королевы и настоящая роса мерцала на нарисованных бутонах?

— Можно поздравить вас, благородная леди, с таинством брака? — не выдержав тяжелого обоюдного молчания, спросил Fineous.

— …Я так боялась, что не успею, — сказала Астра и, придерживаясь за луку седла, по-мальчишечьи ловко спрыгнула на землю со своей взмыленной кобылы, норовившей лягнуть боевого коня Fineous, Тайла, который потянулся к ней с конской привязи.

«А мне так горько, что ты успела», — подумал рыцарь, имея в виду скоропалительность ее свадьбы.

— …Что тебя убьют, и…

— Но не сразу! — запротестовал Fineous, потому что эта мысль тоже приходило ему в голову, ведь из всех ушедших в военный поход назад почти никто не возвращался. — Видела моих наемников? Орлы-грифоны!!! Хотя в чем-то с тобой и нужно согласиться: выправкой они меня просто убивают.

— Фин, в общем… Я объявила в замке, что вышла за тебя замуж. Фин, ты не сердишься? — тихо сказала Астра, встав перед ним.

Когда они изредка встречались в школе колдунов, Astra the Sorceress казалась Fineous высокой, одного с ним роста, девушкой, и в первый раз она приблизилась к нему настолько, что каждому из них стало слышно неровное дыхание другого, поэтому Акела промахнулся — он поцеловал ее в нос. Но затем молодой рыцарь взял свое сокровище, маленькое и невесомое, как пушок одуванчика, на руки, и, примерившись, все поправил.

У входа в железорудную шахту начинался спонтанный бой в авторежиме: крылатые воительницы Астры, наконец-то догнав ее на разрисованных, похожих на гигантских бабочек, дельтапланах, слету атаковали отряд Фина, потому что им показалось, что на Astra нападает рыцарь-чужак с земель на юге.

— Пре-кра-тить! …И построиться! — скомандовал Fineous.

Шум битвы мгновенно затих — только худенький гоблин Хис в запале продолжал отбиваться молотком от притиснувшей его к огромному камню свирепой матроны-воительницы.

— Скажи им, — негромко попросила Астра, улыбаясь.

— Что, моя Звезда? — спросил ее избранник, улыбаясь еще счастливее.

— Ай уд лайк ю ту мит май уайф, — подсказала девушка.

Фин твердо, с истинно королевским достоинством, повторил слова Астры перед выстроившимся сводным отрядом из наемников и разгоряченных крылатых воительниц, делая официальное оповещение, а потом шепотом поинтересовался:

— Чего я наболтал?

— Подлая девка пытается окрутить меня. Спасите! — перевела Астра.

— Бреши лучше, что ты автогонщик с «Формулы-1»! — непонятно для своей прекрасной супруги сказал Fineous. — Астра, Звездочка, мы с тобой точно оба сумасшедшие.

Первой с поздравлениями подошла матрона Валькирия, предводительница крылатых, и начала басом рассуждать о любовных чувствах и верности, которые не препятствуют выполнению долга — ее длинная речь подозрительно смахивала на воинскую присягу.

— Автогонщик? А кто это? — спросила Астра, чтобы немного развлечься.

— Рыцарь на самодвижущейся стальной лодке в чудном шлеме с прозрачным забралом. Фантом из другого мира, игрушка в руках Господа Ге, — объяснил Fineous. — Впрочем, как и все мы тут. …Среди храмовников идут разговоры, что Господь Ге не убеленный сединами мудрец, а безусый мальчишка. А кому, как не рыцарям храма лика Господня, знать, какой лик у него на самом деле?

— Мне все равно, — сказала Астра. — Главное, что он соединил нас.

— Нет, Звездочка, главное, чтобы он сохранил тебя! …Подумаешь, автогонщик! Автогонщик — тварь безобидная, но недели две назад в Сфагнумовых топях поймали призрака, вооруженного чем-то вроде короткого мушкета на лямке. Очередью из такой пистоли кладут сразу полдюжины лучников.

Породистый скакун рыцаря, когда-то жеребенком купленный в знаменитых конюшнях Шардии, всхрапнул, потому что норовистая белоснежная кобыла-полукровка Астры, помесь лошади и единорога, снова лягнула его задними копытами.

— Только без нервов, Тайл! — предупредил своего коня Fineous. — У меня любовь, а ты, если не хочешь, можешь и не жениться.

