Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 16 О практической пользе психологии : Юлия Фирсанова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




ГЛАВА 16

О практической пользе психологии

— Это случилось вскоре после смерти отца, — собравшись с духом, начала медленно говорить Сария. — Я помогала ему во всех делах, пока он был жив, а потом по распоряжению ее величества Бъянхе была назначена на его место. Однажды ночью мне плохо спалось — приснился папа, а потом никак не могла снова закрыть глаза, — тогда я решила пойти поработать в библиотеке ночью. Когда вошла, было темно и тихо, я не хотела включать свет во всех залах, думала обойтись настольной лампой, поэтому двигалась в темноте. Каждый угол мне здесь с раннего детства знаком. Те книги, которые меня интересовали, лежали в третьем зале. Я спокойно шла по библиотеке, у меня очень мягкие ночные тапочки из пуха гироко, поэтому шаги почти не слышны. И вот в том самом зале, куда шла, я услышала какое-то бормотание и увидела это: какой-то мертвенно-голубой призрачный свет и в этом неестественном жутком свете — его. Он сидел в кресле у остывшего камина. Я закричала, он быстро обернулся. Помню только темные провалы его мертвых глаз, в которых вспыхнуло яростное черное пламя, а потом темнота. Стражники прибежали на мой крик и привели меня в чувство. Когда я очнулась, в кресле, конечно, уже никого не было. О благая Зигита! Не знаю уж почему, но я всю жизнь смертельно боюсь привидений и тогда чуть не умерла от страха. Ну да ведь призраков все боятся, наверное… — У девушки от волнения перехватило дыхание.

«Я тоже боялась, пока живой была», — тихонько вспомнила Элька знаменитый анекдот, думая о том, что если она скажет эту забавную фразочку вслух, то Сария точно завизжит или грохнется в обморок, и если второе Элька еще как-то вытерпеть бы могла, то дамский визг сроду не переносила, считая его самой глупой из всех реакций на опасность. Если уж не можешь себя защитить, то звать на помощь надо таким ором, чтоб вся округа содрогнулась, а визги-писки… б-р-р-р, толку никакого!

— Малышка была очень напугана, и, поскольку раньше она видениями не страдала, я решил, что девушка и правда могла видеть некую бестелесную сущность. Дворец стар, и в его истории много зла и боли, рвущейся на свет даже сейчас, в наши мирные времена. Чтобы это создание более не докучало Сарии, я по велению королевы провел стандартный обряд изгнания, и больше никаких проявлений в библиотеке не замечали, — спокойно пояснил Альмадор и для Лукаса добавил: — Это был обряд «Затворения дверей».

— Да уж, грязь от твоих магических кругов только луны две назад как отмыли, — пренебрежительно фыркнул Хорхес без всякого внешнего почтения к магистру.

Маг философски пожал плечами, мол, у всякой профессии свои издержки, и достал еще один листик из кисета, видимо надеясь, как некоторые придурки из рекламы, что свежее дыхание и впрямь облегчит понимание.

— Ясно, благодарю за рассказ, сеорита, а вы не запомнили лица этого призрака? Быть может, вы могли бы узнать его? — с иезуитской настойчивостью подкинул вопросик дотошный Лукас.

— Я видела все очень смутно, только бледное лицо, провалы глаз и темные одежды. Дело в том, что я забыла свои очки на столе в библиотеке еще вечером, поэтому не смогла четко видеть происходящее. И хвала богине! Будь это иначе, я б, наверное, отдала душу Зигите от ужаса, — снова задрожав всем телом, прошептала бедняжка Сария.

— Значит, именовать этого призрака при изгнании не смогли, — чему-то довольно улыбаясь, констатировал маг.

— Да, — с огорчением согласился Альмадор, понимая, что не выполнил одного из главных условий для заклятий абсолютного изгнания.

— А у вас, в Ильтарии, все настолько сильно, как Сария, привидений боятся? — задала неожиданный вопрос высшему жрецу Элька.

— Пожалуй, нет, — задумчиво ответил Зидоро. — Пресветлая Зигита милостива и учит, что не следует бояться неприкаянных душ, не нашедших успокоения в ее объятиях. Но с суевериями, выжившими во мраке тысячелетий, бороться трудно, страшные сказки среди людей куда популярнее истины.

— Я знаю, что духов бояться не надо, мне и папа об этом не раз говорил, все подсмеивался над моими страхами, — покаянно всхлипнула Сария, комкая уже насквозь мокрый платочек, который то и дело прикладывала к глазам на протяжении всей беседы. — Но почему-то все равно с детства их просто жутко, до обморока, боюсь.

— Они вас пугали тогда или кто-то рассказывал страшные истории? Может быть, вы прочитали что-то ужасное в книгах? — настойчиво начала бомбардировать несчастную стрекозку вопросами неумолимая Элька.

— Нет, я ничего такого не припомню, — робко и неуверенно пожала плечами библиотекарша.

— Ага, — оптимистично воскликнула Элька. — Значит, у вас может быть старая психологическая травма, из которой и вырос этот страх перед призраками.

Все, в том числе и Рэнд с Лукасом, давно потеряли нить Элькиных рассуждений и не понимали, к чему она клонит, но тем не менее спокойно ждали, что из этого выйдет. Маги и жрец просто потому, что знали — рано или поздно все объясняется, воины и вор потому, что не хотели показывать своего невежества. Однако Сария, пусть даже испуганная, но не утратившая неистребимой тяги к познанию, доставшейся ей в наследство от отца и направившей на стезю библиотекаря, непонимающе переспросила:

— Что-что?

— Я говорю, что когда-то давно ты могла испугаться привидения или чего-то, связанного с ними, испугаться настолько сильно, что напрочь забыла, — такое бывает. Но какая-то часть твоей души глубоко внутри все еще помнит этот ужас и постоянно напоминает о нем, — перевела свою речь Элька. — Страх же этот может быть совсем незначимым для тебя взрослой, очень детским и наивным. И если тебе удастся с помощью магии вспомнить об истоках этого ужаса сейчас, ты можешь счесть его чепуховым и навсегда избавиться от боязни привидений.

Маги в очередной раз получили свое объяснение. Сария неуверенно моргнула. Ильтарийцы с неожиданным уважением поглядели на приставучую девицу, умеющую не только мыть юбки в фонтанах, но и осведомленную о столь загадочных вещах.

— А поскольку твоя жизнь с раннего детства была связана с библиотекой, есть шанс, что испугалась ты впервые именно здесь, поэтому мы сможем узнать что-то полезное и о нашем изгнанном призраке, вряд ли они тут толпами шастают, — удовлетворенно закончила Элька.

— Вы считаете, сеорита, что призрак мог украсть книги? — наконец спросил по существу Хорхес, всем своим видом показывая, что не верит в такую выдающуюся нелепицу — привидений-воров. — Зачем мертвому книги, и где бы он стал их хранить, в собственной могиле?

— А вот на эти вопросы нам еще нужно ответить, — потирая руки, признался Лукас, он нутром чуял, что Элька и Макс правы. Без призрака здесь точно не обошлось. Вот только как узнать о воспоминаниях Сарии?

Последний вопрос Д'Агар произнес вслух и покосился на Эльку. Если уж она подсказала идею порыться в воспоминаниях девушки, может, подскажет, и как это сделать. Все-таки хаотичное колдовство, как почти каждая стихийная магия, имеет сильную интуитивную основу.

Элька задумчиво побарабанила пальчиками по ручке дивана и сказала:

— Если бы мы обратились к помощи гипноза — это некая разновидность воздействия на сознание человека, — то Сарию погрузили бы в гипнотический транс, попросили мысленно вернуться в то время, когда она начала бояться призраков, и описать все то, что тогда происходило. Но нам нужно не только услышать рассказ о том, что помнит ребенок Сария, а и лицезреть происходящее. Наши целители для того, чтобы заставить человека уйти в сон, пользуются небольшим предметом, отражающим свет: зеркальцем или кристаллом. А нельзя ли воспользоваться чем-то похожим, но сделать так, чтобы мы все видели и слышали случившееся как запись на магическом кристалле видеотеки?

Теперь настал черед задуматься Лукасу и Альмадору над магическим воплощением психологической техники урбомира. Они повели разговор о том, какие чары надо сотворить, чтобы они максимально соответствовали поставленной задаче.

Видя, что предложение Эльки принято всерьез, Хорхес, потеряв остатки своей сдержанности и напрочь забыв об угрозе превращения в квакающее земноводное, взбунтовался:

— Вы не имеете никакого права вмешиваться в жизнь девушки, копаться в ее памяти, мучить ее заклинаниями только ради того, чтобы проверить совершенно бредовое предположение!

Эльке показалось, что еще немного — и из-под пышной шевелюры сеора послышится свист и вырвется струйка пара, а тут «кипяточку» решил подбавить Рэнд. Нахально фыркнув, вор заметил:

— Нам поручено расследование, и приказ королевы ясен: ты, Хорхес, и все присутствующие должны оказывать помощь в разборе этого дельца, а методы, какими вашу проблемку решать, мы вольны выбирать сами.

Не дожидаясь, пока горячего ильтарийца окончательно понесет, Элька посмотрела прямо в глаза возмутителю спокойствия и цинично прибавила:

— И нет ни грана нашей вины в том, что у вас уже в печенках сидит вся эта история с кражами книг, донимает упреками в некомпетентности королева, а вы не можете признаться Сарии, что влюблены в нее без памяти. Так что, если не можете сказать что-то стоящее, заткнитесь, тихо сопите в тряпочку и не чините препятствий в работе тем, кто тут по-настоящему полезен.

Мигом позабыв о дерзком щуплом хаме, Хорхес вылупился на девицу и покраснел так густо, что даже его смуглая кожа не смогла скрыть предательский румянец. К тому же сеор лишился дара речи и некоторое время только и мог, что открывать и закрывать рот, точно готовился к превращению в рыцаря-лягушку. А что оставалось бедолаге, если нахальная девица, не соврав ни единым словом, играючи раскусила все его потаенные мысли. Ахнув, Сария тоже залилась краской и метнула из-за плеча на идальго удивленный, робкий, но отнюдь не равнодушный или возмущенный взгляд.

А вот у Зидоро, которому тоже сегодня от Эльки перепало немало, особенно по части туалета, на губах заиграла довольная улыбка. А что высшему жрецу было скрывать свое веселье? Благодаря сану он мог позволить себе смеяться надо всем, что казалось смешным, вне зависимости от мнения окружающих, в том числе и над дурацким положением, в котором очутился скрытный кузен.

— Милая сеорита. Она у вас всегда так на язычок остра? — поинтересовался у Гала живчик Альмадор, пряча в уголках глаз усмешку, от чего только заметнее стали куриные лапки морщин.

— Хуже, — честно признался воин, немного сочувствуя очередной жертве Элькиного красноречия, но понимая, что на сей раз отповедь девушки пришлась как нельзя более кстати.

Отвлекшись от теоретического обсуждения заклинаний, Лукас безукоризненно вежливо, но решительно обратился к Хорхесу:

— Смею вас заверить, сеор, какие бы заклинания я ни применил к сеорите Сарии, это ей ничем не повредит ни в физической сфере здоровья, ни в метафизическом плане души. Более касаться этого вопроса я не намерен. Единственная, кто может позволить или не позволить мне наложить чары, это сама юная сеорита. И только ей решать, дозволено ли мне будет их применить! И только ее доверие мне нужно. Вы доверяете мне, сеорита?

Сария чуть виновато улыбнулась Хорхесу, тот ответил ей чрезвычайно смущенным, но полным пылкой надежды взглядом, и перевела серьезный взор на Лукаса. Маг спокойно сидел и ждал ее слов. И пусть одеждой он походил на записного франта, но глубокая спокойная мудрость, светившаяся сейчас в его ярких зеленых глазах, разом успокоила все тревоги девушки. Она взглянула на магистра Альмадора, и маг ободряюще кивнул библиотекарше. Для нее, в отличие от студиозов-магиков, дрожащих пред грозными очами великого магистра, он всегда был добродушным безобидным стариканом. Сария собрала всю свою храбрость и серьезно кивнула:

— Да, я верю вам. Пожалуйста, испробуйте на мне это заклинание. Я хочу вернуть книги и сделаю все, что от меня зависит, чтобы это случилось. Это мой долг королевского библиотекаря! А если ваши чары помогут еще и победить мой страх, как говорила сеорита Элька, будет просто прекрасно! Я готова!

— Сеорита, я восхищен вашей мудростью, — слегка польстил библиотекарше маг, чтобы укрепить ее мужество. — Мы сейчас приготовим заклинание. Оно будет состоять из нескольких совершенно безопасных базисных элементов. Нам только нужно будет применить их в новом сочетании и последовательности.

В голосе Лукаса слышалась такая абсолютная уверенность в своих силах, что магу можно было только позавидовать. Элька припоминала многочисленные слухи о неудачных последствиях гипнотического воздействия. Впрочем, то были слухи ее мира, а магам она сейчас верила куда больше, чем докторам, может быть, потому, что печального опыта общения с последними поднабраться еще не успела. А вот о некоторых представителях славного племени служителей Гиппократа, особенно тонкой сферы психиатрии, этого никак нельзя было сказать. Поэтому на сей раз, что удивительно, Элька сочла нужным промолчать.

Обсудив еще какие-то детали колдовства, опытные маги быстро пришли к единому мнению относительно процедуры «гипноза», им достаточно было уловить суть процесса, чтобы скомпоновать известные чары в новое ступенчатое заклинание. Д'Агар в очередной раз залез в свой безразмерный чемоданчик и извлек оттуда что-то массивное, завернутое в черный бархат. Бережно развернув ткань, маг достал два зеркала: одно — большое, овальное, металлического блеска, в тонкой оправе из черного металла, и второе, чуть меньше, странное дымчато-серое, не отражавшее ничего, с подставкой-треножником в виде стоящих на хвостах серебристых змеек с изумрудными глазками. Большое зеркало Лукас положил на стол, а меньшее установил прямо на него. Сарию попросили перебраться с дивана в глубокое кресло, чтобы можно было сидеть расслабившись, и снять очки.

Очарованные загадочными приготовлениями наблюдатели тоже предусмотрительно расселись поближе к зеркалам. Никому не хотелось пропустить обещанное кино. Хорхес снова молчаливым стражем встал за спиной Сарии, готовый защитить ее ото всего мира в целом и любой мелкой опасности в частности. Уже ощутимо стемнело, но Лукас просил пока не включать светильники. А дабы участники действа и подопытные не натыкались впотьмах друг на друга и окружающие предметы, маги зажгли несколько небольших тусклых шариков.

Зидоро, покровительственно возложив руку на голову девушки, прочитал короткую молитву пресветлой Зигите, прося помощи в предстоящем деле и защиты для юной неопытной души. Четверка пришельцев, уже успевшая убедиться в действенности силы жреца, во всяком случае по части открывания дверей библиотек и освещения, терпеливо подождала окончания небольшого обряда, снявшего часть волнения девушки.

Когда все приготовления завершились, Лукас откупорил какой-то темный маленький флакончик и быстрым отработанным движением тонкой кисточки нанес на лоб Сарии невидимые знаки прозрачной жидкостью. Аромат лаванды, дарящей добрые сны и утешение, разлился в воздухе.

Тщательно закрутив крышку пузырька, маг потушил весь оставшийся свет и мягко попросил девушку:

— Попытайтесь расслабиться, сеорита, и не отрывайте взгляда от зеркала. Оно должно стать лабиринтом отражений памяти вашей души!

Сария кивнула и, откинувшись на мягкую спинку кресла, постаралась максимально точно выполнить инструкции мага. Лукас начал читать заклинание:


Энтре аукс абос филер,
Ля барде жисте эгифэр!
Улле меркан айюс хилер,
Де ланже рэнже алифер!..

Под мелодичные, чуждые уху кантеррцев звуки девушка, казалось, задремала с открытыми глазами. Ее тело расслабленно обвисло в объятиях кресла, головка немного откинулась назад. Но глаза продолжали смотреть на серую мглу странного зеркала-треножника. Маг, не прекращая говорить, кончиками пальцев левой руки коснулся поверхности предмета, а второй дотронулся до лба девушки, как раз там, где рисовал невидимые знаки. И слова Лукаса неожиданно снова стали понятны Эльке. Это были странные, уже немного знакомые по созданию Хранителя Снов стихи:


Заклинаю тебя своей силой,
Стань нам зримой и ощутимой,
Пусть пора, где родился страх,
Отразится сейчас в зеркалах!..

Маг устанавливал заклинание-связь между девушкой и магическими предметами. А после маленькой паузы последовала новая череда уже не рифмованных слов, обращенных, собственно, к зачарованной Сарии. Общий смысл их Элька также смогла уловить: «Иди вглубь себя, найди час рождения страха, смотри со стороны и слушай, покажи его нам. Когда позову, вернись обратно и помни!»

Пока Лукас говорил, серая поверхность стоящего зеркала, казалось, стала больше и пошла волнами, но нет, это из глубин его начала изливаться призрачная светящаяся дымка, которая, отражаясь от металлического глянца лежащего зеркала, все густела и собиралась в форме эллипса над поверхностью стола. Потом дымка начала оттягиваться к краю эллипса, середина его еще больше просветлела, и в нем все яснее и яснее начали проступать контуры изображения: полутемный, освещенный лишь лунным светом уже знакомый зал библиотеки. Картинка становилась все более четкой, вот наблюдатели узнали второй из залов и увидели, как по нему тихонько, словно маленькое привидение, идет маленькая, лет четырех, девчушка в длинной ночной сорочке. Восторженно оглядывая ставшую в сумраке такой непривычно-новой обстановку, девочка двигалась в сторону арки, соединяющей второй и третий залы. Оттуда лился мягкий свет и — резко включился звук — доносилось два мужских голоса. Кто-то коротал время за дружеской беседой. Тапочки девчушки, похожие на два пушистых шарика, мягко ступали по мраморным плиткам пола, она двигалась неслышно, словно маленький призрак. А там, на свету, продолжали разговор два голоса, и заклинатели все отчетливее разбирали слова:

— …Нет, Тормесо, эта новая книга Вальдиронио просто смешна. Научное исследование?! Какое издевательство над самим высоким словом «наука». На сей раз этот паяц взялся за совершенно незнакомый ему предмет и пытается создать видимость осведомленности, запугивая читателей абсолютной чушью, страшными сказками, собранными по деревенским лавкам. Эти истории способны вогнать в дрожь разве что трехлетних детишек. Более старшие ему все равно не поверят! Как могла королевская библиотека заказать подобное произведение? От него за версту несет фальшью! Нет, каков вздор!

В говорившем это властном, звучном голосе отчетливо проскальзывали нотки раздражения.

— Полно, Рогиро, — добродушно пропыхтел второй голос. — Не кипятись, друг мой. Неужто ты думаешь, что я совсем выжил из ума? Я заказал эту безделицу только потому, что думал, она тебя позабавит!

— Позабавит?!! Может быть, для тебя она и смешна, — уже менее гневно ответил сеор, названный Рогиро. — Но меня она просто вывела из себя. С абсолютной уверенностью, словно совершенную истину, посланную Зигитой, утверждать подобную ерунду. Ты только послушай бред этого шарлатана, названный рассказом очевидца. — Зашелестели страницы. — «И в полной темноте разливался мертвенно-желтый трупный свет, доносился тошнотворный запах гниющей плоти». Как он вообще себе представляет «трупный свет»? И что это он привидения с поднятым покойником путает, гнусное порождение ослицы? А как, по его мнению, я, достойный сеор, слава рода, должен выглядеть? — Вновь зашуршали страницы, и мужской голос с каким-то злым азартом продолжил: — Вот я тебе сейчас покажу! Нравится?

— Уф, гадость какая, — выдохнул от неожиданности тот, кого назвали Тормесо. — Истинный ужас! Уймись ты, Рогиро, Зигиты ради!

— А ты, сей миг узревши, меня злосчастного, обязан «вскрикнуть и схватиться за сердце, враз поседевши и страшно вращая глазами», — злорадно продолжил Рогиро, все еще цитируя ненавистного Вальдиронио.

— Так, что ли? — шутливо фыркнул Тормесо и запыхтел еще больше, видимо что-то изображая.

— Трепещи, несчастный! Сильнее! — злорадно провыл довольный голос Рогиро.

К этому времени маленькая девочка, с личиком-сердечком и длинными черными волосами, уже преодолела темный зал и вступила под арку. Следующий зал, в котором горел камин, предстал перед ней как на ладони. Она увидела и отца, полного мужчину, застывшего в кресле с гримасой несказанного ужаса на лице, и нависшее над ним чудовище. Жуткий, светящийся прозрачно-голубым по краям, а к середине желтым силуэт, сквозь который был виден камин, стол с раскрытой книгой и бутылкой вина. Это, кажется, был мужчина, глаза его зловеще отливали гранатово-красным, рот искажала глумливая усмешка. Но голову призрак небрежно, словно шляпу, держал под мышкой. На призрачном теле висели призрачные же обрывки когда-то роскошного камзола.

Девочка истошно закричала, приложив ладошки к щечкам. Страшное существо рядом с отцом ужасно походило на картинку из книжки Вальдиронио «Научный трактат о призрачных явлениях», который она днем, тайком от всех и замирая от страха, листала в библиотеке. Глазки Сарии закатились, и она рухнула на пол.

— Доченька! Сердечко мое! — тревожно вскрикнул Тормесо, на сей раз переменившись в лице по-настоящему.

Толстячок выкатился из кресла и устремился к упавшей девочке.

— Ну вот, доигрались, ребенка напугали, — в смущенном замешательстве пробормотал Рогиро, мгновенно утратив зловещие покойницкие очертания, положенные каждому уважающему себя призраку, по словам шарлатана Вальдиронио. В считаные секунды облик собеседника библиотекаря, вернув на место голову, стал один к одному соответствовать тому портрету элегантного сеора, предка Зидоро, что привлек внимание и удостоился реверанса Эльки по дороге в библиотеку, разве что прибавилось некоторой интригующей прозрачности и десяток лет.

Между тем эллипсоидный экран, через который команда следила за происходящим, снова начал тускнеть, подернулся серой дымкой, а потом она и вовсе втянулась обратно в зеркало.


Содержание:
 0  Божий промысел по контракту : Юлия Фирсанова  1  ГЛАВА 1 Третий звонок : Юлия Фирсанова
 2  ГЛАВА 2 Знакомство : Юлия Фирсанова  3  j3.html
 4  ГЛАВА 4 Крик в ночи : Юлия Фирсанова  5  ГЛАВА 5 Проверки на прочность : Юлия Фирсанова
 6  ГЛАВА 6 Особенности создания Хранителя Снов в темное время суток : Юлия Фирсанова  7  ГЛАВА 7 Об обидах скрытных мужчин и девичьих секретах : Юлия Фирсанова
 8  ГЛАВА 8 Проблемы нравственности и двуличности : Юлия Фирсанова  9  ГЛАВА 9 Один немаловажный разговор : Юлия Фирсанова
 10  ГЛАВА 10 Сборы : Юлия Фирсанова  11  ГЛАВА 11 Явление в Храме Зигиты : Юлия Фирсанова
 12  ГЛАВА 12 Забытая библиотека : Юлия Фирсанова  13  ГЛАВА 13 Дорожные происшествия : Юлия Фирсанова
 14  ГЛАВА 14 К расследованию приступить! : Юлия Фирсанова  15  ГЛАВА 15 Опрос свидетелей : Юлия Фирсанова
 16  вы читаете: ГЛАВА 16 О практической пользе психологии : Юлия Фирсанова  17  ГЛАВА 17 Ловушка для призрака : Юлия Фирсанова
 18  ГЛАВА 18 Развлечения и ожидания : Юлия Фирсанова  19  ГЛАВА 19 Королевские разочарования : Юлия Фирсанова
 20  ГЛАВА 20 Прощальная : Юлия Фирсанова  21  ГЛАВА 21 Маленькие домашние проблемы : Юлия Фирсанова



 




sitemap