Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 20 : Надежда Федотова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу




Глава 20

Лорд Мак-Лайон, свежий и выспавшийся так, как давно уже не высыпался, мерил шагами земляной пол сарая. Творимир, у которого от этого мельтешения уже рябило в глазах, повернулся к сидящим на куче хвороста для растопки братьям Мак-Тавишам. Смерил их опухшие физиономии суровым взглядом, выудил из-за пазухи заветную бутылочку с тонизирующей настойкой, понюхал (она самая, ничего вроде не подмешано) и, разлив черную жидкость по двум чашам, недрогнувшей рукой протянул их близнецам. Те принюхались и одновременно сморщили носы.

– Я эту дрянь пить не буду, – заныл Мэтью.

– Это ж гадость, ты сам-то пробовал?! – едва ли не плюясь, возмутился Мартин.

– Эх! – с горловым рыком отозвался русич, сводя кустистые брови на переносице.

Братцы спали с лица и, не говоря больше ни слова, обреченно осушили чаши. Их дружно передернуло.

– Следи, чтоб не плевались! – велел Ивар. – А то знаю я их…

– Хоть водички запить дайте, изверги, – тоненьким голосом слезно попросил Мартин. – Ведь вывернет сейчас, вот те крест!

– Эх?.. – вопросительно посмотрел на командира Творимир.

– Дай им воды, – милостиво кивнул тот. – Хуже не будет. Не виски небось… Я Уилла на кухню отрядил, сейчас все вместе перекусим – и побеседуем. С вами, охламонами, и позавтракать некогда! – сердито добавил он, глядя на пришибленных Мак-Тавишей. – Пьянчуги!

– Ивар, дак мы это…

– Не виноватые мы…

– Уж конечно! – фыркнул лорд. – Это я тут которую неделю с утра до вечера за воротник заливаю?! А-а, черт с ним, с завтраком, я и так слишком долго ждал… А ну, мерзавцы краснорожие, признавайтесь – с кем пили, где брагу брали?

– Эх, – веско добавил бывший воевода, недвусмысленно поигрывая тяжелой плетью.

Братцы из «краснорожих» стали белыми как молоко: с означенной плеткой они были знакомы не понаслышке, а рука у Творимира была тяжелая.

– Ивар, не виноватые мы! – заголосил Мартин, прячась за спину брата. – Мы не хотели!..

– Да неужели?! – свирепо просвистел тот, зависая над перепуганными товарищами.

– Не брешет он, Ивар, – в тон Мартину провыл Мэтью, вжимая голову в плечи. – Не виноватые мы тут! Как есть жертвы этих… как бишь их…

– Обстоятельств! – поддакнул Марти, со страху даже не переврав по старой деревенской привычке такое мудреное слово.

– Творимир, а ну дай сюда плеть! – взбеленился лорд. – Я им обоим собственноручно сейчас таких «обстоятельств» всыплю!

– Не надо-о-о!! – хором возопили парни, шарахаясь к стене и делая судорожные попытки зарыться в хворост. – Не врем мы, как есть не врем, ни капельки!

– С кем пили, подлецы?!

– Ни с кем! Ей-богу, Ивар, вдвоем только! Ну, окромя утра вчерашнего…

– А спиртное где брали?

– Нигде… Оно само как-то… Все время… И в деревне и тута – глядь, стоит бочонок ничейный! Ну не бросать же?!

– А вчера перед ужином? Что-то я на конюшне никаких волшебных бочонков не приметил!

– А вчера энто бутылка была, – с трудом припомнил Мэт. – Как проспались, Творимир нам всыпал и ушел. А мы что, мы тихо сидели… А дверь приоткрылась, да к нам бутылка под самые ноги, полная! А нас же ж с похмелюги аж корежит… Мы и обрадовались, решили, кто-то из своих пожалел-посочувствовал. Ну и подлечились маленечко…

– Видал я это «маленечко», – сквозь зубы прошипел бывший королевский советник. – Лыка не вязали, глазки до бровей закатили. – Он помолчал и добавил: – Ладно, в историю с бутылкой я еще могу поверить… Но вот в эти рассказы о чудесном явлении полных бочонков браги?! Вы меня за идиота держите или совсем последние мозги пропили?

– Эх… – Русич неуверенно потеребил конец бороды и, оглянувшись на Ивара, покачал головой. Он знал своих воспитанников как облупленных, и, хоть они сейчас несли откровенную ерунду, он видел, что они не врут. И про то, что пили только вдвоем, и про то, что злосчастные бочонки им, по всей видимости, и вправду кто-то подсовывал. Кто-то, кто очень хорошо знал Мак-Тавишей и не сомневался, что если хмельное попадет им в руки, они не успокоятся, пока не оприходуют его до последней капли.

– Нет, я точно скоро с ума сойду, – после паузы вымученно резюмировал Ивар. – Это что же получается – поил их непонятно кто, но исправно и от души?

– Эх, – развел руками Творимир.

Лорд Мак-Лайон подумал и велел:

– Хватит там дрожать под ветками, вылезайте!

– А пороть не будете?

– Мы подумаем. – Ивар дождался, пока провинившиеся снова примут вертикальное положение и, упершись в них знакомым прокурорским взглядом, сказал: – Это зависит от ответов на вопросы, которые я вам сейчас задам… И упаси вас бог где соврать!

– Не-не-не, – замотал головой Мэтью, – мы ж не без понятия, Ивар!

– Как на исповеди, всю правду-матушку, вот те крест! – побожился Мартин, преданно глядя на командира самым подхалимским взглядом.

– Ну-ну, – скептически проронил лорд. – Посмотрим… Итак, первое – когда вам впервые подвернулся тот самый чудесный «ничейный» бочонок?

– Дак это… – задумался Мэт. – Давно еще… На переходе!

– Как сюда ехали, – поддакнул второй братец. – Помнишь, еще Томасу по маковке прилетело не пойми от кого? От тогда мы и нашли… в лесу то исть… Вот те крест!

– Заканчивай уже кресты класть направо и налево, – поморщился Ивар. – Значит, тогда… То-то, помнится, вы оба прямо во время дежурства надрались. Это точно был самый первый раз?

– Точно, – хором подтвердили близнецы. – Не врем мы, как есть не врем, самый первый! Уж мы-то помним…

– Еще б вы не помнили, в кои-то веки задарма столько перепало… – хмыкнул лорд Мак-Лайон. – Кстати, что конкретно перепало? Виски?

– Он самый, – мечтательно прикрыли глазки любители хмельного.

– Понятно, – нахмурился Ивар. – На бочонке клеймо было или еще что?

– Было… – потупил глазки Марти. – Такое ж клеймо, как на тех бочонках, что батюшка твоей жены тебе подарил… Вот же ж с понятием человек, знал, что в приданое дочке давать! Отменное пойло, со Ская, уж я-то разбираюсь… Вот остальные бочонки, что мы нашли, и в деревне, когда к Мак-Дональдам ехали, и потом, – те другие были, и виски не тот… тоже ядреный, качественный, а все ж не тот!

– А ну, утихни, ценитель! – строго велел Ивар. – Нашел время… Творимир, ты слышал – тот бочонок был наш, взят из телеги. Дай бог памяти, кто же тогда у возов дежурил?

– Дак норманны же! – не утерпел Мэт. – Нас ведь туда на пятьдесят локтей и близко не подпускали.

– Точно, – кивнул Ивар. – Я сам их предупредил. Наши стояли по периметру… мы с Томом дежурили на мосту… вы на просеке… Так, стоп. Вспомните – бочонок появился до того, как напали на Томаса, или после?

– Кажись, до, – поразмыслив, отозвался Мэтью.

Мартин кивнул:

– До этого, точно говорю! Когда суматоха-то поднялась, мы уж его до самого донышка…

– Не мы, а ты! – сердито запыхтел братец. – Тока я отвернулся, а ты уж, свин этакий, последние капельки и высосал.

– А чего я-то?

– Цыц! – прикрикнул на близнецов лорд. – Какая разница, оба были хороши. Да, припоминаю, Мэт вроде и правда потрезвей был… Паршивые дела, друже. – Он посмотрел на русича. – Ведь тогда получается, что кто-то из своих же виски с возу стащил и этим двум дурням подбросил! Уж не для того ли, чтоб тому неведомому Томасову незнакомцу с дубиной дорогу расчистить? Эти ж как надерутся, им все побоку! А они у выхода из лесу стояли.

– Эх… – задумчиво проронил Творимир. И посмотрел на дверь. Там, на заднем дворе, слышалась норманнская речь.

Ивар покачал головой:

– Да, согласен, кроме них, взять бочонок было некому. Там были только… – Он запнулся. – А ведь не только норманны. Там, помнится, стоял шатер моей жены?

– Да ты чего, Ивар?! – округлил глаза Мэт. – Ну, нас шпынял, так то за дело! А леди Мак-Лайон тут при чем?!

– Может, и ни при чем… – медленно проговорил бывший королевский советник. – Но она могла взять из воза с приданым все, что угодно. И никто даже не обратил бы на это внимания.

– Да норманны это! – тоже встал на защиту леди Марти. – Они, я тебе точно говорю!

– Цыц, сказал! – ощетинился Ивар. – Я твоих советов не спрашивал! И свою жену я пока ни в чем не обвиняю. Бесс, между прочим, тоже была с ней. Они спали в одном шатре, и вещи из телеги, кстати, носила именно она, а не Нэрис…

– Снова здорово! – всплеснул руками Мартин. – Да что ты к девицам привязался? Ты тот бочонок видал? Ты в руки его брал? Он же на четыре пинты, да еще и сам тяжелый, из дуба мореного, с заклепками. Куды слабой девке такое…

– Творимир, – теряя терпение, попросил бывший королевский советник, – будь другом, проследи за ними, чтоб поели, и забери с собой на дежурство. Мне подумать надо.

Русич коротко кивнул. Мак-Тавиши, видя, что гроза прошла мимо, расслабились. Лорд Мак-Лайон, заложив руки за спину, вышел из сарая и не спеша зашагал к замку. Да, ему действительно было о чем подумать…

Седой глава клана Ножей молча вынимал из заплечной сумы тугие мешочки с золотом. Один, два, три, пять…

– Что это значит?!

– То и значит, – отозвался старик, опуская на столешницу последний, двенадцатый мешочек и выуживая из кожаного жилета сложенный вчетверо лист бумаги. – Мы расторгаем договор.

– Что?! – Заказчик позеленел от злости.

Глава наемных убийц развернул лист и одним движением разорвал его на две части:

– Оглохли, ваша светлость? Я говорю – договор расторгнут. Мы с вами дел больше не имеем. Контрибуцию за погибшего бойца я удержал, остальное все здесь – до последней монетки, можете пересчитать.

– Да какого дьявола?

– Погоди, лорд, не ори, услышат. – Второй человек подошел к столу. – Уважаемый, объясните толком, что случилось? Нам вас рекомендовали как мастеров, не бросающих дела на полдороге.

– Мы и не бросаем, – согласился тот. – Обычно. Но вы, ваша светлость, связались с людьми, против которых и мы не сила. Мы потеряли двоих…

– Одного, – бесстрастно поправил лорд. – Второй, насколько я мог видеть в прошлый ваш визит, в добром здравии.

– Не в добром. Но не о нем речь.

– Опять оборотни? Или что на это раз? Призраки, ведьмы? – снова высунулся заказчик.

– Нет, – ответил старик.

Перед его глазами встала вчерашняя картина: один из лучших бойцов его клана, сильный, умный, не боящийся ни бога, ни черта, в совершенстве владеющий всеми известными видами оружия, специалист по оборотням и тому подобной пакости… серый от страха, едва ли не заикающийся, с размаху бросивший на пол перед вождем свой пояс и заявивший: «Я ухожу!» Человек был серьезный, сказал – сделал. Держать его никто не стал – себе дороже, да и такого разве удержишь? Что своих не выдаст – и так понятно, сам же в первую очередь подставится – с наемными убийцами везде разговор короткий. Вождь поднял пояс и сказал: «Решил – иди». А потом, пока бывшему уже соратнику сводили клеймо каленым железом, полюбопытствовал: почему?.. Тот снова посерел лицом, хлебнул из фляги и рассказал. Такое рассказал, что глава клана, не колеблясь, тоже принял решение. Не распускать людей, разумеется, а попросту вернуть деньги и забыть про текущий заказ. Ибо желающих избавиться от кого бы то ни было пруд пруди, а клан Ножей – всего сотня человек. Которая, если так пойдет и дальше, очень быстро закончится! «Тайная служба короля и оборотни – это еще ничего, но мертвяки неупокоенные – нам такого будущего не надо! – подумал тогда старик. – Может, и грехов на нас – ввек не отмоешься, да только их, пожалуй, в случае чего успеем искупить, хоть на этом свете, хоть на том. А живым умертвием восстать – это пострашнее Судного дня будет».

– Значит, это ваше последнее слово? – нахмурился лорд.

– Да. – Вождь развернулся уходить.

– Вы хоть объяснить можете, что стряслось? – снова взвыл неугомонный заказчик, в панике хватая старика за рукав. И сам не понял, как вдруг оказался в стальном захвате жилистых рук, с ножом у горла. – Д-да вы что?.. Вы что делаете?!

– Не надо резких движений, ваша светлость, – ровно сказал глава клана Ножей. – Я своих бойцов сам обучаю. А вам, – он взглянул на второго мужчину, неподвижно стоящего у стола, – скажу одно – я жизнь положил на свое дело и своих людей. И из– за вас двоих и вашей проклятой «посылки» ни этим делом, ни этими людьми, ни своей душой жертвовать не собираюсь. Мой вам совет, ваша светлость, – он отпустил дрожащего как заяц заказчика и, открыв потайную дверцу, ухмыльнулся, – и совет бесплатный: не суетитесь. Без толку.

Дверца бесшумно захлопнулась, оставив озадаченных мятежников наедине друг с другом.

– Так ведь и не объяснил ничего, старый хрыч, – жалобно выругался заказчик, ощупывая дрожащими пальцами горло.

– Это не так уж и важно, – отозвался второй, задумчиво глядя на два ряда кожаных мешочков. – Вероятно, наткнулись они в этот раз на что-то пострашнее оборотня. Причем настолько пострашнее, что даже деньги вернули. Восхищаюсь я Кеннетом все-таки! Не зря он Ивара Бескостного на воспитание тогда взял…

– Нашел чему восхищаться! Делать-то нам что теперь?!

– Что, что… Раз уж начали – будем заканчивать.

– Сами?!

– Не визжи, говорю, весь дом перебудишь! Меня здесь в такой час видеть не должны! Да, сами закончим.

– Ну уж нет, – забился в истерике лорд. – Это уж без меня! Хватит!.. Ты вообще представляешь, что могло напугать таких ушлых головорезов, как Ножи?

– Понятия не имею, да мне и без разницы, – спокойно отозвался второй заговорщик. – Прекращай трястись! Я тебе во Фрейх по ночи лезть не предлагаю.

– Да я и днем туда не сунусь!

– Ты там вообще не нужен, – недовольно пояснил лорд. – На замок его мы лезть не станем… Разберемся с Мак-Лайоном по-другому.

– Как?

– По-соседски… Он у нас, как известно, не сторонник кровной мести. И лорд Манро, – тут заговорщик хмыкнул, – вроде как тоже… Вроде как. Но ведь королевская гончая мысли читать не умеет! И если сосед решит-таки выяснять отношения, Ивару деваться будет некуда. Письмо ему состряпаем с вызовом – и прибежит как миленький. Ну и лорду Манро, – тут мятежник снова хмыкнул, – аналогичный вызов, разумеется, придет. За подписью его ближайшего соседа. Не подкопаешься…

– А ежели Мак-Лайон откажется биться?

– Не откажется, – усмехнулся тот. – Иначе на всю Шотландию опозорится, что ты, порядков наших не знаешь? Лучше быть храбрым, но мертвым, чем живым изгоем!

– Это да. Тут ты прав. Но у него в замке сильный гарнизон, оборотень и целая дружина норманнов!

– А вот на этот случай у нас есть ты.

– Опять я?

– Ну не я же! Возьмешь бойцов, заляжешь неподалеку, поглядишь, чем дело кончится. Может статься, ты там и вовсе не понадобишься… Смотря по ситуации.

– Хорошо, если не понадоблюсь… – вздохнул нервный мятежник. – Ну что ж, ладно! Письмом и Мак-Лайоном тогда ты займись. Этому паршивцу отпиши, он все сделает, ему это проще простого!

– Отпишусь сегодня же, – кивнул собеседник и поднялся. – Пора мне. Займись подготовкой и меня держи в курсе. А главное – не суетись! Так или иначе, но мы свое возьмем.


Ивар отложил в сторону записи и, сцепив руки под подбородком, уставился в окно. Какой сегодня солнечный день. Один из последних подарков октября, дальше пойдут сплошные дожди… А в Сирии сейчас жарко. Золотые пески, изумрудная зелень – красота!

«О чем я только думаю? – внутренне вздохнул лорд. – Какие красоты, какая Сирия? О деле думать надо… – Он посмотрел на заваленный бумагами стол и понял, что чем больше он об этом думает, тем меньше ему это нравится. Снова захотелось все бросить. – Все факты налицо, – переборов себя, снова пустился в размышления бывший королевский советник. – Она разбирается в ядах. Она сидела рядом с его величеством на свадьбе. Она находилась неизвестно где в момент, когда отравили сэра Кэвендиша… То, что она его спасла, не показатель – мы уже выяснили, что целью был Ульф. Яд был взят из ее саквояжа. Тот первый бочонок виски был взят из ее приданого. А эта мнимая болезнь?.. Притворяться она умеет, вижу, очень даже неплохо. В каждом происшествии, за исключением случаев нападения Ножей, хоть чуть-чуть, но мелькает кончик юбки моей супруги! И подбросить Мак-Тавишам виски, и отравить короля, и подлить яд во фляжку норманна ей было проще, чем кому-либо… Одно «но» – хоть убейте, никакого мотива я у нее не вижу!

Он заскрипел зубами и забарабанил костяшками пальцев по столу. – Помимо отсутствия пресловутого мотива, были еще такие спорные моменты, как нападение на Томаса (он определенно заявил, что это был мужчина, да хрупкая девица там и не справилась бы) и попытка убийства служанки. Со служанкой еще сложнее: Нэрис никак не могла ее ударить, потому что Творимир оказался в спальне раньше леди Мак-Лайон. И, помимо этого, кого же он тогда преследовал полночи? Сообщника леди? Как-то неубедительно. Она ведь и вправду не дура, и захоти она избавиться от собственной горничной, применила бы тот же яд или что-то в этом роде… Опять же удар по затылку Бесс – один в один такой же, как смертельная рана принца Патрика! Разве что девушку ударили не в основание черепа, как принца, а выше… что означает только одно – убийца выше ее ростом, как и его высочество. И сила удара… Нет, Нэрис здесь ни при чем. И при чем тут Бесс, тоже совершенно непонятно! Кому могла помешать безобидная служанка? Могла что-то услышать или увидеть – случайно? Могла. К примеру, увидеть того, кто выходил из комнаты ее госпожи вчера вечером, когда этой самой госпожи там не было (и она определенно это знала!). И увидеть она могла либо того загадочного похитителя склянки с болиголовом, либо… Грейс. Нет, глупость какая-то, – покачал головой лорд. – Грейс не скрывала, что заходила в спальню. Об этом и так все знали. Разве что… О неизвестном воре нам известно только с ее слов! Его никто больше не слышал и не видел. – У лорда Мак-Лайона голова пошла кругом. – Ну вот Грейс-то это зачем?!»

– Соберись, – сам себе сказал он. – Помимо этих двух женщин, в замке полно народу!

Ивар откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. «Попробуем по порядку. Первое – исключаем клан Ножей, это отдельная статья. Второе – у каждого преступника свой «почерк». Отравления – одно, удары по голове – другое. Вероятно, это два разных человека. Вероятно. Но пока не доказано. Может, они вообще в паре работают?.. Так, ладно. Сначала разберемся с Ножами – это проще. Их наняли, вероятнее всего, заговорщики, чтобы убрать с пути меня, как главную поддержку короля Шотландии. Потому как если они уберут сначала его величество, нет никаких гарантий, что я их потом не найду… С этим все ясно. Займемся отравителем. Это определенно кто-то из моего окружения, потому как случай с государем не последний, а никого из людей его величества во Фрейхе нет и быть не может. Другой вопрос: мои это или норманны? На свадьбе ни один норманн близко к государю не приближался, а здесь ни один из моих людей понятия не имеет, какой из норманнских мешков принадлежит именно Ульфу. Их там по две дюжины в каждой пристройке, и монограмм на торбах северяне не ставят. Кроме оружия и доспехов, шьют мешки да портки на всю дружину скопом… С шотландцами норманны дружбу не водят. За исключением той единственной пьянки Мак-Тавишей с парой караульных из дружины Эйнара. Но Мак-Тавиши никак не могли отравить ни короля, ни сэра Дэвида, ибо в первом случае их на пир не пустили, а во втором – они, пьяные, валялись в запертом сарае. Их утренние собутыльники сидели у костра с остальной дружиной и тоже не отлучались, а на свадебном празднике их и вовсе не было. Эйнар был, но это понятно, он сын конунга Олафа, почетного гостя… Хм! Эйнар, выходит, присутствовал и там и там? Стоит это обдумать… Опять же слишком он шустрый! С битьем по голове вообще полный мрак. Случаи идентичные, но между убийством наследника престола и нападением на простую горничную – пропасть! Что у них могло быть общего?! А ведь по идее общее непременно быть должно, иначе непонятно, с какой стати одному и тому же человеку (а это определенно так) лупить по затылку двух таких разных людей? Ах да, есть еще лесной ухарь, что напал на Тома тогда, на стоянке в лесу! Ну тут вообще голову сломаешь, кто это был… Может, просто разбойник с большой дороги, может, подельник печально известного (точнее, неизвестного) крошителя черепов… Томас-то, помнится, как раз по черепу и огреб. А вот одна они шайка-лейка или нет – тут пока судить рано…» – Лорд Мак-Лайон выбил пальцами дробь по столешнице и, оставив на потом любителей бить по голове кого ни попадя, сосредоточился на отравителе.


Эйнар кивнул дежурящему у двери спальни леди Мак-Лайон товарищу и постучал.

– Да? – отозвался изнутри голос Нэрис.

– Это я, – сказал сын конунга, – смена караула!

– Заходите, – ответили оттуда.

Эйнар толкнул дверь и переступил порог. То есть почти переступил, потому что вертящийся у его ног щенок с радостным лаем ломанулся внутрь первым. С трудом удержав равновесие, молодой норманн выругался сквозь зубы и обернулся к хохочущим товарищам:

– Какого черта он тут?! Вы что, даже за собакой присмотреть не можете? Шустрый, паршивец…

– Да он везде лезет, – отозвался Жила, пришедший сменить скучающего в коридоре Херда. – Заноза такая… И не надо на меня крыситься, Эйнар, не я его в замок приволок!

– Тихоня, – сын конунга, изловчившись, успел поймать неугомонного кутенка за шкирку, – твое животное, ты и занимайся! Раз уж притащил… На цепь его посади, что ли! Чуть не грохнулся об него.

– Ой, какая прелесть! – захлопала в ладоши Нэрис, появляясь из смежной комнатки с книжкой в руках. – Ульф, это правда твой?

– Мой, – смущенно улыбнулся гигант. – Ты не ругайся, Эйнар, он еще маленький, глупый… Куда ж его на цепь сажать, когда его только две недели как от матери отняли?

– Не надо его на цепь! – всполошилась девушка, отбирая у сердитого норманна извивающегося кутенка. – Он такой хороший!.. Ой, лижется!

– Это он любитель! – расплылся в улыбке Тихоня. – Вы осторожнее, леди, платье испачкаете, он же где только не бегает!

– Ну и что, – отмахнулась Нэрис, чеша за ухом блаженствующего малыша. – Он такой смешной! Чудо ушастое…

– Вот нахватаетесь блох от этого «чуда», – отозвался Эйнар, – по-другому запоете! Тихоня, иди перекуси, я пока за тебя тут посижу. И псину свою забери! Развел зверинец.

– Ну, Эйнар, не будь врединой! – надулась девушка, прижимая повизгивающую псинку к груди. – Пусть он пока тут побегает! На улице холодно же!

– Леди, это волкодав, хоть пока и маленький, – заявил сын конунга, отбирая у нее кутенка. – Это не диванная собачка. Кроме того, он и правда блохастый… Хотите игрушку – попросите мужа, он вам купит что-нибудь помельче. Тихоня, держи! Крепче держи, он, зараза такая, все утро в кухню ломился и кухарку за ногу тяпнул.

– Ага! Визгу было-о-о! – хохотнул из коридора Жила.

Нэрис насупилась:

– Я не хочу диванную собачку! Насекомое с хвостом, глаза лупоглазые, фу! Собака должна быть большая… И с зубами! Что ты противный такой, Эйнар? Подумаешь, споткнулся!.. Ой, ловите его, ловите! Куда он побежал?

– Говорил же – держи крепче! – недовольно всплеснул руками сын конунга. – Опять ведь, нутром чую, на кухню помчался… Далась ему та кухарка!

– Да нет, он там на кота охотится, – снова вылез из-за двери Жила. – А кот как раз кухаркин любимчик. Наш балбес давеча чуть хвост ему не оттяпал. У того аж усы дыбом…

– И правильно. – Тихоня, уже стоя на пороге, прислушался. Так и есть – снизу донесся звонкий лай, гнусавые кошачьи вопли и визг служанок. – Терпеть не могу эту наглую рыжую морду. Пущай потреплет, усатому полезно… Помнишь, Эйнар, как ты вчера поутру этих вон двух пьяниц искал-то? – Он ухмыльнулся, посмотрев на скорчившего гримасу Жилу. – Так вот, мы ж с тобой поговорили тогда, да ты на конюшню побег! А я слышу – за дверью как будто шуршит кто-то… я думал – они, от тебя схоронились, хотел предупредить, чтоб на пост шли, дверь на себя дернул, а оттуда эта бестия рыжая! Как прыгнет, гад, я аж…

– Погоди-ка, Ульф, – медленно сказал молодой норманн. – Вчера утром, говоришь, это было?

– Ну да! – улыбаясь, кивнул тот. – Я ж не знал, что они, оба-двое, как раз за поленницей брагу хлестали! Думал, они там, у черного хода топчутся… Ну да ладно, пойду я. Заберу балбеса, а то ведь кухарка тут суровая и кормить не станет, коли он еще раз ее за что прихватит!

– А ну стоять! – отрывисто велел глава дружины.

Нэрис приоткрыла рот от изумления:

– Ты что, Эйнар?

– Тихоня, дверь закрой, – не обращая на нее внимания, снова приказал сын конунга. – И скажи-ка, кроме кота, там, в коридоре, точно никого не было?

– Да нет вроде. – Тот пожал плечами. – Я ж заглянул, тихо да темно. Никого, значится… А чего?

– Потом ты куда пошел?

– Да вот за кутенком и пошел, к арендатору лорда Мак-Лайона, тут недалеко. Показать?

– Не надо. Сразу пошел?

– Ну да… Штаны залатанные в торбу свою сунул, кошель взял да и пошел. Забесплатно кто ж мне его отдаст, кутенок хороший!

– Вот я дурак! – хлопнул себя по лбу побагровевший Эйнар. – Спрашивал же меня лорд, не случалось ли чего… А я и не подумал!

– Да в чем дело-то?! – топнула ногой девушка. – Я ничего не понимаю!

– И я тоже, – развел руками Ульф. – Ничего ж как есть и не случилось. А кот этот везде шастает…

– Уверен, что только кот? – отрывисто спросил сын конунга. – Ты помнишь, о чем мы разговаривали? И что ты мне рассказать хотел?

– Ну да…

– А я что тебе на это ответил?

– Что вечером, после ужина… Так, а что, мне ж не к спеху!

– Господи ты боже мой! – ахнула Нэрис, прикрыв рот ладошкой. – Эйнар, ты думаешь?

– Да я уверен! – припечатал он. – Мы у самой двери черного хода стояли! Если за дверью был еще кто-то, помимо кота, он все слышал! И проследить за Тихоней, куда он свои штаны положит, тоже мог. Ты что ж, дубина, когда с тобой лорд Мак-Лайон разговаривал, про тот свой вопрос не вспомнил?!

– Дак я ж не думал, что это важно! Да и при чем тут лорды: что наш, что приезжий? Ну мало ли кто кого видел, кого видеть вроде как и не мог… Бывает же. Может, я что-то не так понял просто?

– Не так он понял! – Эйнар широкими шагами направился к двери. – А ну пошли со мной!

– Куда?

– К его сиятельству! Ты хотел совета, будет тебе совет. И не копошись, мало нам английского гостя? Ведь злодей этот, глядишь, второй-то раз не перепутает, кого угостить!

– Боже мой! – Нэрис с размаху плюхнулась в кресло. – Так это ты был тогда за моим шатром, Ульф? Ты сказал: «Как он мог это видеть?»…

– Я, наверное, – снова развел руками мало что понимающий вояка. – Уж простите, леди, не думал, что вас разбужу!

– Так, извиняться будешь потом! – не допускающим возражений тоном прервал его Эйнар. – Пошли! Леди, прикройте дверь на засов… А ты, – он, уже уходя, погрозил кулаком Жиле, – чтоб ни с места! Головой отвечаешь!

– Да понял я, понял, – недовольно заворчал караульщик. – Орет, как стукнутый… Леди Мак-Лайон, вы слышали? Запритесь изнутри!

– Да-да, конечно. – Нэрис захлопнула дверь и опустила тяжелый засов. – Господи, Ульф, ну отчего ты раньше-то никому не рассказал? Думал да сомневался! Нет чтобы хоть слово сказать, спросить… Ведь ничего бы тогда не случилось!

Она присела на краешек кровати, машинально потрогав пальцами лоб спящей Бесс. Вроде не горячий, выкарабкается… Девушка покачала головой и пробормотала тихо:

– Да уж, повезло тебе с избранником, Бесси! В жизни не видела такой нерешительности. Пожалуй, как поправишься, надо тебе посоветовать самой сделать ему предложение.Иначе, боюсь, ты его до старости не дождешься…


Ивар выпрямился в кресле и забарабанил пальцами по подлокотнику:

– Ты в этом совершенно уверен?

– Ну как бы да, – робея под суровым взглядом королевской ищейки, кивнул Тихоня. – Говорю же, я в лесу был. С… с мечом упражнялся. И обратно когда шел, к шатрам, мимо просеки проходил.

– Там, где дежурили Мак-Тавиши?

– Ну как бы так, – снова кивнул Ульф. – Только, говорю же, их там не было! Обоих не было. Ну, я тогда ничего не подумал – мало ли, отошли по нужде или там еще что… А потом слышу, наши у костра говорят – на скальда вашего в лесу напали. Ну, думаю, тоже бывает, лихих людей сейчас в избытке… И уж было спать пошел, да, грешен, услыхал, как вы, ваше сиятельство, с другом вашим за шатром беседовали. И вы сами тогда сказали, что всех опросили и что этот ваш то ли Мэтьюс…

– Мэтью, – машинально поправил вояку Ивар. – Неважно!

– Ну, кто-то из них двоих, в общем, да, – опять кивнул Тихоня, – он, в общем, сказал, что шум слышал, ну борьбы и этого вашего скальда видел, как он мимо просеки ломился с мечом… А как он мог его видеть, коли их обоих на этой самой просеке тогда не было? Да и не шумели у того колодца, если по мне…

– Вот подлецы! – хряснул по столешнице кулаком лорд. – Набрехали все-таки! Я-то думал, они там пили…

– Ну тут я не знаю, может, и пили, – раздумчиво пробормотал Тихоня. – Но не на посту – это точно!

– Прибью обоих! – зашипел Ивар. – Мало того что вверенный пост покинули за-ради пьянства, так еще и мне в глаза врали! Велю Творимиру обоих на конюшне при всех выпороть, и пинком из отря… Стоп, Ульф. А что ты вот сейчас сказал насчет шума у колодца?

– Ну как, – потупился гигант, – я ж там неподалеку упражнялся… с мечом то есть! Не рядом совсем, конечно, так, ежели припомнить, в аккурат между колодцем и просекой. Шум слыхал, это да. Но не то чтоб прям такой смертоубийственный. Любит этот ваш рыжий героя из себя строить! – не удержался норманн. – Может, и получил он по башке, того не видел…

– Получил, – уверил его Ивар. – И неслабо, я лично синяк в полголовы засвидетельствовал.

– Ну получил – и ладно, – буркнул Ульф. – А только чего из этакой малости такую бучу подымать? Синяком отделался, разбойника в бегство обратил, и всех дел… Чего понапрасну мечом махать и потеть на ровном месте?

– Это ты в каком смысле? – поднял бровь лорд Мак-Лайон.

– Да не обращайте внимания, – влез Эйнар, – он вашего Томаса терпеть не может! Из-за девицы у них вроде как соперничество.

– Да не соперник он мне, сопля рыжая! – воинственно набычился Ульф. – Я, знаешь ли, на публику-то не играю!

– Ну понеслось… – Эйнар с извиняющейся улыбкой потянул товарища за плечо: – Пойдем, Тихоня. Все уже рассказали…

– Только пыль в глаза пускать горазд, – непримиримо бурчал норманн, поднимаясь. – Шел себе как ни в чем не бывало, а как просеку миновал, давай с мечом скакать, что блаженный. Никого нету вокруг, а он скачет. А я вам скажу зачем! – Отмахнувшись от Эйнара, Ульф обернулся уже на пороге и со значением поднял вверх палец: – Чтобы на Бесси впечатление произвесть и героем выставиться! Мол, такая схватка была, едва его, бедного, насмерть не зарубили! Тьфу!

– Тихоня! – тихо взвыл сын конунга. – Пойдем, говорю тебе, твои ревнивые вопли лорду без надобности.

– И ничего не ревнивые, – угрюмо пробасил норманн. – Уж простите, если что не так сказал, ваша светлость.

– Все в порядке, – пряча улыбку, отозвался Ивар. – Спасибо, что пришли и рассказали… Эйнар, не шпыняй ты его, все эти выкрутасы вполне в духе Тома.

Дверь в кабинет закрылась. Лорд Мак-Лайон с трудом стер с лица широкую ухмылку (какие тут, оказывается, из-за служанки страсти полыхают!) и, подумав, вынул из ящика для письма чистый лист. То, что рассказал Ульф, было очень важно. И, притащи его Эйнар хоть на пару дней раньше, многих трагических событий можно было избежать… Но уж теперь нет смысла вздыхать: что было, то было. «И что еще будет! – многозначительно подумал Ивар, вспомнив непутевых братцев-брехунов. – Вот закончу – и вы мне ответите, голубчики! И где были, вместо того чтобы караул нести, и почему врали в две глотки… И спаси вас бог, коли соврете мне еще раз! Я-то всего-навсего выпорю обоих, а что с вами Творимир сделает – вот об этом вам действительно стоило бы подумать, прежде чем вешать нам лапшу на уши!»


Содержание:
 0  Капкан для гончей : Надежда Федотова  1  Глава 1 : Надежда Федотова
 2  Глава 2 : Надежда Федотова  3  Глава 3 : Надежда Федотова
 4  Глава 4 : Надежда Федотова  5  Глава 5 : Надежда Федотова
 6  Глава 6 : Надежда Федотова  7  Глава 7 : Надежда Федотова
 8  Глава 8 : Надежда Федотова  9  Глава 9 : Надежда Федотова
 10  Глава 10 : Надежда Федотова  11  Глава 11 : Надежда Федотова
 12  Глава 12 : Надежда Федотова  13  Глава 13 : Надежда Федотова
 14  Глава 14 : Надежда Федотова  15  Глава 15 : Надежда Федотова
 16  Глава 16 : Надежда Федотова  17  Глава 17 : Надежда Федотова
 18  Глава 18 : Надежда Федотова  19  Глава 19 : Надежда Федотова
 20  вы читаете: Глава 20 : Надежда Федотова  21  Глава 21 : Надежда Федотова
 22  Глава 22 : Надежда Федотова  23  Глава 23 : Надежда Федотова
 24  Глава 24 : Надежда Федотова  25  Глава 25 : Надежда Федотова
 26  Глава 26 : Надежда Федотова  27  Глава 27 : Надежда Федотова
 28  Глава 28 : Надежда Федотова  29  Глава 29 : Надежда Федотова
 30  Глава 30 : Надежда Федотова  31  Эпилог : Надежда Федотова
 32  Использовалась литература : Капкан для гончей    



 




sitemap