Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 19 Королевские разочарования : Юлия Фирсанова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




ГЛАВА 19

Королевские разочарования

Не ведая о том, что творит Элька, Лукас преспокойно, даже с приятным предвкушением, следовал за Хорхесом по коридорам дворца. Не сказать, чтобы начальник стражи наслаждался обществом мага — грозного повелителя лягушек, — но заманивать его в ближайший сортир и мочить не собирался. Все более пышное дворцовое убранство свидетельствовало о том, что покои королевы близко. Вот остались позади очередная пара лестниц, тройка поворотов, и мужчины оказались перед широкими двустворчатыми дверями, у которых стоял почетный караул. При появлении начальства четверо бравых вояк постарались придать своим сонным физиономиям максимально бодрый вид и вытянулись в струнку, забряцав металлом. Не обращая внимания на эти потуги, Хорхес небрежно кивнул охранникам и прошел внутрь. В прихожей на низеньких диванчиках и креслах клевали носом несколько хорошеньких темноволосых фрейлин королевы. Позабыв о вышивке в руках, еще парочка более бодрых девушек с милыми мордашками тихонько чирикали о чем-то своем, женском. Предупрежденные королевой о возможном визите, девушки вежливо ответили на приветствие сеоров и проводили посетителей заинтересованными взглядами до очередных дверей в святая святых. А потом, разбудив товарок, принялись сплетничать с удвоенной силой. Пусть дальше дверей королевских покоев слова их пойти не смели, но уж между собой любопытные дамочки всегда готовы были всласть почесать языками. В очередной проходной комнате обнаружилась пятерка симпатичных парнишек лет десяти, рассевшихся в кружок на ковре. Пятерка пажей в одинаковых черно-красных курточках несла дежурство, готовая в любое мгновение сорваться с места и понестись выполнять поручения фрейлин и королевы. Завидев гостей, один шустрый мальчишка быстро смахнул под ковер с широкой подушки, лежащей между ребятами, набор каких-то ярких фишек и горсть мелких монет. Все парнишки приняли абсолютно невинный вид. А один из пажей встал, вежливо поклонился вошедшим и скользнул в следующую комнату для доклада.

— В карждин играют, маленькие мерзавцы, да еще на деньги, — громко фыркнул Хорхес, показывая, что ничто не укрылось от его внимания, и окинул мальчишек нарочито суровым взглядом. — Придется доложить об этих безобразиях сеоре Химесе. Уж старшая фрейлина уши вам оборвет, да еще и родителям отпишет.

Маленькие мерзавцы ответили начальнику стражи чистыми и невинными взглядами несправедливо оболганных святых и нахально улыбнулись, прекрасно понимая, что сеор Хорхес, строгий только со своими стражниками, никогда на них не нажалуется. Не к лицу честному сеору жаловаться, тем более жаловаться женщине!

— Королева ждет вас, сеоры, — доложил с поклоном вернувшийся мальчуган, и мужчины прошли дальше. Паж незаметно скользнул следом за ними.

За последней дверью наконец обнаружилась не очередная прихожая с выводком хорошеньких барышень, а покои самой королевы. Шторы на высоких окнах были задернуты, мягкие тени стлались по покою. Две девушки-фрейлины, к которым тут же присоединился паренек, возились на кушетке у камина с маленькими золотистыми собачками, чем-то неуловимо похожими одновременно на болонок и персидских кошек. Девушки и мальчик укладывали слабо сопротивляющихся сонных животных в корзинку. Похоже, ее величество отпускало своих компаньонок. Сама Бъянхе в вечернем одеянии, похожем на роскошное платье-халат с широкими рукавами, заколотыми богатыми заколками-рубинами на уровне локтя, стояла у высокого бюро, у которого ярко горели шар-лампа и пара канделябров с ароматическими свечами. Королева что-то писала. Полуночно-черные локоны свободно рассыпались по плечам ее величества.

— О! Вот и сеор Лукасо! — оживилась при появлении мага женщина, отложив перо и убирая под крышку бюро написанное.

Милостивая улыбка сверкнула на лице Бъянхе. При виде Хорхеса, маячившего за спиной Лукаса, блеск ее несколько потускнел.

Фрейлины, прихватив корзину с собачками, вышивку и книги, присели в реверансах и тихонько выскользнули за дверь вместе с помогавшим им пажом. Королева вышла из-за бюро и благосклонно протянула магу руку для поцелуя.

— Ваше величество, — запечатлев умеренно пылкий поцелуй на царственной длани, галантно промолвил Д'Агар, — прошу простить меня за столь поздний визит, что нанес я, пользуясь вашим великодушным дозволением.

— Добрые ли вести вы принесли, сеор Лукасо? — осведомилась Бъянхе.

— Надеюсь, ваше величество.

— Вам удалось обнаружить преступника? — уточнила королева, не понимая странного ответа мага. Практичная Бъянхе всегда считала, что вести должны быть либо хорошими, либо нет, а глупые надежды тут ни при чем.

— Oui, теперь мы знаем и его имя, и место, где сокрыто похищенное, — признал несомненный успех в этой области расследования маг.

— Преступник уже схвачен, Хорхес? — небрежно осведомилась королева.

— Нет, — спокойно ответил начальник стражи.

— Но, по крайней мере, вы отправили за ним стражу? — грозно нахмурилась Бъянхе.

— Боюсь, ваше величество, арестовать похитителя книг невозможно, — с едва уловимой улыбкой заявил Хорхес.

— Вот как? — Царственная бровь черной птицей взметнулась вверх, не в силах поверить, что начальник стражи над ней насмехается. — И почему же? В Ильтарии закон превыше всего! Арестовать можно любого, кроме меня самой и принца Сарино. И в вашей компетенции отдать приказ о задержании вора, сколь бы знатен, богат и могущественен он ни был. Не говорите мне, что начальник стражи не осмелился этого сделать! Хорхес, у вас много недостатков, но я никогда не считала вас трусом!

— Я в силах арестовать любого человека, моя королева, — процедил Хорхес, слегка побледнев от сдерживаемого гнева. Иногда королева бывала просто невыносима. — Но только человека!

— Так в чем же дело? — потребовала отчета Бъянхе.

— Сеор Хорхес прав, ваше величество. Не гневайтесь, прекраснейшая из королев, он действительно в силах арестовать человека, но, боюсь, над преступником-призраком не властен никто в мире людском, — тактично вмешался Лукас, спасая начальника стражи от царственного гнева.

— Что ж, я давно полагала, что кражи сии обычными не назовешь. Поведайте мне о том, что вы узнали, сеор Лукасо, — резко успокоившись, как будто и не было в ее очах угрозы бури, королева кивнула в сторону диванчика, предлагая Хорхесу и магу садиться, а сама опустилась в кресло на небольшом возвышении. — И можете называть меня Бъянхе, не пристало посланцу богов быть столь церемонным с простой королевой.

— Благодарю за оказанную честь, ваше величество, — отозвался Лукас, присаживаясь. — Уважение, испытываемое мною к вам, безгранично, но я с удовольствием приму ваше великодушное предложение, ибо имя Бъянхе ласкает мой слух мага. Это истинно ваше имя. В нем и безграничность небес, и грозная молния, и вихри силы.

Королева польщенно улыбнулась и с достоинством заметила:

— Это одно из старинных имен нашего рода. И знаете, из всех семи, что дал мне при рождении отец, я всегда предпочитала именно его.

— А все потому, что ваша чуткая душа правильно воспринимает гармонические вибрации мира, — восторженно подтвердил Лукас.

В это время на Хорхеса напал неожиданный, но весьма суровый приступ кашля. Поняв «тонкий» намек военного, маг счел нужным вернуться к делам и представить королеве краткий отчет о проделанной командой посланцев работе, а также о требованиях призрака.

— Как вы считаете, Лукасо, мы можем получить библиотеки назад, не исполняя просьбы духа? — уточнила предусмотрительная королева, выслушав рассказ мага.

— Нет, насколько я понял со слов магистра Альмадора, в Забытый Город путь живым заказан, — с сожалением констатировал Д'Агар. — А те более великие силы, которыми мы располагаем, в вашем мире применять нельзя. Таково предупреждение богов! Это может привести к нарушению баланса энергий.

— Стало быть, нам придется принять предложения этого призрака. Но не будет ли это слишком опасно для моих подданных? Не возбудит ли чрезмерных сплетен, волнения, волны страха?

— Мы затрагивали этот вопрос, Бъянхе, и сеор Рогиро уверил нас, что призраки и сами не слишком охотно идут на контакт с живыми. Свое бестелесное общество они никому не навязывают. Духи могут принимать совершенно невидимую бесплотную форму и бывать там, где захотят, не тревожа непосвященных. Вам достаточно будет только осведомленности немногих избранных, обладающих достаточным дарованием для ощущения потустороннего присутствия.

— Разумно, — согласилась королева, уже что-то мысленно прикидывая.

— Единственное, на чем Рогиро Гарсидо настаивал весьма твердо, — это королевская гарантия защиты призраков, пребывающих в разрешенных по новому договору местах, от заклинаний изгнания и порабощения со стороны магов, — продолжил Лукас. — Сеору очень не по нраву пришлось выдворение из библиотеки, где он с удовольствием проводил время, знакомясь с новинками литературы.

— Надо же… — Королева невольно усмехнулась, недоверчиво покачав головой. — Дух самого Рогиро Гарсидо. Блестящий сеор Рогиро — моя первая детская любовь. Когда я была еще девочкой, наслушавшись рассказов, частенько сбегала от нянек к нише с его парадным портретом. Он и сейчас на том же самом месте висит. А биография этого сеора честолюбивым романтикам головы кружит в наши дни преизрядно. Такая карьера, множество дарований во всех сферах и бешеный успех у дам. У этого мужчины было все, что только можно пожелать. Может, именно поэтому он не обрел покоя по сей день. Не пойти ли и мне познакомиться с духом Рогиро?

Хорхес едва сдержал негодующее фырканье. Не каждому кумиру удается удержаться на пьедестале, если почитатель узнаёт, что тот, обратившись в призрак, пугает ночами его любимую девушку.

— Ваша воля, Бъянхе, — ответил Лукас. — Но я должен сказать вам еще кое-что: призрак просил передать слова о судьбе содержимого тайника за картиной.

— Что? — небрежно спросила королева, но маг заметил, как за этой нарочитой небрежностью проскользнули нотки нервного напряжения.

— Он его сжег. По словам Рогиро, так поступил бы любой истинно благородный сеор, заботящийся о чести дамы, — спокойно процитировал маг, хотя в глубине души просто умирал от желания узнать, что же хранилось в тайнике. Может, письма, компрометирующие королеву, или какие-то вещи того же рода?

— Ах вот как… — протянула Бъянхе.

— Там было что-то важное для вас? — прощупывая почву, участливо осведомился маг.

— Нет, не стоящие внимания безделицы, — небрежно отмахнулась королева.

Отмахнуться-то отмахнулась, но внимательному наблюдателю было видно, что Бъянхе серьезно оскорблена и вдобавок смущена. Маг еще более уверился в своей версии об интимной переписке.

— Призрак Рогиро Гарсидо ждет подтверждения гарантий в библиотеке. Вы пойдете туда вместе с нами прямо сейчас, ваше величество? — въедливо уточнил Хорхес.

— Право, не знаю, — словно бы задумалась королева, и Лукас понял, что теперь Бъянхе отчаянно ищет способ избежать встречи с духом, но не уронить при этом свое достоинство. — Нет, я не буду присутствовать на переговорах. Все-таки Рогиро — только призрак, да вдобавок по сути вор. Не пристало правительнице государства вести с ним переговоры лично.

— Разумное решение, — лаконично одобрил умозаключение ее величества маг, понимая, что женщина сейчас нуждается в поддержке такого рода. — Осмелюсь заметить, что сеор Рогиро показался мне существом гордым и самодовольным без меры.

— Что ж, быть по сему. — Бъянхе облегченно улыбнулась и, поднявшись с кресла, подошла к бюро. — Достанет с него и бумаги за моей подписью и печатью.

Взяв в руки перо, весьма напоминающее по цвету оперение рокх, хотя вряд ли в Ильтарии этих птичек пускали на писчие принадлежности, королева некоторое время быстро писала. Присыпав чернила мелким речным песком, она разогрела палочку красного сургуча на свече и поставила на бумаге оттиск своего перстня-печатки с правой руки. Помахав в воздухе листком, Бъянхе, не сворачивая, протянула его Лукасу для прочтения.

«Я, Бъянхе, королева Ильтарии и пр. и пр., одобряю и признаю законными просьбы духа Рогиро Гарсидо, высказанные в разговоре с посланцами Совета богов. Повелеваю и даю полномочия магистру Альмадору — придворному магу Кантерры, председателю малого круга Посвященных, ректору Университета Магиков, Сарии Айос — главному королевскому библиотекарю, высшему жрецу Зидоро Гарсидо и сеору Хорхесу Гарсидо — начальнику нашей стражи, составить от моего имени соглашение, которое будет подписано и вступит в силу немедля, как только возвратятся в библиотеки похищенные призраком книги».

Лукас быстро пробежал глазами строки документа и одобрительно кивнул, понимая, что королева ограничила круг составителей соглашения уже сведшими знакомство с призраком людьми.

— В высшей степени предусмотрительно, ваше величество! Одно меня только озадачивает, — признался маг.

— Что же, сеор Лукасо? Я что-то упустила? — полюбопытствовала королева и с кокетливой улыбкой добавила: — Если так, не взыщите, это первое соглашение с призраками за всю историю Ильтарии.

— О нет, изложено все превосходно, четко, кратко и точно, — откликнулся маг, возвращая королеве документ. — Но, умоляю, удовлетворите мое любопытство, почему же ваше прошение в Совет богов было создано в столь причудливом стиле, что, пока мы разобрались, чего же именно желают податели сего документа, времени пролетело изрядно?

— Я же говорил, проще писать надо было, — едва слышно буркнул Хорхес.

— Таков высокий стиль ильтарийских летописей зигитианского жречества, принятый издавна, — слегка виновато ответила королева. — Мы решили, что именно так и надлежит взывать к богам, чтобы они откликнулись.

— Решили не мы, а вы с Зидоро, — снова тихо, с легким злорадством добавил начальник стражи.

— Ясно, — обреченно покивал Лукас, понимая, что своими утренними мучениями он обязан исключительно костным обычаям, и очень жалея о том, что доставившему им столько хлопот призраку не придется продираться сквозь причудливые дебри словес, тщась понять хотя бы то, согласилась ли королева Бъянхе с его требованиями или отказала наотрез.

— Хорхес, доставьте эту бумагу сеору Рогиро, кому как не родственнику ее должно вручать, и можете приступать к работе над соглашением. Чем быстрее все будет улажено, тем лучше! — властно промолвила королева, вручая свиток сеору, тот принял его с коротким поклоном. — А вы, Лукасо, не могли бы задержаться и объяснить мне, как именно следует составлять обращения к Совету богов. Никто не предскажет, когда это может понадобиться в следующий раз. Долг королевы — заботиться о благе потомков, — уже совсем другим тоном на грани интимной игривости обратилась Бъянхе к магу.

— Почту за честь просветить ваше величество в этом вопросе, — галантно отозвался мосье Д'Агар.

Хорхес спокойно направился к двери, прекрасно понимая, что его просвещать относительно правил составления прошений никто здесь, к счастью, не намерен. А королеве лишние свидетели в таком конфиденциальном деле совершенно не надобны.

— Эй, Лукас, — откашлялось пространство у мага над головой. — Драные демоны, мне жутко жаль это говорить, но пошел бы ты лучше сейчас в библиотеку. Там такое творится! А королеву потом просветишь, успеется!

Маг резко выдохнул воздух через плотно стиснутые зубы, чтобы сдержаться и в присутствии дамы не начать объяснять Связисту все, что он думает по поводу его вмешательства, вероятных потомков и предков на глубину в семь колен, если они вообще бывают у Сил.

— Что такое? Сеор Лукасо? — забеспокоилась Бъянхе, когда Лукас нахмурился и замер, словно сосредоточенно прислушиваясь к чему-то потустороннему.

— Простите, Бъянхе, но сейчас я вынужден вас оставить, Высшие Силы рекут, что должен я немедля отправиться в королевскую библиотеку, — исполненным суровой скорби голосом ответил ее величеству маг. — Но я обязательно вернусь, чтобы закончить наш разговор о составлении прошений, обещаю!

— О, конечно! — исполненная благоговения от того, что лицезрела мгновения общения мага с Высшими и грозными Силами, незамедлительно согласилась королева. Но своего разочарования Бъянхе все равно была скрыть не в силах, провожая тоскливым взглядом изящного таинственного мага-красавчика, выскользнувшего из ее железных ручек.

Очень неохотно покинув женщину — а какой бы мужчина при условии здоровья телесного и традиционной ориентации убежал в такой ситуации со всех ног, — Лукас уже в коридоре догнал шедшего стремительным шагом Хорхеса. Свиток с королевским письмом сеор торжественно нес в руке. Метнув на мага озадаченный взгляд, — чего это он так быстро управился? — но не сказав ни слова, начальник стражи продолжил путь в ночной тишине дворца.

Когда сеоры оставили королеву в одиночестве, она нервно прошлась по комнате, приблизилась к бюро, вытащила из-под стопки чистых листов тот самый, на котором писала до прихода мужчин, и пробежала написанное глазами. Потом, закусив с досады губу и совершенно не по-королевски, но зато истинно по-женски всхлипнув, Бъянхе ожесточенно разорвала бумагу на мелкие клочки и выбросила в корзину для мусора под бюро. Похоже, кто-то очень расстроил ее величество.

У дверей библиотеки по-прежнему несли караул двое молодых мускулистых парней-стражников, вот только их привычное умиротворенное спокойствие, какое бывает на ночных тихих дежурствах, где всех занятий-то — стой да в потолок поплевывай, сменилось странным волнением.

— Что? — тут же насторожившись, требовательно бросил вопрос Хорхес еще прежде, чем к нему обратились с докладом.

— Там в библиотеке что-то странное творится, сеор, звуки подозрительные раздаются. Сначала вроде бы музыка была, но какая-то уж очень диковинная, не наша. Искры цветные вылетали, — изо всех сил пытаясь не выдать своего страха, отчитался стражник, вытянувшись в струнку.

— Но вы приказали не входить, вот мы и не заглядывали, — добавил второй парень, метнув опасливый взгляд в сторону дверей. Видно было, что парни предпочли бы сейчас иметь между своими спинами и чем-то странным в библиотеке преграду попрочнее дверных створок, желательно что-нибудь монолитное и толщины преизрядной.

Хорхес кивнул, одобряя действия стражи, и вошел вместе с заинтригованным Лукасом внутрь, тщательно прикрыв за собой опасно тонкую дверь. Никакой музыки и летающих искр внутри не было, зато и в третьей зале, и во всех прочих, что миновали вошедшие, вся мебель, люди (Зидоро, Альмадор, Гал) и даже призрак Рогиро переливались разноцветными колдовскими огоньками величиной с мелкое конфетти.

— Наконец-то, — облегченно выдохнул Гал, шагнув навстречу Лукасу, — бедолаге даже на опасный миг показалось, что его сейчас могут стиснуть в крепких объятиях.

На лице воина была написана редкостная для него незамутненная радость от появления мага.

— Что-то случилось? А где Элька, Рэнд и Сария? — поинтересовался мосье, с интересом эстета оглядывая сияющую искорками библиотеку.

— А то ты сам не видишь? — разом утратив всю радость, фыркнул Гал, а потом мстительно добавил, мотнув головой в сторону соседнего зала: — Вон летают птички!

С визгом и хохотом из одного зала в другой пронеслась троица летунов, играющих в воздушный вариант салок. Увидев у себя над головой парящую раскрасневшуюся от игры Сарию, Хорхес только выдохнул с беспокойством:

— Благая Зигита! — и замер неподвижно, не зная, что предпринять.

— О Лукас, явились уже? А то тут Элька совсем по тебе заскучала, звала даже поначалу, пока я ее развлекать не начал! — выпалил Рэнд.

— Привет! Как дела? — ухватив кончик шарфа вора, оживленно уточнила Элька у Лукаса и Хорхеса разом.

— Мы доставили письмо королевы. Если говорить кратко, все просьбы призрака сеора Рогиро приняты к сведению, и по возвращении книг сеорите Сарии, сеорам Зидоро Хорхесу и Альмадору поручено составить соглашение с их учетом, — отозвался Лукас и с веселой озадаченностью спросил: — Но, мадемуазель Элька, почему вы все летаете?

— Потому что хочется, — объявила, встряхнув головой, девушка и потянула за шарф Рэнда, от чего тот завертелся в воздухе юлой, вопя в шутливом возмущении, и, ухватив за юбку висящую рядом Сарию, закрутил и ее, к вящему восторгу девушки, никогда не знавшей воздушных каруселей.

— Позвольте ознакомиться с документом ее величества, — попросил в это время призрак, подлетая к вернувшимся «делегатам», и Хорхес не глядя всучил ему свиток с королевской печатью. Куда больше, чем все привидения и пропавшие библиотеки разом, начальника стражи сейчас волновала Сария, которая, перестав кружиться, упоенно повествовала у него над головой о небывалом удовольствии от волшебных полетов.

— Боюсь, это моя вина, сеор Лукасо, — извинился пожилой магистр, разводя руками. — Я предложил вашим коллегам пожевать листочки мятного перчика, освобождающего сознание перед заклинаниями, но совершенно без злого умысла. Я не мог предположить, что это вполне невинное магическое растение вызовет столь странную реакцию у сеориты Эльки.

— Не извиняйтесь, сеор Альмадор, это же так забавно! — рассмеялась девушка. — Как будто сны сбываются!

— Странные сны: сыпать искрами, наколдовывать безумную музыку и заставлять летать других! Безобразие! — буркнул Гал и категорично потребовал у Лукаса: — Сними их оттуда сию секунду, ты же маг!

— Oui, но не хаотический колдун, — небрежно огрызнулся Д'Агар, продолжая изучать обстановку колдовским зрением, а потом осведомился у магистра Альмадора: — Как долго ощущается эффект мятного перчика?

— По-разному, — прикинул сеор волшебник, — точно никто не подсчитывал. Ведь листочки только помогают сознанию подготовиться к творению чар, а дальше уж у привычного мага все само собой получается, а неучу и куст свежих мятных перчиков не поможет, пусть хоть с корнями съест.

Выслушав Альмадора, мосье Д'Агар кивнул, показывая, что все понял, и вежливо предложил Эльке:

— В таком случае, я думаю, вам, мадемуазель, и правда лучше спуститься, не дожидаясь, пока наложенные чары перестанут действовать!

— Не хо-чу! — ликующе закричала Элька. — Когда еще в следующий раз полетать доведется?

— Хватит разговоров. Просто опусти их всех на пол! — рявкнул Гал магу.

— Зануда! — Элька показала воину язык, но на всякий случай подлетела повыше, к Рэнду, чтобы высоченный Гал не смог ее достать своими длинными руками.

Осознав, что воин если не в тоне, то в сути прав, Лукас и впрямь прекратил переговоры, решив перейти к радикальным мерам. Отойдя подальше от антимагического воителя, маг сцепил пальцы рук на уровне груди и, шепча себе под нос, быстро-быстро зашевелил ими, словно перебирая или связывая нечто невидимое. Когда сеть из силовых жгутов была приготовлена, Лукас выбросил ее из правой руки вверх и аккуратно накрыл всех летунов. Потом осторожно потянул вниз, но вместо того, чтобы опустить Элькину компанию на пол, сам, нелепо взмахнув руками, запутался в магической сети и подлетел вверх. Славно, так что искры из глаз посыпались, приложившись головой о деревянные панели потолка, Лукас тихонько взвыл от боли, но нашел в себе силы порадоваться тому, что тянул сеть медленно, в противном случае уже сейчас Элька с Рэндом развлекались бы, соскребая пятно с потолка.

— О, в нашем отряде прибыло! — обрадовался вор. — Теперь можно играть в салки парами!

Гал смерил мага красноречивым взглядом из серии «И ты, Брут!».

Виновато пожав плечами, спеленутый нитями маг затрепыхался, распутывая невидимое, но очень крепкое плетение сети, цепко удерживающее его, словно бабочку в паутине, в подвешенном состоянии. Хорошо хоть голодных гигантских пауков поблизости не водилось. Зато оказались в наличии Элька и Рэнд, с веселым интересом следящие за загадочными манипуляциями приятеля. Даже Сария тихонько захихикала. Отлично представляя, как нелепо он выглядит со стороны, мосье слегка покраснел. Наконец, высвободившись из самодельной ловушки, Лукас мягко спланировал вниз. Поправив растрепавшуюся прическу и одернув камзол, он спокойно пояснил, стараясь вернуть себе хоть часть утерянного достоинства:

— Mille pardons, Гал. Мои заклинания слабее хаотической магии, и, соприкасаясь с ней, искажаются. Я предпочту не рисковать с другими чарами, чтобы не навредить никому из присутствующих.

— Ясно, — буркнул воитель, понимая, что действенной помощи от мосье на сей раз не дождаться.

— Он не хочет играть в салки, — капризно, словно карапуз, у которого в песочнице отобрали совочек, пожаловался Эльке Рэнд, следя за ретирадой Лукаса.

— Не расстраивайся, я буду гонять тебя за двоих! — ласково утешила вора девушка.

Но прежде чем они умчались продолжать игру, маг, задрав голову к потолку и призвав на помощь все свое обаяние, дипломатично заметил:

— Мадемуазель Элька, Рэнд, сеорита Сария, я умоляю вас, спускайтесь! Подумайте, вы уже не рассыпаете искры и не звучит музыка, значит, действие мятного перчика кончается! Элька, не позвольте магии, властвующей над вашим настроением, влиять и на вашу способность рассуждать, перед которой я всегда преклонялся! Если вы останетесь в воздухе, когда хаотическая магия утратит силу, вы можете пострадать!

— Элька, он прав, постарайся спуститься, — украдкой порекомендовал Связист, тактично ограничив звучание своего совета только слухом девушки.

Пылкое воззвание мага прошло мимо ушей большинства беспечных летунов. Только Элька, все-таки прервав игру с Рэндом и Сарией, чуть нахмурилась и небрежно ответила:

— Ты не понимаешь, Лукас, если следовать литературному первоисточнику, пока у нас веселое расположение духа, мы не можем спуститься. Именно смех, помимо волшебной пыльцы, держит нас в воздухе, придает летучести!

— Спускайся сию минуту, негодница! — рявкнул Гал, сделав очередную попытку решить проблему по-своему, испортив девушке настроение банальным окриком в лучших традициях всех далеких от педагогики субъектов.

Элька бросила взгляд на сердитую физиономию маячившего внизу воина и буквально закатилась хохотом, от чего тут же подлетела еще выше, поучительно бросив магу, украдкой потирающему здоровенную шишку — награду за свидание с потолком:

— Ну вот! Видишь? У тебя есть предложения, чем нам можно испортить настроение? Если получится, то действие пыльцы можно не учитывать.

— Жаль, что Сария тебя больше не боится, а то не пришлось бы долго искать, чем ее пугать, — фыркнув, ехидно обратился Рэнд ко вновь присоединившемуся к летунам Рогиро. Призрак уже ознакомился с документом королевы и передал его для изучения потенциальным членам согласительной комиссии: магистру Альмадору и Зидоро.

— Вы, люди, и без духов себе проблем и огорчений достаточно находите, чтобы вам осложнять жизнь, — несколько оскорбленно огрызнулось элегантное привидение.

— Что есть, то есть, клянусь Джеем, — честно согласился Рэнд. — Вот только этих проблем столько, что, пока будешь выбирать, какой именно себя расстроить, поневоле запутаешься и захохочешь. — Вор снова подавился смешком.

— Успехов, — процедил все еще обижающийся Рогиро и, почему-то переглянувшись с Элькой, сказал: — Пока вы подыскиваете подходящее огорчение, я, пожалуй, положившись на слово королевы, займусь возвращением книг. Позвольте откланяться, сеоры и сеориты, до скорой встречи. Я обязательно явлюсь через несколько минут.

Все еще пребывая в воздухе, Рогиро отвесил изысканный поклон всем присутствующим и истаял из реальности библиотеки. В конце концов, вняв настойчивым просьбам в хоровом исполнении Лукаса, Хорхеса и Зидоро с Альмадором, «летчики» закрыли глаза и, стараясь убрать с лиц предательски выплывающие улыбки, сосредоточились на списке потенциальных огорчений, бед, трагедий, несчастий и прочих жестоких ударов судьбы.

Первому удалось приземлиться Рэнду, не то потому, что печалей в его жизни было больше, не то потому, что вор все привык делать быстро. Он мягко спрыгнул аккурат в стоявшее у стены обширное кресло, в котором с лихвой могло поместиться три таких же худых экземпляра.

Потом резко ринулась вниз в предусмотрительно раскрытые Хорхесом объятия Сария. Не делая попыток освободиться, девушка затихла в крепком кольце рук, слушая, как начальник стражи шепчет ей на ушко что-то ласковое. Наверное, хаотическая магия действительно уже прекращала свое действие, поскольку от слов Хорхеса по лицу девушки расплылась блаженная улыбка, но в воздух Сария больше не взмывала. Она смущенно кивнула в ответ на сказанное мужчиной и счастливо вздохнула, чуть покраснев. Хорхес тоже улыбнулся с гордым и одновременно ошалело счастливым видом, еще крепче прижав к себе библиотекаршу.

Последней соприкоснулась с грешной землей Элька, представив в своем богатом воображении до жути реальную картинку того, как она сейчас проснется в своей постели от звона будильника и обнаружит, что пора собираться на надоевшую хуже горькой редьки работу к зануде Никифоровичу. С облегчением оглядев ставшие такими родными физиономии Лукаса, Гала и Рэнда, Элька удовлетворенно вздохнула.

— Знаешь, Гал, философы и ученые правы, все в мире, оказывается, относительно. Бывают мгновения, когда я даже на твое лицо смотрю с радостью, — чистосердечно призналась Элька, одарив и Гала, и Рэнда, и Лукаса лукавой душевной улыбкой.

Стоило только вообразить, что на самом деле она никогда не встречала изысканного ироничного мага мосье Д'Агара, пронырливого ехидного Фина, сурового, но надежного, как скала, нелюдима Гала, непутевого умника Макса и чуткую, хрупкую, словно молодая рябинка, эльфийку Мирей, как почему-то тоскливо щемило сердце и невообразимо больно и пусто становилось на душе.

— Пороть тебя в детстве некому было, — на удивление добродушно буркнул Гал, почему-то слегка смутившись.

— Да уж, родители не осмеливались, а старшего брата они, к счастью, на свет не произвели, — хихикнула Элька.


Содержание:
 0  Божий промысел по контракту : Юлия Фирсанова  1  ГЛАВА 1 Третий звонок : Юлия Фирсанова
 2  ГЛАВА 2 Знакомство : Юлия Фирсанова  3  j3.html
 4  ГЛАВА 4 Крик в ночи : Юлия Фирсанова  5  ГЛАВА 5 Проверки на прочность : Юлия Фирсанова
 6  ГЛАВА 6 Особенности создания Хранителя Снов в темное время суток : Юлия Фирсанова  7  ГЛАВА 7 Об обидах скрытных мужчин и девичьих секретах : Юлия Фирсанова
 8  ГЛАВА 8 Проблемы нравственности и двуличности : Юлия Фирсанова  9  ГЛАВА 9 Один немаловажный разговор : Юлия Фирсанова
 10  ГЛАВА 10 Сборы : Юлия Фирсанова  11  ГЛАВА 11 Явление в Храме Зигиты : Юлия Фирсанова
 12  ГЛАВА 12 Забытая библиотека : Юлия Фирсанова  13  ГЛАВА 13 Дорожные происшествия : Юлия Фирсанова
 14  ГЛАВА 14 К расследованию приступить! : Юлия Фирсанова  15  ГЛАВА 15 Опрос свидетелей : Юлия Фирсанова
 16  ГЛАВА 16 О практической пользе психологии : Юлия Фирсанова  17  ГЛАВА 17 Ловушка для призрака : Юлия Фирсанова
 18  ГЛАВА 18 Развлечения и ожидания : Юлия Фирсанова  19  вы читаете: ГЛАВА 19 Королевские разочарования : Юлия Фирсанова
 20  ГЛАВА 20 Прощальная : Юлия Фирсанова  21  ГЛАВА 21 Маленькие домашние проблемы : Юлия Фирсанова



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.