Последним молодую чету поздравил толстый кашевар, опрятно одетый орк с выпирающими из ряда других зубов клыками, которые делали его похожим на добродушного кабанчика: он предложил устроить свадебное пиршество на поляне у леса. Воительницы уже плели гирлянды из белых эдельвейсов, а трубадур, бренча лютней, пытался сочинить новую песню:

— О смелом парне будет речь, что звался рыцарь Фин! Он Астру страстно полюбил, у них родился сын…

Свадебный пир удался на славу, правда, все боялись, что пьяненький рудознатец, посыпавший молодоженов на счастье сухим рисом из НЗ, свалится с дельтаплана Валькирии. Но потом, когда рыцарь Fineous и прекрасная Astra, взявшись за руки, удалились в свой шатер, гоблин стих, лег подальше от костра, чтобы нечаянно не загорелась короткая форменная юбка из травы, и пожаловался матроне:

— Мне в кружку с элем муха попала.

— Не бойся, Хисюнь, много она не выпьет, — сказала воительница, выдернула сухой стебель из его юбочки и принялась исподтишка щекотать аса воздушных падений и нападений.


Утром Fineous проснулся до восхода солнца оттого, что кто-то пристально на него смотрел, и этот взгляд он ощущал прямым, неотрывным и упорным, как собственное копье, приставленное к горлу монаха, который хотел надуть их позавчера. Будто бы разметавшись во сне, Фин инстинктивно потянулся за клинком… Меча в изголовье не было! С острым, словно стрела от тисового лука, предчувствием опасности рыцарь открыл глаза — и вовремя: Астра, сияющая свежим прелестным личиком, как раз нагнулась его поцеловать.

— Ничего себе игрушка в чьих-то там руках! — весело сказала она, уворачиваясь от объятий. — Катапульта ты боевая! Бог войны! Еще не умылся, а меч лапаешь. Ты с кем рубиться собрался натощак? Ты хочешь вступить в сражение со своей законной супругой, эрцгерцогиней Barbarian?!

Фин, привстав, снова потянулся к ней, и Астра доверчиво положила маленькие ладони с пальцами, унизанными тяжелыми дорогими перстнями, в которых переливались алмазы голубой воды, на его сильные плечи…

— Фин, я вчера не хотела говорить об этом, но у меня приказ: тебе предписано вернуться, — сказала Астра, когда солнце, встав над линией горизонта, исчезло на весь день. — Верховный магистр желает, чтобы ты пересдал экзамены по новым видам оружия.

— Предначертание или стариковская прихоть?

— Предначертание! Как гласит закон: «Нарушившего Предначертание и тем самым вызвавшего …бой Програ …мы Господь Ге, полное имя какого есть тайна страшновеликая, сотрет с лица Земли» В каноническом тексте, как мне кажется, есть лакуна: то ли воском от свечи капнуло на несколько букв, то ли крыса отгрызла кусочек пергамента. Впрочем, неважно: все равно никто не знает, кто такой Прогр! Гудвин Великий и Ужасный? Гигантский кальмар из Шардийского моря? Или ты? Тебя, например, в бой прямо с утреца тянет, — задумчиво рассуждала Astra, седлая свою кобылку. — …Но ведь и меня тоже! Бог создал нас для того, чтобы мы воевали. …Предначертание, Фин!

— Я догоню твой отряд, Звездочка, — сказал Fineous the Barbarian, и его простые слова прозвучали тверже клятвы на крови.

В сопровождении эскорта из двух угрюмых коренастых гномов, носивших кожаные шапки с бычьими рогами, молодой рыцарь поскакал обратно к переправе через реку, чтобы вернуться в замок. Он так торопился, что даже хотел пустить в ход золотые рыцарские шпоры, но благородный скакун Тайл сам перешел с ровной иноходи на галоп, словно понимая, чего ждет от него хозяин.

…На другие сутки к обеду Fineous уже предстал перед трибуной ректора, должность какого по многовековой традиции исполнял верховный магистр. Экзамены за второй курс свелись к пустой формальности: маг показал ему новые образцы вооружений, из которых особенно понравился Fineous лучевик, стреляющий сизыми световыми кольцами. Разнеся в щепки парочку деревянных мишеней, изображавших силуэт дракона, и выслушав занудную поздравительную речь по поводу своего брака, Fineous попросил у магистра разрешения отправиться в обратный путь. Старец прослезился, подписал «Моему дорогому мальчику…» диплом, пахнувший коленкором, клеем и типографской краской, и выдал Предначертание: Astra приказывалось уйти в долгий рейд к Северному пределу, Fineous — отвоевать деревню за ущельем Мертвяков. И хотя вместе они могли побыть всего только день, Фин оценил свадебный подарок старца, потому что северные земли считались тундрой — там Астре ничего не грозило.


