Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 23 : Надежда Федотова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу




Глава 23

Творимир, одиноко сидящий на обломке стены, обернулся на шорох платья:

– Эх?..

– Ивар там, – ответила Нэрис, даже уже не удивляясь тому, что понимает его более чем немногословную речь. – С Томом. Ты бы сходил к нему, Творимир. У него лицо такое… я даже подойти боюсь.

– Эх…

– Да, знаю, другого и быть не может. – Она тяжело вздохнула. – Это страшно. Но ты иди к ним туда, Творимир! Ты… ты ему сейчас очень нужен.

Русич кивнул и, поднявшись, грузно затопал в глубь развалин. Девушка, оставшись одна, рассеянно огляделась по сторонам. Камни, земля, мох… Запустение. Тоскливое зрелище. «Нужно собираться домой, – подумала она, чтобы хоть как-то отвлечься от недавней трагедии. – Переполох поднимется!.. Хотя Ивар, наверное, всех предупредил… Да что ж так плохо-то все, господи?!»

Она снова шмыгнула носом, но, подумав, взяла себя в руки. Что толку реветь? Вон Ивар – и то как-то держится, хоть и сидит над Томом, сам на себя непохожий. А ведь он друга потерял!.. Но не плачет же. Хотя, наверное, ему тоже хочется… Ну да, он ведь мужчина, им это непозволительно.

– Тут мне, пожалуй, повезло больше, – тихо себе под нос пробормотала она и подняла голову. Надо было чем-то себя занять, чтобы не думать ни о чем. Возвращаться к лошадям? «Нет, лучше все вместе вернемся, – решила Нэрис. – Тут хоть вон они рядом. А там… Кстати, что Ивар насчет портрета говорил? Большой, сказал, вроде как у лестницы. Хоть посмотреть на эту красавицу и чудовище в одном лице! Из-за кого бедный Томас богу душу отдал»? – Так, – она оглядела развалины пристрастным взглядом, – и где тут у нас была лестница?

Искомое сооружение, точнее, то немногое, что от него осталось, обнаружилось быстро. В прошлые времена замки строили небольшие. Деревянные ступени давным-давно сгнили, высохли и осыпались, но каменная кладка оказалась крепче… Нэрис нашла боковой проход и вскарабкалась наверх. Так, здесь лестница и заканчивалась, на втором этаже. А где же злосчастная картина? Девушка дюйм за дюймом принялась изучать уцелевший обломок стены, где, по словам лорда Мак-Лайона, должен был находиться портрет покойной хозяйки замка. Стена была грязная, закопченная и покрытая мхом. Как он тут что-то вообще смог разглядеть?

– Ну хорошо. – Она нахмурила брови и решительно принялась соскребать с камня толстый слой самого времени. Под ногти забилась грязь, внизу, у ног девушки, росла кучка безжалостно содранных ошметков бурого мха. «Если ты тут есть, – упрямо думала Нэрис, – то я тебя найду!» – И в глаза тебе посмотрю, ведьма бессердечная! – пыхтя, уже вслух дополнила леди, не хуже кошки орудуя ногтями. Сзади под чьими-то сапогами захрустели мелкие камушки.

– Портрет ищешь? – раздался у нее над ухом голос мужа. Нэрис быстро кивнула, не прекращая своего занятия. Обернуться не решилась – боялась снова увидеть его окаменевшее лицо. – Помочь? – зачем-то предложил он.

Она снова кивнула. Дальше скобление стены продолжалось уже в четыре руки – упорно, сосредоточенно и молча. И когда за спинами ломающих ногти супругов раздалось озадаченное «Эх?!», оба только плечами передернули. Зачем им так понадобился этот несчастный портрет, толком никто из них не знал, но оторваться от бесполезного обдирания вековой грязи их, кажется, сейчас ничто на свете не заставило бы…

– Эх! – терпеливо, но требовательно повторил Творимир и положил тяжелую ладонь на плечо Ивара. Лорд отмахнулся было, но, отодрав от камней еще один черно-бурый лоскут, остановился и опустил руки.

– Бесполезно, – сказал он, глядя на едва ли не отполированную их объединенными усилиями каменную стену. – Тут ничего нет.

– А было? – Запыхавшаяся Нэрис посмотрела на них. – Точно было, вам не померещилось?

– Точно, – покачал головой Ивар, протягивая жене платок. – Портрет здесь много кто видел. Тот же лорд Грант, например. Картина была, вот на этом самом месте.

– Так куда же она подевалась? – Девушка вытерла испачканные руки.

Мужчины одновременно пожали плечами. Лорд Мак-Лайон помолчал и добавил:

– Вероятно, исчезла. Том сказал… – Он проглотил комок в горле и повторил: – Том сказал, что здесь ждали именно его. Черт их разберет, может, и правда. Вероятно, она получила, что хотела, и вся эта замануха больше стала не нужна…

– Ничего не понимаю, – уже привычно сказала Нэрис.

– Я тоже, – честно ответил он. – И вообще-то сейчас мне об этом думать совсем не хочется!

– Ивар… – Девушка нерешительно тронула его за локоть и заглянула в глаза. Они были свинцово-серые, как море перед штормом. – Ивар, мне очень жаль… я…

– Не надо, Нэрис, – коротко попросил он. – Потом.

