Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 17 : Надежда Федотова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу




Глава 17

Леди Грейс Кэвендиш, взяв со столика графин с хересом, задумчиво посмотрела на стоящий рядом бокал. Пригубить – так, для храбрости – или все-таки не стоит? С одной стороны, конечно, опыта душевных бесед с ревнивыми женами у нее не было, и она понятным образом немного нервничала. А с другой – можно себе представить, что подумает о ней молодая супруга Ивара, если почувствует запах вина! Она, положим, и так о приятельнице мужа не слишком хорошего мнения.

– Обойдусь, – решила леди Грейс, вернув графин на место. – В конце концов, я перед ней ни в чем не провинилась.

Она подошла к большому зеркалу на стене гостиной, оглядела себя с ног до головы и, оставшись довольна увиденным, направилась к двери. Отужинали совсем недавно, стало быть, сейчас самое удачное время для разговора: Грейс по себе знала, что на сытый желудок люди гораздо более благосклонны к окружающим. Покинув отведенные им с мужем комнаты, леди Кэвендиш не спеша двинулась в сторону спальни Нэрис, на ходу продумывая, что скажет и как та может ей ответить. Главное – правильно начать. Ну, в первую очередь, конечно, справиться о здоровье, а там, глядишь… «А там, глядишь, все пойдет само собой! – так ничего толкового и не придумав, решила она. – Дэвид в людях не ошибается, как правило. Да и мне самой жена Ивара дурочкой не показалась. Надеюсь, мы поймем друг друга!»

С этими оптимистическими мыслями она благополучно добралась до нужной двери и, помедлив, решительно постучала. Никто не отозвался. «Спит? – подумала Грейс. – Как некстати… но придется разбудить». Она постучала еще раз. И еще. Тишина. Странно…

– Леди Мак-Лайон! – подумав, позвала она. – Леди Мак-Лайон, это я, леди Кэвендиш! Простите, если мешаю…

В надежде услышать в ответ хоть слово, Грейс прислонилась ухом к двери. Услышать ничего так и не услышала, зато обнаружила, что дверь не заперта.

– Леди Мак-Лайон!.. – Поколебавшись, она надавила на ручку и вошла. – Леди… вы здесь?

Глупый вопрос – она и сама уже видела, что комната была совершенно пуста. Камин растоплен, кровать разобрана, на столике – поднос с остатками ужина, рядом, в кресле, сундучок с откинутой крышкой. И никакого намека на присутствие хозяйки спальни.

– Ничего не понимаю, – пробормотала леди Кэвендиш, окидывая комнату взглядом. Подошла к столику, коснулась пальцами круглого фарфорового бока чайника – еще горячий. От нечего делать бросила взгляд на сундучок (полный каких-то склянок и бутылочек определенно лекарственного свойства), зачем-то заглянула за бархатные занавеси на окнах… Ни души. Хворающая и еще вчера слегшая в постель леди Мак-Лайон исчезла. Грейс бросила взгляд на постель и вздернула брови: поверх смятого одеяла лежала небрежно сброшенная шелковая ночная рубашка. Значит, Нэрис переоделась и ушла – с какой-то, надо полагать, вполне определенной целью. И еще… Леди Кэвендиш обернулась на поднос с ужином: однако у нашей больной превосходный аппетит! – Да полно, а не симулянтка ли ты, милая? – недоверчиво пробормотала себе под нос Грейс и уже собралась покинуть пустую комнату, как вдруг услышала тихие крадущиеся шаги со стороны коридора. Тяжелая дубовая дверь с тихим скрипом начала приоткрываться… В собственную спальню с такими предосторожностями не входят. Осознав это, и тот факт, что присутствие в хозяйской спальне в отсутствие законной владелицы ставит ее в двусмысленное положение, леди Кэвендиш, не раздумывая, мышкой юркнула за портьеру. «Господи, вот правду же говорят: «С кем поведешься…» – промелькнуло у нее в голове. – Такое ощущение, что Ивар перевез за собой в Хайленд всю свою службу, а я сейчас на него работаю».

Кто-то тихо, почти неслышно вошел в комнату. Постоял с пару секунд неподвижно, словно прислушиваясь, потом половицы заскрипели снова, причем в самой что ни на есть опасной близости от окна. Грейс замерла, стараясь не дышать. «Кого это там нелегкая принесла? – с непонятной тревогой подумалось ей. – И, кто бы это ни был, уж больно он осторожничает… Неужели кто-то из слуг решил что-нибудь стянуть у госпожи? Но даже если и так… что тут брать?»

Будто в ответ ей, по ту сторону бархатных занавесей что-то осторожно звякнуло. Не чашка, нет… Звук другой, хотя и очень знакомый. Следом – короткое «чпок!» пробки и приглушенные звуки льющейся воды… Потом послышался шорох, похожий на трение одной кожаной перчатки о другую, и снова осторожный скрип половиц. Легкий хлопок закрывающейся двери – и все стихло. Помедлив добрых минуты три, озадаченная леди Кэвендиш осторожно высунула нос из-за портьеры – никого. Тихо, пусто, мышами пахнет… Леди сморщила носик. Как и всякая женщина, она боялась мышей. «Но сколько их тут должно было бегать, чтобы так пахло? – подумала она. – И как я сразу-то не почуяла? Странно, леди Мак-Лайон не производит впечатления неряхи, откуда же тут мыши?»

– Странно, – уже вслух повторила Грейс, торопливо выпутываясь из бархатных складок. Придерживая подол платья, подошла к столику у кровати. На подносе ничего не изменилось. Значит, звенели не посудой и приборами. Да и опять же звук откупориваемой бутылки ни с чем не спутаешь! А бутылок здесь никаких не было и нет… Хотя отчего же нет? А в сундучке? Леди наклонилась над саквояжем со склянками всех форм и размеров. Большинство было заткнуто пробками. Ну конечно, открывали какую-то из них… А зачем? Может, леди Мак-Лайон стало лучше и она решила спуститься вниз, в каминный зал, а за лекарством послала служанку? – Вероятно, так оно и было, – подумав, сама себе ответила леди Кэвендиш, поспешно ретируясь из спальни, пока сюда не явился еще кто-нибудь. «Попробуем поискать ее внизу, – думала она, спускаясь по лестнице. – Фрейх – замок небольшой, а гулять, даже если она и вправду только прикидывается больной, уже поздновато. Да и холодно…»

Леди Грейс Кэвендиш, уже достигнув последней ступеньки, задумчиво обернулась. Наверху было тихо. Таинственный посетитель, кем бы он ни был, растворился в темных коридорах замка. Она тряхнула головой: похоже, хересу все-таки следовало бы глотнуть. Сплошные нервы. Чуть в чужой комнате не застали, хворающая леди Мак-Лайон испарилась как по волшебству, да еще этот загадочный посетитель дамской спальни… «Что-то здесь нечисто, – тревожно подумала Грейс, открывая двери в каминную залу. – Надо будет рассказать Ивару. Понятия не имею, что тут у них происходит, но, зная королевскую тайную службу, участвовать в этом я точно не хочу».


Сэр Дэвид Кэвендиш, закутанный в теплый плащ, подошел к большому костру на заднем дворе, вокруг которого плотным кольцом сидели норманны. Мореход вдохнул полной грудью свежий запах ночи, к которому примешивалась горьковатая дымная сладость горящих поленьев, и умиротворенно прикрыл глаза. Грейс не ошиблась – ему и правда не хватало привычной обстановки похода и особого мужского братства. Конечно, сейчас они были на суше, но сэру Дэвиду казалось, что он ощущает знакомый запах морской соли, исходящий от норманнской дружины. Море было их домом, так же как и его, и это сближало сынов Севера с благородным английским лордом не хуже кровного родства.

– А, это вы, ваше сиятельство? – обернулся на звук шагов Эйнар. – Что-то хотели?

– Давай без чинов, – предложил сэр Дэвид, подходя поближе. – Если ты не против, конечно.

– Да мне без разницы, – пожал плечами сын конунга. – Присаживайтесь!.. Парни, а ну-ка, подвиньтесь.

– Ничего, я втиснусь, – улыбнулся лорд Кэвендиш, примостившись у огня между высоким плечистым норманном по прозвищу Тихоня и Эйнаром. – Надеюсь, не помешал? Отвык я, братцы, от всего этого. – Он кивнул на темнеющий позади замок. – А вчера вот песен ваших послушал, так прямо тоска какая-то взяла. Дай, думаю, с вами посижу, если не прогоните.

– Да вас, англичан, разве ж откуда прогонишь? – хмыкнул слева кто-то из дружины.

Сэр Дэвид ухмыльнулся:

– Ну, тут, я полагаю, мы с вами похожи…

Среди норманнов послышались одобрительные смешки. Эйнар улыбнулся и, подумав, достал свою флягу:

– Ну, за это дело нелишне и по паре глотков сделать! Уж не обессудьте, сэр, без чарочек…

– Огорчительно, – притворно вздохнул лорд, беря в руки протянутую фляжку. – Могу увлечься!

– А единым духом осилишь? – высунулся все тот же норманн слева.

Сын конунга нахмурился:

– Жила, ты чего тут из штанов выпрыгиваешь? Про утренние подвиги позабыл? Так я напомню!

– Эйнар, да брось ты, – миролюбиво попросил Тихоня. – Ему ж никто не наливает! А касательно его светлости, мне вот, к примеру, тоже интересно…

– А и то верно! – загомонили бойцы. – Уважишь, лорд? Чай, не крыса сухопутная, наш человек, морской!.. Не тушуйся, твое сиятельство, небось не обеднеем, у нас с запасом!

– Так и я не с пустыми руками пришел, – лукаво прищурился сэр Дэвид. – Ну, уважить так уважить…

Он выдохнул, поднял флягу и запрокинул голову. Норманны с интересом подались вперед…

– Нет, ты глянь – и не поморщится!

– Что твою воду хлещет…

– Наш человек!..

Через неполную минуту Эйнар с уважением принял пустую фляжку из рук довольно крякнувшего лорда Кэвендиша и проговорил:

– Силен! А то, может, и вторую?

– В одиночку пить не приучен, – ответил сэр Дэвид, вынимая пузатую бутыль с янтарной жидкостью. – Лорд Мак-Лайон презентовал. С острова Скай, отменный виски… И раз уж разливать нам некуда – предлагаю пустить по кругу!

– Вот это дело, – обрадованно загомонили норманны, заметно оживившись. – Эйнар, давай, по старшинству!

– Да не подгоняйте, вот разорались-то. – Сын конунга многоопытно выдернул пробку зубами и, сплюнув ее на землю, принюхался к аромату из бутыли: – Уважил, лорд! Отменная брага, не хуже нашей. Давай-ка, ты и начнешь, раз уж по старшинству-то!

– Тока в этот раз все сразу не убери, другим оставь, – хохотнул все тот же Жила. – А то, гляжу, ты мужик не промах!

– Жила! – прикрикнул Эйнар. – Вот уж ты помолчи! Ты сегодня свое выпил… И ты, Орм, тоже. Ишь, разохотились! К тому же вам обоим сегодня в ночь дежурить.

– Да мы что… – опомнившись, покаянно забормотали провинившиеся. – Мы ж за своих радеем…

– Хотя вот Тихоне тоже в караул, – насупленно буркнул, не сдержавшись, Жила. – А он…

– А он с утра не нажирался, – сурово отрезал Эйнар. – И обязанности свои в бочонке не топил! Ты, Жила, меня не зли. А то ведь еще неделю будешь без смены дежурить…

– Ох, хороша! – утерев усы широкой ладонью, доложил Ульф Тихоня, передавая бутыль дальше. – И вправду, не хуже нашей…

– Да, брага у вас знатная, – согласился лорд Кэвендиш. – С собой привезли?

– А то как же! Сами делали, сами и пьем, – рассудительно ответил Ульф. – Потому как оно пойло проверенное… – Он похлопал себя по поясу и почесал в затылке: – От ить я ротозей! Флягу-то наполнил, да в торбе и оставил. Щас схожу.

– Сиди, – махнул рукой кто-то из норманнской дружины. – Вон его светлость какую бадью принес! Да и у нас небось при себе у каждого имеется…

– У каждого имеется, а я пустой, – покачал головой Тихоня, поднимаясь во весь свой внушительный рост. – Не дело. Я мигом…

– И кутенка своего выпусти! – запоздало, вслед товарищу крикнул Эйнар. – Пусть побегает… А то нагадит еще где в углу, будем потом выгребать.

– Ладно, – донеслось из темноты.

Сын конунга повернулся к своим:

– Приволок же откуда-то! Полдня с ним сюсюкался, аж глядеть противно…

– Да не бурчи, Эйнар, хороший кутенок-то, – добродушно сказал сидящий по соседству с сыном конунга норманн. – Дурной, конечно, вон у Гуннара ремень погрыз…

– «Погрыз»! – возмутился Гуннар, в свою очередь прикладываясь к виски. – Да он его, паршивец этакий, чуть не с пряжкой сожрал!.. Думал, пинка ему дать хорошего, да жалко стало – мелкий же еще, ума-то нету… лижется, хвостом виляет… Да и Тихоня не велел бить. Сам, говорит, буду воспитывать…

Лорд Кэвендиш вполуха прислушивался к оживленному гомону у костра, вытянув руки к огню, и едва заметно улыбался. Ему было хорошо.

Нэрис, кутаясь в плащ, нерешительно замерла у самой кромки знакомого леса. Тумана в этот раз не было, но вокруг стояла непроглядная темень, и идти дальше было боязно. Волшебных огоньков впереди не мелькало, луну закрывали плотные черные тучи, а факел брать было рискованно: могли заметить караульные на стенах Фрейха… но раз уж решила идти – иди!..

– Ох, господи, – жалобно вздохнула девушка, глядя на стену темных стволов прямо перед собой, – ну почему все самое интересное происходит ночью?

Она собралась с духом, потуже затянула обитый мехом воротник плаща и решительно направилась в глубь леса, спотыкаясь о выступающие из земли узловатые корни деревьев. «Хоть бы как в прошлый раз этот лис появился, что ли! – думала она, ежась от холода. – С ним не страшно… Да где же тот холм, будь он неладен?.. Еще мне заблудиться не хватало! Без проводника-то это дело нехитрое…»

Она остановилась и прислушалась, в напрасной надежде услыхать мягкую лисью поступь. Увы – хвостатый «проводник», наверное, сейчас в образе человека грелся где-нибудь у себя дома возле огня и бегать ночью по холоду в поисках неблагоразумных девиц не спешил. А может, он становится лисом только в полнолуние? Кто их, оборотней, знает… Леди Мак-Лайон огляделась по сторонам, подумала и взяла немного вправо. Как ей показалось, там было чуточку светлее.

«Надеюсь, моему мужу не взбредет в голову навестить меня перед сном! – мелькнуло у нее в голове. – Бесс, конечно, должна его отослать в случае чего, мол, я сплю и будить не велено… Но вдруг она дверь забудет запереть, он войдет, а меня нету? – Она даже зажмурилась, но тут же взяла себя в руки: – Ну ничего, у Бесс на все всегда найдется куча объяснений… Придумает что-нибудь!.. Ох, ну слава всевышнему, наконец-то!» Девушка приободрилась, заметив впереди памятную опушку и темные очертания поваленного дерева, из-за которого они с лисом в прошлый раз любовались танцами фэйри. Она торопливо подобрала юбки и, перепрыгнув через корягу, приблизилась к молчаливому холму.

– Так, – припоминая наставления крылатой крошки, пробормотала девушка, – постучать. Три раза, кажется. Ну, хорошо, попробуем!

Она присела на корточки и трижды ударила кулачком в покрытую заиндевевшей травой стену холма.

Ничего не произошло.

Неужели Сибилла над ней посмеялась? Ну а что, фэйри – они такие, они могут… Нэрис обернулась назад, на черные ветви, и ей снова стало не по себе. Темно, страшно, рядом никого, а еще ведь и обратно возвращаться!.. Она плюхнулась на колени, сжала кулаки и, уже не считая удары, забарабанила обеими руками по спящему холмику.

– Сибилла!.. – громким прерывистым шепотом звала она. – Это я, Нэрис! Откройте мне! Ну откройте, вы же обещали…

– Да помню я, помню! – недовольно раздалось откуда-то снизу. – Ломится, как олень на водопой… Прекрати трясти ворота, смертная! Сейчас отворим.

Холм прорезала тоненькая золотистая трещина. Послышались уже знакомые переливы волшебной музыки и отголоски смеха, из расширяющейся щели «ворот» пахнуло теплом.

Нэрис с облегчением улыбнулась:

– Слава богу! А я уж думала…

– Не поминай, – поморщилась Сибилла, выпархивая наружу и присаживаясь по своему обыкновению на колено Нэрис. – Мы, конечно, Благий Двор, но ваш бог к нам касательства не имеет! У нас свои святыни… Пришла, значит. Не забоялась?

– Боялась и боюсь, – не стала врать девушка. – Но пришла.

– Ну и любопытная же ты, смертная! – весело фыркнула крошка. – Другая бы и в первый раз вся перетряслась бы, а тебе и того мало? Удивляюсь я тебе… Зато теперь, кажется, понимаю, отчего брауни с тобой дружбу завел!

– Он добрый, – благодарно вспомнив об оставшемся в отчем замке хозяйственном духе, улыбнулась Нэрис. – Он меня с детства лучше деда родного нянчил!

– У тебя, я смотрю, все добрые, – не удержалась от ехидного смешка фэйри. – Ну да ладно! Вот сейчас поглядишь кое на кого – во мнениях переменишься.

– На кого? – с опаской подобралась Нэрис. – Вы что… Броллахана сюда позвать хотите?!

– Почему – хочу? – пожала фарфоровыми плечиками Сибилла. – Он уже здесь!

– Ч-что? – похолодела и без того замерзшая леди Мак-Лайон, лихорадочно озираясь по сторонам. – Он… т-тут?! И д-давно?..

– Да не дрожи, – рассмеялась крошка. – В некотором роде, он тоже, как ты говоришь, «добрый». Только не визжи на весь лес, решит, что ты его боишься, и обидится, а если он обидится…

– А я боюсь, – быстро закивала девушка, вжимаясь спиной в холм. – Может, не надо тогда, а? Правда, ну зачем сердить, я тебе и на слово поверю!

– Цыц! – прикрикнула Сибилла, глядя куда-то вперед, за корягу. – Ему, между прочим, тоже интересно. Что он, бедняга, зря сюда шел? Да еще в таком виде, неудобно, оружие за деревья цепляется…

– К-какое оружие? – снова затряслась Нэрис.

Фэйри не ответила, да это было уже и без надобности. Ибо предмет обсуждения, бряцая этим самым «оружием», уже показался из-за ствола бука на краю опушки. Девушка приглушенно ойкнула и, памятуя о предостережении Сибиллы, быстро прикрыла себе рот ладонью. Тучи над лесом разошлись, и в свете ущербной луны глазам проклинающей свое любопытство леди Мак-Лайон предстала невысокая худощавая фигура в черной одежде. Фигура была человеческая и создавала стойкое впечатление, что где-то этого человека Нэрис уже однажды видела.

– Сибилла! – вдруг поняв, что ей кажется знакомым, ахнула она. – Так это же убийца!

– Нет, это броллахан, – отозвалась дочь Страны Света. – Собственной персоной. Но в облике этого самого вашего убийцы… Хорош, правда? Ни в жизнь не отличишь!

– Это точно… – медленно кивнула Нэрис, обозревая испачканные в земле руки и лицо новоприбывшего, а также широкий кожаный пояс, увешанный оружием. – Вот это да! Значит, это он…

– Я, – скрипучим голосом внезапно подтвердил броллахан. – Звали – я пришел. Мне нравится. Штуки блестят. На поясе. Красиво.

– ?! – раскрыла рот леди Мак-Лайон. – Оно… он что, говорить умеет?!

– Умею, – недовольно подтвердил тот. – Отчего не уметь? Не дурак.

– Ой, простите! – всполошилась девушка, мельком глянув на демонстративно закатившую глаза Сибиллу. – Я… не хотела обидеть, правда! Просто в сказках говорится, что вы только два слова…

– Знаю. – В скрипучем голосе прорезались нотки искренней досады. – Люди глупые. Трусливые. Увидят меня, кричат: «Броллахан?!» Я вежливый. Отвечаю: «Я». Они убегают. Как поговоришь?

– Никак, – вынуждена была признать Нэрис. – Значит, вы… Как бы это… Перевоплотились в мертвого убийцу? – Она с полуулыбкой взглянула на малышку фэйри. – Теперь я, кажется, поняла, что вы имели в виду под «их же оружием»!

– А то! – задрала носик гордая собой крошка. – Их оружие – они сами! Вот пускай и получают!

– Сибилла просила, – снова заскрипел броллахан. – Сказала – весело. Не знаю. Но штуки красивые. – Он провел рукой по блестящим ножам. – Кованое железо. Не страшно. Первородное плохое. А это блестит. Мне нравится. Сибилла сказала, будет мое?

– Конечно-конечно, – поторопилась уверить его девушка. – Их бывшему хозяину оно уже не нужно… только я не понимаю, вы же дух. Вещи же сквозь вас проходят!

– Хочу – проходят, – подтвердил он. – Хочу – нет. Эти – не хочу. Пусть висит. Красиво.

– Ближе к делу давай, – шепнула фэйри на ухо Нэрис, – пока он в настроении!

– Да, конечно, сейчас… А что говорить-то? – спохватилась леди. – Это же ваша идея. Я вообще его только что увидела! Может, вы сами?

– Я уже свое обещание сдержала: его позвала и оболочку указала, – развела руками та. – А что ему делать с ней – твоя задача! И без того пришлось повозиться – почему не сказала, что их там двое?

– Кого – двое? Где?

– Так в могиле же! – пожала плечами Сибилла. – Один вот этот, с ножами который, он уж давно мертвый. А второй, видать, попозже дух испустил, его там сверху рядышком прикопали.

– Первый раз об этом слышу, – задумчиво проронила Нэрис. – Странно. Они же только одного убийцу там похоронили… Больше никто и не умирал! Или просто я не знаю? Сибилла, а тот, второй, он тоже…

– Нет, – поняв ее вопрос ответила та, – второй без всякого оружия был! Только по этому и определили, который нам нужен. Хорош бормотать, смертная! Не заставляй броллахана ждать, и так едва упросила помочь… Что врагов ваших он отпугнет, это я тебе точно говорю. Но откуда их ждать, про то ты лучше знаешь.

– Если бы… – вздохнула девушка. Подумала, поднялась на ноги и, старась держаться спокойно, посмотрела в лицо новоприбывшему: – Я хотела вас попросить об одной услуге… Если вы не против, конечно!

– Штуки нравятся, – раздумчиво сказал броллахан. – Можно оставить?

– Можно!

– Тогда проси, – милостиво кивнул «лжеубийца».

– Понимаете, – медленно начала девушка, лихорадочно подыскивая нужные слова, – человек, который раньше носил это… эти штуки, – она указала на кинжалы, – был очень плохой человек. Он хотел убить моего мужа.

– За что? – проскрипел он, склонив голову набок.

– Из-за денег. Из-за золота…

– Глупо. Золото – металл. Плохой металл, мягкий. Меч не скуешь. Ничего не стоит.

– Вот-вот! – обрадовалась Нэрис.

– Хотел убить, – продолжил он. – Убил? Надо мстить? Тоже глупо.

– Нет-нет, не убил! – Она замахала руками. – Мы его убили. Мы защищались…

– Правильно. Защищались. Убили, закопали. Штуки стали мои. Нравится.

– Конечно, ваши, – терпеливо в очередной раз подтвердила леди Мак-Лайон. – Только на смену этому убийце придут другие.

– Другие? – уточнил броллахан. – Много?

– Ну, они вообще-то по-одному приходят, – подумав, сообщила девушка. – Но заставить их не приходить мы не можем. Они очень опасные. И им за убийство моего мужа заплатили.

– Заплатили – будут приходить.

– Да… – опечаленно кивнула она. – Нашей стражи они не боятся. Вот я и хотела попросить вас… Если сможете…

– Встретить и убить? – спросил дух.

– Отпугнуть. Чтобы не возвращались. – Она развела руками. – А если отпугнуть не выйдет, тогда уж…

– Я понял, – прервал ее броллахан. – Когда придут?

– Не знаю.

– Плохо. Куда придут?

– Тоже не знаю… Но Ивар пока дома, так что, наверное, придут в замок.

– Замок. Возле рощи? Хорошо. Рядом. – Он помолчал и, побренчав ножами на поясе, добавил: – Будут такие же? С блестящими штуками?

– Вот в этом я уверена! – невесело усмехнулась Нэрис.

Броллахан помолчал и кивнул:

– Согласен. Нравится. Штуки заберу. Будут все мои. Будут блестеть.

– Так вы поможете? – обрадовалась она.

– Да. Ночью приду. К замку. Вокруг буду ходить. Ждать. Увижу – буду пугать. И штуки новые… Себе возьму! Я согласен.

– Спасибо вам большое-пребольшое! – с искренней симпатией выдохнула она. – Все-таки вы добрый.

– Не знаю, – проскрипел броллахан, любуясь холодными бликами на лезвиях. – Я – броллахан. Меня боятся.

– Ну и пусть… Спасибо! – Она улыбнулась и повернулась к малышке фэйри: – И вам спасибо, Сибилла!

– Пожалуйста, – взмахнула своими стрекозиными крылышками та. – Но больше ничего не проси! Мы долг вернули…

– Я и не собиралась. – Девушка осторожно коснулась на прощание прозрачного крыла и обернулась в сторону Фрейха: – Я пойду, пожалуй! Поздно уже, как бы меня дома не хватились.

– Провожать не буду, – предупредила Сибилла, впорхнув обратно в ворота Страны Света. – Лиса своего зови. Ну, прощай!

– До свидания. – Нэрис помахала ей рукой, наблюдая, как затворяется волшебный холм. Обернулась на броллахана – и только руками развела. Он исчез! – Удивительное создание, – покачав головой, вслух подумала она, покидая опустевшую опушку. – Странное. Но все-таки… Все-таки он добрый!

Леди Мак-Лайон привычно подобрала подол платья и заторопилась домой. Черная ночная чаща ее уже не пугала. Во-первых, было не до этого, а во-вторых… После встречи в гуще леса с самым настоящим броллаханом в образе приснопамятного наемного убийцы из клана Ножей бояться чего-то еще просто не позволяли пределы человеческой фантазии. Нэрис целеустремленно продиралась сквозь сучья и ветки, по привычке не оборачиваясь, поэтому не увидела темный силуэт за толстым буком и не услышала задумчиво-скрипучее:

– Я добрый. Она сказала. Штуки отдала. Не кричала. Хорошая… Мне нравится.


Леди Кэвендиш быстрым шагом вошла в свою гостиную и сняла с крышки сундука плащ. Ей было не по себе. Только что она закончила поиски загадочно испарившейся из замка супруги Ивара, и они не увенчались успехом. Более того – кроме слуг, во Фрейхе вообще больше никого не было! «Куда они все подевались? – думала Грейс, быстро накидывая на плечи плащ и щелкая застежкой. – Бог с ней, с леди Мак-Лайон, успеется, но даже Ивара нигде нет! Ночь же на дворе!..» Она быстро обернулась в сторону двери. Нет, показалось… Или не показалось, кто-то и правда почти бесшумно проскользнул сейчас по коридору?

– Да чтоб вас черти взяли! – гневно воскликнула леди Кэвендиш, теряя терпение. – Я так скоро собственной тени пугаться начну!

Она решительно вздернула подбородок – ну уж нет! Грейс была женщиной не робкого десятка и запугивать себя кому бы то ни было, хоть и собственному воображению, не позволит. Она быстро окинула взглядом уютную гостиную, откинула крышку дорожного сундука и, порывшись в вещах, вынула небольшой кинжал. Когда-то он принадлежал еще Уолтеру Бойду.

– Вот так, – удовлетворенно сказала леди, вынув оружие из разукрашенных ножен и спрятав его в рукаве. – И пусть только кто попробует теперь на меня из-за угла выпрыгнуть!

Она воинственно выпрямилась и без колебаний распахнула дверь. Разумеется, никто оттуда на нее не бросился. Коридор вообще был тих и пуст. «Пойду во двор, найду Дэвида, – стремительно покидая комнату, подумала леди Кэвендиш. – Может, и Ивар тоже там. А если нет, посижу с норманнами, меня не убудет! Но одно я точно знаю – в этом чертовом вымершем замке я одна точно больше ни минуты не останусь!» Сжимая в руке под плащом рукоять кинжала, Грейс вихрем слетела по утопающей в полумраке лестнице и, стуча каблучками, почти бегом направилась по узкому коридору к двери черного хода. Норманны обычно разводили свой костер на заднем дворе, а это как раз если выйти здесь и повернуть за угол замка…

– Ну и темень, прости господи! – нервно бормотала она, пробираясь по коридорчику почти на ощупь. – Ивар, жмот, на пару завалящих факелов было не расщедриться, что ли?

Она наконец нащупала долгожданную дверь, обхватила пальцами холодную железную ручку и дернула ее на себя. И едва удержалась, чтобы не взвизгнуть – в проеме двери обнаружилась чья-то темная фигура, закутанная в плащ.

– Леди Кэвендиш? – растерянно спросила фигура голосом Нэрис.

– Леди Мак-Лайон? – с облегчением прошептала Грейс.

Обе женщины оглядели друг друга с ног до головы и выпалили одновременно:

– Как же вы меня напугали!

Они дружно рассмеялись. Нэрис откинула капюшон:

– Что-то случилось? Вы так дернули дверь, что она чуть с петель не слетела… Все в порядке, леди?

– Не знаю, – честно ответила Грейс, с опаской оглянувшись. – Да что мы тут стоим на пороге?

– Вы чего-то боитесь, – догадалась Нэрис, отступая на шаг и дав леди Кэвендиш возможность выйти и прикрыть за собой дверь черного хода. – Господи, вы еще и с ножом?!

– А, это?.. – смутилась Грейс, пряча кинжал Уолтера в карман плаща. – Это нервы…

– Простите, конечно, но вы как-то не производите впечатления человека, которого легко напугать, – с возрастающей тревогой сказала леди Мак-Лайон. – Скажите прямо, что стряслось?

– По существу – ничего, – вздохнув, признала Грейс. – Говорю же – нервы. А… собственно, вы что сами тут делаете? Насколько мне известно, вы должны лежать в постели!

– Ну, я… – замялась Нэрис, – я вышла… прогуляться перед сном!

– С сильнейшей простудой, почти ночью и без всякого сопровождения? – подняла брови леди Кэвендиш. – Странно, не находите? – Она обернулась на притихший замок и добавила: – Хотя странного сегодня и так достаточно! Я не настаиваю, леди Мак-Лайон, не хотите рассказывать, не нужно. Только давайте уйдем отсюда!

– Ничего не понимаю…

– Я вам после объясню, – пообещала Грейс, увлекая девушку за собой по направлению к заднему двору. – Вообще-то сначала я искала вас.

– Меня? Зачем?

– Мне кажется, нам нужно кое о чем поговорить, – прямо заявила леди Кэвендиш. – А если точнее – обо мне и вашем супруге.

– О вас с Иваром? – приостановилась Нэрис, чувствуя, как у нее неприятно засосало под ложечкой.

– Да нет никакого «нас»! – глядя на бледное лицо девушки, громко фыркнула леди Грейс. – А вы, похоже, так не считаете, поэтому и шарахаетесь от меня как черт от ладана…

– А что мне еще делать? – Леди Мак-Лайон свела брови на переносице. – Как бы вы поступили, если у вас под носом, в вашем собственном доме ваш же собственный муж крутит любовь с женщиной, которая… которая… – Нэрис запнулась и потерянно закончила: – Которая красивее вас раз в десять?

– Это… хм, – опешила леди Кэвендиш, не сразу найдясь с ответом. – Не пойму, вот вы меня сейчас похвалили или обругали?

– Сама не знаю, – тихо сказала Нэрис. – Вы мне так понравились… А потом, после того что я услышала там, в библиотеке… Я вас обоих просто видеть не могу!

– В библиотеке… – протянула Грейс. – Вот черт, как же я сразу не догадалась, откуда у вашего кашля ноги растут… Значит, вы все слышали?

– Все – не стала, – мрачно ответила девушка. – После этого вашего «не так быстро» дальше слушать было просто противно!

– Но, погодите… – Грейс, поняв, что собеседница успешно отошла от двери раньше, чем лорда Мак-Лайона черт дернул за язык полезть с неприличными предложениями, улыбнулась: – Милая моя, так это же не то, о чем вы подумали!

– Ну, конечно, – скептически закивала Нэрис. – Вы там о планах на урожай беседовали, разумеется, вот я дура-то!

– Да нет, – еще шире улыбнулась Грейс. – Мы там… только Дэвиду не говорите… в общем, мы там немножко пили.

– Что?

– Херес, – покаянно опустила голову пристыженная гостья. – Понимаете, это мое любимое вино! Я его могу целую бутылку выпить, хоть это и предосудительно и непозволительно для порядочной женщины… А Ивар, бессовестный, аж полный графин приволок, знает же, что это выше моих сил – отказаться. Ну и вот… Он знает эту мою слабость и из озорства меня спаивает. – Она скорчила смешную гримаску. – Еще с тех пор, когда мы в юности впервые спиртное попробовали. По его мнению, я во хмелю очень забавно выгляжу… А что касается «не так быстро» – так он, поганец, как пошел мне наливать – я и рот открыть не успела! Представьте, что было бы, явись я потом к мужу в таком вот виде?

Нэрис фыркнула, честно представив себе изумленное лицо респектабельного английского лорда.

– Вам смешно, а мне было не до смеха, – заключила леди Кэвендиш. – Особенно если учесть, что ваш косорукий супруг умудрился полный бокал хереса опрокинуть мне на платье!

– Атласное? – не удержалась девушка, вспомнив незавидную судьбу своего подвенечного наряда.

– Бархат, – жалобно, так по-женски посетовала леди Грейс. – Лионский!

– Боже мой, он же дорогущий! – ахнула дочь торговца.

– Вот именно! – Грейс снова вздохнула. – И еще не дай бог, Дэвид пятно увидит: то-то будет сердиться! Он мне ничего не запрещает, но спиртное в таких количествах…

– Все-таки я дура, – помолчав, констатировала Нэрис. – Напридумывала себе такого, что теперь и не знаю, как в глаза вам смотреть! Вот надо было остаться и до конца дослушать, раз уж начала…

– Ну, думаю, слушать мои вопли по поводу испорченного платья вам удовольствия не доставило бы, – поспешно сказала Грейс, про себя вознося хвалу Господу, что их с Иваром разговор не дошел до ушей его жены во всех своих нелицеприятных подробностях. – Фух, слава богу, мы с этим разобрались. Честно говоря, вы мне тоже понравились, не хотелось бы с вами ссориться…

– И мне, – улыбнулась Нэрис и вдруг настороженно вскинула руку: – Погодите! Слышите?

– Что?..

– Там, со стороны заднего двора, – нахмурилась девушка. – Крики какие-то… Господи, неужели опять эти убийцы?!

– Кто?! – аж подпрыгнула леди Кэвендиш, немедленно хватаясь за кинжал.

– Потом, потом… – отрывисто бросила леди Мак-Лайон, подобрав юбки и опрометью бросаясь вперед.

Грейс, ничего толком не поняв, помчалась следом, на бегу придерживая путающееся в ногах платье.

– Бог мне свидетель, – яростно пыхтела она, – не вовремя мы в гости приехали! Леди Мак-Лайон! Нэрис! Да погодите вы… Тьфу, черт! Похоже, Ивар нашел себе жену под стать! Как где что случилось – так им обоим сразу позарез туда надо…

Леди Кэвендиш на всех парах вылетела следом за Нэрис из-за угла замка и остановилась как вкопанная. Она увидела пылающий костер, мечущихся туда-сюда перепуганных норманнов, Творимира, тычущего в нос бледному главе норманнской дружины какую-то фляжку, Ивара, который беспомощно топтался рядом с ними, и леди Мак-Лайон, стоящую на коленях возле какой-то кучи тряпья. Грейс сделала шаг вперед и вгляделась попристальнее.

– Дэвид?.. – почему-то сразу севшим голосом, еле слышно спросила она.

– Ивар! – Нэрис стремительно обернулась: – Мой сундучок с лекарствами! Быстрее!

– Где? – уже срываясь с места, крикнул тот.

– В спальне, у кровати! Поторопись, дело плохо…

Ивар умчался, не дослушав фразы. Грейс на деревянных ногах подошла к лежащему на земле мужу.

– Дэвид… – с ужасом глядя на подергивающееся, совсем белое лицо лорда Кэвендиша и пену у него на губах, снова прошептала она. – Господи, Дэвид!

– Грейс, помогите мне, – не оборачиваясь, позвала Нэрис. – От мужчин никакого толку, когда они нужны… Его надо приподнять. Да, вот так… – Девушка оттянула нижнее веко лорда и очень, очень некультурно выразилась – обернулся даже Эйнар. – Творимир! Скорее, надо перенести его поближе к огню!

– Эх?.. – непонятно спросил русич, материализуясь рядом с ней и споро подхватывая на руки тело сэра Дэвида.

Нэрис стиснула зубы:

– Да. Острое отравление… Ох господи!

Лорда Кэвендиша вырвало.

– Опять, – покачала головой леди Мак-Лайон. – Да где же Ивар? Как бы не было поздно… Леди Кэвендиш, не давайте ему закрыть глаз! Упаси бог, заснет – не добудимся уже никогда! Эйнар, он ел что-нибудь?

– Нет, – угрюмо качнул головой сын конунга. – Только пил. С нами. Брагу нашу и виски… То же, что и мы! Но мы в порядке.

– Мыши, – будто в забытьи, пробормотала Грейс. – Везде эти мыши…

– Леди Кэвендиш? – Нэрис обеспокоенно потрясла ее за плечо и добавила тихонько, в сторону: – Ну вот, еще не хватало, чтоб она от расстройства умом повредилась!

– Мышами пахнет, как у тебя в спальне, – сказала леди. – Ненавижу мышей.

– У меня не… – Девушка осеклась и, быстро склонившись над несчастным лордом, которого снова начало выворачивать, ахнула: – Ну, конечно… Слава богу! Ивар, что ты так долго?

– Как мог. – Муж протянул ей сундучок с лекарствами.

Девушка откинула крышку, порылась среди склянок и выудила одну. Там было меньше половины.

– Настойка болиголова пятнистого. Она мышами пахнет… Ивар, Эйнар, кто-нибудь, скорее! Мне нужно чистое виноградное вино, молоко и… и быстро! Если он сейчас заснет… Леди Кэвендиш, ну встряхните же его! Леди Кэвен… Ох, господи! Ну что вы все топчетесь вокруг?! Отнесите леди в дом и пришлите мне Бесс! Эйнар, иди сюда! У тебя сил побольше, приподними сэра Дэвида и не давай ему закрывать глаза…

– Как?

– Да хоть по щекам бей! – отмахнулась Нэрис, роясь в сундучке. – Полынь, полынь… Была же… Ага, вот! Творимир, принесите воронку…

– Вино, – доложил запыхавшийся Ивар, протягивая ей пыльную бутыль. – Молоко сейчас твоя служанка с кухни принесет… Еще жив?

– Пока да, – коротко ответила Нэрис, засучивая рукава.


Содержание:
 0  Капкан для гончей : Надежда Федотова  1  Глава 1 : Надежда Федотова
 2  Глава 2 : Надежда Федотова  3  Глава 3 : Надежда Федотова
 4  Глава 4 : Надежда Федотова  5  Глава 5 : Надежда Федотова
 6  Глава 6 : Надежда Федотова  7  Глава 7 : Надежда Федотова
 8  Глава 8 : Надежда Федотова  9  Глава 9 : Надежда Федотова
 10  Глава 10 : Надежда Федотова  11  Глава 11 : Надежда Федотова
 12  Глава 12 : Надежда Федотова  13  Глава 13 : Надежда Федотова
 14  Глава 14 : Надежда Федотова  15  Глава 15 : Надежда Федотова
 16  Глава 16 : Надежда Федотова  17  вы читаете: Глава 17 : Надежда Федотова
 18  Глава 18 : Надежда Федотова  19  Глава 19 : Надежда Федотова
 20  Глава 20 : Надежда Федотова  21  Глава 21 : Надежда Федотова
 22  Глава 22 : Надежда Федотова  23  Глава 23 : Надежда Федотова
 24  Глава 24 : Надежда Федотова  25  Глава 25 : Надежда Федотова
 26  Глава 26 : Надежда Федотова  27  Глава 27 : Надежда Федотова
 28  Глава 28 : Надежда Федотова  29  Глава 29 : Надежда Федотова
 30  Глава 30 : Надежда Федотова  31  Эпилог : Надежда Федотова
 32  Использовалась литература : Капкан для гончей    



 




sitemap