…Из распадка между двумя горными склонами, покрытых курумником и зарослями карликового абрикоса, тянуло падалью. Тухлый запах разлагающейся плоти привлек в ущелье облезлых грифов и воронье, которое закаркало, потревоженные стуком копыт Тайла.

Никакие другие звуки не нарушали больше недобрую вязкую тишину гор, и усталый Fineous задремал в седле — изнурительная многочасовая скачка вымотала из молодого рыцаря все силы. Так что, когда, повернув за нависший над вьючной тропой скальный выступ, он увидел на высокогорном лугу Astra, Фин не стал ее окликать, а подъехал и молча остановился рядом.

— Может, они друг друга едят? Одни скелеты остались! — сказала Астра и начала протирать свой меч пушистым листом златовласника, глядя на лежащую перед ней груду человеческих костей и черепов. — Ой, Фин, ты как здесь очутился?

— Стреляли, — неизвестно откуда взявшейся фразой ответил Fineous. — Восток — дело тонкое, Пеструха.

Почему он впадает в ересь, Фин не имел никакого понятия. Иногда рыцарь думал, что причиной служат отголоски, тени и мысли из каких-то других миров, проникающие извне, а иногда ему казалось, что на уровне подсознания он, Fineous, обладает памятью предков, и это праотцы говорят за него, причем, явные глупости. Во-первых, земли около Восточного предела — дело не тонкое, а гиблое, потому что там кишмя кишат драконы, вылупившиеся в замковых инкубаторах, и, во-вторых, как это он мог обозвать ясную Звездочку коровой Пеструхой?

На его счастье Астра ничего не расслышала, потому что ей понадобилась нарвать еще одну порцию листьев:

— Ты что-то сказал?

— Чем ты тут занимаешься, любимая? Киндер, кюхе, кирхен? — с преувеличенным оживлением перебил ее Fineous.

— Меня сейчас вытошнит, — сказала Астра, вкладывая клинок в ножны. — Уходим отсюда… Валькирия доложила, что за ущельем есть маленькое озерцо. С тропы его не увидеть, значит, более хорошего места для лагеря и искать не нужно.

Вид на озеро, открывшийся из-за скал, действительно, отличался идиллическим спокойствием и живописностью: горы любовались собой в зеркале вод, свисающие ивовые ветви чуть шевелились от ветра, где-то хрустальным колокольчикам небольшого водопада звенел ручей.

Пока наемники купались, Астра, сидя на берегу и бултыхая в воде голыми ногами, рассказывала Fineous о том, как она грустила без него, перескакивая с одного эпизода на другой:

— …Представляешь, в черепах у мертвяков — только пустые дырки глазниц. А наглые до чего: пустотой тебя сверлят и сверлят! …В общем, мы только от железного рудника немного продвинулись, а там бунт: то ли деревенским городские не понравились, то ли крестьяне пива перепили, то ли «суверенитетов» им не хватило. Когда заметили мой отряд на опушке леса, паника началась: «Красные! Красные!» Я не знала, что стяг рода Barbarian наводит ужас…

— В основном, на девушек, — вставил Фин. — Мне до сих пор не верится, что ты моя жена.

— …Аграрии серпы свои бросили и разбежались. Они трусливее мертвяков: те хотя бы атакуют!

— Но, Звездочка, мертвяки, наверное, и есть крестьяне, которые выступали против властей. Всегда так было: молчишь — жив, взбунтовался — мертвец, моя ненаглядная…

— …Красотка, — сказала Астра. — А это тебе за Пеструху! — Она наклонилась и легонько укусила его за кисть руки, а потом поцеловала туда же.

— Змея, — с восхищением сказал Fineous. — Кого я пригрел?!

— Потом рудознатец Хис и Валя — они ведь поженились вслед за нами, правда, здорово? — нашли с дельтаплана старые рубиновые копи. Добыча в них была прекращена, по-видимому, из-за нападений мертвяков, хотя природные рубины, и отдельными кристаллами, и в друзах, там валяются, куда ни посмотри. Несколько самых крупных я прихватила….

— Конечно, чтобы посолить, — улыбнулся Фин, — хозяйственная ты женушка.

— Чтобы украсить ими твой щит, комедиант несчастный, — Астра брызнула в Fineous водой. — Я теперь на два ранга выше, так что извольте быть дисциплинированным, господин эрцгерцог. …Отнесите благородную даму вон туда, за ивнячок, оне хотят купаться!