Она медленно кивнула и отпустила его руку. Лорд Мак-Лайон сделал глубокий вдох, резко выдохнул, помолчал, собираясь с мыслями, и посмотрел на Творимира:

– Надо возвращаться. Пока еще самая рань. Не имею ни малейшего желания объясняться сейчас с лордом Грантом относительно того, что я забыл на его территории… Да и нашим я инструкции оставил, где нас искать, если к завтраку не вернемся. В противном случае, чувствую, они сюда заявятся всем кагалом – и шуму будет на весь Хайленд!

– Эх, – подумав, с тревогой отозвался Творимир, махнув рукой в сторону границ родовых земель сира Роджера.

Ивар хмуро кивнул:

– Да, дозорные все равно должны были заметить. Но, так как нас сюда явилось всего четверо, они, вероятно, погодят с докладом лорду. Так что час-полтора у нас есть в запасе… Потом, конечно, не отвертимся – придется объяснить, что мы здесь делали, но к тому времени я что-нибудь придумаю. – Он окинул взглядом развалины. – Может, и правду скажу. Посмотрим!.. Нэрис, дай сюда плащ, он все равно с тебя сваливается. Вот, накинь мой. Творимир…

– Эх. – Русич коротко кивнул и, забрав из рук командира свой шерстяной плащ, ушел.

Лорд Мак-Лайон посмотрел на жену и пояснил:

– Придется похоронить его тут. Везти обратно нельзя, слишком далеко, обязательно по пути на кого-нибудь нарвемся, пойдут слухи… Никто не должен узнать, что Томас погиб.

– Почему?

– Он знал заговорщиков в лицо и по имени. К сожалению, я этих имен так и не услышал, но… они-то об этом не знают! То, что я вычислил, кто из моих людей на них работал, увы, скрыть не удастся – как только они перестанут получать от него известия, сразу почуют неладное… Поэтому сделаем иначе – факт шпионажа я обнародую. Но скажу, что вредитель пойман и сейчас находится под охраной в… в месте, известном только мне. А также с сожалением признаюсь, что имен мятежников он мне пока не открыл. Пускай понервничают, глядишь, хоть одну ошибку, да допустят!

– Думаешь, они поверят, что глава Тайной службы не смог развязать язык собственному волынщику?

– Поверят, куда денутся… Во-первых, я не пыточных дел мастер. Во-вторых, они прекрасно осведомлены о том, что он для меня значил… Ну, и в-третьих, я ведь и правда не знаю никаких имен!

– Это да… – Она задумчиво склонила голову набок. – Ивар, а почему ты говоришь «они»? Томас же, когда пытался предупредить тебя, сказал – «не верь ему». Получается, заговорщик всего один!

– Не уверен. – Он мотнул головой. – Такие дела в одиночку не делаются. Думаю, Том имел в виду главу мятежников – вот это вполне вероятно. Любой заговор имеет голову и руки. Голова думает, руки исполняют… нет-нет, их точно несколько! Помнишь, еще во Фрейхе, он сказал «эта парочка»? Так что мятежников двое. Это как минимум. А то и трое, и четверо… Он мог видеть не всех.

– Несколько человек…

– Несколько кланов, Нэрис, – невесело усмехнулся лорд. – Вот что плохо. Поэтому нужно как можно быстрее взять за кадык этого паука… Ну почему я вовремя не заткнулся, дурак такой?! – вспылил он, вспомнив о волынщике. – В результате и друга не спас, и не узнал ничего!

– Ну, по крайней мере, нам известно, что имя злодея начинается на «Ма», – попыталась подсластить пилюлю девушка. – Мало, конечно, но хоть что-то.

– Возможно. – Он вздохнул. – Но в данном случае это почти бесполезная информация. Мы же в Хайленде, милая. Тут подавляющее большинство фамилий начинается с приставки «Мак». Пока всех прошерстим…

– А зачем всех? – Она прищурилась. – Том сказал: «Не верь ему». Стало быть, ты этому человеку веришь! И уж точно с ним знаком. Может, не слишком тесно, но все же!

– Хм… – Ивар постучал пальцами по каменной стене. – Не лишено логики…

– Эх! – донеслось снизу.

Лорд Мак-Лайон тряхнул головой:

– Ладно, с этим разберемся позднее. Пойдем. – Он подал жене руку, помогая спуститься на первый этаж. – Том достоин лучших похорон, но раз уж так получилось… Хочешь, подожди у костра. Это не займет много времени.

– Если можно, я все-таки с тобой, – просительно сказала Нэрис.

Ивар пожал плечами, мол, как пожелаешь. Но ей показалось, что в его взгляде на мгновение промелькнула благодарность.


Во Фрейх успели вернуться как раз вовремя: отоспавшиеся стараниями Томаса шотландцы во главе с Робином уже собирались седлать лошадей. Хмурый Эйнар, которому Ивар, во избежание необдуманных действий, велел ничего не говорить, оглядел Нэрис на предмет доброго здравия и помог ей спешиться, не удостоив лорда Мак-Лайона даже взглядом.

– Все в порядке? – Нэрис, поднимаясь по лестнице, развязывала тесемки плаща. – Как Бесс?

– Вроде ничего. – Норманн, идущий следом, пожал плечами. – Там же Тихоня… Вы где были?

– Я тебе после расскажу, – шепотом пообещала девушка, с опаской оглядываясь на задержавшегося в холле мужа: Ивар о чем-то шептался с начальником замкового гарнизона. – Ты только не обижайся!

– Да больно надо, – с деланым безразличием фыркнул сын конунга. – Мне-то что? Ты в порядке, а если твой супруг считает, что доверять мне не стоит, – можете вообще мне ничего не говорить. Наше дело маленькое.

– Ну перестань, Эйнар. – С вымученной улыбкой девушка посмотрела на него. – Ивар просто… перестраховался. И не знаю, как он, а я тебе верю. Правда!

– Ну-ну…

– Я тебе все расскажу, – повторила Нэрис, кивнув дежурящему у дверей ее комнаты зевающему норманну. – Только не сейчас. Я с ног валюсь, Эйнар. Всю ночь не спала! И ты бы знал, какая это была ночь…

– Ладно, – сдался он. – И вправду вид у тебя – краше в гроб кладут… Сигурд, иди спать. Я пока тут постою, сейчас смена придет. Леди, может, служанку вам прислать?

– Сама управлюсь, – махнула рукой девушка, входя в комнату. – Ульф, а где Бесс? – Кровать была пуста и аккуратно застелена. Леди Мак-Лайон тут же взволновалась: – Что-то случилось?!

– Да все в лучшем виде, госпожа! – разулыбался сидящий у камина Тихоня. – Я Бесси в маленькую комнатку перенес, она уже получше выглядит. И завтрак съела… Половину. А то что ж вы там на топчане ютитесь-то?

– Сам придумал? – Нэрис заглянула в смежную комнату. Служанка спала, высунув нос из горы подушек и одеял. Рядом на столике стоял поднос с мисками и чашками.

– Эйнар велел, – признался Тихоня. – Полночи тут по потолку бегал…

– Тихоня, брысь отсюда! – недовольно проскрипел сын конунга, стоя в дверях. – И поднос убери, мыши со всего замка набегут… Иди, говорю, леди нужно отдохнуть!

– Понял я, понял. – Норманн сгреб со столика остатки ужина и вышел.

Нэрис обернулась к двери:

– Спасибо. Топчан и правда не слишком удобный.

– Спи уже, – с напускной суровостью отозвался Эйнар и, исчезая за дверью, добавил официальным тоном: – Засов опустите, леди. Если что – мы тут снаружи будем…

Девушка зевнула и послушалась. Потом подошла к кровати и, скинув туфельки, бухнулась лицом в подушку. Раздеваться не было ни сил, ни желания. Жутко хотелось спать. «Как Бесс поправится, попрошу научить меня так же ловко расшнуровывать платья, – уже засыпая, подумала она. – С такой жизнью, кажется, мне это еще ой как пригодится». Нэрис сладко зевнула, натянула на себя теплое пуховое одеяло и провалилась в мягкую темноту долгожданного сна.


Эйнар, оставив у дверей спальни одного из бойцов своей дружины, медленно шел по коридору к лестнице. Ему тоже не мешало бы поспать хоть несколько часов. Всю ночь на ногах. «Лорд, конечно, не обязан мне докладываться, – пасмурно думал сын конунга, – но хоть намекнуть-то можно было? Ну, отец, и подкинул же ты мне работенку…»

– Эйнар! – Из двери своего рабочего кабинета высунулся Ивар.

Вот и помяни черта! Молодой норманн обернулся:

– Что?

– Злишься на меня, да? – усмехнулся лорд.

Сын конунга насмешливо фыркнул:

– Вот делать мне нечего больше!

– Злишься, – уверенно кивнул бывший королевский советник. – Зря.

– Мне на тебя, лорд, сердиться без пользы, – повел плечом Эйнар. – Ты только определись – мне жену твою охранять или сам справишься? Если сам, какого рожна мы всей дружиной тут торчим?

– Сам знаешь какого. – Ивар оперся плечом о дверной косяк. – А что касается нынешней ночи… Ну извини, опасался, что ты следом увяжешься. А лишние люди мне там были не нужны. Я, если ты не заметил, и своих оставил.

– Своих ты хоть предупредил, – бесстрастно отметил тот. – А меня напрасно остерегаешься. Она твоя жена, не моя, сказал бы в замке оставаться – никуда бы я не ушел. Я ей не нянька, хоть пока и охранник.

– А кто тебя знает, – пожал плечами Ивар. – Вы с Нэрис в последнее время сдружились, как я погляжу?

– А куда мы денемся? – криво ухмыльнулся норманн. – Не собачиться же, коли дела так повернулись… У тебя все, лорд? Я целую ночь в карауле проторчал. Если тебе сон не нужен – дело твое, а я не железный.

– Иди, я тебя не держу. – Лорд Мак-Лайон отлип от косяка и взялся за ручку двери. – Да, кстати, Эйнар! Я запамятовал – ты из какого рода? Сьебергов?

– Нет, – уже уходя, мотнул головой сын конунга. – Мы от Хрольва Магнбьерна Безумного свой род ведем. А что?

– Хрольва Магнбьерна Безумного? Да так, ничего. – Ивар снова пожал плечами. – Стало быть, и ты и конунг Олаф – Магнбьерны?.. Господь всемогущий, как вы такие фамилии выговариваете?..

– С детства тренируемся, – без улыбки ответил Эйнар и, не прощаясь, удалился в сторону лестницы.

Лорд задумчиво глядел ему вслед, постукивая костяшками пальцев по торцу двери.

– Магнбьерн, значит… – негромко проронил он. – Хм… Творимир, что думаешь по этому поводу? – Лорд вернулся в кабинет и закрыл за собой дверь. Сидящий у стены русич скептически хмыкнул. – Да, маловероятно, – кивнул Ивар. – Сомневаюсь, что тут замешаны норманны. Хотя определенная выгода в случае свержения короля Шотландии для них имеется, но я все-таки придерживаюсь прежней версии… Кто-то из местных. К тому же Томасу было бы проще выговорить слово «Эйнар», чем ломать язык над такой труднопроизносимой фамилией. То-то у них в основном имена да прозвища, неудивительно…

– Эх, – согласился Творимир. И зевнул.

Командир улыбнулся:

– Иди, отдохни. Я пока поработаю.

– Эх?

– Да какой тут сон, друже? – горько вздохнул лорд Мак-Лайон. – Хоть у Нэрис капли снотворные воруй, по примеру Тома. Иди, иди. Думаю, пока что за мою жизнь опасаться нечего…

Русич поднялся, с сомнением посмотрел на товарища и, подумав, все-таки вышел. Ивар, оставшись один, медленно прошелся по комнате и уселся за стол. Вынул свой сундучок, открыл, поворошил бумаги… Мыслей теснилось в голове куча, но среди них не было ни одной дельной. Гибель волынщика выбила лорда из колеи больше, чем он мог предположить. Нет, само собой, подобные инциденты случались и раньше – служба такая, черт бы ее побрал! Но в этот раз почему-то было совсем паршиво.

– Стареешь, дружище, – сам себе попенял Ивар, доставая из отделения с бумагой чистый лист. Чувства чувствами, а о деле думать все-таки надо!

Он взялся за перо. И, пока рука механически переносила на бумагу события прошедшего вечера и ночи, принялся размышлять. «Значит, имя одного из заговорщиков – надо полагать, самого главного, – начинается на «Ма…». И я его знаю. Таким образом, что мы имеем? М-да, уж точно – ничего хорошего». Бывший королевский советник отложил наполовину исписанный лист и достал новый. Обмакнул кончик пера в чернила и, подумав, принялся за список имен: «Магнбьерн, Мак-Тавиши, Мак-Дональд, Мак-Лин, Макферсон, Маккензи, МакЛеод, Манро, Мак-Альпин». Последним шло имя государя. Его Ивар записал просто для общности. Ну какой смысл его величеству самому против себя заговоры строить? Но раз злосчастное «Ма» в его имени присутствует, пускай пока будет. Как и остальные… они тоже на первый взгляд сомнительные подозреваемые. Магнбьерн, он же Эйнар, – притянуто за уши. Мак-Тавиши – вообще полная глупость! Они, конечно, гораздо умнее, чем кажутся, но оба деревенские, безродные, их в отряде-то держат исключительно благодаря Творимиру… Уж им-то точно от смены власти только хуже будет. Нокс Маккензи – вождь прокоролевского клана, которому выгодно, чтобы его величество подольше оставался у власти. Лорды Мак-Лин, Макферсон и МакЛеод… Надо подумать, хотя они, даже если и замешаны во всей этой истории, вряд ли являются центром заговора. Клан Макферсон не такой уж и многочисленный. А это важно. МакЛеоды – те посерьезнее, у них в Хайленде земли много, только она по всему Нагорью островками разбросана… И ведь как-то обороняют от жадных соседей! Или просто не зарится никто? В таком случае интересно почему?.. Тоже надо подумать. Кто там у нас еще, Мак-Лин? Вот у него, положим, и земли хватает, и среди остальных кланов Хайленда он имеет вес… «Наиболее подходящий кандидат! – промелькнуло в голове лорда. – Одно «но» – не так уж чтобы я с ним и знаком! Ну, был он у меня на охоте… Ну, у Мак-Дональдов тоже, когда я приезжал. И когда принц Патрик погиб, лорд Мак-Лин в Тиораме гостил! А ведь подозрительные совпадения. Но как же быть с тем, что сказал Томас? «Не верь»… Да я того Мак-Лина всего три раза в жизни и видел! С чего бы мне ему верить?!» Ивар потряс головой. Эту версию надо еще хорошенько отработать. А пока вернемся к списку. Кто остался?

– Манро и Мак-Дональд, – пробормотал он себе под нос. И нахмурился. Эти двое, пожалуй, под намеки Тома подходили больше всех. Лоуренс Манро, слишком уж миролюбивый для горца и сына убитого отца… И Малькольм Мак-Дональд, который еще со смерти принца на подозрении! Кстати, у него что имя, что фамилия – и то и другое начинается на злосчастное «Ма»! И клан под ним едва ли не самый сильный во всей Шотландии. И с англичанами они уж чересчур любезны. И… Да, пожалуй, сиром Малькольмом следует заняться в первую очередь. В дверь постучали. Ивар недовольно поднял голову:

– Да?

– Эх… – в кабинет вошел Творимир, который на данный момент уже по идее должен был храпеть во всю мощь у себя в каморке.

– Что такое? – напрягся командир. Русич молча протянул ему свиток. Ивар мельком глянул на печать, поднял одну бровь и вскрыл письмо. Пробежал глазами – и вторая бровь тоже поползла кверху. Послание было от лорда Лоуренса Манро.

– Эх? – глядя на меняющегося в лице друга, встревожился бывший воевода.

Ивар поднял на него глаза и развел руками:

– Это уже ни в какие ворота не лезет, Творимир! Мне только что объявили войну!

– Эх?!

– Кто?.. Вот это меня больше всего и удивило. – Ивар покачал головой и протянул развернутый свиток русичу. – Мне казалось, я в нем не ошибся. Ни в нем, ни в его нежелании вершить кровную месть… Да и ты бы почуял, начни он врать. Однако, – лорд Мак-Лайон махнул рукой в сторону письма, – там все ясно написано! Завтра поутру, на том же месте, где встречались наши мирные посольства… Да он с ума сошел, что ли?

– Эх… – нахмурился Творимир. Положил прочитанное послание на стол командира, задумчиво пожевал ус и уставился в окно.

Ивар прищурился:

– Чушь какая-то. Хотя, с другой стороны… Может, милейший сир Лоуренс и есть тот, кого мы ищем, а? – Он помолчал, выбил звонкую дробь пальцами по столешнице и решил: – Надо хорошенько подумать. Сейчас еще даже не вечер, до следующего утра я разберусь, что мне с этим делать… Спасибо, друже. Иди спи. Вечером ты мне понадобишься отдохнувшим.

– Эх, – буркнул Творимир.

По его мнению, командиру и самому требовалось хорошенько выспаться. Ивар нетерпеливо передернул плечами:

– Тут есть диван. Не беспокойся, я до смерти себя загонять не собираюсь… Иди, иди.

Русич вышел. Лорд Мак-Лайон откинулся в кресле и, подцепив пальцами письмо от соседа, закинул ноги на стол.

– Ну-с, и что же вам вдруг в голову ударило, дорогой сир? И вам ли?.. – задумчиво протянул он, изучая разломанное клеймо. Ну-ка, ну-ка… – Ивар порылся в ящике стола и вынул увеличительное стекло. Склонился над письмом и вдруг удивленно наморщил лоб. От свитка пахло духами. Едва слышно, почти неуловимо, но пахло. – Что за черт? – пробормотал бывший королевский советник, отложив стекло в сторонку и поднося лист к самому носу. Нет, не показалось. Это во-первых. А во-вторых – этот запах… он был ему определенно знаком! Лорд Мак-Лайон покачал головой и замер, натолкнувшись взглядом на лежащую подле лютню. Снова быстро принюхался к письму. И горько улыбнулся.

Никакого вызова сосед ему не посылал. Это был «прощальный подарок» Томаса.


Нэрис открыла глаза и, сладко зевнув, потянулась. Повернула голову в сторону незанавешенного окна – темно. Уже вечер?

– Ну я и засоня. – Вздохнув, девушка села на кровати, обозревая измятое до неприличия платье. К тому же измазанное смолой и землей. «Видела бы меня мама! – в очередной раз подумала она, опуская ноги на пол и нащупывая туфельки. – Она бы в обморок упала… Поросенок поросенком!» – Леди Мак-Лайон встала, кое-как пригладила взлохмаченные волосы и подошла к двери. – Эйнар, ты там? – позвала она.

– Нет, госпожа, я тут, Ульф! – отозвался из коридора голос Тихони. – Проснулись?

– Да. – Нэрис без удовольствия разглядывала себя в зеркало. – Ульф, будь добр, пришли ко мне кого-нибудь из младших горничных. Они наверняка все на кухне толкутся.

– Да как же я пост оставлю?

– Глупости! – Девушка поскребла пальцем присохшее пятно на подоле. – Я завтра все равно собиралась вас освободить от этой повинности. Дверь на запоре, Ульф, иди спокойно!

– Ну хорошо…

– И скажи служанке, чтобы таз с горячей водой прихватила! – вспомнив, запоздало крикнула она. С той стороны двери было тихо. Ну вот, ушел. Ладно, в крайнем случае – перед сном можно будет принять целую ванну, а не тазик… Так оно даже и лучше. «Не такая уж я и грязная, – решила девушка, подходя к сундуку с одеждой. – Пожалуй, приберу-ка я пока что шелк да бархат подальше! Уже третье платье загубила! Вот, коричневая шерсть – самое оно… И немаркое, и теплое, и в случае чего выбросить не жалко!»

Через неполный час, переодевшись, причесавшись и умывшись (Тихоня все-таки расслышал ее последнюю фразу насчет горячей воды), леди Мак-Лайон вышла из своей комнаты. Ужин она благополучно проспала – на часах было начало десятого вечера. «Ну что ж, спущусь на кухню, не рассыплюсь, – решила девушка. – Что-нибудь там да осталось же! Надеюсь, остальные поели. Хотя кухарка, кажется, в этом вопросе уже привыкла сама распоряжаться. Мне же вечно не до домашних дел…» Она свернула по коридору к лестнице и наткнулась на Творимира. Вид у него был недовольный.

– Эх, – чуть склонил при виде нее голову русич. Надо полагать, это означало: «Здравствуйте, леди, как спалось?»

Нэрис улыбнулась:

– Добрый вечер, Творимир. Вы ужинали?

Он кивнул и оглянулся на дверь рабочего кабинета Ивара.

Девушка замялась:

– А… он?

– Эх! – в сердцах махнул рукой тот.

– Я так понимаю, нет, – резюмировала Нэрис. – Ну хоть спал?

– Эх… – огорченно качнул головой бывший воевода, снова бросил взгляд на закрытую дверь и ушел.

Нэрис развела руками:

– Вот что за люди?.. Один, кроме своего «Эх», ничего больше сказать не переломится, а второй… Ну нельзя же так!

Она решительно подошла к кабинету и толкнула рукой дверь. Та оказалась незаперта.

– Ивар? – Нэрис помялась на пороге и заглянула внутрь. Супруг сидел за столом, перебирая в пальцах тускло поблескивающие в огне свечей золотые кругляши. Тут же, на столешнице, лежала лютня Томаса со снятой крышкой. – Золото? – Она округлила глаза. – Как много!

– Не так уж и много. – Он поднял голову. – Тут еще камней на сумму в три раза большую… Заходи, не стой в дверях. Выспалась?

– Я-то да. – Она вошла и, прикрыв за собой дверь, приблизилась к столу. Окинула взглядом лежащее на нем богатство и, увидев горку самоцветов, покачала головой: – Не в три, а в пять. И это самое меньшее.

– Разбираешься?

– Ты забыл, чья я дочь? – Нэрис облокотилась о столешницу. – Откуда все это?

– Отсюда. – Он кивнул на лютню. – Внутри было спрятано. Он и вправду готовился слинять.

– Так вот почему она была такая тяжелая! – поняла девушка, с сожалением глядя на искалеченный инструмент. Потом перевела взгляд на мужа: – Ты бы убрал их… подальше. Зачем по столу рассыпал?

– Считаю, – отсутствующим тоном отозвался лорд. – Сколько я стою.

– Ивар, ну что за дикость!..

– А что? – Он пожал плечами и, зачерпнув горсть золота, принялся пересыпать монеты из одной горки в другую. – Судя по всему, не так уж и мало… За одного гончего пса.

– Мало. – Она свела брови на переносице и, поймав мужа за руку, заставила посмотреть себе в глаза. – Ивар, не надо. Только душу себе травить! Давай уберем все это. И спустимся вниз, я велю кухарке разогреть ужин… Ты же не ел.

– Не ел, – согласно кивнул он.

– И не спал, – добавила девушка, одним движением отодвигая золото на край стола. – Глаза вон все в красных прожилках. Ивар, нельзя так. Ну куда ты опять тянешься?! Оставь, говорю, в покое эти монеты несчастные!..

Лорд молча опустил руки и уставился невидящим взглядом в стол. Нэрис стало не по себе.

– Не надо так, – тихо повторила она. – И его не вернешь, и себе лучше не сделаешь.

– Да, – проронил он, опершись локтями на крышку стола. – Не вернешь… Ничего уже. Как же меня все это достало!

– Ивар… – Нэрис обошла стол и положила ладони на плечи мужа. – Хватит. Хватит тут сидеть и себя накручивать. Ты устал, ты расстроен, я все понимаю…

– Понимаешь? – саркастически усмехнулся он.

Девушка опустила голову и убрала руки:

– Да, ты прав, наверное, мне не понять… Извини. Я пойду. Распоряжусь, чтобы тебе прямо сюда поесть принесли.

Она направилась к двери.

– Нэрис.

– Что? – Девушка обернулась.

Ивар смотрел на нее снизу вверх, и глаза у него были как у побитой собаки.

– Останься со мной, – тихо попросил он. – Пожалуйста…


…Леди Кэвендиш ахнула:

– Ничего себе! А я и знать ничего не знала!

– Ивар велел не распространяться, куда мы поехали, – пояснила Нэрис, увлеченно вгрызаясь в хрустящую корочку булки с маслом. – Ижвините, я жутко голодная!..

– Кушайте-кушайте, – закивала Грейс, пододвигая девушке тарелку. – И не стесняйтесь говорить с набитым ртом… Мне этого этикета и правил приличия дома хватает за глаза. Только в Шотландии и отдыхаю. Еще чаю?

– Пожалуйста, – кивнула Нэрис, принимаясь за пережаренный кусок куропатки, оставшийся еще с ужина. – Господи, какая жесткая… Ну что мне делать с этой кухаркой? Опять недоглядела. Или сливок пожалела…

– А при чем тут сливки?

– Неважно, – ушла от ответа леди Мак-Лайон. – Но очередное внушение я ей точно сделаю. Никакого понятия, хоть выгоняй…

– Возьмите лепешку. – Грейс налила чаю и себе тоже. – А я вчера после ужина Дэвиду немного почитала, он уснул, а мне не хочется. Вас пошла искать, а вас нигде нет. И Ивара нет. И Творимира… Я опять переполошилась, нашла Робина, ну, начальника вашего гарнизона, а он: «Не беспокойтесь, хозяева в гости уехали, утром будут»! Какие гости – ночь на дворе! У Ивара, конечно, всегда семь пятниц на неделе, но это уж как-то слишком…

– Согласна. – Нэрис проглотила овсяные лепешки, промокнула салфеткой губы и взяла в руки чашечку. – Уф. Теперь я объелась, кажется…

Помолчали. Леди Кэвендиш маленькими глоточками пила свой чай и думала о том, что все, что ни делается, – к лучшему. А если бы сейчас не Нэрис, а она, Грейс, была бы леди Мак-Лайон? Это же с ума можно было сойти! То убийства, то покушения, то какие-то заговоры, то – еще «лучше» – вообще привидения! «Слава господу, у нас так ничего и не получилось! – сказала себе Грейс, из-под опущенных ресниц глядя на хозяйку дома. – Это же не брак, а какой-то ежедневный кошмар… А ей как с гуся вода!»

– Леди Кэвендиш, – поколебавшись, девушка взглянула на нее, – можно вас кое о чем спросить?

– Просто Грейс, – поправила та. – Мы же договорились! Спрашивайте, конечно.

– Я понимаю, что такие вопросы задавать неприлично… – извиняющимся тоном выдавила из себя Нэрис. – Но если я сейчас не спрошу, вы потом уедете, а я так и буду мучиться. Грейс, вы… в общем, это правда, что Ивар… ну, что вы с ним когда-то любили друг друга?

– Неожиданно… – едва не поперхнувшись чаем, протянула леди Кэвендиш. – Что за вечер сегодня такой? Сплошные новости… Кто вам сказал?

– Томас, – вздохнула девушка. – Он еще говорил, что вся Шотландия знает. Так это правда, да?

– Не совсем, – помолчав, ответила Грейс. – Ладно, раз уж вы в курсе, смысла долго и красиво врать я не вижу! Признаюсь, мы с Иваром были… мм… достаточно близки. Это правда. Но все в прошлом, могу поклясться на Библии!

– Не надо клясться, – грустно сказала Нэрис. – Я вам верю, да и Том то же самое сказал… Теперь понятно, почему Ивар на вас так смотрит. Таких женщин не забывают!

– Возможно, – невесело усмехнулась красавица, – не забывают. Но, как правило, и не любят.

– Но это же неправда, Грейс! Сэр Дэвид…

– О, Дэвид – это совсем другое дело! – с нежностью улыбнулась леди Кэвендиш. – Это, если хотите, исключение из правил! А что касается вашего мужа, тут все как раз наоборот. Нэрис, не стоит расстраиваться по этому поводу. Мы с Иваром, конечно, многое пережили, и я ему правда нравилась, да… Но он меня никогда не любил.

– Все у него не как у людей! – вырвалось у леди Мак-Лайон. – Упустить такую женщину!.. Да будь я на его месте…

– Спасибо, конечно, – от души расхохоталась Грейс, – но, сдается мне, окажись вы на месте своего супруга, то поступили бы точно так же. Слишком уж вы с ним похожи… К тому же я тогда была немножко замужем.

– Ой!

– Не падайте в обморок, – предупредила леди Кэвендиш. – Там все тоже было не так просто. В общем, у нас с Уолтером был скорее дружеский брак. Подробности я с вашего позволения опущу…

– В таком случае ваш тогдашний муж мог бы дать вам развод, – подумав, предположила Нэрис, – и Ивару ничего не помешало бы поступить как честному человеку!

– Ну, во-первых, Уолтер, даже при всем его хорошем ко мне отношении, вряд ли пошел бы на такой шаг. Бойды – очень уважаемое семейство. А развод, сами понимаете, – жуткий скандал! К тому же, как я уже говорила, Ивар, кроме чисто физического влечения, ничего ко мне не испытывал. Он и не подумал бы жениться, даже окажись я вдруг свободна…

– Вот уж это, поверьте, для него не препятствие, – скорчила гримаску девушка. – На мне он и без всякого «влечения» очень даже женился! А вы, между прочим, познатнее меня и уж точно не беднее… Разве что с точки зрения политики я более выгодный товар, как мне кажется.

– Вы к себе несправедливы, – покачала головой Грейс. – И ко мне, если честно, тоже! Да сделай даже мне лорд Мак-Лайон предложение, я все равно бы замуж за него не вышла. Одно дело – брак по расчету, и совсем другое, когда ты любишь, а тебя – нет.

– Значит, вы его все-таки любили?

– Даже, пожалуй, слишком, – поразмыслив, признала леди Кэвендиш. – Первая любовь опять же… И ничего хорошего из этого не вышло бы, уж можете мне поверить!

– Почему? Разве любить – это плохо?

– Отчего же, вовсе нет… Дело в другом. – Грейс задумчиво покачала головой: – Как бы объяснить? Понимаете, я тогда была просто как сама не своя! Для меня, кроме него, ничего вокруг не существовало. И меня самой тоже… Вот что плохо. Знаете, есть такие люди, этакие нарциссы, которые любят только себя. Так вот, будь ваш муж этой породы, думаю, он с удовольствием поступил бы… как вы сказали? Как честный человек! Потому что вместо меня он видел бы в моих глазах только свое отражение. Но Ивар, слава богу, далек от таких нездоровых настроений. И кого же ему было любить – себя самого, что ли?

– Кажется, я начинаю понимать, что вы имеете в виду…

– О том и речь, – грустно усмехнулась леди Кэвендиш, вспомнив свое тогдашнее состояние. Потом тряхнула головой и добавила: – К тому же мы с Иваром совершенно разные люди. А вот вы, Нэрис, дело другое!

– Не знаю. – Она пожала плечами. – Вообще-то мы друг к другу никаких особенных чувств не испытываем.

– Всему свое время! – уверенно ответила Грейс и, понизив голос, добавила: – Я ведь тоже за Дэвида не по огромной всепоглощающей любви выходила. Да и он, прямо скажем, огнем не пылал… Нам просто было хорошо вместе. А потом все изменилось. – Красавица мягко улыбнулась. – Мы понимаем друг друга без слов. И я знаю, что он меня любит. Причем даже когда мне стукнет шестьдесят и я стану уже не столь приятна мужскому глазу, я уверена – он все равно будет меня любить!

– А… вы? – Нэрис внимательно посмотрела на нее.

Леди Кэвендиш развела руками:

– А я без него жить не могу! Мне, наверное, Бог большого ума не дал, раз я поняла это, только когда едва его не потеряла… Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда!

– Согласна, – улыбнулась в ответ девушка.

Грейс допила остывший чай и посмотрела на леди Мак-Лайон:

– Не расстраивайтесь раньше времени. Ивар, может, и не идеал, но он, я уверена, будет хорошим мужем, если постарается!

– А чего ради ему стараться? – вздохнула Нэрис.

В черных глазах леди Кэвендиш зажглись лукавые огоньки. Она улыбнулась и, наклонившись к уху собеседницы, доверительно сказала:

– Будь я на его месте, я была бы полной дурой, если бы упустила такую женщину! Кто еще по своей воле согласится терпеть его самого и эту их «службу»?!

Они посмотрели друг на друга и расхохотались.

– Я пойду к Дэвиду, – отсмеявшись, проговорила Грейс. – Ему там одному скучно, наверное… Ивар-то сам как?

– Не в лучшем виде, – честно оветила Нэрис. – Но поесть я его заставила. Он сейчас спит… Он очень из-за Тома переживает.

– Да уж, я думаю, – кивнула Грейс, хотя внутренне была совершенно уверена, что рыжий отравитель получил по заслугам. – Кстати, отчего же все-таки умер этот музыкант? Я совершенно не поняла!

– Да мы и сами толком не знаем, – развела руками девушка. – Никаких ран у него не было, да и парень он был молодой, здоровый. Но, наверное, тут загадка не в теле, а в душе, что ли… Он сказал, что его там «ждали». Я же говорила вам о призраке! Так вот, Ивар, когда домой возвращались, мне рассказал ту легенду. Вроде бы эту женщину когда-то бросил жених. Отлучился ненадолго, она его ждала-ждала, а дождалась только письма – мол, не вернусь, другую нашел. Она от тоски руки на себя наложила. Вот дух ее неупокоенный до сих пор по той роще и бродит. Ждет. Ждал, точнее…

– А волынщик ваш тут при чем?

– Могу предположить только одно: у старых грехов длинные тени! Томас был неисправимый юбочник. За ним такой шлейф брошенных женщин тянулся – как отсюда до Лондона! Ни одной не пропускал…

– А уж эта, вероятно, своего не упустила? – вздернула брови леди Кэвендиш. – Да, занятно… Хотя и страшно, конечно. И Ивара жаль.

– Вы только никому не говорите, что я вам обо всем рассказала, – вспомнив о главном, спохватилась леди Мак-Лайон.

Красавица понимающе усмехнулась:

– За это не волнуйтесь. Я ничего не понимаю в политике и с королевской Тайной службой мало знакома… но одно я знаю точно: меньше будешь болтать – дольше проживешь! Доброй ночи.

– Доброй ночи, – улыбнулась Нэрис, провожая ее глазами до дверей каминной залы. Потом налила себе еще чаю и посмотрела на веселые язычки пламени в камине. Час уже поздний, скоро полночь. Но спать не хочется совершенно… «Надо было попросить кого-нибудь разбудить меня хотя бы перед ужином, – запоздало подумала она. – Вот что мне сейчас делать? И леди Кэвендиш ушла… Жаль, кухарка спит уже, наверное, а то у меня как раз свободная минутка выдалась, чтобы устроить ей головомойку!» При воспоминании о нерадивой прислуге мысли Нэрис приняли другой поворот. Брауни! Ведь наверняка же о нем снова все позабыли. – Вот и занятие нашлось, – удовлетворенно кивнула девушка, поднимаясь. – Надеюсь, они там, на кухне, не все сливки своему коту скормили.

Она тоже, как и Тихоня, не любила кошек.


Содержание:
 0  Капкан для гончей : Надежда Федотова  1  Глава 1 : Надежда Федотова
 2  Глава 2 : Надежда Федотова  3  Глава 3 : Надежда Федотова
 4  Глава 4 : Надежда Федотова  5  Глава 5 : Надежда Федотова
 6  Глава 6 : Надежда Федотова  7  Глава 7 : Надежда Федотова
 8  Глава 8 : Надежда Федотова  9  Глава 9 : Надежда Федотова
 10  Глава 10 : Надежда Федотова  11  Глава 11 : Надежда Федотова
 12  Глава 12 : Надежда Федотова  13  Глава 13 : Надежда Федотова
 14  Глава 14 : Надежда Федотова  15  Глава 15 : Надежда Федотова
 16  Глава 16 : Надежда Федотова  17  Глава 17 : Надежда Федотова
 18  Глава 18 : Надежда Федотова  19  Глава 19 : Надежда Федотова
 20  Глава 20 : Надежда Федотова  21  Глава 21 : Надежда Федотова
 22  Глава 22 : Надежда Федотова  23  вы читаете: Глава 23 : Надежда Федотова
 24  Глава 24 : Надежда Федотова  25  Глава 25 : Надежда Федотова
 26  Глава 26 : Надежда Федотова  27  Глава 27 : Надежда Федотова
 28  Глава 28 : Надежда Федотова  29  Глава 29 : Надежда Федотова
 30  Глава 30 : Надежда Федотова  31  Эпилог : Надежда Федотова
 32  Использовалась литература : Капкан для гончей    



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение