Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 25 : Надежда Федотова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу




Глава 25

Эйнар хмуро посмотрел на притихший замок и повернулся к лорду Мак-Лайону:

– Мы уже полдня тут торчим!

– Надо будет, проторчим и больше, – отрезал тот. – Или вы на всеобщую бойню настроились?

– А хоть бы и так! – Молодой норманн свел брови на переносице. – Чего выжидаем, лорд? Он к нам все одно не выйдет.

– Выйдет, куда денется…

– Может, его там и нету уже? – не отставал сын конунга, который и вправду очень рассчитывал размять кости, а вместо этого был вынужден, как и все остальные, маяться от безделья и ждать непонятно чего. – Может, у него в замке черный ход какой имеется? Может, он еще поутру собрал барахло да и…

– Эйнар! – повысил голос бывший королевский советник. – Хватит меня доставать! По-твоему, я на дурака похож?! И о таком очевидном факте, как черный ход, не подумал? Естественно, он в замке есть. И, представь себе, я даже знаю, где именно он начинается и где заканчивается!

– Откуда?!

– Оттуда, – недовольно буркнул Ивар. – Не все из клана Мюррей до дома добежать успели… Потрясли парочку выживших, они нам все и выложили, тем более что не такая уж это страшная тайна.

– Так чего ж мы тогда…

– Предлагаешь всем дружно в эту лисью нору нырнуть? – поднял бровь лорд. – Лаз узкий, там больше одного-двух бойцов за раз не пролезет. А на выходе нас будут ждать с распростертыми объятиями и передавят, как котят, без особенных угрызений совести. Эйнар, наш единственный козырь – количество! А сунься мы через черный ход, силы быстро бы сравнялись. У выхода из лаза мои ребята стоят, и это единственное, что с ним можно сделать…

– А если штурмом попробовать? – не успокоился опечаленный такими вестями парень. – Они притихли там, я смотрю!

– Тебе надо, ты и штурмуй, – утомленно отмахнулся Ивар. – Если больше ума ни на что не хватает… Это не крестьянская хибара, Эйнар. Это крепость! И осадных машин я что-то тут поблизости не наблюдаю.

– Да понял я, понял, – буркнул норманн. – Чего орать-то? Я же только предложил… Может, замок поджечь, а? Ну а чего, они тогда быстренько оттуда повылазят! Мы всегда так делали…

– Слушай, отстань ты от меня наконец! – вспылил лорд Мак-Лайон. – В замке полно народу, а мне нужен только лорд Мюррей, причем живой и способный разговаривать. И он, я повторяю, никуда не денется, – это просто вопрос времени. Причем очень небольшого.

– С чего вы это взяли-то? – уперся бараном Эйнар. – Да они там хоть месяц сидеть могут!

– Как ты мне надоел! – тихо взвыл Ивар, хватаясь за голову. – Ладно! Хорошо! Я тебе объясню, раз от тебя по-другому не отделаться. Лорду Мюррею хватило прыти, чтобы унести от нас ноги, но не хватило ума понять, что я мог это предвидеть.

– Вы о чем? – Подошедший к спорщикам лорд Манро заинтересованно подался вперед.

Ивар махнул рукой:

– Не хотел говорить раньше времени… У нас его сын.

– Что?! – ахнули в два голоса норманн и Манро.

Ивар развел руками:

– Надо было подстраховаться. На случай, если Мюррей окажется храбрее, чем я думал.

– Вы беспринципный человек, лорд Мак-Лайон! – с негодованием заявил сир Лоуренс. – Мальчику всего шестой год!

– Вот-вот, – кивнул, ничуть не смутившись, Ивар, – именно поэтому я вам ничего и не сказал. Сир, не надо прожигать меня пламенными взглядами. Я к ним привык, служба такая…

– И очень жаль, – сухо ответил тот. – Ладно, что уж теперь? Надеюсь, вы знаете, что делаете. Одного в толк не возьму – когда вы успели?

– Ну, это как раз очень просто, – пояснил бывший королевский советник. – Лорд Мюррей явился к ольховнику за два часа до рассвета. Мои люди его вычислили, доложили мне… А два часа – это, поверьте, более чем достаточно. Пока наш ничего не подозревающий лорд устраивался в засаде поудобнее, мы с Творимиром без лишнего шума наведались к нему домой.

– И как только пролезли? – покачал головой Эйнар, оглянувшись на неприступную крепость.

– Он почти всех бойцов забрал. Обойти остальных было не такой уж сложной задачей. Кроме того, как я понимаю, свое участие в заговоре он даже перед самыми близкими не афишировал, иначе они уж как-нибудь озаботились бы соображениями дополнительной безопасности. А так – мы дольше детскую искали, чем от стражи прятались… Не беспокойтесь, сир Лоуренс, с ребенком все в порядке, никто ему вреда не причинит.

– Он… здесь? – завертел головой по сторонам лорд Манро.

– Разумеется, нет. Мальчик во Фрейхе, с Творимиром. А что касается лорда Мюррея, он уже получил от меня соответствующее сообщение и сейчас, вероятно, собирается с духом, чтобы сдаться на милость правосудия.

– Думаете, сдастся?

– Даже я бы сдался! – подумав, сказал сын конунга.

Манро с неодобрением покачал головой, но промолчал.


Леди Кэтрин Мюррей, растрепанная, полуодетая, вцепилась в рукав мужа, торопливо набивающего дорожную торбу плотно набитыми кожаными мешочками.

– Питер, бога ради, что ты делаешь?!

– Ты ослепла, женщина? – отпихнув ее локтем, огрызнулся он. – Уношу ноги! И если хочешь ехать вместе со мной, – поторопись.

– Но, Питер… – Она вытянула вперед руку с зажатым в побелевших пальцах письмом лорда Мак-Лайона. – Ты разве не… У них ведь наш сын! Они убьют его!

– Вряд ли. – Лорд затянул горловину мешка. – Без меня это бессмысленно… А я голову на плаху класть не собираюсь!

– Но тут написано…

– Я читал! – рявкнул Мюррей. – А ты бы лучше о себе подумала, Кэт. Сыновей ты еще хоть троих родить сможешь, а муж у тебя один… Так ты едешь?

– Чудовище!.. – в ужасе отшатнулась от него побледневшая леди.

Лорд нетерпеливо дернул плечом и закинул тяжелую торбу за спину:

– Остаешься, стало быть? Ну, как знаешь. – Он открыл потайную дверцу в углу комнаты и обернулся к жене: – Кстати, забыл сказать – дверь я запер изнутри и эту запру тоже. На случай, если тебе вдруг захочется сразу же после моего ухода принести извинения лорду Мак-Лайону…

– Он все равно тебя найдет! – в отчаянии выкрикнула женщина. – И повесит! И поделом тебе будет, поделом!.. Трус! Подлец!

– Можешь не голосить, – уже скрываясь в темном коридорчике, обронил он. – Стены здесь толстые…

– Чтоб ты в аду горел!.. – Потрясая кулаками, леди Мюррей бросилась на ухмыляющегося супруга, но поздно – потайная дверца закрылась, оставив безутешную мать и обманутую жену наедине с ее горем.

«Вот ведь разошлась! – думал сир Питер, прислушиваясь к глухим ударам за спиной. – Дверца-то выдержит? Не иначе как стулом по ней молотит… Кто бы мог подумать!» Он в нерешительности остановился и обернулся назад.

– Нет, не вышибет, – поразмыслив, сам себе сказал лорд. – Силенок недостанет!

Он пригнулся, поправил врезавшуюся в плечо лямку торбы и свернул в боковое ответвление черного хода. Этот лаз, второй, был вырыт совсем недавно, когда они затеяли всю эту авантюру. Про старый ход не знал в клане только слепой и глухой, полагаться на него было бы глупо. А про новый никто не знает. Кроме него самого, парочки Ножей и… и этого хитрого шакала, который его подставил! Точно, он подставил, кто же еще – иначе откуда бы Мак-Лайон узнал про засаду?!

– Сволочь, – процедил мятежник, торопливо пробираясь по темному лазу практически на ощупь. – Достать бы тебя, да времени нет…

Лорд прикинул в уме свои шансы. Они, пожалуй, были не так уж и плохи: про этот лаз никто не знает, выход из него находится за холмом, на землях клана Маккензи, в густом перелеске. Сейчас уже дело к вечеру (пришлось в замке подзадержаться – пока все ценное собрал, пока для виду к осаде готовился, пока из покоев всех лишних под благовидными предлогами удалял…). А темнеет нынче рано. До ночи можно будет в лесу отсидеться, а после купить у кого-нибудь из крестьян хоть какую клячу, да и двинуть к побережью! Золота хватит…

Раздумывая о будущем, которое с каждым шагом, отдалявшим его от родного замка, становилось все радужнее, лорд Мюррей не заметил, как летело время, и даже удивился, когда впереди разглядел темно-синее пятнышко выхода. Довольно крякнув, он ускорил шаг. Мешала одышка – все-таки года уже были не те!

– Ну вот и славно, – удовлетворенно выговорил сир Питер, выбираясь наружу. И застыл как вкопанный: – Ты?!

– Удивлен, лорд? – спокойно поинтересовался стоящий перед ним человек в плаще. – А я вот тебя жду.

– Я… ты… Я ничего ему не сказал! – задрожав, попятился тот. – Клянусь, ни словечка!

– Запыхался?.. – все тем же спокойным тоном проговорил человек. – Конечно, с такой тяжестью на горбу на старости лет бегать… Ты мешочек-то на землю поставь. Он тебе больше не понадобится.


Начальник гарнизона замка Фрейх почесал в затылке и толкнул локтем в бок стоящего рядом Ивара:

– Я что-то не понял! Мы все-таки решились на штурм?

– А? – Тот обернулся и фыркнул раздраженно: – Да нет, Робин. Это Эйнар со своими ребятками развлекаются.

– Ничего себе «развлекаются»! – всплеснул руками начальник гарнизона. – Они же вон в ольховнике деревья валят! Стенобитное орудие сколачивают… А это еще что?!

– Это? – Ивар прищурился. – Это, я так понимаю, будущий таран. Вот паршивец, самый большой дуб изничтожил! Ольховник на чьей территории?

– Не бойся, не на твоей…

– Лорда Манро, – подумав, вычислил бывший королевский советник. – Кстати, где он?

– А я откуда знаю? – пожал плечами Робин, с веселым недоумением глядя на деловито копошащихся у наваленных в кучу древесных стволов норманнов. – Ты подумай, они, кажется, серьезно настроены! И за гвоздями, вижу, даже во Фрейх смотались. Ивар, ты как знаешь, конечно, но…

– Не колыхайся, – ухмыльнулся лорд. – Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы под руку не лезло! Кстати, оглянись-ка на замок Мюррея. Видишь, как они там забегали?

– Я бы тоже забегал, знаешь ли!

– Вот именно, – кивнул Ивар. – Жаль Эйнара разочаровывать, но, сдается мне, драки ему и на этот раз не обломится! Хорошо бы к ужину поспеть…

– Ну-ну, – скептически проронил приятель. – Утром ты вот так же на обед собирался. Хорошо, я тебя не один год знаю и прогнозы твои тоже… Мне жена круг колбасы кровяной с собой завернула, будешь? Твоей-то, я так понимаю, не до готовки!

– У нас для этого кухарка есть, – недовольно буркнул Ивар, – оставь Нэрис в покое, у нее масса других достоинств…

– Даже не сомневаюсь, – издевательски хмыкнул Робин.

Лорд Мак-Лайон показал ему кулак:

– Умолкни, ехидна! И давай уже сюда свою колбасу… Черт бы побрал этого Мюррея, с голоду здесь опухнешь, пока его дождешься!


Леди Мак-Лайон, комкая в пальцах платочек, нервно мерила шагами каменный пол залы. Подошла к окошку, вгляделась в безмятежную холодную темень, нахмурилась и снова вернулась к камину. Сидящая здесь же с книжкой леди Кэвендиш тяжело вздохнула и, заложив пальцем страницы, подняла голову:

– Нэрис, в чем дело? Вы уже целый час тут мечетесь!

– Простите. – Девушка, остановившись, напряженно к чему-то прислушалась и, покачав головой, опустилась в кресло напротив. – Я, вероятно, вас уже утомила своим мельтешением…

– Есть немного, – честно признала Грейс и отложила книгу. – Вас что-то тревожит?

– И еще как! – Нэрис в который раз обратила взор к приоткрытой двери залы. – Уже полночь. А они должны были вернуться еще утром… Ну, хотя бы засветло!

– Вы имеете в виду Ивара?

– Его, – кивнула леди Мак-Лайон. – И Эйнара. И еще с ними сир Лоуренс должен был ехать.

– Кто это?

– Лорд Манро, наш сосед. Его замок стоит по ту сторону залива. Я не говорила вам, но сегодня на рассвете намечалась одна заварушка…

– Что-то связанное с королевской Тайной службой? – догадалась Грейс. – Думаете, опасно?

– Очень может быть, – понурилась Нэрис. – И ни весточки, ничего… Хоть записку бы прислал! Я уже не знаю, что и думать! – Она сердито дернула плечом: – Еще ведь, как назло, велел из дома ни ногой!..

– В этом я, пожалуй, с вашим мужем абсолютно согласна, – бросив взгляд на темные окна, проронила леди Кэвендиш. – Ночь на дворе, да и Хайленд не место для прогулок… Особенно учитывая какую-то там «заварушку»! Нэрис, даже и не думайте!

– А толку? – философски вздохнула та. – Он же, бессовестный, и остальных предупредил на мой счет! Так что никто меня из Фрейха не выпустит, я уже пробовала… Ей-богу, мы как на военном положении! У каждого выхода по норманну и… Вот как вы думаете, где ваш собственный супруг?

– Вероятно, наверху. – Грейс внимательно посмотрела в лицо собеседнице и сдвинула брови: – Или я ошибаюсь?!

– Ошибаетесь, – утвердительно качнула головой девушка. – Он сейчас снаружи, вместе с солдатами из нашего гарнизона. Я так понимаю, добровольно вызвался помочь… Ивар же почти всех с собой забрал.

– Обоим уши оборву! – гневно ахнула леди Кэвендиш, но черные глаза зажглись тревогой. – Мало того, что сами на мечи лезут, так еще и нас тут, получается, заперли?

– А я о чем? – сердито поддакнула Нэрис. – Говорю же – хоть бы сообщил, что у них там стряслось, почему так задерживаются… Лорд Кэвендиш хотя бы тут, поблизости! А мой не в меру деловой супруг опять непонятно где и с кем! Одно слово – гончая! Как след почует, махнет хвостом, и ищи-свищи…

– И остальных за собой потянет. – Грейс решительно поднялась на ноги. – Ну нет уж! Куда он опять влез – его дело, хоть я вам, моя дорогая, и сочувствую… Но еще и моего мужа на сомнительные подвиги толкать?!

– Куда вы? – ахнула Нэрис.

– Наружу! – безапелляционно заявила красавица, вихрем алого шелка метнувшись к двери. – Меня, кажется, Ивар под домашний арест не сажал!

– Конечно, – тихонько усмехнулась девушка, – пускай бы только попробовал… Грейс, погодите, я с вами! Может, прорвемся, чем черт не шутит? Я хозяйка этого замка, в конце концов! Леди Кэвендиш? Что-то не так?

– Дверь, – почему-то шепотом отозвалась та. – Закрылась. Сама!

– Наверное, сквозняк… – Нэрис подошла к замершей у порога залы женщине и взялась за ручку двери. Дернула. Раз, потом другой. И оба – безрезультатно.

– Да что такое? – недовольно воскликнула она, ударив кулачком по теплому дереву. – Эй, что за шуточки? Мне что, уже и по дому свободно передвигаться запрещено?

– Нэрис, – севшим голосом сказала леди Кэвендиш, стиснув пальцами ее локоть, – там тихо. За дверью никого не было, чем угодно могу поклясться!.. Говорю же – она сама захлопнулась!

– Не может такого быть! – воинственно выпрямилась девушка. – Снаружи даже засова никакого нету, не говоря уже о замках! Каминная зала не запирается…

– Да, я знаю. – Грейс, попятившись, потянула ее назад. – И повторяю – в коридоре никого не было. Совсем никого.

– Бог с вами, леди! – всплеснула руками Нэрис. – Не могла же она в одночасье сама к косяку примерзнуть?

Леди Мак-Лайон снова стукнула кулаком по двери и ойкнула – та была холодна как лед. Но ведь еще секунду назад…

– Мне это не нравится, – тоже отступая на шаг, пробормотала она. – Нет, мне это совсем не нравится… Ах, господи!

Оранжевое пламя в камине метнулось вбок, как под сильным порывом ветра, и вдруг погасло. По жарко натопленному залу пронесся обжигающе холодный вихрь, зазвенели витражи на окнах…

– Святые угодники! – в панике вскрикнула леди Кэвендиш, впившись мертвой хваткой в руку Нэрис. Рука ощутимо дрожала. – Что происходит?!

– Не знаю… – срывающимся голосом отозвалась та, заполошно вертя головой по сторонам. Вокруг была полнейшая темнота. Дамы, не сговариваясь, прижались друг к другу.

Жалобно застонали деревянные рамы, когда новый порыв ветра опять ударил в окна. Снаружи, у самых стен замка, раздался жуткий вой. Погасший было огонь в камине полыхнул снова – только не прежним теплым и мирным пламенем, а багровыми отблесками, будто живыми. По стенам каминной залы растекались дрожащие кроваво-красные всполохи, под потолком кто-то принялся отчаянно скрестись, будто пытаясь когтями разодрать каменную кладку… Замершие от ужаса в центре залы бледные леди прижались друг к другу еще теснее.

– Колдовство! – еле слышно выдохнула Нэрис, с запоздалым отчаянием вспомнив предостережение брауни: «Оберег больше раза не работает, не трать по пустякам». Нет, она, разумеется, не жалела о том, что спасла тогда, на опушке, малышку Сибиллу, но… теперь они были совершенно беззащитны.

Леди Кэвендиш покосилась на бледное лицо девушки:

– Колдовство? Бог мне свидетель, только этого не хватало!

Она быстро запустила руку в потайной кармашек своего пышного платья и, решительно сведя на переносице соболиные брови, выдернула из ножен знакомый узкий кинжал. Нэрис, как ни была напугана, не удержалась от изумленного смешка:

– Так вы его теперь все время с собой носите?

– Да! – кивнула та. – И, как видите, не напрасно! Наверное, в нашем нынешнем положении святое распятие было бы куда надежнее, но это все же лучше, чем ничего.

– Согласна. – Леди Мак-Лайон, подумав, дотянулась до стола и, схватив лежащий на нем мешочек с рукоделием, вытянула оттуда ножницы. Смешно, конечно, но хоть какое-то оружие. «Хотя очень сомнительно, что все это поможет против фэйри, – подумала она про себя. – Лис говорил – лучше всего некованое железо… Но только где же я его сейчас возьму?»

– Нэрис! – не своим голосом взвизгнула Грейс, ткнув дрожащим пальцем в камин.

Девушка повернула голову и вытаращила глаза: из дымохода показалась длинная бурая рука, узловатая, как корни дерева, со скрюченными пальцами-ветками. Сводящий с ума душераздирающий вой за окнами снова ударил в уши.

– Дэвид!! – завопила Грейс, не помня себя от страха.

У Нэрис слов не нашлось: голос попросту пропал.

– Не надрывайся, смертная, – глумливо прошелестел из дымохода чей-то свистящий голос, – никто вас не услышит…

Сгустившаяся в углах темнота ожила, зашевелилась и неровными потоками медленно устремилась к центру залы. Нэрис завертела головой, расслышав в нарастающем шуме знакомый топот маленьких ног и тихое зловредное хихиканье. «Неблагий Двор! – вихрем пронеслось у нее в мозгу. – Так я и думала! Они же ничего не прощают…»

– Леди Кэвендиш, – шепнула она, – простите меня!

– А вы-то тут при чем? – вытянув перед собой руку с кинжалом, нервно огрызнулась красавица.

– Они за мной пришли…

– О господи! Ну что за семейка?!

– Если бы я только знала… – покаянно начала девушка, но все тот же противный голос из камина не дал ей закончить:

– Нечего было вставать нам поперек дороги, женщина! Мы предупреждали… А теперь ничто тебе не поможет: ни Страна Света, ни оборотни, ни магия! И бог ваш тоже тебя не услышит…

Со всех сторон к застывшим в страхе леди потянулись маленькие землистые ручки злопамятных обитателей Неблагого Двора. Злобные черные глазки горели в свете колдовского пламени. В воздухе запахло смрадными болотными испарениями. Рука, торчащая из дымохода, вытянула вперед когтистый указательный палец:

– Вперед, дети мои! Оттого, что не в свое дело влезла ты, да выйдет на волю Черное, да выйдет на волю Лютое!!

Невидимые псы снаружи снова взвыли. Дамы дружно завизжали.

– Рано, – вдруг проскрипел справа чей-то голос. – Слюни подберите. Я пришел. Я сердитый. Она хорошая. Мне нравится… Не дам!

– Броллахан?! – ахнули хором леди Мак-Лайон и невидимый обладатель бурой руки.

Карлики зашипели и приостановились.

– Броллахан? – закатила глаза Грейс, которая, как и ее товарка по несчастью, тоже выросла на древних легендах и страшных сказках нянюшек. – Нет, я с ума сойду!..

– Леди Кэвендиш, не бойтесь! – радостно воскликнула Нэрис. – Он добрый!

– Он один, – прохрипели из дымохода, очевидно придя в себя, – впере-е-ед!

Длинный тяжелый стол, вздрогнув, ожил и, изогнувшись скрипящей дугой, грозно поднялся на одну из двух пар крепких ножек. Накренился в сторону, роняя со столешницы чашки, и одним движением смел со своего пути четверть истошно голосящих фэйри. Правда, остальные от цели не отступились… С воинственными воплями орда уцелевших карликов хлынула на отчаянно брыкающихся женщин. Грейс, стиснув зубы, сквозь которые до ушей Нэрис долетали знакомые и очень живописные выражения, принялась махать своим кинжальчиком. Который, увы, даже в паре с ножицами леди Мак-Лайон приносил мало пользы. Нападающих все равно было непомерно больше… Стол-броллахан, как бы он ни был зол и тяжел, тоже сильно проигрывал юрким жителям Неблагого Двора, хотя, к его чести, покалечил он все-таки изрядное их количество. «Мы пропали! – только и успела подумать Нэрис, чувствуя, как волна мерзких созданий, победно хохоча, захлестывает ее почти с головой. – Как же их много! Правильно Ивар говорил – мое любопытство меня погубит! И, кажется, уже очень скоро…»

– А ну расступитесь, собачьи дети! – внезапно взревели над самым ее ухом, и почти затоптанная леди с изумлением узрела перед собой знакомый призрак покойного сира Джока Маккензи. Усопший горец вид имел весьма устрашающий: усы торчком, глаза мечут молнии, в мозолистых руках рассекает лезвием воздух тяжелый меч… Землистые лица фэйри приобрели и вовсе непрезентабельный оттенок. С заполошным визгом маленький народец ломанулся врассыпную, оставив в покое так и не доставшуюся им добычу. – Это я вовремя пришел! – обрадованно возвестило привидение, глядя на струхнувших фэйри. И, поплевав на руки, снова взялось за рукоять меча. Карлики только в стороны полетели.

Нэрис, оглядевшись, быстренько подхватилась с каменного пола и, потянув за собой раскрасневшуюся в пылу драки леди Кэвендиш, отступила к стене. Грэйс заправила за ухо выбившуюся из прически прядь черных волос и посмотрела на бодро скачущего по зале сира Джока. Потом перевела ошарашенный взгляд на Нэрис:

– Призрак?

– Он самый, – кивнула та. – Из соседского замка… У меня уже голова идет кругом! Ведь привидения, кажется, не способны покидать стены своей темницы?

– А кто сказал, что мой замок – моя тюрьма? – не отрываясь от главного занятия, возмущенно проорал горец. – Чай, не злодей какой, и своей смертью помер… Захотел – и остался! А еще раз захотел – и куда надо полетел!.. Куды лезешь, погань?! На тебе, на тебе, на!!

– Гони на меня, – проскрипел стол. – Я большой. Твердый! Бошки расшибут… Гады!

– Это мы щас! – пообещал старый вояка, замахиваясь. Зала потонула в визге и грохоте…

– Думаете, отобьемся? – шепнула Грейс.

Нэрис окинула «побоище» пристрастным взглядом:

– А черт его знает. Если вот это – все, то шансы определенно есть… Ах, чтоб вас!

Из багрового зева камина, словно в ответ на ее слова, повалила беспорядочная черная масса. Те же землистые сморщенные мордочки, тот же хищный блеск злобно прищуренных глазенок… Да сколько можно?!

– Все, – констатировала Грейс. – Теперь нам точно конец.

Красавица тряхнула головой, сдвинула брови и, вздернув вверх руку с кинжалом, приготовилась дорого продать свою жизнь. Леди Мак-Лайон засучила рукава и сжала в пальцах порядком уже затупившиеся ножницы. Сдаваться ни та, ни другая не собирались даже перед лицом неизбежности…

Впрочем, сюрпризы сегодняшней ночи, как оказалось, еще не закончились. Едва новоприбывшие, потирая заскорузлые ладошки, взяли в кольцо отчаянных дам, едва те успели принять оборонительную стойку, едва только бурая рука из каминной трубы принялась складывать пальцы в торжествующий кукиш, как западная стена каминной залы слабо засветилась и сквозь камни внутрь просочились две полупрозрачные фигуры… Нэрис изумленно ахнула:

– Не может этого быть! Том?!

– Да, моя леди, – улыбнулся волынщик. Потом огляделся и присвистнул: – Однако! То-то меня сюда вдруг так потянуло…

– Но ты же мертвый! – воскликнула Грейс, вперив в него гневный взгляд. Обиды она не прощала.

– Мертвый, но неупокоенный, – краешком губ усмехнулся тот. – Молитву священник надо мной не читал… Не сердитесь на меня, богиня, я не желал зла лорду Кэвендишу. Так уж вышло… Леди Мак-Лайон, я смотрю, вашего мужа опять где-то носит?

– Угадал, – вздохнула Нэрис, переводя взгляд на его спутницу, – Ивар там… ну, это долго… и я вот… господи, ну все были правы! Она невероятно красивая!

– Это точно… – обронила леди Кэвендиш, не сводя глаз с призрака зеленоглазой дамы в старинных одеждах.

Нэрис, с трудом удержавшись, чтобы не раскрыть рот от восхищения, даже позабыла о всеобщей свалке вокруг:

– Я думала, красивей вас просто и быть не может, Грейс. А теперь вижу, что…

– …может, – завороженно кивнула та.

Томас польщенно расплылся в улыбке:

– Так оно и есть!

– Ты ни о чем не забыл, любовь моя? – с мягкой улыбкой проговорила зеленоглазая красавица, дотронувшись пальцами до его локтя. Голос у нее был волшебный, чистый, как хрусталь.

Волынщик встряхнулся и, снова взглянув на фэйри, выдернул из ножен короткий меч:

– Простите, милые дамы! Вы же знаете, я натура увлекающаяся… Эй, сир! Посторонитесь-ка! Я ведь не только лютню в руках держать умею!!

– Мне кажется, я сплю, – невнятно пробормотала леди Кэвендиш, наблюдая, как по зале носится визжащая толпа подданных Неблагого Двора, а за ними безумными скачками вставший на дыбы дубовый стол и пара воинственных призраков с клинками наголо. – И знаете, Нэрис… Вы только не обижайтесь… но если мы обе доживем до завтра, я больше здесь и на день не останусь! Бог с ними, с заговорами и королевской Тайной службой, но еще и это? – Она махнула рукой в сторону камина. – Нет, такая жизнь не для меня!

– Я понимаю. – Девушка с чувством пнула носком туфельки зазевавшегося фэйри и снова обратила взор на спутницу Томаса. Та, повисев в воздухе пару минут без дела и увидев, как ее возлюбленного окружает толпа низкорослых уродцев, решительно сорвалась с места. Никакого оружия у нее не было, но… «Но ей оно, кажется, вовсе не нужно!» – подумала Нэрис, ошеломленно глядя, как злобные карлики разлетаются в стороны по одному только взмаху белой полупрозрачной руки.

– Господи! – ахнула Грейс. – Ведьма?!

Узница старинного замка на миг обернулась. Зеленые озера глаз блеснули, розовые губы дрогнули.

– Может быть, – глядя на леди Кэвендиш, с полуулыбкой проговорила она. – Ведь каждая женщина немного ведьма?

Та в замешательстве захлопала ресницами. Нэрис, подумав, положила руку ей на плечо:

– Примите как данность, Грейс. Меня вот уже ничего не удивляет… Хотя, если быть честной до конца, я, кажется, просто успела привыкнуть!

– Вы что, и раньше их видели?

– Ну, не всех и не в таком количестве, но приходилось. – Нэрис внимательно изучала взглядом камин. – Послушайте, сдается мне, все дело в ней!

Девушка кивнула на торчащую из дымохода бурую руку. Леди Кэвендиш прищурилась: мерзкого вида конечность и вправду вела себя, как дирижер со своей палочкой. Махнет влево – орда фэйри бросится на разбушевавшийся стол. Сделает круговой пасс ладонью – уродцы, как по команде, начинают обходить призраков с тыла…

– Согласна, – кивнула Грейс. И сжала в руках верный кинжал. – Ну, раз так, я ей пальчики-то укорочу!

– Стойте! – подскочила Нэрис. – Куда вы?!

– Поближе познакомлюсь, – сквозь зубы прошипела решительная леди, целеустремленно проталкиваясь сквозь рычащую и визжащую толпу к камину. – Эти поганцы мне все ноги искусали! Хватит с меня!.. Ай!

Рука, сделав молниеносный выпад и в один миг удлинившись на пять локтей, быстрым движением выбила из пальцев вскрикнувшей красавицы ее оружие и вцепилась Грейс в горло. Нэрис ахнула. И, занеся над головой свои ножницы, с воинственным кличем, которому позавидовал бы даже сир Джок, бросилась вперед. Томас повернул голову и нахмурился.

– Изабель! – крикнул он. Его прекрасная спутница обернулась. – Помоги им!

– Не получится, – с искренним сожалением отозвалась та. – Духи против Матери Ночи не воины… Мы разве что вот только их отпугнуть сможем!

Зеленоглазая леди кивнула на гнусно ухмыляющихся фэйри. Волынщик выругался. Прадедушка Нокса Маккензи, оценив ситуацию, сдвинул кустистые брови:

– Навались! Тесните их от камина! Эй, хозяйка!

Нэрис, которая в этот момент без особенного успеха гвоздила ножницами твердую, как дубовая кора, руку, обернулась:

– Вы это мне?

– Тебе, кому ж еще-то, – недовольно чихнул призрак. – Бросай свои чикалки, нет от них толку! Хватай кочергу, а мелюзгу мы от вас как-нибудь и сами отгоним. Эх, давненько я мышей не давил!!

Леди Мак-Лайон отшвырнула ножницы в сторону и схватила лежащую подле камина тяжелую кочергу. «Это, конечно, не первородное железо, – поплевав на ладошки, подумала она, – но, даст бог, сгодится!»

Грейс захрипела и начала закатывать глаза. Нэрис закусила губу и от души размахнулась. Полетели в стороны щепки. Зал содрогнулся от воя. Бурая рука Матери Ночи дернулась и разжала скрюченные пальцы. Едва дышащая леди Кэвендиш упала на пол.

– Ты за это ответишь, смертная! – зашипели из дымохода.

Нэрис размахнулась снова:

– Сейчас твоя очередь!..

Удар прошел вскользь, оставив на задубевшей коже-коре только небольшую вмятину. Рука метнулась назад, сделав обманный маневр, и, на глазах увеличившись в размерах, наотмашь хлестнула девушку по лицу. Удар был так силен, что Нэрис, не успев даже вскрикнуть, кубарем откатилась к стене, по пути пребольно стукнувшись затылком о портик камина. Перед глазами все поплыло… И сквозь гул в ушах, сквозь грохот, визг фэйри и ожесточенную ругань двух усопших бойцов до нее донесся чей-то незнакомый надтреснутый голосок:

– Я тебе покажу, карга старая, как в моем замке беспредельничать! А ну, убери хваталку свою, пока с корнем по пальцу не повыдергал! Ишь, разгулялась, в чужом-то саду!

Нэрис, проморгавшись, подняла голову. И округлила глаза: зловредная ручища, извиваясь не хуже змеи, летала по воздуху. А на ее узловатом запястье, вцепившись в кору всеми четырьмя лапами, лихим наездником скакало маленькое, не больше кошки, мохнатое существо с оскаленными, мелкими, как дробленый камень, зубками. Существо пребывало в ярости.

– Брауни… – только и смогла выдохнуть девушка, с усилием садясь. К ней, держась одной рукой за горло, подползла Грейс – ноги ее пока не слушались.

– Спасибо, – прохрипела красавица, привалившись, по примеру Нэрис, спиной к каменной стене. – Думала, задушит… тварь богомерзкая! А это еще кто?

– Брауни, – повторила леди Мак-Лайон. – Хозяин замка…

– Ну и скачет! – восхищенно покачала головой Грейс.

Нэрис улыбнулась:

– Они еще и не такое могут! Вы не смотрите, что он маленький… Уж он-то ей задаст!

Из дымохода донесся тоскливый вопль. Кишащие вокруг жители Неблагого Двора дружно повернули головы к камину. Призрак сира Джока ухмыльнулся и подставил ладонь Томасу:

– Наша взяла, приятель!

– А как иначе-то? – Волынщик расплылся в довольной улыбке.

Зеленоглазая Изабель захлопала в прозрачные ладошки. Сидящие на полу дамы переглянулись.

– Мы победили? – подняла брови Грейс.

Нэрис развела руками и, бросив взгляд на взъерошенного брауни и его жертву, весело фыркнула:

– Похоже на то…

Девушка дотронулась до ноющего затылка и поморщилась:

– Голова болит. Но, слава богу, хоть на месте!

Снаружи в дверь каминной залы ударили чем-то тяжелым. Все участники «сражения» замерли.

– Нэрис! – раздался из коридора встревоженный голос лорда Мак-Лайона. – Что это за игры, зачем заперлась? Леди Кэвендиш там с тобой? Сэр Дэвид уже двери ломать собрался!

Дамы вздохнули в унисон и посмотрели друг на друга.

– Наконец-то, – буркнула Грейс. – К шапочному разбору!

– И не говорите. – Нэрис сделала попытку подняться, но передумала. – Ну их, пусть ломают. Меня ноги не держат.

– Аналогично, – жалобно вздохнула леди Кэвендиш. И снова посмотрела в сторону камина.

Утомившаяся от бесполезного сопротивления бурая рука, судорожно подергиваясь, билась о камни пола. Сидящий на ней верхом и с урчанием отгрызающий куски коры брауни издал торжествующий возглас и ловко заломил Матери Ночи большой палец. Голос из дымохода взвыл дикой кошкой:

– Отпусти!

– Разбежалася! – ворчливо заявил домашний дух. – Чтоб ты вдругорядь явилась безобразничать?!

– Не приду я больше!

– Не верю… – Шерстистый комок оскалил зубки и нацелился на подрагивающий мизинец.

Из каминной трубы посыпались хлопья сажи:

– Клянусь ночью, не приду! Отпусти!.. Проси что хочешь, отпусти только!

– Вона как мы заговорили, – удовлетворенно хмыкнул брауни. – А то было гонору… Значится, так! Убирай отседа своих землероек, чтоб и духу их тута не было! Энто для начала…

– А он мне нравится, – одобрительно шепнула Грейс. – Парень не промах!

– Они практичные, – со знанием дела отозвалась Нэрис, вспомнив оставшегося в папином замке маленького друга. Этот был, пожалуй, чуть повыше, жилистый и донельзя боевой, а так – почти как две капли воды похожи! «Не зря я кухарку бранила, – подумала девушка, глядя, как фэйри, повинуясь нервному движению указательного пальца поверженной руки, начинают таять в воздухе. – Еще раз она сливки коту своему скормит, обоих выгоню взашей!»

– Вот так-то лучше, – одобрительно высказался брауни, придирчиво оглядев опустевшую каминную залу. – Чтоб больше сюда ни ногой… и ни рукой! Не то до локтей обкорнаю… И к девочке чтобы не приставали! Мой замок, моя хозяйка, а тебе тут делать нечего! Еще раз увижу – пущу на дрова, поняла?!

– Поняла-поняла, – быстро забормотали из дымохода. – Не тронем мы ее…

– И чтоб без всяких там проклятий да порчи! – веско прибавил домашний дух. – Знаю я вас. Поклянись, головешка!

– Ночью клянусь! – взвыл голос.

Нэрис, сосредоточенно морща брови, поднялась на дрожащие ноги:

– Погоди, хозяин!.. Есть еще кое-кто… Эй, вы, немедленно снимите свое проклятие с сира Лоуренса!

– На это мы не договаривались, – недовольно зашипела Мать Ночи. – Он тебе не родственник, женщина!

– А ну, цыц! – прикрикнул брауни и посмотрел на девушку исподлобья: – Кто таков?

– Сосед наш, лорд Манро. Они еще его прадедушку прокляли, может, и было за что, да только сир Лоуренс тут не виноват!

– Энто лис тот, что ли? – проявив удивительную осведомленность, припомнил домашний дух. – Знаю. Сродственник мой у него в дому хозяин. Нареканий не слыхал, обычаи чтит… Эй, ты, делай, как девочка сказала!

– Не дождетесь! – уперлась рука. Брауни вздохнул и надавил на вывернутый палец. Мать Ночи снова взвыла: – Ну хорошо, хорошо! Не выкручивай так, мочи нет… Ваша взяла – ни дети его, ни внуки, ни правнуки, никто из рода Манро больше зверем не будет… Однако ему придется смириться! Ежели бы вы до первого превращения успели, остался бы человеком. А теперь не воротишь – так и бегать ему до самой смерти лисой в полнолуние.

Рука из последних сил дернулась, изогнулась, сбросив с запястья брауни, и со свистом исчезла в черном зеве дымохода. Колдовское пламя погасло. Все вздохнули с облегчением, не обращая даже внимания на то, что зала снова погрузилась во мрак. Но эта темнота была уже совсем другой – мирной, теплой… Брауни почесал волосатое острое ушко и дунул на поленья. Те снова занялись огнем.

– Так-то лучше! – удовлетворенно кивнул комок шерсти.

Нэрис опустилась на корточки:

– Спасибо тебе! Без тебя бы не справились.

– Так оно и понятно, – важно кивнул брауни. Потом прислушался к голосам из коридора и буркнул: – Пора мне. Не то счас эти дуболомы двери ломать начнут, имущество портить… – Он обернулся к троице призраков: – И вам пора! Эк вас понабежало, не дом, а усыпальница. Ты это, – он посмотрел на Нэрис, – давай, прощайся с ними скорее! Я пока двери чуток подержу…

– Спасибо, – повторила леди Мак-Лайон и выпрямилась: – Сир Джок, благодарю. Вы очень нам помогли.

– Это я завсегда! – с готовностью отозвался старый вояка, лихо крутанув ус. – Если опять что – зови!

– Разохотился! – недовольно чихнул брауни. – От оно мне надо – снова такие скачки?! Брысь домой, все б тебе мечом махать! Ведь и после смерти ему не лежится…

Сир Джок широко ухмыльнулся и, сунув меч в ножны, растворился в стене. Нэрис подошла к Томасу:

– Спасибо… И вам спасибо, леди. – Она присела перед зеленоглазой красавицей в вежливом поклоне. – Хоть вы у нас Тома и забрали…

– Не я бы взяла – другие бы взяли, – ответила та. – А уж я больше не обижу! Ни его, ни кого другого. Пускай люди не боятся больше моего замка! Я ждала – и я дождалась, больше мне никто не нужен… – Зеленые глаза обратились к волынщику. Тот улыбнулся.

– А мне и подавно! Вы не печальтесь, моя леди, – Он перевел взгляд на Нэрис. – И Ивар пускай себя не изводит… Я его знаю, он ведь только с виду такой неприступный да деловой. Переживает ведь, да?

– Очень, – опустила плечи девушка.

Томас снова улыбнулся и обнял одной рукой свою спутницу:

– Ничего, печаль пройдет. И вы уж помогите ей скорее рассеяться, моя леди! Друзья – оно, конечно, хорошо, но любимую женщину все равно не заменят… Нам пора, хозяин прав. Уж рассвет не за горами.

– Понимаю, – кивнула девушка. – Спасибо еще раз… И прощайте!

Призраки медленно растворились в воздухе.

Брауни кивнул:

– Так-то лучше! Ну и я пойду… Что тут топтаться, пятки морозить? – Он посмотрел на Нэрис и добавил: – А ты все-таки того… другой раз аккуратнее! Думай сначала, а потом лезь, куда не просили. Хорошо, тут я есть! А кабы они вас в лесу прихватили?

– Даже помыслить страшно! – замахала руками побледневшая девушка.

– От то-то же, – назидательно поднял лапку вверх домашний дух. – Ну бывайте…

– До встречи, – улыбнулась Нэрис и, вспомнив, крикнула ему вдогонку: – Завтра свежих сливок принесу!

– …и печенья, – донеслось уже из-за камина. – Очень уж оно у тебя удачно получается…

– Обязательно, – пообещала леди Мак-Лайон. И подала руку Грейс: – Вставайте. Теперь все кончилось, уже точно.

– Надеюсь. – Леди Кэвендиш поднялась на нетвердые ноги. – Платье порвала. Не замок, а сумасшедший дом…

– Да уж, – кивнула Нэрис.

Снаружи, из коридора, раздался топот. Дверь вздрогнула от сильнейшего удара и распахнулась, явив взгляду дам их встревоженных мужей – при мечах и длинной дубовой лавке, которую они, видимо, приспособили под таран. За спинами двух лордов топтались слуги, солдаты из гарнизона и норманны.

– Нэрис! – запыхавшийся Ивар быстро скользнул по жене глазами, убедился, что с ней все в порядке, и, узрев перевернутый стол впремешку с разбросанными стульями, присвистнул: – Ну и картинка! У вас тут что, ураган прошелся?

– Ну, как бы… – замялась девушка, – вроде того… А вы разве ничего не слышали?

– Да тихо было. – Он оглянулся на сэра Дэвида.

Тот кивнул:

– Только дверь не открывалась. Грейси, с тобой все в порядке? Что вы тут делали?

Женщины переглянулись. Нэрис пожала плечами. Леди Кэвендиш безмятежно улыбнулась супругу:

– Ничего особенного, милый. Мебель двигали.

– Вдвоем?! – вздернул брови лорд Мак-Лайон.

Нэрис развела руками:

– А что такого? Небольшая перестановка… Хотя стол, конечно, оказался тяжеловат. И я, пожалуй, притомилась! Грейс?..

– Согласна. – Красавица, пряча улыбку, взяла под локоть сэра Дэвида. – Пойдем спать, дорогой. Эти смены интерьера… они, знаешь, так утомляют!

Ивар молча проводил взглядом чету Кэвендиш, снова оглядел разгромленную каминную залу и покачал головой. Мебель они двигали, как же! Что за секреты? И дверь эта… С чего б ее вдруг заклинило? Он поднял глаза на жену:

– Нэрис…

– Я – спать! – быстро сказала она, опасаясь очередного длинного и нудного допроса. – Давай завтра, Ивар, ладно? Как там у вас с лордом Манро все прошло – благополучно?

– Почти. – Он придержал спешащую к двери супругу за локоть. – Куда ты опять понеслась? Спальня никуда не денется.

– Мне еще в кузню забежать надо. – Девушка, приподнявшись на цыпочках, быстро чмокнула озадаченного мужа в щеку и, подобрав юбки, испарилась в направлении черного хода.

Лорд только руками развел.

– Черт знает что! – сердито буркнул он себе под нос. – Ну ладно, стол перевернутый… Ну бог с ней, с дверью… Но кузница-то ей в пятом часу утра на кой сдалась?!

Он беспомощно обернулся на топчущегося в проеме двери Эйнара. Тот взлохматил волосы пятерней и пожал плечами:

– Женщины!..

– Эх, – подтвердил Творимир.

Ивар согласно вздохнул:

– И не говорите…


Содержание:
 0  Капкан для гончей : Надежда Федотова  1  Глава 1 : Надежда Федотова
 2  Глава 2 : Надежда Федотова  3  Глава 3 : Надежда Федотова
 4  Глава 4 : Надежда Федотова  5  Глава 5 : Надежда Федотова
 6  Глава 6 : Надежда Федотова  7  Глава 7 : Надежда Федотова
 8  Глава 8 : Надежда Федотова  9  Глава 9 : Надежда Федотова
 10  Глава 10 : Надежда Федотова  11  Глава 11 : Надежда Федотова
 12  Глава 12 : Надежда Федотова  13  Глава 13 : Надежда Федотова
 14  Глава 14 : Надежда Федотова  15  Глава 15 : Надежда Федотова
 16  Глава 16 : Надежда Федотова  17  Глава 17 : Надежда Федотова
 18  Глава 18 : Надежда Федотова  19  Глава 19 : Надежда Федотова
 20  Глава 20 : Надежда Федотова  21  Глава 21 : Надежда Федотова
 22  Глава 22 : Надежда Федотова  23  Глава 23 : Надежда Федотова
 24  Глава 24 : Надежда Федотова  25  вы читаете: Глава 25 : Надежда Федотова
 26  Глава 26 : Надежда Федотова  27  Глава 27 : Надежда Федотова
 28  Глава 28 : Надежда Федотова  29  Глава 29 : Надежда Федотова
 30  Глава 30 : Надежда Федотова  31  Эпилог : Надежда Федотова
 32  Использовалась литература : Капкан для гончей    



 




sitemap