Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 20 Прощальная : Юлия Фирсанова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




ГЛАВА 20

Прощальная

Пока опускали летунов на грешную землю, вернее, на пол библиотеки, и снова обсуждали волю королевы и предложения призрака, в воздухе что-то подозрительно зашуршало. Пришедший было в относительно благодушное настроение Гал устало насторожился, рука привычно легла на эфес скучавшего сегодня в ножнах меча. Кто знает, чего еще можно ожидать в этом мире после полетов, искр и дурацких песенок, заводной мотив которых, как назло, навяз на зубах? Может, все-таки настоящего боя?

А шуршание неожиданно стихло, последовали дробный перестук и звук глухого удара, от которого основательно сотряслись стены помещения. Стража у дверей, наверное, окончательно выпала в осадок. В библиотеке стало неожиданно тесно. Вся громада стеллажей мгновенно оказалась заполнена под завязку, полки прогнулись под привычной тяжестью фолиантов.

— Ого! — изумленно выдохнул Рэнд.

— Наконец-то! Они вернулись! — радостно захлопала в ладоши Сария, одарив Хорхеса персонально и всех присутствующих в целом счастливым сияющим взглядом.

— Он улетел, но обещал вернуться! — вслед за библиотекаршей автоматически процитировала Элька, обожавшая мультфильмы и книжку про Карлсона. — Милый, милый Рогиро!

— Сеор Рогиро сдержал свое слово, во всяком случае, относительно королевской библиотеки, — сдержанно подтвердил Зидоро. — Остается только надеяться, что книги вернулись и в другие места.

И тут же амулет в виде синего полумесяца, что висел на цепи на груди магистра Альмадора, начал ярко вспыхивать, словно маленький электрический фонарик, и назойливо зудеть, как гигантский, метра на полтора, комар-мутант. Волшебник поспешно накрыл полумесяц ладонью. Сияние амулета погасло, и садистский зуммер, от которого сводило челюсти, смолк.

«Перевел в режим вибрации», — «догадалась» Элька.

Альмадор на пару минут замер, словно прислушиваясь к речи невидимого и неслышимого посторонним собеседника, потом удовлетворенно ответил:

— Хвала всеблагой Зигите, я рад, магик Вильхе, что все улажено. Вы правильно сделали, что побеспокоили меня в столь поздний час, все равно я еще не ложился. Возьмите на себя труд оповестить утром других членов Совета. Порадуйте их этим известием и оставьте для студентов и ректората «сообщение-вспышку» на стене новостей в главном холле Университета.

Сняв руку со вновь ставшего обычным украшением амулета, магистр довольно оповестил общество:

— Ночной дежурный-заклинатель по Университету доложил, что библиотека магиков тоже вернулась на свое место.

В это время что-то резко постучало в окно библиотеки. Учитывая ее расположение на третьем этаже дворца, Элька очень удивилась, гадая, кто бы это мог быть: то ли нагрянула очередная партия вежливых привидений, то ли в Кантерре популярны экстремальные виды спорта вроде лазания ночью по стенам дворца. Да и Карлсонов никто не ждал. Зидоро первым рванулся вперед, отдернул тяжелую штору и, повозившись с защелками, одна из которых все-таки умудрилась порвать ему рукав многострадальной сияющей искрами хламиды, распахнул окно. В слабом свете звезд компания разглядела только две блестящие бусинки глаз и комок чего-то темного. Секунду спустя в комнату вместе со свежим ночным ветерком влетела птица рокх и, приземлившись на плечо жреца, потянула за прядь волос в опасной близости от уха мужчины. Видно, вежливо здоровалась. Зидоро почесал хохолок посланца и приготовился слушать.

Поерзав на своем насесте, при этом пара жемчужин со жреческого одеяния оторвалась и упала на пол, птица лукаво блеснула глазами и заговорила высоким, уже знакомым большинству мальчишеским голосом изобретательного паренька Килио:

— Высший жрец Зидоро! Это Рикаро и Килио говорят. Мы, как вы велели, у статуи Энка пол мыли, а у него на шее вдруг какая-то цепочка с маленькой деревянной ладонью оказалась. Потом он, Энк то есть, повернулся, и там снова ход вниз открылся. Мы спустились по ступенькам проверить, не случилось ли внизу чего, а там двери открыты в залу. А в ней книги на полках в нишах стоят. Страсть сколько! Это ведь забытая библиотека, высший жрец, да? Что нам делать, как ход закрыть?

Выслушав сообщение, Зидоро усмехнулся:

— Ну пройдохи, мой же приказ использовали, чтобы подольше не ложиться, режим храма нарушить. Но да Зигита с ними, все во благо. Теперь мы знаем, что мой достославный предок, — это привычное выражение на сей раз прозвучало в устах потомка с некоторой издевкой, — свою часть договора выполняет честно. Он вернул на место и храмовую библиотеку.

— И даже более — ключ к безопасному проходу по ней! — горячо воскликнул Лукас, потирая бровь. — Цепочка с ладонью на груди статуи — вот что не дает включаться чарам охраны! Мне следовало сразу догадаться! Талисман ведь должен нейтрализовать защиту полностью, чтобы библиотеку могли посещать все желающие, или по необходимости оберегать только жреца, не снимая общей охраны. Очень остроумное решение!

— Пожалуй, — согласился высший жрец и, погладив птицу, сказал: — Спасибо, милая! Передай, пожалуйста, мальчикам: «Ничего в библиотеке не трогайте. Никого не будите. Энка ударьте по заду. Это должно закрыть ход. Аккуратно снимите цепочку с ладонью и положите на стол у меня в кабинете. Сами тотчас ложитесь спать».

Птица с достоинством кивнула, ласково клюнула жреца в ухо и, заорав «рокх», вылетела в окно, которое Зидоро тщательно закрыл за почтальоншей. Библиотеку только вернули, нечего очередным похитителям лазейки оставлять.

Призрак продолжал действовать в рамках соглашения. А в королевской библиотеке, к несказанной радости Сарии, все вернулось на круги своя. Не веря такому счастью, девушка, покинув ненадолго Хорхеса, носилась вокруг полок и, что-то восклицая, бережно оглаживала корешки книг. В ожидании призрака Лукас решил взяться за ликвидацию физических следов сотворенного заклинания, изрядно модернизировавшего расцветку мрамора на полу. Маг прошел к октаграмме, встал рядом с ней, сложив пальцы рук опрокинутым ковшиком, и резко выдохнул, смыкая ладони и снова складывая их лодочкой:

— Эльа есьлаи-и-веш!

Со стороны казалось, что маг собрал в свой «ковшик» с пола нечто невидимое. Наклонившись, Лукас взялся за рукояти ножей и выдернул их из пола. Мрамор легко выпустил ритуальное оружие и тут же, словно живой, сомкнулся снова, не оставив никаких следов. Ножи оказались девственно-чисты, словно ими никогда и не пускали кровь почтенным сеорам Гарсидо. Перекинув ножи в правую руку, маг описал ею в воздухе некую угловатую фигуру или знак над октаграммой. Линии ее посветлели, а затем быстро, словно кто-то провел гигантским ластиком или пятновыводителем, исчезли с пола вместе с мягкими лепешками воска, оставшимися от прогоревших ритуальных свечей. Только в воздухе сохранился аромат меда, хвои и грозовой свежести. Теперь на чистом полу стояла лишь одинокая изящная чаша.

Лукас нагнулся и подобрал ее. Прежде чем маг убрал предмет в свой бездонный чемоданчик, Хорхес и Зидоро, так сказать, кровно заинтересованные свидетели дела, успели заметить, что пиала абсолютно чиста. Видимо, заклинание вызова осушило ее до дна.

Упаковав в чемоданчик инвентарь, мосье Д'Агар оглядел помещение, досконально проверяя, не упустил ли чего. Что ж, за исключением неуничтожимых последствий забав хаотической колдуньи — намертво въевшихся в обстановку искорок-блесток, придававших залам новый колорит, — в библиотеке не осталось никаких следов деятельности команды посланцев Совета богов.

Теперь оставалось только дождаться возвращения призрака Рогиро Гарсидо и услышать из его высокородных уст слово-подтверждение тому, что все похищенные книги возвращены на исторические места. После этого первое задание команды можно было считать выполненным.

— Сеоры, сеориты, прошу прощения за то, что заставил вас немного подождать. — Галантный сеор Рогиро нарисовался у самых дверей, как и положено всем воспитанным призракам. — Я вернулся сразу, как только исполнил свою часть договора и уладил некоторые дела. Позвольте представить блестящему обществу моего спутника.

Рогиро повел рукой в сторону, и все увидели, что он действительно заявился не один. Рядом с сеором проступили очертания другого духа явно мужского пола в каком-то неопределенном одеянии серого цвета. Похоже, этот дух уделял своему гардеробу куда меньше внимания, нежели Рогиро.

«Блестящее общество», судя по неуничтожимым искрам, осевшим на одежде, блестящее в прямом смысле этого слова, с интересом принялось изучать очередного визитера из тонкого мира. Длинные волосы призрака находились в таком беспорядке, что более всего походили на заброшенное воронами гнездо, именно заброшенное, ибо обжитые гнезда выглядят куда более аккуратно, а длинный нос был весьма выдающейся частью лица. Над левой бровью привидения темнело какое-то пятно в виде треугольника. Внимательные цепкие глаза духа изучали общество.

— Сеор Даньелио Феро, — объявил Гарсидо, — выразил желание принять участие в составлении соглашения.

— Тот самый гениальный Даньелио? — восторженно выдохнула Сария, захлопав в ладоши. Рецепт, выписанный Элькой, оказался правильным, и библиотекарша полностью исцелилась от своей детской боязни привидений. — Великий сочинитель, прозванный Меченым?

— Да, юная сеорита. — Польщенный таким горячим приемом, поклонился девушке призрак. — Рад, что мои скромные труды еще не преданы забвению. Не думал, что им будет суждена столь счастливая участь.

— На твоем месте, Сария, я не слишком бы радовался появлению сеора Даньелио. Если мне не изменяет память, он прославился не только как гениальный поэт, но и самый прожженный и въедливый законник Ильтарии, за что в конце концов и пострадал, — иронично заметил Зидоро и кивнул Рогиро: — Вы выбрали себе прекрасного помощника, сеор предок.

— Благодарю, — с достоинством принял комплимент призрак, обменявшись с Феро быстрыми улыбками. — Но вы ошиблись, сеор Даньелио — не мой помощник. Он по праву представляет здесь всех призраков Ильтарии, заинтересованных в составлении соглашения, и готов приступить к работе.

— Скажите, а призраки могут являться днем? — внезапно полюбопытствовала Элька, заметив, как украдкой трет уставшие глаза пришедшийся ей по сердцу магистр Альмадор. Пожилому волшебнику, очевидно, было недостаточно запаса бодрости, даруемого листьями мятного перчика, и усталость дня начинала сказываться все сильнее. Как ни бодрился магистр, а возраст давал о себе знать.

— Конечно, мы не ведаем физического изнеможения и можем являться в любое время суток, — ответил Рогиро, прервав свою речь для ответа девушке.

— Вне зависимости от представлений суеверных девиц и любящих страшные сплетни стариков, наша сила не убывает при солнечном свете, — добавил с едкой улыбкой на устах Феро. — Вы не с вампирами нас часом перепутали, сеорита?

Поймав властный предупредительный взгляд сеора Рогиро, Даньелио поспешно заткнулся, не став более упражняться в остроумии на заданную тему. Может, при жизни Феро, прозванный не только Меченым, но и Кантеррской Язвой, о чем тактично умолчала Сария, никого и ничего не боялся, но в посмертии поэт и законник стал явно опасаться неудовольствия сеора Рогиро.

— Я начинаю понимать, почему его прикончили, — задумчиво отметил Рэнд, наблюдая, как передернула плечиками Сария и нахмурился Альмадор.

— Тут и понимать нечего, языком трепал многовато, как и некоторые, — фыркнул Гал, метнув весьма красноречивый взгляд в сторону вора.

— Тогда, ради справедливости, не лучше ли вам отложить обсуждение соглашения на утро, позволив людям отдохнуть? — рационально предложила духам и живым Элька. — Думаю, во дворце легко отыщется место, где можно работать без помех даже днем.

— Разумное предложение, — одобрил Лукас, немного досадуя на то, что не сделал его сам, должно быть, потому, что сейчас, когда дело близилось к концу, его мысли занимал лишь упущенный шанс «обсудить составление прошений» с ее прекрасным величеством Бъянхе.

— Найдется, — тут же кивнула Сария. — Мы даже можем устроиться тут же, в одном из закрытых для посетителей залов библиотеки.

Утомившиеся за день и державшиеся бодро только за счет нервного возбуждения люди охотно согласились с соображением девушки, что работать над соглашением лучше на свежую голову. Магистр Альмадор благодарно вздохнул. Призраки тоже не возражали. Феро принял предложение Эльки, подтвердив свое согласие небрежным кивком, демонстрируя если не словесно, то жестами презрительное снисхождение к людским слабостям.

— Прекрасно! И теперь, очевидно, прекрасная Ильтария больше не нуждается в присутствии посланцев Совета богов. Ваш маленький конфликт благополучно улажен. Разрешить оставшиеся проблемы ильтарийцам вполне по силам, ибо предполагаемое соглашение является внутренним делом королевства. Совет богов вмешивать в это дело излишне, — заметил мосье Д'Агар, уместно выдав учтивую улыбку.

— Вы уже покидаете нас? Не хотите остаться погостить хоть немного? — испортив магу прощальный спич, огорчилась библиотекарша, так эмоционально всплеснув руками, что едва не уронила с носа свои колоритные очки.

Элька окинула скорбным взглядом изобилие фолиантов, покоящихся на полках, и тяжко вздохнула. Оставить библиотеку, в книгах которой ей еще не довелось всласть покопаться, было почти на грани возможностей девушки, даже учитывая силу хаотической магии.

— Да, почему бы вам не задержаться? — охотно поддержал Сарию магистр Альмадор. — Мне доставит огромное удовольствие продлить общение с коллегами. Вы могли бы стать почетными гостями Университета Магиков.

— Или храма, — тут же вставил Зидоро, резонно полагая, что посланцам богов куда логичнее остановиться именно у него, поближе, так сказать, к начальству.

— Мы бы хотели, чтобы вы были почетными гостями послезавтра на нашей свадьбе, — серьезно сказал Хорхес, нежно обнимая библиотекаршу за плечи, не дав магистру и жрецу вдоволь поспорить о привилегиях.

— Так скоро? — подняв очи к дорогому лицу, возбужденно переспросила девушка, пока изумленное и обрадованное общество приносило свои поздравления двум любящим людям, при всей этой суматохе успевшим открыть друг другу свои сердца.

— А зачем откладывать? — удивился начальник стражи. — Благословения родителей мы испросить не можем, поэтому все решать только нам самим. Или ты во мне сомневаешься? Боишься передумать?

— Никогда, — вспыхнула Сария, прижимаясь к любимому, и прошептала, потупившись: — Давай поженимся поскорей!

Элька поняла, что чувства девушки по-настоящему глубоки, настолько, чтобы быть абсолютно счастливой, прижимаясь к холодной и жесткой поверхности кольчуги, прикрывавшей грудь Хорхеса. Сама бы она на такой подвиг не отважилась.

— О, вижу настоящего бравого воина! Решительность в атаке и твердость в решениях. Молниеносный штурм — и крепость взята! Учись, Гал, пока есть возможность, — подкравшись к Эсгалу сбоку, быстро прошептал Рэнд, ткнув воина пальцем под ребра, и тут же возмущенно завопил от боли, оскорбленно потрясая ушибленной о каменные мускулы драгоценной конечностью.

— Я не собираюсь жениться, — пренебрежительно фыркнул Гал, с усмешкой следя за «маневрами» вора.

— Ну не хочешь — как хочешь, — примирительно отозвался Рэнд, решив, что никакая жена характера воина все равно не улучшит, а то как бы, чего доброго, и хуже не стало.

— Если бы не вы, не знаю, сколько еще мне пришлось бы ждать своего счастья, — честно признался Хорхес, имея в виду недавнее бесцеремонно-публичное заявление Эльки о его чувствах к Сарии и последовавшие за этим события.

Привычно приплетая к реальности божий промысел, Зидоро поучительно заметил:

— Воистину благим было явление посланцев. Они напомнили нам всем о Завете Зигиты, что гласит: «Не таи добрых чувств в своем сердце под спудом, словно скупец серебро, а дари его другим, если хочешь, чтобы возвратились они к тебе сторицей».

— А тебе лично о том, что не след женские платья носить, — тихонько шепнул вездесущий Рэнд на ушко Эльке, прыснувшей в ладонь.

— Я с радостью совершу обряд, связующий ваши души, кузен, — радуясь за родственника, продолжил Зидоро.

Рогиро, никогда не испытывавший к браку особого пиетета, откровенно заскучал. Ему Сария показалась довольно милой маленькой малышкой, но того огня, который всегда так привлекал темпераментного сеора в женщинах, девочка не излучала, а следовательно, и интереса не представляла. Поэтому призрак совершенно не понимал, чем же именно настолько понравилась его потомку библиотекарша, чтобы сделать предложение руки и сердца.

— Рады, что наш визит стал для вас столь судьбоносным, — вежливо улыбнулся Лукас, обращаясь к парочке влюбленных. — Примите и наши поздравления, сеор Хорхес и сеорита Сария. Но, к сожалению, мы не смеем более задерживаться в Ильтарии, нас ждут иные, не менее важные дела. Удел посланников быть там, где в них возникает нужда, а не там, где они быть пожелают. Но вдруг когда-нибудь — неисповедимы пути Творца — мы сможем встретиться вновь?

— Я сейчас заплачу! — фыркнул Рэнд в ответ на эту приличествующую случаю и положению посланцев патетику.

Элька заметила, что библиотекарша по-настоящему огорчилась. Чтобы как-то смягчить разочарование девушки, с которой уже успела немного подружиться за недолгое время, проведенное вместе, Элька решительно сдернула с головы прелестный шарфик-бабочку, купленный сегодня на улице за баснословную цену, а теперь еще и сияющий искрами хаотического волшебства, и сказала:

— Я тебя тоже поздравляю, дорогая! Возьми эту безделицу как подарок к свадьбе от всех нас! Быть может, его вид напомнит тебе о дне, когда мы посетили ваш мир. Пусть твоя жизнь будет такой же сияющей, радостной и легкой, как этот шарфик.

— О, — принимая подарок, растроганно выдохнула Сария, вновь сморгнув слезинки с влажных глаз. — Благодарю, сеорита Элька. Я буду носить его на счастье!

— Носи, — великодушно разрешила та, подавив невольный вздох.

Новенький, еще не успевший надоесть шарфик отдавать было безумно жалко, но Элька с давних пор помнила простую житейскую мудрость: хороший подарок должен быть именно таким, чтобы с ним было жаль расставаться. Тем более в качестве небольшого утешения в сумочке оставался еще один шарфик-бабочка.

— Меня тоже ждут не менее важные дела в ином месте. Сеоры, позвольте на прощание заметить: ваше общество доставило мне искреннее удовольствие! — вслед за компанией посланцев откланялся Рогиро.

Обождав, пока церемония прощания завершится, Лукас торжественно провозгласил:

— Нам пора в путь! Прощайте, сеоры и сеорита!

Посланники богов, собрав свои вещи, выстроились полукругом в центре зала и, досконально следуя инструкции Связиста, нажали на выданные накануне именные перстни. В златоперстой Кантерре — столице Ильтарии — стало на четыре человека, если оборотня тоже считать человеком, меньше.

В тот же самый момент магистр Альмадор хлопнул себя по лбу и с досадой воскликнул:

— Что ж я, старый пень, забыл их насчет рыбы предупредить! Ну да, может, все обойдется…


Содержание:
 0  Божий промысел по контракту : Юлия Фирсанова  1  ГЛАВА 1 Третий звонок : Юлия Фирсанова
 2  ГЛАВА 2 Знакомство : Юлия Фирсанова  3  j3.html
 4  ГЛАВА 4 Крик в ночи : Юлия Фирсанова  5  ГЛАВА 5 Проверки на прочность : Юлия Фирсанова
 6  ГЛАВА 6 Особенности создания Хранителя Снов в темное время суток : Юлия Фирсанова  7  ГЛАВА 7 Об обидах скрытных мужчин и девичьих секретах : Юлия Фирсанова
 8  ГЛАВА 8 Проблемы нравственности и двуличности : Юлия Фирсанова  9  ГЛАВА 9 Один немаловажный разговор : Юлия Фирсанова
 10  ГЛАВА 10 Сборы : Юлия Фирсанова  11  ГЛАВА 11 Явление в Храме Зигиты : Юлия Фирсанова
 12  ГЛАВА 12 Забытая библиотека : Юлия Фирсанова  13  ГЛАВА 13 Дорожные происшествия : Юлия Фирсанова
 14  ГЛАВА 14 К расследованию приступить! : Юлия Фирсанова  15  ГЛАВА 15 Опрос свидетелей : Юлия Фирсанова
 16  ГЛАВА 16 О практической пользе психологии : Юлия Фирсанова  17  ГЛАВА 17 Ловушка для призрака : Юлия Фирсанова
 18  ГЛАВА 18 Развлечения и ожидания : Юлия Фирсанова  19  ГЛАВА 19 Королевские разочарования : Юлия Фирсанова
 20  вы читаете: ГЛАВА 20 Прощальная : Юлия Фирсанова  21  ГЛАВА 21 Маленькие домашние проблемы : Юлия Фирсанова



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.