— У нас все общее, у нас и желания совпадают — не стал таить своей жаркой страсти рыцарь. — Чур, ты первая трешь мне спинку!

Они были счастливы и веселы, но ночью, уткнувшись в седельную суму, которая служила им подушкой, Астра заплакала:

— Я боюсь, что больше никогда не увижу тебя, и от мысли, что нас разлучают, останавливается мое сердце. За что, Фин? Что мы сделали, чтобы быть столь жестоко наказанными?

Муж привлек ее к себе, вытер слезы и пообещал:

— Когда умрет последний из подлых врагов, когда Черный предел войдет в пределы границ, когда на вратах всех замков будут висеть наши флаги и наступит светлый день победы, мы встретимся. Ты будешь по-прежнему прекрасной, а я — с деревянным протезом на культе и в боевых шрамах: по шраму здесь и здесь…

— Здесь не нужно, родной, — шепнула Астра.

— Ладно, повыше, — согласился Фин.

— А без протеза не обойтись?

— Это невероятно полезный в доме предмет — я буду колотить им сыновей, приходя пьяным из таверны, где нанимают цвет рыцарства великого народа айвенгов.

— Как?! Ты придешь ко мне в таком гадком виде?

— Я приду к тебе в любом случае: пьяным, полумертвым, нищим, по дну Шардийского моря, из преисподней и из рая, раненым, старым и безумным. Битвы завершатся, и я приду! …Спи, моя путеводная Звезда.

Утром отряд разделили, и поскольку Астре предстоял стремительный, но неопасный набег на земли у Северного предела, то с ней остались только рудознатец Хис и крылатые, потому что так захотела Аstra. Валькирия светилась от радости, будто новенькая золотая монетка, одинаково преданно глядя на великодушную эрцгерцогиню и своего обожаемого супруга. Пополнение, несколько крепких бестолковых, как бараны, парней, которых рыцарь Fineous привел с собой из замка, арбалетчики и бóльшая часть гоблинов отправлялись вместе с ним на штурм деревни за ущельем Мертвяков, оставшимся позади. Прощанье было коротким — война торопила.

Маленькая убогая деревня, спрятавшаяся в зеленой долине среди пологих холмов, имела отряд самообороны, который Фин приказал расстрелять с дистанции в пятьдесят локтей, несмотря на то, что его воинственно настроенные гоблины рвались в драку, выли и грызли томагавки, потому что нанюхались перед боем — для бесстрашья — ложных краснявок. Как человеку женатому и, следовательно, почтенному, Fineous претила мысль о бессмысленном геройстве: он был готов умереть, но только за победу.


…На третий день первой недели месяца Овцебыка Ратых, поднимаясь по мощеной булыжником дороге в гору, рыцарь Fineous, которому военная экспедиция уже изрядно поднадоела, заметил на вершине силуэт всадника, одиноко торчащего там, словно старый пень среди фиалок на лесной полянке.

«Вот оно!!! — подумал Фин, почувствовав себя как на именинах. — Господь Ге, сохрани Астру! А мы, мужчины, за себя как-нибудь сами постоим!»

— …Сохраню, — раздался из глубин космоса божий глас, вызвав небольшое землетрясение, — и пень можно будет вырубать!

Фин с благоговением перекрестился:

— Вырубать, так вырубать! По седьмое колено!

* * *

Когда поздно вечером мамочка попросила его выключить компьютер, Егор повел себя по-мужски: он притворился глухонемым Герасимом, только что утопившим барыню вместо Муму, потому что «Heroes 2» — захватывающая «игрушка», то есть, чем больше в ней захватишь замков, тем сильнее будут твои «герои».

Потом сердитая мама, в махровом халате и с бигуди под платком, заявилась в его комнату в час ночи.

— Хорошо-хорошо, я выйду! Только игру сохраню, и «Пень»[1] можно будет вырубать, — лицемерно пообещал ей Егорка и еще быстрее защелкал мышью, так как чужой рыцарь из черной неоткрытой части карты навалился на «героя» Fineous.

И только после того, как Fineous победил, а разъяренная маман с тапком наперевес прибежала снова, Егорке пришлось сдаться.

В том, что он, пусть и не выспавшийся, прекрасно напишет на истории контрольную работу по средним векам, шестиклассник Егор Катаев по кличке Геймер[2] нисколько не сомневался, потому что о гоблинах и орках, которые жили в то время, ему было известно все.


Содержание:
 0  вы читаете: О смелом парне будет речь : Светлана Эст  1  Использовалась литература : О смелом парне будет речь
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap